25 января 2004
Z Контрудар Все выпуски

Юрий Рост


Время выхода в эфир: 25 января 2004, 20:11

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Как мы обещали в нашей студии журналист, обозреватель «Новой газеты» Юрий Рост. У нас на линии Иркутск, Андрей 36 лет, руководитель компьютерной фирмы.
АНДРЕЙ Не руководитель, а один из акционеров.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Компьютерной фирмы какой? Чем занимаетесь? Производите компьютеры или обслуживаете их?
АНДРЕЙ Все вместе, производим, обслуживаем и продаем.
Ю.РОСТ Я просто молодой компьютерщик теперь, у меня появился компьютер. А как вы живете?
АНДРЕЙ — В каком смысле?
Ю.РОСТ Как выживаете? Хорошо ли вам удобно, комфортно?
АНДРЕЙ Нельзя сказать, чтобы очень хорошо.
Ю.РОСТ Что вас тревожит? Сейчас наш разговор напоминает как лечение по телефону.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Диагноз пытается поставить Рост.
Ю.РОСТ Я не вижу вас, очень тяжело разговаривать, я вообще не люблю разговаривать по телефону, по радио, наверное, тоже, потому что я не вижу человека, как он реагирует. Но, тем не менее, мне интересно, какие проблемы, что вас тревожит?
АНДРЕЙ Если в работе или
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Андрей, давайте так. Зачем вы прислали заявку в «Контрудар?» Можно, я так сформулирую?
АНДРЕЙ Зачем? Наверное, хотелось бы ответить на вопросы, которые может задать человек, который я может быть один из представителей такого слоя населения, который может ответить, высказать свое мнение.
Ю.РОСТ Тогда может быть, вы подскажете вопрос, на который бы вы хотели ответить. Потому это такая форма одиночества, когда человек хочет, чтобы по радио с ним поговорили. Вы чувствуете это? У вас все в порядке с семьей, с личной жизнью?
АНДРЕЙ В общем, да.
Ю.РОСТ В общем это хорошая оговорка. И какой же вопрос вы бы хотели, чтобы я вам задал?
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Какое тяжкое молчание. Политика, экономика, журналистика.
АНДРЕЙ Давайте о политике.
Ю.РОСТ Скажите, вы улавливаете какие-нибудь изменения в политике за последние годы? Или вам кажется, что все как было, так и есть
АНДРЕЙ Очень большое беспокойство вызывают те события, которые происходят в политической жизни. Это единение полнейшее, сильно напоминающее в прошлые годы
Ю.РОСТ А вы за кого голосовали?
АНДРЕЙ Мне, к сожалению, не удалось проголосовать по объективным причинам.
Ю.РОСТ Почему, — к сожалению, это, может быть и позиция вполне.
АНДРЕЙ Это не было позицией, я хотел голосовать, но голосовал, прежде всего, за правых.
Ю.РОСТ То есть вы считаете, что вы потерпели идеологическое поражение?
АНДРЕЙ Идеологическое я бы не сказал, потому что я спрашивал всех людей, допустим, кого я знаю после выборов, кто как голосовал, может быть, из нескольких десятков человек только один заявил, что он голосовал за «Единство». А картина, которая получилась, в результате голосования совершенно меня поразила.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Может быть просто у вас единственный знакомый?
АНДРЕЙ Я говорю о нескольких десятках человек. Все либо не голосовали, либо за СПС, «Яблоко». Кто-то за коммунистов, но всего один за «Единую Россию», результаты выборов меня просто повергли в изумление.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Представляете, какой у него голос оказался весомый.
Ю.РОСТ Я думаю, что вообще не имело смысла голосовать.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Мы зададим этот вопрос уже следующему собеседнику. Спасибо, Андрей. У нас на линии москвич Игорь Леонидович, который написал, что имеет предложение по стратегии либеральных сил по выборам.
Ю.РОСТ Давайте.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ Приветствую вас. Стратегия простая, ее надо обмозговать, но предложение такое. Всем идти голосовать, забрать бюллетени, и отправить в Комитет-2008. Это не будет действовать законно, но пощечина будет очень хорошая.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Так вбросят.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Можно их посчитать.
Ю.РОСТ Можно.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Я голосую всегда за «Яблоко», хотя сомнения есть каждый раз. Но смысл в том, что когда нас так обводят вокруг трех пальцев
Ю.РОСТ А вы считаете, что вас обводят, тоже как предыдущий оратор?
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Это естественно. Все мои друзья, знакомые голосовали за либеральные силы, за правые партии, никого не было, чтобы за «Единство», они плевали на это «Единство», единство это стадо.
Ю.РОСТ Так не надо, потому что
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Мы тоже с вами в этом стаде.
Ю.РОСТ Стадо есть стадо, но человек имеет право выбрать, кого хочет. То есть вы считаете, что нужно придти забрать, поставить штамп, пронумеровать.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Да, проставить свое мнение, но отдать в Комитет-2008.
Ю.РОСТ Но надо ждать до 2008 года или вы полагаете
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Нет, сразу после выборов отдать туда, чтобы у них было документальное подтверждение тому, что они имеют.
Ю.РОСТ Можно просто не придти голосовать.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Нет, вбросят, выбросят. Затрут.
Ю.РОСТ У вас нет доверия.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Нет, нет.
Ю.РОСТ Теперь давайте к тактике.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Я как-то звонил в «Яблоко», говорил, что у них очень беззубая предвыборная кампания, нашему народу нужны лозунги простые и понятные. И злее нужна кампания, во-первых, против религий, провести в армии, в школе, и против Путина, он же ничего не сделал хорошего. Вы сами понимаете, все это надо вынимать и широко выдавать людям, пусть они думают, чешутся. Вы понимаете, когда такая апатия в обществе, надо как-то шевелить.
Ю.РОСТ Картина печальная, понятная. Давайте что-нибудь оптимистическое.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Оптимизм только тот, что страна богатая.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Еще есть ресурсы.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Да, есть народ, может быть, подумаем немножко, надо активнее участвовать на всех уровнях. В районных газетах, везде.
Ю.РОСТ Участвовать-то в газетах сейчас сложно, потому что почти все СМИ
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Давайте прокламации писать.
Н. БОЛТЯНСКАЯ И что с ними делать?
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Развешивать на заборах.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Знаете, анекдот такой есть, про пожилого человека, которого в советские времена задерживают за разбрасывание листовок.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Я знаю этот анекдот.
Н. БОЛТЯНСКАЯ А что писать, и так все ясно.
ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ — Вот именно.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Можно пустыми. Спасибо. У нас на линии Алексей из Москвы, который сообщил о себе, что он рад стать вашим собеседником. Что-нибудь о себе расскажите.
АЛЕКСЕЙ Что о себе рассказывать? Мне 40 лет, я аспирант кафедры этнографии истфака МГУ. Занимаюсь, и буду заниматься Севером, Сибирью, малочисленными народами.
Ю.РОСТ Вы сказали три слова, а у меня уже к вам возникло чувство благодарности, потому что, то, что вы делаете, это приносит немного денег. Мало славы, очень хлопотное, трепетное и совершенно необходимое для живых людей, которые там живут.
АЛЕКСЕЙ — И еще приятное лично для души.
Ю.РОСТ Где в каких местах вы работаете? Вы русским Севером занимаетесь?
АЛЕКСЕЙ — Нет, не русским Севером, малочисленные народы, те, которые по численности не превышают 30-35 тысяч.
Ю.РОСТ Скажите, в ваших путешествиях сталкиваетесь с этим, они получают хоть какую-то помощь от государства? Ведь это печальная история, это убывающие народы.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Исчезающие.
Ю.РОСТ Пока убывающие, потому что в советское время мы говорили о нивхах, что их немного, орочи, нганасаны, — это все люди, которые теряют свою культуру, которые не выживают.
АЛЕКСЕЙ — Мне показалось, есть, о чем рассказать. Я стал странствовать недавно, и съездил пока один раз. Я этим летом был у хеттов в Юго-Западном краешке Эвенкии. В низовьях Подкаменной Тунгусски. Таежный поселок, 150 человек, хеттов из них, чистых хеттов, от силы может быть человек 30-50. Все остальные представляют собой разные степени модификаций, это бы и не плохо, но вы спросили о культуре. Мне рассказывали, что в 1973 году в поселке умер последний шаман. Это было 30 лет назад, и его искусство он перед смертью никому не передал, сказал, что не вижу достойного. Он умер, и его младшие родственники продолжают в поселке жить, я их видел. Дальше 28 лет до 2001 года полного духовного вакуума. Видимо, на эти годы и пришелся пик деградации. Объяснять не надо.
Ю.РОСТ Скажите, что вас так повернуло и привлекло? По нынешним временам довольно редкая профессия
Н. БОЛТЯНСКАЯ — И не очень денежная.
АЛЕКСЕЙ — Как вам сказать. Понимаете, я объясню. Я работаю преподавателем истории в школе. Я ребятам несколько раз рассказывал, честно, без вранья, что в детстве я очень любил фантастику, в которой была машина времени. И мне было очень интересно на этой машине путешествовать в прошлое. Будущее в тумане, главным образом было прошлое интересно. И я был безутешен, когда понял, что машины времени нет, и вряд ли когда будет, но я ребятам говорил, все-таки есть, и эта машина времени называется этнография. Пока что может быть 30 лет вперед, может быть 50, это уже проходит, но пока еще есть возможность застать практически все стадии человеческого бытия на земле.
Ю.РОСТ Скажите, как вы относитесь к идее, слово неприятное, не резерваций, а национальных парков для малых народов?
АЛЕКСЕЙ — Я отношусь к ней неплохо, более того, это связано с моей темой. Но тут очень о многом надо долго говорить, резервации родились из крови, слез и боли.
Ю.РОСТ Но время-то другое было.
АЛЕКСЕЙ — Сейчас это во многом есть то, чему следует нам поучиться. К сожалению, не во всем.
Ю.РОСТ Мне так повезло, что я в прошлом году путешествовал и оказался на землях племени наваха, я увидел, как они там живут, и увидел, что федеральные законы там второстепенны. В основном
АЛЕКСЕЙ Обычное право.
Ю.РОСТ Обычное право племени. И даже мы присутствовали на празднике с моими друзьями, с Витей Токновым, благодаря которому я туда попал, и хотя у нас были все права фотографировать и спрашивать, мы пользовались все же аппаратами очень осторожно, мы присутствовали при обрядах, но не снимали. И я понял, что это не такая глупая история сейчас, уже, после того как земли завоеваны, это по существу стремление сохранить культуру. Спасибо вам большое.
АЛЕКСЕЙ Я хотел вопрос задать. Юрий, скажите, пожалуйста, как вы думаете, то, что вы видели, многое ли имеет отношение к воссозданию именно культуры или это имеет больше отношения к песне Зыкиной я люблю тебя Россия
Ю.РОСТ Воссоздать можно только то, что в какой-то степени сохранилось. Поэтому то, что я видел там и в других местах, это в значительной степени сохранение того, что можно сохранить. Нельзя сохранить историю или архитектуру инков, потому что мы не знаем их культуру. Мы можем только сохранить то, что осталось.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо, Алексей. У нас на линии Ольга, пару слов о себе.
ОЛЬГА Я пенсионерка. Подрабатываю немножко. А вообще работаю, большую часть работала в художественном салоне по экспорту, который один в Союзе занимался продажей картин художников за рубеж. Продажей — громко сказано.
Ю.РОСТ На Смоленской?
ОЛЬГА — Да, теперь там нет ничего. Там все закончилось, как перестройка началась, и все потихонечку сошло на нет. А сейчас дома и у меня двое детей. Они уже взрослые и работаю в одном институте, не каждый день, правда.
Ю.РОСТ А что вам греет душу?
ОЛЬГА — Ой, мне греете душу, вы и Нателла, я сразу хотела сказать, но забыла. Я вас очень люблю.
Ю.РОСТ А мне она еще взгляд греет, я на нее смотрю сейчас.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Ой как хорошо, и никакого «Контрудара».
ОЛЬГА — Я просто таю от нее, от ее ума, энергии.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ольга.
ОЛЬГА — Я отвлеклась. Я выписываю «Новую газету», она мне греет душу, хотя я за нее очень переживаю. И выписываю «Общую», к сожалению, она закончилась. Почта меня не предупредила, и запихивали все время какой-то «Консерватор», я думала, что это макулатура и просто не открывала, один раз раскрыла
Ю.РОСТ Видите. Он недолго прожил.
ОЛЬГА — А я даже не знаю, жив он или нет, мне обидно, что нет «Общей газеты». Восхищаюсь вашим творчеством, видела вашу книжку, в книжном полистала, понюхала. Порадовалась. Сейчас разбирала старые газеты, вырезку про Богданова убрала для внуков.
Ю.РОСТ Я вам очень благодарен, я рад, что вы ходите в книжный магазин «Москва», это вообще мой любимый магазин.
ОЛЬГА — Да, я хожу, все трогаю, раскрываю и даже читаю. Местами.
Ю.РОСТ Может быть, там появится в феврале еще одна книжка. Она будет подешевле. Я должен перед вами извиниться за ее цену. Они очень дорогие в производстве, а ниже себестоимости продавать не можем, нас арестуют.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо, Ольга. Можно присылать sms, телефон 970-45-45, соответственно +7(095). У нас на линии Татьяна, которая тоже подписчица «Новой газеты».
Ю.РОСТ Я вас поздравляю. Сегодня Татьянин день.
ТАТЬЯНА Спасибо.
Ю.РОСТ Я поздравляю вас, еще Татьяну Александровну Правдину, и, в общем, всех Татьян, многих своих знакомых, Таню Назаренко, замечательную художницу, которая всегда в Татьянин день устраивала выставки.
ТАТЬЯНА — Тогда в качестве маленького подарка я отвечу на любые ваши вопросы, скажите, в ближайшее время какая-нибудь будет выставка у вас?
Ю.РОСТ В ближайшее время нет. В прошлом году я сделал выставку «Пушкина нет дома» в Музее Пушкина у Богатырева Евгения, была замечательная выставка, жаль, что вас не было. А теперь ждите большую выставку, которая предполагается, может быть, в Музее им. Пушкина или в ЦДХ, она будет называться «Групповой портрет на фоне мира». Там будут черно-белые фотографии людей и цветные картины мира. А теперь отвечайте, как вы живете? Обрадуйте нас.
ТАТЬЯНА — Трудно, психологически сложно. Когда-то у Аверинцева прочла, что были времена, когда считалось, что кто хорошо спрятался, тот хорошо прожил. У меня такое ощущение, что сейчас такие же времена, и все мы пытаемся себя уговаривать делай, что должно и будь, что будет, и не все знают, что должно.
Ю. РОСТ Танечка, а прятаться куда?
ТАТЬЯНА — Скажем, в свой какой-то мир, кто, чем занимается. Быть честным там, где ты можешь быть честным.
Ю.РОСТ Потому что мы помним, у Салтыкова-Щедрина еще был замечательный термин годить. Помните. Это тоже форма, но она другая.
ТАТЬЯНА — У Салтыкова-Щедрина отрицательная коннотация у этого слова.
Ю.РОСТ Я вам могу пожелать спрятаться куда-нибудь, где вас погладят по головке и обогреют, да еще в такой день.
ТАТЬЯНА — Все в наших руках.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Еще место подскажите.
ТАТЬЯНА — Ну хотя бы научная работа.
Ю.РОСТ Этого мало.
ТАТЬЯНА — Да, конечно.
Ю.РОСТ Хочется, чтобы еще было душевное беспокойство, но комфортное. Чтобы вас любили, чтобы вы любили. Вот туда надо прятаться.
ТАТЬЯНА — Ой, как вы правы, опять вы правы.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Спасибо, не расстраивайтесь, все будет хорошо. Юрий Михайлович, как вы относитесь к городу Петербургу?
Ю.РОСТ Я — нежно. С городом Петербургом у меня связаны не просто воспоминания, а часть жизни. Я считаю себя жителем трех городов и все замечательные. Я родился в Киеве, учился и в значительной степени сформировался как человек в Петербурге, там же играл в водное поло и плавал, учился в университете сразу на двух факультетах, и был даже стажером собкора «Комсомольской правды» замечательной журналистки Валентины Бьянки, которая была моим руководителем, а потом уже приехал в Москву. Поэтому этот город для меня родной.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Мы звоним в Санкт-Петербург, Геннадий Евгеньевич прислал информацию о том, что он безо всякого удовольствия хочет поговорить с вами, но у меня есть смутное подозрение, что это была просто попытка потрафить мне. Геннадий Евгеньевич, я права?
ГЕННАДИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ Уважаемая Нателла, вы всегда, наверное, будете правы, потому что вы женщина и этим вы правы. Я совсем без всякого удовольствия хотел поговорить с господином Ростом, потому что меня одолевают те вопросы, которые одолевают и его. Но они меня одолевают в том, что наш политический спектр настолько разнополярен.
Ю.РОСТ Наш с вами?
ГЕННАДИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ — Нет. К сожалению, разница в политических взглядах во всех странах и в так называемой Европе: Англия, Франция, Германия, тем более Америка не настолько они разрознены, насколько мы разбросаны в нашей стране, что создается впечатление, что наши политические деятели — это одни и те же фигуры из одного политического бочка.
Ю.РОСТ Я должен с вами согласиться.
ГЕННАДИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ — Я не за коммунизм, ни за сталинизм, ни уж тем более за эти протухшие яблоки, говорить нечего. А борются они просто за кресло, Хакамада отняла у Селезнева, Селезнева я тоже не видел в нашем 209-м участке, который прожил два года, без всяких депутатов и ощущает себя очень хорошо, хоть бы денег пенсионерам отдали. А борются они просто за то, чтобы получить зарплату политическую, пенсию и имя. За что они борются, вообще непонятно. В связи с этим у страны и в первую очередь у русского народа все время говорим про милостыню нации, про частности какие-то, про права очень небольших группировок, а не берем большое. И в результате у нас не очень-то хорошая политическая перспектива и тем более, экономическая. Мне кажется, что экономических особенных проблем в нашей стране нет, у нас есть политические. Как вы думаете, что вы меня по этому поводу хотите спросить?
Н. БОЛТЯНСКАЯ Развел руками Юрий Михайлович.
ГЕННАДИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ «Россия против России», очерки истории русского национализма, но я не согласен с господином Яновым, я бы, если бы был помоложе, он может быть, меня где-то обманул, потому что прочитай сейчас мемуары господина Черчилля
Ю.РОСТ Хорошие мемуары.
ГЕННАДИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ — Если брать с точки филологической, это идеально, а с точки политической, а политические детки у госпожи Тетчер, а еще более политический внучок — великая шахматная доска, то становится не очень уютно.
Ю.РОСТ Я реплику хотел сказать, к тому, что сказал историк о том, что в России воруют и врут
ГЕННАДИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ — Воруют везде. Мне не нравится, что перестройка начиналась с двух факторов
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Подождите, Геннадий Евгеньевич, дайте слово сказать вопрошателю.
Ю.РОСТ Настроение мне не нравится, но я думаю, оно у многих такое. А размышления точные. Дело в том, что не только политический спектр так разбросан, у нас и разница в заработной плате такая же нецивилизованная. Руководители, в том числе депутаты получают деньги непомерные, в то время как нормальный специалист получает мизерные деньги. И сравнивать надо нас не с Англией, Францией, Швейцарией. Если подумать, что делается в Бангладеш, может быть какую-то надо среднеразвивающуюся страну
Н. БОЛТЯНСКАЯ Чтобы не так грустно было.
Ю.РОСТ Но я с вами согласен. Суть властных перемещений это собственно борьба за власть. Борьба за власть в значительной степени связана с личным обогащением.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо. У нас на линии Саратов, Андрей адвокат. Андрей что-нибудь можете о себе рассказать?
АНДРЕЙ Мне рассказывать особенно нечего, все обычно, семья, дети. Раньше работал в правоохранительных органах, волею судьбы пришлось стать адвокатом.
Ю.РОСТ Какое право?
АНДРЕЙ — Уголовные дела в основном и гражданские, арбитраж.
Ю.РОСТ Сейчас перешли в адвокаты, а если со стороны посмотреть на правоохранительные органы, в которых вы работали, какую бы вы оценку им дали? Кого они, собственно, охраняют?
АНДРЕЙ Охраняют, скорее всего, когда я работал и тем более сейчас, конечно, власть имущих. Стараются чего-то делать. Знаете, очень много молодых людей сейчас работает, старых очень мало осталось, ввиду того, что некоторые были неугодны, которые имели свою точку зрения
Ю.РОСТ А новое поколение более конформистски настроено по отношению если сравнить старых спецов, следаков и новых, какие из них у вас вызывают большие опасения?
АНДРЕЙ — Опасение вызывает, когда люди хотят просто понравиться начальству. Это, во-первых. Во-вторых, когда им дают команды, они начинают тупо заниматься этими делами, хотя у них есть своя позиция, но они ее не могут высказать.
Ю.РОСТ У вас нет, как у нас сегодня один слушатель сказал стратегических соображений по поводу того, в каком направлении надо двигаться, чтобы человек доверял правоохранительным органам. Про коррупцию мы говорить не будем, потому что это вещь очевидная.
АНДРЕЙ — Когда берут человека в правоохранительные органы, брать обязательно человека со стажем
Ю.РОСТ Есть идейные, люди, которые идут по идейным соображениям, не потому что они хотят сшибать деньги на рэкете палаток или автомобильных дорогах
АНДРЕЙ — Идейных очень мало, а получается то, что людям деваться просто некуда. Которые проработали много лет в тех же правоохранительных структурах, их заставляют заниматься, они не хотят этого делать, но им приходится приспосабливаться под то, что, либо ничего не получать, потому что им некуда будет после этого уйти, либо
Ю.РОСТ Понятно. Спасибо вам. Я думал о том, какой смысл в этой программе, а сейчас я понимаю, что смысл есть, потому что таким образом получается какой-то довольно спонтанный, может быть, но срез жизни человеческой. То есть то, что ускользает. Вы прекрасно понимаете, что в основном и газеты, и телевидение обслуживают Москву и то, что выделяется из ряда, а как раз то, что вы говорите, это очень важно, потому что это не спровоцированная беседа и спасибо вам большое.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо. У нас на линии Иван Емельянович, доктор, врач родильного дома из Подмосковья, Балашиха.
ИВАН ЕМЕЛЬЯНОВИЧ Здравствуйте.
Ю.РОСТ Поскольку вы связаны с таким нежным делом, в каком состоянии это дело? Я знаю, что рожать в нашей стране стало опасно.
ИВАН ЕМЕЛЬЯНОВИЧ — Юрий Михайлович, материальная база всего здравоохранения, об этом вы знаете. Роженицы рожают значительное число детей с различными отклонениями от нормы и нездоровых детей. Прежде всего это зависит от здоровья матери, которая идет на роды. Примерно 70% рожениц имеют различные отклонения от нормы, а здорового ребенка может родить только здоровая мать.
Ю.РОСТ И в здоровых условиях, добавим. Потому что очень много нечистых домов, стафилококк.
ИВАН ЕМЕЛЬЯНОВИЧ — Слишком это заостряется. Стафилококк — это условно-патогенная флора
Ю.РОСТ Некачественный прием, извините.
ИВАН ЕМЕЛЬЯНОВИЧ — Этот фактор медицинский, но он не главный, не определяющий. Главное, если придет здоровая женщина, когда протекает в нормальных условиях беременность, то она рожает, как правило
Ю.РОСТ Не со мной вам надо было разговаривать. У меня есть друг замечательный патологоанатом, профессор Александр Гаврилович Талалаев, который возглавляет кафедру во Втором Медицинском институте, Морозовской больницы. И я знаю, к сожалению, о состоянии этого дела. До тех пор, пока государство не сможет защитить самого беззащитного, до тех пор оно будет, вот какое бы вооружение у него ни было и что бы оно ни делало
ИВАН ЕМЕЛЬЯНОВИЧ Юрий Михайлович, я хотел сказать об одной проблеме, не для того чтобы дать предложение, но может быть, нас услышат. Потому что это безразличие, которое мы видим каждый день, страшно угнетает. Это пивной алкоголизм среди подростков. Смотрите, в метро, в подъездах подростки с бутылками пива. Что на телевидении делается, какая бездуховность, рост проституции страшный, вы проезжайте по ночной Москве, посмотрите, что творится.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо, Иван Емельянович.
Ю.РОСТ Уж лучше бы мы, достигнув возраста, выпили с вами по рюмочке и поговорили. Не пива.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Юрий Михайлович, как вы относитесь к такому государству как США?
Ю.РОСТ Нормально. Есть такое государство.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Звоним в штат Массачусетс, город Спрингфилд, у нас на линии Максим. Расскажите, как вы там оказались?
МАКСИМ Я здесь уже чуть больше двух лет. В России жил в Мурманской области, есть такой поселок на границе с Норвегией. И первый раз я дозвонился до вас. Приятно слышать.
Ю.РОСТ Что вас туда забросило? Чем вы мотивировали свой отъезд или были какие-то обстоятельства душевные?
МАКСИМ — Обстоятельства Когда я жил в России, я смотрел телевизор, этих политиков, которые сейчас сидят, думают. Мне просто иногда хотелось телевизор выкинуть в окно.
Ю.РОСТ А чем вы занимаетесь там?
МАКСИМ — Я работаю и учусь.
Ю.РОСТ То есть вы просто переехали, получили гражданство.
МАКСИМ — Я гражданства еще не имею.
Ю.РОСТ А вас волнует, что происходит на родине?
МАКСИМ — Да, очень волнует. Особенно последние события с Думой, с президентом нынешним. Когда случилась трагедия с «Курском», это было рядом от нас, и когда я смотрел российское телевидение РТР, Мамонтов там был, и как они врали на всю страну о том, что там все нормально, что еще кто-то стучится. То есть уже тогда было известно, что нет там никого в живых. И мне просто так обидно было за этих 120 моряков
Ю.РОСТ А на кого вы учитесь?
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Программист.
МАКСИМ На программиста, тут все мои братья программисты
Ю.РОСТ И папа, и мама там?
МАКСИМ — Да, семья вся моя здесь, дети.
Ю.РОСТ То есть вы, уже не связываете свое будущее с Россией?
МАКСИМ — Ноу, не связываю. В связи с такими событиями, которые там происходят, я вообще себя там не вижу.
Ю.РОСТ Работайте хорошо, составляйте нам программы. Передавайте привет маме, папе, братьям.
МАКСИМ Спасибо.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — У нас на линии Елизавета Дмитриевна, судя по номеру тоже Подмосковье.
ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА Город Дзержинский, Николо-Угрешский монастырь. Приезжайте, у нас самый красивый город в Подмосковье. Можно, я скажу? Я Юрию Росту давно хочу сказать, у него был друг Хоричко Ярослав, это был самый любимый наш кавээнщик, мы его помним до сих пор.
Ю.РОСТ Это очень приятно, потому что я Славу очень любил и считаю, что это был самый остроумный и талантливый человек.
ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА — Он самый любимый наш. К сожалению, я нашла вашу статью потом о том, что он погиб.
Ю.РОСТ Да, трагически. Скажите, в чем разница, вы живете под Москвой, приезжаете в Москву и что вы видите? Чем отличается ваша жизнь от московской?
ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА — Сейчас почти ничем. Раньше мы ездили в Москву за продуктами, после работы с двумя сумками, сейчас у нас все есть, правда, дороговато. Вчера я ездила в Москву, была встреча блокадников, а потом я была в Пушкинском музее, прекрасная выставка Дмитрия Билюкина «Иллюстрации к «Евгению Онегину»», если вы не были, сходите. Сейчас если спросите, как я живу — живу хорошо. Бедно вообще, прямо скажу, очень трудно, но хорошо. Вот внук сдал сессию на все пятерки, младшая внучка радует.
Ю.РОСТ А где учится внук?
ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА — Я забыла, как называется, Социальный университет, по-моему, у него защита информации, специальность хорошая.
Н. БОЛТЯНСКАЯ На Преображенке.
ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА — Да, да.
Ю.РОСТ Я вас спрашивать ни о чем не буду, потому что вы уже все сказали, я вам пожелаю, чтобы ваш внук приносил вам счастье и спасибо, что вы помните тех людей, которые доставляли вам радость еще давно.
ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА — Дело в то, что очень многие звонят и говорят вот плохо как. Я живу по принципу: во-первых, раз я выжила в блокаду, я всю блокаду была в Ленинграде, значит уже счастье. Во-вторых, когда что-то происходит плохое, я всегда как на компьютере просчитываю, и нахожу, что в любом случае, могло быть еще хуже. И радуюсь. Кроме, конечно, того, если кто-то умер.
Ю.РОСТ А кто вы по профессии?
ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА — Я бывший химик, сейчас пенсионерка. Химик-инженер.
Ю.РОСТ Да, вам легко считать.
ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА — Я как раз исследователь. Поэтому больше экспериментов было.
Ю.РОСТ Спасибо вам, счастья.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Видимо, последний звонок. Игорь, который хочет говорить о съезде СПС и отказе в регистрации Геращенко. Вы готовы?
Ю.РОСТ Запросто. Игорь, вы наша последняя надежда. Ну, так что у нас с Геращенко?
ИГОРЬ Не совсем приятно то, что происходит в Центризбиркоме отказ в регистрации Геращенко.
Ю.РОСТ Какой вы нежный человек не совсем приятно.
ИГОРЬ Понимаете, Хакамада справа, тут есть такая информация, что и ей откажут, скорее всего.
Ю.РОСТ Ну так хорошо. Как же хорошо было бы, всем бы отказали и никаких проблем, можно было бы на выборы не ходить.
ИГОРЬ — Я так и сделаю, наверное.
Ю.РОСТ А не пойдете все на выборы
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Тут-то вы и получите.
Ю.РОСТ Нет, ничего не получите, потому что все претенденты будут сняты, в том числе и действующий президент.
ИГОРЬ — Я это знаю, именно этого я и хочу. Если мы сорвем выборы, действующий президент не сможет участвовать.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Спасибо, Игорь.
Ю.РОСТ На этой оптимистической ноте
Н. БОЛТЯНСКАЯ — У нас остается несколько секунд, чтобы подвести итоги этого «Контрудара», на который, как вы честно сознались, спасибо вам великое, сами не знали, зачем пришли.
Ю.РОСТ Я очень благодарен вам и очень благодарен замечательным людям, с которыми я разговаривал. Я с каждым из них мог бы спокойно провести вечер в беседе и очень обогатился бы. Мне очень приятно, что слушают, говорят, думают, что искренне, и преодолевают страх, а может быть, не имеют его. Спасибо вам большое. Это я говорю тем, кто нас слушает.
Н. БОЛТЯНСКАЯ А я в свою очередь хочу закончить цитатой с пейджера: «Уважаемый Юрий Михайлович, всегда восхищались вашим творчеством, еще с «Комсомолки». Всегда нравились ваши фотографии, но особенно тексты к ним. Последние ваши фото из «Новой газеты» висят над письменным столом моей дочери. Спасибо». Спасибо вам.







Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире