23 февраля 2003
Z Контрудар Все выпуски

Борис Надеждин


Время выхода в эфир: 23 февраля 2003, 20:15

Н. БОЛТЯНСКАЯ — 20 часов 11 минут. Сегодня в программе «Контрудар» депутат Госдумы, заместитель лидера фракции «Союз правых сил» Борис Надеждин и как водится, здесь вопросы задаем мы, уважаемые слушатели «Эха Москвы». Формула проста 961-22-22 для абонента «Эха Москвы». Это наш пейджер вы присылаете свои координаты, по возможности свою краткую характеристику. А мы, по мере возможности с вами соединяемся и начинаем разговаривать. Борис Борисович, пока я набираю представителей одной из наших семей, у меня к вам вопрос о чем вы собираетесь спрашивать народ?
Б. НАДЕЖДИН — Во-первых, сегодня праздник и поэтому будут вопросы — есть ли в семье военные, про армию, само собой. И честно, говоря, мне бы хотелось, чтобы людям было интересно отвечать на вопросы, поэтому я заготовил такой универсальный вопрос о чем бы вас спросить? Такой просто незатейливый вопрос.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Хорошо. Я наберу представителей семьи Латышевых, там есть ваши клиенты. Причем клиент самый младший, он занимается в военно-десантной школе в 13 лет. Алло, здравствуйте. Александр Анатольевич, отец семейства. Борис Надеждин уже задал свой первый вопрос, связанный именно с 23-м февраля.
Б. НАДЕЖДИН — Что для вас это праздник, как его отмечаете, и является ли он личным праздником для кого-то из членов вашей семьи?
А. ЛАТЫШЕВ — Естественно, само собой, потому что это день нашего бракосочетания. Это произошло 18 лет назад.
Б. НАДЕЖДИН — Как у вас с защитниками Отечества в семье?
А. ЛАТЫШЕВ С защитниками Отечества у нас великолепно. Старший у нас курсант Пожарного колледжа, а младший собирается в десантники.
Б. НАДЕЖДИН — А не боитесь в армии дедовщина, неуставные отношения. Не боитесь?
А. ЛАТЫШЕВ Вообще-то, у нас маленький два года ездил в 106-ю воздушную гвардейскую десантную дивизию в Туле. Ничего, 72 дня пробыл. Так что не боится.
Б. НАДЕЖДИН — Дай бог.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Да лукавят они, лукавят, Борис Борисович, я вам сразу скажу.
Б. НАДЕЖДИН Ну, а другой вопрос. Давайте, положа руку на сердце. Сейчас у военных много проблем — и сокращения, и зарплата маленькая. Не думали может быть, какую-то другую карьеру для детей поискать?
А. ЛАТЫШЕВ Если они сами решат, то это их, в общем-то, вопрос, могут и передумать.
Б. НАДЕЖДИН — А у вас в семье так, что дети сами все решают, вы им доверяете?
А. ЛАТЫШЕВ Если их будет выбор абсолютно сознательный, то почему бы и нет.
Б. НАДЕЖДИН — А вы чем в жизни занимаетесь?
А. ЛАТЫШЕВ  — По специальности мы историки. А вообще, жена сейчас заведующая библиотекой, а я оператор множительного копировального оборудования.
Б. НАДЕЖДИН — А у вас как было — ваши родители говорили вам, чем вам нужно заниматься или вы сами выбрали профессию историка?
А. ЛАТЫШЕВ Однозначно сами.
Б. НАДЕЖДИН — То есть, у вас семейная традиция каждый сам решает?
А. ЛАТЫШЕВ  — Так точно.
Б. НАДЕЖДИН — Слава богу, с праздником вас.
А. ЛАТЫШЕВ И вас также.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Уже пришло вам злобное сообщение на пейджер. «В доме держит для любимой жены рысь, которая хулиганит на полную мощность». Буквально 10 минут назад мы об этом говорили. Рысь очень вменяемая.
Б. НАДЕЖДИН — На самом деле, просто большая кошка и больше ничего. Ее гладишь, она мурлыкает, ходит в кошачий туалет, извиняюсь. Все пристойно, нормально. В общем, член семьи.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Вот пришло сообщение от человека, который назвал себя Юрием Михайловичем, офицер запаса и ему 60 лет. Сейчас мы его набираем. Алло, здравствуйте.
Б. НАДЕЖДИН — Юрий Михайлович, добрый вечер. Вы из какого города?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Челябинск.
Б. НАДЕЖДИН — То есть, у вас уже поздний вечер.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ — Так точно.
Б. НАДЕЖДИН — Как праздник, отметили?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Да.
Б. НАДЕЖДИН — А у вас в семье это потомственное военные?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ — Можно сказать, что да.
Б. НАДЕЖДИН — А дети у вас есть?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Много. Пять детишек.
Б. НАДЕЖДИН — Здорово. А мальчики есть?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Да.
Б. НАДЕЖДИН — А в армии служили?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Вы знаете, ему только 5 лет исполнится 31-го марта.
Б. НАДЕЖДИН — Я уточню, вам 60 лет, а у вас сыну 5 лет?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Именно так.
Б. НАДЕЖДИН — Я просто снимаю шляпу.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Просто завидуете.
Б. НАДЕЖДИН — Просто завидую откровенно, потому что здорово. А все-таки, если честно сказать, вы, я так понимаю, прожили жизнь военным. А вот вашему сын, конечно, 5 лет это мало, хотели бы вы для него карьеру военного сегодня в России?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Нет.
Б. НАДЕЖДИН — А почему?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Мне кажется, хотя у него хороший пример перед глазами, но мне думается, что он будет воспитан и получит образование несколько иное.
Б. НАДЕЖДИН — Я понимаю, что в 5 лет трудно строить серьезные планы. Но кем бы вы хотели видеть своих детей? У вас же, наверняка, и более взрослые есть?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Конечно.
Б. НАДЕЖДИН Сегодня — Россия, 2003 год, жизнь сильно изменилась за 15 лет. Примерно чем бы вы хотели, чтобы ваши дети занимались?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ — Одна из средних дочерей у меня будет экономистом, сын, наверное, конструктором, но я вас еще больше удивлю, у меня ведь есть еще и дочь младшая, которой всего месяц исполнилось сегодня.
Б. НАДЕЖДИН — Один месяц? Я вас от всей души поздравляю. Вы знаете, я честно скажу, что у нас в России серьезная демографическая проблема, население уменьшается, потому что люди заводят мало детей.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Я представляю.
Б. НАДЕЖДИН — Знаете, мне кажется, что вас просто нужно поставить в пример всем мужикам в нашей стране, потому что ваши еще, конечно, юные годы, но уже достойные 60 лет То есть, продолжать заводить детей, я считаю, что это глубоко патриотично. И честно говоря, я считаю, что такие, как вы являются настоящими защитниками Отечества. Так что успехов вам и не останавливайтесь на этом.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Спасибо, но, наверное, это уже будет как-то
Н. БОЛТЯНСКАЯ Уже хватит. Юрий Михайлович, а как вы их всех кормите, всех пятерых?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ Это большая проблема, но пока справляемся. Было бы хорошо, если бы Дума подумала вместе с нами о том, как поднимать наших детишек.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо. Ваш наказ услышан. У нас на линии представители семьи Вал. Алло, здравствуйте.
ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА Мужчин, к сожалению, дома нет.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Мужчины все бросили Елену Ильиничну и оставили ее одну отмечать День защитника Отечества. Для вас это праздник, кстати?
ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА В общем, конечно, да. К сожалению, в нашей семье все родители уже ушли в иной мир, но у нас все воевали и мой папа, и дедушка моего мужа. Кстати, он воевал в одной части с Брежневым, папа прошел весь Ленинградский фронт. Так что у нас семья имеет отношение.
Б. НАДЕЖДИН — Я Елену Ильиничну хочу спросить у вас дети есть?
ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА Да, у меня взрослый сын, ему 26 лет.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Музыкант.
Б. НАДЕЖДИН — Из прошлого звонка задам вопрос. А как поднять в стране рождаемость?
ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА Вы знаете, молодые, к сожалению, сейчас не очень торопятся, но, тем не менее, мне кажется, что окружение моего сына и его ровесники пытаются эту проблему решить, может быть медленнее, чем мы это делали в свое время.
Б. НАДЕЖДИН — А у вашего сына есть дети?
ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА У него нет пока семьи.
Б. НАДЕЖДИН — А чем он занимается?
ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА Он окончил Московскую Консерваторию по классу альта Юрия Абрамовича Башмета. Но сейчас он занимается тем, что ведет детскую программу «Классическая музыка для детей и родителей». На Большой Никитской открылся такой Еврейский культурный центр. И он поглощен этой проблемой. Вчера как раз программа была посвящена 23-ему февраля. В основном этим занимается и немножко сам играет на этой программе.
Б. НАДЕЖДИН — Это здорово, потому что у меня тоже мама заканчивала московскую Консерваторию, у Нейгауза она училась. А вот моя жена Анна, она сидит рядом, она альтистка, вы не поверите, Гнесинку заканчивала, у Башмета играла. А тогда вопрос такой. Как вы считаете, сейчас для нашей страны, для России культура очень важное дело и как ее нужно по-вашему Вот скажем, вы министр культуры, что бы вы сделали?
ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА Сложный вопрос, но мне кажется, что надо начинать все с семьи и со школы. Я работаю в детской музыкальной школе, к сожалению, я работаю там много, больше 30-ти лет. Дети разные приходят, немножко другой сейчас уровень. Дети в чем-то умнее стали, в чем-то другие. Но, наверное, надо, может быть, не столько на профессиональное обучение нажимать, сколько на всеобщее, чтобы они были ближе к этому. Тогда, как мне кажется, они будут себя свободнее чувствовать в жизни, когда уже станут взрослыми.
Б. НАДЕЖДИН — Здорово. Елена Ильинична, а можно другой вопрос задать. А современная музыка — рок, поп нравится вам? Вы ее слушаете?
ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА Вы знаете, я пытаюсь через сына к этому приобщаться. Поскольку молодежь ближе к этому. Есть очень хорошая музыка. Вот недавно они были на концерте, был джазовый концерт в Кремлевском, по-моему, Дворце Съездов. Пришли совершенно вдохновленные, очень понравилось. Просто может быть, я не очень хорошо знаю этот пласт музыки, но это надо тоже знать. Кстати, на этой программе, которую проводит сын, там не только классическая музыка, а там все аспекты музыки. И приходят туда маленькие дети. Вчера я даже удивилась — был полный зал, дети с родителями, и пытаются все это им рассказать.
Б. НАДЕЖДИН — Это здорово, потому что я думаю, что благодаря таким людям культура в России все еще остается, передается и дай бог, чтобы все это было. Спасибо.
ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА Хотелось бы.
Н. БОЛТЯНСКАЯ А у нас уже следующий абонент. Он капитан дальнего плавания на пенсии из Санкт-Петербурга. Захар Абрамович, здравствуйте. Борис Борисович, как я вас и предупреждала не только Москва участвует в «Контрударе».
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Город-герой Ленинград.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Захар Абрамович, мы вас поздравляем. Я обратила внимание, что вы так представились, как человек из города-героя Ленинграда.
Б. НАДЕЖДИН Захар Абрамович, поздравляю вас с праздником как человека в погонах. У вас была военная
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Нет, я капитан дальнего плавания торгового флота.
Б. НАДЕЖДИН — У меня к вам вопрос. Вы же из Питера? Вам Путин нравится?
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Путин?
Б. НАДЕЖДИН — Владимир Владимирович, знаете такого человека?
ЗАХАР АБРАМОВИЧ А, президент. Вы хотите, чтобы я ответил, так, как я бы ответил на кухне?
Б. НАДЕЖДИН — А как же, мы тут дома у себя на «Эхо Москвы».
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Я не на кухне, но я около кухни. Нет, не нравится.
Б. НАДЕЖДИН — Вот тебе раз, он же питерский.
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Да.
Б. НАДЕЖДИН — А Ельцин вам нравился?
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Больше.
Б. НАДЕЖДИН — А Горбачев?
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Горбачев нравился.
Б. НАДЕЖДИН — А можете вы вкратце, я извиняюсь, но тут все свои, почему вам Горбачев больше, чем Путин нравится? Или Ельцин.
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Знаете, я бы еще хотел, чтобы вы меня спросили какой бы я вопрос хотел услышать.
Б. НАДЕЖДИН — Я понял. Ответ на мой вопрос получен. Теперь какой вопрос вы бы хотели услышать?
ЗАХАР АБРАМОВИЧ — Я бы хотел услышать вопрос — как я встречал, как я готовился ко дню Советской Армии, ой, ну да, для меня День Советской Армии и Военно-Морского флота. Я капитан дальнего плавания, я не могу сказать, как сказал один наш общий знакомый «я земной шар чуть не весь обошел», но я был почти во всех странах, которые имеют выход к морю. Я совсем недавно ушел на пенсию. Сейчас я работаю в морском колледже и будущим капитанам дальнего плавания преподаю английский язык. У кого что болит тот о том и говорит. Что у меня болит больше всего — что ни в одном порту мира, ни в одном городе я не видел столько фашизма, сколько его есть в современном Ленинграде. Нет такой парадной, нет такой кабины лифта, которые бы не были изляпаны фашистской свастикой. И как я с этим борюсь я покупаю баллончик краски, который стоил 65 рублей, теперь 95, это 5% от моей пенсии, но я не  жалею. И заляпываю фашистскую свастику этой красой. Есть и второй метод, но если я о нем буду рассказывать, то уважаемая Нателла Болтянская меня сразу же выведет из эфира, потому что скажет, что ваш метод не отвечает закону о средствах массовой информации.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Я еще ничего такого не сказала. Может быть, попробуем, Захар Абрамович?
ЗАХАР АБРАМОВИЧ — Ну давайте, держите палец на кнопке.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Нет уж, я не буду.
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Когда у меня нет денег на баллончик с краской, то есть метод более дешевый фломастер, маркер. Я буду употреблять самые деликатные выражения. Я пририсовываю поверх фашистского знака нечто такое, из чего брызжет струя и попадает прямо на свастику.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Намек понят. Эвфемизм оценен.
ЗАХАР АБРАМОВИЧ И я один раз видел, как около фашистского знака с моей дорисовкой стоит старый-престарый человек, ветеран войны и положительно кивает головой правильно их, правильно. Мой отец участник войны.
Б. НАДЕЖДИН — Захар Абрамович, а можно вам вопрос задать как капитану дальнего плавания. Много желающих сегодня стать капитанами дальнего плавания?
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Да, у нас полный набор.
Б. НАДЕЖДИН — Это молодые ребята?
ЗАХАР АБРАМОВИЧ Да, молодые ребята. Это колледж, это средние учебные заведения и летом у нас полный набор.
Б. НАДЕЖДИН — А как вы сами считаете, у нас сейчас дальний торговый флот в хорошем состоянии или нужно развивать, есть проблемы?
ЗАХАР АБРАМОВИЧ — Я поработал в двух режимах и при советской власти, и после советской власти успел поработать. Флот, конечно, в очень плохом состоянии и требует дотаций или спонсоров. Он в плохом состоянии и многие современные моряки плавают под другими флагами, и я тоже успел поработать под разными флагами.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо Захар Абрамович, мы присоединяемся ко всем поздравлениям, которые вы сегодня уже услышали с Днем защитника Отечества. А у нас на линии еще один питерский человек, это Александр. Он физик. Алло. Здравствуйте.
Б. НАДЕЖДИН — Александр, добрый вечер. Я сам тоже физик, окончил Физтех московский, занимался термоядами, токамаками еще давно, в советское время.
АЛЕКСАНДР Я университет Санкт-Петербургский заканчивал. Математическая физика.
Б. НАДЕЖДИН — У меня теорматфиз. У меня сначала вопрос, я не могу его не задать. Вам Путин нравится?
АЛЕКСАНДР Путин?
Б. НАДЕЖДИН — Ответ получен, спасибо, давайте про физику поговорим.
АЛЕКСАНДР Нет, я сейчас отвечу. Значит так, нравится ли мне Путин?
Н. БОЛТЯНСКАЯ Задумался.
АЛЕКСАНДР Нравится ли мне Путин? Вы знаете, однозначно сказать трудно. Чего-то больше, чего-то меньше. Я вам скажу, что мне не нравится. Честно скажу, Ельцин мне больше нравится.
Б. НАДЕЖДИН — Вот тебе раз. Я специально людям из Питера задаю вопрос. Ни один не сказал да это же наш, питерский, конечно, нравится. Ну ладно. Теперь как физик. Вы физикой продолжаете заниматься?
АЛЕКСАНДР Да.
Б. НАДЕЖДИН — Где вы работаете?
АЛЕКСАНДР Я работаю в Университете и, кроме этого еще в Политехническом институте преподаю.
Б. НАДЕЖДИН — То есть, вы преподавательской работой занимаетесь? Я, кстати тоже заведую кафедрой на Физтехе, до сих пор лекции читаю, не поверите, хотя депутат. Как у вас ребята, физику хотят изучать?
АЛЕКСАНДР Вы знаете да. Вообще-то я не физику преподаю, я больше преподаю математическую физику и физику тоже, квантовую механику, в частности. Вообще сейчас стало заметно, что больше желания учиться, особенно в последние два года, я бы сказал, особенно в последний год. Престиж образования начинает расти.
Б. НАДЕЖДИН — Здорово. Я тоже на Физтехе это заметил. Буквально сейчас и прием вырос, и конкурс.
АЛЕКСАНДР Да, и задачи вступительные стали значительно сложнее, я бы сказал.
Б. НАДЕЖДИН — А можно задать нескромный вопрос? Какая у вас зарплата, как у преподавателя?
АЛЕКСАНДР Сейчас вам скажу. 3,5 тысяч рублей.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Чуть больше 100 долларов.
АЛЕКСАНДР Но я еще разными другими вещами занимаюсь.
Б. НАДЕЖДИН — Я тоже, кроме того, что заведую кафедрой, еще и депутат Госдумы, помогает немножко материально. Хочу задать вопрос а сколько, по-вашему, нужно платить российскому ученому, преподавателю, чтобы было это все серьезно и можно было нормально жить?
АЛЕКСАНДР Я скажу так, что если оценивать по самому минимуму, с учетом того, что работа преподавательская требует значительных усилий в плане подготовки и в плане расходов интеллектуальной энергии, что называется, я бы сказал по самому-самому минимуму — порядка 7,5 тысяч. Это просто минимум. Это то, ниже чего вообще спускаться нельзя, чтобы было можно нормально жить. А вообще где-то порядка 10 тысяч.
Б. НАДЕЖДИН — То есть в Питере это было бы нормально?
АЛЕКСАНДР 10 тысяч Да. Я бы сказал, 10 тысяч это не роскошь, но можно было бы уже просто жить и не заниматься еще чем бы то ни было.
Б. НАДЕЖДИН — Да, потому что страшная проблема была, Тоже, когда наукой занимался, была большая беда, то есть, должен был тратить все время на исследования, приходилось подрабатывать репетиторством. Репетиторством занимаетесь?
АЛЕКСАНДР Да, работать со студентами дополнительно, со школьниками. Извините уж, откровенно скажу, халтурой заниматься, решать контрольные задачи заочникам.
Б. НАДЕЖДИН — Репетиторство, это дело святое. Я тоже этим занимался много лет, что ж сделаешь.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Александр, успехов вам. Когда вы сейчас с упорством, достойным лучшего применения всем задаете вопрос нравится ли им Путин, я вспоминаю одного замечательного грузинского актера, который в интервью «Эхо Москвы» сказал: «Вы знаете, мне часто задают вопрос кто вам больше нравится Шеварднадзе или Гамсахурдия, с ответственностью заявляю мне больше нравится Мэрилин Монро».
Б. НАДЕЖДИН — Нет, Нателла, я только питерским задавал. Мне было важно понять, ощущают как своего или нет. Больше не буду.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Нет, у нас питерский еще есть на линии. Сейчас, пожалуйста, Костя, музыкант, 24 года из Саратова.
Б. НАДЕЖДИН — Кость, добрый вечер. А какой жанр музыки вы представляете?
КОСТЯ Классика. Я учусь на композитора.
Б. НАДЕЖДИН Здорово совершенно. Мой дед, кстати, Борис Борисович Надеждин был композитором. Есть школа музыкальная его имени. А вы где учитесь по классу композиции в училище или в Консерватории?
КОСТЯ Училище я заканчиваю, буду поступать в Консерваторию.
Б. НАДЕЖДИН — В Московскую?
КОСТЯ Нет, в Саратовскую.
Б. НАДЕЖДИН — И из композиторов, я просто тоже немножко разбираюсь, из современных композиторов вам кто нравится?
КОСТЯ Из уже ушедших, конечно Альфред Шнитке, это ныне здравствующая Губайдуллина, это Слонимский, из более ранних, безусловно, отечественная классика Шостакович, Прокофьев, если говорить об академической музыке, о серьезной.
Б. НАДЕЖДИН — А вы кроме серьезной, любите еще какую-то, более легкую рок, джаз, поп?
КОСТЯ Очень выборочно и это зависит от качества музыки. Приходится слушать что-то, сталкиваться с этим в силу того, что я музыкант. В XXI уже живу, приходится сталкиваться с различной музыкой. Конечно, приходится слушать, анализировать. Но сказать, что мне все нравится так сказать нельзя. Далеко не все и это камень в огород, конечно, российской музыки.
Б. НАДЕЖДИН — Я рад, что вы назвали именно русских композиторов и Софью Губайдуллину, и Шнитке в качестве
КОСТЯ Самое грустное, что в основном-то все в Германии, а не в России.
Б. НАДЕЖДИН — Ну что сделаешь, такая жизнь. Вы окончите училище, потом поступите в  Консерваторию, у вас есть какое-то ясное представление где вы будете заниматься музыкой, и опять же, семья появится. Как вы себе и это представляете?
КОСТЯ На самом деле, может быть это юношеский максимализм, хотя возраст 24 года уже о чем-то говорит.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Уже ранняя зрелость.
КОСТЯ Видимо, придется заниматься музыкой, писать то, что я считаю нужным, пытаться что-то принести людям хорошее, ведь для меня в контексте сегодняшнего праздника 23-е февраля — это День защиты Отечества не только от врагов внешних, но и от невежества. И моя задача, как композитора, преподнести людям, человечеству все то хорошее, что у нас есть. Это может быть и борьба с фашизмом, которая сейчас проявляется. К сожалению, мне очень близка точка зрения предыдущего радиослушателя, пожилого человека. Конечно, это очень сильно меня возмущает, когда видишь в трамвае свастику написанную, и никак не получается ее стереть. Это, конечно, очень стыдно, что я, будучи русским человеком, гражданином России, сталкиваюсь с этим в виду того, что мы боролись с фашизмом. И конечно, это страшный позор. Видимо, придется мне с этим бороться своими средствами. Творчеством.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Искусством. Ух, какой же вы Дон Кихот.
Б. НАДЕЖДИН — Ой, Кость спасибо вам, что вы есть в городе Саратове.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Борис Борисович, а как вы к Финляндии относитесь?
Б. НАДЕЖДИН — Замечательно. Отдыхали там летом.
Н. БОЛТЯНСКАЯ У нас на линии Дмитрий, выпускник МФТИ, который находится сейчас в Финляндии. Дмитрий, вы с нами?
ДМИТРИЙ Да, здравствуйте.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Как слышно-то, как будто на соседней улице.
ДМИТРИЙ Здравствуйте. «Сонет» хороший телефонный оператор.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Вы тут же и рекламу залепили. Мы с вами за это вычтем.
ДМИТРИЙ Я от чистого сердца. Хорошо, счет пришлите.
Б. НАДЕЖДИН — Дим, вы из Физтеха, правда, что ли?
ДМИТРИЙ Правда, что ли, Борис Борисович. И вашу фамилию я, конечно, знаю. Вы-то сами, наш человек?
Б. НАДЕЖДИН — Ну да, я тоже Физтех. Вы когда заканчивали?
ДМИТРИЙ Я в 1997-ом году закончил.
Б. НАДЕЖДИН — Я пораньше, в 1985. А чего вас занесло в Финляндию?
ДМИТРИЙ — Работу нашел, живу и работаю почти 4 года.
Б. НАДЕЖДИН — То есть, вы программист?
ДМИТРИЙ Мне не хочется признаваться в том, что и программировать приходится тоже, но я занимаюсь прикладной математикой.
Б. НАДЕЖДИН — Дим, сразу напрашиваетесь на вопрос. Я как заведующий кафедрой Физтеха, наблюдаю с болью, что многие талантливые ребята уезжают из России. Вот ваш выпуск 97-го года вы знаете, кто, где сейчас?
ДМИТРИЙ Ситуация вот какая. Я поступил первоначально на Физхим. Это было в 1992-м году, вы не удивляйтесь, я за 5 лет закончил Физтех, а не за 6, я защитился после 5-го курса, поэтому 92 тире 97 получилось. И те люди, с которыми я общаюсь, я проучился первых два курса на Физхиме и те люди, с которыми я общаюсь сейчас это люди оттуда, из моих однокурсников я не потерял связь, пожалуй, с двумя человеками, наверное.
Б. НАДЕЖДИН — Все-таки Физтех суперэлитный вуз.
ДМИТРИЙ Я продолжу отвечать на ваш вопрос. Люди занимаются очень разными вещами. Кто наукой занимается, кто продает что-то. Но большинство нашло свое место в жизни, что я хочу заметить не без удовольствия.
Б. НАДЕЖДИН — Ну здорово.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо, Дмитрий, успехов вам там, на Севере.
ДМИТРИЙ Кстати, Борис Борисович, какой кафедрой вы заведуете?
Б. НАДЕЖДИН — Кафедра права Московского Физико-технического института. Вы должны были, родной, даже на лекции мои ходить.
ДМИТРИЙ Это было давно, я не помню, чтобы в книжке наших курсов что-то было. Экономика была, а вот право не застал.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Пришло мне обиженное сообщение на пейджер. «Позвоните, пожалуйста, более молодому поколению». Это просьба от Ольги, она москвичка. Здравствуйте, Ольга. А вы что-нибудь о себе расскажете?
ОЛЬГА Я, правда, Нателла, имела в виду более молодому по отношению к ветеранам.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Ну так, расскажите что-нибудь о себе.
ОЛЬГА Я работаю врачом в московской городской больнице Юго-Восточного округа.
Н. БОЛТЯНСКАЯ То есть, вам «Норд-Ост» достался по полной программе, как я понимаю?
ОЛЬГА Да.
Б. НАДЕЖДИН — Оль, как врачи живут в стране?
ОЛЬГА Хреново.
Б. НАДЕЖДИН — Это да. Сейчас мы определенные усилия прилагаем в Думе, в том числе переход на новую систему оплаты. Повышение и так далее. А сколько должен получать врач, по-вашему, в Москве, чтобы нормально жить и чувствовать себя достойно?
ОЛЬГА Хотя бы тысяч 20.
Б. НАДЕЖДИН — Это раз в пять больше, чем у вас сейчас.
ОЛЬГА Конечно, а как на 2 тысячи можно прожить вдвоем с ребенком? Вы говорите о пенсиях, а зарплата как пенсия.
Б. НАДЕЖДИН — А у вас ребенок есть?
ОЛЬГА Да. 9 лет будет.
Н. БОЛТЯНСКАЯ То есть тот самый возраст, когда ботинки горят.
Б. НАДЕЖДИН — Это тоже все проходили.
ОЛЬГА И самой тоже помереть не хочется.
Б. НАДЕЖДИН — А можно задать откровенный вопрос? Если бы можно было жизнь сначала начать, вы бы пошли на врача учиться?
ОЛЬГА Нет.
Б. НАДЕЖДИН — Точно нет?
ОЛЬГА Да.
Б. НАДЕЖДИН — А куда бы пошли?
ОЛЬГА Не знаю, может быть, куда-то в экономику, я не знаю, может быть, я говорю сгоряча, от обиды. Мне моя специальность нравится. В принципе лучше-то нет.
Б. НАДЕЖДИН — А у вас какая специальность?
ОЛЬГА Неврология. Я сейчас диссертацию пишу.
Б. НАДЕЖДИН — Слушайте, наверняка, в последнее время к вам как раз по вашей специальности приходит больше людей, чем раньше?
ОЛЬГА — Больше, только толку-то
Б. НАДЕЖДИН — А почему у людей нервы сдают?
ОЛЬГА Здесь не нервы. Нервы сдают от такой жизни, от чего они могут сдавать?
Н. БОЛТЯНСКАЯ А скажите, это правда, что основная причина стрессов это безденежье?
ОЛЬГА Да, безусловно. Я сама это чувствую. Очень ведущий фактор.
Б. НАДЕЖДИН — А можно вопрос задать. Вот, допустим, вы внезапно стали начальником здравоохранения города Москвы. Предположим, вы могли бы сказать, что бы вы сразу сделали, чтобы и медицина лучше была, врачи чтобы лучше жили?
ОЛЬГА Закупать оборудование, расширять страховую медицину, зарплату повышать, конечно.
Б. НАДЕЖДИН Секундочку, то есть, страховая медицина — это чтобы люди платили за лечение?
ОЛЬГА Вы знаете, ее надо настраивать. То, что сейчас страховая медицина это фуфло полное, она не работает. И ни врачам, ни больным от этого не лучше.
Б. НАДЕЖДИН — То есть, бесплатное здравоохранение это полная фикция?
ОЛЬГА Конечно.
Б. НАДЕЖДИН — А как бы вы видели эту систему? Очевидно, что самым бедным нужно оказывать медицинскую помощь бесплатно.
ОЛЬГА Ну и что, на Западе тоже есть социальная помощь бесплатная, но там врачи не нищие и больные не нищие.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Но у вас рядом в одной палате могут оказаться люди, у которых, предположим, оплачена страховка на 3 рубля и на 3 тысячи рублей.
ОЛЬГА Да, это, безусловно. То есть, платные клиники должны быть и хотя бы тот, кто может, пусть живет нормально.
Б. НАДЕЖДИН — То есть вы за то, чтобы все-таки были платные клиники и если люди могут платить, пусть и качество будет лучше, и очередей не будет?
ОЛЬГА Конечно, слава богу, сейчас хоть кто-то что-то может себе купить и позволить.
Б. НАДЕЖДИН — И только самым бедным людям, пенсионерам, совсем бедным людям нужно оказывать бесплатную медицину?
ОЛЬГА Да, но там врач все равно не должен быть нищий.
Б. НАДЕЖДИН — Слушайте, а платные врачи больше получают, чем муниципальные?
ОЛЬГА Не знаю, не особо народ идет, народ-то нищий в основной массе и чтобы туда шли, по 100 долларов платили за обследование, такого нет.
Б. НАДЕЖДИН — То есть прежде, чем вводить полностью страховую и платную медицину нужно, чтобы люди не были такие бедные?
ОЛЬГА — Конечно, у нас нищета в стране. Вы сидите там
Б. НАДЕЖДИН А начиная с какого размера зарплаты человек уже может обращаться в платную поликлинику?
ОЛЬГА Наверное, где-то с 10 тысяч, даже с 15, потому что один платный сеанс бывает, стоит и 3500 это месячная зарплата.
Б. НАДЕЖДИН — 3500?
ОЛЬГА Конечно. К вам приходят на «Эхо» рекламировать одно обследование за 3500 и это как бы недорого.
Б. НАДЕЖДИН — Просто анализ, прием 3500?
ОЛЬГА Конечно, приходят на «Эхо» коммерческие и рекламируют.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Это к нам, это не к Борису Борисовичу.
ОЛЬГА — Я понимаю.
Б. НАДЕЖДИН — Ой, Оля, держитесь, скоро в стране будет повышение доходов.
ОЛЬГА А Путин мне не нравится.
Б. НАДЕЖДИН Все, закончили про Путина, на меня уже смотрят как на врага народа.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Я хочу напомнить, что согласно закону о средствах массовой информации, все сказанное вами в прямом эфире это ваша личная проблема. А у нас на линии Юрий Юрьевич из Санкт-Петербурга.
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ — Я уже слушаю несколько минут вашу беседу.
Б. НАДЕЖДИН Что бы вы хотели, чтобы я вас спросил?
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ — Вы должны быть готовы к тому, чтобы задать вопрос. Тем более что вы СПС и у вас всегда есть вопросы.
Б. НАДЕЖДИН — Я-то готов.
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ — Задавайте. Я так понимаю, что предмет сегодняшней передачи не мои вопросы, а ваши вопросы.
Б. НАДЕЖДИН — Задаю вопрос вам приходилось в жизни с бюрократами сталкиваться?
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ — Нет, я занимаюсь сугубо инженерной деятельностью, поэтому, к счастью, я от них отделен. Просто мне не приходится с ними сталкиваться. Но по некоторым частным вопросам мне приходилось, но это было немного.
Б. НАДЕЖДИН — Там справку получить, да?
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ Нет, это все чепуха.
Б. НАДЕЖДИН — А вы говорите, что вы инженерной деятельностью занимаетесь. А какой?
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ — Я всю жизнь работаю для того, чтобы наша обороноспособность была хорошей.
Б. НАДЕЖДИН — Всю жизнь. У меня отец мой, тоже Борис Борисович Надеждин в этом смысле удивительный человек. Он после распределения уже 45 лет работает в одном оборонном институте в Спецтехе в Москве. И вы также?
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ — Да.
Б. НАДЕЖДИН — Не буду задавать вопросов о работе, наверное, это секреты. А как вам вообще Питер сегодняшний 2003 года по сравнению с Питером 60-х годов?
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ Вы знаете, очень трудно давать оценки, но мне например, неприятно ходить по улицам моего города, в котором я родился и видеть смесь английского с нижегородским.
Б. НАДЕЖДИН Вы что имеете в виду?
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ Я имею в виду те надписи, которые существуют на афишах, названиях магазинов и так далее. Мало того, что они неграмотные с точки зрения английского, они еще просто умаляют наше достоинство.
Б. НАДЕЖДИН Можно, я вам расскажу историю коротенькую. Я очень люблю Питер, часто приезжаю, потому что там и Эрмитаж, и Русский музей. А история была такая. Мы с женой в мае прошлого года поехали на машине в Эрмитаж. Оставили машину на Дворцовой площади среди бела дня. Пошли в Эрмитаж наслаждаться искусством. Пришли а у нас стекло разбито, магнитолу вырвали. Среди бела дня, тысячи людей, милиция. Вызываю милицию, а мне говорят ну что же вы, в Питере нельзя машину оставлять с планкой от магнитолы. Что, у вас так все плохо?
ЮРИЙ ЮРЬЕВИЧ У меня такое впечатление, что сегодня психологически нас все время приучают к тому, что у нас каждый день стреляют, каждый день грабят и так далее. И я, отъездив 35 лет на машине, я сейчас машиной не пользуюсь, просто не имею машины. Но дело в том, что это связано главным образом Я очень счастлив, что я сейчас не езжу на машине, потому что более разнузданной езды без правил я не видел, а Петербург не приспособлен для большого движения. Сегодня везде пробки. Поэтому я думаю, что с точки зрения обобщений, которые пытаются делать кто более бандитский — Петербург или Москва — и в каком городе тяжелее жить, то в этом отношении трудно сказать. Вы послушайте известия, известия каждый день говорят — сегодня убили здесь, завтра убили там и так далее. Поэтому мы сегодня живем непонятно в каком мире.
Б. НАДЕЖДИН — Спасибо вам огромное. Как представителя оборонной промышленности поздравляю вас с прошедшим недавно Днем военной науки, знаете, отмечается в начале февраля, по-моему, 3-го. И конечно, с днем 23-го февраля. Здоровья вам.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо, а у нас на линии москвичка Ника.
НИКА Очень приятно, что вы позвонили.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Я, прежде чем дам Борису Надеждину задать вопрос Нике, я хочу сказать, что некие керулянты присылают всякие гадости на пейджер. Причем даже не в мой адрес, в адрес тех, кому мы сегодня звоним. Вы не старайтесь, их никто не увидит.
Б. НАДЕЖДИН — Это фашисты что ли?
Н. БОЛТЯНСКАЯ Керулянты, Борис Борисович, это термин на стыке юриспруденции и психиатрии. Это патологические жалобщики и склочники. К сожалению, среди наших слушателей таковые изредка, но встречаются.
Б. НАДЕЖДИН — Ладно, бог им судья.
НИКА Я не все поняла, что Нателла сказала.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Я ругаюсь, но не с вами.
Б. НАДЕЖДИН — Чтобы я задал осмысленный вопрос одно из двух: либо пару слов о себе, либо что бы вы хотели, чтобы я спросил.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Какая сервильная у вас психология Борис Борисович. Чтобы вы хотели, чтобы я спросил?
НИКА Спросите меня, пожалуйста, о законодательстве, которое касается приемных детей в России.
Б. НАДЕЖДИН — Вопрос такой. Что вы думаете о приемных детях?
НИКА О приемных детях я думаю, что, во-первых, если вы усыновляете ребенка в России, неважно какого он возраста, нужно следовать международным конвенциям. Ребенок, прежде всего, должен знать, что вы не являетесь его генетическими родителями, и всякие тайны усыновления в России должны быть открыты. Через 10, через 20, 30 лет через 40 лет ребенок должен знать, что у него где-то есть счастливая или несчастная мать, плохой или хороший отец и те обстоятельства, по которым он был от семьи отречен. И он сам должен потом решать, будучи совершеннолетним, выросшим в другой семье или при помощи государства как строить ему отношения с его первичной генетической семьей.
Б. НАДЕЖДИН — Ник, а можно я задам вопрос. Вы, как я понял, за то, чтобы всегда были генетические родители самыми близкими?
НИКА Нет, напротив. Дело в том, что я послевоенный ребенок, и я получила назад свое имя спустя 50 лет. Я прошла очень много инстанций, меня лишили моего имени в 6 лет.
Б. НАДЕЖДИН — То есть, вы сама такой ребенок?
НИКА — Я сама такой ребенок и, слава богу, что в 6 лет я уже умела писать и читать и меня забрали в хорошую семью. И сколько потом ни рассказывали, какая у меня фамилия и все прочее, я все оставшиеся 50 лет, пока не вернула себе имя, это знала.
Б. НАДЕЖДИН — У меня похожая история была.
НИКА Это самое, по-моему, большое преступление, которое сейчас совершается по той старой системе, потому что я была уже в силах очень многие вещи сделать, я уже могла в Москву вернуться и все прочее. И я могла найти еще своих родственников и, слава богу, что сохранилась группа крови в том роддоме, где я рождалась, они мне восстанавливали имя.
Б. НАДЕЖДИН — Да, Ника это очень важно, потому что в стране — это не секрет, порядка миллиона детей лишены родительской любви. Я считаю, что каждый, кто в состоянии им помочь, должен их усыновлять.
НИКА  — Усыновлять пожалуйста. Но есть такая система, когда воспитываешь ребенка своего или чужого, прежде, чем прикрикнуть на него или шлепнуть, всегда ставить перед собой задачу это чужой ребенок, даже если ты его сам рожал.
Б. НАДЕЖДИН Ну, детей шлепать надо в самом крайнем случае.
НИКА Но при этом надо знать, что ребенок— это личность.
Б. НАДЕЖДИН — Да конечно личность. У меня, слава богу, с детьми в этом смысле нормальные отношения. С моими, я имею в виду.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Не шлепаете?
Б. НАДЕЖДИН — Мне жена подсказывает, что нет.
НИКА Спок когда-то писал, что если вы хотите шлепнуть ребенка, и вам от этого станет легче, то лучше это сделайте.
Б. НАДЕЖДИН — Нет, я не сторонник.
НИКА А вы почитайте его. Поскольку шлепок это же не обязательно истязание.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо, Ника. У нас на линии 11-классник, 16-летний абитуриент Всеволод из Москвы.
Б. НАДЕЖДИН — Всеволод, привет. Куда собираетесь поступать?
ВСЕВОЛОД В МГУ на политологическое отделение философского факультета, либо в Высшую школу экономики на политологический факультет.
Б. НАДЕЖДИН — Вы хотите стать политологом?
ВСЕВОЛОД — Политологом и политиком.
Б. НАДЕЖДИН — А какого примерно масштаба политиком, ваша планка?
ВСЕВОЛОД Московского масштаба, может быть мэром.
Б. НАДЕЖДИН — В принципе правильно, вы знаете, что я тут борюсь за ограничение двух сроков губернаторов, и если мы эту проблему решим, вы в 2007 году можете становиться мэром Москвы. Будете готовы?
ВСЕВОЛОД В 2007-м я, навряд ли смогу, потому что там ограничение по возрасту, насколько я помню, больше 30-ти лет.
Б. НАДЕЖДИН — Мы снимем, я готов, я обещаю, мы в Думе проголосуем.
Н. БОЛТЯНСКАЯ А какой первый мэрский указ будет?
ВСЕВОЛОД Скорее всего о реорганизации собственной администрации.
Б. НАДЕЖДИН Так, слушайте, это крайне интересно. А как вы считаете, какие главные недостатки в работе московской мэрии, администрации?
ВСЕВОЛОД Очень сильно зарегламентирован, зарегулирован бизнес. Средний, малый, у меня родители им сами занимаются, очень много проверок, различных инструкций, совершенно невыполнимых, ненужных.
Б. НАДЕЖДИН — То есть, главная проблема бюрократия?
ВСЕВОЛОД Да.
Б. НАДЕЖДИН — Просто вас мне бог послал, потому что я отвечаю за антибюрократическую программу в нашей партии. Все законы вношу про упрощение регламентации бизнеса, про ограничение всевластия чиновников. Вы наверняка хорошо разбираетесь в том, что говорите, это чувствуется. Что бы вы сделали, какие законы — один или два самых важных, чтобы бюрократия была меньше?
ВСЕВОЛОД Во-первых, открытость бюджета и финансирования всех исполнительных органов.
Б. НАДЕЖДИН — Абсолютно согласен, кстати, по военным расходам мы это сделали. СПС это сделала.
ВСЕВОЛОД Пока это не особо чувствуется, все-таки не до конца открыт военный бюджет. А второе — просто сократить сферу полномочий чиновников, именно в отношении регулирования малого бизнеса, рабочей силы, потому что сейчас очень многих не берут на работу из Подмосковья, из других регионов, потому что нет регистрации.
Б. НАДЕЖДИН — Да, это большая проблема. Мы, кстати, были против закона о гражданстве, это важно. Всеволод, я был очень рад с вами поговорить, вы такой правильный человек, честно говоря, редко встретишь 11-классника с ясной траекторией понимания. Успехов вам. Если надо чем помочь при поступлении в Высшую школу экономики или МГУ звоните, там разберемся.
ВСЕВОЛОД И можно вам один вопрос. Меня интересует, есть ли у СПС какая-то конкретная программа по поводу реформы школьного образования и высшего образования?
Б. НАДЕЖДИН — Конечно, есть.
ВСЕВОЛОД А на сайте СПС она выложена?
Б. НАДЕЖДИН — Она выложена и на сайте sps.ru, там есть наши проекты и на сайте duma.sps.ru, там работа в Думе. Это такая объективная программа, нацеленная на то, чтобы образование с одной стороны было доступно всем, с другой стороны честным, чтобы там не было коррупции.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо, Всеволод. Последний у нас абонент Глеб, 26-летний программист, который находится сейчас в Бонне.
Б. НАДЕЖДИН — Глеб, что вас в Бонн занесло?
ГЛЕБ Я диссертацию делаю в Бонне.
Б. НАДЕЖДИН — А тема?
ГЛЕБ Это база данных, в Боннском университете.
Б. НАДЕЖДИН — А вы напишите диссертацию, защищаете ее в Бонне? А потом вы где будете работать?
ГЛЕБ Я не знаю, но я хотел бы здесь работать.
Б. НАДЕЖДИН — В смысле в Бонне или в России?
ГЛЕБ В Германии или в Бонне конкретно.
Б. НАДЕЖДИН — А в Россию вас не тянет?
ГЛЕБ Честно, не очень.
Б. НАДЕЖДИН — А у вас семья есть?
ГЛЕБ Семьи нет у меня.
Б. НАДЕЖДИН — А допустим, что в России все было бы также стабильно, такие же постриженные газоны ухоженные, такие же ухоженные немки на улицах, то есть, русские, конечно. Вы остались бы тогда?
ГЛЕБ Это такой гипотетический вопрос. Я вообще сомневаюсь, что такое может быть.
Б. НАДЕЖДИН — Вы там, в Бонне сидите, диссертацию пишите, а мы здесь в России, политики жилы рвем, кровь проливаем, чтобы страна была лучше. Вот несколько лет прошло, все у нас хорошо. Вернетесь в страну?
ГЛЕБ Теоретически да, но на самом деле, чем дольше здесь живешь, тем сложнее вернуться. Привыкаешь и уже обживаешься, и потом возвращаться сложно. И из-за границы все выглядит гораздо страшнее, чем на самом деле в России.
Б. НАДЕЖДИН — Не понял. То есть вы из Бонна смотрите на страну, и вам она кажется хуже, чем, если бы внутри были?
ГЛЕБ Да, я всегда, когда приезжаю в Россию, у меня представление о России только по новостям в основном.
Б. НАДЕЖДИН — Это проклятая буржуазная пропаганда. Чему вас в школе учили, Глеб, уже должны разбираться.
ГЛЕБ Это на самом деле, здесь привыкаешь, а потом приезжаешь, думаешь, вроде тоже люди живут, вроде тоже неплохо.
Б. НАДЕЖДИН — Короче, Глеб, ты не прав. Приезжай в Россию, такие здесь нужны.
ГЛЕБ Просто много людей здесь с такой точкой зрения.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Грустно.
Б. НАДЕЖДИН — Глеб, на самом деле, здесь все будет нормально, я тебя уверяю. Спустя еще 10 лет ты будешь думать что ж я, дурак, в Бонне осел.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Спасибо, Глеб. Какие выводы вы можете сделать из таких широких географических переговоров, Борис Борисович?
Б. НАДЕЖДИН — Один вывод печальный. Вы заметили, что пожилые люди, звонящие, все как один из России, из Питера особенно, а из молодых позвонивших — два, к сожалению, не в России. Это большая беда, я это ощущаю и как преподаватель, и как депутат. Ну что могу сказать будем работать, чтобы здесь людям было жить лучше и чтобы люди здесь видели перспективу, а не там. Второй вывод такой, что у людей реальное благосостояние то, которое они считают нормальным, хорошим, конечно, пока еще разнится, в разы причем. Это ужасно и главная проблема, которой должны заниматься политики и государство — это снижение бедности в России. Отсюда корень всех проблем.
Н. БОЛТЯНСКАЯ Я напомню, что в студии «Эха Москвы» был депутат Госдумы заместитель лидера фракции СПС Борис Надеждин. Программа «Контрудар». Спасибо, Борис Борисович.
Б. НАДЕЖДИН — Всех с праздником еще раз. С Днем защитника Отечества.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире