'Вопросы к интервью




И. ВОРОБЬЕВА — Здравствуйте. Это программа «Кейс». По традиции поздравляю вас с тем, что вы так вовремя оказались у своих радиоприемников или где через что вы нас слушаете или смотрите. Это действительно самая лучшая, самая справедливая программа на волнах радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVi. Представляю наших постоянных экспертов программы. Это Юрий Кобаладзе, Антон Орехъ. Здравствуйте, господа.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Минуточку, я сразу хочу заявить решительный протест. Постоянный эксперт у нас М. С. Гусман.

И. ВОРОБЬЕВА — Да что вы, а Антон Орехъ не постоянный?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Антон Орехъ приглашенный.

И. ВОРОБЬЕВА — Нет, он уже постоянный.

А. ОРЕХЪ — Я приглашенный постоянный или постоянно приглашенный.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Есть два человека, которые потом и кровью заслужили это звание.

А. ОРЕХЪ — Я не претендую.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Очень хорошо, вы человек достойный, воспитанный и благородный.

А. ОРЕХЪ — Я на такое высокое звание – нет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Можно меня не перебивать, я очень плохо себя чувствую.

И. ВОРОБЬЕВА — Чтобы было понятно, мы сегодня не хотели пускать Кобаладзе в эфир, потому что он сегодня пришел с каким-то гнусным плакатом, на котором было написано что-то про Венедиктова. Который сидит в твиттере. Непонятно. Мы хотели его не пускать, вызвали ФСО, который хотел его забрать, сделать укол в голову. Но потом Юрий Георгиевич как-то отмахался от них. Я не понимаю как.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Что за оскорбления сыплются какие-то непонятные.

А. ОРЕХЪ — Плакатом и отмахался наверное.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Мне тяжело сосредоточиться. Мне надо вам передать привет от М. С. Гусмана. Если бы я не заболел и не кашлял, вообще он мне велел Иру поцеловать. Как обычно.

И. ВОРОБЬЕВА — Ой, спокойно, сейчас аккуратно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я участвовал у него в съемках. В потрясающем фильме. Получил массу удовольствия. Меня гримировали, я был в костюме.

И. ВОРОБЬЕВА — В костюме кого?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я играл грузинского меньшевика и был в грузинском национальном костюме. Пламенную речь по-грузински, на меня вылетел такой азербайджанец, который долго мне говорил что-то по-азербайджански, но я не растерялся и сказал: можно я вас поцелую. И Гусман сказал, что это был лучший поцелуй в истории его фильмов. Так что в будущем году я вас всех приглашу на премьеру.

И. ВОРОБЬЕВА — А фильм, в котором вы снимались, его можно смотреть детям до 16 лет?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это будет благороднейшая картина. Это сиквел фильма, снятого Гусманом 75 лет назад. И все те же герои, которые там играли у него молодых, Полад Бюль-Бюль Оглы, Дуров, Ефремов, еще кто-то, все будут играть убеленные сединами, таких аксакалов. Но было очень интересно, мы снимали прямо на, вот где нефть добывают, где как они называют соски работают, грязища, пылища, запах нефти, бегающий вокруг вышек пролетариат, и мы – представители различных слоев населения тогдашней российской империи выступаем на митинге.

А. ОРЕХЪ — Обалдеть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Доклад окончен.

И. ВОРОБЬЕВА – Юлий Соломонович в белом я надеюсь.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Юлий Соломонович, я вообще впервые видел, как это все происходит. Он сидит в шатре. Перед ним компьютеры, он смотрит не в камеру, он смотрит на экран. И говорит: снято, спасибо. Приступаем к следующему эпизоду.

И. ВОРОБЬЕВА — Или например, выходит из шатра и говорит: Кобаладзе, кто так играет. Что такое.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Когда я сыграл, он выбежал, то есть пару раз спотыкнулся, чуть ни упал в нефть, чтобы сказать мне, что поцелуй это было лучшее, что ему приходилось снимать.

И. ВОРОБЬЕВА — Экспромт. Ну все, Кобаладзе звезда.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я думаю, что этот кадр будет на всех плакатах. Рекламных.

И. ВОРОБЬЕВА — И в трейлере несколько раз чтобы повторили. Антон, мне кажется Кобаладзе звезда, нам можно уже закрывать программу.

А. ОРЕХЪ — Кто-то сомневался. Эта съемка у Гусмана.

И. ВОРОБЬЕВА — Ладно, будем считать, что за прошлый кейс.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А что было в двух словах?

А. ОРЕХЪ — Жестко.

И. ВОРОБЬЕВА – Да, я даже не буду вам пересказывать, чтобы вы не расстроились, не расплакались…

А. ОРЕХЪ — Было довольно жестко, нелицеприятно.

И. ВОРОБЬЕВА — Было совсем ой-ой-ой.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Но я настроен сегодня решительно, я думаю, что я победю со счетом 3:0 сегодня.

А. ОРЕХЪ — Я попытаюсь хоть гол престижа заколотить.

И. ВОРОБЬЕВА — Давайте начинать рассматривать наши кейсы. Их сегодня три как всегда. Евгений Бунтман подготовил все три для нас. Первый кейс называется «Электричка».



Верховный суд России признал законной практику проверки билетов при выходе с платформы. Истец, москвич Сергей Меньших опротестовал правило, по которому пассажиры обязаны сохранять билет не только до конца проезда, но и для прохода через турникеты на станции прибытия. Пассажир, который не может предъявить билет, считается зайцем и вынужден платить штраф. По мнению истца, это нарушает право граждан на свободу передвижения. Господин Меньших заявил на суде, что понимает, почему билет надо сохранять в электричке. Но, по его мнению, требование обладать билетом и после выхода из поезда противоречит логике и закону. Услуга по перевозке пассажира выполнена, а когда он находится на платформе, пассажиром он уже не является. Однако суд посчитал, что никакого нарушения закона здесь нет. Требование сохранять билет до выхода с платформы суд счел не слишком обременительным для пассажира, к тому же компания-перевозчик может устанавливать свои правила.

И. ВОРОБЬЕВА – Такая история. Честно говоря, я не ожидаю, чтобы Юрий Георгиевич Кобаладзе мне ответил на этот вопрос утвердительно, тем не менее, вы же на электричках наверное не ездите.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Езжу как раз. И считаю, что потрясающе удобно, когда ввели этот поезд, который тебя может доставить в Шереметьево.

И. ВОРОБЬЕВА — Это экспресс.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Но тоже электричка.

И. ВОРОБЬЕВА – Нет, не в той форме, в которой остальные.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ты ездишь, Антон, на электричках. Там есть такое же правило? Потому что я первый раз пострадал, потому что я естественно билет скомкал и положил в карман.

А. ОРЕХЪ — Счастливый билет съел.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А когда выходил из поезда, мне сказали: где билетик ваш.

И. ВОРОБЬЕВА – В обычных электричках последнее время тоже стали штуки на выход, на самом деле это ужасно. Ну потому что билетик маленький такой…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я много раз говорил, ребята, вы тогда сделайте нормальные билеты. Какие-то пластиковые, карточки.

И. ВОРОБЬЕВА – Чтобы поплотнее бумага была.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Поэтому у меня тут большие сомнения в правомерности таких действий.

А. ОРЕХЪ — Я хотел поинтересоваться вашими поездками в такой нормальной, не вот этот гламур в Шереметьево, а с рассадой, тюками. А потом там же есть прекрасно, лучшее, что в электричке, только  вы сели, открыли свой айпед, поиграть в голодных птиц…

И. ВОРОБЬЕВА – Не голодных, а злых.

А. ОРЕХЪ — Неважно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Если честно, я предпочитаю мой голубой Бентли.

А. ОРЕХЪ — Это понятно. И тут входят эти люди, помимо тех, что мы не местные, нездешние, все потеряли. 500 операций надо сделать за неделю. Они еще предлагают разнообразный свои коробейнический скарб. Там совершенно чудесные бесполезные вещи в огромном количестве. Какая-нибудь линза с подсветкой за 50 рублей, какой-нибудь приемник на полторы волны за 150. Я один раз такую фигню купил. Приехал, это магия, таких электроперевозок. Когда всякого накупаешь себе чемодан, потом приходишь, думаешь, господи, что это. А еще на выходе говорят: билет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Последний раз я в качестве продавца и ездил на электричке, и продавал правда не линзы…

И. ВОРОБЬЕВА – Это было задание?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Нет, у меня было свое производство, знаете такие петушки. Леденцы.

А. ОРЕХЪ — С Кремлем или только петушки?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Петушки, с Кремлем, разные. Паровозики красненькие шли. Поэтому я в электричках работал. А потом мне позволило мне заработок приобрести Бентли и я теперь езжу только…

И. ВОРОБЬЕВА – То есть вы продажей петушков заработали на Бентли.

А. ОРЕХЪ — Продажей Кремлей я думаю даже он поднялся до Бентли.

И. ВОРОБЬЕВА – Я не понимаю вашу позицию.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Моя позиция, у меня сомнения, что это справедливая норма, заставлять пассажиров сохранять билеты. Непонятно, для чего она делается. Все равно ведь по электричках ходят контролеры и заставляют тебя билет предъявить. Так зачем мне его нужно сохранять?

А. ОРЕХЪ — Это так называемый тройной контур безопасности.

И. ВОРОБЬЕВА – А я вам объясню зачем. Кстати был один раз такой кейс. Когда вас Барщевский спалил. Про лондонские или какие-то британские электрички, когда пара купила билет до одного населенного пункта, а вышла в другом. И здесь вполне может быть то же самое. Вы же когда покупаете билет, говорите до Москвы, например, и вам такая-то цена. И вы не купили билет до следующей остановки за 15 рублей, а купили до Москвы за 70 рублей.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Тогда надо снять вообще всяческий контроль в самой электричке.

И. ВОРОБЬЕВА – Ты можешь зайти в середине, не доехать до Москвы одну остановку.

А. ОРЕХЪ — Заплатил за одну зону, а проехать две.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — В Бентли вроде как сядешь дома, так вылазишь…

И. ВОРОБЬЕВА – Вы прямо дома садитесь?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — В спальне у меня гараж под ней. И я выезжаю.

И. ВОРОБЬЕВА – Мне кажется вы сейчас вызываете классическую ненависть такую.

А. ОРЕХЪ — А вот мы сейчас Воробьеву подловим. Скажи, а есть такая же норма сохранять билеты до конца сеанса. В кино.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Разве?

И. ВОРОБЬЕВА – Зачем? Я никогда не видела.

А. ОРЕХЪ — Да, говорят билеты до конца сеанса.

И. ВОРОБЬЕВА – А что выпускать не будут, еще раз заставят посмотреть.

А. ОРЕХЪ — Засел где-то там, допустим…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Смотришь два раза.

А. ОРЕХЪ — Посмотрел один раз, а потом на середине другого сеанса выходишь, а за еще полсеанса не заплатил, старик. Давай отвечай.

И. ВОРОБЬЕВА – Нет, если посреди фильма, вдруг ты смотришь Гарри Поттера 3,5 часового и тебе нужно в туалет, потому что ты купил себе огромный стакан кока-колы и выдул его на первых пяти минутах.

А. ОРЕХЪ — От кока-колы ты в туалет не сбегаешь. Она контрмочегонная.

И. ВОРОБЬЕВА — Да что же такое.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Тем более она закрепляется попкорном.

И. ВОРОБЬЕВА – Хорошо, пиво.

А. ОРЕХЪ — Пиво – может. Но это надо иметь особую фантазию, чтобы взять на трехчасовой фильм пиво.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Пиво нельзя.

И. ВОРОБЬЕВА – Можно. Ну в пластиковых стаканах. Что вы не знали?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То есть ты выливаешь коку и вливаешь пиво?

И. ВОРОБЬЕВА – Да нет, они сами наливают.

А. ОРЕХЪ — Юрий Георгиевич, вы ни в электричке, ни в кино не были. Вы все только Бентли, там у вас стоит наверное DVD.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Там плазма стоит.

И. ВОРОБЬЕВА – Пора не пускать Юрия Георгиевича…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Раскулачить. А чего мне это стоило, вы думаете легко петушки продавать?

А. ОРЕХЪ — А Кремль.

И. ВОРОБЬЕВА — Я имею наглость…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Не надо сейчас ковырять…

И. ВОРОБЬЕВА — Я ничего не ковыряю.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — В глаза.

И. ВОРОБЬЕВА — Юрий Георгиевич, вот сейчас в глаза мне смотрите. Имею наглость вам не поверить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — В каком это смысле?

И. ВОРОБЬЕВА — Про петушки.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я когда-нибудь, Ира, тебе врал?

И. ВОРОБЬЕВА — Не знаю. Я знаю, что вы часто меняете свою позицию по кейсам.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я  готов быть максимально гибким в этом кейсе, потому что у меня нет четкой позиции.

И. ВОРОБЬЕВА — Сейчас Юрий Георгиевич из всех последних героических сил пытается сражаться за кейс. У него садится голос, к сожалению, он кашляет.

А. ОРЕХЪ — Я высказал свою позицию, я за то, чтобы сохранять до конца поездки. Причем делать их на максимально плохой бумаге.

И. ВОРОБЬЕВА — Зачем?

А. ОРЕХЪ — Тройной контур безопасности. Первый раз – на входе, второй раз – в процессе поездки, третий раз – на выходе.

И. ВОРОБЬЕВА — Зачем?

А. ОРЕХЪ — Чтобы отловить зайца. Человек по своей природе подл, Юрий Георгиевич, правильно?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я-то точно.

А. ОРЕХЪ — Поэтому всякая сволочь найдет способ обмануть. На входе и обмануть контролера, но на выходе…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Скажи, пожалуйста, что происходит, если тебя ловят на выходе, у тебя нет билета.

И. ВОРОБЬЕВА — Штраф.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я  говорю, я предъявил его, дважды.

И. ВОРОБЬЕВА — Вы видели, конечно, вы не ездите, когда выходишь из электрички, чтобы выйти к турникетам, на платформе стоит касса. Я вот думала, зачем касса внутри. А вот зачем. Если ты потерял не купил, тебя возвращают, говорят, иди покупай билет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — У меня вопрос как к людям, постоянно ездящим на электричках. А если я не успел купить билет, входишь в вагон, ты можешь в самом вагоне купить билет?

А. ОРЕХЪ — В самом вагоне можно только петушка купить на палочке.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — В Англии ты, например, можешь купить билет, если едешь из Хитроу в город. И не успел купить. Но он будет стоить на 2 фунта дороже.

А. ОРЕХЪ — С доставкой. Обслуживание.

И. ВОРОБЬЕВА — Есть еще один нюанс. Наш слушатель Сергей из Подольска и Айрат пишут нам, что они против этих правил, потому что невозможно никого проводить на электричку и встретить родственника на платформе с тяжелыми сумками, например, пока он ни пройдет этот дурацкий турникет. Вот так.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Зато безопасность.

И. ВОРОБЬЕВА — Марта пишет: а вдруг, упал, сломал ногу, а как потом докажешь, что упал в электричке. И к кому потом с претензиями. А тут раз билетик. Вот у меня написано время, откуда куда ехал.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — И что, ты сломал ногу и тебе что электричка оплатит ногу?

И. ВОРОБЬЕВА — Конечно, РЖД.

А. ОРЕХЪ — Теперь почему на плохой бумаге. Из экономии.

И. ВОРОБЬЕВА — Ну всего-то.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Не плохой, а та, которая подверглась переработке.

А. ОРЕХЪ — Потому что пластиковую красивую блестящую с напылением…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я вам сейчас покажу. Сейчас я запарковал машину на платной парковке здесь. Вот такую карточку мне дали.

И. ВОРОБЬЕВА — Они просто увидели, что у вас Бентли, Юрий Георгиевич.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Вот такую уже не потеряешь.

И. ВОРОБЬЕВА — Уважаемые радиослушатели, пока наши эксперты…

А. ОРЕХЪ — Казино Корона изображено. Первые 15 минут стоянки у него бесплатно.

И. ВОРОБЬЕВА — Давай его подольше задержим здесь. Давайте сейчас будем голосовать. И хочу ответить нашей слушательнице Раисе, которая пишет: уважаемые, самое хорошее время, пожалуйста, не занимайте кейсом. Раиса, уважаемая, пожалуйста, не занимайте своими sms мне экран.

А. ОРЕХЪ — В самое хорошее время.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Дай-ка мне телефончик Раисы.

И. ВОРОБЬЕВА — Уважаемые друзья, если вы считаете, что справедливо решение суда, ваш телефон 660-06-64, если вы считаете, что решение суда несправедливое – 660-06-65.

ГОЛОСОВАНИЕ

И. ВОРОБЬЕВА — Лариса пишет: это ужасно, особенно ужасно инвалидам, в том числе по зрению этот турникет к тому же не всегда пускает, даже когда приложишь билет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Действительно, когда выходит тысяча людей, справляется турникет или создается очередь многокилометровая?

И. ВОРОБЬЕВА — Наш слушатель Михрютка написал: а вы мне только что мозг сломали, я ничего не понял. Ну бывает.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это высший пилотаж, Михрютка. Учись.

И. ВОРОБЬЕВА — Александр пишет, что надо проверять билетики в самолете, вдруг кто притаился.

А. ОРЕХЪ — На выходе. Это итальянцы в России была такая история. Тоже потом чувак летал.

И. ВОРОБЬЕВА — Евгений из Пензы напоминает одну очень важную вещь, что счастливый билет…

А. ОРЕХЪ — Сколько пережевали.

И. ВОРОБЬЕВА — Съесть можно, чтобы он подействовал, только на маршруте. Пока двигаешься.

А. ОРЕХЪ — Но за счастливый билет два раза платить не жалко. Выйдешь, скажешь, сожрал. Поди, купи, купил – опять счастливый, опять сожрал. Так стоишь, ешь их.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А герой какой книжки сожрал пакет с сургучом, чтобы врагу не досталось.

И. ВОРОБЬЕВА — Вы это зачем сейчас вспомнили, Юрий Георгиевич? Вам плохо? Тяжело.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Мне плохо, тяжело.

И. ВОРОБЬЕВА — Вы чего-то съели не то.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я помню, как сожрал пакет секретный с 4 сургучовыми печатями. А билетик-то.

И. ВОРОБЬЕВА — Энди считает, что это единственный способ более-менее законный, иначе только морду зайцам. Шадов пишет: если Кобаладзе сломает ногу в Бентли, оплатит ли ему компания Бентли лечение? Думаю, нет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Абсолютно. Все, что происходит в  Бентли, все оплачивает компания.

И. ВОРОБЬЕВА — А вот нам напоминают, что билет на самолет на самом деле сохраняют все, потому что потом им трясут на работе и просят оплатить его. Евгений из Пензы говорит, что часто ездит зайцем, потому что адреналин нравится. В общем, наши присяжные уже приняли решение. И 81% точно ездят в электричках, они против решения суда.

А. ОРЕХЪ — Это понятно, они еще и против билетов, наверное.

И. ВОРОБЬЕВА — 19% позвонивших за решение суда.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То есть я выиграл.

А. ОРЕХЪ — Как всегда.

И. ВОРОБЬЕВА — Сейчас хорошо зашел.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Хорошо, что свидетели, студенты мои гордятся мной. Я обещал, что эту победу я посвящаю студентам второго курса факультета журналистики МГИМО.

И. ВОРОБЬЕВА — Вот это важное замечание. МГИМО. Странно, что ваши журналисты сидят здесь вместо того, чтобы что-нибудь другое делать. Давайте перейдем ко второму кейсу.

А. ОРЕХЪ — У них практика.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Язва. Они имеют возможность посмотреть на любимого учителя.

И. ВОРОБЬЕВА – Любимый учитель мог бы объяснить, что нужно защищать своих коллег по другому вузу. Давайте перейдем к нашему второму кейсу…

А. ОРЕХЪ — Он не понял, что ты сказала.

И. ВОРОБЬЕВА — Кстати, этот кейс точно про Кобаладзе. Он называется – «Возраст».



Американская актриса подала в суд на интернет-компанию Амазон за разглашение ее возраста. Точный возраст актрисы, как заботливо сообщают информационные агентства, сорок лет. И эта цифра была опубликована с помощью Амазон в IMDB крупнейшей базе данных, посвященной кинематографу. Актриса попросила администрацию сайта убрать дату ее рождения – так как, по ее мнению, эта информация личного характера и разглашению не подлежит. Ей ответили, что ее точка зрения не так уж и важна – в базе данных содержатся максимально полные сведения о фильмах и актерах, что является предметом гордости IMDB. Кроме того, такие сведения должны быть достоянием общественности. Но женщина не согласилась. Ее адвокаты уверяют, что теперь актрисе будет гораздо сложнее найти работу, когда все знают, сколько ей лет. Сама она рассказала, что теперь ей предлагают исключительно роли 40-летних женщин. Но потом отвергают ее кандидатуру, так как выглядит она гораздо моложе.

И. ВОРОБЬЕВА — Такая история. Что скажите, господин Кобаладзе?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Не могу не рассказать. Эпизод на съемках. Появляется Гусман-младший. Миша Гусман. Который часто участвует в передачах «Эхо Москвы», в качестве эксперта, но правда мы его не приглашаем пока в кейс.

И. ВОРОБЬЕВА — Пока что.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — И вот загримировали, надели на него феску, он такой благородный азербайджанец. И на вопрос Вишневского: Миша, а ты кого играешь? – А я играю главного героя в молодости. Это высший пилотаж.

И. ВОРОБЬЕВА — Какая прелесть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А главный герой – Полад Бюль-Бюль Оглы сидит напротив, приблизительно одного возраста. Молодец. Я считаю, что Михаил Соломонович достоин быть приглашенным в студию в качестве эксперта.

И. ВОРОБЬЕВА — Вместо вас.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я даже готов уступить ему одну передачу.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть вы хотите, чтобы я сошла с ума потому, что у меня будет два Гусмана здесь сидеть?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Мы можем пожертвовать.

А. ОРЕХЪ — Ради такого случая.

И. ВОРОБЬЕВА — Садисты. За что вы меня так не любите?

А. ОРЕХЪ — Почему, наоборот.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А теперь по существу.

И. ВОРОБЬЕВА — Полминуты у вас.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я предоставляю возможность моему юному коллеге…

А. ОРЕХЪ — По существу за полминуты вы не уложитесь.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Да. Мне нужно подумать.

А. ОРЕХЪ — Мне в принципе тоже конечно надо подумать. Но я пока должен сказать, что это феерическая конечно чушь.

И. ВОРОБЬЕВА — То, что сказал Кобаладзе? Я согласна.

А. ОРЕХЪ — Кобаладзе это было великолепно. Это отлито как говорил наш классик…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Она все делает для того, чтобы унизить меня перед моими студентами.

И. ВОРОБЬЕВА — Унизить? Вас? Вас невозможно унизить, вас так любят. Вами так открыто восхищаются.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — И ты делаешь все, чтобы меня обгунявить.

И. ВОРОБЬЕВА — Не знаю такого слова.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Есть такое слово.

И. ВОРОБЬЕВА — Что оно значит.

А. ОРЕХЪ — Это бакинское слово.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Дорогой коллега, что означает фраза – но женщина не согласилась.

И. ВОРОБЬЕВА — Вы знаете.

А. ОРЕХЪ — Это за полминуты не расскажешь.

И. ВОРОБЬЕВА — Юрий Георгиевич таких слов не знает.

А. ОРЕХЪ – Так же как электричка, что такое электричка. Что такое — женщина не согласилась.

И. ВОРОБЬЕВА — Давайте сейчас прервемся на краткие новости, объясним Кобаладзе, что женщина не согласилась, и обязательно поговорим про возраст.

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЕВА — Продолжаем программу. Не удалось объяснить Юрию Кобаладзе, что такое «женщина не согласилась». Он нам не верит. Сколько лет уже ни разу не слышал такого. Понятно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это просто смешно.

И. ВОРОБЬЕВА — Так что скажете в итоге? Я дала вам возможность обоим подумать.

А. ОРЕХЪ — Вы думали, мы видели.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я размышлял на этой фразой. Мне непонятны сомнения и возмущения актрисы. Я считаю, что…

И. ВОРОБЬЕВА — Как-то он начал затухать. Только не засните…

А. ОРЕХЪ — Он все в общем про отказ думает.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — … гораздо моложе. Я не понимаю, кто моложе, кто старше. Убрать вот это. То есть она требует, чтобы ее дату рождения убрали, потому что она женщина в возрасте.

И. ВОРОБЬЕВА — Ну, как в возрасте. Она выглядит лучше, моложе своего возраста.

А. ОРЕХЪ — Это все-таки неподвластный нам с вами пример женской логики.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А почему, собственно говоря…

И. ВОРОБЬЕВА — Извините, пожалуйста, у женщин хотя бы есть логика, такого понятия как мужская логика вообще не существует.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Минуточку, а в чем вообще проблема?

И. ВОРОБЬЕВА — Я вам объясню. Ее опубликовали точный возраст.

А. ОРЕХЪ — 40 лет. Этот возраст 40.

И. ВОРОБЬЕВА – Она говорит о том, что это неправильно разглашать дату рождения. Женщина, точнее ее адвокаты говорят, что ей будет гораздо сложнее найти работу, когда все знают, сколько ей лет, потому что ей будут предлагать исключительно роли 40-летних женщин, а потом отвергают, потому что выглядит она гораздо моложе. То есть 25-летние роли ей не предлагают, а предлагают 40-летние, она выглядит моложе, и ей отказывают. Они сломали ей карьеру.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Дорогие друзья. Гусман сбился с ног, он ищет актрису на роль 40-летней женщины.

И. ВОРОБЬЕВА – Так она выглядит на 25.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Тогда чего она протестует?

И. ВОРОБЬЕВА – Я же объясняю.

А. ОРЕХЪ — Когда одна женщина пытается объяснить логику другой женщины, надо послушать это. Это очень интересно.

А. ОРЕХЪ — Я уже в этой истории понял, но теперь я начал запутываться.

И. ВОРОБЬЕВА – Ей 40 лет. Она выглядит на 25.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Не может такого быть.

А. ОРЕХЪ — Ну на тридцатник.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Если она пользуется кремами, которые продаются в магазине «Перекресток», то это вполне возможно.

И. ВОРОБЬЕВА – То она точно выглядит на 60. Значит, она выглядит на 25, она скрывала свою дату рождения, потому что все видели ее фотографию и думали, что ей 25 и звали ее на роли 25-летних красавиц.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это важно. Такого нет в тексте.

И. ВОРОБЬЕВА – А тут опубликовали, теперь все знают, что ей 40 лет, ее не зовут на роли 25-летних. Но тут еще одна засада. Ей 40 лет, ага, значит, нужно ее позвать на роль женщины 40 лет. Зовут, а приходит 25-летняя девочка. Кошмар.

А. ОРЕХЪ — Это фигня какая-то.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ты думаешь фигня. Объясни мне.

А. ОРЕХЪ — Жила себе тетка не тужила. Ей написали, что ей 40 лет. А она выглядит лучше, и я не могу сейчас употребить словосочетание «нормальной женщины», потому что тут будет натяжка.

И. ВОРОБЬЕВА – В каком смысле?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Медленнее сейчас. Потому что я уже соскочил.

А. ОРЕХЪ — Тут бы ей и обрадоваться. Ну потому что ей 40, а выглядит она моложе. И нарваться на комплименты.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А ей пишут, что ей 40.

А. ОРЕХЪ — Ну да, но ей 40, а выглядит на 30, прекрасно выглядите, никогда столько не дашь. Тут должен расшириться ее ролевой диапазон, потому что написано 40, а она может играть и 40-летних по своему паспорту и 30-летних по своему внешнему виду. То есть ей в принципе объективно польстило это IMDB.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Но если говорить серьезно, я целиком и полностью на ее стороне.

И. ВОРОБЬЕВА – А сколько вам лет, Юрий Георгиевич?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Вот это принципиальная вещь. Я бы не хотел, чтобы назвали. Мне 44, я бы не хотел, чтобы называли мой подлинный возраст.

И. ВОРОБЬЕВА – Вы уверены, что 44?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это также…

И. ВОРОБЬЕВА – Я сейчас Яндекс открою.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — В Яндексе также врут, как в IMDB.

И. ВОРОБЬЕВА – Юрий Кобаладзе.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я вам хочу сказать, чтобы меня не брали на войну, мне приписали ровно 18 лет. Вот вычтите.

А. ОРЕХЪ — То есть когда ему было 18 и он должен был идти в армию, он был записан новорожденным.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — У меня только что прорезались усы, я лежал в колыбели.

И. ВОРОБЬЕВА – Да, я думаю, что наши слушатели сейчас тоже посмотрят в Интернете. Юрий Кобаладзе.

А. ОРЕХЪ — А ему Гусман предложил роль 20-летнего обаятельного грузина.

И. ВОРОБЬЕВА – В молодости играл кого-то.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я играл героя в молодости.

И. ВОРОБЬЕВА – Шурик из Днепропетровска, конечно, прав: гораздо хуже, когда в 25 выглядишь на 40. Так что тут повезло. Роман пишет: вот Кэмерон Диас в свои 40 играет 25-летнюю. Отвратительно, конечно, но люди смотрят, нравится.

А. ОРЕХЪ — И главное что эта женщина представляет режиссеров полными идиотами.

И. ВОРОБЬЕВА – В смысле.

А. ОРЕХЪ — Ну которые выбирают актрис из базы данных по дате рождения.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А бывают случаи в кино, что мужчина играет, например, Бабу Ягу.

А. ОРЕХЪ — И прекрасно играет.

И. ВОРОБЬЕВА – И что дальше?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То есть мужчинам все возрасты покорны.

И. ВОРОБЬЕВА – Баба Яга может быть любого возраста. Просто ее скрючило.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Баба Яга все-таки это Баба Яга. Это такая старушка. Древняя.

И. ВОРОБЬЕВА – Нам тут пишут: 30 — лучший возраст для 40-летней женщины. Чтобы вы знали.

А. ОРЕХЪ — Вот у бабы так и было.

И. ВОРОБЬЕВА – Так все ее спалили.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Какой бабы? Бабы Яги. А это женщина.

А. ОРЕХЪ — Она хочет чего, я не понимаю, чего она добивается?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Чтобы они изменили дату ее рождения.

И. ВОРОБЬЕВА – Сергей нам напоминает, что Янина Жеймо в 38 лет сыграла девочку золушку. И никакой дискриминации.

А. ОРЕХЪ — Фильм был черно-белый.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А его раскрасили сейчас.

И. ВОРОБЬЕВА — Айдар из Казани пишет: я не могу поверить, что в 40 лет можно выглядеть на 25, либо она жена мэра, либо я ничего не понимаю.

А. ОРЕХЪ — Почему жена мэра.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я знаю таких женщин. Как со мной познакомиться, у них просыпается вторая молодость.

А. ОРЕХЪ — Кожура спадает.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Шелуха.

И. ВОРОБЬЕВА — Господи, какой ужас. Они надуваются, у них разглаживаются морщины что ли.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Не надо надуваются. Это вы надуваетесь в бессильной злобе.

А. ОРЕХЪ — В общем, я против этой тетки.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А я за. Если женщина не хочет, чтобы ее возраст как впрочем мужчина, был достоянием гласности, такие нахалюги не лазили по Интернету. Это тайна.

И. ВОРОБЬЕВА – Учитывая, что я была на одном из ваших дней рождения. Юбилей.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ну так я объясняю, я же не могу теперь, у меня в паспорте записан этот возраст, я юбилей справляю. На самом деле мне 44. Вы верите бумажке или вы верите мне?

А. ОРЕХЪ — Вот именно в этом дело и было.

И. ВОРОБЬЕВА – Юрий Георгиевич, вы сейчас заняли позицию Ореха.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Бывает. У меня гибкие подходы. Давайте спросим присяжных.

А. ОРЕХЪ — Зачеты уже были?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Будут. Вот зададим вопрос, сколько мне лет.

И. ВОРОБЬЕВА – Нет, давайте обойдемся без этого. Я хочу попросить тех студентов Юрия Георгиевича, которые сейчас находятся где-то и могут оттуда написать sms, я знаю такую одну студентку чудесную вашу. Сколько лет Юрию Кобаладзе. Мне тут предлагают сделать укол молодости в голову Кобаладзе.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это Гусман что ли прорезался.

И. ВОРОБЬЕВА – Мне кажется, что да. Итак, в этом кейсе Юрий Кобаладзе выступает с позиции человека, который не хочет, чтобы возраст публиковали.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Нам, девушкам, тяжело.

И. ВОРОБЬЕВА – Я понимаю, вам вообще тяжело.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Нет, девушкам.

И. ВОРОБЬЕВА – Антон Орехъ выступает за правду. Вот сколько тебе лет, столько и пусть будет.

ГОЛОСОВАНИЕ И. ВОРОБЬЕВА – Бурная борьба уже пошла. Я не понимаю, ваши студенты не пишут. Правда пока ни призвали студентов, тут пришло сообщение: Кобаладзе тоже скрывает свои 82.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — С подписью?

И. ВОРОБЬЕВА – Из Интернета прислали. Только ай-пи адрес есть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Нельзя читать послания неподписанные.

И. ВОРОБЬЕВА – Но если 82 вы так выглядите, Юрий Георгиевич, это же шикарно.

А. ОРЕХЪ — Опять в мою пользу все. Снова пришли. Оба уже. Что тут? Да я выигрываю уже два раза, что там, какой счет.

И. ВОРОБЬЕВА — Да подождите.

А. ОРЕХЪ — Уже понятно все.

И. ВОРОБЬЕВА — Нет, подождите.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Давайте спросим присяжных.

И. ВОРОБЬЕВА — Присяжные сейчас голосуют.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Эти живые присяжные.

И. ВОРОБЬЕВА – Живые присяжные должны сидеть и молчать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Они и молчат.

И. ВОРОБЬЕВА – Ну вот и хорошо. Ой, тут пришло сразу три сообщения про возраст Кобаладзе. И они все одинаковые.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Но женщина не согласилась.

И. ВОРОБЬЕВА – Я не буду говорить.

А. ОРЕХЪ — Похоже на правду?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Подписи есть?

И. ВОРОБЬЕВА – Есть телефон один.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ну-ка, с какой цифры начинается?

И. ВОРОБЬЕВА – Нет, нет. Я остановила голосование. Итого, 72% считают, что обвинения актрисы да, справедливы. 28%, что нет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Солнечный круг (поет)

И. ВОРОБЬЕВА – Подождите.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я выиграл или нет?

И. ВОРОБЬЕВА – То есть третий кейс мы не будем рассматривать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Коллега, я вас предупреждал, не огорчайся, все будет хорошо.

А. ОРЕХЪ — Все и так неплохо, Юрий Георгиевич.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Вот эта разница между постоянным экспертом и приглашенным. Все будет очень хорошо.

А. ОРЕХЪ — Трудно не огорчаться.

И. ВОРОБЬЕВА – Геннадий из Воркуты говорит, что я была на юбилее Кобаладзе — опять 25. А наш слушатель из твиттера прислал сообщение: у Кобаладзе год за три.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Почему не верите, что мне приписали просто, чтобы на войну не идти.

А. ОРЕХЪ — А с кем воевали тогда?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я не помню, какая-то очередная война была. Красные и белые розы.

И. ВОРОБЬЕВА – Давайте перейдем к нашему третьему кейсу. Крайнему, последнему. Сейчас собрались, разобрались. Кейс называется «Фейсбук».



28-летний житель шотландского города Глазго приговорен к 8 месяцам тюрьмы за оскорбительные комментарии в Фейсбуке. Стефан Биррелл является преданным фанатом футбольного клуба Рейнджерс. Соответственно, он ненавидит другой клуб из Глазго – Селтик. Противостояние между командами не ограничивается футбольными пристрастиями – за Рейнджерс болеют преимущественно протестанты, за Селтик – католики. 2 марта перед матчем между командами Биррелл написал на своей страничке в Фейсбуке следующую фразу: «Надеюсь, они все умрут. Католические отморозки, ха-ха». Еще одна фраза касалась главного тренера Селтика Нила Леннона – Биррелл написал, что его надо выгнать. В результате болельщик был арестован, и суд посчитал его виновным в размещении комментариев, разжигающих религиозную ненависть. Сам он признал свою вину, однако просил обратить внимание на то, что не имел в виду буквального уничтожения католиков или депортацию тренера. Однако в приговоре указано, что подобные записи могут спровоцировать других на совершение реальных преступлений.



И. ВОРОБЬЕВА – У нас кстати была история, когда в фейсбуке тоже человек оставлял комментарии, его посадили. Но там речь идет об очень серьезном деле. Ну, рассказывайте.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Ну что я вам доложу, я как очевидец баталий между Селтиком и Рейнджерс, правда, много лет назад должен вам сказать, что это достойное противостояние.

И. ВОРОБЬЕВА – Да что вы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Тут две озверелые толпы, которые, ну вообще в Англии умеют болеть, когда столкновение Манчестер, в Москве играли Челси. Они пели полтора часа игра шла, то она трибуна пела, то вторая. Я уже не помню, кто выиграл.

И. ВОРОБЬЕВА – Я тоже не помню.

А. ОРЕХЪ — Я помню, но не скажу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — От присутствия на матче…

А. ОРЕХЪ — Потому что все равно все несправедливо в этой передаче.

И. ВОРОБЬЕВА – О как. Сейчас хорошо.

А. ОРЕХЪ — Все мне второй кейс, не дает кстати покоя.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Надо держать удар. Надо уметь проигрывать.

А. ОРЕХЪ — Это был позорный второй кейс.

И. ВОРОБЬЕВА – Не переживай, студенты написали sms, что Кобаладзе 62 года.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Перестань.

А. ОРЕХЪ – Кстати, 62 мое любимое число.

Ю. КОБАЛАДЗЕ – (поет)

А. ОРЕХЪ — У вас еще два до этого припева.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Так вот, ребята, мне нравится такое противостояние, но мне не нравится, когда перегибают палку. Я против подобных записей в фейсбуке.

А. ОРЕХЪ — Я вообще против записей в фейсбуке.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я за социальные сети, но надо иметь чувство меры, такта. И когда ты говоришь, что все бы они сдохли, это неправильно.

И. ВОРОБЬЕВА – Вы оба на самом деле имеете довольно малое право об этом рассуждать.

А. ОРЕХЪ — О чем, чтобы все сдохли?

И. ВОРОБЬЕВА – О фейсбуке. Потому что ни у одного из вас нет…

А. ОРЕХЪ — Еще с таким она движением, ни у одного из них нет там…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Зато мы подобно президенту России не вылезаем из твиттера.

И. ВОРОБЬЕВА – Вы не вылезаете из твиттера. Лучше бы ваш президент, Юрий Георгиевич, не вылезал бы откуда-нибудь еще. А не из твиттера.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это уже оскорбительно.

И. ВОРОБЬЕВА – Ничего подобного.

И. ВОРОБЬЕВА – Лучше бы он читал, что ему пишут в твиттер. А не писал.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Я думал, что она знает, куда нанесет удар, что мы вроде не болельщики. И плохо разбираемся в футболе.

А. ОРЕХЪ — Нет, ну она не дурочка же.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А она со своей подружкой Фельгенгауэр…

И. ВОРОБЬЕВА – Я Ореху сказала, что он плохо разбирается в футболе, да ладно, сейчас.

А. ОРЕХЪ — Продуманный удар был. Другое дело, что это нас-то не задело.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Нанесет, и вот тут-то мы ее подловим.

И. ВОРОБЬЕВА – Ну давайте.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Потому что мы знаем футбол с Антоном как никто другой.

И. ВОРОБЬЕВА – И сейчас Антон скажи, ну скажи, скажи.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Вот вчера, например. Ты болеешь за футбол? Как сыграл Донецк…

И. ВОРОБЬЕВА – Донецк-Зенит 2:2. Вы не поверите. Там первый пенальти не забил Зенит. Я это смотрела.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Черт возьми. С Фельгенгауэр небось. Танюшкой.

И. ВОРОБЬЕВА – Нет, но смотрела.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Как бразильское нападение? Когда я глаза закрываю, где играют, кто играет, стадион какой-то обалделый. Форма оранжевая, фамилии игроков.

А. ОРЕХЪ — Это было очень смешно, когда была «оранжевая революция», а Донецк же противоположный лагерь. А у них оранжевый цвет. И у людей были конечно всякие дилеммы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Сборная Англии – половина темнокожих. Большая часть. Это вообще когда я вспоминаю 1966 год, чтобы в сборной Англии были темнокожие. Немыслимо.

И. ВОРОБЬЕВА – Спалился. В 1966 году хорошо футбол смотрел.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Когда мне было…

А. ОРЕХЪ — Грудничок был. Когда грудничок от армии уклонялся.

И. ВОРОБЬЕВА – Палитесь. Палитесь.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Да чего палиться.

И. ВОРОБЬЕВА – Вы тогда не должны были родиться по вашей логике.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это я конечно, дал маху сейчас. Я не должен был помнить 1966 год.

А. ОРЕХЪ — Но надо проявить гибкость позиции.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Сейчас попробую вылезти.

И. ВОРОБЬЕВА – Соберитесь.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Как рассказывал мне мой дедушка в 1966 году…

И. ВОРОБЬЕВА – Не очень вылезли.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Бабушка.

А. ОРЕХЪ — Которому в тот момент был 141 год.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Короче говоря, футбол конечно прекрасная игра, но нельзя перегибать палки.

И. ВОРОБЬЕВА – То есть нельзя говорить…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — В фейсбуке или где-то еще желать смерти болельщикам противоположной команды только потому, что они болеют за другую команду.

И. ВОРОБЬЕВА – А у меня вопрос такой сразу же. А фразу «убей себя об стену» в Интернете тоже это?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Это обращение к другому…

А. ОРЕХЪ — Выпей яду.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — «Убей себя об стену» — это может быть смешно, но – «надеюсь, они все умрут», это очень однозначно и не смешно.

И. ВОРОБЬЕВА – Но он же не угрожает их жизни. Он как-то так…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — «Надеюсь, они все умрут». Ну что же такое.

А. ОРЕХЪ — Некоторые могут даже расценить эту фразу как гуманистическую, потому что рано или поздно вообще все умрут. А он все-таки выражает надежду, то есть оставляет им шанс как-то жить вечно.

И. ВОРОБЬЕВА – То есть он не уверен, что они умрут.

А. ОРЕХЪ — Надеется только.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Предполагать, что они все умрут и тогда исчезнет накал страстей и не будет болельщиков противоположной стороны.

А. ОРЕХЪ — Я думаю, что в тот день, когда пропадет Селтик, конечно станет черным для болельщиков Глазго. Ну а если говорить серьезно, у нас очень серьезная передача, то я конечно согласен с Юрием Георгиевичем. Что первая часть этой фразы в общем, некорректная. Что касается второй, где он надеется, что выгонят тренера, это надо иметь очень большую фантазию, чтобы такую фразу интерпретировать как депортацию.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А как ты относишься к промежуточной фразе – католические отморозки. Это хорошая фраза. Жизнеутверждающая.

А. ОРЕХЪ — До ха-ха я отвергаю. А после я…

Ю. КОБАЛАДЗЕ — То есть ха-ха-ха тебе нравится.

А. ОРЕХЪ — Ха-ха-ха не может не нравиться. Но то, что перед ха-ха-ха я отвергаю.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Если разделить его запись, первая…

И. ВОРОБЬЕВА – Нет, там не так.

А. ОРЕХЪ — Это все и есть первая часть. А вот видите, про тренера, что его надо выгнать, это вторая фраза. Она тут просто в виде косвенной.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Тренера на мыло, тренера выгнать. Здесь ничего…

А. ОРЕХЪ — Там же ему предъявили что – буквально уничтожение католиков и депортация тренера.

И. ВОРОБЬЕВА – Друзья мои, давайте определяться. Нам нужно запускать голосование. Справедливо решение суда или нет?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А какое было?

И. ВОРОБЬЕВА – Справедливо его посадили на 8 месяцев тюрьмы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Может, надо было оштрафовать. Он не злой человек. Я знал его.

И. ВОРОБЬЕВА – Решение суда — 8 месяцев тюрьмы. Я не спрашиваю, виновен или нет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Несправедливо.

И. ВОРОБЬЕВА – Антон Орехъ?

А. ОРЕХЪ — Ну давайте я буду, пусть Кобаладзе выигрывает 3:0.

И. ВОРОБЬЕВА – Ты говоришь справедливо. Итак, уважаемые присяжные, если вы считаете, что справедливо решение суда – 660-06-64, если считаете, что решение суда несправедливо – 660-06-65.

ГОЛОСОВАНИЕ

И. ВОРОБЬЕВА – Александр пишет, что прикольнее фраза – убей себя тапком. Мне тоже нравится. Кстати сегодня на Ленте.ру такая отличная статья была. Там мужику прислали двухметровый тапок.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Чтобы он себя убил?

И. ВОРОБЬЕВА – Он заказывал по Интернету тапки…

А. ОРЕХЪ — Он ошибся размером.

И. ВОРОБЬЕВА – Ему надо было 14.5 размер, а ему прислали 1450.

А. ОРЕХЪ — Лишний нолик нарисовали. Хороший тапок.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Этим тапком можно…

А. ОРЕХЪ — Он такой ворсистый с какими-то ушками, хороший тапок.

И. ВОРОБЬЕВА – Я бы на месте компании ему не отдала бы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Перебить всех болельщиков Селтика этим тапком.

И. ВОРОБЬЕВА – О какой.

А. ОРЕХЪ — Неожиданно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — А в Библии кто-то кого-то перебивал.

А. ОРЕХЪ — Тапками?

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Кто-то перебил там…

А. ОРЕХЪ — Это кусок из Библии как-то мимо меня прошел.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Нет, там кто-то кого-то перебивал чем-то.

И. ВОРОБЬЕВА – Все, останавливаю голосование. Не знаю, что случилось с нашими присяжными, возможно, они не хотят, чтобы Юрий Кобаладзе выиграл 3:0. Возможно, они являются ярыми футбольными болельщиками. Но 62% считают, что справедливо решение суда. А 38% считают, что несправедливо. Поэтому Антон Орехъ выиграл.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — Вы понимаете мою деликатность и солидарность с коллегой, которого я вовсе не хотел, чтобы он ушел расстроенный.

А. ОРЕХЪ — С крупным сухим счетом.

И. ВОРОБЬЕВА – Шурик из Днепропетровска предлагает, надо было посадить этого фаната в фансектор Селтика в качестве наказания. И это Шурик, я считаю жестоко.

А. ОРЕХЪ — Это призыв к физической расправе.

И. ВОРОБЬЕВА – Ну что же, господа. Постоянные и приглашенные…

А. ОРЕХЪ — Я в качестве постоянно приглашенного.

И. ВОРОБЬЕВА – И постоянный эксперт Юрий Кобаладзе.

Ю. КОБАЛАДЗЕ — У меня вопрос. А вот вернется Гусман, что делать? Выгоним.

И. ВОРОБЬЕВА – Юрий Георгиевич, кого-нибудь из вас выгоним. Программа «Кейс», вернемся через неделю.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

20 октября 2011 | 22:36

Почему такой короткий "Кейс" - всего 23 минуты?


21 октября 2011 | 16:33

Дурацкая передачка обычно. Пара барствующих клоунов (Гусман-Кобаладзе) натужно пытаются юморить,но тянет лишь на клоунаду.
Ведущие женского пола проявляют чудеса лизоблюдства к этим мурлыкающим моржам. Особо заметны эти холопские хихиканья на фоне хамского отношения к некоторым другим гостям, хотя бы тому же Проханову.
Вот уж любят так любят этих пару кусков "буржунины".))

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире