'Вопросы к интервью
28 мая 2006 г.

22.11 – 23.00

Контрудар

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Михаил Ардов, протоиерей.

Эфир ведет Нателла Болтянская.



Н. БОЛТЯНСКАЯ – 22 часа 11 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона Нателла Болтянская. Как я и обещала, в нашей студии сегодня гость «Контрудара» протоиерей Михаил Ардов. Здравствуйте.

М. АРДОВ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Работать вам сегодня за меня.

М. АРДОВ – Попробую.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Уважаемые слушатели «Эха», если вы готовы отвечать на вопросы Михаила Викторовича, пожалуйста, присылайте свои координаты. Можно их присылать либо на пейджер 725-66-33, можно присылать sms-сообщения +7(495)970-4545. Если вы не из Москвы, желательно код города, и очень приветствуется краткая информация о себе. У нас на линии город Ижевск – Александр 32 лет, врач, судебно-медицинский эксперт. Александр, вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте.

М. АРДОВ – Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Прошу вас.

М. АРДОВ – Ну, будем говорить, я думаю, о самых горячих таких, актуальных предметах. И вот первый вопрос, который бы я хотел задать Александру и прочим радиослушателям, если они интересуются. Вот как вы считаете, должны ли христиане, православные христиане, протестовать против таких произведений, как роман «Код да Винчи» и, тем паче, фильм по этому роману?

СЛУШАТЕЛЬ – Я считаю, что каждый человек сам выбирает, как ему реагировать на то или иное событие. Я считаю, что отделять художественный вымысел от изложения… в данный момент я бы назвал это истерией, которая разворачивается вокруг каждого связанного с религией художественного произведения…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну смелее, не бойтесь.

СЛУШАТЕЛЬ – Меня это крайне не устраивает, и я считаю, что в этом проявляется просто слабость той деятельности, которая… Русская Православная церковь, например, совсем не занимается посвящением, а занимается тем, что борется с некими вот низшими, не низшими, а, в общем, такими произведениями, которые ну хоть как-то освещают, пытаются осветить библейские истории, например. Нужно просвещать людей, а не бороться с теми низшими, которые пытаются как-то наследить.

М. АРДОВ – Ну, понимаете, если просвещать, то, значит, приобщать к какой-то истине. А если эта истина, как мы ее понимаем, искажается, дезавуируется, подвергается оскорблениям самое для нас святое – личность Господа Иисуса Христа, и это называется словом «кощунство», то вам не кажется, что все-таки долг каждого человека… Вот если бы оскорбляли вашу родную мать или ваших родителей, кого-то вам очень близкого, если бы про него распространяли публично печатные всякие небылицы и дрянь, вы бы встали на защиту его?

СЛУШАТЕЛЬ – Безусловно, встал бы на защиту. Но при том, что нет просвещения, при том, что даже истина, которую знают православные священники, которую знают те христиане, которая не сеется в народ… Вот если бы была точка зрения… просто все бы знали, что это так, то не было бы повода для никакой фантазии. Если бы все люди, которые, как вам кажется, являются православными христианами, приходили в церковь, и батюшка им сказал бы…

М. АРДОВ – Секундочку, мне совсем не кажется, что все люди… Я не считаю всех людей православными христианами. Православных христиан сейчас в нашей стране не более 3 процентов, ну максимум 5. Но тем не менее это достаточное число, и они, мне кажется, могут и должны возвышать свой голос.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Спасибо, Александр. У нас на линии Галина. Правильно я вас назвала?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — 49 лет, студентка Богословского института. «Убеждена, что всякое зло происходит от незнания истины с точностью и в должной мере». Здравствуйте.

М. АРДОВ – Добрый вечер. Ну вот как раз с вами будет, наверное, легче разговаривать. Вот как считаете… Я хочу коснуться вот карикатурного скандала, скандала с мусульманами. Как вам кажется, вот такие деятели, как этот господин, написавший этот роман, и режиссер, который поставил, решились бы сделать что-нибудь подобное с пророком Магометом или с Кораном, как Ружди, или они бы этого испугались?

СЛУШАТЕЛЬ – Я не думаю, что они бы испугались, потому что в таких случаях запретных тем нет. Но причина-то совершенно в другом. Дело в том, что в первые времена христианства, в первые годы христианства еще не такие карикатуры рисовались на Иисуса Христа. В свое время рисовали карикатуры на Магомета. Но первых христиан это не смущало, они не кидались с оружием на тех, кто это рисовал. Они сами подставляли себя, их тогда сжигали, их тогда бросали зверям на съедение. И они не так защищали свою веру. Веру вообще нужно защищать не так. Вера сама себя защищает. Истина, она самодостаточна, она защищает себя сама. Нужно нести людям свет истины, преподавать веру, объяснять людям веру. И тогда все остальное просто как мусор рассыплется, оно просто потеряет смысл – всякие карикатуры, всякие подобные сочинения, извращения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Что скажете?

М. АРДОВ – Я вот что скажу. Вы когда-нибудь слышали или читали поэму Пушкина «Гаврилиада»?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

М. АРДОВ – Так вот, это чудовищное кощунство, еще похуже, чем этот «Код да Винчи». Я, правда, не читал «Код да Винчи», как советский человек Пастернака, но я представляю. Вот Кураев тут говорил. Так вот, представьте себе, если бы не было бы нормальной православной империи николаевской, которую так либералы наши ругают, то это сочинение могло бы очень сильно распространиться. А так, слава тебе, Господи, оно при той славе прижизненной, которую имел Пушкин, это бы разлетелось бы по России в тысячах списках, и, так сказать, в этом бы было чудовищное поношение уж вы сами знаете чего. Так вот, вам не кажется, что против таких вещей надо ставить заслоны, и христиане должны свою истину защищать?

СЛУШАТЕЛЬ – Вопрос в том, как защищать. Если мы будем знать, мы, христиане, будем знать истину в точности и должной мере, как это говорил…(неразборчиво): «Знать пресвятейшую православную веру в точности и должной мере, а незнание этого – это есть величайшее зло, погружающее весь мир во все злые приключения и бедствия». Что касается Пушкина, то его духовник… Там много можно говорить о Пушкине, но его духовник сказал после его смерти, когда Пушкин исповедовался, он сказал: «Я бы хотел, чтобы Господь послал мне такое же покаяние, как было у Пушкина».

М. АРДОВ – Я прекрасно знаю, как Пушкин в зрелые годы терзался этим обстоятельством, что он написал эту гадость. И мало того, последнее сочинение, при жизни напечатанное Пушкиным, есть такая косвенная и очень прозрачная попытка извиниться. Он как бы от имени Вольтера пишет, так сказать, это все он придумал, именно отодвинуть от себя это кощунство.

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

М. АРДОВ — Поэтому тут речи об этом нет. Я говорю о самом сочинении и его распространении.

СЛУШАТЕЛЬ – Так вот, значит, Иоанн Кронштадтский на этот вопрос отвечал так: «Если бы мы, пастыри, были тем, кем должны быть, то этой гадости в мире, никакой вообще гадости в мире не было бы».

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Спасибо, Галина. Я напомню, что вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы», задает сегодня протоиерей Михаил Ардов. Если вы готовы отвечать на эти вопросы, присылайте на пейджер свои координаты – 725-66-33 или же +7(495)970-4545. У нас на линии город «Казань», студент Руслан задал вам даже тему — хочет поговорить о взаимоотношении мусульман и православных. Но это ваше право: говорить с ним на эту тему или на любую другую, которую вы решите. Здравствуйте, Руслан.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

М. АРДОВ – Здравствуйте. Вы знаете, я не вполне понимаю, что вы имеете в виду, потому что, вообще-то говоря, отношения мусульман и православных в течение тех долгих веков, которые протекли с того времени, когда мусульманство появилось – начало 7-го века, были самыми разнообразными. И были крестовые походы, слава Богу, все-таки со стороны католиков, а не православных. Было много всякого – были конфликты на Балканах и так далее. Поэтому очень трудно говорить. Но я вот хочу вам тогда задать самый простой вопрос. Как вы считаете, в нашей современной России, где, по-моему, очень мало православных, и истинно таких мусульман, действительно исполняющих все мусульманские предписания, тоже не так уж много, могут ли эти две религии существовать без конфликтов?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, на мой взгляд, в нынешнее время в России пытаются столкнуть мусульман и православных. Некоторым, мне кажется, выгоден этот конфликт. И все они опирают на незнание религии, на незнание веры, которую исповедуют люди. На мой взгляд, мусульмане и православные всегда жили в мире. Те же самые татары, например, уже как полтысячи лет даже вместе живут с православными в одном государстве, хотя, мне кажется, взаимоотношения их еще более поздние, можно сказать, тысяча лет. И, на мой взгляд, не надо жестко отвечать на те меры, которые пытаются разжечь конфликт между такими конфессиями, которые являются основными в России. Даже в самой вот… я как истинный мусульманин, как изучающий ислам… пророк Мухаммед всегда говорил: «Уважайте людей священных писаний. Это люди, которым были ниспосланы божественные книги – это Библия, Тора».

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Руслан. Я напомню еще раз, что вопросы в программе «Контрудар» сегодня задает протоиерей Михаил Ардов. У вас есть возможность поучаствовать в нашей передаче. Наш пейджер 725-66-33, наш номер для sms-сообщений +7(495)970-4545. Код города, если вы не из Москвы, и краткую информацию о себе не забывайте. У нас на линии москвичка Анжела, 32 года, историк. Здравствуйте, Анжела.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Прошу.

М. АРДОВ – Я думаю, что, может быть, вот стоит нам с историком еще раз вернуться к этой теме. Вот как, с вашей зрения, как вы считаете, достаточно ли в истории таких вот примеров, когда реакция церкви на кощунство Вольтера, Льва Толстого и прочих таких деятелей была разумной и адекватной?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, мое мнение таково, что иногда она была достаточно резка, что касается Средневековья, будем так говорить. Это было некое резкое выступление церкви. Но, в принципе, для человека, который верует, наверное, она была адекватна, эта реакция.

М. АРДОВ – Во все времена, да?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну в большинстве случаев я придерживаюсь такого мнения.

М. АРДОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – Пожалуйста.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Я еще раз напоминаю, у нас такая есть система, мы несколько раз напомним о том, что в гостях сегодня у программы «Контрудар» протоиерей Михаил Ардов. Если вы хотите с нами поговорить, то, пожалуйста, присылайте на пейджер свои координаты, номер пейджера 725-66-33, и номер для sms-сообщений, соответственно, +7(495)970-4545. Код города, если вы не из Москвы, краткая информация о себе очень и очень приветствуется. Вот сейчас на линии жду я соединения с Санкт-Петербургом. Но пока он… Собственно, даже не Санкт-Петербург, раздумывает у нас телефонная линия: стоит ей с нами поговорить или нет. Я еще раз напомню, что у нас в гостях Михаил Ардов, и у вас есть возможность принять участие в беседе. Здравствуйте, Андрей.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Андрей сообщил следующее: что он из Питера и что он верующий. Прошу вас.

М. АРДОВ – Андрей, как вы думаете, является ли первостепенной обязанностью церкви, иерархии, священства нравственная оценка всех событий, которые происходят в стране и в мире?

СЛУШАТЕЛЬ – Я думаю, что всех, не всех, но важных событий, я думаю, что да, является.

М. АРДОВ – Таким образом, вы, очевидно, одобряете – я имею в виду не форму, а по существу – протесты против кощунственных фильмов?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я это одобряю с той оговоркой, что хорошо бы еще при этом разъяснять суть и в чем именно, вот этой информации очень мало, зачастую идет просто оценка. Это плохо. Почему это плохо, как правило, не объясняется, и вот это проблема.

М. АРДОВ – Понимаете ли, в чем дело. У нас ведь все эти средства массовой информации, в общем-то, коммерческие. И я не думаю, что… Вот я сам видел, как дьякон, профессор Андрей Кураев, он довольно хорошо объяснял. Он прочел этот роман халтурный, и говорил о нем довольно…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А как же вы говорите, что он халтурный, если сами не читаете?

М. АРДОВ – Ну я верю тем, кто… Вот Кураеву в этом… мы с Кураевым стоим на разных позициях, но в этом вопросе я ему доверяю. Там, в частности, например, известно, что там, например, невежество этого автора таково, что он называет царя Давида сыном царя Соломона. То есть путает сына с отцом.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Давид Соломонович такой.

М. АРДОВ – Да, Давид такой Соломонович. Вот. Но это в данном случае не важно. Понимаете, тут вот такая проблема. Ведь, понимаете, я, например, на своем приходе в прошлое воскресенье на эту тему говорил проповедь и объяснял, так сказать, что-то такое. Но ведь, повторю, мы помним, что ходят-то в церковь 3 процента. А вот как остальные? Как церковь может объяснить остальным гражданам нашей веселой страны вот свою точку зрения и неправильность подобных сочинений?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну я думаю, что нашей церкви хорошо бы увеличивать различные формы встреч, или информирования, или работы с людьми. Есть слабые попытки, вот я свидетель, какие воскресные школы для взрослых, воскресные школы для молодежи. Но это очень слабые попытки.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Я предлагаю еще вернуться к этому вопросу. Только что пришло очень любопытное сообщение. Но не заканчиваем этот вопрос. У нас на линии Светлана Николаевна, город Наро-Фоминск, пенсионерка, ранее экономист. Ну вот, говорит о том, что ранее в Сибири соседями были татары и евреи. Собственно, это нормально?

М. АРДОВ – Абсолютно. Абсолютно нормально.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Светлана Николаевна, мы вас приветствуем, на самом деле.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, добрый день. Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спрашивайте, Михаил Викторович.

М. АРДОВ – Скажите, пожалуйста, вот когда жили в те времена, о которых вы говорите, действительно вы не видели никаких абсолютно конфликтов, никакого неудовольствия таким соседством евреев с татарами, с русскими и между ними? Все это было, с вашей точки зрения, идеально?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, безусловно. Это было именно так. Это были замечательные отношения. Самые добрососедские. Был взаимный интерес к мусульманам. Мне вот, например, было интересно, какие у них бывают праздники, мы не были так очень, как сказать, очень православными. Так сказать, по вере отцов православные, но в церковь не так постоянно ходили.

М. АРДОВ – Понятно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Вот, собственно, я хотела вернуться к «Коду да Винчи» по одной простой причине – вот посмотрите, какое нам пришло сообщение: «Прочитал «Код да Винчи». Появились вопросы и интерес к религии. Читаю Библию», — Сергей, 25 лет, доктор из Самары. Здравствуйте, Сергей.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

М. АРДОВ – Сергей, как вам кажется, это типичный переход к Библии от художественной литературы или это что-то вот с вами лично происшедшее?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, я могу сказать на примере своих знакомых. Вот мы как бы вместе ходили в кино. И вот у большей части появился интерес к религии, просто все захотели больше узнать вот именно о личности Христа, потому что как бы на слуху был большой скандал по фильму Скорсезе «Последнее искушение Христа». И вот захотелось узнать как бы истину, поэтому я вот открыл Евангелие и уже прочитываю от Матфея.

М. АРДОВ – А до этого вы никогда не читали ни Евангелие, ни Библию?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, никогда не читал, и даже не было желания.

М. АРДОВ – Понятно. А вот такой момент. Вот я хочу вам задать вопрос довольно тонкий. Как вы считаете, в принципе, вот такие персонажи, ну, я это слово, прости мен, Господи, вот такие никак…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – В негативном смысле говорите?

М. АРДОВ – Нет, именно в позитивном. Вот такие… Тут даже слово «личность»… Вот богочеловек, как мы верим, Иисус Христос. Можно ли доверять какому бы то ни было актеру в мире исполнять такую роль?

СЛУШАТЕЛЬ – Я думаю, что в наше время, конечно, нет, нельзя доверять. Но людям все равно. Понимаете, кино должно открывать людям какие-то пути, какую-то истину. Поэтому, если был бы хороший фильм, как «Страсти Христовы», ну я посмотрел его, у меня не было никаких эмоций, кроме жестокости, которая там показывалась. А вот после «Кода да Винчи» у меня было больше вопросов, это меня побудило прочитать Евангелие.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Сергей. Удачи вам.

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – У нас на линии Марина, доцент вуза из Москвы. Ну, собственно, тема никак не ограничена.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я не успела.

Н. БОЛТЯНСКАЯ– Ну и слава Богу.

М. АРДОВ – Интересно, вот скажите, вы общаетесь, как я понимаю, в повседневной жизни со студентами. Вы замечали вообще какой бы то ни было религиозный интерес у современной молодежи, у своих учеников?

СЛУШАТЕЛЬ – Вряд ли. Я вообще преподаватель технического вуза, хотя очень интересуюсь и вопросами истории, и теми проблемами, которые вот вы сейчас обсуждаете. Но сказать о том, что мы какой-то религиозный контекст в своих беседах…

М. АРДОВ – Нет, я в данном случае не говорю о беседах. Ну просто, ну хотя бы косвенно, в поведении, даже в одежде, может быть, как у некоторых верующих это отличается. Вы ни с чем таким не сталкивались?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну я вижу среди студентов нашего института, редко, но вижу девочек с покрытыми головами. Я бы сказала, скорее всего, они мусульманской какой-то…

М. АРДОВ – Мусульманки, безусловно.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, мусульманок. А так, чтобы люди, которые связывают свою жизнь с христианством, каким-то образом демонстрировали, ну, я вижу людей, которые носят кресты, но…

М. АРДОВ – Но это в наше время уже ничего не означает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Иногда просто ювелирные украшения.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, ну я имею в виду кресты, не которые выставляются для публичной демонстрации, а то, что называется «нательные».

М. АРДОВ – Нательные – это уже другое дело.

СЛУШАТЕЛЬ – Встречаются, да.

М. АРДОВ – Все-таки встречаются?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

М. АРДОВ – Это очень отрадный фактор.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ — Не за что.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – У нас на линии Андрис. Насколько я понимаю, позвонили-то мы в Екатеринбург, но сам Андрис из Питера. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Как поживаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Все хорошо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Понятно. Прошу, Михаил Викторович.

М. АРДОВ – Вот вы, находясь в Екатеринбурге, вы там живете?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, сейчас живу и работаю. То есть буквально сегодня прилетел из Питера.

М. АРДОВ – Ага, понятно. Вы какой-нибудь интерес проявляете к тому, что Екатеринбург – это место чудовищного преступления, преступления века: расстрела царской семьи и их верных слуг?

СЛУШАТЕЛЬ – Сложно сказать насчет интереса, собственно, к этому. Я думаю, что, наверное, больше половины России – это места страшные сами по себе исторически.

М. АРДОВ – Нет, понимаете, царь был, как бы там ни было, некоторым символом России. С его убийством прекратилась целая огромная эпоха в жизни человечества, когда существовала в мире православная империя, началась при Константине Великом, а кончилась при Николае Втором.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну?

М. АРДОВ – Так, значит, вас этот аспект не интересует?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Не затрагивает.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, наверное, неправильно сказать, что не интересует, собственно. Конечно, это жуткая трагедия. Но, в принципе, с одной стороны, я не думаю, что конец государства именно как православного и, собственно, начало какого-то светского государства ознаменовался именно, скажем, со смертью, с гибелью царской семьи.

М. АРДОВ – Нет, вообще-то он в феврале закончился 17-го года.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну да. То есть из-за этого параллели я бы, наверное, не стал…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Проводить?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. У нас на линии Михан, он себя назвал так, анархист-негомофоб. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я верно изложила ваше курикулум вите?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Прошу вас.

М. АРДОВ – Вы вообще одобряете такие публичные действия, как парады геев и вот это вот все, что сейчас происходит в мире, однополые браки, так называемые браки, и все такое, что происходит на этом фоне?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну а почему нет?

М. АРДОВ – Понятно. Скажите, а у вас вообще существует какая-то моральная основа ваших воззрений? Я не говорю религиозная, а моральная. Вы признаете 10 заповедей или что-нибудь в этом роде?

СЛУШАТЕЛЬ – Дело в том, что я неверующий.

М. АРДОВ – Ну неважно. Тем не менее мы живем с вами в христианскую эру в постхристианском обществе, мораль-то все-таки складывалась… Ну если вы анархист, впрочем, мне все ясно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – О чем разговаривать, вы хотите сказать?

М. АРДОВ – Да, да, да. Конечно, это вопрос, я думаю, праздный.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо вам большое. И мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Санкт-Петербург, Елена, мать двоих детей. Здравствуйте, Елена.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Слышим, слышим ваших… По крайней мере, одного слышим.

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А чего не спится-то на ночь глядя ребеночку?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну что вам сказать, да?

М. АРДОВ – Ну да. Хорошо, а скажите, пожалуйста, вот вы, когда растите или будете растить, вы их будете непосредственно приобщать к религии или нет?

СЛУШАТЕЛЬ – Мы вообще верующая семья. И мы регулярно… дети мои причащаются, в вере воспитываем, стараемся.

М. АРДОВ – Понятно. Вот это приятно слышать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это все ваши вопросы?

М. АРДОВ – Думаю, что да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Спасибо, Елена. Я напомню, что продолжается программа «Контрудар», для тех, кто включил радиоприемник только что. Отец Михаил Ардов сегодня задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы». И у вас есть возможность на них ответить, прислав на пейджер свои координаты, номер пейжера 725-66-33. Здравствуйте, это «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ – Алло?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Алло, вы нас слышите?

СЛУШАТЕЛЬ – Слушаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это «Эхо Москвы». Я только попрошу вас представиться. Сразу выключите приемник.

СЛУШАТЕЛЬ – Так, меня зовут Дмитрий.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Дмитрий. Дмитрий написал следующее: «Я считаю, что Бог в защите не нуждается. Хулить нельзя Духа Святого, остальное грех прощаемый. «Код да Винчи» — детектив, в котором есть попытка поднять значение…» Чего значение?

СЛУШАТЕЛЬ – Значение женщины до уровня богини.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – «…Женщины до уровня богини, как это было в древних верованиях». Вот, собственно, я зачитала полностью ваше сообщение. Приемник вы выключили. А теперь отец Михаил вас спросит о чем-нибудь.

СЛУШАТЕЛЬ – Пожалуйста.

М. АРДОВ – Как вы считаете, что Евангелие, вообще священное писание – это по внушению Духа Святого или просто так написано людьми?

СЛУШАТЕЛЬ – Я считаю, что Евангелие – это писание по внушению Духа Святого. Это именно то, что было на самом деле.

М. АРДОВ – Так. Тогда я не понимаю у вас логики, поскольку искажения, чудовищные искажения Евангелие, которые позволял себе не только этот господин, но, например, тот же самый Михаил Афанасьевич Булгаков, не являются в данном случае хулой на Духа Святого? Мне кажется, что являются. А вы как думаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Я считаю, что все-таки Бог в защите не нуждается. И попытки рядовых, так сказать, граждан и даже известных писателей, таких, как Дэн Браун, написать некие пасквили — всего лишь навсего это слабые проявления человеческих грехов.

М. АРДОВ – Ведь вы же говорите, что хула на Духа Святого – грех. Вы себе противоречите, кажется?

СЛУШАТЕЛЬ – Да нет. Хула на Духа Святого – это, безусловно, грех. Но я считаю, что Дэн Браун слишком слаб для того, чтобы тягаться с Иисусом Христом.

М. АРДОВ – Ну…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вот так вот. Спасибо. Спасибо вам большое. У нас на линии… Господи, потеряла. А, у нас на линии Елена. Да?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вот Елена, например, задает вам вот какой вопрос: «Не ущемляются ли права атеистов запретами на демонстрацию этого фильма?» — задает вам вопрос Елена. Елена, я вам должна сказать, что в программе «Контрудар» вопросы задает гость. Поэтому я так думаю, что Михаил Викторович может вам задать именно тот же самый вопрос, который вы пытаетесь задать ему.

М. АРДОВ – Нет, ну почему? Понимаете, в чем дело… Ну тогда уже я отвечу коротко. Именно в данном случае я понимаю, что в нашем современном мире запретить ничего толком нельзя, и никакая цензура, конечно, не может быть восстановлена в нашем вполне аморальном обществе. Но, понимаете, мне кажется, что те, кто возражает против протестов христиан, когда выявляются такие вещи, имеют, так сказать, двойные стандарты. Представим себе, что если бы завтра появился роман, отрицающий, например, Холокост. Что бы началось? Этого человека просто бы либералы заклеймили, засудили. Ну и такие есть темы. Или тоже вот опять-таки если вдруг появится на Западе что-то, оскорбляющее гомосексуалистов. Опять-таки начнется свистопляска, и все будут либералы именно за то, чтобы это запретить. Поэтому мне кажется, что атеистов как никого сейчас не… тем более, что запретов-то у нас нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну вы, на самом деле, нарушили все принципы программы, ответили на вопрос Елены. Теперь я вам предлагаю «вернуть ей мячик» и задать вам ей вопрос.

М. АРДОВ – Как вам представляется вообще, если вы атеист, но вы признаете, что существуют некие ценности такие религиозные, то есть такие предметы, которые оскорблять…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Не стоит.

М. АРДОВ – Не стоит. И это очень болезненно отражается на каких-то людях.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, разумеется, я это признаю. И я признаю и общечеловеческие ценности. Я думаю, что они должны совпадать с общерелигиозными.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну, собственно, «не убий» есть та самая ценность, которая…

СЛУШАТЕЛЬ – Да. Я должна, правда, вам добавить, я не читала книгу и фильм не смотрела. Но просто меня удивляет эта возникшая полемика острая во всех средствах массовой информации у нас. Мне интересно, стоит ли вот так «ломать копья»?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо.

М. АРДОВ – Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. У нас на линии Виктор из Москвы, написал о себе следующее: «Воспитываю сына 15 лет, хотел бы поговорить о проблемах подрастающего поколения». Здравствуйте, Виктор.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

М. АРДОВ – Скажите, пожалуйста. Вот как вам кажется, нужно ли вводить в школе… два вопроса одновременно я вам задам: основы вот так называемой православной культуры, чего так добивается некоторая часть священников и деятелей Патриархии, а с другой стороны, следует ли просвещать их в сексуальном отношении планирования семьи и всяких таких вещей?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, на первый вопрос: я считаю, стоит ввести факультативные занятия добровольные, потому что усадить ребенка за книгу 14 – 15 лет — он даже не всегда читает школьную программу. Вот сейчас они покупают на дисках записанные и «Войну и мир», 4 тома купил, на диске записанные. Вот так. То есть я считаю, что церковь… ну, я не могу дать как совет, что все-таки она должна быть посовременнее…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То есть с рок-н-роллом в церквях?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – В Америке, да, это было?

М. АРДОВ – Да где угодно.

СЛУШАТЕЛЬ – Это уже лишнее. Но вот так как-то, ну я не знаю, те же фильмы какие-то выпускать, со стороны церкви как это выглядело. И, может быть, даже как-то объявить это, на народные деньги снять, и чтобы, ну, как-то приблизить, участие принимать в жизни молодежи, может, какие-то праздники устраивать. Ну, ближе к народу надо быть. Очень трудно подросткам.

М. АРДОВ – А второй вопрос по поводу так называемого сексуального просвещения?

СЛУШАТЕЛЬ – Второй вопрос: я тоже считаю, что надо. Потому что, ну, как-то я смотрел в Интернете выдержки из сочинений детских, и там им был задан вопрос такой про противозачаточные средства. И там такое дети написали, и дети уже восьмиклассники по старому, сейчас девятиклассники получаются. Там, что можно после секса попрыгать на одной ноге, и ничего не будет. Вот такое. То есть полное непонятие.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Лобуда, прямо скажем. Спасибо, Виктор.

СЛУШАТЕЛЬ – В старших классах, я думаю, надо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Благодарим вас. Мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Люба из Москвы. Сообщение от Любы следующее: «Я православная, но возмущена совместным шествием скинхедов и людей, называющих себя православными». Люба, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Прошу.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, я…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Стоп, стоп, стоп. Дайте слово…

СЛУШАТЕЛЬ – Прошу прощения.

М. АРДОВ – Вот как православная скажите, что, по вашему мнению, опаснее для нашей страны, нашего общества: разгул гомосексуалистов или разгул скинхедов?

СЛУШАТЕЛЬ – Я не могу это взвесить, как на аптекарских весах.

М. АРДОВ – Ну все-таки. На аптекарских не надо.

СЛУШАТЕЛЬ – Мне кажется, это вещь одного порядка, одного плана. И, может быть, в разных областях, но одинаково опасны. Я однозначно считаю гомосексуализм и грехом, и аномалией, то есть это мое мнение. И я против этой демонстрации. И я считаю любую демонстрацию пропагандой. А пропаганда – это уже плохо. У меня самой трое детей. Я считаю, что это ужасно. Вот. Но мне стыдно, когда рука об руку идут, как я уже сказала, православный и скинхед. Идут: один бить, а другой порицать гомосексуалистов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Благодарю вас, Люба. Мы продолжаем. У нас на линии Александр, сообщил о себе следующее: «Пастор Евангельской церкви в Челябинске». Александр, слушайте нас по телефону, приемник выключите, пожалуйста. Прошу вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, выключил.

М. АРДОВ – Как вам представляется, в какой мере у этого Дэна Брауна при написании такого сочинения превалировала мысль заработать деньги на том — простите вы меня, и Господь меня простит – на таком бренде (бренд – знаете это мерзкое теперь слово?), как Господь Иисус Христос? Мы такие случаи знаем, вот была когда-то эта опера «Иисус Христос – суперзвезда» и так далее. Как вам кажется, в большой ли степени вот это соображение заработать на такой всемирно известной личности руководило этим автором?

СЛУШАТЕЛЬ – Я думаю, что это абсолютно коммерческое желание – заработать деньги. Потому что это личность привлекательная со всех сторон, это богочеловек. Но я уверен, что это никакого вреда не принесло. Думаю, что Богу навредить невозможно. (неразборчиво)… как один из предыдущих позвонивших сказал, что у него появился интерес к личности Иисуса Христа. Я, в принципе, когда-то прочитав «Мастера и Маргариту», сам заинтересовался: а кто же такой Иисус, был ли он на самом деле и…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вот, кстати говоря, извините, «Мастер и Маргарита» был, между прочим, первым таким букварем в знакомстве с верой для многих советских людей. Я не права, Михаил Викторович?

М. АРДОВ – Правы, правы.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, конечно. В то время, конечно, это была запрещенная личность. Хотя сам роман, и сама личность Иисуса там, абсолютно не соответствующая действительности, но тем не менее это вызвало интерес и помогло многим людям обратиться ко Христу.

М. АРДОВ – Можно еще один вопрос?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, конечно.

М. АРДОВ – А как вы считаете, вот вы, как я понимаю, больше всего, по вашей вере, вы цените Священное писание. Правда?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, да.

М. АРДОВ – Значит, теперь. Вот это Священное писание составляли святые отцы Православной церкви, которые отвергли огромное количество текстов, называемым апокрифами. Было их около 50: от Иуды, от Фомы, от Магдалены. Их очень много таких. И, кстати сказать, кое-что из этих Евангелий вошло в свое время в Коран. Так вот, вы считаете, что те святые отцы, которые составляли столь ценимый вами Новый Завет, были не правы, отвергая вот эти все варианты?

СЛУШАТЕЛЬ – Абсолютно правы. И мы очень ценим труды святых отцов и абсолютно не отрицаем их. Читаем одну и ту же Библию и верим в абсолютную вдохновенность.

М. АРДОВ – В таком случае вы непоследовательны, раз вы считаете, что в наше время можно сочинять всякие байки и небылицы про Господа Иисуса Христа и Святую Марию Магдалену, тогда с этим надо было бороться, а сейчас вы считаете, что можно и не бороться?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, я не сказал, что сейчас можно сочинять все это. Только то, что это было вызвано коммерческим интересом, но не принесло никакого вреда Богу. Конечно, это возмутило меня как верующего человека.

М. АРДОВ – Богу, как мы с вами знаем, мой дорогой, Богу ничего не может принести никакого вреда.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Александр. У нас на линии москвичка Мария, менеджер международной компании, атеистка. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

М. АРДОВ – Скажите, пожалуйста, вообще вы знакомы, когда-нибудь читали священные писания: Евангелие, Новый Завет?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, честно сказать, не читала. Но стараюсь очень много читать литературы именно на религиозную тему, по истории религии и так далее.

М. АРДОВ – Ну, понимаете, это несколько странно, потому что это, что называется, первоисточники.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я понимаю. Но пока немножко тяжело мне для восприятия читать, но я очень хочу, конечно, и постараюсь, несмотря на то, что я атеистических взглядов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вот так вот. Ну хорошо. Спасибо, Мария. Вот в нарушение всех наших принципов прорвался звонок. Представьтесь, кто вы, откуда. Уберите приемник от телефона срочно.

СЛУШАТЕЛЬ – Хорошо, сейчас уберу. Тверь, Елена. Очень хочу поддержать точку зрения предыдущих ораторов-мужчин. Верующая, читала Евангелие и читаю. И тоже считаю, что никакого урона вере не может нанести ни роман, который читала, ни фильм, который не смотрела. Свою точку зрения так изложу. Это же не в эфире идет?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – В эфире, в эфире.

М. АРДОВ – В эфире, в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Знаете, как я скажу. Я согласна полностью с мужчинами. Действительно, когда-то прочитав почти подпольно в библиотеке «Мастера и Маргариту» в журнале «Москва», у меня именно тогда возник интерес. Я думаю, что молодое поколение хватается именно такими яркими вещами. И мне кажется, священники церкви всей христианской напрасно трубят по поводу романа Дэна Брауна, что он какой-то может вред нанести. Нужно не по этому поводу беспокоиться-то. Посмотрите телевизор, что там показывают. Вот та мерзость, которая идет с точки зрения музыки и юмора ниже пояса, это куда хуже. А вот такие вещи, как Дэн Браун, думаю, занятны. И кого-то из мыслящих молодых людей обязательно к первоисточнику приведут. Я думаю, что это даже хорошо, когда такие вещи возникают.

М. АРДОВ – Секундочку. Скажите, пожалуйста, вот вы православная?

СЛУШАТЕЛЬ – Я православная, я хожу в церковь, и детей воспитала в вере и крестила.

М. АРДОВ – Очень хорошо. Вы когда-нибудь слышали, что такое каноны и что такое Вселенские Соборы?

СЛУШАТЕЛЬ – Я слышала, что такое каноны и Вселенские Соборы, но думаю, что для жизни важнее гораздо принимать все доброе и ни в коем случае не бороться против мелочей.

М. АРДОВ – Спокойно, спокойно. Православие как раз заключается в том, что если человек в какой-то мере, хоть в малой мере, отвергает постановление Вселенских и Поместных Соборов, принятых Православной церковью, он уже православным считаться не может, по существу говоря. Так вот, на VI Вселенском Соборе в 24-м и в 51-м правилах христианам вообще запрещаются какие бы то ни было зрелища, даже конские ристалища, бега или скачки, как бы мы теперь сказали. Так вот, как вы относитесь к такому запрету? Он справедлив для христианина или несправедлив?

СЛУШАТЕЛЬ – Я думаю, что нужно жить в современном мире и нужно учитывать все, что в нем существует. И не нужно людей совершенно вот так ограничивать какими-то догмами. Вы отпугнете таким образом ту блестящую, прекрасную молодежь, которая на самом деле придет, должна придти, в церковь. Вы понимаете, нельзя старыми методами бороться с новой жизнью. Церковь тоже должна, я не говорю…

М. АРДОВ – Модернизироваться.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Спасибо, Елена. У нас на линии Владимир, который сообщил о себе следующее: «Преподаватель истории и обществоведения. Хотел бы ответить на вопросы гостя». Это Нижегородская область. Как называется город, Владимир? Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Лысково.

М. АРДОВ – Лысково. Замечательно. Вот я хочу вас спросить. Вот задать, пожалуй, тот же вопрос, что я задавал доценту московскому. Вы как преподаватель, общающийся с молодежью, замечаете, так сказать, какой-то интерес к религии и к христианству среди своих учеников?

СЛУШАТЕЛЬ – Безусловно.

М. АРДОВ – Хорошо. В таком случае в чем это выражается, что вы видите и почему вы говорите, что это безусловно?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, я недавно был в столице, я инвалид по зрению. И я буквально один был в столице. И мне большинство помогало верующих людей, среди них были и молодые люди.

М. АРДОВ – Нет, вы простите, вы преподаватель. Я не про молодых людей верующих в столице вас спрашиваю. А я вас спрашиваю среди тех… Вы сейчас преподаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, я на пенсии.

М. АРДОВ – Ах, вы уже… Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ – Мне 60 лет недавно исполнилось.

М. АРДОВ – Ну понятно. Тогда этот вопрос… Хорошо, в таком случае… Вы недавно вышли на пенсию, да?

СЛУШАТЕЛЬ – Но я не преподавал. Я на административной работе работал.

М. АРДОВ – А, ну тогда этот вопрос отходит…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. У нас на линии Нижний Новгород, Екатерина, бакалавр математики, протестантка. Телефон от приемника сразу уберите. И будете вы у нас последняя на сегодня.

СЛУШАТЕЛЬ – Ой, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте. Не бойтесь, это не больно.

СЛУШАТЕЛЬ – Я в первый раз в прямом эфире, в первый раз в жизни просто, действительно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну тогда вдохните, выдохните. Михаил Викторович, спрашивайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я вам слушаю.

М. АРДОВ – Вот как вы считаете, существуют ли прямые противоречия, как у нас в советские времена учили, между религией и наукой?

СЛУШАТЕЛЬ – Я считаю, что нет. Ни прямых, в общем-то…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ни кривых.

СЛУШАТЕЛЬ – Ни кривых, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А кто-то говорил, что квантовые физики на каком-то этапе изучения своей науки…

М. АРДОВ – Нет, ну это нет. У меня на эту тему довольно много. У нас времени уже нет, я бы мог кое-что сказать. Ну что, мне это очень приятно слышать, потому что, значит, уже у современных людей вот эта глупая теория такого казенного советского атеизма не имеет хождения. Это очень приятно.

СЛУШАТЕЛЬ – Дело в том, что, в общем, я пришла к вере благодаря американскому проповеднику Джону Картеру. И очень жаль, что Православная церковь очень на него как-то болезненно реагирует.

М. АРДОВ – Я, честно сказать, первый раз слышу эту фамилию. Я на него никак не реагирую. И желаю вам придти все-таки к православной вере, как к наиболее древней и подходящей для нашей страны.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Михаил Викторович, у вас осталось меньше минуты на подведение итогов сегодняшней программы «Контрудар».

М. АРДОВ – Ну что сказать? Вообще, это очень приятно было мне здесь послушать и поговорить с живыми людьми, тем более такая география, поскольку я вынужден ограничиваться общением непосредственно со своими прихожанами и коллегами, а это вот дает все-таки какую-то общую картину, которая не очень, конечно, утешительна…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но показательна зато.

М. АРДОВ – Но тем не менее показательна вполне и, я бы сказал, ожидаема.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я должна сказать, что очень много пришло просьб к вам сказать, куда к вам можно придти на исповедь, как попасть к вам на службу. Вы уж, пожалуйста, повторите.

М. АРДОВ – Хорошо. Я скажу. Исповедую я только своих прихожан, когда человек присоединяется к нашему приходу. Наша церковь находится в Москве, недалеко от метро «Водный стадион» на зеленой ветке, по адресу Головинское шоссе, 13. Там Головинское кладбище. Не найти очень трудно. Кроме того, у нас есть сайт в Интернете. Ну, если писать латинскими буквами: stsantreksnikolas@narod.ru.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Михаил Ардов в программе «Контрудар». В следующем часе, как вы и ожидали, концерт авторской песни по заявкам.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире