'Вопросы к интервью
А.ЧЕРКИЗОВ: Выздоровев после перелома руки и совершенной над нею операции, я продолжаю вести «Кухню», гостями которой сегодня являются два представителя блока «Родина» — Андрей Савельев, доктор политических наук, член высшего совета блока «Родина», зам.пред комитета Госдумы по делам СНГ и Сергей Бабурин, сопредседатель высшего совета блока «Родина», вице-спикер Госдумы — который «то под Ленина с бородкой, то под Сталина с усами» это я цитирую. А говорить мы сегодня будем о расколе «Родины», о том, что такое сегодня блок «Родина», как это соотносится с той странной организацией, — странной, потому что не очень понятной, — которую создал С.Глазьев, которая тоже называется «Родина», и вообще о двоевластии в «Родине». А почему нет С.Глазьева в студии? Дело в том, что С.Глазьев кандидат в президенты, 4 марта он был у нас в эфире, и в силу порядка, который разработан ЦИКом, мы не можем его звать столько раз, сколько хочется, потому что тогда окажется, что кандидат в президенты окажется больше времени в эфире, чем другие кандидаты в президенты. И первый вопрос — к А.Савельеву, который был на съезде в кинотеатре «Родина», где образовывалась некая политическая сила под названием «Родина», в то время, как Рогозин был в Страсбурге на заседании в ПАСЕ, а потом А.Савельев ушел, хлопнув дверью. И вопрос — что произошло с «Родиной»?
А.САВЕЛЬЕВ: Очень шумно я дверью не хлопал, просто ушел. Что произошло, я тогда не мог понять, поэтому подходил к Глазьеву, спрашивал что же тут происходит? Вроде как блок мы создавали вместе с большим количеством людей, каждый из которых принес долю своего капитала, своего умения, души в этот блок, и вдруг целый зал набивается людей, которые, в общем-то, не участвовали ни в избирательной кампании блока, не были заметны в работе Штаба, а из Высшего совета блока, в котором больше 20 человек, там присутствовали только трое, и ваш покорный слуга случайно там затесался, получив информацию об этом съезде поздно вечером накануне. Там происходила попытка создать параллельную «Родину». Уже не блок, а движение, которое я сразу мысленно назвал «партией имени Глазьева». В этом смысле я полагаю, что никакого раскола не произошло в блоке, а произошел раскол между блоком и Глазьевым, который решил приватизировать весь полученный на выборах политический капитал, и использовать его на следующих выборах, фактически рискнув тем потенциалом, который был накоплен на парламентских выборах. Большинство членов блока «Родина», и политические партии, которые туда входили, за исключением некоторой заминки в «Народной воле» решили, что это слишком вольное обращение со совместно полученным капиталом, и долго усовещевали Сергея Юрьевича. Но когда терпение лопнуло, все возможности компромисса были исчерпаны, произошло размежевание. Но это размежевание между блоком и Глазьевым, это не раскол блока «Родина» — блок как был, так и остается.
А.ЧЕРКИЗОВ: Но за Глазьевым пошло какое-то количество людей, ранее поддерживающих блок. Поэтому все-таки, наверное, это не только размежевание между Глазьевым и блоком, но и внутри блока. Так ли?
С.БАБУРИН: Не так. Прежде всего, я бы отреагировал на вашу реплику о ленинской бородке..
А.ЧЕРКИЗОВ: Вы сами сказали, я вас цитировал.
С.БАБУРИН: Это было сказано почти 10 лет назад, когда меня спросили, почему я ношу усы, и где моя борода. Я сказал с расстрелом Верховного Совета период романтический закончился, и история показывает в нашей стране, что за людьми с короткими бородками приходят просто усатые люди, и более спокойно наводят порядок в стране. Но это уж очень старое высказывание. Но вернемся к сегодняшнему дню. Я считаю, что никакого размежевания в «Родине» нет. Даже между большинством и Глазьевым. Есть рабочие проблемы, вызванные тем, что С.Глазьев пошел на президентские выборы, и из-за его работы в этой избирательной кампании стала пробуксовывать работа фракции, которой он руководил. Он попытался создать и создает общественную организацию «Родина», параллельную блоку, — что и в «Народной воле», которую я возглавляю, вызвало недоумение мы созвали внеочередной съезд, и на съезде эту попытку не поддержали. Хотя одновременно сказали, что если у нас политическая структура, блок из трех партий, то первым, кто в списке идет на президентские выборы — давайте поддержим Глазьева на президентских выборах. И в этом отношении действительно «Народной воле» пришлось туговато, — она оказалась между двух огней: с одной стороны, Глазьев создает организацию «Родина», с другой стороны «Партия российских регионов» переименовала себя в партию «Родина». Вот из этих проблем сейчас, я считаю, мы выходим, — я бы хотел это подчеркнуть. Мы выходим. Мы приняли решение, что будем готовить и проводить конференцию блока, создавать единую партию «Родина», и дай бог, когда осядет пыль после президентских выборов, и даже те наши соратники, которые сейчас повторяю ошибку Тухачевского 20-го года, когда он слишком сильно продвинулся, освобождая Белоруссию, и решил взять Варшаву, не подумав о тылах, — они сейчас пытаются взять президентское кресло. Так вот мы сейчас должны думать о тылах, о работе в парламенте и выполнении наших обязательств.
А.ЧЕРКИЗОВ: Только вы попалив парламент, только был дан старт президентской кампании, и вдруг стало понятно, что блок «Родина», вернее, одна из частей блока, «Партия регионов», выдвигает кандидатом в президенты бывшего председателя Госбанка РФ, г.Геращенко. А г.Глазьев выдвигается самостоятельно.
С.БАБУРИН: Кстати, являясь сопредседателем этой же партии.
А.ЧЕРКИЗОВ: Вот что это за околесица такая?
С.БАБУРИН: Это к Андрею Николаевичу, он у нас к этой партии относится.
А.САВЕЛЬЕВ: Нет, я не вхожу в эту партию, и вообще ни в одну партию этого блока.
С.БАБУРИН: Счастливый человек. Значит, «Народная воля» вами займется.
А.САВЕЛЬЕВ: Буду ждать.
А.ЧЕРКИЗОВ: Имейте ввиду, что либеральная эпоха закончилась, борода сбрита, начался период усов.
С.БАБУРИН: Без этих намеков, пожалуйста.
А.САВЕЛЬЕВ: Дело в том, что блок «Родина» после выборов остался в виде высшего совета, который волен был принимать решения по выдвижению того или иного кандидата, или поддержке того или иного кандидата на президентских выборах. И в Высшем совете состоялось такое голосование из двух кандидатур, Глазьева и Геращенко, была выбрана кандидатура Геращенко. Но вовсе не в пику Глазьеву, как потом выяснилось, не сразу, решил выдвигаться самостоятельно, а лишь потому, что у большинства возобладало настроение.. или я бы сказал — стремление, чтобы закрепиться на достигнутых рубежах, а не стремиться к участию в заведомо проигрышной кампании.
А.ЧЕРКИЗОВ: Итак, вот ситуация — вот фантастический успех совершенно нового политического общественного движения, которого еще за пару месяцев до парламентских выборов не было в помине — блок «Родина» под фанфары проходит, становится фактически третьей фракцией в Госдуме, и вдруг нате вам, выдвигают двух кандидатов в президенты.
А.САВЕЛЬЕВ: Нет, выдвинули только одного, Геращенко. Выдвинули для того, чтобы Геращенко имел возможность в дебатах отразить экономическую программу блока, еще раз ее подчеркнуть, — вовсе не для того, чтобы кому-то в пику.
А.ЧЕРКИЗОВ: Но я не могу допустить, что на стадии договаривания блока «Родина». С.Глазьев не говорил о своем интересе, азарте и амбициях касательно поста президента РФ. Или он тогда не заикался на эту тему?
С.БАБУРИН: Я могу свидетельствовать, что в период парламентской избирательной кампании все лидеры блока, все политики, которые входили и входят в список, говорили, что мы не будем выдвигать никого из нас кандидатом в президенты. Более того иногда звучали слова о том, что мы не исключаем, что если мы может быть кого и выдвинем, то это будет В.Путин. Потому что нам было легче мы не были придворным блоком, и не являемся такими, но мы не были и каким-то оголтело-оппозиционным блоком..
А.ЧЕРКИЗОВ: Да уж, от вас оголтелой оппозиции фиг-то дождешься по нынешним временам.
С.БАБУРИН: Всему свое время. Тем не менее, фракция «Родина» не поддержала кандидатуру, внесенную Путиным на пост главы правительства.
А.ЧЕРКИЗОВ: А что ее поддерживать? Там и так 305 голосов.
А.САВЕЛЬЕВ: А вот фракция ЛДПР поддержала.
А.ЧЕРКИЗОВ: Владимир Вольфович всегда вовремя ложится под известный трамвай.
С.БАБУРИН: Вопрос не в количестве голосов, а в политических принципах мы к этому вернемся, если говорить по кандидатуре Фрадкова. Но если говорить о старте — я разделяю ваше недоумение, как это произошло.
А.ЧЕРКИЗОВ: Короче говоря, если я правильно понимаю, вы решили еще на предвыборной стадии, что ваш блок.
С.БАБУРИН: Победить и заниматься парламентом.
А.ЧЕРКИЗОВ: Но не лезть в президентские выборы.
С.БАБУРИН: Потому что мы хотим на следующих парламентских выборах стать партией-победительницей.
А.ЧЕРКИЗОВ: Чудесно. Когда в прессе только появились публикации о том, что скоро произойдет раскол «Родины», — а это предшествовало съезду в кинотеатре «Родина» недели за две, — то были среди прочих были и такие соображения, — что у Рогозина в Кремле были спонсоры, которые от него как раз и требовали, а поэтому и обеспечили ему проход в парламент никаких анти-путинских шагов. И поэтому самостоятельные действия С.Глазьева путали все карты, в том числе, и спонсорам блока «Родина». Сразу оговорюсь для слушателей — под спонсором я не имею ввиду ничего дурного. У каждого политического движения существуют спонсоры, и это легально, потому что, во-первых, они легально могут вас финансировать, легально давать советы, легально давать свои пожелания. Нечего дурного в этом нет, и когда я употребляю слово «спонсор» — я употребляю его в самом чистом, дистиллированном, профессиональном виде. Так были такие договоренности, были такие обсуждения, или нет?
С.БАБУРИН: Ваш вопрос мне напоминает философскую проблему как доказать нормальному человеку, что он не верблюд? Вот я не хочу сейчас доказывать, что мы не верблюды, потому что это абсолютный абсурд, если кто-то считает, что люди, находящиеся в политике 10 и более лет, могут управляться как марионетки. Тем более, что и Рогозин, и Савельев, и Нарочницкая, Павлов, Глотов, Вареников, и все остальные — наши политические взгляды сформировались не перед выборами, которые прошли. И мы отстаивали их и при прошлом президенте, и сейчас. Так что здесь говорить об управляемости смешно.
А.ЧЕРКИЗОВ: Я не говорю об управляемости. Вот вы точно заметили вы были и при прежнем президенте, Ельцине. При прежнем президенте вам не больно доверяли и не больно всерьез относились.
С.БАБУРИН: Вы меня радуете, я начну надеяться, что, может быть, при нынешнем больше доверяют. Хотя не знаю.
А.ЧЕРКИЗОВ: Вполне вероятно, что нынешняя администрация, при нынешнем президенте, ведет себя иначе. Она не наивна предполагать управлять как кукловод серьезными политиками.
С.БАБУРИН: Ситуация обратная. Я доверяю нынешней администрации больше, чем предыдущей. То же относится и к Д.Рогозину, и к другим, потому что мы порадовались, что Путин не просто занял в 2000 г. пост президента, но он стал менять людей, находящихся при власти. К сожалению, медленно, не до конца расчистил те конюшни, которые при Ельцине были дерьмом наполнены почти под самую крышу. Но мы пришли, чтобы помогать в этой расчистке, чтобы покончить с этими олигархическими системами и их марионетками. И мы будем сотрудничать со всеми, кто работает в этом направлении.
А.ЧЕРКИЗОВ: Итак, вы решили никого не выдвигать, «Партия регионов» выдвигает Геращенко, а С.Глазьев без особых мнений выдвигает сам себя.
А.САВЕЛЬЕВ: Извините, партия выдвигает только потому, что законодательство так устроено. А блок, — видимо, Высшего совета, — поддержал выдвижение Геращенко. Т.е. Геращенко был кандидатом от блока, а Глазьев не был кандидатом от блока, решив действовать самостоятельно.
С.БАБУРИН: Андрей Николаевич и прав и не прав одновременно. Потому что я могу честно признаться для нас всех это была тяжелая ситуация. Для меня, как руководителя «Народной воли», заседание 30 декабря представляло собой всю прелесть новизны и остроту внезапности когда мы приходим, и один руководитель . сопредседатель высшего совета, Скоков, вытаскивает решение съезда о выдвижении кандидатуры Геращенко, другой сопредседатель блока, Глазьев, информирует, что у него в этот день самовыдвижение, уже люди собираются, и он будет тоже выдвигаться в президенты. Дурацкая ситуация, — я не хочу это скрывать. Но Андрей Николаевич прав, что мы стали искать выход из этой дурацкой ситуации, и мы большинством голосов сошлись на том, — было тайное голосование, и сказали, что раз уж ничего изменить нельзя, Высший совет блока поддерживает тайным голосованием, большинством голосов, кандидатуру Геращенко. И ему было поручено выступать от имени «Родина». Сергей Юрьевич попросил, что в случае, если Геращенко не зарегистрируют, тогда поддержать его. Поскольку Высший совет принял такое решение, впоследствии «Народная воля» приняла тоже решение о поддержке Глазьева. Но это все мы при этом исходили, что это не будет рушить тех принципов, на которых мы работаем.
А.ЧЕРКИЗОВ: Т.е. сегодня Глазьев поддерживается «Народной волей, потому, что г.Геращенко отказано в регистрации в качестве кандидата на выборах?
С.БАБУРИН: Конечно.
А.ЧЕРКИЗОВ: Все-таки я пытаюсь с тупостью, мне присущей, почти как ум, решить один вопрос — вот С.Глазьев заполучил пост лидера фракции. Не хилый пост в Госдуме — кабинет, охрана, машина под попу, возможность такого, сякого влияния на Совете Думы, потому что лидеры фракции сейчас, в отличие от председателей комитетов, входи в совет Думы
С.БАБУРИН: Но решающего голоса не имеют, в отличие от предыдущих созывов.
А.ЧЕРКИЗОВ: Совершенно верно. Т.е., казалось, бы полная гармония. И вдруг С.Глазьев сам, по собственной воле, никто ему, что называется «бабок» не платил
С.БАБУРИН: Вы точно это знаете?
А.ЧЕРКИЗОВ: всю эту ситуацию взрывает к чертовой матери. Хлопает дверью, создает свою партию, объявляет о том, что он все равно кандидат в президенты, а кому это не нравится наплевать. Хотите снять снимайте, хотите уволить увольняйте. Скажите, что, С.Глазьев похож на умалишенного? Или там есть замысел, он же промысел?
С.БАБУРИН: Я не хочу отвечать на этот ваш вопрос — не потому, что не могу, просто я выступил сам за уход Сергея Юрьевича с поста руководителя фракции, за то, чтобы он сосредоточился на своей президентской кампании, но я против того, чтобы мы устраивали пляски на его ошибках, на том, что он натворил глупостей.
А.ЧЕРКИЗОВ: Я не пытаюсь плясать на ошибках Сергея Юрьевича. Я пытаюсь понять, что всерьез двигало С.Глазьевым в этом раскладе. Здравый смысл — ты лидер фракции, у тебя в кармане, грубо говоря, одна четвертая Думы. Что ты рыпаешься, сетуешь, суетишься? Тем более все говорят нет у тебя никаких шансов стать президентом, все знают, кто будет президентом. В чем дело?
А.САВЕЛЬЕВ: Давайте я объясню. Во-первых, хочется быть «первым парнем на деревне». После того первого парня, который рано или поздно уйдет. Поэтому есть надежда на то, что, став вторым парнем на этих президентских выборах, на следующих выйти первым. А вторая причина связана с политическим происхождением, с рождением политика. Многие политики у нас родились как политики в начале 90-х гг. И тогда вот эта суета, которую сейчас придает Сергей Юрьевич, приводила к тому, что действительно, возникали политические партии. Но сегодня другая эпоха началась сегодня работают команды, сегодня невозможно выйти к толпе, которая вдруг затеет организацию партии и вдруг сложится моментально в какое-то влиятельное движение.
А.ЧЕРКИЗОВ: А если толпа уже была, если толпа была инкорпорирована в это движение, «Родина», но до времени сама себя не выявляла? Т.е. если это готовая «пятая колонна»?
А.САВЕЛЬЕВ: Нет, это не так, и я могу об этом свидетельствовать, потому что был на том самом съезде, где скопились совершенно случайные люди. Некоторых из них я знал, — это люди, которые пришли с собрания, на котором «Союз православных граждан» поддержал выдвижение С.Глазьева, — туда эти люди были приглашены на съезд, или, точнее, на учредительную конференцию, которая состоялась на следующий день, и они все пришли, продолжая свою линию на поддержку Сергея Юрьевича. Но я еще раз подчеркиваю это были случайные люди, это не была никакая «пятая колонна», это была пустопорожняя суета, которую зрелый политик уже должен был бы пережить.
А.ЧЕРКИЗОВ: Когда у нас должна быть регистрация политической партии Глазьева?
А.САВЕЛЬЕВ: Видимо, только Сергею Юрьевичу об этом ведомо.
С.БАБУРИН: Думаю, что сейчас об этом говорить невозможно. У них сегодня на съезде не обсуждались ни программа, ни устав, поэтому пока нечего регистрировать.
А.ЧЕРКИЗОВ: Понятно. Скажите, а нет никакой связи между тем, как себя ведет С.Глазьев, и тем, как себя ведет И.Рыбкин?
С.БАБУРИН: Думаю, что связь здесь отсутствует. Я скорее согласен с Андреем Николаевичем, что здесь много случайного, и личные амбиции Сергея Юрьевича. Я надеюсь, что это все исправимо, потому что у меня сейчас в руках договор, который наш блок заключал с избирателями. Именно этот договор потребовал от нас вносить изменения в руководство фракции. Потому что здесь слишком много обязательств, которые мы должны выполнить сразу, как только приступим к работе, а мы третий месяц даже еще не имеем регламента фракции. И много других вопросов, которые мы еще фактически не начали решать. Поэтому надеюсь, что все те, кто сейчас даже погружен в избирательную кампанию С.Глазьева из наших соратников, они, после 14 числа коротко отдохнув, засучив рукава, вместе с нами займутся выполнением наших обязательств, общих перед избирателями. Мы не имеем права ни Глазьев, ни все мы, — не выполнить эти обязательства.
А.ЧЕРКИЗОВ: Ну а не выполнит Глазьев эти обязательства, и что будет?
С.БАБУРИН: Думаю, что мы найдем общий язык и будем работать.
А.ЧЕРКИЗОВ: Закона об исключении из депутатов Госдумы, если сам человек этого не захочет, нет. Но я все-таки повторю вопрос — вас не смущает некоторая схожесть определенная поведения Бабурина и Глазьева?
С.БАБУРИН: Чур меня
А.ЧЕРКИЗОВ: Простите, Рыбкина и Глазьева.
А.САВЕЛЬЕВ: Я вот хотел заметить, что есть некоторая аналогия. Но не в поведении, а как раз в ситуации. Потому что «Народная воля» — это тоже микроблок, составленный из нескольких организаций.
С.БАБУРИН: Это да.
А.САВЕЛЬЕВ: И поведение Сергея Николаевича дает альтернативу, совершенно иную с поведением С.Глазьева. Здесь удалось сохранить партию, несмотря на существенные противоречия, на разные точки зрения, в том числе, и на то, кого выдвигать или поддерживать во время избирательной кампании. А в случае С.Глазьева фактически получилось самовольное отторжение лидера от своего собственного блока.
А.ЧЕРКИЗОВ: Можем ли мы свести нынешнюю политическую формулу С.Глазьева к формуле либерального патриотизма?
А.САВЕЛЬЕВ: Думаю, что нет.
С.БАБУРИН: Я тоже думаю, что все же нет.
А.САВЕЛЬЕВ: Думаю, что он сейчас, пойдя на выборы в той форме, в которой он решился, сместился в левую часть спектра, начал собирать фактически голоса коммунистов или скажем так коммуно-патриотов, которые уже разочаровались в КПРФ, и по сравнению с позицией блока «Родина», он начал лавировать влево.
А.ЧЕРКИЗОВ: Вот я об этом и говорю.
С.БАБУРИН: Но это уже не либеральные позиции.
А.ЧЕРКИЗОВ: Но и не государственническая позиция. Это, если угодно, и не патерналистская позиция, когда как бы государство отвечает за каждого. Короче говоря, я пытаюсь вас подвести к одной, давно закравшейся у меня мысли
С.БАБУРИН: Мы к ней не пойдем.
А.ЧЕРКИЗОВ: И не надо. Но не кажется ли вам, — я скажу сейчас крамолу, — что И.Рыбкин был фигурой отводного маневра, а настоящим человеком, стоящим за Сергеем Юрьевичем Глазьевым и был Б.Березовский, с его идеей либерального патриотизма?
А.САВЕЛЬЕВ: Я такую же гипотезу высказал в своей статье, которая была на моем электронном сайте. Правда, я не думаю, что здесь пахнет каким-то либеральным патриотизмом, а здесь пахнет, скорее, не очень красивыми маневрами. Правда, подчеркну, — это только гипотеза.
А.ЧЕРКИЗОВ: А мы и занимаемся только гипотезами.
А.САВЕЛЬЕВ: Просто меня смутили некоторые фигуры, которые появились в руководстве «О-го-го «Родина»» у Глазьева. Эти фигуры были известны своими связями с «лондонским сидельцем».
А.ЧЕРКИЗОВ: И почему я спрашиваю о Рыбкине? Ровно когда «Родина» Глазьева относительно крепко стала на ноги, — относительно, — Иван Петрович, только что вернувшийся из г.Лондона понял, что пора сваливать дело сделано, под его прикрытием все, что надо было совершить Сергею Юрьевичу Глазьеву, он совершил. Обратите внимание, с какой фантастической скоростью, буквально рвя постромки, Глазьев делал шаг за шагом после выборов — для того, чтобы завоевать определенные позиции. Он самостоятелен, он в конфликте якобы с теми, кому заказы сдает Кремль, — я сказал якобы с теми, кому якобы заказы дает Кремль, — я это оговариваю специально несколько раз. Он играет теперь самостоятельную роль, он самостоятельный политик, у которого, впрочем, появляются шансы по государственной нефтяной ренте и кое-чем другим, собрать определенное количество голосов. Но попробуем сейчас послушать наших слушателей.
ГАЛИНА ГРИГОРЬЕВНА: Вы знаете, мне очень неприятно слушать подобные передачи. Ведь голосовали за блок «Родина» потому, что там был Глазьев это я вам могу сказать точно. И на работе, и дома голосовали за Сережу Глазьева. И я думаю, что ни Бабурин, ни Рогозин неприятные люди, особенно Рогозин, — даже мне не хотелось голосовать потому, что там был Рогозин. Но я проголосовала потому, что там был Глазьев. И сейчас ваши поганые домыслы о том, что это Березовский вы знаете, вызывают неприятие
А.ЧЕРКИЗОВ: Вырубаем сударыню. Пусть научится себя вести в эфире. И следующий телефонный звонок.
АННА БОРИСОВНА: Если можно, я скажу неприятные вещи. Во-первых, вы очень пьяны, — это неприятно слушать. И во-вторых, я удивляюсь
А.ЧЕРКИЗОВ: Извините, сударыня, как я вам должен доказать, что это абсолютная чушь?
АННА БОРИСОВНА: А почему же вы так вяло и неприятно спрашиваете?
А.ЧЕРКИЗОВ: Потому что я сижу на уколах, и мне сделали операцию на руке она еще болит.
АННА БОРИСОВНА: Хорошо, ладно.
А.ЧЕРКИЗОВ: Вы не хотите извиниться?
АННА БОРИСОВНА: Огромно извиняюсь перед вами.
А.ЧЕРКИЗОВ: Принято. Теперь ваш вопрос.
АННА БОРИСОВНА: Почему ваши оппоненты так неуверенны в отношении своего Глазьева? Я, честно сказать
А.ЧЕРКИЗОВ: Вы уже задали вопрос.
С.БАБУРИН: Лучше было бы уточнить в чем неуверенны?
АННА БОРИСОВНА: Уточню. У меня такое ощущение, что он им, конечно, не нравится, но правду сказать они не хотят. Вот это и неприятно. Они считают, что мы абсолютные идиоты и быдло. А люди все понимают.
А.ЧЕРКИЗОВ: Вот, Сергей Николаевич, вы услышали подробный вопрос.
С.БАБУРИН: И, честно признаться, это вопрос не в бровь, а в глаз. Потому что я уже сказал вашим коллегам, журналистам, частично объяснил, почему мое терпение иссякло, и я перестал изображать миротворца между двумя гигантами и сказал, что нужно заканчивать ситуацию. Но конкретизировать свои претензии я, до завершения президентской кампании, отказался, потому что это было бы смешно — мы поддерживаем Глазьева официально как кандидата в президенты, а я буду говорить, почему он плохой.
А.ЧЕРКИЗОВ: То есть, есть некая коллегиальность поведения, некая корпоративность поведения.
С.БАБУРИН: Да. А если говорить конкретно на сегодняшний день, то необходимость возрождать блок, вину за развал которого я возлагаю на Сергея Юрьевича, как и за парализацию работы фракции, — потребовало его смены на посту руководителя фракции.
А.ЧЕРКИЗОВ: Андрей Николаевич?
А.САВЕЛЬЕВ: Поскольку я не связан ни с одной из партий, входящих в блок, и представляю тех, кто не связан партийной дисциплиной, то я, в общем-то, те причины, которые видны с моей колокольни, все высказал публично, высказал их в публикации на своем электронном сайте, потом эта публикация появилась во многих электронных СМИ в интернете. Сейчас это слишком длинно объяснять всякие ситуации, поэтому просто хочу сказать все претензии, высказанные с моей стороны, высказаны отрыто, и мне никто не может предъявить претензию, что я что-то таю.
А.ЧЕРКИЗОВ: Анна Борисовна, вы услышали ответы?
АННА БОРИСОВНА: Это ужасно. Они нас всех считают абсолютными кретинами. Ну что это?
А.ЧЕРКИЗОВ: Я спрашиваю вы услышали ответ?
АННА БОРИСОВНА: Услышала. Поэтому мы и не голосуем, и спасибо вам большое.
А.ЧЕРКИЗОВ: Пожалуйста. А мы слушаем следующий звонок.
ВЛАДИМИР: Первый звонок дамы был несколько эмоциональным, но на самом деле он выразил, думаю, общее мнение. Конечно, Глазьев это «супер-стар», и он вытянул на самом деле эту партию в Думу. А Рогозин понимаете, нас таким образом обманули вышел этот маменькин сынок, в общем-то, необразованный придурок
А.ЧЕРКИЗОВ: Давайте подбирать выражения, пожалуйста.
ВЛАДИМИР: Ну, извините. Во всяком случае, на его физиономии все написано. И теперь Глазьева убирают, и мы получаем в результате вот этого сыночка, которого тащили всю жизнь, и это видно на нем, что он сам своими руками ничего в жизни не сделал.
А.САВЕЛЬЕВ: Кстати, я бы хотел обратить внимание, какого рода высказывания идут со стороны сторонников Глазьева, которые нашли себе нового кумира.
ВЛАДИМИР: Я вообще голосовал за СПС.
А.САВЕЛЬЕВ: И это вас характеризует очень хорошо.
ВЛАДИМИР: Я голосовал просто за умных людей, я бы хотел, чтобы в Думе были умные люди, а не карьеристы.
А.ЧЕРКИЗОВ: И очень хорошо. А мы слушаем следующий звонок.
АЛЬБЕРТ АЛЕКСАНДРОВИЧ: Вопрос господину Бабурину — по телевидению была показана сцена, в которой было заявлено, что после президентских выборов состоится общее собрание всех представителей фракции, и что в качестве кандидатуры на руководителя фракции будет рассматриваться кандидатура тов.Варенникова, — тогда в этой ситуации, по-видимому, Рогозин теряет фракцию как руководитель, а Бабурин остается вице-спикером. И вопрос — правильны ли сведения о том, что Варенникова выдвигают на руководителя фракции.
С.БАБУРИН: Я не знаю, о какой информации говорил слушатель, потому что на заседании фракции, которое назначено на 16 марта, вопроса о лидере фракции и его избрании не выносится. Мы только что избрали руководителем фракции Дмитрия Олеговича Рогозина. Иное дело, что когда было это избрание, на голосование было вынесено пять вариантов, в том числе выдвигалась кандидатура В.Варенникова. Но Валентин Иванович категорически отказался. Я пытался его убедить, что он был бы компромиссной фигурой, было много дискуссий, и мы на сегодняшний день выработали единственный оптимальный вариант стабилизации ситуации фракции. Думаю, что 16 марта, — дай бог, конечно, чтобы мы все собрались, а не по частям, — мы завершим все вот эти дебаты. И перестанем давать вам пищу для передач о кризисах. Потому что мы рады, конечно, что мы на первых полосах уже не первый месяц, но давайте менять тему.
А.ЧЕРКИЗОВ: Послушаем еще звонок.
АНДРЕЙ: Почему Сергей Николаевич утверждает, что инициатором данного кризиса был Глазьев, хотя всем прекрасно известно, что инициатором была кремлевская администрация с Сурковым во главе? Все это было келейно сделано.
А.ЧЕРКИЗОВ: А ваши аргументы?
АНДРЕЙ: Тот же Глазьев выступал на вашей радиостанции, и было сказано, что будучи на дне рождения Рогозина, Сурков меланхолично заявлял, что надо выставить подставного кандидата на президентских выборах, на что Глазьев не пошел, естественно, и выставил свою реальную кандидатуру в отличие от того же Геращенко, что было просто фарсом. И сейчас заявлять, что это сделано было с подачи Глазьева это смешно.
А.САВЕЛЬЕВ: Сергей Николаевич, вы были на этом дне рождения?
С.БАБУРИН: Нет, я не был. Но хочу сказать к сведению слушателя — 22-го числа, на дне рождения у Рогозина, могло говориться хоть что, но Геращенко был выдвинут 20-го. И если Сурков действительно говорил о выдвижении подставной кандидатуры, то получается, что речь шла о другой кандидатуре, но не о кандидатуре Геращенко.
А.САВЕЛЬЕВ: По-моему, все это анекдоты, которые накатываются со стороны Глазьева.
А.ЧЕРКИЗОВ: Но тут уже я скажу «стоп», потому что наша программа, к сожалению, закончилась. И «Кухня» закрывается. В гостях были Андрей Савельев, доктор политических наук, член высшего совета блока «Родина», зам.пред комитета Госдумы по делам СНГ и Сергей Бабурин, сопредседатель высшего совета блока «Родина», вице-спикер Госдумы. До следующей субботы, если опять ничего не переломаю.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире