'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 мая 2006, 22:08

14 мая 2006 г.

22.10 – 23.00

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Эдуард Лимонов, писатель, лидер НБП.

Эфир ведет Нателла Болтянская.



Н. БОЛТЯНСКАЯ – 22 часа 11 минут, почти 12. Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона Нателла Болтянская. В эфире «Контрудара» у нас в гостях Эдуард Лимонов. Здравствуйте, Эдуард Вениаминович.

Э. ЛИМОНОВ – Добрый вечер. Рад видеть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Значит, работать сегодня будете вы за меня. Будьте к этому готовы, пожалуйста. Вопросы задаете вы нашим уважаемым слушателям. А те, кто хочет ответить на вопросы Эдуарда Лимонова, пожалуйста, присылайте на пейджер свои координаты, номер пейджера 725-66-33. Или sms-сообщения +7(495)970-4545. Краткая информация о себе и код города, если вы не из Москвы, приветствуются. И, Эдуард Вениаминович, я начну со звонка, который поступил больше часа назад. Ольга сообщает о себе следующее: «Мой сын – член НБП. Звоню с мобильного, потому что мой сын боится. Рассказать нам есть о чем». Ольга, здравствуйте. Я верно вас процитировала?

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Вы все правильно сказали. Могу добавить больше. Мой сын сказал, что «если ты туда позвонишь, домой можешь не приходить». И в этом я благодарю Эдуарда Лимонова. Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ольга, давайте мы подождем вопрос Эдуарда Вениаминовича. Прошу вас, Эдуард Вениаминович, готовы ли вы разговаривать с Ольгой?

Э. ЛИМОНОВ – Ну, я разговаривать-то, может быть, и не готов. Я не знаю, что там. Может быть, какой-нибудь семейный конфликт. Я не специалист.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, это не семейный конфликт. Прошу прощения. Эдуард Лимонов…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ольга, я прошу прощения, но здесь вопросы задает гость. Поэтому давайте соблюдать формальности.

Э. ЛИМОНОВ – Выяснять отношения мы не будем. А я задам вопрос Ольге, как и намеревался любому первому позвонившему. Вот часто можно услышать, что наш президент избран каким-то феноменальным большинством голосов на последних президентских выборах. На самом деле это не совсем так. Официальные цифры – чуть свыше 40 миллионов. То есть население у нас 144 миллиона человек, поэтому можно подсчитать, что 96 миллионов не голосовали за президента. Вот скажите, Ольга, вы верите этим цифрам, и верите ли вы вообще рейтингам президента и агентствам, которые их оглашают? Хочу вот уточнить, что таким агентствам, как ВЦИОМ, например.

СЛУШАТЕЛЬ – Эдуард Лимонов, алло, меня слышно?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ – Я верю в то, что наше общество состоит из индивидуальных членов. А вот какие члены вашей партии…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Так, Ольга, я прошу прощения. Это не ответ на вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Я понимаю, что это не ответ…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я вынуждена с вами распрощаться, прошу извинения, Ольга. Потому что, в общем-то, мы договорились, что вопросы сегодня в программе задает Эдуард Лимонов. И желательно, чтобы отвечали все-таки на них. Эдуард Вениаминович, вы продолжаете задавать вопросы.

Э. ЛИМОНОВ – Да, я готов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Наши уважаемые слушатели продолжают на них отвечать. Номер пейджера 725-66-33. И я предлагаю вам переадресовать, может быть, тот же вопрос следующему собеседнику, который уже есть на линии, потому что от Ольги мы, к сожалению, ответа не получили. Предприниматель. Здравствуйте, Сергей.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Москвич. Честно ответил, что не является вашим поклонником. Сергей, вы вопрос слышали?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я слышал вопрос. Единственная поправка: я — не предприниматель, я — работник частного предприятия, наемный работник.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А, простите, это, наверное, уже я ошиблась.

СЛУШАТЕЛЬ – Как говорится, наемный специалист, но не киллер. Значит, я готов ответить на вопрос Эдуарда Лимонова.

Э. ЛИМОНОВ – Если вы слышали вопрос, то, кажется, он сводится к тому: вы верите рейтингам президента и агентствам, которые их оглашают?

СЛУШАТЕЛЬ – Значит, если можно, я подробно отвечу на ваш вопрос. Значит, по поводу большинства. Проголосовало за него большинство людей, которые ходят на выборы. Те, которые на выборы не ходят и которым наплевать на происходящее в стране, и которые даже ленятся пойти и хотя бы зачеркнуть «против всех», извините, это не полностью граждане страны, если они не верят в честность этих выборов. А рейтингам я верю…

Э. ЛИМОНОВ – Извините, я вот просто уточню и перебью.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Сергей, Сергей, прошу прощения. Сергей.

Э. ЛИМОНОВ – Перебью вас, чтобы уточнить.

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

Э. ЛИМОНОВ – Значит, вы считаете, что половина зарегистрированных избирателей…(неразборчиво) 150 миллионов избирателей зарегистрировано. Значит, они какие-то не такие: недоделанные, неполноценные, граждане второго сорта.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, нет. Я говорю, что им наплевать на происходящее в стране.

Э. ЛИМОНОВ – Ну, это вы говорите. Это вы говорите.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, вы спросили мое мнение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну это ответ на ваш вопрос. Да.

Э. ЛИМОНОВ – Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ – Я ответил: я верю рейтингам. К сожалению, хорош ли, плох ли наш президент, но у него действительно высокий рейтинг. Могу обосновать свои слова, если вам это, конечно, интересно.

Э. ЛИМОНОВ – Ну, вы ответили на вопрос.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Благодарю Сергея. У нас на линии Светлана, которая сообщила о себе, что хотела бы ответить на вопрос господина Лимонова, которого поддерживает. Светлана, здравствуйте. Можно ли пару слов о вас?

СЛУШАТЕЛЬ – Чем я занимаюсь?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну кто вы, что вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Я вообще всю жизнь проработала на телевидении редактором. Прошла путь НТВ, ТВ-6, ТВС.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Понятно. Прошу, Эдуард.

Э. ЛИМОНОВ – Ну, вот такой вопрос. Только что, буквально неделю назад, объявило российское государство, что готовы досрочно выплатить внешний долг Германии. Если я не ошибаюсь, речь идет что-то от 19 млрд. Вот. И такая поспешность вызывает огромное непонимание и возражение. Поскольку есть внутренний долг гражданам Российской Федерации. Помните, 70 млн вкладчиков Сбербанка были в 92-м году фактически ограблены шоковой терапией?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

Э. ЛИМОНОВ – И это около 220 млрд долларов. Значит, возникает вопрос. Почему несутся со своими деньгами вперед срока вручить их Германии, почему выплачивают сейчас по облигациям французского займа времен Первой мировой войны, и почему не выплачивают людям российским, россиянам? А мы? Мы что, не люди с вами? Как вы вот считаете, выплата какого долга должна быть приоритетной – внутреннего или внешнего?

СЛУШАТЕЛЬ – Я, безусловно, считаю, что выплаты внутреннего долга. И как бы не буду говорить о высоком, а скажу о совершенно простом, с чем я столкнулась совершенно недавно. А почему я, например, поддерживала позицию вашей партии по монетизации льгот? Вот у меня недавно заболел тяжело отец — участник войны. И мне, наивной дурочке, казалось, что во всяком случае для участников войны у нас открыты все поликлиники лучшие, больницы, лучшие врачи.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А оказывается, это не так.

СЛУШАТЕЛЬ – Я столкнулась с такой жутью, вы просто себе не представляете. За все нужно платить. Больница ужасная. Чтобы обследовать старика – участника войны, нужно пройти такие препоны, нужно платить, и платить, и платить деньги. Вот сейчас было празднование 9 Мая. Опять, знаете, сопли: никто не забыт, ничто не забыто. А есть несчастные люди. Да, у участников войны, в общем-то, довольно большая пенсия по сравнению с обычными людьми. Но если вдруг заболел, а он заболел, то эта пенсия превращается просто…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – В ничто. Спасибо, спасибо, Светлана.

Э. ЛИМОНОВ – Да, спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я напомню, что вопросы задает сегодня в программе «Контрудар» Эдуард Лимонов. У нас на линии город Кострома. Андрей, художник, 19 лет. Здравствуйте, Андрей.

Э. ЛИМОНОВ – Здравствуйте, Андрей.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вы хороший художник?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, не знаю. Начинающий. Готовлюсь к первой выставке.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ни пуха.

СЛУШАТЕЛЬ – К черту.

Э. ЛИМОНОВ – Мы желаем всего наилучшего, да.

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо, Эдуард Вениаминович.

Э. ЛИМОНОВ – Да, я не знаю, чего бы вы хотели от меня услышать, но я вам задам вот следующий вопрос. Скажите, вот сейчас распространен такой рационалистический взгляд на мир, и постоянно говорят об экономике. Если говорят о гражданах, то в таком, знаете, тоне каком-то, как о животных, о кошках и собаках: вот дадим им лучшее питание, там. Вот скажите, вам лично, вам 19 лет, вам что, дорог только кусок хлеба с мясом? Вы будете с удовольствием жить в несвободном обществе, где вдоволь, скажем, водки и мяса, но нужно молчать? Или вы хотите свободы? Вот скажите, вам лично нужна свобода? И какая?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И зачем вообще?

Э. ЛИМОНОВ – Какая? Вот в ваши 19 лет, скажите мне.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – К сожалению, сорвался звонок. Очень жалко. Извините, пожалуйста. Я попробую перенабрать Андрея несколько позже. Ну еще прошу прощения.

Э. ЛИМОНОВ – Я надеюсь, Андрей не испугался свободы, а это просто сбой.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Нет, я думаю, что это просто сбой на линии. Сейчас мы попробуем набрать еще одного из соискателей тела Эдуарда Лимонова. И я напомню, что в «Контрударе»…

Э. ЛИМОНОВ – Тела – не надо. Соискателей много.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Извините, Эдуард Вениаминович, я не хотела вас обидеть. Итак, Эдуард Лимонов задает вопросы в программе «Контрудар». Если вы готовы на них отвечать, пожалуйста, присылайте свои координаты. Номер пейджера 725-66-33. И номер для sms-сообщений +7(495)970-4545. Код города, если вы не из Москвы, очень хорошо бы. И краткая информация о себе. У нас на линии Людмила, пенсионер из Санкт-Петербурга, насколько я понимаю. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Людмила, пожалуйста, приемник от телефона в срочном порядке. Вот. Вопрос Эдуарда Лимонова слышали?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

Э. ЛИМОНОВ – Вам лично нужна свобода?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Зачем и сколько?

Э. ЛИМОНОВ – И какая?

СЛУШАТЕЛЬ – Нужна. Это абсолютно.

Э. ЛИМОНОВ – Приятно услышать, но не могли бы чуть подробнее. Нам как-то интересно просто, интересно чисто по-человечески.

СЛУШАТЕЛЬ – Я думаю, она нужна даже тем, которые утверждают, что им она не нужна. Потому что, между прочим, та самая финансовая свобода, ну обыкновенная, нормальная жизнь, она ведь тоже предполагает свободу.

Э. ЛИМОНОВ – Ну да. А вот скажите, политическая свобода. Вам хотелось бы влиять на судьбу своей страны, чтобы решения принимались с вашего согласия, в том числе?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

Э. ЛИМОНОВ – Чтобы перед тем, как внедрять какую-нибудь монетизацию льгот, вас хотя бы спросили бы: а вас это устраивает или нет?

СЛУШАТЕЛЬ – Да. Мне это очень нужно. И я считаю, что это совершенно необходимо. И то, что у нас сейчас происходит, это просто кошмар.

Э. ЛИМОНОВ – Я с вами совершенно согласен, но не считаю это кошмаром, а просто считаю наглостью кучки людей, которая вот эту свободу у нас у всех отобрали и присвоили себе. Спасибо вам огромное.

СЛУШАТЕЛЬ – Как говорится, вот вся эта кучка, они народ глубоко презирают. А тех, которые трепыхаются, ненавидят.

Э. ЛИМОНОВ – Ну ничего, знаете, будем утешаться… Я вот тут говорил о внешнем долге. Вот был такой человек Николай Чаушеску, и это человек, который держал свой народ впроголодь, но выплачивал Западу все долги до копейки. Вы помните его печальную судьбу. И это его не спасло.

СЛУШАТЕЛЬ – Кстати, извините, можно я вставлю на счет этих самых рейтингов?

Э. ЛИМОНОВ – Да-да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, я вот, когда были выборы в Думу, я сейчас не сплю ночами. И я просто видела, как идет это все с Востока на Запад. И вот эти цифры, это просто оголтелая фальсификация. Наглая. Потом выступил Зюганов и сказал: я сейчас всех перетряхну и все такое. И раз, сразу Компартия выскочила впереди Жириновского. А так они были… Вы понимаете, они были абсолютно одинаковы, эти цифры. Когда они идут с Востока на Запад, то это уже невозможно по теории вероятности.

Э. ЛИМОНОВ – Вы знаете, Компартия и «Яблоко» на выборах парламентских 2003 года, после выборов они заявили, что 3,5 млн голосов были сфальсифицированы, и представили доказательства в Верховный суд.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, да, да.

Э. ЛИМОНОВ – Но Верховный суд — вы знаете, какие у нас суды, — и Верховный суд не признал их правоту.

СЛУШАТЕЛЬ – И еще я должна сказать, что надо не просто доверить народу выборы, но еще и механизм отзыва должен быть. Вот тогда люди будут верить в то, что они на что-то способны, что народ может что-то сделать. А если у нас нет механизма отзыва, вот как в Литве произошло, то ничего и не будет, народ будет пассивным и не будет верить. Потому что как только его выбрали, он 4 года сидит и ничего не делает.

Э. ЛИМОНОВ – Видите, у нас теперь даже лишили людей права прямого выбора своего депутата. Теперь голосуют за список партии. Большинство из этих людей вы вообще не знаете. Раньше вы хотя бы могли выбрать в своем месте жительства человек, которого знаете или можете о нем узнать, или вы о нем слышали. Теперь вы выбираете «кота в мешке». Спасибо вам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. У нас на линии… Ну, вы просили кого-нибудь, что называется, из нашей молодежи. У нас на линии студент. Олег, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Где вы учитесь-то?

СЛУШАТЕЛЬ – Московский Институт радиотехники, электроники и автоматики.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Прошу вас, Эдуард Вениаминович.

Э. ЛИМОНОВ – Да, я готов. Вот только что была огромная речь программная президента. И, в частности, он представил меры по решению ужасающей демографической ситуации вот в России, по улучшению. И он предложил вот денежные компенсации. Вы слышали все эти цифры – там, 3 тысячи за второго ребенка, 250 тысяч – материнский фонд и прочее, и прочее. Вот скажите, вы верите, что можно при помощи денег заставить или как-то склонить женщин к рождаемости, а семью к тому, чтобы иметь ребенка? Вот я хочу заметить, просто два замечания, что у богатых очень мало детей обычно, это точно. А какая-нибудь бедная страна Бангладеш… В Европе мало детей, в обеспеченной Европе, рожают, чуть ли не меньше, чем у нас. А какой-нибудь Бангладеш, где ну очень бедные люди живут себе на этой затопляемой рекою территории, там их просто неимоверное количество на квадратный километр, у них постоянный прирост рождаемости, дичайший. Поэтому вот в этой связи вот вы верите, что если русским женщинам дать вот эти дополнительные деньги, семьям дать эти деньги, то рождаемость повысится? Верите?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, я не верю. Вот смотрите. Мне кажется, рождаемость зависит не от того, какой достаток у человека или семьи. А от качества жизни. Именно от качества жизни. А качество жизни, оно никак не зависит от денег. Как говорится, не в деньгах счастье. И вот хотя бы еще такой пример привести простой. Ну вот неблагополучная семья – жена пьет, муж пьет. Вот они родят ребенка, одного, второго, получат эти деньги, радостно их пропьют. А ребенок куда пойдет? Либо на улицу, либо в детский дом. А это никуда не годится. Так что деньгами эту проблему не решить.

Э. ЛИМОНОВ – Вы знаете, вы практически в других фразах вот выразили то, что я хотел сказать. Я вот даже себе записал. Я хотел сказать, что детей рожают охотно в счастливом обществе. Ведь это то, что вы хотели сказать?

СЛУШАТЕЛЬ – Да. Именно так.

Э. ЛИМОНОВ – Вот это даже не измеряется деньгами, и не столько деньгами. Это измеряется какой-то вот такой обстановкой, когда люди видят будущее для своих детей, когда хочется, чтобы они были.

СЛУШАТЕЛЬ – Главное, что не видят светлое будущее.

Э. ЛИМОНОВ – Да, вот что я хочу сказать. У нас очень мрачно в стране. Это объясняется многими аспектами, сейчас не время и не место их объяснять. Спасибо вам огромное.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Эдуард Лимонов продолжает задавать вопросы. У нас на линии город Самара — Марина, певица, солистка оперного театра. Здравствуйте, Марина.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ – Здравствуйте, Марина, да. Вот у вас дети? Нет?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, пока нет.

Э. ЛИМОНОВ – Вы знаете, какой вопрос у меня. Вот это одно из предложений нашей партии и мое предложение. Вот я выношу на ваш суд. Это касается тоже демографической ситуации в России. Вы скажите, толковое это предложение или нет. Вот как вы решите, так вот, собственно… Ваше мнение интересно знать. Значит, это одно из предложений. Целый комплекс у нас есть. Если снизить возраст гражданской и половой зрелости до 16 лет, потому что сейчас люди созревают достаточно быстро, информация вокруг отовсюду изливается на них потоком. Обеспечить им право вступать в брак с 16 лет для обеих полов. Я сейчас объясню, почему это так. Потому что в этом возрасте любовь у таких людей пылкая и чистая, и рожают они светлых и счастливых детей. Понимаете? Вот, может быть, это надо. Люди старшего возраста, уже там 25 лет, они более расчетливы. Вот как ваше мнение?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, в принципе, рациональное зерно в этом, конечно, есть. Я по себе могу сказать. Мне 26 лет, сейчас мне труднее выйти замуж, чем если бы такая как бы ситуация возникла раньше, может быть, мне и проще было. Наверное, в этом что-то есть. Но, в принципе, мне кажется, что это так ситуация в корне не поменяет.

Э. ЛИМОНОВ – Я не сказал, что это только единственное предложение. Но мне кажется, это разумно. Да?

СЛУШАТЕЛЬ – Это возможно, да.

Э. ЛИМОНОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – По этому вопросу, простите, пожалуйста, несколько раз пыталась дозвониться на «Эхо», когда обсуждалась эта тема. Я хотела бы сказать. Можно одну секунду?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну да, давайте попробуем.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня такое предложение. Вот Соединенные Штаты Америки отчасти решили свою проблему тем, что фермерские хозяйства у них очень поддерживаются. А фермеры для себя детей рождают для того, чтобы поддерживать это семейное предприятие. И, может быть, вот один из вариантов такой для наших стран.

Э. ЛИМОНОВ – Да-да, это тоже. У Америки есть чему поучиться. Вот среди других вещей, просто чтобы вот подытожить эту тему, я, например, считаю, что у них очень умная есть традиция. Они, например, выбирают судей своих. Вот нам бы тоже неплохо было бы выбирать судей, тогда бы судьи ориентировались на тех, кто живет вокруг них.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – На избирателей.

Э. ЛИМОНОВ – На избирателей, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, спасибо, Марина.

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я благодарю Марину. У нас уже есть на линии следующий собеседник, но сначала реклама. А я еще раз напомню, что вопросы задает Эдуард Лимонов. И если вы готовы на них отвечать, номер пейджера 725-66-33, или sms-сообщениния +7(495)970-4545.

РЕКЛАМА

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Продолжает задавать вопросы Эдуард Лимонов. У нас на линии Германия. Марк слушает нас, видимо, по Интернету. Марк, я могу вас попросить поговорить с нами только по телефону, а то у нас эхо?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я отключил все.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – В какой город я позвонила?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы позвонили в город Бонн – бывшая столица Федеративной Республики Германии.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Значит, Марк – москвич, в 95-м году уехал из Москвы в Германию. Прошу, Эдуард Вениаминович.

Э. ЛИМОНОВ – Ну вот…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Микрофон-то я вам не включила.

Э. ЛИМОНОВ – А, вы мне не включили микрофон, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, прошу вас.

Э. ЛИМОНОВ – Ну отлично, теперь включили. Я продолжаю ту же демографическую тему, которой наш президент уделил немало времени в своем последнем докладе и буквально представил программу. Вот одно из моих предложений, например, это следующее предложение. Незамедлительно давать гражданство Российской Федерации всем желающим молодым и здоровым людям, предпочтение отдавать тем, чьи родители родились в СССР. Вот тоже проблема частично решится. У нас население стареет. У нас масса украинцев приезжает на работу сюда, приезжают молдаване, приезжают таджики, кто угодно. В основном это все работоспособные, сильные люди. Надо их брать к себе. Вот такое предложение. Как вы на это смотрите? Считаете разумным, безумным?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, я считаю, что иммиграция просто необходима в мире. Вот. Я это знаю по своему опыту, поскольку я фактически иммигрант. Но я думаю, что сам процесс иммиграции надо очень серьезно, я бы сказал, научно и практично организовывать. Естественно, что… мой опыт показал, что… Ну, я считаю, что, например, в Германии иммиграция была не всегда разумно организована, от этого они имеют сейчас здесь свои проблемы. А в России, я думаю, тоже надо так организовать, чтобы это было на пользу всем. То есть не так, чтобы всех подряд брать. Но вот то, что вы сказали, имеет свой смысл. Но к этому надо подходить достаточно расчетливо, я бы так сказал.

Э. ЛИМОНОВ – Спасибо, да, вот за ответ. Да. Ну вот видите, и за границей нас тоже одобряют.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, я хотел вам еще сказать, что я очень люблю ваши произведения литературные, очень симпатизирую вашей партии. Я постоянно интересуюсь жизнью в России, хотя, в общем, осел в Германии, и мне здесь тоже очень нравится.

Э. ЛИМОНОВ – Спасибо, Марк. Вы наша «пятая колонна» там. Шучу, конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Марк. Я напомню, что в программе «Контрудар» вопросы задают вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы». У нас на линии Таисия. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ – Здравствуйте, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Кандидат биологических наук, Москва. Судя по номеру, живет где-то в центре.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, Центральный округ. С большим уважением отношусь к Эдуарду Лимонову.

Э. ЛИМОНОВ – Спасибо. Тогда вот вам очень… Опять-таки вот я просто цитирую предложения партии нашей, Национал-большевистской партии, вот по демографии. Вот как вы относитесь вот к такому предложению? Оно очень тяжелое, это вызывает всякие баталии во всем мире. Значит, мы предлагаем, чтобы повысить рождаемость, за исключением тяжелобольных и изнасилованных женщин, ввести, ну, назовем это не запретом, а ограничением абортов. Вот вы считаете, это что, пойдет на пользу, или люди взбунтуются, женщины начнут тоже бунтовать и не согласятся с этим? У нас чудовищное количество абортов в России. По данным Карибской конференции, которая, по-моему, 2 года назад была, в России ежегодно четыре…

СЛУШАТЕЛЬ – Да, у нас там второе место по абортам или первое.

Э. ЛИМОНОВ – 4 млн абортов, да. Вот как относиться к такому предложению?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, ну запретами тут абсолютно ничего сделать нельзя. Вот. Я считаю, что для того, чтобы исправить эту ситуацию, безусловно, нужно прежде всего думать. Ведь демографическая проблема – это ведь не только повышение рождаемости. Это увеличение качества жизни или продолжительности жизни и плюс миграция. Ну вот если мы с вами посмотрим последние 2 года, то есть у нас вот эта вот смертность, которая была, она ведь снижалась с 90-го года. И вот только с 93-го года у нас стала увеличиваться безумно смертность. Мы теряем мужчин, причем в возрасте от 35 до 40 лет, самый возраст такой детородный. Это увеличение ишемической болезни сердца, это увеличение гипертонии. Мы теряем женщин. У нас повышенный уровень онкологических заболеваний. Я считаю, что нужно прежде всего сделать упор вот именно на наше здравоохранение, на профилактику, обследования. Вот это основное. Нужно увеличить продолжительность жизни. Что мы с вами будем запрещать, не будем запрещать, заставить рожать невозможно. Я это знаю почему? Ну потому что у меня достаточное количество знакомых, и я, в общем, сама по профессии генетик. Я знаю, что это такое. Поэтому я думаю, что ограничениями здесь смысла не будет.

Э. ЛИМОНОВ – Я вот не сказал «запреты», а именно сказал «ограничения».

СЛУШАТЕЛЬ – А что значит «ограничить»?

Э. ЛИМОНОВ – Ну, очевидно, это такие меры, не являющиеся запретом, но тем не менее поощряющие женщину родить. Я имею в виду не деньги, а, например, обещания, что если она родит, то государство, скажем, возьмет заботу о ее ребенке на себя, чтобы он был.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Обещания – это хорошо сказано.

Э. ЛИМОНОВ – Нет, ну, смотря какое государство. Знаете, есть такое, которое пообещает и возьмет. Вот такое государство нужно.

СЛУШАТЕЛЬ – В том-то все и дело. Да. Но если мы будем уверены в своем завтрашнем дне, вот мы будем просто уверены… Вот у меня ребенку 16 лет, у меня дочь. И я безумно за нее боюсь. Я не знаю, что ее ждет. Я просто не знаю, что ее ждет. Не дай бог, со мной что-нибудь случится, поскольку я живу одна, и у меня еще отец-пенсионер, довольно-таки больной. Вот если со мной что случится, вот все, семья потеряет кормилицу. Понимаете? И если бы я была уверена, что ничего не будет с моим ребенком, я, может быть, даже еще родила ребенка. Я этого боюсь. Понимаете? Нет уверенности в завтрашнем дне.

Э. ЛИМОНОВ – Ну вы знаете, я отношусь к этому следующим образом. Я считаю, что… посмотрите, все-таки опять сошлюсь на бедные нации, которые имеют бесчисленное количество детей, бесчисленное повсюду. Они бедные, а значит, они не заботятся особенно… Может быть, мы, интеллектуальные нации, такие развитые, и мы относим Россию к их числу, слишком усложняем проблему. Может быть, надо просто рожать и все, и иметь этих детей.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Без разговоров.

Э. ЛИМОНОВ – Без разговоров. Как цыгане.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну Сталин так вот делал же.

Э. ЛИМОНОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – И не иметь возможности дать образование ребенку, да?

Э. ЛИМОНОВ – Слушайте, наше образование чудовищное.

СЛУШАТЕЛЬ – В том-то и дело. Да, образование чудовищное.

Э. ЛИМОНОВ – Оно чудовищное. Чего его давать?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, значит, тогда нужно эмигрировать из этой страны, раз у нас чудовищное образование. У нас чудовищное образование, у нас совершенно нет науки.

Э. ЛИМОНОВ – Вы знаете, нет, ваше мнение мне очень-очень интересно. Я отношусь с большим интересом к тому, что вы сказали. Но не согласен с вашим пессимизмом, безусловно.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, у меня пессимизма нет абсолютно никакого. Я просто говорю, что если бы мы были уверены в нашем завтрашнем дне, ну хотя бы немножечко, вот если бы у нас были какие-нибудь гарантии, права. Вот вы говорили, я слышала программу, именно свободу. Ведь свобода заключается не только в том, что вот дайте мне, я буду делать все, что хочу. Мало того, что я должна работать, где я хочу, но у меня есть еще и обязанности. Я должна выполнять эти обязанности перед государством. Прежде всего перед своими родственниками, а потом уже перед государством.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Принято. Спасибо, Таисия.

Э. ЛИМОНОВ – Согласен. Спасибо вам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – У нас еще одна дама на линии. Виктория, 28 лет, начинающий предприниматель. Здравствуйте, Виктория.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ – Здравствуйте, Виктория, да. Вот у меня к вам как раз такой женский вопрос опять. Я не хотел задавать два вопроса одной и той же женщине позвонившей. Вот опять, это очень странное предложение, ей-богу, я сам осознаю. Это предложение наше партийное. Мне интересно… мы его не оглашали нигде. Я хочу вот на ваш суд отдать его. Значит, а что, если учредить такую новую профессию – профессиональная роженица? То есть назначать таким женщинам высокую зарплату и пенсию. Есть же, знаете, в природе женщины, о которых вот говорят — в прежние времена моя мама всегда говорила о таких — «клуши». То есть с темпераментом таким, который вот только для высиживания детей и там годится. Не очень активные в разговоре или в чем ином. А вот такие. Вот если сделать действительно это профессией, такие женщины вот будут за высокую зарплату и пенсию работать. Ведь в конце концов в нашем обществе, посмотрите, шли на это, не пугаясь вот такого предложения. В конце концов существуют проститутки, и ни для кого не секрет, который продают секс за деньги. То почему нельзя иметь в обществе благородную категорию профессиональных рожениц? Вот что я в данный момент, по-вашему, говорю? Это что…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Бред или не очень?

Э. ЛИМОНОВ – Бред или не очень?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну я не знаю, на первый взгляд, звучит да, как бред, и предложение сделать из женщины инкубатор. Вот первое впечатление.

Э. ЛИМОНОВ – А вы знаете, но ведь многие женщины такими являются – мыслящими, великолепными, умными и все такое. Ну это продолжение рода. Тут уж чего?

СЛУШАТЕЛЬ – Теоретически, даже если принять ваше предложение как здравое, то опять же то, о чем говорили предыдущие слушательницы, в частности, это неуверенность в завтрашнем дне. Я думаю, что опять же теми, кто возьмется за эту работу, если теперь мы ее так называем, будут только женщины, ну, опять же… с риском быть алкоголиками, если можно так сказать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То есть, скажем, не те женщины, которые способны сделать карьеру, например. Правильно я вас поняла?

СЛУШАТЕЛЬ – Вот, например, даже вот о себе. Вот, например, если я на себя это переложу – теоретически возможно. Я могла бы…

Э. ЛИМОНОВ – Вы же предприниматель! Нет, это не вашему темпераменту.

СЛУШАТЕЛЬ – Да. Но я говорю о том, что я вообще хотела бы рожать, и рожала бы много. Вот. Но опять же сегодня я рожаю, сегодня я получаю за это деньги, я могла бы избрать именно это своей профессией, развивалась бы и занималась бы обучением своих детей, сама развивалась бы, давала бы то образование, о котором вы так вот говорите, свои знания как-то доносила до своих детей. Но опять же сегодня я на это решусь, а что будет там через 5 лет?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо.

Э. ЛИМОНОВ – Да. Ну спасибо. Во всяком случае вы не очень изругали меня за вот это высказанное абсолютно экстремальное предложение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну подождите, Эдуард Вениаминович. Еще не вечер, сейчас вас еще кто-нибудь изругает.

Э. ЛИМОНОВ – Ну, ругают меня ежедневно и все время.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – У нас на линии город Цюрих. Научный работник Слава у нас на линии. Слава, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ – Здравствуйте, Слава, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спрашивайте, Эдуард Вениаминович.

Э. ЛИМОНОВ – Вот у меня предложение немножко из другой области. Это наше предложение. Видите, я вас как аудиторию испытываю, мне интересно. Вот сейчас идет якобы у нас реформа армии уже 10 лет. Никого не реформировали, армия у нас в России в чудовищном положении. Вы, наверное, следите за прессой, за всем, что у нас происходит, знаете трагедию солдата Сычева, оставшегося без ног. У нас не проходит и недели без нескольких происшествий в армии. То есть у нас огромный беспорядок. Вот что предлагает Национал-большевистская партия. Мы предлагаем полностью отменить всеобщую воинскую повинность. Армия должна комплектоваться добровольцами. Вот сейчас скажите мне, что вы об этом думаете, но вот перед этим я вам кратко поясню, что я имею в виду. Потому что сейчас не те времена, когда огромные армии под Верденом сталкиваются друг с другом, и, стоя на одной и той же позиции, друг друга обстреливают месяцами из артиллерийских орудий, уничтожая по 80 тысяч человек в день. Сегодня этих жестоких глупостей никто уже не делает, сегодня война совершенно другая. Это война ударными какими-то группировками, вот как американцы воюют, оснащенными высочайшей техникой. И зачем России огромная такая армия, которая у нас сейчас есть? Она не нужна. Нам нужно, чтобы у нас было достаточно людей охранять границы, и вот иметь несколько таких ударных группировок. Поэтому я думаю, что в армии, мы считаем так, мы предлагаем, армия должна комплектоваться добровольцами. Воинская обязанность, воинская повинность – это ожившая свой век практически, если не средневековая, то достаточно устаревшая вот эта вот повинность. Что вы думаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну вот я думаю, что, конечно, идея отличная. То есть я бы, конечно, ее поддержал. Но я уверен, что у нас не найдется достаточного числа добровольцев.

Э. ЛИМОНОВ – Вы знаете, есть, есть добровольцы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А у нас – это где?

СЛУШАТЕЛЬ – У нас – это у вас, в России.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, спасибо, я просила это уточнить.

СЛУШАТЕЛЬ – В Швейцарии, кстати, армия ведь тоже призывная. Вы, наверное, знаете. Их на 3 месяца призывают.

Э. ЛИМОНОВ – Я знаю, да. Швейцария и армия граждан, да, это все наследие Великой французской революции. Тогда, собственно, и внедрили всеобщую воинскую повинность широко. Нет, вы ошибаетесь. В России, я был в «горячих точках», всегда есть огромное количество людей, которые хотят воевать и будут воевать, и даже не очень дорого.

СЛУШАТЕЛЬ – И вы считаете, что их будет прямо достаточно?

Э. ЛИМОНОВ – Я думаю, что всегда рождается в любой нации большое количество, достаточное количество воинственных людей.

СЛУШАТЕЛЬ – То есть, простите, женщинам рожать для того, чтобы те же рожденные потом и воевали. Такой вот инкубатор самовоспроизводства.

Э. ЛИМОНОВ – Это Путин, это не я. Я хочу армию уменьшить до совсем компактной, современной.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Слава.

Э. ЛИМОНОВ – Спасибо вам, Слава, да. И мы не очень дали вам сказать, все больше сами говорили. Ну извините.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Подождите, может быть, зря, Слава?

Э. ЛИМОНОВ – Давайте дадим Славе больше сказать, чего же он…

СЛУШАТЕЛЬ – Ну понимаете, просто в России система отношений внутри армии такая, что даже если вы ее сделаете добровольной, то там это все не исчезнет: все неуставные отношения, насилие над личностью, издевательства друг над другом. Вот. Это такая традиция. Поэтому я не знаю, какой человек в здравом уме согласится служить в армии добровольно, чтобы над ним издевались, там его, так сказать, чморили, били и фактически унижали полностью его человеческое достоинство.

Э. ЛИМОНОВ – Ну это, знаете, вот не будем доводить все до абсурда. То есть всегда существовала российская армия, достаточно доказала в мире свою огромную боеспособность. А сейчас эта армия загнивает, потому что действительно для нее нет дела. Нет, эти люди стоят плохо одетые, ходят, побираются, просят деньги и сигареты. Им абсолютно нечем заняться. Когда армия начинает воевать, она сразу начинает доводить себя до глянцевого блеска такого профессионального искусства, тогда ей некогда заниматься вот тем, что вы перечислили. Нет, я верю в будущее российской армии.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Слава. И успехов вам.

Э. ЛИМОНОВ – Да, и успехов в Цюрихе.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – У нас на линии город Екатеринбург. Алла, преподаватель вуза. Здравствуйте, Алла. Алла, ку-ку.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ – Здравствуйте, Алла, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте. Что преподаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Я преподаю иностранный язык.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А, понятно. Прошу, Эдуард Вениаминович.

Э. ЛИМОНОВ – Да, отлично, отлично. Значит, вот опять-таки…

СЛУШАТЕЛЬ – Я вот послала вам sms о рейтинге. Вы знаете, вот я абсолютно с вами согласна, потому что очень часто сейчас звучит, что из-за чиновников нет у президента доступа к правдивой информации. А поступает лишь та, которую поставляют те, кому удобен режим. Почему я должна верить? Он мне, например, неудобен. Потому что так, как я сейчас жила и живу, мы с моими коллегами никогда не жили так плохо, так бедно. Я живу в академгородке, и бывшие академики роются по помойкам.

Э. ЛИМОНОВ – Да, я там бывал. А скажите, сколько, вот если не секрет, зарплата у вас?

СЛУШАТЕЛЬ – Моя? 4700.

Э. ЛИМОНОВ – Ой-ой-ой.

СЛУШАТЕЛЬ – И я работаю в трех университетах, чтобы хоть как-то не стоять, простите, в стоптанных туфлях перед студентам. Но, в принципе, мне уже за 50. Вероятно, скоро я так работать не смогу много. Ну и тогда, наверное, еще хуже буду жить. Но, вы представляете, каждый день, в том числе и на «Эхе», начинается якобы констатация рейтинга…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Так, «Эхо» мы не обсуждаем.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну не обсуждаем, пожалуйста. Я просто хочу сказать: как же так, вот мне не разу не посчастливилось поучаствовать в этом самом рейтинге. Где же снимаются такие показания?

Э. ЛИМОНОВ – Вот вы знаете, мне тоже. Я тоже ни разу не участвовал, никто ко мне не обращался.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И мне тоже.

СЛУШАТЕЛЬ – А почему же так? А чего же так?

Э. ЛИМОНОВ – Вы знаете, вот, например, ВЦИОМ – это государственная организация, она получает зарплату от государства.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну тогда какие же она результаты будет давать-то?

Э. ЛИМОНОВ – Я и говорю, что я не верю результатам ВЦИОМа.

СЛУШАТЕЛЬ – Абсолютно.

Э. ЛИМОНОВ – И не верю результатам там какого-нибудь Фонда эффективной политики, который обслуживает просто-напросто государство.

СЛУШАТЕЛЬ – И Центру Левады не верю. А почему, собственно, этот гуру будет давать правильные результаты?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А кто должен давать правильные результаты?

СЛУШАТЕЛЬ – Так почему? Так, наверное, вообще невозможно их получить.

Э. ЛИМОНОВ – Я тут отвечу за Аллу. Должны давать независимые исследовательские рейтинговые компании и центры. Независимые. Не оплаченные государством. Тогда это будет…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Алла. Так, у нас с вами на линии, Эдуард Вениаминович, город Лос-Анджелес. Аслан, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ – Здравствуйте, Аслан.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Пару слов о себе, будьте любезны.

СЛУШАТЕЛЬ – Я живу в Америке уже 12 лет, сам из Краснодара. Работаю, занимаюсь международной деятельностью. Я работаю в DHL. Вам знакома, наверное, эта компания.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, да.

Э. ЛИМОНОВ – Да, да.

СЛУШАТЕЛЬ – И я слушаю вашу передачу очень часто. И мне всегда очень интересно. Я пытаюсь как-то быть в курсе того, что происходит в России. У меня родители живут в России. Я езжу довольно часто. Но я хочу сказать, что…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Подождите, вы, может, вопроса дождетесь, Аслан?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, хорошо.

Э. ЛИМОНОВ – Да, вот вы 12 лет живете там, до этого жили здесь, у нас. И вопрос такой, скорее, эмоциональный, что ли. Начну чуть-чуть издалека, но быстро. Я сидел в саратовской тюрьме. И вот накануне дня… значит, это День Конституции Российской Федерации, кажется, 12 декабря. Утром меня вывезли в суд, и я оказался в одной клетке с человеком лет 40. У него были абсолютно такие чудовищные раны на запястьях, только-только заживающие. И я спросил у него: «Что это с тобой?» Он так хмыкнул и сказал: «А, наручники». Я говорю: «Что, наручники так одевали?» «Нет, — он говорит, — наверное, электроток подключили к наручникам». Понимаете? Я сталкивался за годы, проведенные… небольшое количество – 2 с половиной года — в разных тюрьмах и лагерях, практически с 90 процентов людей, особенно осужденных за простые преступления криминальные, которых пытали. Вот скажите мне, вы считаете нашу Россию жестокой страной?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, ответ будет однозначный. Да, конечно.

Э. ЛИМОНОВ – Вот и я тоже.

СЛУШАТЕЛЬ – Конечно, жестокая страна. И первое – потому что в стране никто не следует закону, начиная, в общем-то, с верхов и, естественно, спускаясь до самых низов. Я прожил в Америке, я просто могу сравнить, почему, допустим, на Западе или, там, в развитых странах, я думаю, они, эти страны, стали развитыми, потому что у них работает закон. В России закон не работает, как сильно ни пытаются, может быть, представить это по-другому, что у нас вот что-то меняется. Я думаю, что закон не работает, в первую очередь, именно со стороны этих людей, которые должны…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Быть уверенными.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, ну они должны быть уверены или должны как бы, в первую очередь, их ответственность, чтобы закон работал. А они первые, кто нарушают закон. Ну это коррупция, вот и все. Я считаю, что это самая первоначальная причина – это коррупция и беззаконие. И получается, что у нас дикое общество. И, естественно, дикое общество всегда будет жестоким. Поэтому Россия – это жестокая страна, однозначно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Аслан. Наша программа продолжается. Еще успеваем по крайней мере один вопрос задать нашему собеседнику по имени Василий, в Санкт-Петербурге работает расклейщиком объявлений. Здравствуйте, Василий.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ – Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – 26, да, вам лет?

СЛУШАТЕЛЬ – Да. Я весь внимание.

Э. ЛИМОНОВ – Да, Василий. Вот вы слышали всю передачу?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я слушал. Но когда вот я ждал, когда (неразборчиво), я нет, не слушал.

Э. ЛИМОНОВ – Но вы слышали, что люди говорят: и зарплата низкая, и страна жестокая, пытки применяются, внутренний долг не выплачивают, рейтинги врут. Вот отсюда вы считаете, в России нужны глубочайшие, радикальные изменения? Не назовем это революцией, но такие изменения, которые бы действительно сделали нашу страну не такой жестокой, не такой ханжеской, чтобы богатства распределились более равномерно между людьми. Или вы считаете, что все идет, как надо, и давайте, ребята, только, как у нас говорят, давайте дорабатывать, здесь прижмем, тут пообещаем 3 тысячи, там накинем? Как вы считаете, нужны радикальные изменения или так будем жить дальше?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, я слушал сейчас ваш вопрос. У меня вот сразу какая мысль. Во-первых, как бы радикальные изменения для того, чтобы стали мы добрее, лучше и зарабатывали больше денег. У меня сразу такое подозрения, что радикальные – это может привести к какому-то ухудшению ситуации. А то, как сейчас продолжается, это плохо, сейчас плохо. Должны изменения происходить, но радикальность может привести к результату плохому.

Э. ЛИМОНОВ – Нет, вы должны… Давайте договоримся о словаре. Вы, может быть, меня не так поняли. Я имею в виду радикальные, то есть кардинальные, большие.

СЛУШАТЕЛЬ – Фундаментальные, может быть?

Э. ЛИМОНОВ – Фундаментальные. Давайте так.

СЛУШАТЕЛЬ – Сразу недоумение такое и сразу же вопрос. Кто будет эти фундаментальные изменения производить?

Э. ЛИМОНОВ – Слушайте, ну кто будет, я не знаю – гражданское общество, оппозиционные политические партии. Вы смотрите, сколько вокруг людей, которые постоянно высказываются. Вы что, не знаете о существовании Каспарова, Касьянова, этих самых правозащитников, НБВ, в конце концов?

СЛУШАТЕЛЬ – Знаю

Э. ЛИМОНОВ – Ну так что, по-вашему, эти силы недостойны доверия? Ведь на само деле…

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, допустим, я считаю, что они достойны доверия.

Э. ЛИМОНОВ – Почему вы так считаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Достойны, достойны.

Э. ЛИМОНОВ – Достойны. Я тоже так считаю. Хотя бы потому, что они подвергаются гонениям. Потому что сейчас находиться на этой стороне баррикады невыгодно, это приносит несчастья, это приносит тюремные заключения, это приносит смерть.

СЛУШАТЕЛЬ – Абсолютно с вами согласен. Только вопрос: как они придут к власти? Вопрос в этом заключается. Сейчас вот я слышал о том, что Березовский говорит о насильственном захвате власти. Вот я вам, извините, задаю вопрос. Можем ли мы демократическим образом получить власть, чтобы фундаментально вы, скажем, и Каспаров, силы…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А вы сами-то как думаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Я?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Думаю, что нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну.

Э. ЛИМОНОВ – Я, кстати говоря, вам не задавал этого вопроса.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это я вмешалась, не выдержала.

Э. ЛИМОНОВ – Нет, дело не в этом. Я не задавал вообще вопроса «можем ли». Я говорил только о том, считаете ли вы, что нам нужны фундаментальные изменения. Я сказал «радикальные», потом мы поправились, уточнили.

СЛУШАТЕЛЬ – А я скажу так, что фундаментальные изменения, возможно, они нужны. Скорее всего. Только что… вот именно нужно…

Э. ЛИМОНОВ – Не будьте никогда нерешительны. Если невыносимо так жить, значит, нужны фундаментальные изменения. Что же тут метаться между тем и этим?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Все, время истекает.

Э. ЛИМОНОВ – Да, спасибо вам огромное.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Эдуард Вениаминович, я вам оставлю меньше минуты на подведение итогов сегодняшней программы «Контрудар».

Э. ЛИМОНОВ – Ну какие мои итоги? Я извлек уроки, я поговорил с людьми. Это более интересно, чем отвечать, скажем, на их вопросы, отвечать коротко, впопыхах, не слушая, собственно говоря, моих вот… Здесь я имел бы большую возможность выслушать. И вначале я не очень прямо преуспел в этом занятии, поскольку я первый раз на такой передаче, и не понял, что надо больше расспрашивать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну ничего, зато потом вы нашлись.

Э. ЛИМОНОВ – Вот сейчас я вошел в колею. Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Эдуард Лимонов, гость программы «Контрудар», сегодня в эфире «Эха Москвы». Спасибо.

Э. ЛИМОНОВ – Спасибо вам.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире