'Вопросы к интервью
7 мая 2006 года

22.11 – 23.00



Контрудар



В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Анатолий Ермолин, депутат Государственной думы, член комиссии по международным делам, бывший начальник оперативно-боевого отделения группы «Вымпел», подполковник ФСБ.

Эфир ведет Нателла Болтянская



Н. БОЛТЯНСКАЯ – 22 часа 11 минут в Москве. Вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Нателла Болтянская. Это программа «Контрудар». В нашей студии Анатолий Ермолин, депутат Государственной думы, член комиссии по международным делам, бывший начальник оперативно-боевого отделения группы «Вымпел», подполковник ФСБ. Здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН – Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вот с таким угрожающим послужным списком вы будете задавать вопросы. Можете даже приговаривать: «Здесь вопросы задаем мы». Наши уважаемые слушатели, г7отовые принять участие в беседе, присылают на пейджер свои координаты. Номер пейджера 725-66-33, можно также отправлять СМС-сообщения на номер +7 495-970-0545. Я убедительно прошу, если вы не из Москвы, код города и краткую информацию о себе. Анатолий, вот у нас линии уже есть Ольга, которая сообщила о себе следующее: домохозяйка, жена военнослужащего, 47 лет. Ольга, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Прошу вас. Вот она вам вся к вашим услугам.

А. ЕРМОЛИН – Да, Нателла, классную вы мне, конечно, задачку задали. Я хочу предупредить слушателей, что я минуту назад узнал, что вопросы буду задавать я. Поэтому я буду говорить не о ФСБ, даже не о борьбе с терроризмом, я предлагаю поговорить о наших детях. Какие они? У меня лично дочке пять с половиной лет, сыну 19. Давайте поговорим о том, что мы для них можем сделать. Поэтому вопрос нашей первой уважаемой слушательнице. Скажите, у вас есть дети?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, двое.

А. ЕРМОЛИН – А сколько им?

СЛУШАТЕЛЬ – Дочь уже закончила вуз, сейчас работает, ей 23 года. А сын как раз в выпускном классе, 17 лет только что исполнилось.

А. ЕРМОЛИН – Классно. У меня вопрос такой. Вот навскидку – поскольку я тоже навскидку задаю вопросы — назовите пять «хочу» ваших детей. Вот только пять «хочу». Что хотят больше всего в этой жизни ваши дети? Вот если появляется шестое «хочу», то просьба заменить его на менее значимое «хочу», из тех, которые уже были упомянуты.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, поскольку дети разнополые, у них разные «хочу».

А. ЕРМОЛИН – Я готов с этим поспорить, но тем не менее?

СЛУШАТЕЛЬ – Тем не менее. На первом месте образование, у сына, например, сейчас остро стоит вопрос. Карьера, выше среднего обеспеченная жизнь, ну, и хочу здоровья, естественно всем своим родным. Подразумевается, что пока, слава богу, живы бабушки и дедушки, и чтоб так было всегда.

А. ЕРМОЛИН – Я четыре насчитал…

СЛУШАТЕЛЬ – Четыре. Ну, и остальное, это уже по мелочи, материальные какие-нибудь запросы типа…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — … машину новую, квартиру большую.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, квартиру им не надо, все в порядке. Машину, да, но это, в общем, не очень. Что-то такое типа большой телевизор новый. Вот все.

А. ЕРМОЛИН – Спасибо, спасибо. Знаете, я этот вопрос задаю уже в десятках городах самим молодым людям. В целом, вы угадали. Я хочу только один комментарий сделать. Насчет здоровья вы абсолютно правы, это обычно шестое «хочу», о котором забывают все молодые люди в силу именно их молодости. Я чуть-чуть пока воздержусь от комментариев, потому что хотел бы задать этот вопрос еще одному-двум людям для чистоты эксперимента. А потом предложу тот вариант, который, на мой взгляд, является правильным и универсальным для всей страны независимо от пола детей и т.д.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Ольга. Я благодарю Ольгу и напомню, что вопросы сегодня задает

депутат Государственной думы, член комиссии по международным делам, подполковник ФСБ Анатолий Ермолин. Если вы готовы на них отвечать, пожалуйста, просто присылайте свои координаты на пейджер номер 725-66-33 или СМС-сообщения +7 495-970-4545. Код города и краткая информация о себе весьма приветствуются. У нас на линии Вадим, директор фирмы, занимающейся технологией пищевых производств, из Москвы. Вадим, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Как жизнь?

СЛУШАТЕЛЬ – Жизнь прекрасная, а весной особенно хороша. Начало мая, у нас много традиционных праздников, весна это время надежд.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я прошу прощения у Вадима. Вот вижу сообщение от Николая из Перми, который запомнил Ермолина по программе «Открытая Россия – новая цивилизация». Николай, если поговорить хотите, телефон пришлите, я его угадать ей-богу не могу. Прошу, Анатолий.

А. ЕРМОЛИН – Я хочу задать аналогичный вопрос. Только хочу добавить немножко, Нателла, что я уволился 12 лет назад, и за это время …

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Очередного звания не получил…

А. ЕРМОЛИН – Нет, за это время в образовании достиг достаточно многого. Я профессионально работаю с молодежью и профессионально работаю с детьми. Вот. А собственно вопрос у меня такой же, только уже не применительно к детям… я так предполагаю, что наш слушатель достаточно молодой человек, обладающий очень перспективной специальностью и профессией. Скажите, пожалуйста, вот ваши пять «хочу», только пять и не больше?

СЛУШАТЕЛЬ – Пять «хочу» для мира, для страны?

А. ЕРМОЛИН – Для себя, для себя, в этот замечательный весенний день.

СЛУШАТЕЛЬ – Хороший вопрос, конечно. Я очень хочу, чтобы я лично жил полноценной жизнью, чтобы я продолжал реализовывать свои творческие потенциалы. Я хочу, чтобы рядом со мной были люди, которых я люблю, и которые отвечали бы мне тем же. Я хочу, чтобы я был здоров и крепок, и того же хочу моим близким.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это одно «хочу» или много?

СЛУШАТЕЛЬ – Это очень много. Это даже больше, чем много.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну, считаем, что одно «хочу» — чтобы я и мои близкие были здоровы. И, наконец, пятое?

СЛУШАТЕЛЬ – Хочется, чтобы сбылись все ожидания.

А. ЕРМОЛИН – А вот в развитие этой темы, скажите, а государство может вам помочь в решении ваших проблем? Сегодня очень модно говорить о государственной молодежной политике, вот как она может помочь вам удовлетворить ваши «хочу»?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, как раз то, что вы сказали, что я молод, это не совсем так. Мне уже много лет…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Много, это как? Извините, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, пожалуйста. Мне 61 год.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну, это не много. Совсем не много.

СЛУШАТЕЛЬ – В то же время это и совсем не много, вы правы, спасибо. Я тоже так считаю, потому что жизнь полна для любого возраста, и нужно иметь много желаний и тогда будет жизнь еще полней. Да? Так что, возвращаясь к вопросу о детях. У меня сын, которому 28 лет. Вы спросили, что может сделать наше государство? Конечно, это дать ему возможности в решении его проблем. Это должно быть хорошее жилье, это должна быть свобода для самореализации, это, возможно, помощь для молодежи, в том числе для моего сына, в решении квартирных вопросов. Я считаю, из материальных потребностей, эта потребность номер один. Вот что-нибудь в этом роде.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо вам, Вадим.

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо вам огромное. У вас замечательные передачи.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Мы продолжаем. Анатолий Ермолин депутат Государственной думы, член комиссии по международным делам задает вопросы. У нас на линии город Иркутск, Сергей, преподаватель Иркутского государственного университета. А вот что такое «активист БД» я не поняла. Сергей, объясните, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – БД это сокращение «Байкальского Движения», которое попыталось противостоять планам господина Вайнштока и многих-многих других людей испоганить Байкал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И более или менее успешно.

СЛУШАТЕЛЬ – Мы так пока не считаем, поскольку одно слово, не подкрепленное никакими документами, это очень подвешенная ситуация. И мы намерены добиваться того, чтобы это было закреплено документами. В частности, 11 числа будет автопробег под девизом «Слову президента – силу документа» и…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Хороший слоган.

СЛУШАТЕЛЬ — …и мы готовим в случае чего и более серьезные аргументы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Принято, Сергей. Прошу вас, Анатолий. Я так понимаю, что вопросы господина Ермолина не только будут связаны с Байкалом.

А. ЕРМОЛИН – Я уже обещал сегодня говорить преимущественно на одну тему, хотя эта тема может касаться чего угодно, — о нашей молодежи, о том, что ей надо, о том, что мы можем для нее сделать. И мой следующий вопрос навеян звонком предыдущего слушателя, который сказал, что в 61 год он себя не чувствует пожилым человеком, что достаточно молод. Я вспомнил в свое время наш спор с одним очень известным… Спор был среди профессионалов, работающих в молодежном движении, и мы обсуждали вопрос: что такое молодость. В законе написано – до 35 лет. И тогда мой давний и хороший знакомый Борис Абрамович Райзберг, он прямо взвился до потолка и сказал: да это же полный идиотизм – в законе прописывать пределы молодости!. Поэтому мой вопрос такой: а как бы вы определили молодость?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, это, наверное, состояние духа, прежде всего. Это способность неравнодушно реагировать на окружающие тебя события, это стремление что-то понять в этой жизни, чему-то научиться, сделать что-то полезное, считать, что от тебя что-то еще зависит. Вот так.

А. ЕРМОЛИН – Спасибо. А вот в развитие начала вашего звонка, скажите, пожалуйста, именно как человек, который живет на Байкале и который эту проблему знает изнутри. Мы, независимые депутаты пытались сделать так, чтобы нас услышали на пленарных заседаниях. А вот можете, именно как человек с места происходящих событий, очень коротко сказать, почему вас эта проблема так тревожит? Ну ладно, прошла бы труба поближе к Байкалу, подальше от Байкала. Вот для вас, что такое Байкал, и что вот эта труба?

СЛУШАТЕЛЬ – Значит, Байкал это вместилище 22-25 процентов запасов чистейшей питьевой воды. Это красивейшее место на нашей планете, Это святое место для очень многих поколений людей, и если вы там побываете, то… вы же понимаете, что лучше один раз увидеть.

А. ЕРМОЛИН – Я пять раз был, в том числе в экспедициях, поэтому я хорошо представляю, о чем вы говорите.

СЛУШАТЕЛЬ – Понимаете, можно очень плохо относиться к людям, можно их всячески унижать, скажем, можно повышать зарплату им на 15 процентов, а москвичам на 25, можно держать профессоров, как меня, по 15 лет в студенческом общежитии, можно не строить 25 лет библиотеку университету, хотя это очень грустно, и нет перспектив, что она будет построена – 25 лет стоит каркас. Все это, наверное, еще можно пережить. Что мы и делаем. Но отбирать у людей такой стимул, отбирать у людей такую красоту, отбирать у людей источник жизни – питьевую воду, это уже чересчур. Вы знаете, я прошу прощения, мне очень обидно, но я только вам из всех журналистов «Эха Москвы» теперь доверяю…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Нет-нет, мы не обсуждаем никаких журналистов «Эха Москвы», вот тут уж извините, Сергей.

СЛУШАТЕЛЬ – Хорошо, я не будут этого делать. Я надеюсь, я ответил на ваш вопрос?

А. ЕРМОЛИН – Да, спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, мы продолжаем разговор. Анатолий, у вас совершенно не получится никак, хоть вы 12 лет как ушли в отставку… У нас на линии Евгений из Москвы, сообщил о себе следующее: коммерческий директор, 39 лет, двое детей, достаток средний. Ужасно не люблю ФСБ. Вот вам Евгений, прошу любить и жаловать. Здравствуйте, Евгений.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН – Вопрос…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вы бы видели, как он растерялся, бедный Анатолий Ермолин!

А. ЕРМОЛИН – Что ж я растерялся, что ж, я не знаю, что относительная часть нашей страны не любит офицеров ФСБ, спецслужб и госбезопасности. Вопрос к Евгению такой: скажите, пожалуйста, а как вы думаете, если бы, в принципе, не было спецслужб? Такое возможно?

СЛУШАТЕЛЬ – Такое, в принципе, возможно, только я думаю, что нужно… как это называется?.. лошадей-то приструнить немножко, раза в три. Зачем лезть в бизнес? Занимайтесь своим настоящим, чем вам по закону положено. Есть же закон о ФСБ, закон о милиции, закон обо всем. Вот занимайтесь в рамках этого. Зачем разрушать жизни людей, зачем ломать фирмы, зачем калечить судьбы? Ответьте теперь вы мне. Я вам задал три «зачем».

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я вам должна сказать, Евгений, что вопросы здесь задает Ермолин.

СЛУШАТЕЛЬ – Хорошо, понял. Все в рамках.

А. ЕРМОЛИН – Да-а. Я задам, я задам Евгению вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы ответьте! Хорошо не отвечайте, я буду отвечать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — То есть вы сами себе задали вопрос, и сами на него хотите отвечать? Да?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, может быть, если у вас такое правило, то я тогда сам будут отвечать. Для чего…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – У нас правило одно: вопросы задает в программе гость и отвечает на них тот, кто позвонит.

СЛУШАТЕЛЬ – Согласен, согласен.

А. ЕРМОЛИН – Евгений, извините, я сам не знал этих правил. Вот я в такой же ситуации, как вы. Даже хочется подарить Нателле фразу: «Тут вам не гестапо, здесь заговоришь». На самом деле вы поднимаете очень важную тему, и может быть, вам это покажется странным, я абсолютно с вами солидарен.

СЛУШАТЕЛЬ – В чем?

А. ЕРМОЛИН – В том, что именно госбезопасность должна заниматься государственной безопасностью…

СЛУШАТЕЛЬ – В рамках закона, правильно?

А. ЕРМОЛИН – Конечно. А кстати, вы знаете, что в рамках закона теперь, в соответствии с контртеррористическим законодательством, против которого лично я и многие мои коллеги, независимые депутаты активно выступали, теперь существует целый ряд новшеств, о которых, возможно, многие граждане не догадываются.

СЛУШАТЕЛЬ – А этот закон опубликован?

А. ЕРМОЛИН – Так в том то и дело… Знаете, вот контртеррористическое законодательство у нас принималось очень странным образом. Сначала был пакетный закон, потом стало понятно его разработчикам, что в пакете он не пройдет, потому что есть такие люди, как вы, вот, и его разбили на три части. Первая часть – это абсолютно выхолощенный закон о борьбе с терроризмом, о противодействии терроризму, абсолютно выхолощенный. Там, по сути дела, кроме определения, что такое терроризм и разрешения сбивать самолеты с пассажирами, я лично для себя ничего полезного не нахожу. Потом был указ президента, и наконец. Вот в качестве подарка как бы набор новых изменений и дополнений в уже существующие законодательные акты – в УПК, в ПК… Так вот, я наверное не прибавлю вам оптимизма, если скажу, что теперь входить в жилище и проводить необходимые действия можно без ордера прокурора.

СЛУШАТЕЛЬ – То есть, я в глазок смотрю, и что мне должны сказать?

А. ЕРМОЛИН – Да, вам скажут: вот знаете, в связи с борьбой с терроризмом мы сейчас срочно должны войти в вашу квартиру и делать все, что считаем необходимым.

СЛУШАТЕЛЬ – А если вы переодеты?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А я не знаю, как выглядит удостоверение ФСБ, я вам не верю.

А. ЕРМОЛИН – Я вам хочу сказать, что через…

СЛУШАТЕЛЬ – Как же самозащита?

А. ЕРМОЛИН – Какая самозащита?

СЛУШАТЕЛЬ – А если у меня зарегистрированный пистолет?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Если я вам дверь не открою, ее взломают.

А. ЕРМОЛИН – Конечно. И через 24 часа вам принесут разрешение прокурора.

СЛУШАТЕЛЬ – Вот! И что мне его, на балконе подвесить на веревочке?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Хорошая мысль, кстати.

А. ЕРМОЛИН – Поэтому, вы знаете, я бы…я не хочу вдаваться в дискуссию…

СЛУШАТЕЛЬ – Я вас поставил в тупик, или вы меня?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вы знаете что, у меня такое ощущение, что вы …

СЛУШАТЕЛЬ – Я на Рублевке живу, я вас всех вижу, как вы проезжаете, что вы делаете с нашими домами!

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Евгений, вы нашу программу не с начала слушали, да? Дело в том, что господин Ермолин уже достаточно давно не работает в Федеральной службе безопасности.

СЛУШАТЕЛЬ – Хорошо, пускай он посоветуется со своими коллегами, которые еще там существуют.

А. ЕРМОЛИН – Да я знаю, как сейчас…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Понятно. Но у меня такое ощущение, что как на человека, связанного с «Открытой Россией», на господина Ермолина смотрят очень косо его коллеги из ФСБ.

СЛУШАТЕЛЬ – Очень. Очень.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, я благодарю вас. Мы продолжаем разговор. Я как раз напомню, что депутат Государственной думы, член комитета по международным делам Анатолий Ермолин задает вопрос вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы». И у нас на линии менеджер в строительной сфере из Нижнего Новгорода Роман. Роман, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Прошу вас. Ну, судя по голосу, совсем молодой человек.

СЛУШАТЕЛЬ – 36.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну, это просто мальчишка.

А. ЕРМОЛИН – Роман, вопрос такой: вам приятнее тема молодежи или тема ФСБ?

СЛУШАТЕЛЬ – Я на любую тему готов. Только у нас под окнами тут пиво пьют постоянно, воруют, в квартиру лазят. Молодежь как тема не сильно приятная, но и ФСБ пока меня сильно не обижала. Лучше, наверное, о международной торговле поговорить, о международных делах, как Россия продвигается на рынки…

А. ЕРМОЛИН – Да-да, это интересно, Но все-таки, международная торговля от меня достаточно далеко, я вам честно скажу. Поэтому я попытаюсь вернуться в русло молодежной политики, и вы будете третьим слушателем, которого я попрошу ответить на вопрос, может быть, применительно к себе. Все-таки что хочет молодежь сегодня?

СЛУШАТЕЛЬ – Молодежь… Ну, вот сидя у окна, я недавно переехал с девятого этажа на первый… молодежь пьет пиво…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И хочет пить пиво, собственно. Нельзя же представить, что они не хотят пить пиво, а пьют против собственного желания, правда?

А. ЕРМОЛИН – Шумят?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну да. Шумят, участковый не приезжает. ТСЖ бабушки не хотят создавать, вроде, боимся…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – ТСЖ – это товарищество собственников жилья.

А. ЕРМОЛИН — А как быть в этой ситуации, когда участковый не ездит, а бабушки боятся?

СЛУШАТЕЛЬ – Да как… Я уж тут и гантелями пытался кидаться, и арматуру тут держу… Поскольку в тюрьмах там СПИД, туберкулез, стараюсь никого сильно не бить.

А. ЕРМОЛИН – Боитесь СПИДа и туберкулеза?

СЛУШАТЕЛЬ – Как попадешь в тюрьму, так там каждый седьмой заболевает туберкулезом, СПИДом. Не хочу.

А. ЕРМОЛИН – А вот такой еще в развитие вопрос. Значит, абсолютно бесполезно что-то с этим сделать, если участковый не ездит? То есть, у вас надежда только на участкового?

СЛУШАТЕЛЬ – У нас в подвале пункт участковых, он пустует. Все подвалы заняты, в соседних домах сдают в аренду, деньги получают и мешают создавать ТСЖ.

А. ЕРМОЛИН – Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Благодарим вас. Контрудар продолжается. Анатолий Ермолин продолжает задавать вам вопросы, уважаемые слушатели «Эха Москвы», Вы можете продолжать присылать вопросы на пейджер 725-66-33 и СМС-сообщения по номеру +7 495-970-45-45. У нас на линии Константин, 33 лет, Генеральное управление транспортной компании. Все правильно сказала про вас?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, правильно.

А. ЕРМОЛИН – Константин, добрый вечер. Я сейчас отвечу на те вопросы, которые задавал сам, и попрошу вашего отношения к тому, как вы считаете…

СЛУШАТЕЛЬ – В общем, пять вопросов, которые…

А. ЕРМОЛИН – Да, пять вопросов. Я готов вам предложить сказать, что хочет сегодня современная молодежь.

СЛУШАТЕЛЬ – Современная молодежь хочет сегодня, во-первых, устроиться в своей личной жизни, второе, чтобы меньше было гастарбайтеров, потому что они относительно отбирают у них рабочие места, третье, …

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я прошу прощения, я так вмешалась нагло… У нас возле дома всю дорожную работу и дворницкую выполняют, как вы их называете, «гастарбайтеры».

СЛУШАТЕЛЬ – Да-да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я специально интересовалась в ДЭЗе – никто не изъявил желания на их месте оказаться.

СЛУШАТЕЛЬ – Я с вами согласен, потому что, в общем, москвичи сейчас навряд ли кто пойдет туда работать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но вы излагаете желание, так как вы видите их, да?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, там знаете, там, во-первых, не в этом. Во-первых, не надо забывать, что помимо этого, во-первых, эти гастарбайтеры нам, во-первых, портят генофонд нации..

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Каким это образом они нам портят генофонд?

СЛУШАТЕЛЬ – Потому что у нас большое количество концентрации женщин в обществе на душу населения. Мужчин просто, грубо говоря, идет нехватка, и грубо говоря, очень огромная идет…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Константин, я должна вам честно сказать, что люди, которые всерьез так думали, насчет того, что их генофонд может кто-то испортить, в Нюрнберге уже повешены.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, я понял, понял. Так, и смотрите, в общем, молодежь , так как я сказал, личную жизнь устраивать. Потом, так, в общем, некоторые просто хотят экономическую жизнь хотят, чтобы нормально, но не тужить, да? И научные, грубо говоря, тоже познания хотят. Это третий вопрос, так?

А. ЕРМОЛИН – Ну, да. Я, правда, не это имел в виду. Я хотел сам назвать пять «хочу» уже.

СЛУШАТЕЛЬ – Я сейчас два вопроса уже отвечу практически.

А. ЕРМОЛИН – Давайте, давайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, третий практически так… Ну, в принципе, помимо этого, молодежь хочет еще, чтобы у нас, грубо говоря, тоже чтобы у нас экономически поднялась вся страна. Понимаете, да? В основном, у нас где-то процентов 40, я имею в виду, которые действительно о стране заботятся, понимаете, да? Ну, и пятый вопрос, что я могу сказать? Кстати, вот насчет здоровья, которое вы сказали, большинство вообще-то не думает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну, хорошо. Я попрошу Анатолия Ермолина назвать пять «хочу», которые он считает унифицированными.

А. ЕРМОЛИН – Дело в том, что я даже не считаю, что это пять унифицированных «хочу». Это результаты серьезных исследований в виде такого мини-теста. Так вот, пять «хочу» современного молодого человека следующие. Первое, современная молодежь хочет деньги.

СЛУШАТЕЛЬ – Правильно.

А. ЕРМОЛИН – Современная молодежь хочет квартиру…

СЛУШАТЕЛЬ – Это тоже правильно.

А. ЕРМОЛИН – Современная молодежь хочет быть профессионально и социально конкурентоспособной, то есть эффективной…

СЛУШАТЕЛЬ – Я могу даже лучше сказать – она просто хочет…

А. ЕРМОЛИН – Ну, давайте я скажу уже до конца. Потом молодежь хочет классно отдыхать, и пятое, — может быть, это кого-то удивит, нас это порадовало – молодые люди хотят иметь семью.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, даже процентов 80 хотят иметь и больше. И причем, не какую-то там гражданскую, а… Вот вчера тоже слушал информацию, в принципе, по «Эху Москвы», там юрист просто вел. Действительно, хотят просто легализацию семьи, на законных основаниях брак. То есть, не гражданский, а настоящий.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну, что ж. Видимо, позиции, высказанные господином Ермолиным, у вас, Константин, не вызывают отрицания?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, там в принципе, там в этом отношении все нормально.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Итак, я должна вам сказать, что у нас на линии Людмила из города Балашиха. Людмила написала о себе следующее. Ее сын учился в клубе «Кавалергард» в Балашихе. Этот клуб имеет отношение к вашей деятельности. Прошу вас, Людмила, здравствуйте. Вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН – Людмила, здравствуйте, Мне очень приятно маму одного из своих воспитанников…

СЛУШАТЕЛЬ – Это Саша Вакушев.

А. ЕРМОЛИН – Саша Вакушев… Скажите, как сложилась судьба его? Я знаю, что ребята до сих пор каждый год встречаются, выезжаю на Плещеево…

СЛУШАТЕЛЬ – Да, это незабываемое совершенно время, когда ребята ходили с вами в эти походы, и очень многому научились. Мы до сих пор вас помним и безумно вам благодарны.

А. ЕРМОЛИН – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – А Саша закончил МГУ, факультет вычислительной математики и кибернетики, сейчас работает программистом. И в походы ходит до сих пор, это у него любимое дело. А я все время слежу за всеми вашими проектами, и мне очень жаль, что больше он с вами нигде не пересекался, я это ему всю жизнь твержу.

А. ЕРМОЛИН — Так пускай звонит и подходит хоть в думу, хоть домой…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Так, ребята, давайте к делу.

А. ЕРМОЛИН – Я понял. Вопрос: я только что сказал о пяти потребностях молодого человека. Вы слышали или пропустили?

СЛУШАТЕЛЬ – Я слышала, но я под конец выключила приемник, ожидала связь.

А, ЕРМОЛИН – Ну, я коротко: деньги, квартира, профессиональная конкурентоспособность, социальная эффективность, отличный досуг и семья. Как вы считаете, вот государство, разрабатывая молодежную политику, что может реально сделать для того, чтобы помочь молодому человеку? Удовлетворить одно из его «хочу» или все? Как вы считаете, что реально…

СЛУШАТЕЛЬ – Вы имеете в виду, молодому человеку уже такому взрослому? Не совсем еще маленьким детям?

А. ЕРМОЛИН – Хоть кому.

СЛУШАТЕЛЬ – Хоть кому? Я думаю, что нашей молодежи не хватает открытости по отношению к внешнему миру.

А. ЕРМОЛИН – А что государство может сделать?

СЛУШАТЕЛЬ – Государство, например, может давать им возможность, что очень важно для молодежи, увидеть как можно раньше другие страны. Чтобы это были какие-то международные программы. Чтобы ребята изучали языки.

А. ЕРМОЛИН – Спасибо большое, спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. Я благодарю Людмилу. Еще раз напомню, что вопросы сегодня в этой программе задает Анатолий Ермолин, депутат Государственной думы, член комитета по международным делам. Так, вот вижу довольно горькое сообщение, но почему-то оказался занят телефон. Попробую еще раз. Человек написал одну фразу: «Жизнь у меня превратилась в тупик». Я думаю, что нам обязательно стоит позвонить по этому телефону, и сейчас я попробую еще раз. К сожалению, занято. Если нас слышит Александр, у которого жизнь зашла в тупик, то, пожалуйста, освободите телефон, мы сейчас ваш тупик попробуем немножечко разрулить. Еще раз напомню, что вопросы задает сегодня Анатолий Ермолин, депутат Государственной думы, и если вы готовы на них отвечать, то присылайте свои координаты на пейджер 725-66-33. Можно отправлять также СМС-сообщения +7 495-970-45-45. Сейчас попробую все-таки дозвониться до студента-химика-юриста. Интересно, как это: химик-юрист? Итак, задает вопросы Анатолий Ермолин. Я прошу прощения, к сожалению, у нас сегодня со связью никак не получается. Ага, кто-то к нам прорвался самотеком… Алло! Нет, к сожалению, и тут у нас со связью беда. Несколько секунд, и мы попытаемся эту проблему решить. Вот звоню студенту. Раз уж мы заговорили о молодежных проблемах, то чтобы можно было подкрепить их, так скажем. Еще раз напоминаю, что Анатолий Ермолин задает вопросы, и попробуем сейчас вызвонить студента Илью, который москвич, и которому 20 лет отроду. Я напомню номер пейджера 725-66-33 и номер для СМС-сообщений +7 495-970-45-45. Вот вижу, между прочим, полезную информацию о том, что генофонд русского народа давным-давно испорчен… Здравствуйте, Илья! Это «Эхо Москвы». Что значит «химик-юрист», объясните, пожалуйста. По четным вы химик, а по нечетным юрист?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы про меня ведете речь? Я об этом не писал совершенно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это я?… это я ошиблась, извините. Просто студент.

СЛУШАТЕЛЬ – На самом деле, я учусь на инженера.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вопросы вам сейчас задавать будет господин Ермолин.

А. ЕРМОЛИН – Илья, добрый вечер. Скажите, пожалуйста, вы на государство рассчитываете или на себя? Вот перед вами такая большая, наполненная разными событиями, которых ни вы, ни кто еще не знает, как вы собираетесь по этой жизни идти? Есть ли у вас какие-то ожидания от государства?

СЛУШАТЕЛЬ – От государства были, наверное, ожидания, когда я поступал в институт. Надежды были, что я смогу работать по специальности. Но, к сожалению, государство ничего не делает для развития аэрокосмической отрасли, например. И рабочих мест для инженеров практически нет. Создают, в основном целевые группы, очень маленькие, очень ограниченные. В этом плане государство не развивает производство. И это характерно и для автомобилестроения, и для многого другого. Можно взглянуть на то, что мы сейчас покупаем, какие машины, какие самолеты…

А. ЕРМОЛИН – А как быть?

СЛУШАТЕЛЬ – Как быть? Надо развивать эту сферу, делать туда финансовые вливания, корреспондировать процесс. Все-таки не разрушать предприятия, а как их спонсировать, наверное, стараться делать их конкурентоспособными.

А. ЕРМОЛИН – А на вашем месте как быть? Ждать, когда государство возьмется за голову? Или что-то думать самому?

СЛУШАТЕЛЬ – Хотя бы дождаться, когда оно перестанет мешать этому. Я хочу сказать, что государство мало того, что ничего не делает, чтобы помочь предприятиям, но и частный бизнес практически не развивается в этой области.

А. ЕРМОЛИН – Здесь вы радеете за государство, за предприятия, которые государство не поддерживает?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет. Если государство не берется поддерживать, так, может быть, оно хотя бы не будет мешать частному бизнесу? И не перехватывать какие-то успешные проекты и их зарубать на корню.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Разумно, между прочим, все разумно. Спасибо. У нас на линии Аня, сообщила о себе следующее: 25 лет, журналист, работала на документальном фильме о Беслане, дочери пять с половиной лет. Аня, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН – Аня, добрый вечер. Скажите, пожалуйста, вот вы работали над фильмом о Беслане…

СЛУШАТЕЛЬ – Я работала в греческой телекомпании в качестве переводчика и организатора интервью.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А вы греческий знаете, да?

СЛУШАТЕЛЬ – Я знаю английский. Я говорю по-английски.

А. ЕРМОЛИН – Вы были в Беслане?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, там я не была. Я координировала работу здесь и работала и встречалась с теми детьми и их родителями, которые были здесь в больницах.

А. ЕРМОЛИН – Понятно. Как вы считаете, что нужно сделать для того, чтобы такое не повторилось?

СЛУШАТЕЛЬ – Эко вы задали вопрос, надо сказать…

А. ЕРМОЛИН – Вот, меня уж посадили задавать вопросы, я и задаю…

СЛУШАТЕЛЬ – Знаете, это конечно очень связано с вопросом о государстве… сейчас я попытаюсь сформулировать. Мне хотелось бы, чтобы государство несло ответственно за те шаги, которые оно предпринимает, как и наше общество, чтобы было ответственно за свои поступки. Когда произошла трагедия в Беслане, многие люди говорили о том, что в данном случае я не могу рассчитывать только на себя, потому что я не принимаю решение, я связан теми структурами, которые эти решения принимают. Когда эти структуры будут принимать ответственные решения, тогда, я надеюсь, что это не повторится.

А. ЕРМОЛИН – Спасибо. Вот можно вопрос, для меня он принципиально важный. Как вы считаете, кто должен принимать решение о штурме – политики или военные?

СЛУШАТЕЛЬ – О штурме…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну, вот как это было в Беслане.

А. ЕРМОЛИН – Вот школа, вот дети. Имеет ли право военный человек принимать решение штурмовать или не штурмовать? Это должен быть политик или военный, как вы считаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Знаете, я много размышляла над этим вопросом, и не смогла придти к однозначному решению. С одной стороны, и у того, и у того есть плюсы. С одной стороны, если это государственная политика — ни в коем случае не вести переговоры с террористами, если штурмовать, то штурмовать сразу – это политическое решение. С другой стороны, если организацией работы занимается такое подразделение как «Альфа», в этом случае, может быть, гораздо оперативнее принять решение… я не могу ответить на этот вопрос. Я не знаю, что правильно, что неправильно.

А. ЕРМОЛИН – Спасибо. Я хоть и задаю здесь вопросы, но, тем не менее, если Нателла позволит, я прокомментирую.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, конечно.

А. ЕРМОЛИН – Решение принимать должны политики. По одной причине — по причине того, что они уполномочены нами с вами отвечать за нашу с вами жизнь. Военным такие полномочия мы не давали. В мире существует такая практика, что политик принимает решение штурмовать или не штурмовать, а офицер, командир группы, кто угодно должен выполнить поставленную боевую задачу, и если нужно, умереть. Поэтому вся ответственность должна быть на политике.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Объясните, пожалуйста, вот при таком разделении труда кто берет на себя ответственность и должен брать на себя ответственность?

А. ЕРМОЛИН – Президент, губернатор, мэр.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Извините, я сама нарушила правила «Контрудара». Анна, спасибо вам за звонок. Успехов вам. Так, у нас на линии москвич Рустам, военнослужащий 35 лет. Здравствуйте, Рустам.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН – Добрый вечер, Рустам. Скажите, как сейчас служится? Какое ваше звание?

СЛУШАТЕЛЬ — Я майор.

А. ЕРМОЛИН – Не секрет, в каких войсках?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, давайте скажем, Вооруженные силы. Так проще будет.

А. ЕРМОЛИН – Вас устраивает реформа, которая сейчас проводится в Вооруженных силах?

СЛУШАТЕЛЬ – Конкретно, пожалуйста.

А. ЕРМОЛИН – Ну, все что угодно. Вы же не говорите, в какого рода вооруженных силах вы …

СЛУШАТЕЛЬ – По призыву или по контракту?

А. ЕРМОЛИН – Давайте тогда сузим вопрос. Вы получаете достойную зарплату майора Вооруженных сил России? Вам хватает этого на жизнь, или вы еще подрабатываете где-то дополнительно?

СЛУШАТЕЛЬ – Приходится по всякому, конечно. Я думаю, что в данный момент хватает. По сравнению с Советским Союзом, конечно, совсем другая картина.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Рустам, а вы позволите задать вам неполиткорректный вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ – Обязательно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вот тот факт, что вы имеете восточное происхождение, вам мешает в жизни, в работе?

СЛУШАТЕЛЬ – Ни в коем случае.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. У нас на линии Влад, студент из Твери, человек без гражданства. Здравствуйте, Влад.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН – Влад, а что значит «человек без гражданства»?

СЛУШАТЕЛЬ – Я гражданин Узбекистана, сейчас приехал в Россию, учусь по правительственной программе. Уже второй год не могу получить гражданство, хотя этнический россиянин. Сколько не стараюсь, не получается.

А. ЕРМОЛИН – А пытались?

СЛУШАТЕЛЬ — Да. Собирал документы, где-то опоздал на три дня… Такое ощущение, что для местных чиновников я как бы иностранец, китаец или узбек, киргиз, но не русский.

А. ЕРМОЛИН – Понятно, понятно. Взятки просят?

СЛУШАТЕЛЬ – Кстати, не просят. Наверное, видят, что с меня взятки не взять, простой студент, без родственников, без никого.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А на что же вы живете, Влад?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, я подрабатываю, но из-за того, что нет гражданства, найти хорошую работу не получается, хотя у меня, в принципе, образование уже есть. Не получается. Где-то грузчиком, где-то сторожем.

А. ЕРМОЛИН – Понятно. Как вы думаете, а что государственная власть может в этом смысле сделать?

СЛУШАТЕЛЬ – Знаете, сколько раз говорил и президент, и остальные чиновники, что вот, соотечественники, это такое святое дело, будем помогать всячески обустраиваться. Но на деле все не так. Скорее всего, ничего так и не сделают.

А. ЕРМОЛИН – Запомните короткий телефон: 692-92-92. Позвоните мне после праздников, после 16-го, я сделаю запрос.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А мне потом пришлете на пейджер результаты этого запроса, хорошо? Или на СМС. Проверю, как у нас работает господин депутат Ермолин. Мы продолжаем разговор. У нас на линии город Пенза. И надо сказать, тоже очень грустное сообщение от Юли. Юля, вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – «Студентка 20 лет, много что хочу, но вряд ли что смогу реализовать». Вот такое сообщение, Анатолий.

А. ЕРМОЛИН – Юля, а много – это чего? Скажите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, вот я прослушала. Многие называли свои пять «хочу». Первое мое «хочу», конечно, то, что надо сделать карьеру. Я бы хотела, чтобы моя карьера была полезной не только лично для меня, но и в целом я могла принести пользу, если громко выразиться, обществу. На мой взгляд, наше государство, несмотря даже на всю ту молодежную политику, которая в последнее время очень активно проводится, не представляет достаточно возможностей людям с желанием реализовать свои какие-то большие планы. И вот…

А. ЕРМОЛИН – То есть, вы хотите самореализоваться не просто для себя, но и для страны?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, конечно.

А. ЕРМОЛИН – А где вы учитесь?

СЛУШАТЕЛЬ – Вот я сейчас заканчиваю Пензенский педагогический колледж по специальности «учитель иностранного языка»…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А какой язык у вас?

СЛУШАТЕЛЬ – Английский. И еще я как бы заочно обучаюсь в Пензенском государственном университете по специальности «налогообложение».

А. ЕРМОЛИН – Юля, а почему такой пессимизм? Что вряд ли что-то у вас получится.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, поскольку я связана с английским языком, в прошлом году мне посчастливилось съездить по программе в Америку. Я приехала очень разочарованная в ситуации… как там все у них, и как у нас.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Где плохо то?

СЛУШАТЕЛЬ – У нас не то, что плохо, но (неразборчиво) у нас хуже. Потому что там человек может добиться всего, не имея каких-то связей, во многом блата. У нас здесь нужны связи, блат, деньги , чтобы даже получить образование. Или хотя бы один из трех компонентов. Я считаю, это просто несправедливо.

А. ЕРМОЛИН – Юля, по какой программе вы были в Штатах? «Открытый мир» или что-то другое?

СЛУШАТЕЛЬ — неразборчиво.

А. ЕРМОЛИН – А вот такой вам вопрос. Вот мы говорили, что хочет молодежь, в том числе, наверное, от государства. Скажите, а что государство хочет от молодежи?

СЛУШАТЕЛЬ – Государство, наверное, хочет, прежде всего, чтобы молодежь была, наверное, послушной, не очень-то возмущалась какими-то действиями государства. То есть, чтобы, как и весь наш народ, а он такой достаточно пассивный. Государство не заинтересовано, судя по всей этой ситуации, чтобы достойные люди получали достойное образование. Всегда ведь легче работать с посредственными людьми.

А. ЕРМОЛИН – Понятно. Вы очень четко ставите диагноз.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Большая умница. По-моему, все у нее получится.

А. ЕРМОЛИН – Я тоже уверен.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо. И видимо последний на сегодня наш собеседник. У нас на линии город Красноярск, Дима, юрист 23 лет. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН – Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ — Добрый вечер, но у нас уже ночь, так что скорее доброй ночи.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Тогда доброе утро. Прошу вас, Анатолий. Ну, спрашивайте, спрашивайте.

А. ЕРМОЛИН – Так, так, вопрос… Вот повторюсь, как вы считаете, что от вас хочет государство? Сейчас много говорят, мол, молодежь много говорит о своих правах, мало о своих обязанностях. Как вы думаете, какие обязанности налагает на вас государство, и что оно, в принципе, от вас хочет?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, что хочет государство от молодежи, я даже и не знаю. Если по конституции судить…

А. ЕРМОЛИН – Нет, по жизни, по жизни судить.

СЛУШАТЕЛЬ – По жизни? Даже не знаю, что оно хочет от нас. Если судить по нынешней молодежной политике, то даже не знаю, честно.

А. ЕРМОЛИН – А вы видите молодежную политику?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, я думаю, что стоит вести, но не в советском стиле, как у нас – молодежные программы, съезды и так далее. Не в советском стиле.

А. ЕРМОЛИН – А что может государство сделать для молодежи? Скажите, может государство купить квартиру молодой семье?

СЛУШАТЕЛЬ – В этом плане я согласен. Какие-то льготы должны быть, для работающих, например. Вот я как юрист работаю на госслужбе. Должны быть какие-то льготы, чтобы…

А. ЕРМОЛИН – А за что же льготы-то?

СЛУШАТЕЛЬ – Чтобы достаточная зарплата была на госслужбе…, ипотечный кредит или в какой-то другой форме.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Понятно. Спасибо. Ну что ж, вот на сегодня мы исчерпали наш временной лимит, и я оставила вам примерно полторы минуты на подведение итогов. Вот вы разговаривали с разными людьми, разных возрастов, из разных городов. Что, какие выводы можете сделать на основании услышанного?

А. ЕРМОЛИН – Мы говорили о двух темах. Говорили, в основном, о молодежи. Честно говоря, такой был серьезный разброс и людей, и точек зрения. Но вывод я бы сделал следующий. Что такого четкого представления о звонившей молодежи, о том, что она хочет, и что для нее нужно делать, я по крайней мере не услышал. Может быть, неправильно формулировал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну, а вы знаете, что хочет молодежь? Вы сформулировали пять своих «хочу». Но если сейчас высунуться на улицу, мы же не увидим миллионов молодых людей, которые стоят с плакатами «Пять «хочу» по Ермолину!», правда?

А. ЕРМОЛИН – Конечно. Но на самом деле пять «хочу» и не нужно удовлетворять. Вот как раз последний звонивший молодой человек из Красноярска. Я себе позволю с ним не согласиться в том, что как раз государство и вообще мы как нация … не надо рассматривать молодежь как социальных инвалидов. Самая сильная, самая жизнеспособная часть нашего населения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это мнение депутата Государственной думы, члена комитета по международным делам Анатолия Ермолина в программе «Контрудар». Я благодарю вас, и новости на волнах «Эха» через несколько секунд.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире