'Вопросы к интервью
09 февраля 2010
Z Клинч Все выпуски

Украина — это Россия?


Время выхода в эфир: 09 февраля 2010, 20:07

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Клинч» в студии телекомпании и радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова. Сегодня мы обсуждаем ситуацию на Украине, но применительно к России и к Российско-Украинским отношениям – Владимир Жириновский и Александр Лебедев сегодня у нас должны в этом клинче сойтись – добрый вечер, господа. Начну с вопроса В.Жириновскому — вы по-прежнему считаете после событий вчерашнего и позавчерашнего дня, когда победил Янукович, что нужно действительно присоединить Украину к России, или, по крайней мере, ее значительную часть?

Материалы по теме

Чья позиция в рамках программы «Клинч» Вам ближе?

Александра Лебедева
57%
Владимира Жириновского
33%
затрудняюсь ответить
10%




В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я считаю, что это было бы лучшим решением вопроса. Потому что видно, что это две разные Украины — западная, это то, что входило в Австро-Венгрию, Польшу, — то есть это Прибалтика, а восточная Украина — это Ташкент. Но у нас СССР почему распался? Потому что эстонцам и узбекам нельзя в одном государстве – совершенно разные люди. Поэтому восток – это Россия. Донбасс Сталин подарил, Крым – Хрущев, — это все входило в состав России, там в основном русское население. И одна из причин победы Януковича – он знает Украинский, но в основе он русский человек. В перспективе так и произойдет. Потому что Запад не отдаст нам Украину, и нам невыгодно, чтобы она уходила вся и становилась второй Польшей. Поэтому идеальный вариант — это Львов столица Украины, все остальное – назад, в Россию, — 8-й или 9-й федеральный округ.

О.БЫЧКОВА: А когда это может произойти?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Через пять лет.

О.БЫЧКОВА: Почему через пять?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что экономические проблемы будут ухудшаться, и лучше всего объединяться. Европа же объединилась, там более благополучные страны объединились, чтобы выходить из кризиса в лучшем формате. У Украины вы же знаете, — по-моему, 50% падение валюты, и все остальное – самый худший вариант. То есть, она вместе с Венесуэлой рухнула вниз.

О.БЫЧКОВА: Да, там не здорово.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Там тяжело. Там нет ресурсов, кто на западе работает, кто у нас. Там в год уходит из жизни 300 тысяч — целый город. У нас побольше, но у нас большая страна, а им это чувствительно. Их же уже не 50 миллионов, а 40 миллионов.

О.БЫЧКОВА: У нас тоже падает. Александр Евгеньевич, вы согласны, что это был бы лучший выход для всех?

А.ЛЕБЕДЕВ: Я большой поклонник Владимира Вольфовича как блестящего полемиста, человека глубоко образованного и необыкновенно оригинально и точно мыслящего. Я не буду с ним спорить. Единственное, что скажу – конечно, надо бы спросить Украинцев, — Европа у нас добровольно объединяется. И конечно, неожиданная мне пришла параллель – есть Збигнев Бжезинский с его теорией дезинтеграции России и, по существу, Владимир Вольфович получается, говоря о дезинтеграции Украины, чуть-чуть напоминает мне такого известного американского геотеоретика.

О.БЫЧКОВА: Вас обозвали Бжезинским.

А.ЛЕБЕДЕВ: А это комплимент, между прочим.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, он главный апологет – это Суслов западного мира сегодня. Я бы согласился с Александром, если бы я говорил о цельной органичной стране. Действительно, с какой стати мы здесь сидим в Москве, и делим чьи-то территории. Но это русские. Я прошел Украину, протопал ее, в том числе и Западную – был везде, в том числе, в Ужгороде, Ивано-Франковске, Тернополе, — все прошел. То есть, я это все знаю. Так вот я не знаю, как они все начали по-украински говорить – я ходил в села, города, где можно было бы говорить по-украински – они все говорили по-русски. Три года назад был в Ровно, — все по-русски говорят. Поэтому это все искусственно им навязано. И потом эти подарки — Александр, вы крупнейший предприниматель страны, у вас крупнейший капитал, и все это честно заработано – почему мы должны дарить территории с людьми — как барщина какая-то, крепостное право, — раз, и отдали. Вы понимаете, что слово «Украина» там вообще неприменимо? Крым – это татарское слово – «изрезанный», а еще лучше греческое — Таврида. При чем здесь Украина? А что, Николаев это Украина, Донбасс? Одесса вообще никогда не считала себя Украиной.

О.БЫЧКОВА: Возвращаем подарки обратно?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Чернигов, Полтава — вот Украина.

А.ЛЕБЕДЕВ: Пожалуй, соглашусь Черное море переименовать в Евсинский Понт, раз уж мы до Тавриды дошли.

О.БЫЧКОВА: И отдать грекам в Евросоюз.

А.ЛЕБЕДЕВ: Я полностью соглашусь с Владимиром Вольфовичем. Я думаю, что все мы будем в единой Европе, но через 20 лет.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

А.ЛЕБЕДЕВ: Он говорит, между прочим, абсолютно правильные вещи. Только не 5, и не насильственно, и только по желанию. Думаю, что перспективы и России и Украины – в объединенной Европе.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен.

А.ЛЕБЕДЕВ: Представляете, говорим одно и то же, человеку, который нас слушает, кажется, что мы говорим о разном, что мы в клинче сошлись.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я говорю о каких-то возможных изменениях границ, но только добровольно. Никогда, ни один выстрел, ни один солдат, не путем коррупции или шантажа – только если они захотят, — я это не успел добавить. Только при условии, если Восточная и Южная Украина захотят обратно в Россию – тогда этот вопрос может обсуждаться. Но я согласен, что неизбежно наше общее вступление всех вместе, в общую Европу. Мы должны быть вместе. Никто не захочет быть там, где Япония. Китай, или исламский мир. Мы – европейцы, нас любили и уважали сто лет назад — это был лучший рубль — русский рубль, мы их кормили, что нефть, когда вся русская пшеница была, меха, русские артисты, спортсмены, ученые и изобретатели.

О.БЫЧКОВА: Тогда на свежие события посмотрим с этой точки зрения — того , что Янукович победил — это путь в объединенную Европу вместе с Россией, следующий шаг на этом пути, или в обратную сторону?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Они в Европе захотят и Украину и Россию, когда мы станем богаче и культурнее. Давайте за ближайшие 15-20 лет станем богаче, культурнее — не с точки зрения языка, а культура производства, культура отношений на улице, употребление алкоголя, криминал, — чтобы все это уменьшить. Самое главное — коррупция. Они нас должны позвать, это должно быть не то, как мы стоим, двоечники и просимся к отличникам. Им это выгодно. Им выгодно получить территорию Украины – они всегда мечтали об этом – Наполеон, Гитлер. Но они хотели силой. А Александр прав – силой нельзя сегодня разделить Украину, я говорю только о добровольности. Но и Европа добровольно с удовольствием захочет нас. Она не хочет нас, потому что боится, что потребуется для этого завоевывать – упаси бог. Никогда больше ни один европейский солдат не ступит на территорию ни Украины, ни России.

О.БЫЧКОВА: А Янукович?

А.ЛЕБЕДЕВ: А Янукович сегодня совсем не такой, как Янукович в 2004 г., например. Он гораздо более европейский. С учетом того, что, скорее всего, на Украине будет такая цивилизованная и серьезная оппозиция, ему придется действовать и в условиях политической конкуренции, и разделения властей. Поэтому я ничего такого даже и не могу сказать о Януковиче в подтексте «вот какой Янукович» — а какой? Ну, такой, уже гораздо более опытный, чем был. Если вы про его прошлое – мало ли какие ошибки молодости бывают. По-моему, действовать ему придется не как авторитарному руководителю, а как президенту, избранному достаточно демократическими выборами — я не знаю, что там сейчас будет делать Тимошенко, но мне кажется, довольно странно было бы сейчас всерьез, я уже не говорю с помощью уличных манифестаций, оспаривать результаты выборов. Это как раз точно то, о чем предупреждала «Партия регионов» — вы не можете попрать идеалы Майдана. По-моему, выборы более или менее нормальные, скорее всего, их признают европейцы, мы уже поздравили Украинскую сторону, потому что говорить о Януковиче, как будто он там один, довольно странно – он будет действовать в определенной политической системе, которая, при всех ее огромных недостатках…

О.БЫЧКОВА: Янукович будет стремиться в Европу так, как стремился Ющенко?

А.ЛЕБЕДЕВ: Думаю, что да. Другое дело, что Ющенко это как-то делал — ну, я бы сказал, глупо. Настолько там это все замешано на каких-то внутренних комплексах, на видимости образованности, а на самом деле на образованщине. И это все выглядело как Голодомор. Это наша общая трагедия, и Украинского, и казахского народа, и русского, и многих других, кто пострадал от сталинизма. Но почему надо одно противопоставлять другому, как будто действительно это там русские на Украине устроили геноцид. Разве это стремление в Европу? Нормальное стремление в Европу – это правильный исторический анализ деятельности Сталина и той эпохи.

О.БЫЧКОВА: Владимир Вольфович сказал, что через 5 лет мы присоединим к себе восточную часть Украины – которая раньше у нас была – Крым и все прочее.

А.ЛЕБЕДЕВ: Это вам показалось, что он сказал «присоединим» — он сказал, что возможно, мы все окажемся в объединенной Европе через какой-то период времени.

О.БЫЧКОВА: Нет, это он потом сказал.

А.ЛЕБЕДЕВ: Это одно и то же. Важно понимать Владимира Вольфовича, через 20 — будем.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но через 5 — Украина не устоит в том формате, как сейчас. Поэтому идеальный вариант: восток и юг отходят к России, Белоруссия возвращается в Россию.

О.БЫЧКОВА: То есть, они сами захотят?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Сами захотят. Они должны просить. Как Абхазия и Южная Осетия, как Приднестровье — вот так они должны просить. Если будут просить – мы восстанавливаем большое российское государство и все равно продолжаем переговоры с Европой. И в перспективе обязательно будет общеевропейский союз.

О.БЫЧКОВА: Если это будет через 5 лет – это будет в срок президентства Януковича.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, он на 10 лет рассчитывает. За 10 лет его президентства.

О.БЫЧКОВА: Значит, Янукович будет тем президентом, который отдаст восточную половину Украины России.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Он бы этого не хотел, получив власть ему хочется быть президентом большой Украины, нынешней. Но для этого нужно иметь экономические основы – экономика все решает. Если экономика слабая, если ничего не получается – Европа уже насыщена криминальным капиталом и криминальным сырьем. Поэтому Европе не нужно Украинское сало, не нужен Украинский сахар, вино.

А.ЛЕБЕДЕВ: Кстати, зря.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Даже Крым не нужен.

А.ЛЕБЕДЕВ: Насчет сала – это ошибочно. Они этого не понимают, как нашу воблу.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но сало это холестерин.

А.ЛЕБЕДЕВ: Смотря в каких количествах. Как известно, хорошо приготовленное в малых количествах очень полезно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Сало едят славяне, вот и все тупые славяне, и мы в том числе, чехи, словаки, поляки, сербы, белорусы, Украинцы — мы все тупые. Потому что мы едим сало. Немцы тоже.

А.ЛЕБЕДЕВ: Мне недавно в каком-то роскошном ресторане на закуску подали как раз сало.

О.БЫЧКОВА: Где это было?

А.ЛЕБЕДЕВ: В Италии, в очень утонченном ресторане. Но это было совсем чуть-чуть, и очень вкусно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Итальянцы всю жизнь макароны едят, поэтому они «макаронники». Вообще нужно распыление продовольствия. Не люблю.

А.ЛЕБЕДЕВ: Владимир Вольфович очень талантливый преподаватель – он объясняет людям, которые далеки от этих сложных тем, поэтому он преувеличивается. Мне кажется, что если сейчас провести референдум на Украине, скорее всего, там 90%, конечно, за суверенитет – просто люди привыкли. И все эти пределы очень сложные. Владимир Вольфович хочет, чтобы границ не было — как их нет сегодня в Европе.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен. Но пока Европа не захочет Украину и нас…

А.ЛЕБЕДЕВ: Надо будет заслуживать.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вы правильно говорите, что если сегодня объявить референдум, то 90% хотят как было. Так вот давайте не делать, как было. Мы кормим Украину ровно 20 лет. Давайте прекратим их содержать.

О.БЫЧКОВА: А мы их содержим?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Содержим. Давайте им продавать все, что у России смогут купить по европейским ценам. И мы у них купим.

О.БЫЧКОВА: А как мы их содержим?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Все энергоносители. Мы сейчас им дали что? Мы им дали вперед плату за прохождение нашего газа через Украину. С какой стати? И их освободили от уплаты того, что они должны платить. Мы им дарим – знаете, сколько мы им подарили за 20 лет? — сотни миллионов долларов.

О.БЫЧКОВА: Но если мы хотим, чтобы они к нам попросились, значит, нам нужно на это идти.

А.ЛЕБЕДЕВ: Думаю, что за 20 лет мы подарили миллиарды, и когда-то Затуллин был прав, что мы в год по цветному телевизору каждому дарим. Но сейчас, наверное, все это уменьшилось до небольшого кассетного магнитофона – мы практически на мировые цены перешли.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Когда они точно будут за все платить по мировым ценам – не обязательно за нефть и газ, — за все, — они сразу поймут, чего они стоят. И вот тогда они по-другому будут смотреть на свой суверенитет. И потом – чем плохо быть в России? Чем плохо быть снова в составе великой России, мощного государства?

О.БЫЧКОВА: Но они не понимают.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что на иждивении. Он живет и не знает, что за это платят русские, чтобы он жил хорошо.

О.БЫЧКОВА: Как вы объясните Украинцам, чем плохо быть в составе РФ обратно? Как вы им объясните, если они упираются и не хотят вас понимать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Они понимают прекрасно. Нужно объяснить им: вы живете на тех землях, которые входили в состав Российской империи и СССР. Это не Украина. Пожалуйста, создавайте Украинское государство в западном регионе — Львов, Ивано-Франковск, Тернополь, Закарпатская область, Черновцы это не их, это мы взяли у румын. С какой стати Черновицкая область должна быть в составе Украины? Когда-то они у Российской империи отобрали. С какой стати мы всем должны дарить миллионы квадратных километров? Миллионы русских должны там молчать сегодня и по-русски не говорить. Давайте все делать по закону и добровольно. Почему через 5 лет? – за 5 лет они поймут, что у них нет экономики. А раз нет экономики – нужно возвращаться в отчий дом. Я это так называю: погуляли – назад, ребята, домой – хватит, пошутили, 20 лет был рентген, просветили, кто чего стоит. Теперь обратно домой. Русский дом должен вернуться под русский флаг – только этого я и хочу. Я не говорю про Львов или Тернополь. У меня фабрика под Ровно – забирайте Ровно. Хотя это фабрика моего деда.

О.БЫЧКОВА: У вас фабрика?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: В Кастополе. Вы говорите Украина — это была общая страна, мы там жили, мои предки. Там их могилы, а теперь это заграница, я туда даже не могу поехать иной раз. И не позволяют зайти на фабрику.

А.ЛЕБЕДЕВ: Вообще фабрику надо вернуть.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Фабрика моя – с 1905 года.

О.БЫЧКОВА: А на Украине есть реституция?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, есть. Они же хотят в Евросоюз — обязаны вернуть. Прибалтика возвращает всем всё, и они должны возвращать. Я один прошу, что, трудно дать? Такие упертые, обожрались сала, и ничего не хотят. Я писал письмо Януковичу, Ющенко и Тимошенко – никто мою фабрику мне не возвращает. Тоже мне, европейцы. Пускай вернут имущество.

О.БЫЧКОВА: Может, у них закона такого нет, чтобы вернуть вам фабрику? Может, нужно с законодателями работать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Декабрь 1991 г., Беловежские соглашения – это было антиконституционное действие. Это были уголовные, криминальные действия. Нет в советской Конституции пункта о преобразовании государства, о роспуске. Давайте из этого исходить. Мы в марте 1990 г., Госдума, приняла постановление об отмене ратификации беловежских соглашений. Реально у нас с вами сегодня, если подойти с правовой точки зрения, нет никакого СНГ. Сегодня существует в косвенной форме, в закрытой форме Советский Союз. Почему они и живут за наш счет. Потому что реально в экономическом плане это еще Советский Союз. Флаги повесили разные, и шумят.

О.БЫЧКОВА: Вы согласны, что нам нужно вернуть эти куски обратно? Они нам зачем? У нас своей территории очень много пустующей и неосвоенной.

А.ЛЕБЕДЕВ: Думаю, что Владимир Вольфович отлично понимает – у нас на юге есть опыт изменения границ, это опыт опасный, поэтому, может быть, он сам с собой полемизирует. На мой взгляд, лучше бы мы строили свои отношения как американцы с канадцами, должен вам сказать, что это тоже братские народы, они связаны и Первой мировой войной, и Второй — у них не меньше общего. Все, что мы говорим в нашей риторике о братских народах Украинского и русского, все то же самое применимо к канадцам и американцам. А дальше, конечно, какие-то более динамичные конструкции взаимного интегрирования с Европой. Так что тут нет никакого противоречия, в том, что он говорит. Кто-то услышит в словах Жириновского, что давайте побыстрее ребята обратно, а то газ выключим, но мы уже почти не дотируем их.

О.БЫЧКОВА: Тут проблема в другом. Владимир Вольфович считает, что на Украине многие люди ждут возвращения СССР или чего-то подобного.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Давайте проведем референдум.

А.ЛЕБЕДЕВ: Возвращения СССР там ждет столько же народа, сколько и у нас в стране.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И у нас большинство согласится.

А.ЛЕБЕДЕВ: Просто мы забыли, что такое было СССР.

О.БЫЧКОВА: На Украине люди привыкли думать, что они живут в своей независимой стране. А в России почему-то ждут, когда они к нам попросятся обратно. Тут есть какое-то противоречие – откуда оно?

А.ЛЕБЕДЕВ: Если вы у нас проведете референдум, я тоже не уверен, что эту точку зрения много народа поддержит. Вот они послушают Жириновского, скажут — вот опять кормить кого-то будем, газ продавать бесплатно – нет уж, спасибо. Лучше вы к нам.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, никого кормить не будем.

А.ЛЕБЕДЕВ: Насчет ностальгии по СССР – знаете, чего нам не хватает? Какого-то выдающегося фильма художественного, чтобы мы вспомнили, как это было на самом деле. У нас явная аберрация, заблуждение – мы совсем забыли, как это было. Мы забыли про очереди, про невозможность куда-либо поехать за границу, читать книги свободно, обсуждать. Что мы сейчас обсуждаем. И я жду, когда кто-нибудь, как Павел Лунгин, сделает по какому-то гениальному сценарию фильм про 80-е – но только настоящий. Такой, какой Парфенов делает своими книгами.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я вам говорю – я согласен. Я живу в Сокольниках, двухкомнатная квартира, 200 рублей зарплата, внизу магазин — три сорта колбасы, не больше, сыр.

О.БЫЧКОВА: Это какой год на дворе?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: 80-й.

О.БЫЧКОВА: Три сорта колбасы это много.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Сардельки бывают, ряженка, ацидофилин, кефир, молоко — все ограничено. Хлеб 16 копеек нарезной батон, и я хочу — верните. Почему? Великая страна, все уважают, и ничего не раздражает нас. Сегодня вы правы: изобилие. Но для 5%. За границу? – для 5%. 90% граждан ничем хорошим в новой России не пользуется. Но в катастрофическом масштабе умирают преждевременно, погибают — вот это проблема. Картинка красивая сейчас, но сколько фальшивых лекарств, фальшивых продуктов – это все в совокупности перевешивает те свободы, которые мы получили. Свобода – здесь, мы разговариваем.

А.ЛЕБЕДЕВ: Давайте напишем сценарий про тот период времени.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте фильм. Хватит блокбастеров, «Черных молний», давайте фильм.

А.ЛЕБЕДЕВ: Это будет именно блокбастер. Как я бутылки сдавал в пункте приема стеклопосуды.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И я сдавал. Я покупал мороженое молочное, настоящее, натуральное и в кино шел.

А.ЛЕБЕДЕВ: Я помню сухой закон — какие можно про это сцены снять потрясающие — как добывали алкоголь.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Кстати, никакой паленой не было.

А.ЛЕБЕДЕВ: У меня не хватало денег на водку. «Розовое крепкое», «Белое крепкое», портвейн, «Агдам», «Алабашлы» – это да.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Много было ограничений, я согласен. Но была стабильность и величие. Мы в космосе, наша армия стояла в Берлине – вы представляете? 500 тысяч. Никто слова не мог сказать, Картер унижался перед Брежневым, что было с Китаем? Какой великий Китай? Надо было раздолбать их еще в 19 69 г., когда был Даманский и наши генералы предлагали нанести удар по Китаю. Была страна, которую все боялись в хорошем смысле слова. Поэтому не надо вспоминать плохое, давайте вспоминать хорошее.

А.ЛЕБЕДЕВ: Вы пишете свою часть сценария, я свою часть. И тогда у нас в результате дискуссии возникнет гениальный фильм.

О.БЫЧКОВА: Владимир Вольфович за позитив.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я отвечаю за большинство – большинство поддерживает. У вас – меньшинство.

А.ЛЕБЕДЕВ: Кстати, что касается выезда людей – это гораздо больше 5% — с паспортами проблема. Наше государство не может обеспечить людей паспортами. Оказывается, выездные паспорта у 15% населения, из которых 75% — это Питер и Москва. Ну, слушайте, у вас что, бумаги нет? Это не всегда вопрос денег. А людям иногда тяжело пойти получить паспорт. Что касается съездить в Турцию, Египет, Марокко и Иорданию, посмотреть Петру – не так уж это и дорого. Кстати говоря, сейчас тарифы очень сильно упали. Да, иногда надо экономить, но это лучше, чем на алкоголь или еще на какую-то ерунду тратить.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Проблемы были – не спорю. Как и сейчас, как и всегда будут. Но давайте решать большинством. Большинство граждан не только Украины, России, но и Прибалтики – давайте сегодня в Латвии проведем референдум, или в Эстонии — обратно в СССР. Средняя Азия — вся, на 95% — обратно в СССР. Азербайджан, Грузия, Армения – обратно в СССР.

О.БЫЧКОВА: С какой стати Азербайджан, Грузия и Армения?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Живут плохо, диктатура, деспотия, все в тюрьмах, — они все здесь. Вы не знаете, что там происходит сейчас — всех в тюрьму посадят. Возьмите Ташкент или Душанбе — страшно. О.БЫЧКОВА: И Грузия пойдет?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И Грузия пойдет. Они Саакашвили ненавидят. Они наслаждались, прилетали в Москву погулять, отдохнуть, у них на пляжах было полно отдыхающих из России, они ничего не делали – я там служил два года. Иду по Руставели – никто не работает. Я работал и армяне, азербайджанцы. Из грузин там не работал никто. Они отдыхали и все получали огромные деньги.

А.ЛЕБЕДЕВ: Действительно, у мужчин не было принято работать — профессии в сфере услуг были неприняты – это правда. Но я боюсь, что если мы сейчас с Грузией обнимемся – там не выпустят воров в законе, которые там?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Они всех сюда выдавили. Всех сюда выгнали. Все воры в законе из Грузии живут в России.

А.ЛЕБЕДЕВ: А мне казалось, что мы их туда выдавили обратно. Как Кастро в Майами.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет.

О.БЫЧКОВА: Делаем перерыв, потом продолжим предаваться воспоминаниям.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу. Владимир Жириновский и Александр Лебедев. Мы начали обсуждать события на Украине и ее новые прошлые или будущие отношения с Россией, но тему расширили. В перерыве мы говорили о написании сценария о жизни СССР, что предложил А.Лебедев. «Смятение душ» предложили его назвать. Можете мне объяснить про это смятение? Не понимаю, почему русские, жители РФ считают, что нужно восстановить СССР, и все, включая Украину, туда с удовольствием побегут, а жители других республик бывших СССР не факт, что так думают, — не бегут. Не хотят. Почему нас такой комплекс, можете сказать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это не комплекс. Это хамство и наглость – наш дом развалили, по кускам растащили , 15 частей создали. Вот, русские вам одна часть, а 14 частей мы от вас забираем. И разъехались.

О.БЫЧКОВА: Так, может быть, уже с этим смиримся, и будем жить дальше?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Извините, это хамство. Смириться с тем, что совершили незаконно. Мы же не говорим — давайте насильно отберем. Давайте дискуссию вести, давайте фильмы создадим.

О.БЫЧКОВА: Они нас не любят, они от нас ушли, хотят жить отдельно — ну и бог с ними уже.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Они нас любят. Это все рассуждения, что кто-то кого-то не любит. Не любит национальная элита, созданная этнократическими государствами. Везде у власти националисты, которые на русофобских настроениях пытаются держать в узде сегодня народы. Везде эта деспотия, везде настоящей демократии нет.

А.ЛЕБЕДЕВ: Я вспомнил цитату из «Бриллиантовой руки»: «Приезжайте к нам на Колыму. – Нет уж, лучше вы к нам». Насчет дома — конечно, в нем много было и хорошего и плохого. Поэтому, конечно, нам надо было бы в этом деле разобраться, может быть, и с помощью искусства..

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте через искусство.

О.БЫЧКОВА: Почему у нас нет желания жить дальше в том мире, который уже есть? Почему мы все время хотим то Украину к себе, то Белоруссию?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Почему инвалид хочет быть здоровым? Пуст живет – смирись, инвалид. Вы страну превратили в инвалида, отобрали 14 частей, говорят – смиритесь.

О.БЫЧКОВА: Но много уже не пришьешь — ногу не пришьешь.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Кто сказал?

О.БЫЧКОВА: Все.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Что вы говорите за всех? Вы поезжайте, спросите, вам скажут — хотим обратно в СССР.

А.ЛЕБЕДЕВ: Может быть, мы сейчас и инвалиды – хотя не без шансов выздороветь, но тогда мы были при смерти, на мой взгляд. Поэтому, если в нашем доме были иконы с ликом Сталина, то конечно, не думаю, что кто-то захочет в тот дом вернуться. Да и нам бы самим неплохо эту тему – я ее так условно называю как «инфраструктура памяти» — трезво, без всякого посыпания головы пеплом, проанализировать путем серьезной дискуссии. У «Новой газеты» есть большой проект, мы его называем «Мемориал ГУЛАГа», но он не призвал испортить настроение обывателю с утра, когда он смотрит какой-нибудь госканал, а его там веселят — нет. Но мы тоже не можем не заниматься серьезно собственной памятью и историей – в результате открытых дискуссий, фундаментальных.

О.БЫЧКОВА: Вы имеете в виду какую тему нам надо осмыслить? Имперский комплекс, или что?

А.ЛЕБЕДЕВ: У меня мое мнение – со мной не соглашаются многие – что Сталин это такой серийный Чикотило.

О.БЫЧКОВА: Нет, давайте пока про Сталина не будем.

А.ЛЕБЕДЕВ: А это основополагающая часть нашей истории и часть советского периода, даже позднего.

О.БЫЧКОВА: Почему у нас остается этот комплекс, почему мы не хотим жить сегодняшним днем?

А.ЛЕБЕДЕВ: Мне кажется, это мистификация – у нас очень много мифов.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы тысячу лет так жили, мы только 20 лет живем в урезанном варианте, — без нашего согласия. Мы в марте сказали – быть СССР, а в декабре какие-то три товарища в лесу, три преступника, говорят — все, нет СССР. Ведь форма сама была отвратительна. Если бы они это сделали на трех парламентах одновременно — Минск, Киев. Москва, чтобы весь народ стоял на площадях – да, мы не хотим больше жить. Но это же издевательство, обман – ночью.

О.БЫЧКОВА: Евросоюза тоже не было 20 лет назад.. 9в 2сяч

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Его собирали добровольно и 50 лет – по кусочку.

О.БЫЧКОВА: Ну да, а теперь он в результате есть, и хорошо. Никто не говорит – давайте вернем все, как было раньше, до Первой мировой войны.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А этим кончится. И евро рухнет, и Евросоюз рухнет.

О.БЫЧКОВА: Вы же сказали, что мы через 25 лет туда придем?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Варианты могут быть разные – или мы к ним придем, или они рухнут. Александр сказал, что мы к ним придем, я считаю, что, скорее всего, они рухнут – юг их подведет. Как нас юг подводит, так и их юг — Португалия, Испания, Италия, Греция — они не смогут выдерживать евро. А рухнет евро — Евросоюз зашатается. НАТО может рухнуть из-за Германии – они не могут быть вместе с болгарами и албанцами – это не НАТО. Поэтому еще много событий впереди. Но мы с соседями должны договориться. Вот прибалты – это тоже 300 лет была наша общая страна. Литва была государством — согласен. Но Эстония. Латвия – не было таких государств. Мы получили их.

О.БЫЧКОВА: Зато теперь есть.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Так извините, с какой стати? Все это на русской крови, за счет русского народа. Почему вам не жалко русских? Все, что вы имеете – за счет этого великого народа, который работал-работал. Вы знаете, как «раб» на английском языке или на латыни славус», или «слейв» — славяне.

О.БЫЧКОВА: Да ладно?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я вам говорю. То есть, рабами были в основном славяне – они умели работать. Всех остальных браковали. Работали только русские парни. Тысячелетиями так было. И мы построили такое государство, а теперь – все им отдайте. Завтра может быть еще что-нибудь отдадим? Ест желающие у нас взять.

А.ЛЕБЕДЕВ: Мне кажется, английское слово «слейвери», конечно, вряд ли со славянским корнем.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: «Рабство» — именно отсюда корень.

А.ЛЕБЕДЕВ: Но, слава богу, не нас вывозили из Африки.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это понятно. Торгаши через Крым торговали русскими – не было там никаких татар.

А.ЛЕБЕДЕВ: Помните непредсказуемость русской истории? Владимир Вольфович как раз пытается ее предсказывать. Потрясающая страна. Как говорил Черчилль: «Загадка внутри нигмы, внутри чего-то там еще».

О.БЫЧКОВА: Ну да, там какая-то загадка, тайна, секреты, и чего-то еще наверчено» — помню.

А.ЛЕБЕДЕВ: Мне кажется, ничего драматического на Украине происходить не будет, вся эта политическая система еще через два-три года отладится. Не знаю, какое она окажет влияние на экономику, действительно экономическое положение Украины существенно хуже, чем у нас, но пробел мы те же — устаревшая инфраструктура, построенная еще во времена ГУЛАГа заключенными, очень примитивная экономика, слабый малый и средний бизнес, огромная коррупция. Собственно говоря, эти «родимые пятна» замечательного коммунистического прошлого и у нас все есть. Посмотрим, насколько политическая система связана с экономическими результатами, но мне кажется, ничего там драматического, раскола на правый и левый берег не произойдет. Как-то эти 5 лет проскочат.

О.БЫЧКОВА: Шли к этим выборам, и каждый раз говорили — все, восток проголосует за этого, запад проголосует за этого кандидата.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Так и получилось.

О.БЫЧКОВА: Так и получилось. И говорил – страна развалится. Но страна на сегодняшний день не развалилась, и признаков нет, что она начинает разваливаться, несмотря на голосование.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: так же, как СССР – потому что все единое. Они все жители Украины.

А.ЛЕБЕДЕВ: Я по честному обходил все эти Майданы, отыграли все эти уличные спектакли, кстати говоря, без кровопролития, и довольно цивилизованные. Помните – Украинцы дерутся до первой крови, русские — до последней? Поэтому все-таки некое развитие политической системы на Украине есть. Мне кажется, может, и нам не стоит бояться. Я почитал доклад ИНСОРа – ничего там страшного не написано. Была бы у нас современная конструктивная оппозиция, и ничего бы от нее страшного не произошло, зато могла бы нашей исполнительной власти на ошибки указывать. Но если надо подождать — подождем.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вы говорите, что Украина не распадется. И СССР бы не распался, если бы было другое устройство. Если бы была просто Российская республика, ничего бы не распалось. Зачем вы создали 15 государств? Так и названы были — государства, республики. Поэтому на экономику не надо ссылаться – что была плохая экономика и СССР распался. На Украине сегодня экономика хуже, но вы правы – она распадаться не будет из-за экономики. Просто они – единое государство – Украина. И нам нужно было единое государство — Россия, и никаких республик. Вопрос в этом – в устройстве. Почему Австро-Венгрия распалась? Потому что были десятки национальных государств – Австрия. Венгрия, Югославия. То есть, распадаются неправильно построенные государства. Франция и Испания не распались. Даже Британия пока держится.

О.БЫЧКОВА: Значит, Украина не распадется, и через 5 лет к нам не попросится?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не распадется. Но если добиться референдума, мы увидим, что восточная и южная Украина – за возвращение в состав России. И эту волю нужно обязательно выработать. Я всех приглашаю — 23 февраля приходите на Пушкинскую площадь, в два часа, я об этом буду говорить — мы будем обращаться к нашим братьям. Там есть партии, которые готовы это поддержать. Но СБУ Украины всех гнобит, душит, давит. То есть, это будет — через 5 лет встретимся с вами, в 2014 году – что ждать-то осталось?

О.БЫЧКОВА: Недолго.

А.ЛЕБЕДЕВ: Задерживают там наших невинных граждан.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: да, сколько они издеваются над нами? В «черные списки» включают. То есть, это неизбежно – я считаю, это мое мнение – мы же с вами за демократию? Давайте через референдум все это делать

О.БЫЧКОВА: Так что, Украина развалится?

А.ЛЕБЕДЕВ: Нет, я как раз сказал, что мне кажется, что этого не произойдет. Мало того, я считаю, что с экономической точки зрения нам бы обустроить свою седьмую часть суши – нам хватает проблем, таких же, как на Украине.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А была одна шестая.

А.ЛЕБЕДЕВ: Есть целые экономические теории, которые говорят, что все-таки обустроить маленькую территорию намного проще, чем большую. У нас действительно колоссальные задачи, у нас Сибирь, где всего 15 млн населения, у нас проблемы недоступности жилья, потому что коэффициент очень сильно ухудшился во много раз, у нас монополитистическое ценообразование на все, — у нас продукты питания стоят дороже, чем в Европе – намного. Это легко сравнить в любом магазине. Поэтому, может нам не стоит? – представляете, к нам еще присоединяться? Что касается Средней Азии – так они итак у нас тут все работают.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Они работают и деньги увозят туда.

А.ЛЕБЕДЕВ: Надо организовать правильно, чтобы не увозили.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А нам выгодно, чтобы деньги оставались у нас. А нам привозят наркотики, болезни, криминал.

А.ЛЕБЕДЕВ: Надо, чтобы боролись с наркотиками, чтобы миграционные службы работали.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы с вами сделали худший вариант – все жулики СНГ съехались к нам сюда, особенно в город Москву. Зачем это сделали?

А.ЛЕБЕДЕВ: Так это вам, как лидеру фракции в думе надо как-то решать – установить контроль.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Лидер ваш тезка, Лебедев, а я — зам.председателя Госдумы.

А.ЛЕБЕДЕВ: Так и установите контроль за исполнительной властью, чтобы они работу делали.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Стараемся.

А.ЛЕБЕДЕВ: Представляете, а тут еще у нас добавится 15 республик – я с трудом понимаю, как мы с этим справимся.

О.БЫЧКОВА: И те же наркотики останутся.

А.ЛЕБЕДЕВ: Боюсь, их будет еще больше.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не будет больше – закрыть границу с Афганистаном. Поставить там русских пограничников. Зачем их убрали?

А.ЛЕБЕДЕВ: Боюсь, что не без некоторого нашего участия – по некоторым слухам.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Меняйте их. То есть, можно наводить порядок. Но все должно быть честно и открыто – через свободу выразить свою волю. Повторяю — 300 миллионов граждан бывшего СССР хотят жить в одном государстве. Я не говорю, что его надо обязательно назвать Советский Союз, давайте оставим название СССР — Союз свободных социальных республик. Аббревиатура остается – люди привыкли — мы живем снова в СССР: Москва, рубль, двойное гражданство, все языки употребляются, все документы признаются, то есть, как евросюз-2. Но интеллигенция. Александр – в вашем лице – вы ненавидели Российскую империю, Советский Союз и новую Россию.

А.ЛЕБЕДЕВ: какая интеллигенция?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Русская интеллигенция – все образованные люди.

О.БЫЧКОВА: А насчет «ненавидели» вы не возражаете?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот вы банкир, она – журналист. Вы презираете Россию

Б.? Да ладно? Мы тут живем. Это наша родина.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вы живете здесь, потому что у вас здесь рабочее место.

А.ЛЕБЕДЕВ: Незаслуженно, Владимир Вольфович.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не вы лично — я говорю вся интеллигенция — Герцен, Чернышевский. Белинский. Достоевский.

А.ЛЕБЕДЕВ: Вы сходите на «Берег утопии».

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Опять чужой спектакль, опять 10 часов.

А.ЛЕБЕДЕВ: Но он наш спектакль. Это потрясающий наш спектакль.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но тема-то какая?

А.ЛЕБЕДЕВ: Тема – Герцен, Бакунин Белинский. Потому что мы неправильно их представляем.

О.БЫЧКОВА: А вы, как шахтер или колхозник, больше всего любите родину.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что вы никогда не жили в национальных республиках — поезжайте, поживите.

А.ЛЕБЕДЕВ: Это лучшая рок-история. У меня абсолютно другое было представление, неправильное, о Герцене, Белинском, Бакунине, Чаадаеве.

О.БЫЧКОВА: Это вы сейчас про спектакль?

А.ЛЕБЕДЕВ: Да. У меня были неправильные впечатления. Поскольку мы с вами образованы в советское время, боюсь, что в нас столько пропаганды еще советской осталось, что надо это исправлять.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Сегодня уже много информации. Мозги развернуты уже. Сегодня все что можно, сказано. Вы знаете, я прочитал, что немецкие генералы отговаривали Британию разрешить Гитлеру взять Чехословакию — немецкие генералы были против. Не только Европа, сами немцы – говорили: уберем Гитлера. Но Черчилль-то хотел войны против СССР. Вот сколько событий еще в истории, а вы говорите про референдум. Фашисткой германии не должно было быть вообще, если бы власть перешла к немецким генералам – этого чудака бы убрали, смутьяна и фанатика. Немецкие генералы были нормальными генералами. Вот в чем была проблема. Но Черчиллю была нужна война против СССР.

А.ЛЕБЕДЕВ: Думаю, что если бы Сталин не успел расстрелять Тухачевского, может быть, у нас тоже не было бы сталинских лагерей.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, а лучше, если бы не было Октябрьской революции.

А.ЛЕБЕДЕВ: Это я согласен.

О.БЫЧКОВА: Я уже забыла, о чем мы говорили.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Поздравляем Януковича, выражаем сочувствие Юлии Тимошенко, — не надо отчаиваться, она может работать и дальше, и у нее будет партия, будет в парламенте. Но народ Украины все-таки хочет улучшения отношений с Россией. И она наказана за предательство. Если бы она не бегала от «оранжевых», а была бы с Ющенко до конца, она бы победила сегодня. Потому что голоса Ющенко перешли к ней, голоса Яценюка и остальных. Она сама себя закопала своим предательством, своим шатанием. А Янукович выиграл своей стабильностью, статностью – он шел и шел. Кстати, он мог бы применить силу и победить еще 5 лет назад, ведь во втором туре он выиграл, но устроили третий тур. Я тогда был в Киеве, помогал им – вполне мог победить. Но он не стал – он демократ, хотя он шахтер, но оказался демократом.

А.ЛЕБЕДЕВ: А что, шахтер не может быть демократом?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, все-таки из шахтерского поселка, маленького города, не имел особого воспитания и образования.

А.ЛЕБЕДЕВ: Типичный лейборист.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: В принципе, да. Лех Валенса тоже электрик.

А.ЛЕБЕДЕВ: Традиция. Но я присоединяюсь к поздравлениям, я считаю, что ничего такого неправильного на Украине не произошло – пожелаем им нормально работать. При всем при том не обязательно нужно вцепляться друг другу куда-то, а вполне можно цивилизованным образом вести полемику, и от политической конкуренции, мне кажется, общество и экономика выигрывают.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И великолепный выбор — два тура – это великолепно. Нельзя в одном туре победить, когда несколько кандидатов. Второй тур с минимальным преимуществом побеждает второй кандидат – великолепно. И Тимошенко не должна огорчаться. Она практически вице-президент Украины.

А.ЛЕБЕДЕВ: О чем мечтает Владимир Вольфович применительно к нашим выборам. Не то, что наш мэр, который не дает никому.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот-вот – все зажал.

А.ЛЕБЕДЕВ: Возмутительно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: По судам нас всех таскает – это что, демократия?

А.ЛЕБЕДЕВ: А по городу не проехать и не пройти.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А «Эхо Москвы» не поддерживают нас.

О.БЫЧКОВА: Нет, мы не такие – мы всех поддерживаем.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но народ Украины хочет обратно быть с Россией – в этом я уверен. Если вы демократ, вы должны мне позволять это высказывать.

А.ЛЕБЕДЕВ: Наверное, какая-то часть народа ностальгирует.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Почему вы не опубликуете мое интервью?

А.ЛЕБЕДЕВ: С удовольствием. Боюсь, что меня заподозрят в чем-нибудь.

О.БЫЧКОВА: Сейчас Янукович станет президентом уже совсем официально, приедет с визитом в Москву – что ему должен сказать президент Медведев для того, чтобы вернуть отношения между Россией и Украиной в нормальное состояние?

А.ЛЕБЕДЕВ: Он уже ему сказал сегодня. Поздравил с успехом.

О.БЫЧКОВА: А Владимир Вольфович говорит, что может сказать – верните нам восточную часть, например.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, глава государства не скажет – у него официальная линия, он уважает Украину как независимое государство. Но по линии спецслужб, по линии народной дипломатии, закулисной – это можно. Да они знают об этом сами.

А.ЛЕБЕДЕВ: По линии народной дипломатии спецслужб – я бы так сформулировал.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вы поймите, президенты об этом не будут говорить, но наш глава государства вправе сказать: а давайте все отношения построим как в Евросоюзе – нам больше ничего не надо.

О.БЫЧКОВА: Это как?

А.ЛЕБЕДЕВ: Блестящий совет.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это значит, мы договоримся о том, какие у нас правила торговли, отношения, визы, без визы, таможня, налоги, — все чтобы было оговорено вперед на несколько лет.

А.ЛЕБЕДЕВ: Выборы, партии.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, партии, демократия.

А.ЛЕБЕДЕВ: Парламент контролирующий и судебная система.

О.БЫЧКОВА: Совместные?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, чтобы у них хуже не было, чтобы у нас не было разницы.

А.ЛЕБЕДЕВ: Это тоже задача. В Европе это тема, как и гармонизация экономических политик, бюджетных, налоговых политик.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: В любом случае, между ними нет антагонизма, они будут с удовольствием встречаться, улыбаться, жать руку и договариваться. Вот Янукович как раз договорно-способный человек. Юля может вильнуть — она утром приедет, вечером у нее другое. А Янукович, я уверен, договоренности будет соблюдать.

А.ЛЕБЕДЕВ: шахтер.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Как говорится, рабочее слово рабочего человека. Поэтому здесь, я думаю, пойдет улучшение. Заноза у нас Лукашенко – вот заноза. Он уже Янукович. И что мы с ним делаем? Он – белорусский Янукович. И что нам толка от этого?

О.БЫЧКОВА: Не жаждет никакого союзного государства.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот проблема. Казахстан погнал свой газ в Китай.

А.ЛЕБЕДЕВ: Они вообще из сланцев теперь газ делают – возмутительно это. Запретить.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: То есть, проблема есть. Почему? Кормили 15 лет его, 15 лет кормили Белоруссию, десятки миллиардов долларов. Зачем?

А.ЛЕБЕДЕВ: Вы себе противоречите. Белорусы хотят с нами объединиться.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но мы же их кормим, ионии хотят, чтобы мы продолжали их кормить без объединения.

О.БЫЧКОВА: А почему они не хотят объединяться? Уже 15 лет назад могли объединиться.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Власть лично Лукашенко боится терять.

А.ЛЕБЕДЕВ: Ему выборы надо напророчить честные.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы помогали ему на выборах – я ездил. Зачем мы это делали? Его бы уже давно спихнули. Не надо было ему помогать выигрывать выборы – он же уже три раза выиграл выборы. Зачем мы его оставляли у власти? Мы влияли, помогали, кормили, все делали.

А.ЛЕБЕДЕВ: Вот Жириновский и сознался во всем.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я ездил, и к Януковичу ездил, помогал – объехал Днепропетровск. Харьков. Симферополь, Одессу.

О.БЫЧКОВА: Можно я запущу голосование?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Запускайте. Я всех жду 23 февраля, во вторник, в праздник, пушкинская площадь, в два часа.

О.БЫЧКОВА: Итак, сейчас будем голосовать – чья позиция вам ближе — Жириновского или Лебедева.

А.ЛЕБЕДЕВ: Я могу проголосовать?

О.БЫЧКОВА: По мобильному телефону. За Жириновского проголосуете?

А.ЛЕБЕДЕВ: Конечно. Я же не противоречу ему.

О.БЫЧКОВА: Если за Жириновского, как предлагает А.Лебедев — 660-06-64, если за Лебедева — вы будете за него голосовать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я буду голосовать за свою позицию, а Александр поможет на митинге пирожки бесплатные и чай раздавать.

А.ЛЕБЕДЕВ: Только я сам буду печь пирожки, у меня кончились деньги. Пусть голосует тот, у кого есть чувство юмора.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Последний раз мне объявили результат, что я проиграл. Оказывается, только один звонок прорвался, и мне сказали, что сто процентов против меня — один звонок. Это же был обман, я был возмущен, я Венедиктову письмо написал — почему он не отвечает?

О.БЫЧКОВА: Я не знаю.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Поставили вопрос на голосование за сокращение иностранного звучания песен. Оказывается, всего один звонок прорвался.

А.ЛЕБЕДЕВ: Голосуйте за В.Жириновского.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Спасибо. И приходите все на митинг 23 февраля, День защитника Отечества – в два часа, чай будет.

А.ЛЕБЕДЕВ: Лужков может потеплее сделать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Может.

А.ЛЕБЕДЕВ: У него же есть специальные лазерные установки.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: У него уже все есть. Сейчас создана пушка, которая весь лед уничтожает.

А.ЛЕБЕДЕВ: Солнце могут зимой организовать, чтобы жарко было.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Голосование идет?

О.БЫЧКОВА: Идет. С пушкой не получилось.

А.ЛЕБЕДЕВ: Монорельс сделали.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: В МЧС есть пушка мощная.

О.БЫЧКОВА: Сейчас слушатели будут голосовать за пушки по разгону мороза.

А.ЛЕБЕДЕВ: У него все есть – своя компания, монорельс, свое сельское хозяйство, пушки есть.

О.БЫЧКОВА: Не отвлекайтесь. Все есть.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я рад за Януковича – он уже второй день президент.

А.ЛЕБЕДЕВ: Тяжело ему.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я четыре раза был кандидатом.

О.БЫЧКОВА: Вы рады за Януковича?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мне наша демократия не дала такой возможности. А Янукович смог.

А.ЛЕБЕДЕВ: У вас еще все впереди.

О.БЫЧКОВА: Вам обидно, что у них так все круто проходит, ау нас не круто?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это вопрос только в одном – более маленькая страна и более мононациональная. Дайте им туда нашу Чечню, Дагестан, Якутию, Север, и там будет как у нас. То есть, это проблема географии.

А.ЛЕБЕДЕВ: Это уже какая-то другая точка зрения.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Оставьте нам Москву и Анапу, и у нас будет великолепно.

О.БЫЧКОВА: Они нам Крым, а мы им — Чечню. Вы согласны?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вопрос в этом. Великолепные места — Херсон, Николаев, Днепропетровск — юг. И что получилось?

О.БЫЧКОВА: Мы закончили голосование. Владимир Вольфович, у вас получилось не так, как у Януковича с Тимошенко.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А сколько?

О.БЫЧКОВА: Должна вас огорчить.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: да что же такое — вы меня разочаровываете уже 20 лет. И что получилось, скажите честно?

О.БЫЧКОВА: У вас — 44,7. А у Лебедева 55,3.

А.ЛЕБЕДЕВ: Ну, я за кучу денег договорился — честно скажу.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И там все звонили по его указанию, проплаченные звонки. А у меня бедные люди звонят, у них нет денег позвонить. И потом – тут звонит интеллигенция. Ведь «Эхо Москвы» слушают в основном много, но больше интеллигенция.

А.ЛЕБЕДЕВ: Да нет.

О.БЫЧКОВА: Возможно, будет второй тур.

А.ЛЕБЕДЕВ: А разве осталась интеллигенция?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Есть у нас. Таких, как вы, много.

О.БЫЧКОВА: Возможно, что будет второй тур, но не факт. Спасибо большое, это была программа «Клинч».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире