'Вопросы к интервью

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте, программа «Клинч», спор, ограниченный лишь секундомером и корректностью формулировок. Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, добрый вечер. Мы сегодня спорим об усыновлении детей-инвалидов иностранными гражданами, гражданами тех стран, на которые распространяется запрет – напомню, это США и все страны, где легализованы однополые браки. Оппоненты по этой теме сегодня — Алексей Головань, бывший уполномоченный по правам ребенка в России, исполнительный директор региональной общественной организации Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» и Александр Шерин, депутат Госдумы от ЛДПР.

А.Шерин Добрый вечер, уважаемые слушатели.

Т.Фельгенгауэр Напомню историю вопроса, потому что это уже не первый год у нас действуют запреты. С января 2013 г. в России действует запрет на усыновление детей-сирот гражданами США, а с зимы 2014 г. уже и граждане стран, в которых разрешены однополые браки, лишились возможности усыновлять детей-сирот из России. Все это время в интернете появляются открытые письма, видеообращения, ролики от самых разных людей, включая детей, которые были усыновлены иностранными гражданами с просьбой отменить запрет. Обращаются к главе государства.

На недавней пресс-конференции Путина неделю назад мой коллега, Алексей Соломин, спросил президента, не пора ли смягчить закон об усыновлении хотя бы в пользу детей-инвалидов. Президент ответил отказом. При этом Путин сказал буквально следующее, — цитирую: «хочу обратить ваше внимание, что статистика показывает, что в процентном отношении усыновление наших детей-инвалидов иностранцами гораздо меньше, чем здоровых детей. Никто из иностранцев не рвался никогда усыновлять или удочерять больных детей», — конец цитаты.

Журналисты после пресс-конференции тоже обратились к открытой статистике, — мы не знаем, какими цифрами руководствуется президент, но открытая статистка, в том числе, министерства образования, существует. И вот, что мы видим: как пишет, например, интернет-издание «Медуза»: в 2012 г., — с 2013 г. был введен запрет, поэтому смотрим данные 2012 г. Россияне и иностранцы усыновили 9169 детей, из них 200 — инвалиды.

Что мы видим в процентном соотношении. Иностранцы усыновили 6,6% инвалидов. А в случае с российскими усыновителями – меньше половины процента составили усыновленные дети-инвалиды. Если абсолютные цифры – то 29 детей с инвалидностью усыновили россияне, 171 ребенок уехал за границу. То есть, каждый 9-й ребенок усыновлен был в 2012 году гражданами США, ребенок-инвалид.

Для сравнения – в прошлом году иностранцы усыновили 76 детей-инвалидов, россияне — 123, то есть, когда уже все запреты действовали для американцев и граждан тех стран, где легализованы однополые браки. С момента действия запрета число усыновлённых иностранцами детей-инвалидов сократилось примерно на 100 человек в год. То есть, цена этого запрета — сто детей, окруженных заботой и любящей семьей.

Что сейчас в сиротских учреждениях — 72 тысячи детей, 16 тысяч, 22% это дети-инвалиды. Так стоит ли менять действующий закон, нужно ли делать какие-то исключения хотя бы для детей-инвалидов? Начинаем, по традиции, с голосования, наши слушатели имеют право первыми высказаться по теме. Если вы считаете, что да, закон нужно менять и делать исключение для детей-инвалидов — 660-06-64, если менять закон не надо — 660-06-65.

Прошу прощения за столь длинную вводную часть, но мне эти цифры кажутся важными. На этот же вопрос прошу ответить и моих сегодняшних гостей. По традиции, по алфавиту, — пожалуйста, Алексей Иванович, как вы считаете, нужно менять закон?

А.Головань Я бы немножко по-другому поставил вопрос, потому что, в принципе, у нас закон не запрещает иностранным гражданам усыновлять детей и не запрещает усыновлять детей-инвалидов. У нас есть прямой запрет на усыновление детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе, детей-инвалидов, исключительно гражданами США.

Т.Фельгенгауэр Но по статистике, американцы как раз больше всего усыновляли таких детей.

А.Головань Поэтому я бы поставил вопрос, стоит ли отменить запрет на усыновление детей американскими гражданами. Я считаю, что стоит. Стоит потому, что это отвечает наилучшим интересам детей на их право иметь семью.

Т.Фельгенгауэр Коротко и тезисно. Пожалуйста, Александр Шерин.

А.Шерин В первую очередь, я бы хотел вначале сказать, что я выражаю позицию оппозиционной партии, фракции ЛДПР в Госдуме, и я не пытаюсь здесь сказать о тех проблемах, которые у нас существуют и это является оправданием тому, чтобы мы разрешили усыновлять наших детей иностранными гражданами. Позиция ЛДПР была всегда четкой: ни одного гражданина РФ в любом возрасте мы за границу отдавать не должны.

Во-первых, это аморально. Потому что, как правило, это дети славянского происхождения. Потому что в мусульманских регионах нашей страны детских домов практически не существует. Это проблема, которая имеет место быть, потому что наша русская Православная церковью была подвергнута очень серьезным гонениям. Соответственно, существует проблем в духовном воспитании нашего населения. Этот пробел необходимо заполнять, чтобы в детских домах детей не было.

Потому что такого не бывает, что если ребенок остался без попечения родителей, если, не дай бог, они от него отказались или погибли, что у этих людей нет родственников, знаковых, соседей, которые бы остались равнодушными и не усыновили этого ребенка.

Второй вопрос – у нас сегодня Российская Федерация сама нуждается в притоке граждан. И ЛДПР неоднократно говорило о том, что мы даже готовы вносить предложения и платить деньги женщинам. Которые будут отказываться от выполнения абортов, мы должны принимать максимальные усилия для того, чтобы в наших детских домах как можно меньше оставалось детей, и эти дети попадали в российские семьи и не покидали территорию Российской Федерации.

Что касаемо детей-инвалидов, то имеет место и коррупционная составляющая. И мы боимся, что если будет открыто окошечко для детей-инвалидов, то могут быть оформлены фиктивные документы об инвалидности ребенка для того, чтобы его смогла усыновить американская семья. Поэтому мы против того, чтобы вообще детей из Российской Федерации какие-либо иностранные семьи передавали.

Т.Фельгенгауэр Результаты голосования, что думают наши слушатели: 95% принимавших участие в этом голосовании считают, что закон нужно менять, 5% считают, что нет, менять ничего не нужно. Алексей Иванович, у меня к вам вопрос. Если брать США, мы слышали неоднократно объяснения со стороны властей, что невозможно проконтролировать судьбу детей, которых усыновили в США – это одна из главных претензий, которую озвучивают. Какие тут есть проблемы, насколько они реальны и надуманы, такие аргументы?

А.Головань Эта проблема надумана. Потому что действительно, тема, связанная с контролем за усыновленными детьми в США у нас существовала. Однако за полгода до того, как бы установлен запрет на усыновление детей американскими гражданами, США был подписан двусторонний договор, связанный с усыновлением. В свое время Российская Федерация настаивала на том, чтобы такой договор был. И этот договор в течение полутора лет согласовывался правительством РФ, уполномоченными службами, в который входили представители Министерства образования, Министерства социальной защиты, наши специальные службы и уполномоченными от правительства США.

Нам говорили: еще чуть-чуть, вот уже почти все согласовано. Наконец, все было согласовано. И как раз мы помним, что министр иностранных дел Лавров подписал от имени Российской Федерации этот договор, и сказали, что теперь в этих взаимоотношениях с США по усыновлению открыта новая страница – теперь у нас есть возможность контролировать, смотреть, в какие семьи, в случае отмены усыновления, будут передаваться наши российские дети, и так далее.

То есть, основная проблема, основное препятствие, о котором говорили, основная претензия к США, она была устранена. И поэтому совершенно было необъяснимо, когда меньше чем через полгода опять возникла эта тема и вдруг сказали, что там наших детей кушают, наших детей обижают и там нашим детям плохо. То есть, для всех было совершенно очевидно, что эта тема была вызвана исключительно политическими моментами, а именно введением США закона, связанного со списком «Магницкого». Поэтому я считаю, что такой проблемы, как контроль за усыновленными детьми в американских семьях, если бы все осталось как прежде, не вводился бы запрет, ее бы не было.

Т.Фельгенгауэр Тогда у меня вопрос к Александру Шерину. Позиция «российские дети должны оставаться в России» она в интересах государства, и это мне, в принципе, понятно. Где здесь интересы ребенка – я бы сейчас сделала акцент на детях-инвалидах, которые нуждаются в особой заботе, в лечении, часто, как раз и за границей – где здесь место заботе о ребенке?

А.Шерин Вот об этом ЛДПР постоянно и говорит, что необходимы денежные средства, которые мы хорошо выделяем из бюджета нашей страны для того, чтобы делать какие-то сложные операции, проводить курсы лечения, реабилитации, даже в зарубежных клиниках – мы оплачиваем это для детей, которые нуждаются в этом, вне зависимости от того, являются они детьми с родителями, или детыми-сиротами – мы оплачиваем это из бюджета РФ.

Мы говорим о том, что необходимо вложить серьезные денежные средства для того, чтобы медицина в РФ была на том уровне, чтобы это не было предлогом того, что мы должны отдать ребёнка-инвалида или другого ребенка для усыновления в американскую или иную семью, потому что там лучше уровень социального обеспечения или лечения.

Если в этом существует проблема – давайте ее ликвидировать. Мы не против. Давайте сделаем так, чтобы все дети в РФ, все граждане РФ получали достойное медицинское обеспечение и чтобы мы не содержали медицину, не развивали медицину зарубежных стран за счет того, что туда едут лечиться наши граждане, за которых, опять повторюсь, платит бюджет.

Если речь идет о детях, еще раз повторюсь, то вообще их согласия до 10 лет не требуется. И, по большому счету, ребенок не совсем осознает, что с ним происходит.

Т.Фельгенгауэр Я думаю, он осознает, есть у него семья или он в детском доме.

А.Шерин Вот мы на нынешний момент должны прилагать максимум усилий для того, еще раз повторюсь, чтобы у наших детей появлялась российская семья. В частности, мы от фракции уже выносим закон, согласно которому мы предлагаем семьям, где 5 и более детей, предоставлять субсидии для приобретения жилья безвозмездно. При этом количество детей/, которое будет считаться, будет учитываться, в том числе, усыновленные дети. Поэтому масса мероприятий, которые нужно проводить, чтобы у нас в детских домах, еще раз повторюсь, не было детей, чтобы у детей появлялась семья в России.

Нужно заниматься и материальной составляющей и духовной составляющей нашего общества. Но говорить о том, что мы в Америке можем спокойно контролировать, что происходит с детьми, нельзя. Потому что буквально недавно, недалеко матрешки покупал министр иностранных дел Джон Керри и говорил, что мы против изоляции Российской Федерации, а сегодня объявили новый список санкций в отношении граждан Российской Федерации те же самые США.

Я не доверяю руководству этой страны, которая объявляет экономические санкции в отношении нашего государства.

Т.Фельгенгауэр Алексей, возразите что-нибудь?

А.Головань Конечно, возражу. Дело в том, что то, что говорит Александр, это хорошо, знаете, на перспективу. Дети склонны к тому, что они растут и их детство проходит. И дети нуждаются в семье не когда-нибудь, когда государство соизволит выделять деньги, а дети нуждаются в семье сейчас. Когда мы говорим о том, что в Америке детей как-то обижают и у нас какие-то претензии к американцам по поводу того, что мы не можем там осуществить контроль, хочу сказать, что по статистике за прошлый год к ответственности привлечено 64 наших приемных родителя, в том числе, по уголовной статье — 24. Это за один год привлечено к уголовной ответственности 24 наших приемных родителя. Всего за жестокое обращение – 64 человека. Это тоже наши реалии.

Мы должны исходить не из того, что патриотично или не патриотично, чтобы дети жили в России, а мы должны исходить, прежде всего, из положений Конвенции о правах ребенка, участником которой является РФ, о том, что во всех действиях в отношении детей мы должны действовать в их интересах. И исходить из базового права ребёнка жить и воспитываться в семье.

А мы видим, что является перспективой этих детей, которые являются, прежде всего, инвалидами – по выходу из учреждений мы видим недавний пожар в Воронеже в интернате, а именно в такие интернаты попадают эти дети. У нас пожары в этих интернатах происходят постоянно. Недавно Ольга Юрьевна Голодец, вчера или позавчера сказала, что у нас сто таких интернатов по всей стране нуждаются в капитальном ремонте. И поэтому перспективы этих детей, которые остаются здесь, у нас, из-за того, что мы считаем, что им здесь лучше – это вот такой интернат и окончание их дней в таких интернатах, без всякой перспективы.

У нас нет перспектив даже для нормальных людей очень многих, для нормальных детей, их полных семей, а для этих детей тем более. Особенно детей-инвалидов.

Т.Фельгенгауэр Александр, это весомый аргумент? Ответите?

А.Шерин Да. Я хотел бы обозначить ситуацию. Если мы говорим о той перспективе, которая ждет детей, которые попадают или не попадают в семьи российские или американские — могу вам описать перспективы, которые могут перед нашими детьми открыться, если они попали в американскую семью. Ну, во-первых, мы знаем, что в Америке можно свободно купить оружие. И мы неоднократно видели, как не совсем вменяемые ребятишки приходят в школу, расстреливают там своих одноклассников, расстреливают учителей. И мы неоднократно видели эти трагические происшествия, которые происходят в Америке.

Т.Фельгенгауэр Но там нельзя открыто и свободно носить оружие. Это запрещено.

А.Шерин Но мы же не хотим, чтобы наш ребенок, о котором мы так беспокоимся, мы не хотели бы, чтобы наш ребенок оказался в числе этих учеников. Это первое. Второе – мы бы хотели, чтобы у нас дети воспитывались в нормальных семьях, в нормальном социуме. США являются государством, в котором официально, решением суда, признано официальное вступление в однополые браки на территории всех штатов США.

То есть, мы хотим, чтобы дети, которые будут усыновлены американскими семьями, могли бы попасть в ситуацию, в которой мальчику будут рассказывать, что хорошо жить с мальчиком, а девочке могут рассказывать о том, что хорошо жить с девочкой. Потому что если это на законодательном уровне уже утверждено, то соответственно, у несформировавшейся личности может возникнуть обманчивое впечатление, что это нормально.

И третий момент, это однозначно – мы же все с вами гуманисты, и мы не хотели бы, чтобы ребенок, который вырос в Российской Федерации, оступился, попал в какую-то неприятную историю и совершил смертоубийство, согласно которому в РФ ему будет грозить максимум 20 лет лишения свободы. По американскими законам, по ряду штатов, ему будет грозить смертная казнь.

Поэтому говорить в перспективе о том, в какой стране ребенку лучше или хуже, я бы не стал. Я уверен, что в российской Федерации жизнь гораздо лучше и перспективнее. США это чуждая для нас культура, чуждое для нас государство. И дети, которые туда попадают, в итоге, не факт, что будут более качественно жить, чем в России.

Т.Фельгенгауэр даже не стаю, Алексей, стоит вам на это как-то возразить.

А.Головань Могу сказать, что в свое время я тоже был сторонником и разделял позицию Александра. Я считался, что «где родился, там и пригодился». До тех пор, пока я не задался вопросом, а что ждет многих из этих детей-сирот. А давайте прикинем: что человеку нужно, когда он достиг 18 лет? Ему нужна возможность поучить образование, нужна возможность получить жилье, ему нужно получать медицинскую помощь, — то есть такие базовые вещи, я уже не говорю о каких-то высоких вещах.

По поводу жилья. В РФ всем известно, что колоссальные очереди детей-сирот, которые годами ждут жилье. Они ждут в общежитиях, во многих регионах жилье дети получают исключительно по решениям суда. Думаю, что чиновники и депутаты они же не получают зарплату по решениям суда, они получают ее на автомате. И для меня непонятно, почему дети-сироты должны ходить по судам и добиваться жилья. И даже по решениям суда не могут получить Перспектива получить жилье очень незначительная.

Вопрос образования. У нас был принят закон об образовании в новой редакции в тот же день, когда был принят закон, запрещающий американское усыновление. В этом законе были ликвидированы льготы детей-сирот на поступление в вузы. Потом, с большим трудом, по поручению президента, эту льготу вернулись – с разными оговорками она действует до 2017 года, потом этой льготы не будет.

Далеко не все дети идут в вузы. Многие дети-сироты идут в учреждения среднего профессионального образования. Та льгота, которая была введена еще советской властью, в СССР, о том, что эти дети поступают вне конкурса в учреждения среднего специального образования, она ликвидирована с принятием закона об образовании в 2012 году. То есть большинство этих детей не могут получить образование. А те дети, которые сейчас идут в учреждения, которые раньше назывались «начального профессиональное образование», они там не зачисляемся на полное гособеспечение. То есть, мы их толкаем к тому, что если ты там учишься, то иди, воруй — для того, чтобы выжить.

Паро медицинскую помощь я вообще не говорю. У нас нормальные люди не могут получить медицинскую помощь. А дети-сироты они просто прозябают в этих учреждениях, в интернатах. И прежде всего, дети-инвалиды. Вот такая перспектива.

Т.Фельгенгауэр Я всего лишь несколько цифр перед перерывом озвучу, которые важны. Показателен для меня 2008 год — 213 детей-инвалидов усыновили иностранные граждане, 97 из них уехали в Америку, почти половина. В 2008 г. россияне забрали в семьи 26 детей-инвалидов. 26 и 97 – почувствуйте разницу. При этом за те два года, что действуют разные ограничения, цифра – 123. Максимально. В прошлом году 64 ребёнка-инвалида уехали в приемные семьи в российские.

Делам сейчас небольшой перерыв, напомню, что мы обсуждаем, нужно ли как-то менять закон об усыновлении, снимать запрет ан усыновление американцам и гражданам тех стран, где легализованы однополые браки. В студии Алексей Головань, бывший уполномоченный по правам ребенка в России, исполнительный директор региональной общественной организации Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» и Александр Шерин, депутат Госдумы от ЛДПР.

НОВОСТИ

Т.Фельгенгауэр Продолжаем программу «Клинч», мы обсуждаем усыновление детей-инвалидов гражданами США и тех стран, где легализованы однополые браки. Стоит ли отменить для них этот запрет именно в части усыновления детей-инвалидов. Обещала я, что Александр Шерин сможет ответить на заданный ему вопрос. В студии, напомню, Алексей Головань, бывший уполномоченный по правам ребенка в России, исполнительный директор региональной общественной организации Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» и Александр Шерин, депутат Госдумы от ЛДПР.

Что вы хотели возразить?

А.Шерин Ну, я не возразить. Я хотел еще раз подчеркнуть, что основной аргумент, который я слышу, это то, что социально, экономическая ситуация для них в Америке будет лучше. Вообще я еще раз с радостью подчеркну, что Америка для Российской Федерации является крайне враждебным государством. И все, что Соединенные Штаты делают, Америка, на протяжении последних десятилетий, это все направлено на то, чтобы ухудшалась жизнь граждан Российской Федерации.

Т.Фельгенгауэр А дети здесь при чем?

А.Шерин Поэтому, если так Америка хочет, чтобы жилось детям из Росси хорошо, они для начала пусть снимут санкции экономические против Российской Федерации, и всем детям начнет жить гораздо легче и лучше внутри нашей страны.

Т.Фельгенгауэр Это называется шантаж.

А.Шерин Это не шантаж.

Т.Фельгенгауэр Дети становятся разменной монетой?

А.Шерин Это первое. Второе – фракция ЛДПР и партия ЛДПР неоднократно подчеркивала, я с вами абсолютно согласен – негоже, чтобы дети, которые являются сиротами, получали квартиры, полагающиеся им по закону, по решению суда. Мы даже выходим с федеральной законодательной инициативой о том, что человек, находящийся в той или иной очереди, обязан получить полагающиеся ему на протяжении не более чем трёх лет. И если чиновник, ответственный за это, допускает нарушение сроков, то он должен привлекаться к уголовной ответственности, как и те, кто задерживает заработную плату.

Что касается медицинского обеспечения. Еще раз подчеркиваю – нужно увеличивать уровень и качество медицинского обеспечения внутри Российской Федерации, а не решать вопросы отдельных детей тем, что мы их передадим на усыновление в американскую семью.

И следующий вопрос, что касаемо верного замечания по поступлению в высшие учебные заведения — еще раз инициативу, который Жириновский Владимир Вольфович неоднократно обозначал: ЛДПР предлагает поступать в высшие учебные заведения всем детям без экзаменов. А по итогам первой сессии люди, которые неспособны учиться, они будут отчислены. Поэтому у нас есть соответственно, на все эти замечания, свои предложения.

Я с вами абсолютно согласен. Но вопрос простой – нужно улучшать качество жизни граждан, уровень жизни нашего подрастающего поколения для того, чтобы у них был социальный лифт, жилье, но это не является основанием для того, чтобы оправдывать передачу наших детей в Америку. Вот и все.

Т.Фельгенгауэр Давайте перейдем к нашей следующей части программы, когда гости могут друг другу задать вопрос, напомню, у вас есть минута на то, чтобы задать вопрос оппоненту и две минуты на то, чтобы ответить. Александр, ваш вопрос.

А.Шерин У меня вопрос к Алексею Соединённые Штаты Америки это государство, которое легализовало однополые браки на территории всего государства своего. И как вы считаете, ребенок, который попадает из нашего российского социума, ребенок, у которого родители являются гражданами Российской Федерации, которые, возможно, погибли, а не отказались от этого ребенка. Это была замечательная, хорошая семья – всякие бывают трагедии. Произошла печальная ситуация. Он мог бы вырасти нормальным, адекватным, здоровым членом нашего общества. Попав, он, в семью Соединенных Штатов Америки, какая гарантия в том, что этот ребенок будет воспитан в духе наших норм социального, морального и вероисповедания, ориентирования, в том, что он не станет вдруг членом ячейки общества, которое состоит из однополых представителей.

Т.Фельгенгауэр Я только напомню, что у нас нет государственной религии – на всякий случай, — у нас светское государство. И все религии равны.

А.Шерин нет, на всякий случай я хочу сказать, что в глубинке российской я не наблюдаю кроме разрушенных храмов больше никаких других мест.

Т.Фельгенгауэр Нет, я про Конституцию.

А.Шерин Нет, это совершенно нормально. Не надо стесняться религии, это все хорошо. Не надо стесняться.

А.Головань В данном случае мне вам ответить просто. Дело в том, что запрет на передачу детей в однополые пары существует не только в отношении американцев, или мог бы теоретически существовать, если бы сейчас отменили закон, запрещающий усыновление американцам и наших российских сирот. Этот запрет установлен и в других государствах. И гарантия того, что ребенок не будет передан в однополую семью – это решение суда. Наш суд, когда рассматривает заявления об усыновлении, должен проверить, кто является усыновителями. И теоретически возможна речь о другом – то есть, ребенок в любом случае не может быть передан в однополую семью.

Теоретически может возникнуть другая проблема – что с усыновителями что-то произойдет. Например, трагедия какая-то и нужно ребёнка будет передавать в другую семью. Поэтому возникает теоретическая возможность, не будет ли он, в случае какой-то форс-мажорной ситуации с его усыновителями, передан в однополую семью. И как раз на это был направлен тот договор, который мы заключали с США – что мы должно были участвовать наша российская сторона, в контроле за тем, в какую семью этот ребенок попадет. И мы должны были иметь информацию. Это была определенная гарантия.

У нас такие договоры есть с Испанией, с Италией, с Францией. И мы, поэтому можем контролировать эту ситуацию, можем вмешиваться, ставить такой вопрос. Более того, можем ставить вопрос о возврате этого ребенка в Россию, если у нас есть какие-то сомнения, предположения, что он попадет в семью, с нашей точки зрения, неподходящую.

Но я хотел сказать, что для ребенка, наверное, не так важна какая-то идеология, какие-то пафосные размышления о том, что он должен быть связан с нашими духовными скрепами. Для него важно, чтобы он имел рядом любящих людей, к которым он имеет привязанность если ребенок не имеет привязанность к взрослым, то его развитие наступает по совершенно другим канонам. И он сам уже вряд ли когда-либо сможет создать семью и стать нормальным человеком.

И задача наша, чтобы он такую семью имел. И неважно, это будут российские люди, усыновители, либо какие-то иностранцы.

Т.Фельгенгауэр И ваш вопрос Александру Шерину?

А.Головань Александр, исходя из того, что у нас все-таки основная проблема состоит, в передаче детей на усыновление в том, что трудно передаются на усыновление, устраиваются в семьи, три категории детей – это дети-инвалиды, дети-подростки и дети так называемые «сиблинги», то есть, братья и сестры, это когда их несколько человек, и их нужно устраивать одновременно. Эти ребята тяжелее всего передаются. Не считаете ли вы, что, может быть в отношении этих детей можно открыть усыновление в те же Соединенные Штаты Америки, чтобы эти дети нашли себе семью, то есть те, которые сейчас потенциально не могут найти семью?

А.Шерин Думаю, для Соединенных Штатов Америки и любых иных государств не надо делать никаких исключений. Если американским семьям очень хочется усыновить детей, то почему они выбирают для этого именно Российскую Федерацию? Ведь очень много ребятишек в соседних государствах, которые нуждаются, в том числе, в усыновлении. Возьмем ту же самую Украину. Соединенные Штаты Америки сегодня очень серьёзно занимаются этим государством. И если у них такая проблема, и они хотят получить в семью ребеночка, который очень похож на ребятишек из России – пожалуйста.

Я еще раз хочу, уважаемые друзья, всем радиослушателям сказать одну простую вещь: нам, в первую очередь, и наша партия об этом каждодневно говорит, — необходимо улучшать условия жизни наших детей. Условия тех граждан, которые берут на себя эту серьезную ответственность, усыновление детей, улучшать их условия внутри РФ. Ведь на самом деле это очень простой вариант решения проблемы: давайте мы ничего не будем делать для того, чтобы нашим сиротам жилось лучше здесь, давайте мы их отдадим в ту страну, где эти условия созданы.

Я согласен взять на вооружение тот хороший опыт, который существует в иностранных государствах, в том числе в США по отношению к данной категории будущих граждан РФ, будущих работников, гениев, талантов, будущих, возможно, Нобелевских лауреатов, налогоплательщиков, защитников, будущих матерей. Давайте приложим максимум усилий для того, чтобы они оставались здесь. Но ни для каких категорий не надо делать исключений. Я боюсь коррупционной составляющей. Потому что в этом плане, под эту категорию могут подводить тех ребят, которые к ней никакого отношения не имеют.

Т.Фельгенгауэр Я бы хотела возразить, прежде чем вы зададите свой вопрос Алексею. Во-первых, у нас с вами нет статистики по усыновлению американцами детей из других стран, у нас только российская статистика. Поэтому здесь сложно говорить. Зато есть статистика того, как детей-инвалидов усыновляют в России. И это очень грустная статистика. И ничего не меняется. Было время что-то сделать, но ничего не делается. И люди не хотят усыновлять детей-инвалидов.

А.Шерин Я с вами согласен, что у нас есть, — извините, я только дополню. У нас огромное количество операций, которые не проводятся в Российской Федерации. И это плохо. Надо в это вкладывать деньги в первую очередь, а не в заграничных тренеров сборной России по футболу. Я не согласен.

Т.Фельгенгауэр По-моему, это некорректное сравнение

А.Шерин Как – некорректное? Нужно больше делать для того, чтобы наоборот… я хочу, чтобы в Российской Федерации говорили через некоторое время, как здорово, что российская семья усыновила американского ребёнка, потому что ему, американскому мальчику или девочке, в России будет лучше. Вот я хочу, чтобы в нашей стране были такие условия жизни.

А.Головань Для этого нам нужно сначала со своими детьми разобраться. Я бы был согласен, если бы вводился закон, например, о запрете усыновления американскими гражданами российских детей, если бы, например, одновременно депутаты, правительство вышли с таким почином, что все депутаты берут детей. Например, наша правящая партия, — подали бы собой пример людям – давайте устраивать.

Знаете, когда в 1994 году я был в Америке, там обучались НКО, у нас только создавались НКО, возили там по разным организациям, и привезли нас в офис одного сенатора в Аризоне. Оказалось, что он усыновил двоих детей из Африки и одного ребенка из Восточной Европы. Мы были так этому поражены — зачем ему это нужно?

А.Шерин А вы откуда об этом узнали?

А.Головань Что — узнали?

А.Шерин Что он взял детей?

А.Головань А там у него повсюду висят фотографии, как у нас висят фотографии президента и председателя правительства, там у него висят фотографии с его детьми, со своими и с усыновленными. Мы были очень удивлены, потому что дети-то черненькие.

А.Шерин Понимаете, издержки нашей публичной политической деятельности заключаются в том, что наши даже благие действия могут быть истолкованы нашими избирателями-гражданами как популистские мероприятия.

А.Головань И тем не менее. И нам сказали, что это совершенно нормально для нас — мы все были этому поражены. А сказали, что для нас, для американцев, для политиков, это очень нормально – усыновлять детей. Вы знаете, как фамилия этого сенатора? Этого сенатора фамилия Маккейн. Это было в 1994 году. Думаю, что эти дети уже давно выросли.

Вот если бы наши депутаты, члены правительства, все, кто ратует, и еще некоторые организации, которые говорят…

А.Шерин Я вам как депутат от фракции ЛДПР могу сказать, что в нашей фракции огромное количество отцов, как я, многодетных. Вот мы подаем пример тем, что наши жены рожают детей для нашей замечательной, необъятной страны. И мы делаем так, чтобы наши дети не оказались брошенными. Мы прилагаем для этого усилия, и я надеюсь, что если что-то произойдет со мной, то мои дети не останутся без попечения моих родных, близких и друзей, так как я являюсь ветераном боевых действий, офицером запаса, я уверен, что вокруг меня есть товарищи, которые не оставят мою семью и моих детей в беде.

И я хочу, чтобы в нашей стране именно в этом плане проводилась такая политика государства, чтобы дети, у которых есть родственники дальние, бабушки и дедушки, друзья их родителей, чтобы этих людей, наверное, надо не политикам пример приводить, а этих людей показать – вот он ребенок есть в детском доме, а вот смотрите, вот это люди, которые учились с его родителями, а это его бабушка, а это его тетя. Поверьте мне, мы найдем массу родственников ребенка, которого передали на усыновление в американскую семью. Согласитесь со мной? Вот это проблема – вот этим людям должно быть стыдно. А не политикам, которые не усыновили ребенка.

А.Головань В последнее время ко мне поступает очень много обращений от усыновителей, вернее, от приемных родителей, которые берут детей-инвалидов. Мы же сказали, давайте брать детей-инвалидов, потому что здоровых детей уже фактически не осталось, кого можно взять. Эти люди стали брать детей-инвалидов. Однако им отказывают в реализации разных льгот, например, если этот ребенок-инвалид взял в приемную семью из другого региона. Им говорят, что этот ребенок не имеет регистрации по месту жительства в данном субъекте РФ, и соответственно, никаких льгот ему предоставлять не будут и не будут какие-то гарантии предоставлять приемному родителю. То есть, у нас внутри разрушено даже единое социальное государство, единое правовое государство.

То есть, мы не то, что говорим, что мы против отдавать детей за границу – мы не можем им внутри страны обеспечить равные условия. Ко мне обращается одна женщина из центрального региона России, которая взяла 8 детей-инвалидов – я считаю, что ей нужно бюст поставить

А.Шерин Да.

А.Головань Ей не хотят выплачивать деньги на детей из регионального бюджета, говорят, что эти дети не имеют регистрации по месту жительства в данном субъекте федерации. Причем половина детей вообще никакого местожительства не имеют – это дети-отказники. Их местожительство было роддом и Дом ребенка.

Поэтому что мы говорим о перспективах? Вместо того чтобы создавать условия, ей говорят в органах соцзащиты: идите в суд и доказывайте там. То есть, не детьми занимайтесь, а идите в суд, отстаивайте ваши права и права этих детей.

И у нас приемные родители тоже, как выпускники детских домов ходят за жильем, они ходят, судятся с пенсионным фондом, чтобы получать деньги, которые установлены по уходу за ребенком-инвалидом по указу президента. То есть, наше государство систематически издевается не только над сиротами, но систематически издевается над теми людьми, которые им протягивают руку и хотят помочь этим детям. Как мы говорим о том, что давайте все равно оставим этих детей здесь?

А.Шерин Я, как депутат Государственной Думы хочу вам привести в пример свою статистику, когда я веду прием граждан, а я это делаю постоянно, потому что являюсь представителем партии ЛДПР и прекрасно понимаю, что за тебя никто на избирательные участки голосовать не приведет, тебе голоса избирателей нужно зарабатывать своей работой. Я веду прием граждан. В 95% случаев, когда я пишу депутатский запрос в прокуратуру, вопросы граждан решаются. Элементарно.

То же самое количество времени, тот же самый вопрос, в течение месяца решается. Но здесь направлен депутатский запрос, и чиновник, соответственно понимает, что он должен этот вопрос решить. Когда гражданин РФ идет по кабинетам к чиновникам, мы не можем принять закон РФ, один для всех, единый, не быть черствыми, не быть глупыми людьми на своих рабочих местах. К сожалению, 95% вопросов, с которыми приходят граждане к чиновникам, чиновник их просто отфутболивает, пока ему не дадут уверенного пинка сзади для немедленного уверенного шага вперед, — прокуратура.

Вот эта проблема нашего общества существует. И эта проблема на сегодняшний момент она является проявлением того, что чиновники сегодня работают от выборов до выборов, они связаны все одной канвой для того, чтобы нужный кандидат и нужная партия получила определенный процент голосов избирателей. И за это определённые чиновники могут получить какие-то поблажки, на их бездействие закрывают их руководители глаза – за то, что они обеспечивают нужную явку избирателей своих сотрудников на выборы и нужное голосование. Вот эту порочную практику, я с вами согласен, в стране нужно разрушать.

И очень многих вопросов мы не можем добиться только потому, что сегодня есть одна сила, как слон в посудной лавке, которая не прислушивается к здравым предложениям оппозиционных партий в Госдуме. И по многим другим вопросам мы не можем добиться того, чтобы в нашей стране нашим детям было лучше, нежели им могло быть лучше в Америке, как это кто-то считает.

Но я считаю, что в стране, в которой легализованы однополые браки, нашим детям в перспективе быть не может лучше, чем в Российской Федерации.

Т.Фельгенгауэр Какая-то сплошная гомофобия, и мне совершенно непонятно опять, где здесь интересы ребенка.

А.Головань Их нет.

Т.Фельгенгауэр Которые сейчас, в эту самую минуту, — как это говорят? — в сиротском учреждении.

А.Шерин Я вам говорю – интересы ребенка в Америке – он может быть застрелен в классе.

Т.Фельгенгауэр У нас он тоже может быть где-то застрелен. В центре Москвы.

А.Шерин Ему могут сломать позвоночник при задержании, как мы тоже видели, от полицейских.

Т.Фельгенгауэр Ну, я вас умоляю, Александр. Вы хронику российскую криминальную часто смотрите?

А.Головань И может быть изнасилован в отделении милиции, он может погибнуть в лифте сломанном – все, что угодно может быть, мы не можем принимать решения, основываясь на каких-то предположениях, сомнениях, догадках и испуге. Мы должны принимать решения исключительно в интересах детей. Либо мы должны принять решение о выходе из Конвенции о правах ребенка, сказать, что конвенция о правах ребенка, которая гарантирует базовое право ребенка на семью, она не работает. И мы будем патриотично их гноить, этих детей, в наших учреждениях.

А.Шерин ну, мы приняли решение, что решение наших судов имеет большее значение, чем решения международных судов, и это правильно. Потому что в отношении Российской Федерации никто давным-давно уже никаких международных правил не соблюдает.

А.Головань Конечно. Но самое главное – детям от этого лучше, или нет? Вот когда они выходят из ДДИ, детского дома-интерната в ПНИ, и там не имеют никакой перспективы – ни работы, ничего, а просто там спиваются.

А.Шерин А вы можете себе представить, коллеги, вот этого мальчика русского или девочку, который находится за тридевять земель от своей родной страны.

Т.Фельгенгауэр У меня вопрос – вы в Америке были?

А.Шерин Я не был в Америке.

Т.Фельгенгауэр Это заметно.

А.Шерин Если верховный главнокомандующий такую задачу поставит, я в ней обязательно побываю. Так вот – я в Америке не был. Но вопрос в чем заключается – на кого может рассчитывать маленький мальчик или девочка, которые уже находятся в таком более или менее сознательном возрасте – ну, до 10 лет, которого не спросили о его согласии который уже говорит на русском языке, он уже имеет своих друзей, товарищей в России. Когда начинают над ним издеваться, измываться, избивать его, — куда ему бежать, кому ему пожаловаться, кому ему рассказать, маленькому человечку на русском языке, который еще плохо знает английский язык, плохо знает свои права? Ему что делать в Америке, почему вы об этих детишках не говорите?

Мы все говорим, знаете белой стороны Луны. К сожалению, есть еще и та сторона Луны, и если хотя бы один-два мальчика погибли в Америке, то это единовременно является основанием для нас, чтобы принять все необходимые меры для того, чтобы запретить американцам их усыновлять.

Т.Фельгенгауэр Алесей, что-нибудь ответите?

А.Головань Я недавно прочитал справку, которую составили члены Совета по правам человека при президенте, посещавшие после трагических ситуаций в Забайкалье сиротские учреждения, в том числе, профессиональные училища. И когда я там прочитал, что в ПТУ, где учатся полвины сирот и половина домашних детей, в начале ноября холод в помещениях, там практически не работает отопления, и где детей-сирот в день кормят на сто рублей, а домашних детей на 20 рублей в день кормят, когда написано, что многие дети-сироты не приучены спать на постели и пользоваться унитазом, где в спортивном зале иней лежит на подоконниках и на полу, — это в нашей России, — то, конечно же, пусть эти дети живут у нас и ощущают себя защищёнными, уверенными в том, что государство им во всем поможет, что им здесь хорошо и государство для них сделало все, что могло и должно было сделать.

А до тех пор, пока мы не сделаем для этих детей все, что нужно и должно сделать государству, мы должны дать возможность им на счастье. Те люди, которые у нас политически-ответственны, они почему-то имеют право на счастье, их дети имеют право на счастье. А дети-сироты почему-то права на счастье, оказывается, не имеют.

Т.Фельгенгауэр Аня спрашивает, куда бежать нашим детишкам, которых избивают? А я напомню, что у нас недавно из Уголовного кодекса в Административный перевели некоторые статьи напрямую домашнего насилия, кстати, которые касаются.

А.Шерин Дорогие друзья, я хочу всем заявить, что я, как депутат государственной думы, исключительно на ваших интересах. И я в рамках своей депутатской деятельности, тех полномочий, образным языком, порву любого чиновника, который нарушает права ребенка, который нарушает права гражданина РФ. Но я, извините, могу это сделать на территории Российской Федерации. Вот те вопиющие факты, о которых вы сегодня сказали, если соответствующая информация своевременно ко мне бы поступала, к нам, в партию ЛДПР, если такая информация поступает, мы естественно, без внимания не оставим. Мы можем выехать на место, мы будем писать депутатские запросы, в прокуратуру, привлекать средства массовой информации. Будем наказывать этих нерадивых чиновников. Но мы ничем не можем помочь детям, которые находятся на территории других государств.

Т.Фельгенгауэр Там действует законодательство той страны, в которой они находятся.

А.Головань Законодательство другого государства

Т.Фельгенгауэр И они обычно действуют. От себя могу сказать, что регулярно, два раза в неделю бываю в паллиативном отделении одной из детских больниц, там очень много брошенных детей, детей-инвалидов. Они не умирают, они могут жить, просто ими надо заниматься. Но их бросили, и вот они там лежат, в этом паллиативном отделении и существуют. И у них, видимо, нет никакой перспективы.

А.Шерин Я рязанский Дом малютки посещаю каждый год 1 июня с подарками. Я посещаю в костюме деда Мороза многодетные семейства своего округа. Я работу провожу, как и все остальные депутаты нашей фракции.

Т.Фельгенгауэр Значит, все-таки давайте судьбу ребенка выдвинем на первое место.

А.Шерин Я о чем и говорю, что те заведения, те семьи, те дети, о которых у нас есть информация, мы ими занимаемся. Еще раз хочу сказать – надо приложить максимум усилий для того, чтобы детям было хорошо в России. Детям всего мира, чтобы детей всего мира усыновляли и привозили в Российскую Федерации

Т.Фельгенгауэр Но сначала неплохо было бы разобраться с нашими, российскими детьми-инвалидами. Спасибо вам большое. В программе «Клинч» сегодня были, напомню, Алексей Головань, бывший уполномоченный по правам ребенка в России, исполнительный директор региональной общественной организации Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» и Александр Шерин, депутат Госдумы от ЛДПР. Спасибо вам.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире