'Вопросы к интервью
И. ВОРОБЬЕВА: Программа «Кейс» снова в эфире, с чем вас и поздравляю. Говорить будем, как всегда, о справедливости, о высшей истине в жизни каждого человека. Меня зовут Ирина Воробьева. В этой программе мне, конечно же, будут… не то чтобы помогать, а играть решающую роль наши эксперты. Это Юрий Кобаладзе и Матвей Ганапольский. Здравствуйте, господа.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Здравствуйте.

Материалы по теме

Справедлив ли запрет на роды в домашних условиях? («Кейс»)

да
55%
нет
40%
затрудняюсь ответить
5%


М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте. Во-первых, меня показывают по телевизору. Привет. Это редкое явление. Я хочу поздравить от имени главного человека в этой передаче, от Юлия Гусмана, который сейчас, по-моему, на Галапагосских островах. Он с черепахами там?

И. ВОРОБЬЕВА: Да, именно с черепахами.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В правой руке у него…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Черепаха.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В левой – банан. В общем, он просил передать лучшие поздравления с Новым годом. Но я честно хочу сказать, Ира, я очень благодарен и тебе, и особенно Алексею Алексеевичу Венедиктову, нашему генеральному директору…

И. ВОРОБЬЕВА: Он главный редактор, напомню.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он такой всеобъемлющий начальник. Вот этот огромный, с этими репризами, сальными взглядами, вечными разговорами о сексе, вот этот Соломонович, что он, наконец, уехал на свои Галапагосские острова.

И. ВОРОБЬЕВА: Как вы можете?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я всегда был верен тебе, Юра. Мне сложно было с ним вести передачу. Сальные шутки, бесконечные разговоры о сексе. Сколько это может быть? Ты посмотри, что на улице делается

Материалы по теме

Справедливы ли претензии курильщиков к полицейским? («Кейс»)

нет
45%
да
41%
затрудняюсь ответить
15%


И. ВОРОБЬЕВА: А что на улице делается?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Зима.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Оба помолчите. Во-первых, ты передавал привет кому по телевизору? Ты что, наивно полагаешь, что тебя кто-то показывает? Вот камера направлена. Тебя нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понял.

И. ВОРОБЬЕВА: Матвей Юрьевич, вас показывает видеотрансляция, это я точно могу сказать, 86 человек.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Но миллионы телезрителей видят только меня и изредка Ирочку. Теперь что касается Гусмана. Я с тобой согласен, это ужасно.

И. ВОРОБЬЕВА: Предатель Кобаладзе.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы должны быть честны. Кобаладзе очень остроумный человек, он очень хороший друг. Я тебе могу сказать – у него нет стиля, он безвкусный.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Кобаладзе или Гусман.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Гусман.

И. ВОРОБЬЕВА: Вы сказали Кобаладзе. Это по Фрейду оговорочка, между прочим.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это была репетиция того, что я буду говорить с Гусманом. Нет, Юра, я тебя очень люблю, и я верен тебе, всегда верен.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А я считаю, что твое возвращение, отца-основателя, в передачу только повышает наш рейтинг и делает нас действительно смотрибельной и слушаемой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Можешь повторить этот короткий фрагмент про отца-основателя?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Отец-основатель у нас в гостях, отец-основатель не в гостях, вернулся к нам отец-основатель, автор нескольких книг о передаче «Кейс».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А именно одной.

И. ВОРОБЬЕВА: Между прочим, вы знаете, Матвей Юрьевич, что эти двое (одного из которых вы так уважаете, т.е. Юрий Кобаладзе, а второй – это Гусман), они тут каждую программу после выхода книги вопили, кричали и бились головой об стенку, что их имен нет в этой книжке и что они обязательно подадут на вас в суд.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я объясню, в чем проблема.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А почему, собственно, должен был Матвей Юрьевич упоминать меня или Гусмана. Это целиком его заслуга.

И. ВОРОБЬЕВА: Ах, вот как вы заговорили…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ирочка, понимаешь, ты очень умная девушка, ты со вкусом. Для того чтобы найти свое имя в моей книжке, надо, как минимум, уметь читать. Дальше я ничего не буду говорить. Давай перейдем к первому делу.

И. ВОРОБЬЕВА: Я нашла свое имя в этой книжке, между прочим.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потому что читать умеет. Понял или нет? Читать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А я тоже свое имя буквально на каждой странице – спасибо Юрочке.

И. ВОРОБЬЕВА: Это был такой экземпляр, где мы от руки вписывали, чтобы он не обижался.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, давай.

И. ВОРОБЬЕВА: Можно уже? Традиционно сказали про Гусмана, традиционно сказали про книжку, про «Кейс». Давайте перейдем к самим кейсам, которые, по традиции, подготовил для нас Евгений Бунтман. Напомню нашим слушателям, что вы являетесь присяжными в этой программе и вы выносите свое последнее слово, что является истиной в последней инстанции здесь, в этой программе. Напомню наши координаты. +7-985-970-4545 – это для ваших смс-сообщений. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Давайте перейдем к первому кейсу, называется он «Домашние роды».



Домашние роды

Венгерским женщинам разрешили рожать в домашних условиях. Такое решение принял Европейский суд по правам человека. Раньше в Венгрии это фактически было под запретом. Женщинам можно было рожать дома, но врачам, которые им помогали, грозило наказание вплоть до тюремного заключение. Такой случай, собственно, и стал поводом для жалобы. Гинеколог Агнесс Гереб в октябре была арестована за помощь при домашних родах. Страсбургский суд посчитал, что Венгрия нарушила право на уважение частной жизни. И женщина, говорится в решении, вправе выбирать условия для рождения ребенка – а врачи обязаны ей помогать. И теперь Венгрия готовит новые правила – вполне разумные. Например, женщина должна заявить о своем решении рожать дома не позже 36-й недели беременности. Ближайшая больница должна находиться не далее, чем в 20 минутах езды – на случай непредвиденной ситуации. А также при родах отныне обязаны присутствовать профессиональные врачи.



И. ВОРОБЬЕВА: Вот такая история. Я попрошу первым высказаться Матвея Ганапольского, чтобы он не смог под ваше мнение подстроиться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как профессиональный врач, который немножко еще дома шьет, т.е. принимает домашние роды, могу ответственно заявить… Юрий Георгиевич, скажи, пожалуйста, ты присутствовал когда-нибудь при родах? Только не родах страны, свои либеральные бороденки вот эти…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: В этой аудитории я могу сказать…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты роды тут принимал?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: У меня есть сертификат – я проходил специальную подготовку и могу принимать роды. У меня есть официальная бумага. Потому что я готовился к жизни в особых условиях, на необитаемом острове. Я всё умею – перегрызть пуповину…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А ты считаешь, что ее надо перегрызать?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Обязательно. А ты, конечно, кинжалом.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Грузинским, естественно. Жена дает.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Перегрызть пуповину, завязать узелком – и всё в порядке.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ира, правда, интересно? Скажи, пожалуйста, а что ты еще умеешь.

И. ВОРОБЬЕВА: А вы принимали роды-то в итоге?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Меня просто просят. Я на даче сижу, в воскресенье утром стучат: «Быстро, срочно приходите».

И. ВОРОБЬЕВА: Корова рожает теленка, помогите.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А свиноматка, которая опоросилась. А Чапман?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Причем тут Чапман?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я просто сказал слово.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Между прочим, большой разницы между рождением теленка и человека, в общем, нет. В принципе, всё то же самое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У тебя такое ощущение, что ты в хлеву сейчас сидишь здесь…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А ты что, собрался рожать, что ли?

И. ВОРОБЬЕВА: Я, кстати говоря, не собралась сейчас рожать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не бойтесь, я всегда готов. Тут наша коллега бегала беременная, я ей говорил: «Ничего не бойся. Настанет минута…»

И. ВОРОБЬЕВА: Наша коллега – это Тоня Самсонова.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дорогие друзья, я хотел сказать важную вещь. Я считаю, что не надо рожать в домашних условиях. У меня есть знакомый врач, который, как принято говорить, «рожал» всех моих детей.

И. ВОРОБЬЕВА: Т.е. принимал роды.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он мне рассказывал пять миллионов историй, которые из-за таких вещей, когда всякие нехорошие последствия начинались, их в домашних условиях не могли устранить. Это я говорю абсолютно серьезно. И нужно было мгновенно в реанимацию, и в реанимации нажимали на все кнопки и спасали человека. Мне кажется, что здесь не до понта – надо родить ребенка и остаться живым. Это если говорить серьезно. А если говорить…

И. ВОРОБЬЕВА: В программе «Кейс».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А если говорить в программе «Кейс», то, ребята, за небольшие деньги – я думаю, это рублей 400 – острые алмазные зубы Юрия Георгиевича перегрызают пуповины. Все пуповины, приходите к нам. Только родил ребенка, недалеко роддом Грауэрмана бывший, на котором сейчас написано «Сдается»… Вдумайся – вместе с роженицами… Приходишь на «Эхо», у Венедиктова просто пишешь легкую заявку, держа родившегося ребенка. Юрий Георгиевич, правильно я говорю? Пишешь: «Венедиктову. Прошу перегрызть».

И. ВОРОБЬЕВА: О боже!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Венедиктов говорит: «Сам не буду. Кобаладзе – исполнить». И всё в порядке.

И. ВОРОБЬЕВА: Меня сейчас стошнит, господа.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ира, как он отозвался о нашей передаче, ты обратила внимание?

И. ВОРОБЬЕВА: Как он отозвался?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я серьезно, говорит, я очень серьезно, а вот в этой передаче…

И. ВОРОБЬЕВА: Вы перестали любить Ганапольского, да?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кстати, тебе зубочистку дать? У тебя там что-то…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я не чищу зубы, потому что это вредно.

И. ВОРОБЬЕВА: Матвей Юрьевич, меня сейчас стошнит. Ужас какой-то.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извини. Правда жизни. Пусть он теперь скажет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я всё сказал. Я считаю, что в домашних условиях можно, если рядом стоит квалифицированный специалист, имеющий сертификат по приемке родов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Уточняю свою позицию – категорически нельзя, потому что нужно родить и остаться живым. Стоимость человеческой жизни, в отличие от России, в Венгрии довольно высока. Поэтому, ребята… Какое-нибудь венгерское слово мы знаем?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет цабат шак (неразборчиво).

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так называлась газета венгерских коммунистов.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нюси-нюси, пхай-пхай.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Перестань, не оскорбляй. Как ты сказал?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет цабат шак (неразборчиво).

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это в переводе означает «дома не рожай», я точно знаю перевод.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте прибегнем к помощи наших слушателей и поймем, что думают наши присяжные на эту тему, на чьей стороне они окажутся. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Пока вы нам будете дозваниваться, мы почитаем смс-ки. Олег из Казани пишет: «Тут условия какие-то жесткие. Видимо, законодатель делает всё, чтобы роженицы рожали именно в медучреждениях». Т.е. разрешили, но при этом условия поставили довольно жесткие. «Я всегда знала, – пишет нам, судя по всему, Катя из Киева, – что на Кобаладзе можно положиться в любой ситуации».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И не только в этом. Как ее зовут? Катя из Киева?

И. ВОРОБЬЕВА: Видимо, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Катя, не только в этом.

И. ВОРОБЬЕВА: Это у нас собирательный образ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Если надо перегрызть, ты не представляешь себе, что он может перегрызть, этот человек. Причем посмотри на его лицо, на эти губы, он не только перегрызает, там совершенно разные вещи можно сделать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это еще больший развратник, чем Гусман. Как его допустили?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Только написал заявку Венедиктову, Венедиктов пишет: «Исполнить – Кобаладзе».

И. ВОРОБЬЕВА: Он ничего развратного сейчас не сказал. Это вы подумали. А вот Маша, наша слушательница, которой постоянно приходится уводить детей от радиоприемника, снова пишет: «Вот Гусмана нет в программе, а детей всё равно приходится уводить».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А дело его живет.

И. ВОРОБЬЕВА: 363-36-59, давайте подключать наших слушателей. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Герман, Тверь. У меня трое детей, все родились в роддоме. Второй ребенок был первой группы здоровья. Говорили, что таких вообще не рожают. А потом, у меня сестренка, она детский реаниматолог, неонатолог, она категорически говорит, что только в роддоме. Сейчас ведь очень много патологий.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потому что рядом с вами не было такого специалиста, как я.

И. ВОРОБЬЕВА: А если будет рядом Кобаладзе?

СЛУШАТЕЛЬ: Я ему не доверяю.

И. ВОРОБЬЕВА: Боже мой!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Герман.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Побудьте дома, к вам сейчас придут.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Герман, во-первых, у вас имя хорошее. Во-вторых, вы – надежда России. Вы умеете сходу, сразу… Более того, Герман, я вам открою один секрет. Вы внешне меня представляете?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это страшное зрелище.

СЛУШАТЕЛЬ: Я вас очень хорошо представляю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И представляете Кобаладзе, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Кобаладзе, честно говоря, нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Открываю вам секрет. Я родился в нормальном роддоме в 1953 году 14 декабря в городе Львове. Этот родился в своей трехкомнатной квартире.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я из пены морской.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Прямо в ванной. Вы видите, что получилось. Герман, вот такие слушатели нам нужны.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо большое Герману за то, что порадовал Матвея Юрьевича Ганапольского.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вот эти недостойные приемы…

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте послушаем еще одного слушателя. Здравствуйте. Вы в прямом эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Александр.

И. ВОРОБЬЕВА: Скажите, пожалуйста, есть ли у вас дети?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, детей у меня нет, но тема меня почему-то зацепила.

И. ВОРОБЬЕВА: Как вы считаете, справедливо разрешать женщинам рожать в домашних условиях или нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что женщина вправе решить сама, каким образом ей рожать. И когда кто-то пытается навязать свое мнение ей, я думаю, что это может быть губительно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Александр, вам надо сбрить либеральную бороденку. Послушайте меня, проблема, что у вас нет жены. Но когда это трепетное создание, которое мы забираем у Кобаладзе, чтобы он и горло не перегрыз… Вы не представляете, что он в Англии вытворял.

И. ВОРОБЬЕВА: Это были задания.

СЛУШАТЕЛЬ: Матвей, я на самом деле согласен и с вами. Но когда это навязывает, это уже совсем другой разговор.

И. ВОРОБЬЕВА: Т.е. навязывают именно роддомы. Спасибо вам большое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты знаешь фильм «Полнолуние», где вампир и девушка?

И. ВОРОБЬЕВА: Знаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это по мотивам работы сотрудника внешней разведки Кобаладзе в Лондоне. Потому что люди с перегрызенными горлами валялись и плыли по Темзе вперед ногами. Вот так он работал там.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Кто этот человек?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ганапольский.

И. ВОРОБЬЕВА: Где?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не смотри на мою пуповину, убери руки.

И. ВОРОБЬЕВА: Там ничего перегрызать не нужно, Юрий Георгиевич. Дмитрий из Тольятти задается вопросом: «А почему венгерские женщины не хотят рожать в больнице?» Медгородок имени Кобаладзе, родильный дом, отделение по удалению бородавок и другие хирургические вмешательства.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Бородавки я не удаляю. Мне жарко. Можно пиджак снять?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Удар в челюсть. После этого он зубами – хрум…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что вы опошлили святое дело? Ты думаешь это так просто – роды принять? Ты грохнешься в обморок, когда увидишь это всё.

И. ВОРОБЬЕВА: Только не надо описывать у нас в программе.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Тебе рассказать, как это всё происходит?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дело номер два – арест Кобаладзе после его рассказа в прямом эфире, как принимать роды.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Идешь в огород, берешь кочан капусты.

И. ВОРОБЬЕВА: И там находишь ребенка.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Раскрываешь его, перегрызаешь кочерыжку – и там в кочерыжке он сидит.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это роды лайт.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Второй вариант. На крыше гнездо. Садится аист. Сгоняешь аиста – берешь ребеночка, ничего не перегрызаешь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А горло?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это без перегрызки. Если работать без перегрызки – капуста и аист.

И. ВОРОБЬЕВА: Это перебивает мой восторг от объяснения вами, Юрий Георгиевич, что такое гены.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Самое интересное. Ира Воробьева задала нам вопрос – как мы относимся к родам дома? Я считаю, что мы с Кобаладзе исчерпывающе ответили.

И. ВОРОБЬЕВА: Я тоже так считаю. Давайте объявлять голосование по этому кейсу. Александр пишет: «У меня пятеро детей, все родились дома. Всё прекрасно». Разные опыты есть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это мой сосед, я принимал.

И. ВОРОБЬЕВА: Всех пятерых.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Два мальчика, три девочки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Правда, после этого все зубы у Кобаладзе выпали, но это уже другой вопрос. Но зато протезы.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте объявлять голосование по этому кейсу. Я напомню нашим присяжным, что венгерским женщинам разрешили рожать в домашних условиях, и это решение принял Европейский суд по правам человека. Если вы считаете, что это решение суда справедливо, то ваш телефон 660-0664. Если вы считаете это решение несправедливым, 660-0665.

ПОВТОР ВОПРОСА ГОЛОСОВАНИЯ

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Справедливо – это моя позиция, напомните мне, пожалуйста, а не справедливо – это Ганапольского.

И. ВОРОБЬЕВА: Да. А с Юрием Георгиевичем перед голосованием всегда такой коллапс случается. Он забывает, за что он выступал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, Николай Васильевич, я тебе говорю – ты, самое главное, расслабься.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Гусман несколько раз вызывал «скорую», чтобы мне сделали укол в голову.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Владимир Петрович вызывал. Освежающий такой.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Владимир Петрович – это вы имеете в виду Гусмана?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

И. ВОРОБЬЕВА: Ленар нам пишет: «В Казани сейчас роды стоят от 5 тысяч рублей. Можно и бесплатно, конечно: поставят стажерку и гарантировать никто ничего не будет. Если нет денег, то вариант с домашними условиями приемлем». Интересно, Ленар думает, что поставить рядом с роженицей квалифицированного специалиста – это типа меньше 5 тысяч рублей, что ли?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я, по грузинской традиции, беру не деньгами. Мне дарят или поросенка, или барашка…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Или красавицу грузинскую.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Килограмм масла, головку сыра.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Натурхозяйство, натурпродукт.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Помнишь, как в фильме «Не горюй», когда он лечит, а ему приносят барана?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты помнишь, чем там кончилось? Там не очень хорошо всё закончилось.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Кончилось не для…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понимаю. Помнишь, был в Англии Джек-Потрошитель? Потрошил, потрошил, так его и не нашли. Казалось бы, причем здесь Кобаладзе? Ничего не говорю.

И. ВОРОБЬЕВА: В командировке Кобаладзе в Великобритании. Ну что ж, давайте подводить итоги нашего голосования. Нажимаю на красную кнопку «стоп». Я готова присудить первую победу в первом кейсе Юрия Кобаладзе. 74,5% считают, что справедливо решение суда, 25,5% считают, что не справедливо.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: (ПОЕТ) Солнечный круг, небо вокруг.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все те, кто проголосовали за Кобаладзе… Помните знаменитую рекламу? Ждите, зубы Кобаладзе к вам идут. Теперь они идут к вам.

И. ВОРОБЬЕВА: Какой ужас. Переходим ко второму кейсу, раз в домашними родами в Венгрии мы разобрались. Давайте поговорим о связи между курением, жизнью, полицейскими и всем остальным. Наш второй кейс называется «Курильщик».



Курильщик

Житель Нью-Йорка подал в суд на полицейских, которые ошибочно заподозрили его в попытке самоубийства. 40-летний Марк Муди сидел на подоконнике, свесив ноги из окна второго этажа, и курил. Проезжавшие мимо полицейские перепугались и вызвали к дому патрульных и «скорую помощь». Правоохранители ворвались в квартиру Марка Муди, стащили его с подоконника, уложили на пол и надели на него наручники. Затем отправили его на осмотр к психиатру. Когда мужчине все-таки дали сказать хоть слово, он гневно объяснил, что просто решил покурить и что он всегда это делает, свесив ноги из окна. К тому же житель Нью-Йорка пояснил, что его окно находится в трех метрах от земли, и максимум, как он мог бы навредить себе, упав вниз, это ушибить ногу. Марк Муди заявил, что это его личное дело, в какой позе курить, и подал в суд на полицейских за неправомерные действия. Теперь он рассчитывает на компенсацию в размере 400 тысяч долларов.



И. ВОРОБЬЕВА: Вот такая история произошла в Нью-Йорке. Между тем, по итогам первого кейса и победы Кобаладзе, нам тут Михаил написал угрозу: «Матвей Юрьевич лучше. Кто его не слушается, мой личный враг».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Можно было это не читать?

И. ВОРОБЬЕВА: А почему не читать?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потому что на фоне тысячи сообщений, прославляющих меня, какой-то там вылез, и ты его читаешь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Зубы Кобаладзе идут к вам.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И не читаешь 2048 сообщений, которые прославляют меня.

И. ВОРОБЬЕВА: Между тем, по поводу курения хочу сделать сенсационное заявление в эфире. Когда мы в этом году и в прошлом году вели новогодний эфир, если вы помните, несколько часов, я нашим слушателям, многомиллионной аудитории, обещала, что в 2010-м я брошу курить. Поэтому у меня осталась неделя, чтобы выполнить обещание. Естественно, я его выполню. Конечно же, я брошу курить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вот лицемерие. Курила весь год…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не при Кобаладзе будет сказано, зуб даешь?

И. ВОРОБЬЕВА: Его зуб даю, конечно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: У меня зубы заныли.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте насчет ньюйоркца, который судится с полицейскими.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Если первый кейс еще предполагал какие-то прения, интерпретации, то здесь мне всё совершенно очевидно. Как только человек появляется на подоконнике – хватать немедленно.

И. ВОРОБЬЕВА: Как это? Я люблю сидеть на подоконнике и курить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это угроза национальной безопасности. Человек вылез на подоконник. С какой целью? Зачем? Свесил ноги…

И. ВОРОБЬЕВА: Я забыла, с кем я разговариваю.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Окна не для того даны. Можно форточку открыть, свежий воздух. А сидеть на подоконнике… И правильно поступили нью-йоркские полицейские, что схватили. У меня сомнения, что это был злоумышленник, террорист, который готовил какую-то пакость.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Путем прыжка.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не важно как. Этого мы не знаем. Если бы его не схватили, он совершил бы что-то ужасное. Не надо вылезать на подоконники. Сядь дома в кресло и кури.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте мы обсудим эту историю более подробно и выслушаем позицию Матвея Ганапольского сразу же после новостей и рекламы.

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЕВА: Продолжаем программу «Кейс», переносимся в Нью-Йорк, где житель этого города подал в суд на полицейских, которые ошибочно заподозрили его в попытке самоубийства, а он просто сидел на подоконнике и курил. Юрий Кобаладзе, наш эксперт, считает, что справедливо поступили полицейские, нечего было сидеть и курить на подоконнике. Я обещала, что мы выслушаем позицию Матвея Ганапольского после перерыва.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу выразить своеобразно свою позицию – виртуально. Давайте, Ирочка, представим себе, что здесь бы сидел Юлий Соломонович Гусман.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте. Даже настроение повысилось.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Юлий Соломонович Гусман, в первую очередь, сказал бы, что в человеке всё гармонично. Вот моя фамилия Ганапольский. Наверное, она мне как-то соответствует. Кобаладзе – тоже соответствует, горный джигит. Воробьева. Мне кажется, что фамилия Муди абсолютно соответствует, как сказал бы Юлий Соломонович Гусман… Это не я говорю, поэтому в суд можно подавать на него.

И. ВОРОБЬЕВА: На Гусмана.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В чем была проблема? Этот Муди, мягко говоря, он сидел на подоконнике. Вот Пикуленко однажды, агитируя за то, чтобы все ездили в ремнях безопасности, приводил такой пример. Он говорил: «Вы хотите знать, что будет с вами, если две машины столкнутся 20 километров в час?» Или он говорил, например: «Вот вы въедете в столб на скорости 5 километров в час». Сделайте простой эксперимент. Встаньте на обычный стул и упадите лицом вперед плашмя. И вы будете знать, что вам грозит. И Юлий Соломонович Гусман…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Сел на стул и упал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он бы просто сказал, что этот Муди вместе со своими мудями…

И. ВОРОБЬЕВА: Ну что такое?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это Юлий Соломонович бы так сказал.

И. ВОРОБЬЕВА: Прекратите немедленно. У нас дети около радиоприемников.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что я сказал такое? Где Королева? Я хочу, чтобы она зашла сюда и подтвердила, что это больно, когда он вместе с этими неожиданно падает… Причем он сказал – три метра. Вдумайся, три метра. Люди падают со второго этажа и убиваются. Тут есть еще один аспект, о котором не сказал человек, который долгие годы перегрызал горло аистам в Англии. Обрати внимание, полицейские увидели, и полицейские его арестовали, и будет суд. Казалось бы, они ему вредят. Нет, они его жизнь защищают. Поэтому никаких 400 тысяч долларов он не получит, а получит Соломонович Гусман, который за ними уже и поехал.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Значит, ты со мной согласен?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я абсолютно с тобой согласен. И я считаю, что он делал правильно, что сидел на подоконнике. Круто?

И. ВОРОБЬЕВА: Вот сейчас не поняла. Мне кажется, сейчас никто не понял, Матвей Юрьевич.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ты, конечно, не будучи профессионалом, упускаешь важнейший момент – безопасность национальную.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Душой я с Кобаладзе…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Но телом…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но гребаный Венедиктов всё время говорит, что у нас должны быть разные точки зрения. Поэтому я за то, что он имел право, Муди этот, сидеть на подоконнике, мог разбиться, но имеет право, потому что это демократическое государство.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Минуточку. Во-первых, извинись перед Венедиктовым.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Перед Николаем Павловичем?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Перед Николаем Павловичем Венедиктовым, которого ты назвал гребаным. Это отдельная история.

И. ВОРОБЬЕВА: Вы же понимаете, Матвей Юрьевич, за то, что он вас заставил извиниться, ему положена премия. У нас так всегда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Серьезно?

И. ВОРОБЬЕВА: Конечно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А теперь всё, что ты сказал скороговоркой, скажи медленно, потому что я ничего не понял.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А это и не нужно было.

И. ВОРОБЬЕВА: Я сейчас объясню Матвею Юрьевичу Ганапольскому, что у нас теперь периодически эксперты сходятся во мнении, чтобы не быть лицемерными. И тогда, если я не согласна с экспертами, я спорю с ними. А если и я согласна с экспертами…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Меня не заставят 30 рублей платить за то, что мое мнение совпало с мнением Кобаладзе?

И. ВОРОБЬЕВА: Нет. Заставят за то, что вы назвали Венедиктова.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А за Марка Муди?

И. ВОРОБЬЕВА: За Марка Муди мы заставим платить Женю Бунтмана. Так вот я с вами не согласна, господа, категорически. Вы просто оба некурящие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты не можешь Муди разбить, поэтому вполне понятно…

И. ВОРОБЬЕВА: Я могу что-нибудь другое разбить.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но представь себе: с трех метров вниз.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ты дала слово бросить курить.

И. ВОРОБЬЕВА: Я-то еще курящая пока что, я же пока не бросила курить. Хотя Михаил тут пишет, что он следит за моим курением внимательно и заинтересованно. Я вам могу сказать, что сидеть на подоконнике и курить – это очень круто.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: На высоте трех метров.

И. ВОРОБЬЕВА: Да хоть 30 метров.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А по улице проезжает полицейский, он не видит, что у тебя в руках – сигарета или пистолет.

И. ВОРОБЬЕВА: А какая ему разница? Я сижу на подоконнике.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ты вышла на балкон и хочешь убить прохожего.

И. ВОРОБЬЕВА: Кто вам сказал, что я хочу убить прохожего? Это у вас паранойя, Юрий Георгиевич, чисто великобританская паранойя.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Полицейский мог заподозрить злой умысел.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Паранойя – это его девичья фамилия. Юрий Георгиевич Паранойя («айя», «ойя» – это грузинские окончания фамилии).

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это оскорбительно, но смешно. Матвей Юрьевич Клаустрофобов. Сейчас я придумаю что-нибудь смешное.

И. ВОРОБЬЕВА: Экспромт не получился, будет домашняя заготовка.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, не получился, дома подумаю.

И. ВОРОБЬЕВА: Я с вами не согласна.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Представляешь, если я приду на следующую передачу? Будет список из 60 фамилий, где меня унижают.

И. ВОРОБЬЕВА: Даже если не придете на передачу, всё равно он озвучит здесь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, ты против нас.

И. ВОРОБЬЕВА: Да, я против вас.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Эта женщина…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Глюпая.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А ну, проведи, деточка, голосование.

И. ВОРОБЬЕВА: Подождите еще. У нас есть слушатели, которые тоже хотят сказать. Например, Эдуард пишет: «Курение убивает. Полиция добивает». Ирина пишет: «Конечно, хвала полицейским за то, что они заботятся о жизни человека. Но они превысили свои полномочия. Так нельзя», – пишет нам Ирина. Кто-то нам из БМВ пишет: «Это Минздрав перешел от предупреждения к карательным акциям». Альпинист пишет: «Сижу, курю, не отвлекайте».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это только сейчас стало известно, это только сейчас РИА «Новости» объявило, проблема-то, которая была в Минске, когда всех замочили, – они курили там все. А Лукашенко Александр Григорьевич, он же не мог…

И. ВОРОБЬЕВА: Который в хоккей играет и на лыжах катается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он сторонник, что Коленька должен дышать свежим воздухом. Поэтому повязали людей. Бросайте курить, ребята. Так бы сказал Юлий Соломонович Гусман.

И. ВОРОБЬЕВА: Я не знаю, что бы сказал Гусман, но Александр пишет: «По технике безопасности на этой высоте необходим страховой пояс». Вы понимаете, если вы живете на 14-м этаже… Между прочим, 14-й этаж нашего здания, там, где находится «Эхо Москвы». У нас, если вы знаете, есть выход на маленький балкончик пожарной лестницы. Так вот я там летом курю, и очень часто, и не только я. Что ж, я теперь хочу покончить с собой?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но ты надеваешь парашют и неплохо в нем смотришься.

И. ВОРОБЬЕВА: Неправда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Всего 70 килограммов, это перо называется.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Зайди в мужской туалет, открой окно, которое выходит на Арбат и покури там, свесив ноги.

И. ВОРОБЬЕВА: И что?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Заберут сразу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дырочка в лобике будет сразу.

И. ВОРОБЬЕВА: Ужас. Параноики.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потому что здесь правительственная трасса – и нечего курить, свесив ноги.

И. ВОРОБЬЕВА: Всё. Примем пару звонков, чтобы наши присяжные тоже высказались на эту тему, как курящие, так и некурящие. Здравствуйте. Вы в эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Виктор, я из Москвы.

И. ВОРОБЬЕВА: Виктор, вы курите?

СЛУШАТЕЛЬ: К сожалению, да. Этот человек, житель Нью-Йорка, он неправ.

И. ВОРОБЬЕВА: Почему?

СЛУШАТЕЛЬ: Он мог сильно накуриться и упасть. Помните, что случилось с сербом, который прыгнул на акулу?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он из окна прыгнул на акулу?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет. Серб на парашюте спускался на отдыхе и задницей убил акулу. У акулы от удивления был разрыв сердца, потом исследовали.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте запустим голосование. Уважаемые присяжные, я напомню, что эта история произошла в Нью-Йорке. Человек, которого зовут Марк Муди, подал в суд на полицейских. Они ошибочно заподозрили его в попытке самоубийства. А он всего лишь сидел на подоконнике и курил. Теперь этот человек рассчитывает на компенсацию в размере 400 тысяч долларов. Если вы считаете, что претензии курильщика обоснованны и справедливы – 660-0664. Если вы считаете, что эти претензии необоснованны и несправедливы – 660-0665. Матвей Юрьевич, что вы там такое интересное увидели?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я тебе объясню. У нас же тут лежит энциклопедия, которая тут появилась нашими стараниями. Я здесь хотел найти, потому что Владимир Владимирович, мой любимый, он же всё время говорит о либеральных бородках… Либеральные бородки не нашел, а вот либерализм нашел. Слушай внимательно, я сначала прочитаю. «Буржуазное идеологическое общественно-политическое течение, объединявшее сторонников буржуазного парламентского строя и буржуазных свобод. Либерализм был широко распространен среди буржуазии в период домонополистического капитализма, тогда либерализм представлял более или менее цельную систему взглядов, согласно которой…» и так далее. Удивительно совпадает такое негативное отношение Советской исторической энциклопедии к либерализму и Владимира Владимировича Путина к либерализму и либеральным бородкам. Он на правильном пути.

И. ВОРОБЬЕВА: Казалось бы, причем здесь Марк Муди.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот это как раз я не имел в виду. Я очень люблю нашего премьер-министра.

И. ВОРОБЬЕВА: А я про курильщика вообще-то.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Эта фамилия к нему не имеет никакого отношения, я официально заявляю.

И. ВОРОБЬЕВА: Это уже не от имени Гусмана?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я от себя говорю и от имени Гусмана.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я прошу меня огородить от политических диверсий и провокаций.

И. ВОРОБЬЕВА: Хорошо.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Параноинального толка.

И. ВОРОБЬЕВА: Параноидального.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Параноиндального толка.

И. ВОРОБЬЕВА: В то время, как мы обсудили либерализм и бородки и оградили, наконец-то, Юрия Георгиевича.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Давайте третий кейс.

И. ВОРОБЬЕВА: Да подождите вы, у нас идет голосование по второму. Сергей из Саратова: «Знакомый курил на балконе с друзьями. Балкон рухнул». Давайте останавливать голосование. Я хочу вам сказать, уважаемые господа некурильщики, которые в этой студии находятся, вы оба, силами вам двоих проиграли этот кейс. 54,7% проголосовавших считают справедливыми претензии Марка Муди.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Она использовала свое влияние, подтасовала.

И. ВОРОБЬЕВА: Я могу показать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дорогие Муди, я думал, что он в Америке живет. Оказывается, они все здесь, и вас много.

И. ВОРОБЬЕВА: Нас не только здесь слушают, нас слушают много где.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это я обращаюсь к тем, которые в Америке.

И. ВОРОБЬЕВА: Не умеете проигрывать, господа.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У тебя нет другой частоты, других радиослушателей?

И. ВОРОБЬЕВА: Нет. И даже другой ведущей нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Может, про либерализм прочитать еще, про бородки?

И. ВОРОБЬЕВА: Это, мне кажется, повлияло на наших слушателей. Давайте перейдем к третьему кейсу и послушаем дело, которое называется «Если муж оказался вдруг…»



Если муж оказался вдруг…

Жительница Индии подает в суд на своего мужа за мошенничество. Дело в том, что через полгода после свадьбы она выяснила, что ее супруг на самом деле – женщина. Минати Хатуа – так зовут жену – познакомилась со своим будущим мужем несколько лет назад. Они начали встречаться, а затем он попросил ее руки. В сентябре 2009-го они поженились. Поначалу Минати не слишком удивляло то, что ее муж уклоняется от секса – тот объяснял, что не может этого делать по религиозным соображениям. Она не стала спорить – нет так нет. И супруги продолжали жить вместе. Но, как это часто бывает, в жизнь молодых людей вмешалась теща. Она предположила, что здесь что-то не так. И Минати Хатуа стала сомневаться, правду ли ей говорит муж. И вот однажды она застала своего супруга принимающим ванну. И убедилась, что вышла замуж за женщину. Как полагает Минати Хатуа, эта мошенница польстилась на приданое – автомобиль и небольшую сумму денег. Теперь она просит суд о разводе и наказании лже-мужа.



И. ВОРОБЬЕВА: Вот такая история произошла в Индии. Уважаемые господа, судя по вашим лицам, вы в шоке.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не в шоке, это обычное дело.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: У меня сосед был.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня партнеры некоторые, просто надо внимательнее приглядеться…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И все тетками окажутся.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Например, Кобаладзе. Сколько я его склоняю, всё время уклоняется от секса.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потому что я обещал Гусману.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А-а, вот в чем дело.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я ему верна.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: По-моему, ты польстился на приданое – автомобиль и небольшую сумму денег.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Тоже есть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Меня поразила здесь совсем другая вещь. Совершенно не удивительно, если муж оказался вдруг. Такое бывает. Вообще, всякое бывает. Помню одну козочку… Ну ладно, это уже совсем другая история.

И. ВОРОБЬЕВА: Дети у приемников.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Козочку настоящую вспоминаю. А помнишь, «пастушок маоденький-маоденький»? Помнишь фильм?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Про курочку Рябу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что-то типа этого. Тут замечательная история – и вот однажды она, вот эта Минати Хатуа, грузинка, застала мужа принимающим ванну.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Зачем она залезла в ванну?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Удивительно. Там, наверное, каста неприкасаемых. Меня радует, что в Индии однажды он, она все-таки приняла ванну.

И. ВОРОБЬЕВА: Ой-ой, зацепились. Она просто один раз его застукала.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Она принимала всё время ванну. А она нахально влезла подглядеть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут, конечно, очень важна роль тещи.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вот это ты затронул принципиальную тему. Какое ее собачье дело лезть? С кем хочу, с тем и живу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И я предложил бы вот какое голосование сделать. Теща – это хорошо или плохо?

И. ВОРОБЬЕВА: Нет, извините.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понимаю, что это немножко не соответствует.

И. ВОРОБЬЕВА: Я про вашу тещу, Матвей Юрьевич, читала в вашей книжке про кисло-сладкую журналистику.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так это же особая теща, она же входит и говорит: «Что не так?» А эта же влезла и сразу увидела, что не так.

И. ВОРОБЬЕВА: Не надо про тещу. Вы же понимаете, что я будущая теща.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Перед тем, как Матвей Юрьевич принимает ванну, она встает у дверей и говорит: «Не пущу». И она спокойно принимает ванну.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Моя точка зрения, которая совпадает с мнением Юлия Соломоновича Гусмана.

И. ВОРОБЬЕВА: Вы сейчас сказали, что она принимает ванну, указывая на Матвея Юрьевича?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да. А теща стоит и говорит: «Не пущу». И она спокойно принимает ванну.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И она, Матвея Юрьевична…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Паранойя.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не трогай горные области Грузии.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Паранойя – это я.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я абсолютно согласен с точкой зрения Юлия Соломоновича Гусмана, с Юлией Соломоновной Гусманой…

И. ВОРОБЬЕВА: Просто Гусман.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Гусманайя.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я согласен, абсолютно точно, что эта мошенница польстилась на приданое – автомобиль и небольшую сумму денег. И нужно сделать развод с наказанием лже-мужа. Но есть проблема. Дело в том, что она окажется сестрой судьи. Ты же смотрела фильмы Болливуда? И там ничего не получится, ей не дадут срок.

И. ВОРОБЬЕВА: И все опять будут танцевать. Это прекрасно. Юрий Кобаладзе, какая у вас точка зрения?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: У Матвея блистательная идея – проголосовать, нужны тещи или нет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Стоит ли убить тещу?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Радикально вопрос поставил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Теща как деструктивный…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нужна ли в семье теща?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И на фиг этот сюжет. Давай поговорим об этом – нужна или нет? Тебе нужна?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Она сломала семью. Жили молодые люди прекрасно, устраивало их, что нет этого секса, и черт с ним. Всё прекрасно было. Влезла – и всё сломала.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В Индии же огромная проблема с этим.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: С чем?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: С предохранением.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Никто не просил влезать.

И. ВОРОБЬЕВА: Еще раз призываю вас к порядку.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы о теще.

И. ВОРОБЬЕВА: А я о кейсе. И призываю Юрия Кобаладзе высказать свою точку зрения на этот кейс.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Моя точка зрения…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что тещу надо убить.

И. ВОРОБЬЕВА: Тещу не трогать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Смотри, о главном она отказывается говорить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А в чем там вопрос, напомни.

И. ВОРОБЬЕВА: Вопрос, справедливо ли обвинять вот этого мужа, который оказался женщиной, в мошенничестве.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Совершенно несправедливо. Где ты была, жена, несколько месяцев? Куда ты смотрела?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он же не показывал. Куда она могла смотреть?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Они женихались, они встречались.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так это же индийское. Они танцевали только, чуть соприкасаясь бедрами. Тебя не в ту страну направили, ты в Англии глотки грыз. Лучше бы там разобрался, в этой провинции.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Всё равно я не могу отказаться от мысли, что, если бы не теща, прекрасно жили бы, и рожали бы детей, и всё было бы хорошо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И детей бы рожали?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.

И. ВОРОБЬЕВА: Максим из Казани: «Это еще раз подтверждает, что теща – враг номер один. Жили и жили бы дальше. Надо жениться на сироте», – пишет нам Максим. Это всё ваши веяния, Матвей Юрьевич, что теща враг номер один. Максим, надеюсь, вы мужчина и вы женитесь на женщине, которая окажется женщиной, и теща вам не помешает. Александр пишет: «Ты проверяй, какого пола твой сосед». Слава нам пишет: «Прекратите балаган. Я за свободные роды на подоконнике».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень хорошая идея.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Под надзором тещи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Теща вместо Кобаладзе перекусывает пуповину.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте примем хотя бы один звонок в этом кейсе. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Татьяна. Анекдот в тему вашего кейса.

И. ВОРОБЬЕВА: Подождите. Женщина дозвонилась нам в эфир. Скажите, вы на чьей стороне? Нужно ли обвинять мужчину, который оказался женщиной, в мошенничестве?

СЛУШАТЕЛЬ: Хоронили теща, порвали два баяна. Из этого делайте выводы.

И. ВОРОБЬЕВА: Какой-то не анекдот, а баян вы тут рассказали.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не очень понял, но раз это про тещу… Кстати, это он звонил. Это не она.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Еще раз, Ира. Что теще порвали?

И. ВОРОБЬЕВА: Хоронили тещу, порвали два баяна. Это очень старый анекдот. Что вы, в конце концов?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Этот анекдот, который ты сейчас слышала, Гусман в 56 году украл у Лиона Измайлова.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте еще один звонок попробуем принять. Здравствуйте. Вы в прямом эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Шаик. Если вы не против, я хотел бы коротенький анекдот.

И. ВОРОБЬЕВА: Нет, никаких анекдотов. Я отключаю всех наших слушателей. Никаких анекдотов про тещу не будет в этом эфире. Я сказала нет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Юра, почему ты затыкаешь голос?

И. ВОРОБЬЕВА: Потому что я здесь хозяин программы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потому что она сама будущая теща.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Может, она свекровь, Ирка.

И. ВОРОБЬЕВА: Может быть и так.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дело в том, что на всякий случай она становится стать тещей тоже.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте объявим голосование, раз уж вы не хотите высказывать свое мнение, уважаемые присяжные. В голосовании анекдотами не отделаетесь. Итак, справедливо ли обвинять лже-мужа в мошенничестве? Знаете, когда мы готовили эту сетку, мне написали два варианта вопроса к этому кейсу. В скобочках у меня в сетке стоит фраза – а если это любовь? Но мы не будем голосовать на тему любви, и тещи тоже. Мы проголосуем по вопросу, справедливо ли обвинять лже-мужа в мошенничестве. Если вы считаете, что его нужно осуждать за мошенничество – 660-0664. Нет, не нужно обвинять в мошенничестве – 660-0665.

ПОВТОР ВОПРОСА ГОЛОСОВАНИЯ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я знаю, чем закончилась эта история на самом деле. Просто сейчас ее не 11 часов… Они взглянули друг на друга. Они потом переехали в США, где живут однополым браком. Шикарно. Кроме того, теща иногда к ним приезжает. Ух, как они там завивают всё это дело.

И. ВОРОБЬЕВА: Между прочим, про премьера. Вы говорили про премьера Путина, а нам тут Лев пишет: «Вам не стыдно? Сам Владимир Путин в разговоре с народом извинился, что рассказывает анекдоты про тещ. Премьер раскаивается. А вы?»

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А мы и не рассказывали про тещу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы что, сказали хоть один анекдот?

И. ВОРОБЬЕВА: Нет. Но вы наехали на тещу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы же не Юлий Соломонович Гусман, который здесь испакостил бы всё, весь этот эфир.

И. ВОРОБЬЕВА: А вы не испакостили. Прекратите наезжать на Гусмана. Что происходит? Гусман велик.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Посмотри, как она походя нас…

И. ВОРОБЬЕВА: Совсем нет времени, до конца программы полминуты. Почти 79% проголосовавших считают, что справедливо обвинить ее в мошенничестве, всего лишь 21% с небольшим сказали, что несправедливо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень хорошо. Бабы, доверяй, но проверяй. Вы меня понимаете. Вы правильно проголосовали. Должен быть контроль.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Качества.

И. ВОРОБЬЕВА: Матвей Ганапольский, Юрий Кобаладзе, Ирина Воробьева. Программа «Кейс». Вернемся через неделю.

Материалы по теме

Справедливо ли требовать наказания для лжемужа, который оказался женщиной? («Кейс»)

да
57%
нет
29%
затрудняюсь ответить
14%


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире