'Вопросы к интервью
И.ВОРОБЬЕВА: Здравствуйте, это программа «Кейс», меня зовут Ирина Воробьева, и я поздравляю вас с тем, что вы так вовремя включили свои радиоприемники, компьютеры, или где вы нас там смотрите и слушаете. Программа «Кейс» в эфире, я с большим удовольствием представляю наших экспертов: Гусман, Кобалазде, нет, не Гусман, не Кобаладзе, черт подери. Алексей Осин, Алексей Венедиктов, здравствуйте, господа.

А.ОСИН: Я  за него.

Материалы по теме

Справедливо ли, что картину Виктора Васнецова признали экстремистской? ( «Кейс»)

нет
86%
затрудняюсь ответить
8%
да
6%


А.ВЕНЕДИКТОВ: А я за него.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте вы сразу определитесь, кто за кого, ладно? Чтобы мне как-то распределить роли.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Обращайся к нам «Юлик» и «Юрик».

И.ВОРОБЬЕВА: Юлик и Юрик? Хорошо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или Алексеи, потому что не перепутаешь уж точно.



И.ВОРОБЬЕВА: О, да, слушайте, точно, два Алексея…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Можешь загадывать желание.

И.ВОРОБЬЕВА: Сейчас, погодите, я отбегу прямо в программе между вами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты между нами и так по правилам.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, в общем, да. Ну что ж, ладно, давайте напомню наши координаты +7-985-970-45-45 телефон для ваших смс-собщений, пишите нам из Твиттера на аккаунт vyzvon, смотрите в Интернете на сайте http://www.echo.msk.ru/ разные трансляции, одну из которых я вот сейчас включаю, а вторую, Сетевизор, можете смотреть с самого начала, уверена, что еще до программы вы все смотрели. Еще что хочу напомнить, про Фейсбук хочу напомнить. Заходите в Фейсбук, логинитесь, ищете в графе поиска «Кейс» и наслаждаетесь тем, что там выложены все кейсы в тексте, в видео, буквально эксклюзив для вас. Давайте начнем. Все кейсы приготовил для нас Евгений Бунтман, ему помогали Гусман и Кобаладзе, поэтому не удивляйтесь, пожалуйста…

Материалы по теме

Справедливы ли претензии греческих граждан к коллажу со статуей Афродиты? ( «Кейс»)

нет
53%
да
29%
затрудняюсь ответить
17%


А.ВЕНЕДИКТОВ: Куда вы попали.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, это было понятно с самого начала. Давайте начнем, Алексею Венедиктову дадим почитать кейс, первый кейс называется «Кудесник».

КУДЕСНИК

Российский язычник обратился с жалобой в Страсбургский суд. Он недоволен решением суда, признавшим экстремистскими не только книги язычника, но и заодно картину Виктора Васнецова. Податель жалобы – Алексей Добровольский, который теперь просит называть себя «Доброслав». Он перешел в язычество и написал несколько книг об этом, в том числе произведение под названием «Волхвы». Оно-то и было признано экстремистским. И эксперты, в общем-то, соглашаются, что взгляды Доброслава вполне можно отнести к неонацизму. Но под горячую руку попали и другие – это художник Виктор Васнецов, который умер еще в 1926 году. Репродукцию его картины «Встреча Олега с кудесником» язычник Доброслав поместил на обложку своей книги.

В итоге суд также признал это произведение экстремистским – лишь за то, что оно было использовано для пропаганды определенных взглядов.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот такая история, наш, российский кейс практически. Ну что, господа?

А.ОСИН: Я считаю, что память великого художника просто была этим решением оскорблена. У меня уже сразу возникли мысли. Есть список нелюбимых мной людей, чьи портреты я могу поместить на какой-нибудь труд, на скорую руку мной сколоченный, «Прелести педофилии», не знаю…

И.ВОРОБЬЕВА: «Химическая кастрация».

А.ВЕНЕДИКТОВ: У меня по химии была пятерка.

А.ОСИН: И так далее, и тому подобное. Вот пишу такой труд, помещаю портреты «любимых» мной людей на обложку, и получается, что они в этом виноваты. Как-то, на мой взгляд, странно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не  понял. Суд признал, что картина является экстремистской?

И.ВОРОБЬЕВА: Да, там полностью произведение признали экстремистским.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну полностью книгу признали экстремистской…

И.ВОРОБЬЕВА: Картину тоже признали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Отдельно?

И.ВОРОБЬЕВА: Я так понимаю, что да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это… у нас, конечно, плохое здравоохранение и хорошая судебная система, говорю я как член Общественного совета при Мосгорсуде теперь, со вчерашнего дня, но если картина признана отдельно экстремистской… мало ли что можно использовать для экстремизма, топор можно использовать, запретим топоры. Я не знаю, что еще можно использовать, все, что угодно, книгу «Майн Кампф» можно иллюстрировать вольной борьбой, запретим вольную борьбу. Вы уверены, потому что это совсем как-то никуда уже, уже даже не кейс…

А.ОСИН: Тем более, что содержание самой картины, которую мы одним глазом видели, я ознакомился перед эфиром…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А ты всегда был на стороне кого, кудесника, князя Олега, или той змеюки поганой, которая…

А.ОСИН: Черепа.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Так и знала.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, как бы, волхвы, да… действительно, если говорить, то вот это движение, я его знаю, (неразб.), действительно, многое взяли у нацистов, это правда, чистота крови, чистота расы, все прочее. Но при чем здесь, извините меня, Васнецов? У нас есть в Москве замечательный музей Васнецова, что, закроют? Я перестал понимать, действительно, это какой суд? Надо же сходить, познакомиться с судьей.

А.ОСИН: Посмотреть в его добрые глаза.

И.ВОРОБЬЕВА: Они обратились уже в Страсбург по этому поводу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно обратились в Страсбург, если по поводу картины, я хочу сказать. Книга требует экспертизы конкретно, но картина, я даже не понимаю, мало ли что… в принципе, использование негодяями, убийцами, педофилами различных предметов не означает запрещение оных предметов.

А.ОСИН: А Гитлер любил Вагнера.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, он использовал его… Ха. Между прочим, может быть, ты не знаешь, что исполнение Вагнера в Израиле запрещено. Не потому, что его любил Гитлер, а потому, что он проповедовал соответствующие взгляды. И несколько великих музыкантов, у нас был такой кейс, по-моему, может, это было не в «Кейсе», несколько великих музыкантов, в том числе евреев, приезжая в Израиль, начинают специально исполнять Вагнера, потому что считают, что нельзя лишать народ, и им закрывают гастроли и высылают из страны.

И.ВОРОБЬЕВА: Да что вы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что закон запрещает. Это реальная проблема, но вот это уже за рамками. Васнецов же не исповедовал…

А.ОСИН: (неразб.).

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что Васнецов не исповедовал, не пропагандировал и не оправдывал эти взгляды.

И.ВОРОБЬЕВА: Смотрите, Андрей нам пишет: «Обвинение справедливо, потому что нельзя использовать национальные памятники культуры в таких целях».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно согласен с Андреем, но запрет… на что, что они запретили?

А.ОСИН: Там признана экстремистской.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Является ли картина экстремистской?

А.ОСИН: Значит, ее нельзя показывать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Значит, ее нельзя показывать не только на обложке этой книги, вообще нельзя показывать. Если она сама по себе экстремистская.

(все говорят одновременно)

И.ВОРОБЬЕВА: Мне кажется, тут какая-то история, что их признали в совокупности экстремистскими…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот есть книга, представь себе. Есть книга «Майн Кампф», которая запрещена у нас. На обложке «Майн Кампф» издатель Иван Иванович Иванов изобразил сцену из оперы Нибелунгов. Запретить «Кольцо Нибелунгов» исполнять? Я не понимаю, что такое «признание в целом».

А.ОСИН: Может быть, сама книга в целом…

И.ВОРОБЬЕВА: Произведение в целом, как книга вместе с иллюстрациями…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну они же не разбирали…

И.ВОРОБЬЕВА: А вот интересно, каким образом человек выбирает себе иллюстрацию? Может взят любую картину, или он должен договориться с правообладателем? Это значит, что дали разрешение.

А.ОСИН: Если они есть (неразб.) Ко многим произведениям уже вот эти авторские права, они закончились.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ириш, они же не из-за авторских прав, они же не признали незаконным использование картины. Суд мог признать это незаконным, чрезмерным…

И.ВОРОБЬЕВА: Такого иска не было, судя по всему.

А.ОСИН: Если правообладатель выступил бы против, если бы он сказал – я против.

И.ВОРОБЬЕВА: Если использовали эту иллюстрацию, получается, что правообладатель либо дал согласие, либо не обратился в суд.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Либо не обратил внимания.

И.ВОРОБЬЕВА: Значит, тоже должен отвечать, ну а что?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это уже мы достраиваем конструкцию. Давайте сделаем эксгумацию и перезахороним в Кремлевской стене.

А.ОСИН: Нам многое не нравится, и мы можем использовать решение суда…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не вижу решения суда. Мне кажется, я повторяю, что даже при нашем здравоохранении и развитой психологической помощи то решение не могло быть принято. Я не знаю, что тут обсуждать.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну а как, что обсуждать, если такая иллюстрация появляется на подобной книге, то логично…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если следовать тексту, признание иллюстрации экстремистской означает, что картина должна быть изъята, и любое воспроизведение, где угодно, хоть в книге «Пожертвования детям детдома», тоже нельзя, потому что оно экстремистское.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, и здесь написано, что по решению суда это произведение признали экстремистским за то, что оно было использовано для пропаганды определенных взглядов.

А.ОСИН: Проблема того, кто использует, а не картины.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, но тогда, если, например, ты использовал чужое какое-то произведение, его признали экстремистским, человек должен обратиться в суд, чтобы признали незаконным…

А.ОСИН: А если ему повезло умереть в 1923 году?

И.ВОРОБЬЕВА: А как суд тогда может одно признать экстремистским, а другое не признать?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они могли признать экстремистской книгу.

А.ОСИН: Шрифт книги они могли признать экстремистским?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

А.ОСИН: Офсет какой-нибудь…

И.ВОРОБЬЕВА: Они же не могут говорить, что текст экстремистский, а картинки не экстремистские, обложка не экстремистская?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще раз. Признание книги экстремистской означает, что книга нарушает закон, и что именно книга запрещена, такой набор букв в такой последовательности, запрещена к распространению. Относится ли это к иллюстрации, я из этого текста не понимаю.

И.ВОРОБЬЕВА: Почему не понимаете? Я вам прочитаю последнее предложение: «В итоге суд также признал это произведение…»

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какое «это произведение»?

И.ВОРОБЬЕВА: Репродукцию картины «Встреча Олега с кудесником». Язычник поместил на обложку своей книги. В итоге суд признал это произведение экстремистским лишь за то, что оно было использовано для пропаганды определенных взглядов. Это же не книга была использована…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вообще для пропаганды определенных взглядов был использован русский язык, на котором написана книга. Значит, суд не признал русский язык экстремистским?

И.ВОРОБЬЕВА: Это странно.

А.ОСИН: Кстати говоря, это уже не первое использование этого сюжета для пропаганды политических взглядов. «Так громче, музыка, играй победу», это же тоже.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Господи. Я тебе еще раз говорю – любое художественное произведение может использоваться для пропаганды любых взглядов. Это совершенно очевидно, было бы желание.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот нам Юрий из Москвы пишет, который ознакомился с заключением экспертов, судя по всему, по этому делу. Он пишет: «Это вообще анекдот».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Юрий, что значит «анекдот»? Такого решения не было?

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, он пишет: «Рекомендую почитать заключение этих экспертов…»

А.ВЕНЕДИКТОВ: Каких экспертов? Это решение суда.

И.ВОРОБЬЕВА: Но какая-то экспертиза же была.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Юрий, что я вам обещаю, плавно перемещаясь из тела Кобаладзе в свое тело как главный редактор: мы найдем это решение экспертов и вывесим его на сайте «Эха Москвы». Вот просто, потому что… ну вот, понимаешь, да?

А.ОСИН: Для меня это очевидно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я еще раз убеждаюсь, что медицина в нашей стране плохая, убеждаюсь.

А.ОСИН: На ранней стадии они…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они просматривают.

И.ВОРОБЬЕВА: Мы сегодня это уже обсуждали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я буду вносить предложение проверять некоторые должности на психическое соответствие Гражданскому кодексу.

И.ВОРОБЬЕВА: Психическое соответствие Гражданскому кодексу?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если человек может буквы складывать правильно…

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, понятно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давай, может, проголосуем?

И.ВОРОБЬЕВА: Да, давайте проголосуем. Пока будем голосовать, я еще смс-сообщения почитаю. Итак, друзья, если вы считаете справедливым решение суда, который признал, судя по кейсу, и книжку, и иллюстрацию экстремистскими, то ваш телефон 660-06-64. Это программа «Кейс» все еще. Если вы считаете, это решение суда несправедливым – 660-06-65. Вы следующий кейс просто не слышали. Голосуем.

ПОВТОР ВОПРОСА ДЛЯ ГОЛОСОВАНИЯ

И.ВОРОБЬЕВА: Я просто сейчас такое же голосование запускаю в Фейсбуке. Там теперь есть возможность голосовать.

А.ОСИН: Продвинутая девушка.

И.ВОРОБЬЕВА: Только, пожалуйста, не путайте цифры. 660-06-64, это если решение суда справедливо, если 660-06-65, то несправедливо. Там потому что они местами поменялись. Давайте, голосуйте, уважаемые. Посмотрю, как вы будете голосовать. Если довольно активно, то будем там голосование тоже проводить.

А.ОСИН: Еще раз проверим наше здравоохранение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это я проверяю каждый раз на голосовании. Именно поэтому у меня возникло такое убеждение, понимаешь, оно же основано на чем-то.

И.ВОРОБЬЕВА: Кстати, знаете, что я хочу сказать: все-таки, аудитория утренняя и вечерняя совершенно разная, потому что здесь Осину такие комплименты пишут. Утром, Леш, не пишут, извини.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Просто он к вечеру разошелся.

А.ОСИН: Я злобный там, невыспавшийся.

И.ВОРОБЬЕВА: И перестал спать в кадре.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну чего это такое? Я пытаюсь вникнуть. У меня как-то есть вещи, которые за пределами моего разума.

А.ОСИН: Я его прочитал до эфира.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я не прочитал. Я пытаюсь вникнуть, что имелось в виду там.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот, Юрий из Москвы прислал нам подробности: «В заключении экспертов идет разбор не только книги, но и детальный анализ обложки. В этом вся фишка. Это культурная безграмотность экспертов суда».

А.ОСИН: (неразб.) на содержание картины.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Одну секундочку, у меня просьба к Юрию, поскольку он нас слышит: можете в смске кинуть ссылку в Интернете на это экспертное заключение, чтобы мы долго не искали, а сразу после «Кейса» вышли из эфира и поставили? Если вы можете кинуть ссылку в Интернете, если оно есть, экспертное заключение, если нет, может, подскажете Ирине, как его найти. А какой суд, Юра не говорит, что за суд?

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, ничего не говорит.

А.ОСИН: Может, они решили, что эта картина шовинистская, великорусский шовинизм?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, надо сказать, уровень образования иногда оставляет желать лучшего. Может, они про Васнецова никогда не слышали? Они, в смысле, не эксперты, конечно, эксперты-то слышали. Судьи.

А.ОСИН: У нас как в той песне: «В каждой вшивой чайной есть картина «Три богатыря».

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте я остановлю голосование.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Милитаристская? Там высматривают… причем детям смотреть нельзя, там черепа какие-то вечные, там где-то вороны клюют черепа, хуже «Колобка», где ужасы, всегда она ест этого Колобка. Детям нельзя показывать картину «Три богатыря».

И.ВОРОБЬЕВА: Так, ладно, мы остановили голосование. Я, к сожалению, не могу посмотреть итоги голосования в Интернете, потому что сайт Фейсбука почему-то здесь…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ладно, Бог с ним.

И.ВОРОБЬЕВА: Но неважно. В общем, 13 процентов позвонивших нам считают решение суда справедливым, 13 процентов, немало, между прочим. 87 против.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Москве эту передачу, она у нас на первой позиции, слушают 220 тысяч человек. Сколько же «скорых помощей» психиатрических…

И.ВОРОБЬЕВА: Нужно вызвать прямо сейчас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Представляешь, на 25 тысяч человек.

(все говорят одновременно)

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ребята, повышайте качество своего обслуживания в психиатрических.

И.ВОРОБЬЕВА: Пишет нам Владимир, что решение якобы было Кировского районного суда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кировского – в смысле, в городе Киров? Мы туда приедем.

И.ВОРОБЬЕВА: Я прошу, Юрий из Москвы, пожалуйста, напишите нам либо ссылку…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кто помнит, какого суда? Ребята, пришлите, пожалуйста.

И.ВОРОБЬЕВА: Разберемся с этим кейсом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хочется как-то и судью позвать в эфир в программе «На что жалуемся?»

И.ВОРОБЬЕВА: Поинтересоваться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или в «Утренний обход», опять же, у нас есть каждый день такая передача.

А.ОСИН: С хирургом, вопрос очевиден: на что жалуетесь?

И.ВОРОБЬЕВА: Хорошо, давайте мы с этим кейсом завершим обсуждение. Просим Юрия из Москвы нам помочь и прислать ссылку. Давайте мы перейдем ко второму кейсу, кстати говоря, тоже очень в теме, я бы сказала. Называется кейс «Афродита».

АФРОДИТА

Немецких журналистов будут судить за надругательство над символами греческого государства. В конце февраля на обложке журнала Фокус появился коллаж – статуя богини Афродиты, которая показывает средний палец руки. Статья называлась «Мошенники в европейской семье, и в ней говорилось о безрассудной греческой финансовой политике, из-за чего этой стране пришлось занимать деньги у более благополучных соседей по ЕС. А в целом греческая экономика была охарактеризована как «2000 лет упадка». Греки на это крепко обиделись и потребовали привлечь к ответственности журналистов. Шестеро заявителей, граждане Греции, подали в суд, обвинив работников прессы в клевете и оскорблении греческих госсимволов. Если их требования признают справедливыми, главному редактору журнала грозит до двух лет тюрьмы.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну что, там тоже плохая медицина, что ли?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, там плохая медицина, это очевидно, но тут я напрягся… извини, Леш, я теперь начну. Во-первых, надругательство над символами в каждой стране кодифицируется. То есть, у нас запрещено, символами российскими государственными являются герб, гимн, флаг и президент. Глумиться над этими четырьмя символами, надругиваться, является преступлением.

И.ВОРОБЬЕВА: А можно я спрошу тогда?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, слово «надругиваться» не кодифицируется.

И.ВОРОБЬЕВА: Не надругиваться, а глумиться, в смысле, смеяться. А смеяться над клипом, где Медведев танцует, нельзя было, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подожди секундочку, сейчас мы к этому придем безусловно…

И.ВОРОБЬЕВА: Я не могу, мне сейчас очень страшно стало неожиданно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Просто не помню, чтобы статуя Афродиты, во-первых, была государственным символом Греции.

А.ОСИН: У них там таких произведений искусства и архитектуры, по-моему, вся Греция напичкана.

А.ВЕНЕДИКТОВ: По-моему, это вообще не Афродита, а Венера. С руками, ты чего? История же в том, что у нее выросли руки и палец средний.

А.ОСИН: Поэтому эти люди, которые подали иск, не смогут доказать, что было у этой Венеры, если бы у нее были руки.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно. И опытный адвокат скажет – да нет же, это же она же… и никак. Это же не символ, ваш символ с отрубленными руками.

А.ОСИН: А потом, еще же ведь название меня смутило. «2000 лет упадка», а статуя-то явно появилась на свет несколько раньше, чем две тысячи лет. Ей гораздо больше, чем две тысячи лет. Поэтому и здесь не соотносится. А вообще я, честно говоря, солидарен…

А.ВЕНЕДИКТОВ: С кем, со статуей?

И.ВОРОБЬЕВА: Со статуей он всегда солидарен.

А.ОСИН: С раздражением немецких товарищей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Немецкими или немецких?

А.ОСИН: Раздражением немецких товарищей, которые выразили это раздражение в своей статье, которую назвали «2000 лет упадка». Потому что действительно, довелось мне быть в Греции. И действительно, люди там работают с 10, потом до 12, потом в четыре открываются, до шести работают, потом на улицу выносятся столики…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Столики с утра ставят, извини.

А.ОСИН: Ну, может быть, они не заносятся.

И.ВОРОБЬЕВА: Круглосуточно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Пока прохладненько.

И.ВОРОБЬЕВА: Пока никого нет еще.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потом наступает жара – «пойдем поработаем». Потом снова жара – «уже работать нельзя, берем (неразб.), потом снова жара спадает, идем на работу, берем (неразб.), затем выходим с работы, сам Бог велел…»

А.ОСИН: И что они тогда обижаются? Живут, как приживалки, извиняюсь за выражение. И пусть тогда не обижаются.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Содержательная часть понятна. Мне кажется, что, поскольку, повторю, у нас очень много слушателей, у нас среди них всегда бывают свои шесть греков, которые не чувствуют ни юмор, ни иронию, очень серьезно относятся и к символам российского государства. «А почему Латынина (вот сейчас у нас тоже одна бумага), а почему Латынина сказала, вот есть такое слово «демшиза», а она сказала «госшиза»? Тем самым она обидела всех нас, десять миллионов чиновников с членами наших семей». Абсолютно серьезное письмо. Куда? В прокуратуру. У меня сидела девушка, как ты, дознаватель МВД вчера. Она несчастна, она дознаватель МВД. Она этой вот, этим кейсом (все смеются, неразб.) представляет статую Латыниной. И вот эти шесть греков у нас теперь будут нарицательными. Шесть греков. Чего они… ну, некоторые люди обижаются реально, хватает у некоторых такта, позвал же Путин Поэта и Гражданина к себе на встречу на завтра. А Поэт и Гражданин делом заняты. Очень смешно. Ты не знаешь, Песков очень смешно ответил. «Они, наверно, снимают новую серию».

И.ВОРОБЬЕВА: Вспомните, как Еврокомиссия отреагировала на Лукашенко, который всех обозвал козлами. Они чудесно отреагировали, они сказали – мы не признаем его президентом, демократически избранным, а заявления обычных граждан не комментируем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но вот эти «шесть греков», уже в кавычках, заявителей-греков… есть разные люди с разным чувством юмора, чувством оскорбления, чувством собственного достоинства, но это, конечно, запредельно. Это несправедливое обращение в суд.

А.ОСИН: Видимо, то, что им не дали на Новый год 13-ю и 14-ю зарплаты, которые платили грекам…

И.ВОРОБЬЕВА: Как ты не любишь греков, Леша.

А.ОСИН: Я очень люблю, мне они очень нравятся, я с ними сроднился буквально. У меня зависть, черная человеческая зависть к этим людям, вот как они живут.

И.ВОРОБЬЕВА: Потому что ты в 9 утра уже в эфире, они в 10 только просыпаются.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Людей с чувством юмора, вообще, очень многих, тяжеловато… я понимаю, что юмор бывает разный, но вот здесь, по-моему, мы видели обложку эту, смешно.

А.ОСИН: В этой связи являются национальными символами России балалайка, баня…

И.ВОРОБЬЕВА: И шапки. Водка.

А.ОСИН: Вот если шапку куда-нибудь надеть, это будет оскорблением России?

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте мы сейчас обсудим.. Леша, все испортил, мы уходим в диком смехе на короткие новости и потом вернемся.

НОВОСТИ

И.ВОРОБЬЕВА: Продолжаем программу «Кейс», обсуждаем то, что случилось в Греции, или в Германии это случилось, когда немецкие журналисты поместили на обложку журнала «Фокус» коллаж, статуя богини Афродиты, которая показывает средний палец руки. Греки обиделись, греки собираются…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А что наши греки? У нас есть греки?

И.ВОРОБЬЕВА: Нету, от наших греков смс нету.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ребята, вы где? Ау.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Меня однажды, у меня был преподаватель в институте, Владимир Борисович Кобрин, историю преподавал, у него была совершенно замечательная присказка. Он преподавал нам историю Древней Руси, средневековой Руси. Говорил – и тогда Василий Третий со звериной серьезностью… Эти люди со звериной серьезностью… ты знаешь, у зверей нет иронии, на самом деле. Человек отличается от животного…

И.ВОРОБЬЕВА: А чувство юмора у них есть разве?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Человек отличается от животного, я уже не помню, двумя параметрами…

И.ВОРОБЬЕВА: Леша сразу улыбаться стал, а то вдруг чего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Одним из которых является чувство юмора. Другим, видимо… я забыл, нам читали очень интересную лекцию по психологии. Человек отличается от животного, одно из отличий, чувством юмора.

И.ВОРОБЬЕВА: Так-так, не надо тут логических выводов делать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я же не от врача к ветеринару, я же просто.

А.ОСИН: Очередная книга немецких журналистов «Животный мир Греции. Новые страницы».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Слушай, посол Греции – милейший человек.

А.ОСИН: Я обожаю греков.

И.ВОРОБЬЕВА: Да ты только что рассказывал гадости про греков, что ты вообще?

А.ОСИН: Я про себя думал, когда я там был, что вот это та страна, в которой я мог бы жить. Это единичные страны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты там съел греческий салат настоящий…

А.ОСИН: Который ты можешь делать сам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты можешь делать сам, но он подается в миске…

А.ОСИН: Да, и ты сам потом поливаешь…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Эта страна, действительно, (неразб.)Ты перестаешь отличаться, только чувством юмора, которое сохраняется.

И.ВОРОБЬЕВ: Так, давайте почитаем, что пишут, напомню, смс-номер +7-985-970-45-45. Владимир пишет: «У древних греков с чувством юмора и с сатирой получше было. Посмеялись бы только да в театре обыграли. Сами позорятся».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это точно, Владимир. Но этих же шесть, а всего их там много миллионов, сколько их там, 25, 28?

И.ВОРОБЬЕВА: Александр из Улан-Удэ…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Аякс же поразил копьем.

А.ОСИН: Как это, ахиллесова пята у кого?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так она у него слабая была, он пяткой не мог. Я тебе про (неразб.)

И.ВОРОБЬЕВА: Все, вы договорились?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да, мы вспомнили.

И.ВОРОБЬЕВА: Александр из Улан-Удэ пишет: «Афродита богиня любви. Не хотелось бы мешать любовь и надругательство». Вот так вот. Вот так серьезно, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А мало ли женщин вам, уважаемый… как его зовут?

И.ВОРОБЬЕВА: Сейчас найду… Александр.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Александр, вот этот жест показывало? Или фигуральный, или не фигуральный? Бывает вообще-то.

А.ОСИН: Давали понять, куда отправляться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это про любовь, это я только про любовь.

И.ВОРОБЬЕВА: Мне еще нравится, Владимир из Амстердама пишет: «Всякий символ в какой-то момент приходит в состояние упадка».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Видели эту девушку? Никакого там упадка не было. Это упадок у этих шести греков, они посмотрели и упали. А (неразб.) свобода в Амстердаме, а то я там первого мая буду?

А.ОСИН: В Амстердаме есть «Аякс».

И.ВОРОБЬЕВА: Егор пишет: «Чистый нацизм. Греки трудятся, сохраняя колыбель Европы. Обидеть Грецию – все равно, что плюнуть в мать». Вот так вот.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или в ребенка.

А.ОСИН: На мой взгляд, действительно, напрасно перенесли современную Грецию с этими всеми проблемами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да ладно вам, ребята, ну нельзя же так. Так можно разбирать любую карикатуру, любое сатирическое произведение. Это только что было сказано, опять возвращаюсь к Поэту и Гражданину. Там, видите ли, не было конструктивной критики. У Салтыкова-Щедрина была очень конструктивная критика. Сатира не подразумевает конструктивной критики. Сатира и критика, это просто разное. У (неразб.) очень большая конструктивная критика.

И.ВОРОБЬЕВА: Наш слушатель спрашивает: «А что, датских юмористов уже забыли?»

А.ОСИН: Да, тоже с чувством юмора.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну там другая цивилизация.

И.ВОРОБЬЕВА: Там другое, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Другие ценности. И пока они будут сближаться, ценности этих цивилизаций, пройдет много времени. Это Европа.

А.ОСИН: Сложно играть в шахматы с теми, кто играет в хоккей. Это чревато для здоровья.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хоккеистов.

И.ВОРОБЬЕВА: Мы скоро запустим голосование, между тем я попрошу Алексея Алексеевича объяснить Михаилу, который уже несколько раз задал этот вопрос, что значит слово «кодифицируется».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Слово «кодифицируется» обозначает следующее. Существует понятие «кодекс», это юридическое понятие, куда заносятся основные законы и основные термины юридические. И когда что-то не кодифицируется, это значит – не влезает ни в какие рамки, это невозможно точно обозначить, что это такое. Вот невозможно это кодифицировать, поместить в статью 7, раздел 12. это вроде и кошка…. Не кодифицируется сфинкс, в книге о животном мире не кодифицируется, потому что у него это от льва, это от орла. Это не кодифицируется, вы не можете, его относить в семейство…

И.ВОРОБЬЕВА: Ни кошачьих, не пернатых, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так же, как грифон не кодифицируется как птица.

И.ВОРОБЬЕВА: Я надеюсь, Михаил понял.

А.ОСИН: (неразб.)

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот я поэтому и говорю, что, когда вводится понятие…

И.ВОРОБЬЕВА: Все, хватит. Я прошу вас. Давайте запустим голосование, пока будем голосовать, я еще почитаю ваши смс-сообщения, есть там вполне достойные, на мой взгляд. Итак, как вы считаете, справедливы ли претензии вот этих граждан Греции, заявителей? Если вы считаете, что да, справедливы, нужно наказать немецких журналистов, или, по крайней мере, провести разбирательство, то 660-06-64. Нет, не справедливы их претензии и вообще не нужно было обращаться в суд и на это обращать внимание – 660-06-65.

ПОВТОР ВОПРОСА ДЛЯ ГОЛОСОВАНИЯ

И.ВОРОБЬЕВА: Айрат пишет: «Юмор спасет мир. Если наказывать юмористов, то некому будет спасать».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вообще, мир еще не гибнет, но я с вами согласен. Спасение утопающих, в чем я согласен с Айратом, дело рук самих утопающих.

И.ВОРОБЬЕВА: Евгений из Пензы чудесное сообщение прислал: «300 спартанцев превратились в шесть сутяжных греков. Мельчают».

А.ОСИН: Была семибоярщина, а это шестигречанщина. Как бы это уже такой термин, уже можно будет дальше людей с отсутствием чувства юмора этим словом в дальнейшем кодифицировать.

И.ВОРОБЬЕВА: Наша слушательница Даша напоминает, что уже был кейс, когда изобразили Эйнштейна на обложке мужского журнала с накачанным телом и татуировками. Я помню этот кейс, действительно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И кто там подал в суд?

И.ВОРОБЬЕВА: Кто-то подал в суд, кто-то обиделся, чуть ли не… ну, в общем, кто-то подал в суд, я уже не очень помню.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не понимаю. Конкретный человек, у него серия решений Страсбургского суда по таким вещам. Если это живой человек. И его законные наследники, внуки Сталина нашего якобы, подадут в суд, это да, они чувствуют себя (неразб.) У Афродиты был сын, конечно, звали его Эней…

А.ОСИН: Там много даже детей было.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я Энея помню.

А.ОСИН: «Страх и ужас», кстати говоря, не у нее?

А.ВЕНЕДИКТОВ: У Афродиты «страх и ужас»? Может быть, я не помню, честно говоря, у них такая запутанная генеалогия.

А.ОСИН: Я знаю, что у нее было два мужа. Один пострадал, у него выклевали печень. Гефест ее мужем был.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты что? Гефест приковывал того…

А.ОСИН: Прометея, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У него не клевали печень, у него с печенью было все в порядке, он пил амброзию.

И.ВОРОБЬЕВА: Поговорили, все узнали, всех разобрали? Давайте итоги голосования озвучу. 77 процентов позвонивших нам считают претензии граждан Греции несправедливыми. Тем не менее, 23 все-таки да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: (неразб.) в Москве столько нет.

И.ВОРОБЬЕВА: Я могу сказать, что в этом кейсе голосовало меньше людей. Видимо, части той, кто голосовал, уже вызвали…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Просто поехали проверяться.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну вот такие итоги кейса. Давайте, у нас сегодня все как-то про искусство.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Всем «скорым помощам» включить «Эхо Москвы».

И.ВОРОБЬЕВА: Срочно. Сегодня все про искусство, давайте еще третий кейс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Опять про искусство?

И.ВОРОБЬЕВА: Это точно про искусство.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы искусство не любим, зачем нам оно? Они делались под утонченного Гусмана и утонченного Кобаладзе А мы здесь с тобой…

И.ВОРОБЬЕВА: Гусман и Кобаладзе принимали участие в создании кейсов, поэтому, конечно.

А.ОСИН: Яблоко от Гусмана недалеко падает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Может, вообще таких кейсов нет, это все Гусман и Кобаладзе?

А.ОСИН: Придумали, да.

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, Женя Бунтман проверяет. Джентльмен проверяет. Итак, следующий кейс про искусство называется «Пиво».

ПИВО

В Литве запретили комиксы про Симпсонов. Причиной стало пиво, которое пьет отец семейства, Гомер Симпсон. На комиксы обратила внимание литовская комиссия по рекламным стандартам – почти на каждой картинке, где Гомер отдыхает, он непременно пьет пиво «Дафф». Это запрещено – и комиссия наложила на издательство штраф в четыре тысячи долларов. Вместе с тем власти предложили американской компании, которая отвечает за выпуск комиксов с Симпсонами, несколько изменить содержание и хотя бы замазать название пива. Но получили отказ. Американцы отметили, что пиво является сюжетообразующим компонентом, и его постоянная реклама, отупляющее действующая на Гомера, это ирония. В мультсериале есть даже персонаж, рекламирующий пиво по прозвищу Даффмен. Второй довод издателей заключается в том, что это пиво не продается на территории Литвы, и никогда не продавалось.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот такая история произошла с моим любимым мультсериалом «Симпсоны», я сразу скажу, сразу признаюсь в любви.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Со звериной серьезностью.

А.ОСИН: Давайте начнем с того, что идиотизм ситуации заключается в том, что такого пива вообще нет. Оно выпускалось с 90 по 96 год в Австралии. Я прочитал «Википедию», да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, оно сейчас не существует?

И.ВОРОБЬЕВА: Нет.

А.ОСИН: Пиво виртуальное. То есть, если бы там были какие-то бренды, марки автомобилей, которые у нас заклеивают на телевизоре, замазывают, я бы еще понял. Но здесь это просто слово «пиво» другими словами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там слова-то нет.

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, там есть. В комиксах я не знаю, но в мультике-то есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они запретили что, комиксы?

И.ВОРОБЬЕВА: Комиксы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А мультики не запретили?

И.ВОРОБЬЕВА: Видимо, мультики там не показывают. Но комиксы запретили, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я должен сказать, что, конечно, мир катится, возвращаясь к Афродите, катится с этой политкорректностью… Вот Шерлок Холмс и его трубка. Давайте заклеивать трубки, потому что курение вредит. Вырезали и в советских фильмах, там был один момент, когда антиалкогольная кампания, вырезали кадры, где люди что-то пьют.

А.ОСИН: Это было, да. Или не показывали фильмы, где пьют чересчур и это становится основной сюжета.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы маленькие и не помните, был грандиозный скандал, когда в фильме «Освобождение», я просто читал материалы цензурного комитета, и это докладывалось на Политбюро, появился Гитлер впервые. Немецкий актер играл Гитлера.

А.ОСИН: Как его зовут?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Гюнтер… не помню. И вот цензурный комитет пишет – считаем недопустимым появление, даже в таком сатирическом виде, Гитлера, невозможно его показывать, это запрещено. Но Политбюро хватило ума понять, что этот фильм, «Освобождение», он такой пафосно исторический, там очень много людей узнавали про некоторые исторические события реально из этого фильма, из того, что не было написано в школьных учебниках. Например, мы никогда не изучали историю покушения на Гитлера в 44 году, никогда в школьных учебниках этого не было. Впервые советский народ в массе узнал, что были такие люди, как их трактовать, они же не коммунисты, это же совершенно другая… и мы узнали. Фильм «Освобождение» вышел, и это был шок для зала, я помню. Мы увидели Гитлера, это действительно был шок.

А.ОСИН: Есть же фильм Чаплина, где…

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Диктатор». Он у нас не шел, он у нас был запрещен. Он шел только в «Иллюзионе», причем на ночном сеансе. «Диктатор» в Советском Союзе стали показывать только при Горбачеве в открытом доступе. Это та же самая история. Считается, что если человек увидит…

И.ВОРОБЬЕВА: (неразб.) это что?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если человек увидит в кино плохое, он обязательно, с точки зрения этих людей, будет поступать плохо. Если увидит он хорошее, он не будет…

(говорят все одновременно).

А.ОСИН: Понимаете, в чем дело, если он сунется в магазин, пивка попить, там же он не найдет этого пива.

И.ВОРОБЬЕВА: Он купит другое, Леш.

А.ОСИН: Тогда надо запретить…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так он уже пошел за пивом.

И.ВОРОБЬЕВА: Почему пошел за пивом? Потому что комиксы посмотрел.

А.ОСИН: Тогда надо запретить комиксы в принципе, потому что там пьют пиво. Он же пьет пиво, Гомер.

И.ВОРОБЬЕВА: Далеко не во всех комиксах пьют пиво.

А.ОСИН: Гомер Симпсон пьет пиво, неважно, как оно называется.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Бьет маленьких своих этих самых, воспитывает неправильно, обижает папу, вот этот Симпсон-младший. Дети же начнут пап обижать.

И.ВОРОБЬЕВА: Подождите, вот тут еще тоже надо понять, что, когда были гонения на «Симпсонов», даже здесь, у нас в России, вы помните, «Дважды два», про «Симпсонов» тоже там речь шла, говорили – уважаемые, «Сипсоны», это мультсериал (речь шла о мультфильме) не для детей, это для взрослых.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, это семейный. Это история, которую мы все время путаем. Это на самом деле семейное кино, комикс, неважно. Это семья для семьи. То есть, надо садиться с детьми рядом, листать и вместе говорить про это. Это не отдельно детская, и не отдельно взрослая.

А.ОСИН: Можно подумать, нечего посмотреть с детьми.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это выбор родителей.

А.ОСИН: Я понимаю, да.

И.ВОРОБЬЕВА: Не знаю, насколько, сейчас проверим. Пишет нам слушатель: «В моем школьном учебнике по чтению из стихотворения Пушкина была выкинута строка: «Выпьем с горя, где же кружка?» Это был 85 год».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я верю.

А.ОСИН: А какая же была рифма к слову «старушка», хотел бы я знать?

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я тебе скажу: многоточие просто. Это же не надо было все учить наизусть. Просто строчка, вот она многоточием была. На самом деле, это очень интересный и очень серьезный вопрос. Есть очень яркие художественные произведения, вспоминая о Вагнере, что мы говорили, которые действительно оказывают такое системообразующее влияние на формирование понимания мира. Если у тебя положительный герой все время курит, пьет, колется, ты хочешь себя с ним ассоциировать, но при этом положительно, ты гордишься, что он с ним, это серьезная проблема. Была очень интересная история. В свое время, где-то годах в 60-х, очень плохо в Америке относились к прокурорам. Считалось, что прокурор – это самое… не полицейский, не ЦРУ-шники, не ФБР-ошники. И был снят сериал «Закон и порядок», специально, чтобы показать работу прокурора, систему, показать, что они разные. И постепенно, были замеры, реально снимают замеры, бюджетные деньги сначала, то есть, давали не деньги, давали преференции, к прокурорам стало меняться отношение. И когда говорят «прокурор», все вспоминают вот это.

А.ОСИН: Суды показывают для того, чтобы народ понимал процедуру?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во всяком случае, мы «На что жалуемся?» делаем для этого. Чтобы хотя бы процедуру понимали, не отношение к конкретным судьям меняли. Если судья, прокурор, судебный исполнитель негодяй и взяточник, никакого моего отношения к этому человеку… но к институту, к процедуре – это важно. Поэтому, возвращаясь к искусству, я как бы понимаю эту комиссию. Не то, что со звериной серьезностью.

А.ОСИН: Я бы еще понял… Я проявлю свою спортивность…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сегодня все совпадает.

И.ВОРОБЬЕВА: Да. Я заметила.

А.ОСИН: Так вот, есть такой футболист Демьен Дафф. Он играл несколько лет назад в «Челси», это очень хорошего уровня парень, из Ирландии. Вот если бы он обиделся на то, что его, а фамилия пишется точно так же, если бы он обиделся и стал подавать в суд, что его честное имя с помощью этого пива…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Его бы приравняли к шести грекам.

И.ВОРОБЬЕВА: Дмитрий из Санкт-Петербурга, во-первых, предупреждает, что нам не надо произносить слово «пиво», а то ему пива сразу захотелось, и во-вторых, Андрей нам пишет: «Комикс – это пародия, а дети не понимаю иронию».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Дети не понимают иронию?

И.ВОРОБЬЕВА: Пишет Андрей так.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, я думаю, что вам лет 12 еще…

И.ВОРОБЬЕВА: И вы не поняли иронии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы не поняли иронии, да. Дети не понимают иронию? Это просто…

А.ОСИН: Они просто такого слова не знают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просто думаю, что Андрей чрезвычайно молод и просто он не сталкивался ни со своими детьми, ни с детьми в массе, которые, на самом деле… знаете, чем дети отличаются в массе, в классе? Первое – они фантастически чувствуют фальшь. Вот сидит класс, 30 человек, и если ты там — Эээ… причем, какие дети, пятый класс вокруг, 10-12-14 лет, дети, не подростки, они чувствуют фальшь..

А.ОСИН: А как может быть фальшивый учитель? Он рассказывает материал, который знает.

И.ВОРОБЬЕВА: Тебе Алексей Венедиктов после программы расскажет. То есть, ты хотел оставшееся время в программе просто забить…

А.ВЕНЕДИКТОВ: (неразб.) учителя делали и продолжают делать обязательно. Всякие уроки там дополнительные, и перед уроками.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте после программы, я прошу вас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Секундочку. И второе – дети фантастически чувствуют иронию. Я знаю зал. Я знаю, что зал удержать детей, опять 12 лет, в течение 15 минут, монологической речью объясняя, невозможно. Каждые 4-5 минут нужно иронизировать, не чтобы они смеялись, чтобы прошел (неразб.), поймал и пошел дальше.

И.ВОРОБЬЕВА: Валентин из Обнинска: «В этой стране нужно назвать «Дафф» какой-нибудь сок. Все в порядке, дети будут довольны».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Молодец. Вот без всякой звериной серьезности. Предложить – слушайте, давайте откроем в Литве бизнес, сок «Дафф». И решить все проблемы.

А.ОСИН: В суд подадут создатели комиксов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: С ними договоримся.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть, комиксы будут продаваться, и сок наш тоже будет продаваться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это будет реклама нашего сока «Дафф».

И.ВОРОБЬЕВА: Кстати, наши слушатели утверждают, что видели это пиво где-то и где-то его даже покупали. Видимо, не в Литве.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Может быть, это запасы 97 года.

А.ОСИН: Да, там остались какие-то эксклюзивные вещи, и они продаются за немереные совершенно деньги.

И.ВОРОБЬЕВА: Говорят, что без проблем покупали, но где-то вот там.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас пойдем в «Новоарбатский».

И.ВОРОБЬЕВА: Там точно нет, я между программами там была.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот как журналисты «Эха Москвы» готовятся к программе. Они изучают историю другой практикой.

И.ВОРОБЬЕВА: Я по палаткам, конечно, не ходила…

А.ОСИН: Да пива она захотела, практику изучает.

И.ВОРОБЬЕВА: Леша, спокойно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Она не может, у нее эфир сегодня. Последний, правда.

И.ВОРОБЬЕВА: После эфира можно – гуляй, рванина, завтра не надо на «Утренний разворот». Давайте голосовать. Итак, если вы считаете, что справедлив запрет комиксов – 660-06-64. Несправедлив запрет комиксов – 660-06-65. Поехали.

ПОВТОР ВОПРОСА ДЛЯ ГОЛОСОВАНИЯ

И.ВОРОБЬЕВА: Я прошу, пожалуйста, давайте будут голосовать не только те, кто любит «Симпсонов», потому что понятно, как вы проголосуете, давайте точку зрения ваших детей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Своих врачей, наконец. Вам уже включили все радио.

И.ВОРОБЬЕВА: Напоминают, что Макаревич якобы менял строчку в «Вагонных спорах»: «больше нечего пить» на «кашу нам не сварить».

А.ОСИН: Он менял еще «Бог хранит меня», в «Костре» и «Судьба хранит меня». (неразб.) А там тоже можно было сказать: «Выпьем чаю, где же кружка?» Все стройненько.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот Оля из Москвы считает, что такие решения принимают явно не детские психологи, а ординарные чиновники, причем как будто от безделья.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не от безделья. Еще раз говорю, они такие, люди, которые на работе скучные-скучные, а на самом деле, они как правило, люди другие.

И.ВОРОБЬЕВА: Пиво не пьют, похоже.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, похоже, пьют, но не хотят, чтобы другие это знали.

И.ВОРОБЬЕВА: А. Вот так вот, зная, что от этого бывает. Ну что же, все, у нас кончается время, осталось чуть больше минуты. Давайте сейчас мы остановим голосование.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сколько «скорых» нам надо сегодня?

И.ВОРОБЬЕВА: Растет цифра, растет. 23, в прошлый раз тоже 23 было, 23 процента.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы остановили эпидемию.

А.ОСИН: Даю установку на добро.

И.ВОРОБЬЕВА: 23 процента считает запрет справедливым.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Пусть нам Печатников скажет спасибо, глава Горздрава, мы остановили эпидемию, ему не надо покупать новые «скорые».

И.ВОРОБЬЕВА: Для этого нашим экспертам сегодня пришлось не спорить между собой, а скооперироваться и вместе остановить эту эпидемию, каким-то образом повлиять на обстановку в городе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Шесть греков. Кошмар какой.

И.ВОРОБЬЕВА: Теперь шесть греков будут именем нарицательным. Я благодарю Юрия из Москвы, он мне прислал решение суда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Юра, спасибо вам огромное.

И.ВОРОБЬЕВА: Город Киров, между прочим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В понедельник у нас губернатор.

И.ВОРОБЬЕВА: Чудесно, мы его спросим. Правда, решение суда еще 2009 года, сейчас они в Страсбург уже пошли.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, он готов развесить эти картины у себя, чтобы пропагандировать здоровый образ жизни?

И.ВОРОБЬЕВА: Так и спросим у Никиты Юрьевича Белых. Программа «Кейс», Алексей Венедиктов, Алексей Осин, Ирина Воробьева. До встречи через неделю.

Комментарии

4

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

gourmand 28 апреля 2011 | 21:49

Неудачный эфир. Что-то надо менять в подходе для.


private_joker 29 апреля 2011 | 13:30

Венедиктову
Г-н Венедиктов,
Вагнера в Израиле бойкотировали, но ниеогда законодательно не запрещали, и никого за его исполнение не высылали. Даже у Вас, видимо, влияние окружающей среды вызывает деформацию мировосприятия. Ничем иным глупость, которую Вы произнесли в эфире, объяснить не могу.
Леонид


29 апреля 2011 | 14:56

опередил..
просто Венедиктов любит запрещать, стирать чужие посты, и объявлять себя диктатором на радиостанции


29 апреля 2011 | 18:29

Рад, что не один я обратил внимание на это вопиющее заявление Венедиктова (я - под сетевизорной версией).
На ответную реакцию Венедиктова рассчитывать, конечно, не следует - он выше этого.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире