'Вопросы к интервью
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Здравствуйте, вы слушаете «Эхо Москвы», вы смотрите телеканал RTVi. Это «Клинч» и мы сегодня говорим о законе о волонтерах. Наши собеседники – Дарья Милославская, автор концепции закона о волонтерах. Здравствуйте.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Геннадий Гудков, депутат ГД. Как я понимаю не сторонник.

Г. ГУДКОВ — Пока нет. Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Дарья, я попрошу вас три причины, почему таковой закон нужен.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Обязательно. Первая причина состоит в том, что есть правовой пробел. У нас есть понятие доброволец в законодательстве о благотворительности, у нас есть понятие волонтер в законодательстве, которое регулирует олимпийские игры. А для всех остальных НКО, которые не попадают в благотворительную деятельность и в организацию олимпийских игр, у нас нет правовой возможности привлекать волонтеров и оплачивать их расходы. Это первое. Вторая причина состоит в том, что волонтеры, которые действуют по собственной воле, тратят свое время, силы, душу, они иногда не имеют возможности сделать больше, потому что у них нет денег для того, чтобы добраться в то место, где они нужны. Есть организации, которые готовы компенсировать эти расходы. В том случае, если они их компенсируют, они нарушают закон, в частности налоговый кодекс. По которому только добровольцы от благотворительных организаций и только волонтеры, оргкомитет Сочи могут получать эту компенсацию и не платить подоходный налог. И третье, я считаю, что государство должно стимулировать волонтерскую деятельность, и в этом законопроекте можно какие-то стимулы прописать. В частности, например, страхование жизни волонтера. Вот три основных причины, по которым мне кажется, что этот законопроект неплох, но я хотела бы сказать, что я не настаиваю, что он нужен именно в эту минуту и именно сегодня и сейчас.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Это уже приятно. Вопрос к Геннадию Гудкову. Три причины, по которым с вашей точки зрения этот закон не нужен.

Г. ГУДКОВ — У нас же чиновники всегда хотят всех организовать, чтобы все отчитывались, заключали договор. Идет очень серьезная бюрократизация этого дела, я почитал, там должны быть юридические лица, договоры. Тут людей нужно спасать, леса тушить, а тут договорчик, а мы тут компенсацию. А мы тут еще чего-то. Кого-то допустили, кого-то нет. По технике безопасности надо проинструктировать. И так далее. Второе это то, что там меры стимулирования волонтерства обозначены намеком, но впрямую ничего об этом по большому счету не сказано. Что государство, дескать, может помочь, а может и не помочь. Но то, что перед государством надо отчитываться, вне всякого сомнения. И третье, я думаю, что в сегодняшних условиях, все законы принимаются в конкретных исторических ситуациях политических.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Дарья с этим согласна, кстати.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Да.

Г. ГУДКОВ — Спасибо за это. На самом деле ситуация такая, что власть страшно боится проснувшегося гражданского общества. Волонтеры появились только сейчас, когда действительно появилось в основном массовое волонтерство появилось сейчас, до этого носило характер довольно ограниченный в отличие от западных стран. Там действительно очень много волонтеров. И естественно, я думаю, что есть некое опасение, как бы это волонтерское движение во что другое не выродилось, не переродилось. Поэтому я думаю, что если бы речь шла только об одной части этого законопроекта будущего — о поддержке государства, я бы с этим согласился. На всем остальном я бы поставил пока очень большое многоточие. И отложил бы на неопределенный срок, когда у нас государство не перестанет быть инструментом репрессий, закошмаривания бизнеса…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Закошмаривания всего и вся.

Г. ГУДКОВ — Да, пока государство не перестанет быть враждебным собственному обществу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Позвольте аргумент каждому из вас. Аргумент первый. «Перечитывал блок «Эхо Москвы», много думал. Сегодня Елена Масюк написала о том, что в Мытищах волонтеры собирали гуманитарную помощь, к ним подошли полицейские и сказали, что поскольку акция не была заявлена заранее, это же надо было предугадать наводнение в Крымске. То платите 20 тысяч рублей или пойдете на принудработы. Волонтеры сочли необходимым заплатить и продолжать. Ребята, спасибо, если слышите». А второй вопрос, это вопрос уже к Геннадию Гудкову. Читали ли вы сегодняшнее выступление «Эхо Москвы» в блоге Алены Поповой, которая говорит о том, что волонтерская деятельность, безусловно, нуждается в регламентировании и что никакой демократии, никакой анархии не надо.

Г. ГУДКОВ — Я читал другое сегодня заявление Илья Пономарева. Который кстати тоже находится там, в Крымске вместе с Аленой Поповой. Есть Маша Баронова, которая организует сейчас помощь. Они не очень рады, они считают, что это попытка государства все зарегламентировать. И для меня эти опасения более существенные, нежели все остальное. Я прекрасно сам как практик понимаю, что, безусловно, и вопрос страхования жизни и здоровья существует проблема и, безусловно, допуск к определенным видам работы должен осуществляться более-менее адекватно. Но я все время вспоминаю 80-90 годы юмореску Жванецкого, который говорит: а что у нас с проституцией, почему не легализуем. Давайте мы (я по-своему рассказываю) ее легализуем, поставим каждой девушке план, сделаем соревнование социалистическое или капиталистическое, отчеты обяжем давать, медосмотры вовремя проходить, сделаем доску почета для передовиков. И так далее. Это само по себе явление умрет. Давайте легализуем его для того, чтобы его уничтожить. Я боюсь, что у нас так оно и будет. Наше государство еще не научилось создавать, но зато прекрасно научилось кошмарить, тормозить, превращать в нонсенс все, и я нашему государству в этом вопросе, к сожалению, не верю. Как помните, Станиславский: не верю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Тогда я задаю вопрос Дарьи Милославской. Вопрос прямолинейный. Понимаете ли вы, что в настоящих политических обстоятельствах нынешней специфической активностью парламента, тот закон, концепцию которого вы придумали, он выглядит как очередной закон в рамках закошмаривания…

Г. ГУДКОВ — Забюрокрачивания.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Закошмаривания – ярче.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Красивее звучит. Вы знаете, эта концепция была написана примерно год назад. Она была обнародована партнерством «Юристы за гражданское общество» в апреле 2012 года. Для обсуждения. Мы обсуждали ее сообществом. Коллеги какие-то к нам приходили со своими предложениями. Что-то мы вносили, что-то подлежало обсуждению достаточно широкому. Эта концепция висит у нас на сайте. Почему именно сейчас вдруг возникла такая паника вокруг этой концепции, мне сказать довольно трудно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А я вам отвечу.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Потому что произошел Крымск, да…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Не только потому что, Дарья, обратите внимание, я призываю в свидетели господина Гудкова, ведь дело не только в Крымске.

Г. ГУДКОВ — Клянусь говорить правду.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Сейчас кощунственно об этом говорить, но когда была трагедия в Беслане, не было такой активности гражданского общества. Я вру?

Г. ГУДКОВ — Нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Таким образом сейчас консолидация общества в какой-то степени, я ставлю знак вопроса, является демонстрацией власти – ребята…

Г. ГУДКОВ — А можно сказать два слова.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Сейчас, закончит дама.

Г. ГУДКОВ — Буквально два слова. Вот сейчас знаете, что образуется. В Крымске очень хороший момент, когда депутаты разных партий, фракций работают вместе, не обращая внимания на свои противоречия. Я там почитал, есть такой известный депутат, мы с ним спорим иногда, подшучиваем Роберт Шлегель, я с удивлением…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — С Пономаревым бок о бок.

Г. ГУДКОВ — С приятным удивлением прочитал, что с Ильей Пономаревым, которого Шлегель лишить мандата, они там вместе работают и помогают людям. Очень хорошо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Прошу.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Даже забыла, что хотела сказать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Расстроилась.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Нет, я не расстроилась абсолютно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Что закон в нынешней политической ситуации выглядит как душилово.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Опять не могу с этим согласиться. Конечно, в нынешнем контексте, когда принят закон об иностранных агентах, совершенно неграмотный, неправильный с точки зрения политической абсолютно мне кажется, не ложащийся ни в какие рамки…

Г. ГУДКОВ — Я голосовал против.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Спасибо вам большое. Когда принимается закон о цензуре, о митингах, то есть в нынешней политической ситуации да, каждый человек в любом новом законопроекте, который касается кого угодно и хоть как-то затрагивает гражданскую активность, будет видеть отрицательные моменты. Когда мы писали и сейчас я настаиваю, что в этом законопроекте в концепции нет ничего политического вообще. К политике мы никакого отношения не имеем. Не было задачи кого-то с кем-то поссорить. Не было задачи сказать, вот государство плохое, волонтеры хорошие или наоборот. Ни в коем случае. И опасения по поводу забюрократизирования мне кажется, немножко необоснованны по одной причине. Мы говорим о договорах только в том случае, когда возникают материальные взаимоотношения между организацией и волонтером, которая оплачивает ему расходы. Все. И к сожалению сегодня…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — То есть легитимизировать возможность оплачивать расходы волонтеров. Но вы знаете, Дарья, если бы моя фамилия была Гудков, а не Болтянская, как Болтянская я совершенно не могу вам задать этот вопрос. А как Гудков я бы могла. Вы возьмете на себя, будете спасать мою честь.

Г. ГУДКОВ — Конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я бы вас спросила, а вот понимая нынешнюю обстановку, вы не хотите отозвать свою концепцию?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я ее не писала. Это же не законопроект, это концепция…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Зато будет гражданский поступок.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Нет. Не будет гражданского поступка.

Г. ГУДКОВ — Это невозможно отозвать, потому что никуда не внесено.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — И гражданский поступок в том, что мы стараемся улучшить законодательство. И когда был принят закон об иностранных агентах, я очень благодарна, что наша таблица поправок была направлена депутатам, депутаты ее видели, кто хотел, использовал ее в своих выступлениях. Но гражданская позиция наша состоит в том, что законодательство должно быть, должно благоприятствовать развитию гражданского общества. И все. До момента принятия закона об иностранных агентах мы старались стимулировать, мы писали какие-то концепции, мы общались с депутатами, из думы, с Советом Федерации и Общественной палатой. Для того чтобы создать условия для принятия благоприятного законодательства для НКО. Агенты, митинги, тут разрушили всю картину, которую мы очень долго мозаикой собирали. И законопроект…

Г. ГУДКОВ — Простите нас за Чурова, что мы разрушили.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Понимаю. Но что же делать, мы очень старались. И партнерство работает уже больше пяти лет, и мы очень стараемся усовершенствовать законодательство и консультировать НКО, волонтерские организации, и я ни в коей мере не считаю каким-то плохим поступком то, что мы написали эту концепцию. И то, что она была обнародована. И то, что мы обсуждаем эту идею совершенствования законодательства.

Г. ГУДКОВ — Я бы что сказал. Может быть этот закон, если из него убрать различные отчеты и зарегулированность излишнюю, его можно применять к постоянно действующим благотворительным организациям, которые опираются на труд волонтеров. Таких, как «Красный крест», предположим, какие-то еще структуры. Которые работают, которые действительно делают это свою главную деятельность благотворительность и оказания помощи людям. Те, которые действительно создаются на плановой основе. Может быть и можно, но я бы там кое-что убрал, но тем не менее. Что касается для стихийных ситуаций чрезвычайных, экстренных, когда выходят десятки тысяч людей, как это было с тушением пожаров, это была просто самоорганизация населения. Мне просто звонили, говорили, Гена, у нас допустим, в Павлово-Посадском районе мы сейчас дежурим, у нас 400 человек, 200 там, попроси, пожалуйста, чтобы к нам еще две пожарные машины приехали. Таким образом таких звонков было много, море. Люди выходили сотни, тысячи и десятки тысяч людей. И сейчас выходят, допустим, и Якутский край горит, и так далее. И здесь регламентировать эти договоры крайне сложно.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Никто же не собирается регламентировать, когда выходит 10 тысяч и когда никто не претендует на компенсацию расходов.

Г. ГУДКОВ — А знаете, что наше государство сделает. Оно сейчас начнет, например, сейчас затыкают рот очень многим в Крымске. Мало того связь подавляли первые дни, сейчас там пытаются закрыть какие-то сайты, вот мне вчера пришло сообщение в твиттер, какую-то радиостанцию местную пытаются задушить, чтобы она не вещала. Чтобы информация не распространялась. Государство будет использовать просто этот закон для того, чтобы не допускать нештатных волонтеров…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Штатных волонтеров не может быть.

Г. ГУДКОВ — Почему не может быть?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Потому что волонтеры и штат это из разных законодательств.

Г. ГУДКОВ — Я имею в виду нештатные организации, которые не зарегистрированы. Там же написано у вас везде – юрлицо. Ну какое юрлицо сейчас у Ильи Пономарева и Роберта Шлегеля, которые несмотря на идейные и прочие разногласия, спасают и помогают людям.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Геннадий Владимирович, я путаю или была какая-то мутная история с ребятами Шлегеля, когда был теракт в Домодедово. По-моему, это были его ребята. Которые вроде бы как фигурировали как волонтеры, но там чего-то…

Г. ГУДКОВ — Вы имеете в виду по тушению пожаров, там другие были фамилии.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А это было, когда блэкаут был, когда ледяная завеса была, когда стояли люди с табличками «довезу до метро» без машин.

Г. ГУДКОВ — Я сейчас не хочу ничего сказать…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Надеюсь, что нет.

Г. ГУДКОВ — Ребята работают и если даже что-то, я готов простить все эти шалости, если ребята действительно работают и помогают и действуют искренне. Я думаю, что они вернутся другими людьми.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Можно я…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вы про вежливость забудьте, тут надо хватать микрофон.

Г. ГУДКОВ — …Из Беслана люди, они совершенно другие люди. Я думаю, что те, кто сейчас оттуда вернется, из Крымска это уже другие…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Можно я мягко возражу.

Г. ГУДКОВ — Пожалуйста.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Существует уже законодательство о благотворительной деятельности, по которому благотворительные фонды имеют возможность оплачивать расходы добровольцам. Но это очень узкий сегмент. Мы хотим расширить на все НКО, которые и наукой занимаются, это не благотворительная деятельность, и культурой, и образованием, чтобы они могли посылать, в конце концов, профессоров читать лекции в тот же Якутск. И оплачивать им дорогу, проживание и питание. И в то же время эти выплаты, даром они естественно будут читать лекции…

Г. ГУДКОВ — А что будем с Крымском делать, допустим. С такими трагедиями.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Если есть организация, которая готова взять… Можно я закончу. Есть организация, которая готова взять на себя оплату билетов, предположим, 150 добровольцев. Она говорит, мы готовы заплатить вам за билеты, поезжайте в Крымск и делайте.

Г. ГУДКОВ — Хорошо, 150 оплатили. А 1500 приехали сами. Что делаем?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — К этой 1500 законопроект не будет иметь отношения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А вот на выборы наблюдатели когда ходили…

Г. ГУДКОВ — А если там какие-то сидят чиновники, которые не хотят никого допускать, говорят, так, отойдите, мы сами справимся. У нас лучшее МЧС в мире, у нас лучшая администрация в мире, у нас самый лучший губернатор, мэр, отвалите. Что будем делать?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Есть закон, нет закона, администрация в любом случае так может сказать.

Г. ГУДКОВ — Она сейчас может просто сказать, и тогда она попадает в идиотскую ситуацию, потому что она отказывает людям, которые приехали помогать. Жертвуя своим временем, силами. Рискуя жизнью иногда. Здоровьем. А сейчас она скажет: нет, на основании российского закона именем РФ все кыш. И все.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Знаете, при принятии закона очень бы хотелось избежать норм, которые бы имели двоякое толкование. Поэтому мы о законе, о тексте закона не говорим. Очень бы хотелось, чтобы мы, если нам удастся этот закон…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вот пять человек вас уже спрашивают: мы – это кто?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Некоммерческое партнерство «Юристы за гражданское общество». Я сейчас представляю партнерство, которое объединяет почти 50 юристов по всей стране, занимающихся некоммерческим законодательством.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — То есть это групповая ответственность.

Г. ГУДКОВ — Групповуха. Шучу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Не шутите так, пожалуйста.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Это люди, которые практически…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А то объявим вам импичмент.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — …помогают НКО, гражданскому обществу, мы консультируем, мы за все свое время проконсультировали почти 30 тысяч НКО.

Г. ГУДКОВ — Это хорошая деятельность, у меня тоже есть юристы и в штате и не в штате, которые консультируют бесплатно людей. Это нормальная деятельность, в том числе и депутатов ГД. То, что вы этим занимаетесь, это очень хорошо. Вопрос в том, что вы занимаетесь этим спокойно, на плановой основе. А я имею в виду, что сегодня волонтерское движение проявляет себя больше в экстренных ситуациях. Пожары лесные, наводнение в Крымске, завтра не дай бог еще что-нибудь рванет.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Да упаси Господь.

Г. ГУДКОВ — Упаси Господь, сам не хочу. Как говорится. Но такие вещи происходят, а тем более с нашей изношенной инфраструктурой, бездарной властью на местах. И чуть выше. То это произойдет обязательно. И это означает, что мы можем этим законом с одной стороны вроде бы упорядочить, действительно создать некие гарантии тем волонтерам, которые регулярно участвуют в деятельности тех или иных организаций, но мы можем создать правовую основу для чиновников выгонять всех тех неугодных, которые могут оказаться на месте трагедии. Вот что тут важно. И это опасение, к сожалению, пока перевешивает ту здравую мысль, которую вы совершенно правильно тут выражаете. Вот беда в чем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вот Воробьева наша коллега пишет, она, кстати, не просто моя коллега журналистка, она создатель «Лиза Алерт», поискового отряда, который очень много что делает для людей волонтерский. «Бред какой-то, этот закон никак не поможет бабушке в лесу и нам, кто ее ищет».

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Правильно, потому что они являются юридическим лицом. Они не требуют компенсации расходов. Они ничего не хотят.

Г. ГУДКОВ — И вот тогда правительство заставит всех регистрировать…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — По крайней мере, мы не думаем, как сказать…

Г. ГУДКОВ — Но вы должны там понятийные понятия, кто такой волонтер, кто такая организация, оказывающая благо, как она должна строить, какие там договоры должны быть.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Договоры возникают в том случае…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Когда этот закон будет в ГД, Гудков он же зверь, он будет голосовать против.

Г. ГУДКОВ — Да не зверь я.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вы его убедите.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я пытаюсь это сделать. Но у меня нет задачи, я…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — И парня своего настропалит тоже.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Правильно. У меня нет задачи сейчас кого-то убеждать в том, что вот сейчас нужно обязательно проголосовать за этот…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Микрофончик оставьте, пожалуйста, в покое. Звукорежиссер плачет.

Г. ГУДКОВ — Волнуюсь.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Хочу сказать, что нам нужно регулировать взаимоотношения волонтеров и организаций, которые готовы компенсировать их расходы. Если они компенсируют их расходы, страхуют их жизни, проводят им какой-то технический инструктаж, покупают им необходимое оборудование, на это будет распространяться законопроект. Если это просто 25 человек, 25 тысяч человек, которые пошли искать бабушку в лесу, закон не будет распространяться.

Г. ГУДКОВ — А вот мы их 25 тысяч не допустим искать бабушек в лесу. Инструктаж по технике безопасности пройди, экипировку покажи, что ты в шапочке идешь в лес…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А надо в кепочке.

Г. ГУДКОВ — Что ты идешь в туфельках, а надо в сапогах в лучшем случае. Или в кроссовках пришел, переодевай сапоги. И так далее. Начнется вот это бюрократическое регулирование, вот я чего боюсь. Вот давайте начнем с одной главы – оказание содействия государства волонтерам, зарегистрированным организациям. И на этом ограничимся. Потому что иначе мы поставим, есть у нас зарегистрированные волонтеры нормальные, которые правомочные и есть какая-то там…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Да речь не идет о регистрации волонтеров. У нас есть юридические лица, НКО, которые готовы помочь волонтерам и оплатить им проезд и проживание.

Г. ГУДКОВ — Давайте им права просто дадим.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — У нас нет такой возможности.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А почему вы не видите третьего выхода оба, два. Пусть это будет вся головная боль лежать на людях, которые готовы ее на себя взять. То есть условная организация, которая в случае чего должна осуществлять всю эту деятельность, обязана осуществлять всю отчетность. Вы организаторы, а я пришла к вам…

Г. ГУДКОВ — Сейчас не дай бог чего-нибудь произойдет с домом или москвичи выйдут дежурить вокруг своих подъездов. Будут проверять чердаки, подвалы.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Это к волонтерству не имеет никакого отношения.

Г. ГУДКОВ — Будут выходить десятки тысяч людей, которые будут помогать органам, это тоже волонтеры искать преступников, злоумышленников. И чего мы им, договорчик, страховочку. Технику безопасности. Как?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Вы меня не слышите, когда я говорю? Что речь идет о договорах, когда идет компенсация расходов. Когда расходы, когда человек вышел гулять вокруг дома? Расходы на что?

Н. БОЛТЯНСКАЯ — То есть правильно я понимаю, что у волонтера есть выбор. Либо ему идти в организацию, либо ему действовать самому. Хотя в этой ситуации, как совершенно справедливо сказал Геннадий Гудков…

Г. ГУДКОВ — В законе нет такого.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Неправда. Там регулируются взаимоотношения между волонтером и организациями. Вот на что направлен законопроект, не на то, чтобы сказать…

Г. ГУДКОВ — Тогда меняем концепцию. Первое – мы даем право волонтерским организациям компенсировать расходы, по добровольному желанию волонтеров заключать с ними договор, по добровольному желанию волонтеров заключать с ним договор на страхование жизни и здоровья. И при их желании проводить с ними инструктаж по технике безопасности. И все. А государству оказывать содействие.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Нравится?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Это почти то же самое, что там написано. Вы просто сказали более простыми словами, никто не заставляет…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А вы можете придать этому видимость законопроекта, всему тому, что вы сказали.

Г. ГУДКОВ — Если вы ко мне обратитесь, давайте, мы поправим. Уберем регулирующую и надзирающую роль государства…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — А где надзирающая роль государства.

Г. ГУДКОВ — Есть.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я же повторяю, юридическое лицо это тот, кто зарегистрирован Минюстом. Договор в том случае, если…

Г. ГУДКОВ — А тот, кто не зарегистрирован, уже не является…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Да не имеет права оплачивать расходы волонтеров. И не имеет права деньги собирать.

Г. ГУДКОВ — Сейчас Илья Пономарев с Робертом Шлегелем собрали деньги, оплачивали дорогу, значит, не имеют право. Накажем их.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Нет. Те, кому они оплачивают дорогу, получают доход в натуральной форме.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Должны 13%?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Да, и это в законе есть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — То есть получается, те, для кого они собирают деньги, они нарушают закон.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Они должны заплатить 13% налога.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — И если сказать, что НКО, которые не имеют права получать…

Г. ГУДКОВ — Как пойдет.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — 13. Смотря, куда они будут платить. Если НКО, которая не имеет права привлекать волонтеров и не имеет права им расходы оплачивать, это делают, они нарушают…

Г. ГУДКОВ — Нет такой организации, собрались и скинулись.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Очень хорошо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Сейчас прервемся на две минуты.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Мы продолжаем программу. И вопрос, который я предлагаю вам обсудить с помощью голосования: мешают ли сегодня российские волонтеры государству?

ГОЛОСОВАНИЕ

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Голосование идет. У меня вопрос к нашим уважаемым гостям. Как вы считаете, Дарья, почему, коль скоро вы говорите, что то, что называется бона фиде, такой поток негатива. С чем он связан? Вот эксперт с говорящей фамилией Макаренко считает, что подобный закон может убить волонтерство на корню. Это очередной показатель того, что власти потеряли чувство реальности. Притом, что спасибо вам, что вы готовы вообще разговаривать на эту тему.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Так я не власть, слава богу. Почему такая буря эмоций. Мне кажется, что, наверное, сейчас, когда было принято в последнее время 4 закона, которые ухудшали положение нормальных людей, любой законопроект он рассматривается как следующий шаг к ухудшению. И люди даже за тем, что они может быть, что-то не понимают или читают не так, как написано, они видят, прежде всего, угрозу. Мы, безусловно, этого хотели избежать, этого совершенно не подразумевали. Но ситуация такова, что наверное, в любом слове «договор» сегодня уже люди читают угрозу, опасение. Просто эта концепция, поскольку была опубликована очень давно, она не имела ничего общего с политикой, а сейчас почему-то она в политику попала. Но я не хотела бы иметь ничего общего с политическим аспектом…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А если, например, господин Гудков как приличный человек решит…

Г. ГУДКОВ — Не все так считают.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну ладно вам кокетничать. Я не знаю, позвать вас или меня поехать не в трагическую ситуацию в Крымске, а куда-то, где нужна помощь, и купит вам билет. Он может это сделать в частном порядке…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Мы же это скроем, правда, и не скажем, что это доход.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Нет, я все расскажу. У меня язык без костей.

Г. ГУДКОВ — И тогда Гудкову кирдык. Объявят меня главным…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Иностранным агентом.

Г. ГУДКОВ — И покрывателем всех налоговых преступлений.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Пригласить, конечно, может в частном порядке, пожалуйста. Но вообще по-хорошему любой подарок это доход. С любого подарка приходится платить налоги в зависимости от…

Г. ГУДКОВ — Подарок, если я делаю доход, или мне.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Если вы мне дарите, у меня доход. Все зависит, если подарок небольшой, то налога не будет.

Г. ГУДКОВ — Хорошо, что не «Газпром»… подарок.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — А жаль.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Таким образом, получается, вернемся к составляющей финансовой. То есть возможность не платить налоги. Возможность сэкономить. Я правильно понимаю?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Сэкономить кому?

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Тем, кто является бенефициариями от закона о волонтерстве. То есть людям, которые едут волонтерами.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я бы не сказала, что это сэкономить. Я бы сказала, что это устранить несправедливость. Что абсурд, то, что люди, которые едут помогать другим людям, которые едут тратить свое время, силы и душу на хорошие дела, могут получить из налоговой извещение: дорогой товарищ, вы получили такой-то доход, пожалуйста, уплатите подоходный налог. Это абсурд. Это несправедливость. Ее надо устранить. Никакой возможности сэкономить я здесь не вижу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Геннадий Владимирович, вы поправки уже придумали в этот закон?

Г. ГУДКОВ — Я думаю ограничиться одной главой, о которой я сказал. Я боюсь нашему государству давать хоть намек на возможность чего-то регулировать. Потому что они извратят всю суть и превратят это в абсолютно казенный бездушный формальный механизм, который действительно на корню убьет любую идею абсолютно. Например,… идею нашей власти, вот говорят мародеры, мародеры. Популярное слово, особенно сейчас. И кто это такие? Статьи о мародерстве нет.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Уже нет.

Г. ГУДКОВ — Уголовной ответственности, если я воспользовался имуществом людей, которые пострадали в ходе стихийного бедствия, нет. Нет, я ничего не крал. Кража это скрытое похищение. Никого не грабил. Разбоем не занимался. Взял имущество и унес. Или лайнер потерпел крушение, чемоданы высыпались на лес. Я пришел и собрал это все. И статьи нет. Пожалуйста. То есть существует еще столько правовых пробелов. Казаки, те же резервисты и так далее, тоже проблема.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — И все-таки, абстрагируясь…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Геннадий Владимирович, но мы занимаемся некоммерческим законодательством.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Абстрагируясь от того, что не вовремя этот закон сейчас…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Концепция всплыла сейчас.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Концепция всплыла не вовремя. Как вы считаете, нужна какая-то юридическая подкладка такого рода деятельности или нет?

Г. ГУДКОВ — По логике нужна, конечно. Но как только государство получает в свои руки любой регулирующий инструмент, он доводит его до абсурда. Поэтому я бы очень осторожно с этим, во-первых, обращался. С попыткой дать государству хоть какой-то механизм, регулирующий волонтерское движение. Это, во-первых. Во-вторых, конечно, надо четко понимать, что сегодня волонтеры власти мешают.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Это вы отвечаете на вопрос, то есть подсказываете.

Г. ГУДКОВ — Моя точка зрения, сегодня идет резкое различие в цифрах погибших, которые дает власть, снижает не 172, а 168, кто там посмел, всех негодяев, мерзавцев привлечь к ответственности, кто порочит нашу страну и панику разводит. А волонтеры говорят о сотнях и даже тысячах погибших. И я не могу понять, как власть могла всех посчитать, если всех смывало, несло километры…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — А как волонтеры всех посчитали?

Г. ГУДКОВ — Вот я звоню волонтерам, они мне говорят, Геннадий Владимирович, мы не можем точно посчитать, сколько погибло, но помимо того, что жители города, там еще был лагерь сельскохозяйственных рабочих сезонных. Их всех смыло. Кто из них выжил, кто там, сколько там было, мы не знаем. Но там было много народу. Поэтому когда так говорят, у меня возникают сомнения в объективности данных власти. Если бы там не было волонтеров сейчас, не было в том числе и депутатов и ГД и местных, и областных, я не исключаю, что так и сказали, три человека с половиной погибло, все хорошо, страна поднимается с колен, город Крымск будет самым лучшим в Краснодарском крае. Дайте нам только два месяца сроку.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вы знаете, я сейчас подведу итоги голосования. Мешают ли сейчас волонтеры государству. Гудков говорит, что да. Что говорит Дарья Милославская?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я должна сказать нет. Но я не уверена, что я сейчас это могу сказать, я могу сказать так, волонтеры, которые делают доброе дело по велению души и при этом не вмешиваются в политику, не мешают.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну что я могу сказать. Как вы думаете, как разделились голоса наших слушателей?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Все сказали, что мешают я думаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — 52,7% считают, что да, мешают, и 47,3% считают, что не мешают.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Ой, спасибо, дорогие.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Показательно. Практически фифти-фифти.

Г. ГУДКОВ — Наивная все-таки у нас страна.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Не наивная…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А вы аргументируйте.

Г. ГУДКОВ — А чего аргументировать. Волонтеры, которые прибывают на места, где требуется дополнительная помощь, они обозначают всю зачастую беспомощность и проколы власти. Всем совершенно ясно, что сегодня, извините за выражение опростоволосились, я не говорю то народное слово, которое нужно сказать, власти Краснодарского края. Теперь понятно, что когда показывают жители, вот рыбу поймали, она что с дождей рыба или все-таки сброс вод рек и водохранилищ. Где рыба уже завелась и выросла. Зеркальный карп на полкилограмма веса или на килограмм. Поэтому конечно, когда волонтеры, их не обманешь, они приезжают идейные люди, они приехали творить добро и им плевать на то, что власти хотят скрыть. И в этом отношении представляют, конечно, угрозу для той власти. Безусловно, есть волонтерские движения и организации, которые нейтральны по отношению к действующей власти, тогда как говорится велком. Вот мы не справляемся здесь с эпидемией ящура в этом районе, действительно важная проблема, приехали волонтеры, молодцы, спасибо. Я по политической части говорю, что, конечно, в политическом отношении сегодня все больше и больше волонтеры начинают мешать. Если они приезжают с лекарствами, с медицинскими услугами в районе, где нет проблем с лекарствами, оказывается, их два года уже не выдают. Разворовали. Конечно, мешают. Они выявляют все эти вещи.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вот Илья считает, что для того чтобы легализовать компенсацию расходов, достаточно внести изменения в налоговый кодекс. Я несколько лет назад была в Австралии и меня поразило совершенно, что там в огромном количестве мест работают волонтеры. Причем вообще ни о чем не разговаривают. Никакая не идет ни регламентация, ни компенсация, им просто нравится работать там, где они работают. Они просто считают это нужным. Может так и оставить?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Если о компенсации речь не заводить, может так и оставить, конечно. Пусть работают и добровольцы и волонтеры. Но если хотите расширить волонтерское движение и помочь им, то я думаю, что есть смысл все-таки, просто поправку в налоговый кодекс внести нельзя. Она должна быть на чем-то основана. У нас есть понятие волонтер только по отношению к олимпийским играм. Если мы напишем всем волонтерам, то нужно вносить, может быть, в закон о НКО, тогда поправку о том, кто такой волонтер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Здесь получается какая история. Не дай бог найдется несильных нравственных устоев человек, который, узнав о трагедии в Крымске, решит, о, прикольно, поеду я туда погляжу. И получается, что теоретически привнесение поправки в налоговый кодекс, он может потом придти и сказать, а я вот съездил, будьте любезны, оплатите мне расходы. Я правильно излагаю?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Да, и для того чтобы этого избежать, сначала с ним будет заключен договор, по которому ему компенсируют эти расходы. А потом он поедет. И проведут какой-то инструктаж. И может быть дадут даже бахилы или что. Общевойсковой защитный костюм назывался в школе для того, чтобы его там не смыло дождем.

Г. ГУДКОВ — Я думаю, что отрегулировать эту деятельность полностью невозможно и не нужно. Мы сейчас говорим о Крымске, о каких-то других видах деятельности, а на самом деле самая простая форма волонтерства. Садовые товарищества. Скидываются и по графику дежурят. И люди, которые дежурят, получают какую-то компенсацию за то, что ночь, другую…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Нет, это не то. Потому что они компенсацию получают за работу. Они работают, дежурят.

Г. ГУДКОВ — Они дежурят в свободное от работы время.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Все равно волонтеры не получают компенсацию за работу, они получают компенсацию расходов. И здесь очень большая проблема.

Г. ГУДКОВ — И тут расходы, доехать.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Доехать на свою дачу?

Г. ГУДКОВ — Почему, собаку с собой взять, ружье взять, ночь не спать…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Ночь не спать это не компенсация. Это то…

Г. ГУДКОВ — Собаку корми, себя корми, чай ставь, электричество жги.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Мы так до спичек дойдем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну а как иначе-то?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я не считаю, что это волонтерство, и я надеюсь, что коллеги юристы меня поддерживают в этом.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А как же соломинка, которая переломила библейская, кому она хребет…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Верблюду.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Всякое, знаете, бывает. Вот опять же в блоге «Эхо Москвы» появилось мнение Светланы Журовой, члена Совета Федерации. Которая считает, что этот закон обязательно нужен, что речь идет о необходимости заключения между организатором и волонтером договора в письменной форме. Геннадий Владимирович, вот необходимость такого рода, вот сейчас это произошло так, на следующий день после трагедии появились люди, которые стали делать то, это, пятое, десятое, тринадцатое, четырнадцатое. Как это может выглядеть…

Г. ГУДКОВ — Я представляю, по каким адресам они будут посылать тех, кто будет предлагать им в этот момент заключать письменные договоры, проходить технику безопасности и так далее. Но я еще раз говорю, что для регулярно работающих организаций может быть можно установить такое право, не обязанность, а право. И для волонтеров такое право установить. Исключить эти расходы из налогообложения, можно это сделать. Но только право, потому что как только мы сделаем любую обязанность, государство грубо вмешается и там, где оно не хочет видеть волонтеров, там, где хочет скрыть следы своих ошибок, проколов, просчетов, а зачастую и преступлений, оно будет всячески препятствовать волонтерам. Чего бы с какими благими намерениями они бы туда ни приехали. Поэтому здесь нужно быть предельно осторожным, внимательным и аккуратным.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Если вы читали концепцию, там написано: может заключать договор в случае, если… Об обязанности речь не шла.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Скажите, пожалуйста, вы как некоммерческие юристы, готовы задуматься, что время странное, непростое и может быть в концепцию надо внести некоторые изменения именно, имея за плечами то время, которое у нас всех есть.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Может быть. Мы 18 числа будем проводить слушания в Общественной палате.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Но вы специалист, вот навскидку.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Наверное, нужно переписать концепцию более простым языком, чтобы там все было понятно, чтобы мне не рассказывать всем, кто ко мне обращается, что мы имели в виду, а чтобы все было раз, два, три. Потому что мы писали эту концепцию, как пишутся концепции сложным языком, цель, задачи, актуальность, в чем состоит. Надо просто переписать ее очень просто, для чего мы считаем нужно регулирование взаимоотношений между волонтерами и организаторами.

Г. ГУДКОВ — Меня слово смущает – «регулирование».

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Правовое регулирование, а куда же мы от этого уйдем, Геннадий Владимирович.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А вопрос тогда возникает…

Г. ГУДКОВ — У нас правовое регулирование применяется госрегулирование, к сожалению.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Перчатки, бензин, бензопилы, может государству начать лучше снабжать МЧС…

Г. ГУДКОВ — Я бы считал другое, что нужно… система власти способна адекватно противостоять угрозам. А когда у нас власть…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Слушайте, вас занозу попросили вытащить, а вы голову отрубаете. Рано еще.

Г. ГУДКОВ — Радикальные средства для извлечения перхоти, сами знаете, что.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Тем не менее, возможно ли сделать так, чтобы, скажем так, минимизация ущерба от подобного закона?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я-то ущерба этого не вижу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Да видите вы.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я понимаю опасения. Нет, я понимаю опасения, которые возникают. Я говорю, что мы обсудим 18 числа на слушаниях, послушаем еще какую-то критику, а может быть мнение по этому поводу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вот вам тут предлагают помощь, между прочим. Пишет Андрей, который готов помочь с документальным оформлением и юридически обосновать.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — А вот он не имеет права, понимаете быть волонтером в нашей организации. Потому что мы некоммерческое партнерство.

Г. ГУДКОВ — От помощи людей отказываетесь.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Не отказываемся.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Отличный вопрос от Алексея: объясните, пожалуйста, каким образом будет контролироваться исполнение договора? Это же недоказуемо, работал ты или нет.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Не исполнение договора, а компенсация расходов. Если человек привез тебе билет до Краснодара, до Крымска наверное невозможно сейчас доехать, то значит он там был, а что он там делал, извините.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Он вам с тем же успехом может принести чеки с бензоколонок.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Может. Насчет бензоколонок там проезд, проживание по документально подтвержденным. По поводу чека с бензоколонок здесь очень сложный вопрос, не всегда компенсируют даже коммерческие организации эти чеки. А работал он, не работал, все-таки волонтеры очень хорошие люди и то, что они делают, это достойно и поклона, и уважения и ни в коем случае мы не хотели…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А что говорит опыт европейских стран, например?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Почти в каждой стране есть законодательство о волонтерстве. Оно достаточно простое.

Г. ГУДКОВ — Вопрос уже вам как ведущей. А вы какой опыт европейских стран имеете в виду? Только о волонтерах или, например, опыт о нормальных условиях для гражданского общества, для свободы прессы. Нормальный суд, нормальный контроль за властью…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Геннадий Владимирович, если бы я к вам испытывала чуть меньше уважения, я бы сказала, кто о чем, а дальше знаете окончание этой поговорки. Но я к вам испытываю глубокое уважение, поэтому я не буду вам отвечать на этот вопрос.

Г. ГУДКОВ — Просто знаете, у нас модно стало брать элементы регулирования и репрессивных действий со стороны Запада, хотя там весьма за уши бывает притянуто, а элементы управления с восточных тираний. Ну что же у нас не работает, а вот, оказывается, мы берем только репрессивную часть от западных демократий, а про демократические устои и ценности, про механизмы управления страной, про нормально работающий государственный подконтрольный аппарат мы забываем. И получается абракадабра.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Если мы о волонтерстве, то волонтерство регулируется.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Молодец, не сдается девушка. Молодец. Скажите, пожалуйста, вот с вашей точки зрения в идеале…

Г. ГУДКОВ — Вопрос – как только.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — … вообще забыть про этот закон, и продолжать функционировать так, как функционировали. Спасибо гражданскому обществу за то, что оно помогает людям, попавшим в беду. Точка. И больше ничего не надо. Так?

Г. ГУДКОВ — Получается, что так. Потому что с нынешним государством любая инициатива может обернуться против волонтерства.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Очень бы я хотела дожить до времени, когда вы скажете, что наступило такое время, когда пора принимать…

Г. ГУДКОВ — Менять власть, когда была возможность 4 декабря, у нас ее отнял Чуров со своими приспешниками. Ну, понятно, кто.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Есть ли такое законодательство в Японии, — задает вопрос Алексей.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Про Японию я не знаю, к сожалению.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Потому что буквально недавние события в Японии там в разы было все страшнее…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я узнаю и постараюсь Алексею ответить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А скажите, пожалуйста, вообще такого рода концепция, когда она рождается, на что…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Из чего, да?

Н. БОЛТЯНСКАЯ — На ровном месте, раз и госпожа Милославская придумала.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Нет, я с этого начала, что есть правовая проблема. Есть добровольчество для благотворительных организаций, есть волонтерство для Сочи, для всех других НКО такой возможности нет. Я бы с удовольствием воспользовалась помощью аудитора Андрея…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я вам дам телефон.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Буду очень рада, но я как волонтера не могу его принять.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — На работу возьмите.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — На работу взять, вряд ли он захочет работать в НКО за те деньги, которые получают мои коллеги. Но мне бы хотелось, чтобы у меня такая возможность, чтобы мне, если нужно было, чтобы этот разумный и профессиональный человек поехал куда-нибудь в Якутск для того, чтобы там НКО помочь, я могла бы ему оплатить билет и проживание. Сейчас я этого сделать не могу.

Г. ГУДКОВ — Неужели есть опыт, когда людей, волонтеров, которые получают какую-то компенсацию, вот сейчас, например, тот же Крымск, неужели есть какая-то, помягче сказать…

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — У некоторых людей поднимается рука считать это доходом. Кроме того, поднимается рука еще наказать НКО, для которых это нецелевое использование средств и то, что они не сообщили в налоговые органы…

Г. ГУДКОВ — Наши чиновники обнаглели до такого, что у них ничего святого уже не осталось.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — …доход человеку дали, а не сообщили о том, что налог не удержан.

Г. ГУДКОВ — Я помню, по-моему, с бесланских пособий пытались взять подоходный налог.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Это немножко другое…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Была какая-то очень мутная история сейчас тоже с якобы процентами, потом якобы на семью не больше 50 тысяч. Вы мне вот что объясните. Возможно с вашей и с точки зрения законотворца Геннадия Гудкова точек зрения внести, например, в такого рода закон следующую поправку, что те волонтеры, которые не просят компенсации, пусть работают и препятствие им будет нарушением закона.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я думаю, что можно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Сделайте, пожалуйста.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я же не законотворец.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А можно, Геннадий Владимирович?

Г. ГУДКОВ — Если Дарья принесет нам этот проект и попросит внести поправки соответствующие, конечно, сделаем.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Сначала внести проект.

Г. ГУДКОВ — Сначала внесем. Давайте сразу с поправками.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Правда ваша последняя попытка внести поправки в один нехороший закон плохо кончилась.

Г. ГУДКОВ — Ну почему плохо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Все… повеселились…

Г. ГУДКОВ — Мы не веселились, мы показали всей стране, кто на самом деле за кого. И вот эти 467 поправок помогли…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Петр из Тюмени пишет: волонтеры — опасный тренд, сейчас модное такое слово, сегодня объединяются в помощь потерпевшим от наводнения, а завтра в помощь потерпевшим от Цапков. Так и до бунта недалеко.

Г. ГУДКОВ — Не надо Цапков плодить в таком количестве безнаказанных, тогда и не будет бунта никакого.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — У европейцев много чего регулируется, но все время не так, как у нас собираются. У нас стремятся не регулировать, а зарегулировать, — пишет Андрей.

Г. ГУДКОВ — Я все время цитирую Черномырдина: хотели как лучше, а получилось как всегда.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Где и когда будут слушания?

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — 18-го июля в 12 часов в Общественной палате.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Это ответ Воробьевой. Не трогайте волонтеров, волонтеры в хосписах тоже должны регулироваться? – спрашивает Тамара.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Они уже регулируются, потому что есть фонд поддержки хосписов, он благотворительная организация. И мы их консультируем, мы с ними на связи. Мы их очень уважаем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Не кажется ли вам, что оппозиционеры-либералы просто спекулируют на горе людей.

Г. ГУДКОВ — Это кому вопрос?

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну вам конечно, кому. Вы же у нас оппозиционер-либерал.

Г. ГУДКОВ — Я либерал-спекулянт?

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну да.

Г. ГУДКОВ — Пусть они зададут этот вопрос, я им потом адрес дам. Электронный.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Нет ли у вас ощущения, что без оплаты люди и пальцем не пошевелят помочь, — спрашивает Нина.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — А мы же не говорим об оплате труда…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Об оплате расходов.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Нет, нет ощущения.

Г. ГУДКОВ — Наоборот сейчас проснулось гражданское общество.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Но мы хотим дать больше возможностей. И мы ни в коем случае не хотим сталкивать какие-то позиции, и я буду рада, если на слушаниях в палате и после мы придем к какому-то консенсусу…

Г. ГУДКОВ — А вы еще в нашу палату потом приходите.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Я лучше пока в Общественную…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Лучше вы к нам, сказала Дарья Милославская. Ну, хорошо, можно ли рассчитывать, что когда дойдет это все до ГД, что например, вы, Геннадий Владимирович, позвоните госпоже Милославской и будете с ней консультироваться по каждому пункту до выпадения пломб из зубов, чтобы все было во всех соответствиях. Или вам есть кого попросить о консультации или вы все равно будете против этого закона.

Г. ГУДКОВ — Я же, как мне сказали, хоть и зверь, но я такой прирученный. Давайте если есть здравое зерно в этом законе, давайте попробуем сделать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну что же, остается очень надеяться на то, что эта новая инициатива не является, как бы это сказать, очередной…

Г. ГУДКОВ — Инициативой власти.

Д. МИЛОСЛАВСКАЯ — Не является инициативой власти, я это подтверждаю.

Г. ГУДКОВ — Это самое важное. Но властью уже поддержана.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Тут-то мы вас и ждали, сказал кто-то.

Г. ГУДКОВ — Меня смущает поддержка власти.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — К сожалению, время наше истекло. Автор концепции закона о волонтерах Дарья Милославская и депутат Геннадий Гудков в программе «Клинч» в эфире «Эхо Москвы» и RTVi. Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире