'Вопросы к интервью
И.ВОРОБЬЕВА: «Искать справедливость и находить ее» — вот девиз самой лучшей программы, которая выходит на волнах радиостанции «Эхо Москвы» и на телеканале RTVi. Меня зовут Ирина Воробьева, я приветствую вас в этой программе, которая называется «Кейс», как вы знаете. Очень рада за вас, что вы нас сейчас слушаете и целый практически час будет вам счастье. Ну что же, я представляю наших постоянных экспертов программы. Я рада, что вы снова вместе и снова здесь. Юлий Гусман, Юрий Кобаладзе. Здравствуйте, господа, добрый вечер.

Материалы по теме

Справедливо ли решение суда штата Южная Каролина, выпустить на свободу проповедника, осужденного за порицание гомосексуализма? («Кейс»)

справедливо
87%
не справедливо
11%
затрудняюсь ответить
2%




Ю.КОБАЛАДЗЕ: Здравствуйте-здравствуйте.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну что, вы рады, наконец-то, меня видеть, я надеюсь? Целую неделю меня не видели.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А как? В прошлый разве не?..

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, целую неделю.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А, в этом смысле.

Ю.ГУСМАН: Во-первых, может быть, Юрий Георгиевич, как бы сказать, и не интересуется творчеством вашим всерьез, а я смотрю и по интернету все наши программы. И когда вижу лицо Ирочки со всем человечеством я вздрагиваю и думаю: «Боже! Как счастлив ее муж, ее друзья, что видят это счастье и после работы». Ты понимаешь меня?

Материалы по теме

Справедливо ли решение суда, освободившего 40 водителей от уплаты штрафа за превышение скорости? («Кейс»)

не справедливо
53%
справедливо
36%
затрудняюсь ответить
11%


Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я абсолютно тебя понимаю.

Ю.ГУСМАН: Ты согласен со мной?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Абсолютно.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Юрий Георгиевич сейчас смутился.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я просто настолько тебя хорошо понимаю, ты даже не представляешь.

Ю.ГУСМАН: Да. Это приключение в Сочи я забыл и простил вас обоих. Вы были оба пьяны и не ведали, что творили.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но ты знаешь, что все, муж от нее ушел, она теперь свобода.

Ю.ГУСМАН: Ага. Надейся.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется)

Ю.ГУСМАН: Да. Вот в том-то и дело…

И.ВОРОБЬЕВА: Я даже об этом не знаю, а вы уже в курсе.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Он мне позвонил сегодня и сказал.

Ю.ГУСМАН: А я ему каждый вечер звоню и дышу голосом, и говорю: «Ты ушел, не ушел?» Это все, никаких надежд.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, а он сказал уже, что «я это терпеть больше не могу».

Ю.ГУСМАН: А что «это»?

И.ВОРОБЬЕВА: Что «это»?

Ю.ГУСМАН: Талант? Творчество?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Вот, то, что случилось в Сочи, другие эпизоды.

Ю.ГУСМАН: Ну, ошибка. Пьяные были. Мало ли что.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, это я не знаю, кто был пьян. Да, Ира была пьяная, я согласен, но я был трезвый.

Ю.ГУСМАН: Это было безумие, это был амок, это было безумие. Но это жизнь. Надо уметь прощать. Я же тебя простил. Помнишь ту историю?

И.ВОРОБЬЕВА: Так, все, вы закончили, я надеюсь?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Которая в первом кейсе вот эта история?

Ю.ГУСМАН: Да-да-да.

И.ВОРОБЬЕВА: Все, да? Можно уже теперь начинать программу «Кейс». Вступление было. Ирина из Киева – простите, что не Катя, Юрий Георгиевич – Ирина из Киева пишет.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Что такое? Куда Катюшка пропала?

И.ВОРОБЬЕВА: Не знаю, не знаю, не знаю. Странно. Изменяет вам.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так, вы камеру навели на меня? Пожалуйста.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, конечно. Камеру на вас навела и уже запустила видеотрансляцию на сайте echo.msk.ru. Ирина из Киева пишет: «Как я люблю, когда Юлий и Юрий на своих местах». Я тоже люблю, Ира из Киева, когда они на своих местах. +7 985 970-45-45 – телефон для ваших SMS-сообщений. Присылайте ваши вопросы, мнения о том, что происходит в этой студии. Ну что же, давайте перейдем к нашим кейсам. Их по традиции подготовил для нас Евгений Бунтман, и первый кейс называется очень страшно, называется он «Гореть им в аду».

ГОРЕТЬ ИМ В АДУ

Е.БУНТМАН: Верховный суд штата Южная Каролина принял решение выпустить из тюрьмы проповедника, осужденного за порицание гомосексуализма. Джозеф Бэйн был арестован за то, что называл однополые отношения греховными и угрожал провинившимся адскими муками. Уличный проповедник обрушился на лесбийскую пару и выкрикивал в их адрес проклятья, рассказывая, что их ждет в аду. Его отправили в участок и предъявили обвинения в унижении и оскорблении представителей сексуальных меньшинств. Причем было отмечено, что делал он это из-за «религиозных предрассудков». В свою очередь, проповедник заявил, что было нарушено его право на свободу слова и свободу вероисповедания. В итоге суд решил отпустить его на волю. Как отмечают американские СМИ, это не первый подобный инцидент. Другой американский проповедник был арестован после того, как на вопрос, что он думает о геях, прямо ответил: «Они заслуживают гнева Божьего и попадут в ад».

И.ВОРОБЬЕВА: Вот с такого серьезного кейса мы начали нашу программу. Что скажете, уважаемые господа-эксперты?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я думаю, что это абсолютно ваш кейс, Юлий Соломонович. Я прошу, выскажитесь по этому поводу.

Ю.ГУСМАН: От имени геев и лесбиянок СНГ я возвышаю свой голос протеста, потому что, ты знаешь, вот, это такая вся хренотень, вот, все эти разговоры о проклятьях. Дело в том, что это все время мы изучаем плату за демократию.

И.ВОРОБЬЕВА: За толерантность.

Ю.ГУСМАН: Да. Мы все время думаем о том, что, вот… И, вот, представляешь, дожить бы до этого времени, когда кто-то проклинает нашу попсу и не только попсу.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ты, вот, уходишь абсолютно. Я еще ничего не услышал. Какая попса?

И.ВОРОБЬЕВА: Почему-почему? Я услышала вот что. Если Юлий Гусман завтра выйдет куда-нибудь, скажет «Российская попса – говно», его закроют.

Ю.ГУСМАН: Да, не закроют, а уроют. А здесь какой-то козел…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не, знаешь, одно дело попса, а другое дело, это слишком сложный деликатный вопрос.

Ю.ГУСМАН: То есть?

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) «То есть?»

Ю.ГУСМАН: В каком смысле?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: В том смысле, что не надо…

Ю.ГУСМАН: В том смысле, что геи?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, да.

Ю.ГУСМАН: Слушай, геи ничем не отличаются от нас.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, так, от вас, может быть, и не… (смеется)

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется)

Ю.ГУСМАН: Нет-нет-нет.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но мы, геи, мы абсолютно…

Ю.ГУСМАН: Нет, я объясню, Юра. Беру тебя за руку и скажу. Пусть завидует Ира из Киева и Катя из Кишинева. Объясняю.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так?

Ю.ГУСМАН: Дело в том, что ты можешь любить и уважать, ценить нации, народы, женщин, мужчин, быть гендерным шовинистом или, так сказать, антисемитом или космонавтом, или не любить негров, афроамериканцев, как их сейчас называют…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так, не путай меня, короче. Выскажись.

Ю.ГУСМАН: ...и ненавидеть тех же геев и лесбиянок.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Выскажись, наконец.

Ю.ГУСМАН: Да сиди дома на кухне и об этом максимум говори с женой. В общественном сознании ничего омерзительнее в начале XXI века, чем какого-то человека по полу, по расе, по нации, по возрасту, пенсионер или молодой осуждать «Гори они в аду», а почему не эти должны гореть в аду, такие проповедники?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: То есть другими словами, ты за гей-парады в Москве?

Ю.ГУСМАН: Я… Вот тут интересный вопрос.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так?

Ю.ГУСМАН: Я тебе отвечу. Я не за гей-парады, как я их вижу на Берлине, там, или в Рио-де-Жанейро. Почему? Потому что это «гей прайд», то есть, вот, гордость быть геем, мне кажется, не обязательно делать в розовых стрингах, как ты любишь, выходить на улицы и плясать румбу, мамбу и самбу. Я не вижу резкой необходимости…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Почему? Ты так хорошо смотрелся на этом грузовичке.

Ю.ГУСМАН: Да, я бы, да, в зеленых…

И.ВОРОБЬЕВА: Господа, дело не в этом.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А в чем?

И.ВОРОБЬЕВА: Я напомню вам, что дело не в этом. Конечно, кричать-то не стоит. Но свобода слова, как же свобода слова?

Ю.ГУСМАН: Вот их активист, по-моему зовут его Алексей, да?

И.ВОРОБЬЕВА: Николай Алексеев.

Ю.ГУСМАН: Да, какой-то такой. Я его не знаю лично. Вот, он уверял…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Замечательный. Славный Алексеев.

Ю.ГУСМАН: Вот, я не знаю его. Но он уверял в эфире…

И.ВОРОБЬЕВА: Я с ним тоже не знакома, Юрий Георгиевич.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ой, как мне нравится…

Ю.ГУСМАН: Он уверял в эфире, что наши гей-парады будут отличаться от тех, разнузданных карнавалов гейства и однополой любви. Подчеркиваю, пока я этого не знаю.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: У нас будут идти ветераны в первых рядах?

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, они вообще хотят выходить, чтобы защищать права сексуальных меньшинств.

Ю.ГУСМАН: Нет, я могу сказать. Если речь идет о правах, это не обязательно парад. Я считаю, что не надо быть… Гордость быть евреем, и пошли все с котомками, в кейсах, пейсах, кипах, парад, все пляшут. Замечательная танцуха. У всех у нас. Быть грузином – это счастье.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: (смеется) Абсолютно.

Ю.ГУСМАН: Всех в черкесках идут.

И.ВОРОБЬЕВА: А что? Была отличная акция «Я – грузин». Я участвовала. (смеется)

Ю.ГУСМАН: Но не обязательно на машинах ездить по городу веселыми танцами грузин.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Главное, чтобы гей-парад и парад грузин не случился в один и тот же день. Я буду разрываться на части. (смеется)

Ю.ГУСМАН: Да, и как писали люди, в День десантника вот это. Вот это будет… Не знаю, я считаю, что все имеют право быть, кем они хотят, лишь бы никого не принуждать, не убеждать, не заставлять и не мучить. Хочешь быть геем – гействуй, хочешь быть лесбиянкой – лесбийствуй, хочешь быть грузином – это не очень приятно, но будь. Хотя, должен сказать, пострашнее штука, чем Фауст Гете.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, это правда. Нет, ну после того как Ира привела тут в эфир одного…

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Это не я привела.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: ...одного замечательного грузина, то я уже подумываю…

И.ВОРОБЬЕВА: Да, я после этого эфира тоже.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я уже серьезно подумываю. Я ж фамилию поменял недавно.

Ю.ГУСМАН: Сидорчук, да?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, я Карапетян сейчас.

Ю.ГУСМАН: Вот это немного пугает. (все смеются)

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте про свободу слова или же свободу сексуальной ориентации.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я говорю, что этот кейс настолько меня трогает за живое, что я просто…

Ю.ГУСМАН: (смеется) За живое?

И.ВОРОБЬЕВА: Я не буду уточняющих вопросов задавать.

Ю.ГУСМАН: Да, Ира права, не очень понятно, за что он тебя трогает.

И.ВОРОБЬЕВА: Конкретно.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да. Коллега Гусман тут развернул целую картину. Я не очень понял, что он хотел сказать, то есть за кого он…

Ю.ГУСМАН: Картина маслом.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, картина маслом получилась. Но я, как бы, считаю, что, конечно, люди, которые поднимают руку на эту…

И.ВОРОБЬЕВА: Так?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Как бы поделикатней сказать?

И.ВОРОБЬЕВА: Так?

Ю.ГУСМАН: На эти секс-меньшинства.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: На эти секс-меньшинства.

И.ВОРОБЬЕВА: Руку никто не поднимал.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Голос! Голос!

И.ВОРОБЬЕВА: Он просто сказал.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, он очень резко, греховно, угрожал адскими муками. Кому! Алексееву?

И.ВОРОБЬЕВА: Смотрите, я вам объясню. Юрий из Москвы вам отвечает: «Проповедник ничего другого сказать не может. Библия прямо называет гомосексуализм грехом, подлежащим осуждению. Тогда надо запрещать Библию». Юрий Георгиевич, мне кажется, как-то…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Юлий Гусман, помогите мне выпутаться из этой деликатной ситуации. (смеется)

Ю.ГУСМАН: Итак, беру тебя за руку и нежно пожимаю… (смеется)

И.ВОРОБЬЕВА: Подтверждаю: берет за руку, действительно.

Ю.ГУСМАН: К сожалению, не все видят, но…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не все видят? Наведите камеру. Вы можете держать меня постоянно?

Ю.ГУСМАН: Да. Пойми меня, Юрашек, я скажу тебе… Твой Юрчонок, твой зайчонок, ты мой зайчик, я твой пончик.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, ты мой тазик.

Ю.ГУСМАН: Да, тазик, а я твой сказик. Поверь. Дело в том, что в Библии много чего сказано хорошего, важного и глубокого. Не обязательно сегодня, в начале XXI века механически переносить все верования и убеждения древних иудеев…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Тем более, что это речь идет о Новом завете.

Ю.ГУСМАН: Да я вообще не очень понимаю…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: О Старом, о Старом завете. Я тебе все объясню после передачи.

Ю.ГУСМАН: Спасибо, спасибо, наш теолог. Семен Теолóг. Короче, я считаю, что все эти проклятья – это потому что… Правда, Южная Каролина. Это вообще место, как ты помнишь, это там…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, мы часто бываем там.

Ю.ГУСМАН: Ну, Южная Каролина – там достаточно нетерпимая зона вообще ни к чему.

И.ВОРОБЬЕВА: Смотрите, Александр из Москвы пишет: «Свобода одних заканчивается там, где (ну, все помнят, это принцип демократии). Так вот, свобода слова вероисповедания священника не должно задевать свободу совести этих самых меньшинств, при условии что последние не нарушают норм поведения в общественных местах». Я считаю, что тем, что он сказал, он никаким образом не задел свободу вот этих людей, они могли просто пройти мимо. Что тут такого?

Ю.ГУСМАН: Рассказываю. На Востоке и на Кавказе…

И.ВОРОБЬЕВА: Вы знаете… Вот, простите, я вас перебью. Когда кто-то там из моих друзей или просто из людей незнакомых говорит: «Ой, блондинка. Ну, дура, наверное». Что ж я, должна вставать и говорить «Ах ты гад!»?

Ю.ГУСМАН: Да.

И.ВОРОБЬЕВА: «Ты, между прочим, всех блондинок в моем лице».

Ю.ГУСМАН: Как шутка – может быть.

И.ВОРОБЬЕВА: Почему я должна обращать внимание на идиотов?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А ты не блондинка. Она – шатенка.

И.ВОРОБЬЕВА: Блондинка.

Ю.ГУСМАН: Но она блондинка шатенистового оттенка.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Я скрываюсь, я маскируюсь.

Ю.ГУСМАН: Послушай, блондинка, вот, послушай меня. Я как раз хотел сказать, что есть множество людей на Востоке, которые презирают и не уважают женщин. Правильно?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: На каком это Востоке?

И.ВОРОБЬЕВА: На далеком, на Дальнем Востоке.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: На каком таком Востоке женщин?..

И.ВОРОБЬЕВА: Не на вашем, не на вашем.

Ю.ГУСМАН: На Дальнем Востоке.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Мы без женщины дня не можем прожить.

Ю.ГУСМАН: Ты не Восток, ты – Кавказ. Это же…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Там, где встречаются East and West.

Ю.ГУСМАН: Нет, это угро-финская группа встречается. Ты – угр, а я – финн, поэтому не путай.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так?

Ю.ГУСМАН: Нет, ну от того, что кто-то условно считает женщину человеком 2-го сорта. Они еще только в конце прошлого века получили какие-то права голосовать в отдельных странах. Неужели, с этим мириться о том, что кто-то кричит «Это греховный сосуд зла! Сожгите на костре»? Это все то же самое.

И.ВОРОБЬЕВА: Да пусть кричит, боже мой! Чем он, на самом деле, мешает тем, что он кричит? Он стоит на площади и кричит.

Ю.ГУСМАН: Не-не-не.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот сегодня, вот там, не знаю, забрали у Белого дома человека с плакатом «Путин, уходи». За что? За то, что он это сказал?

Ю.ГУСМАН: Не-не-не. «Путин, уходи» забирать надо, я считаю.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Обязательно.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, хорошо, окей.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Это вам не…

Ю.ГУСМАН: Потому что смешно обсуждать. А, вот, «Боря Моисеев, уходи»...

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да. Она говорит «Приходи».

Ю.ГУСМАН: Да. А, вот, это неправильно. Боря Моисеев не скрывает своей ориентации, прекрасный певец, человек, гражданин и даже, вот, член «Единой России» может оказаться. Почему он должен при этом мучиться от того, что он гей?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, он не должен мучиться.

И.ВОРОБЬЕВА: Я за свободу слова.

Ю.ГУСМАН: Как, зайчик, ты думаешь?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я, котик мой, я считаю, что ты абсолютно прав.

Ю.ГУСМАН: Орать и визжать, говорить гадости ни про кого не надо. Про себя дома своей жене: «Как я не люблю геев».

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, вот, Ира тебя подцепила сильно. А это же библейское, все-таки, правило.

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, наш слушатель.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Или слушатель.

Ю.ГУСМАН: Ну подожди, ну, что значит «библейское»? Ты Библию читал? Только честно? Нет-нет, в Ясенево читали Библию?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Обязательно.

Ю.ГУСМАН: Наизусть?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, да. Много раз. Многократно читал.

И.ВОРОБЬЕВА: Факультативные занятия. Чтобы потом шифровать можно было.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: У меня несколько трактатов на эту тему.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Так, давайте подключать наших слушателей. Они нам сейчас все объяснят. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Пожалуйста, начинайте нам звонить. Пока вы звоните, Катя, Киев, Москва – я замечу уже.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А, то есть переехала уже. Так?

И.ВОРОБЬЕВА: Да. Пишет: «Я с вами, Юрий Георгиевич».

Ю.ГУСМАН: Опять. Что ж такое?

И.ВОРОБЬЕВА: Пишет вам, да. Я не знаю, Катя это пишет или нет.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Катя, Катя.

Ю.ГУСМАН: Какая-то передача для взрослых после 23-х часов какая-то. «Я с вами, ты с нами».

И.ВОРОБЬЕВА: Так, 363-36-59, давайте вот этот звонок примем. Алло, добрый вечер, как вас зовут, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, меня зовут Дмитрий.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, Дмитрий, как вы считаете, справедливо решение суда? Выключите приемник, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я выключил.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что справедливое. Потому что священник, вот он не нарушал никаких норм и он говорил им правду, они, действительно, попадут в ад.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, со своей колокольни, правда – вы это имеете в виду? Тут же объективная правда в этом случае…

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, это не его колокольня, это колокольня, как бы, и религии.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, да. Но имеется в виду, что объективной правды на этот счет, как бы, не существует. Но, вот, там поскольку он священник, он точно для себя знает, что эти люди попадут в ад.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Еще такой момент. Вот, существуют определенные заповеди, да? И в соответствии с этими заповедями он и действовал. То есть если есть заповедь «Не убей», да? Если бы убивали на улице, он что бы, позволил бы продолжать это действие? Он, наверное, бы тоже как-то предпринял какие-то действия соответствующие по предотвращению. То же самое и здесь.

И.ВОРОБЬЕВА: Мы поняли. Спасибо вам большое за звонок. Вот так вот, есть у меня поддержка.

Ю.ГУСМАН: Прогрессивные религии не осуждают никого, потому что в ад попадают не потому, что ты там язычник или ты там веселый гей или грустный лесбиян, а это совсем другое. Здесь все это, как бы… Это все сегодня так.

И.ВОРОБЬЕВА: Смотрите, Диггер из Санкт-Петербурга пишет: «Осуждать и грозить, и притеснять – это разные вещи». То есть притеснять – это одно, а осуждать и грозить – другое. Вот, он говорит: «Например, я осуждаю некоторые вкусы народонаселения. Мне что, в тюрьму, что ли, тоже? Я осуждаю, и что дальше?» Так, Илья пишет: «Надо обвинить в экстремизме срочно». Ладно, давайте начинать голосование. Я напомню для тех, кто присоединился к нам недавно, что не так давно Верховный суд штата Южная Каролина выпустил из тюрьмы проповедника, который публично порицал гомосексуализм, грозил адом там и всячески ругал это дело. Если вы считаете, что справедливо это решение суда выпустить его на свободу, 660-06-64. Если вы считаете, что это решение суда не справедливо, 660-06-65. Поехали.

Итак, я напомню. Если вы считаете справедливым решение суда, 660-06-64. Если вы считаете это решение суда несправедливым, 660-06-65. Так, что у нас тут есть еще? SMS-сообщения. Катя обижается на Юлия Соломоновича, якобы, он ее обижает постоянно.

Ю.ГУСМАН: Чего обижаю?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, не было такого.

И.ВОРОБЬЕВА: Кстати, я вам хочу сказать, что, между прочим, смски от Кати, от Кать, я бы уже сказала, приходят с разных IP-адресов.

Ю.ГУСМАН: Ну, конечно.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Несколько Кать?

Ю.ГУСМАН: А это как пожар на торфянике.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Кати разные нужны.

Ю.ГУСМАН: Понимаешь, Кати идут толпой уже.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, и не только Кати. Просто Ира не читает – я-то знаю, что там происходит.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Да что вы?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: В блогосферах.

Ю.ГУСМАН: (смеется) «В блогосферах».

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, тут нам слушатели уже начали писать, кто за что из нас с вами попадет в ад. Это очень смешно, прямо скажем.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так, ну, интересно, за что? Юлий Соломонович за что попадет в ад?

И.ВОРОБЬЕВА: Вот, про Юлия Соломоновича за то, что, видимо, Катю обижает.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Подержи меня за руку.

И.ВОРОБЬЕВА: А за что вас, я вам потом расскажу, вне эфира. Итак, идет голосование. Если вы считаете, что справедливо решение суда отпустить этого проповедника, 660-06-64. Если вы считаете это решение суда несправедливым, 660-06-65. Давайте, уважаемые присяжные, поддержите, пожалуйста, либо наших экспертов, которые единогласно сказали, что проповедник не прав, либо поддержите меня и одного из наших слушателей, который считает, что свобода слова вообще в первую очередь.

Так, +7 985 970-45-45 – телефон для ваших SMS-сообщений и спрашивают, что я грузинка? Нет, я не грузинка. Вы знаете, как-то нет.

Ю.ГУСМАН: Здесь один грузинка у нас.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Пока нет.

Ю.ГУСМАН: У нас один грузинка здесь.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: (смеется)

И.ВОРОБЬЕВА: Спрашивают Кобаладзе, ездил ли в Бразилию на карнавал?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, я участник карнавала, многократный.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, вы – участник? В следующий раз, пожалуйста, если хотите увидеть Кобаладзе, поезжайте в Бразилию.

Ю.ГУСМАН: Школа Самбо.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Гей-карнавал.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, поезжайте в Бразилию на гей-карнавал.

Ю.ГУСМАН: Школа Самбо.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну что же, есть у нас результаты голосования. Могу сказать, что для наших экспертов они не утешительны. Всего лишь 20% проголосовавших считают, что вы правы, и 80% проголосовавших считают, что права я.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А вы не могли бы мне напомнить, какая была моя позиция? (все смеются)

Ю.ГУСМАН: Вот, (НЕРАЗБОРЧИВО), который меняется как ветер в зависимости от паров алкоголя.

И.ВОРОБЬЕВА: Юлий Соломонович, я считаю, что господина Кобаладзе давно пора лишить статуса защитника справедливости.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ирочка, у меня гибкость.

И.ВОРОБЬЕВА: Потому что он просто без разбору как, вот, хороший-плохой царь рубит головы без разбора.

Ю.ГУСМАН: А ты представь, что ты работаешь где-то на радиостанции и там ты участвуешь в программе на суахили. (все смеются) Вот, для него то, что происходит здесь, он практически улавливает каждое третье слово.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, Юлий Соломонович, не надо меня обижать. Я не все понимаю, но моя позиция – это толерантность. Я всегда сглаживаю острые углы.

Ю.ГУСМАН: Конфликтность.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Конфликтность. Вот, ты сейчас…

И.ВОРОБЬЕВА: Сейчас посмотрим, подождите. Давайте, уважаемые эксперты, мы послушаем сейчас второй кейс и потом приступим снова к рассмотрению дела Кобаладзе. Второй кейс называется «Скорость».

СКОРОСТЬ

Е.БУНТМАН: В Германии судья вынес беспрецедентное решение. Гельмут Кненер, работающий в суде города Херфорд земли Северный Рейн-Вестфалия, рассматривал сразу несколько дел о превышении скорости на дорогах. Казалось бы, все ясно: превысил скорость – плати штраф. Но Кненер с этим не согласился. Он оправдал 40 водителей, освободив их от уплаты штрафа. И еще более необычно объяснил свое решение. По словам Кненера, ограничения скорости нужны только для обогащения государства и никак не способствуют предотвращению аварий. Он объяснил, что многие водители аккуратны и на высокой скорости, а другие и на 40 километрах в час умудряются попадать в ДТП. Кроме того, судья усомнился в целесообразности использования фотографий для фиксации превышения скорости. Для автомобилистов он уже стал кумиром. Зато прокурорская служба собирается обжаловать его решения в апелляционном суде.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот такое, мне кажется, немного абсурдное решение в Германии было вынесено. Уважаемые эксперты, вы же на машинах ездите, правда?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А я не считаю его абсурдным.

И.ВОРОБЬЕВА: Почему же?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я, вот, всегда, когда такие кейсы возникают, я их транслирую на нашу ситуацию.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте. 2 минуты у нас на трансляцию.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я считаю, что наказание водителей вообще любое, не только за превышение скорости, у нас преследует наше ГАИ, я подчеркиваю, наше ставит целью не воспитание водителей, а только наказание. Поэтому, вот, интуитивно мне хочется… Я понимаю, абсурдное решение.

И.ВОРОБЬЕВА: Это личное, я понимаю.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Личное, да.

И.ВОРОБЬЕВА: У вас – личное.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: И когда судья говорит, что нет, вот, я отменяю ваше решение, хотя они да, нарушили скорость. Но здесь просто слово государство, только для обогащения государства. А наш бы судья сказал: «Я его отменяю только потому, что вы ничего, никакой пользы никому не оказали, вы не за безопасность движения, а вы только для собственного обогащения хотите наказать этих людей, и я вам запрещаю».

И.ВОРОБЬЕВА: Судья-анархист такой.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Как я сказал хорошо.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, сейчас… Прекрасное выступление, выступление.

Ю.ГУСМАН: Господа, впервые за 23 года существования программы, он связно изложил позицию, не пытаясь лавировать и обманывать. Мы гордимся тобой.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Спасибо.

Ю.ГУСМАН: Еще через 20 лет мы услышим еще что-то интересное. Значит, позвольте мне как человеку…

И.ВОРОБЬЕВА: Минута у вас, к сожалению, только.

Ю.ГУСМАН: Минута. Тогда, Ира, мы поговорим минуту о Кобаладзе.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте поговорим о Кобаладзе. Я вам даже скажу, как мы поговорим о Кобаладзе. Тут Костя просто – ну так, чтобы всем было понятно, те, кто не смотрел, не слушал наш предыдущий кейс, я советую это сделать. Потому что господи Кобаладзе еще в прошлой программе прочитал огромную лекцию по анатомии, наверное – так можно сказать, да? Или про микробиологию. Вам Костя пишет: «Ура! Доктор Кобаладзе со сперматозоидами». Костя, это были не сперматозоиды, это были гены. Мы в прошлой программе…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Хвостатые.

Ю.ГУСМАН: Гены хвостатые, маленькие веселые гены такие.

И.ВОРОБЬЕВА: В спинном мозге.

Ю.ГУСМАН: Да, в спинном мозге живут и иногда вылезают наружу, поговорить, посмотреть.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, вылезают, потом залезают.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, мы повторяем эту лекцию в очень сжатом варианте. Если вы хотите ее услышать полностью, обязательно посмотрите в интернете нашу предыдущую программу. Вообще, советую следить за «Кейсом», потому что, ведь, периодически какие-то…

Ю.ГУСМАН: А вообще все программы, можно все 263 программы за…

И.ВОРОБЬЕВА: Да, мы периодически здесь делаем открытия, особенно научные. Вернемся через несколько минут. Программа «Кейс».

НОВОСТИ

И.ВОРОБЬЕВА: Продолжаем программу «Кейс», и у нас в студии как всегда 2 постоянных эксперта – Юлий Гусман, Юрий Кобаладзе и кейс про превышение скорости, где судья неожиданно вынес какое-то беспрецедентное решение, оправдав этих всех водителей фактически. Он сказал, что не надо платить штрафы государству ради обогащения.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, Гельмута Кненера бы сюда, в Москву.

И.ВОРОБЬЕВА: Согласна с вами.

Ю.ГУСМАН: Нет, дело в том, что все время мы сталкиваемся с тем, мой юный друг, что нельзя, как ты говоришь, совершать транзакцию, транспоненцию и экстраполяцию с германским…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Без пенетрации.

Ю.ГУСМАН: (смеется) Да, именно так.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Без пенетрации в кейс.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, спокойно.

Ю.ГУСМАН: И этих самых, с земли Северный Рейн-Вестфалия с их дорогами и с их водителями на наши дороги и, например, на дороги города Каира. Потому что если здесь или где-нибудь в Юго-Восточной Азии, или где-нибудь в арабских странах сказать, что «Ребята, гоняйте как хотите», то даже те минимальные условия увернуться от машины во дворе – это будет просто кошмар, это будут просто болиды, смертельное оружие. Поэтому я считаю, что судья не прав, потому что при всем при том, что, конечно же, правда, есть тупые, которые на 30-ти врезаются в людей, а есть отважные, милые как мы с тобой, которые на 220 едут прекрасно.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Это обычная скорость.

Ю.ГУСМАН: Но во всем мире есть ограничение скорости. В самом демократическом месте и в самом авторитарном – ну, это неправильно. Он просто с головой поехал, думал, уже не работает, а где-нибудь сидит у себя дома и вяжет носки.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но дело в том, что он же не всех оправдывает. Он просто взял 40 человек…

Ю.ГУСМАН: 40 человек.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: На самом деле, он тут многих он оштрафовал. Вот эти 40 – он сделал жест, он показал местному ГАИ, он сказал: «Ребята, вы штрафуете не потому, что вы заботитесь о безопасности водителей. Наплевать вы на это хотели. А вы их штрафуете, потому что вы в казну государства деньги хотите». А у нас и о казне государства никто не думает. Все в свой карман.

И.ВОРОБЬЕВА: Подождите секундочку. Я, во-первых, напомню нашим слушателям телефон для SMS-сообщений и его прочитаю заодно, потому что, прям, отвечают Кобаладзе. +7 985 970-45-45 – телефон для SMS-сообщений. Сергей из Барнаула пишет: «Судейское кресло – не трибуна революционера. Судья должен прежде всего блюсти дух и букву закона».

Ю.ГУСМАН: «И букву закона». Понимаешь, иногда хочется взять нескольких убийц, которые убили плохих людей, отпустить, потому что те были негодяи, взяточники. Свободная льготная такая трактовка – это беспредел и хулиганство, потому что вот так, мы знаем, там женщина сбивает, там, двух сестер, одна погибает, потом она какие-то деньги платит… Вот это недавно эта история.

И.ВОРОБЬЕВА: Шевенкова.

Ю.ГУСМАН: Да. Это все! Понимаешь, я сам много раз сталкивался с нашим судопроизводством и могу тебе сказать. Вот, в этом абсолютном пренебрежении к духу и букве закона, это основа судопроизводства. Потому что, что хочу, то ворочу. Своя рука – владыка. Вот, мне кажется, что здесь судья решил кому-то дать наглядный, как ты говоришь, пример, что, вот… Да что это за разговоры? Человек нарушил, превысил скорость, достаточно льготную и толерантную, извините за выражение, и либеральную на дорогах Северный Рейн-Вестфалия, а также Южный Рейн-Вестфалия…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Коллега, я прямо вижу вас в мантии, сидящим с молоточком.

Ю.ГУСМАН: О, я бы с удовольствием.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Просто вы наш Соломон! (все смеются)

Ю.ГУСМАН: Ну, я в какой-то мере Соломоныч. Но Соломон-то был не столько судья, сколько царь. Но я и царем готов быть.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но Соломоново, вот, решение тоже выносил.

Ю.ГУСМАН: Но Соломоново решение как раз было вот такое…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, оно законное.

Ю.ГУСМАН: Нет, оно основывалось как-то…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: На здравом смысле.

Ю.ГУСМАН: На здравом смысле, да. И тогда право даже не было прецедентным. Тогда человек судил по справедливости.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Гусман сидит в такой шапочке.

И.ВОРОБЬЕВА: Не, в таких белых штучках, таких вот, знаете? Таких вот.

Ю.ГУСМАН: Белые штучки – это что?

И.ВОРОБЬЕВА: Это такой парик. Парик-парик.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Это кальсоны.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Белый парик.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: С молоточком и принимаешь только справедливые решения. Твоя сейчас филиппика, которую ты…

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, секундочку! Послушайте, я хочу вам напомнить, что мы здесь говорим о справедливости, а не о законности.

Ю.ГУСМАН: Браво, Ира! Наконец.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А, об этом… Абсолютно.

Ю.ГУСМАН: Ну, старикашка, нельзя передергивать карты…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я вам, во-первых, не старикашка.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется)

Ю.ГУСМАН: Во-первых, легкий прием…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А Юрашка. (смеется)

Ю.ГУСМАН: Да-да. Идет прием учить в каждой передаче 10 новых слов. Филиппика, транзакция, транспоненция. Это не интересный текст.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Вот, где правда, там правда.

Ю.ГУСМАН: Да.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: То есть я много, здесь я набираюсь таких слов. Я потом на следующий день, ты знаешь, работаю со словарем. Знаешь, есть словарь иностранных средств. Думаю, вчера Гусман: «Транзакция». Дай-ка посмотрю.

Ю.ГУСМАН: А как по-грузински «филиппика»?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Пилиппика. (все смеются)

Ю.ГУСМАН: А по-азербайджански пилиппика-бялим. (все смеются)

И.ВОРОБЬЕВА: Я думаю, надо сделать отдельную программу, чтобы вы друг у друга спрашивали, как будет.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А знаешь, как кошки мяукают в Баку?

Ю.ГУСМАН: Как?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: «Мяу, да?» (все смеются)

И.ВОРОБЬЕВА: А давайте мы к кейсу вернемся.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так?

И.ВОРОБЬЕВА: Так что? Все?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я все сказал.

И.ВОРОБЬЕВА: Вы все сказали. Юлий Соломонович, вы все сказал?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я соглашаюсь…

И.ВОРОБЬЕВА: Все, тогда.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: ...с Юлием Соломоновичем.

И.ВОРОБЬЕВА: Как соглашаетесь?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, я соглашаюсь вот с этой филиппикой, да?

Ю.ГУСМАН: Человек, по сути, правовер.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да.

Ю.ГУСМАН: Человек, который закончил институт, где их учат, конечно, и взрывать мосты, но, самое главное, учат их…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но все по закону.

Ю.ГУСМАН: По закону.

И.ВОРОБЬЕВА: По закону взрывать мосты – это сильно, да. Я понимаю.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да. Поэтому, с одной стороны, да. Но с другой, вот, во мне бушует вот эта водительская такая оскорбленная и униженная честь.

И.ВОРОБЬЕВА: Юрий Георгиевич, я знаю, что я подарю вам на Новый год.

Ю.ГУСМАН: То, что в тебе бушует, называется совершенно иначе.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Что?

И.ВОРОБЬЕВА: Я вам на новый год подарю синее ведерко.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Это зачем? Чтобы я не бегал в перерыв?

И.ВОРОБЬЕВА: Это затем, чтобы в вас бушевало.

Ю.ГУСМАН: А я тебе подарю кодекс административных правонарушений. На голове у тебя ведерко, в руках у тебя ведерко, ты сидишь, значит, абсолютно ни в чем не нуждаешься, веселый и довольный, и с кодексом.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: И находчивый.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, ну что? 363-36-59 – телефон прямого эфира. Пожалуйста, поспорьте с нашими…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ира, я даже готов, я знаю, что проиграю Гусману этот кейс.

И.ВОРОБЬЕВА: Так?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но я удовлетворен своей филиппикой.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется)

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я ни от одного слова не отказываюсь.

И.ВОРОБЬЕВА: Юлий Соломонович, не надо комментариев. Гусары, молчать.

Ю.ГУСМАН: Я не могу. У меня была такая филиппика. Я не могу больше.

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Давайте, пока у нас идут звонки, набирайте нам, пожалуйста, 363-36-59, если вы хотите поспорить. А если вы готовы проголосовать, то давайте устроим голосование, потому что времени почти что не осталось.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Кто-нибудь меня поддержал?

Ю.ГУСМАН: И слово, значение которого даже не знаем.

И.ВОРОБЬЕВА: Итак, судья, который оправдал 40 водителей…

Ю.ГУСМАН: Филиппика – от слова «Филипп Киркоров».

И.ВОРОБЬЕВА: ...по превышению скорости.

Ю.ГУСМАН: Филиппика – это жена Филиппа Киркорова.

И.ВОРОБЬЕВА: Справедливое ли это решение его было или нет? Если вы считаете, что да, судья прав, это решение справедливо, 660-06-64. Если вы считаете, что нет, это решение суда несправедливо, 660-06-65. Поехали.

Итак, я напомню, если вы считаете справедливым решение суда, 660-06-64. Если вы считаете решение суда не справедливым, 660-06-65. Только давайте договоримся: голосуем не как водители, а как присяжные, как настоящие присяжные нашего настоящего кейса. Итак, есть у нас звонки. Давайте вот этот звонок примем. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Сергей, город Москва.

И.ВОРОБЬЕВА: Сергей, выключаем приемник.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, приемник я выключил. Я считаю, что судья абсолютно прав, и меня поддержат присяжные, которые сейчас в многочисленных московских пробках сидят. Вот, все водители, которые сейчас вместе со мной еле движутся, в том числе по Шоссе Энтузиастов. Если сейчас светофоры включить в нормальном режиме, а не в дневном, Москва от пробок избавится.

И.ВОРОБЬЕВА: Причем здесь пробки московские?

СЛУШАТЕЛЬ: Причем, скоростной режим если увеличить в городе – не 60, а 80 и этим делом руководить, то пробки…

И.ВОРОБЬЕВА: Послушайте, а если превышение скоростного режима? Здесь об этом речь идет.

СЛУШАТЕЛЬ: Он же их оправдал за то, что они нарушали скоростной режим?

И.ВОРОБЬЕВА: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Так вот, если бы его послушали ребята умные у нас, которые в том числе помощники Собянина, отрегулируйте вечером режим другой скоростной, и не надо будет людей наказывать и домой все вовремя успеют.

И.ВОРОБЬЕВА: Понятно. Спасибо большое. Позиция водителя, который стоит в пробке.

Ю.ГУСМАН: Я согласен. Потому что чудное предложение, технологичное и правильное, но когда 80, можно ехать 140. Когда надо 140, можно ехать 350. Всегда будет не хватать денег, скорости.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Как вы ловко все доводите до абсурда. «Где 120, там 340, где 340, там 600...»

Ю.ГУСМАН: Я – законопослушный гражданин великой страны. А есть люди, которые к нам понаехали, они считают, что наш режим скоростной…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, это же москвич звонил, это не я.

Ю.ГУСМАН: Но ты же его завел.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: «Завел». Как там голосование наше?

И.ВОРОБЬЕВА: Останавливаю голосование.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так?

Ю.ГУСМАН: На улицах Батуми езжайте как хотите.

И.ВОРОБЬЕВА: Могу сказать, что голосование шло в очень напряженном режиме. В очень напряженном режиме. 45% проголосовавших считают это решение суда справедливым.

Ю.ГУСМАН: Опа. Ну, победил, конечно, я.

И.ВОРОБЬЕВА: 55% считают несправедливым.

Ю.ГУСМАН: Что?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ты понимаешь, вот это пиррова победа.

Ю.ГУСМАН: В каком смысле? (смеется) Ребята, я прошу записать этот день в анналы передачи.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Гусман победил. Но еще одна такая победа…

И.ВОРОБЬЕВА: Да. Мы в архиве просто там, это самое, вот так вот…

Ю.ГУСМАН: 4-е выражение, которое взято из словаря иностранных слов и выражений.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте послушаем наш третий кейс, и посмотрим, может быть, в третьем кейсе Юрий Георгиевич еще несколько выражений скажет таких вот, да. Новых слов. Ну, для начала вам выражение, каким образом называется наш кейс, «Пряничный человечек».

ПРЯНИЧНЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК

Е.БУНТМАН: Власти британского графства Ланкашир восстановили пол Пряничного человечка. Как сообщает Дэйли Мэйл, к учебному году персонажа английских сказок лишили этого существенного признака. Из соображений политкорректности Пряничного человека было предписано называть «Пряничная особа», чтобы девочкам не было обидно. Это решение вызвало негодование у общественности – и прежде всего у родителей школьников. Перемену, прежде всего, обнаружили при изучении школьного меню – там среди десертов значилась та самая «Пряничная особа». Родители пригрозили политкорректным властям судебным преследованием – за ущерб, наносимый английскому языку, литературе и традициям. В результате власти графства пошли на попятный – и к Рождеству обещают вернуть человечку мужское начало.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот такая судьба пряничного человечка. Ну что, уважаемые эксперты?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ира, у меня и в этом случае тоже какой-то двойной подход. С одной стороны, Юлий Соломонович, вы согласитесь, традиция, да? Нельзя, вот, отрезать у человечка какие-то части.

Ю.ГУСМАН: Крантик.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Крантик, да. С другой стороны, вы можете представить колобка с писькой?

Ю.ГУСМАН: Так, я прошу… Вырубайте камеры, я прошу. Давайте… Он сошел с ума, и проще всего госпитализировать, буквально месячишко, потому что мы не можем так. Спасибо большое. В эфире была программа «Кейс».

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Так, спокойно-спокойно, подождите.

Ю.ГУСМАН: Дайте музыку. Нет, Ира, какая писька? (все смеются)

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Колобок, представляешь, это такой же национальный герой.

Ю.ГУСМАН: Почему Колобок не может иметь письку, объясните мне? Почему?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну как? Ну а как вот он?

Ю.ГУСМАН: Катится, писька спрятана. В чем проблема?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: (смеется)

Ю.ГУСМАН: Боком катится! Старик, у тебя нет воображения.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Как нет воображения?

Ю.ГУСМАН: Да ладно. Да у женщин вообще нет такой…

И.ВОРОБЬЕВА: Так, спокойно!

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Дело в том, что, ну…

Ю.ГУСМАН: Что «ну»?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, то… (смеется) Это же национальный герой.

Ю.ГУСМАН: Он долго говорил умные слова, а потом брякнул в финале, когда народ расслабился, слово «писька», единственный, кто у нас понимает значение. Не филиппика, не хрюпика – это он просто так выучил, не знает, о чем говорит. Елки, какой позор! Что скажет Бунтман и Алексей Алексеевич? Нас выгонят с работы. Из-за этой несчастной письки мы потеряем зарплату.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ты знаешь, как по-английски будет? Gingerbread man.

Ю.ГУСМАН: Gingerbread, да. Наверное, так, да. И что?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я рос вместе с этим человечком.

Ю.ГУСМАН: (смеется) Я представляю.

И.ВОРОБЬЕВА: С особой или с человечком?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: На Christmas особенно в Англии. Знаешь?

Ю.ГУСМАН: Да, конечно. Я мальчишкой еще держал эти…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: И, вроде бы, я за этих самых, вот, за… Кто? Родители, да? Которые говорят: «Традиции. Ну что за глупость? Какая там особа?»

Ю.ГУСМАН: Да, подожди. Но весь-то смех в том, Юрочка, в тебе в голове бродит… Вот, твой страстный низ подавляет твой легкий верх.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: (смеется)

Ю.ГУСМАН: То есть наверху у тебя…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: (смеется) Подожди. Это я должен записать.

Ю.ГУСМАН: Да-да. Наверху у тебя, серьезно, ну, как сказать, с головой не очень, такая пустоватость. А внизу у тебя такая страсть. Объясняю. На этом Gingerbread man, на пряничном человечке нет никакой письки – это условно называется «man», это корректность в словах. Не то, что там есть девочка.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не, что ты, что ты! Нет!

Ю.ГУСМАН: Ты что, на пряниках письки видел?

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется)

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да. А как же! (смеется) Там мальчик.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну-ка, прекратите, я вас умоляю. Ну, все уже. Даже на куклах нет этого.

Ю.ГУСМАН: А если бы сейчас Газпром хоть кто-то слушал из начальства, сожгли бы эту станцию. Понимаешь? Сожгли бы.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Объясни мне, что такое «лишили этого существенного признака»?

Ю.ГУСМАН: Кто?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Первичные половые признаки.

И.ВОРОБЬЕВА: Слушайте, прекратите. Ну, не было там этого.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну как нету? Что вы мне говорите!

Ю.ГУСМАН: Я прошу прощения у всех наших слушателей, особенно американцев. Бывают случаи обострения, да, все это погода, скачет давление. Юрий Георгиевич, пожилой, уважаемый человек, чуть-чуть… (хрюкает) Я бы сказал, что с ним произошло, но это будет тоже…

И.ВОРОБЬЕВА: (смеется) Все, хватит.

Ю.ГУСМАН: Объясняю. Послушайте.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну давай.

Ю.ГУСМАН: Признака словесного, условно говоря, ну, как сказать? Man.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да.

Ю.ГУСМАН: А чтобы не было Gingerbread girl, Gingerbread woman, они сделали person.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, нет. Ну что? Ну, здесь написано…

Ю.ГУСМАН: Что, кастрировали его, что ли?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, отрезали ему.

Ю.ГУСМАН: Слушай, ты, который…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ему делали. Вот он Gingerbread man, вот он.

И.ВОРОБЬЕВА: Послушайте, Юрий Георгиевич, вы Шрэка насмотрелись! У него там ногу отрезали, а вовсе не то, о чем вы говорите.

Ю.ГУСМАН: Послушай, ты, который вырос на берегах Ланкаширской Темзы. Скажи мне, ты когда-нибудь пряник видел с пипкой?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Видел. Вот они, вот пряник, вот у него было… Ее взяли и отрезали.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, прекратите рисовать, я вас умоляю.

Ю.ГУСМАН: Ты себя не рисуй с пипкой. Это не ты с пипкой, а пряник. Ребята, я прошу, если можно, какую-то мелодию. «Подмосковные вечера» поставьте.

И.ВОРОБЬЕВА: Не надо никаких мелодий. Лучше почитаем смски.

Ю.ГУСМАН: Слушай, закроют станцию.

И.ВОРОБЬЕВА: Не закроют, не закроют.

Ю.ГУСМАН: Закроют!

И.ВОРОБЬЕВА: После того как Юрий Георгиевич в прошлый раз гены сперматозоидами называл, нас уже точно не закроют.

Ю.ГУСМАН: Но сперматозоид – не письма. «Писька» — это слово совершенно хулиганское.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, хватит, все. А вы сами прекратите его повторять, если вы считаете…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ему понравилось.

Ю.ГУСМАН: Я повторяю возмущенно это, а он восхваляет это все.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Между прочим, писька… Вот, был, приезжал, эти самые, как это, снежные шоу Полунина. Там выходил человек, клоун.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, не надо. Не надо рассказывать.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: С этим. Обливал водой. И когда он сказал «Писька!», Там зал просто лег.

Ю.ГУСМАН: Так, ребята.

И.ВОРОБЬЕВА: Послушайте, я вам расскажу. У нас в институте был художественный руководитель, который нам всегда говорил, что, конечно, можно выйти на сцену, повернуться спиной, снять штаны и все будут ржать над голой попой. Но этого делать не надо, потому что это не смешно, на самом деле. А вам смешно, Юрий Георгиевич.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ира, мне не смешно. Я первый, второй кейс, я молча внимал Юлию Соломоновичу. Но здесь, извините меня, я с этим пряничным человеком, я его вижу как живого. И вы мне хотите сказать, что существенный признак – это man он или woman,

Ю.ГУСМАН: Давай поспорим с тобой на 10 тысяч эвро – наша зарплата за месяц – что если у какого-нибудь пряника есть вообще похожий отросток…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не у какого-то пряника.

Ю.ГУСМАН: У любого!

Ю.КОБАЛАДЗЕ: У конкретно Gingerbread man. Есть!

Ю.ГУСМАН: Ты видал? Поспорим?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну как? Я его первый отгрызал.

И.ВОРОБЬЕВА: Юрий Георгиевич, прекращайте.

Ю.ГУСМАН: Что ж такое-то?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Когда на Christmas его приносили. (смеется)

И.ВОРОБЬЕВА: Так, все, все, все я сказала.

Ю.ГУСМАН: Слушайте, это вообще, это зверство.

И.ВОРОБЬЕВА: Все.

Ю.ГУСМАН: Я хочу сказать слово «минет», но это просто зверство отгрызать пипку.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, все, прекратите оба.

Ю.ГУСМАН: Ну, это что происходит? Ребята! Это какое-то эротическое шоу.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, уважаемые эксперты, я сейчас сама программу закрою.

Ю.ГУСМАН: Ира, ты виновата в том, что распустила его.

И.ВОРОБЬЕВА: Правда? Это вы его за руку держите всю программу, между прочим.

Ю.ГУСМАН: Я интеллигентно говорю.

И.ВОРОБЬЕВА: «Интеллигентно говорите».

Ю.ГУСМАН: А ты опозорил нас всех.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я молчу.

Ю.ГУСМАН: И Бунтмана, и…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Я молчу.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, давайте, у нас наши слушатели, между прочим, очень заинтересовались этим кейсом. Владимир пишет: «Везет же их человечкам – за них так здорово вступаются. А у нашего Колобка и не было, выходит, никогда достоинства. Обидно».

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Вот.

Ю.ГУСМАН: Почему унижаете русские сказки? У Красной шапочки есть писька, у всех есть…

И.ВОРОБЬЕВА: Так-так, прекращайте.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, она – человек. А Колобок из теста.

Ю.ГУСМАН: Ну и что?

И.ВОРОБЬЕВА: Вот, смотрите, кстати, про Красную шапочку. Сергей пишет: «Если так дальше пойдет, то скоро Кот в сапогах станет Кошкой, Серый волк волчицей, а Золушка молодым человеком».

Ю.ГУСМАН: Правильно. Вот это политика ваших отрезаний и обрезаний того, что должно расти и крепнуть, и хорошеть.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну, послушайте, ну, у кукол же нет этого всего и не надо.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ребят, ну вы что? Вы издеваетесь надо мной? Это речь идет о муке, о тесте, сделано из… Засунуто в форму и поджаренное в печи. А вы мне Кота в сапогах, Красную шапочку, серого волка – это разные персонажи.

Ю.ГУСМАН: Я сейчас думаю, вот, сидят англичане, которые нас смотрят, на нас смотрят сотни тысяч англичан. И они сейчас думают: «Елки-палки, что несет этот человек?» Идет синхронный перевод и говорит: «The Gingerbread man писька». Они не понимают, о чем говорят. Они просто не понимают, как это звучит, RTVi – они же многие не понимают по-русски. Как это все?

И.ВОРОБЬЕВА: Между прочим, Владимир вам не поверил, Юрий Георгиевич, посмотрел в Гугле картинки с пряничным человечком – нет там ничего такого, о чем вы говорите.

Ю.ГУСМАН: Нету, конечно.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так, он посмотрел человечка того, которого оскопили.

И.ВОРОБЬЕВА: Нет-нет-нет, Гугл помнит всех человечков этих, не надо.

Ю.ГУСМАН: Старикашка, есть книги, есть библиотечные. Уж я-то поел этих человечков.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Значит, Ира, обратитесь к нашим зрителям в Англии – пусть пришлют нам к Christmas пряничного человечка, настоящего.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, я вас очень прошу, тех, кто нас слушает в Англии, пожалуйста, вот, после того как пряничному человечку вернут мужское начало, пришлите нам, пожалуйста, нового пряничного человечка и убедите, пожалуйста, нашего эксперта…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Или старого.

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, нового. Убедите нашего эксперта в том, что ему вернули мужское начало в том смысле, что будут его называть в мужском роде.

Ю.ГУСМАН: Да. А я прошу еще в других странах, тоже подарки пришлите. (все смеются) Может быть, часы, одежду, меховые шапки, авторучки и автомобили.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: И еду. Главное, еду присылайте.

И.ВОРОБЬЕВА: Это все Юлию Соломоновичу.

Ю.ГУСМАН: (смеется) Еду. Можно пряники, колбасу можно.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Пудинги, пудинги.

И.ВОРОБЬЕВА: Учитывая, что мы с вами… Я не знаю, как уж вы, но учитывая, что кейс наш будет за один день буквально до нового года, вообще, еда – это будет, конечно, очень актуально для нас.

Ю.ГУСМАН: Я буду в это время в Килиманджаро – я же новый год всегда…

И.ВОРОБЬЕВА: Юрий Георгиевич, мы с вами опять вдвоем будем, наверное? Или вы опять от меня сбежите все?

Ю.ГУСМАН: У вас будет куча пряничных человечков. Вы пооткусываете им причиндалы, это будет ужасно.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, спокойно. Пуговки пооткусываем. Ну что, давайте голосовать? Не буду я подключать телефон, в этот раз уж извините, боюсь, что Петя позвонит. Итак, если вы считаете, что справедливо решение властей вот этого графства Ланкашир восстановить пол пряничного человечка, 660-06-64. Если вы считаете, что это решение властей не справедливо, 660-06-65.

Итак, я напомню. Если вы считаете справедливым решение властей вернуть пол пряничному человечку, 660-06-64. Если вы считаете, что это не справедливо, 660-06-65. «Ох уж эта политкорректность, — пишет нам Александр, — когда нельзя вещи называть своими именами. Тогда всех надо называть не «мальчик-девочка», а просто и политкорректно: существо».

Ю.ГУСМАН: Опа. Он прав. Называть персоной. Это, вот, существо и есть, конечно.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Пряничное существо. Gingerbread person.

Ю.ГУСМАН: А мы песню споем. Знаешь, Gingerbread? Помнишь? (поет Jingle Bells) Gingerbread, Gingerbread?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: (поет) Gingerbread, Ginger— Gingerbread. Gingle all the way.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть Jingle Bells уже не катит, да? (смеется)

Ю.КОБАЛАДЗЕ: (поет) Jingle bells, jingle bells, jingle all the way!

Ю.ГУСМАН: Да нет, оригинал-то – Gingerbread.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Gingerbread, да.

И.ВОРОБЬЕВА: А, вот, Айрат нам предлагает, что пряничный человечек или пряничное существо, или персона должны быть на выбор, мужские или женские. Например, мужчина или женщина.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, нельзя. Понимаете, нельзя Колобка… Это традиция, это народный герой.

Ю.ГУСМАН: Да что ты такой?..

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так же и Gingerbread man.

Ю.ГУСМАН: Ты – русофоб. Почему ты?.. Грузинскую сказку расскажи какую-нибудь про свое животное.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Грузинская сказка Мацакеке у нас есть.

Ю.ГУСМАН: Да, ну вот Мацакеке пускай…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Человечек он невзрачный, Мацакеке зовут.

Ю.ГУСМАН: Пускай будет без письки. А наш русский колобок…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Вот, например, если б ты сказал… А Буратино? Вот здесь да.

И.ВОРОБЬЕВА: Буратино в штанишках.

Ю.ГУСМАН: У Буратино огромный, потому что у него такой нос.

И.ВОРОБЬЕВА: Так, спокойно.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да.

И.ВОРОБЬЕВА: Юлий Соломонович.

Ю.ГУСМАН: У него там просто резать и резать, пилить и пилить.

И.ВОРОБЬЕВА: Юлий Соломонович!

Ю.ГУСМАН: Молчу.

И.ВОРОБЬЕВА: У него нос вырастал, когда рал, а не что-то другое.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, Буратино, по крайней мере, попадает в эту категорию.

И.ВОРОБЬЕВА: Я напомню нашим слушателям, что идет голосование. Если вы считаете, что справедливо вернули…

Ю.ГУСМАН: А Мальвина?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Мальвина – нет, не попадает.

И.ВОРОБЬЕВА: Так!

Ю.ГУСМАН: Молчу.

И.ВОРОБЬЕВА: Справедливо если считаете вернули пол пряничному человечку, 660-06-64. Если вы считаете это решение несправедливым, 660-06-65. Так, вот у меня такое ощущение, что звонят… Все, кто звонит нам, голосует – это люди, которые очень любили Колобка в детстве.

Ю.ГУСМАН: Правильно.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так?

И.ВОРОБЬЕВА: «Колобок – мальчик. Когда катится, подскакивает». Спасибо большое. (все смеются)

Ю.ГУСМАН: Ну да, правильно. Артемон.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Пудель. Он – собака. Мальчик.

Ю.ГУСМАН: Не, ну что, он имеет право быть мальчиком.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не, ну это разное. Это живые предметы, живые.

Ю.ГУСМАН: Опять. Да что ты говоришь?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Кот, пудель. А Буратино, Колобок…

И.ВОРОБЬЕВА: Мне тут присылают советы, как лучше вас обоих успокоить.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Так?

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, я не буду это читать даже.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Гусман обидится.

И.ВОРОБЬЕВА: Петя обещает нам позвонить. Петя, не звоните. Не надо, Петя, не надо, я все равно трубку не возьму. Так, все, нету у нас времени совсем. Я чего-то совсем упустила, уже и программа кончается. 92% считает, что правильно восстановили пол пряничного человечка, 8% считает, что это неправильно. Видимо, за Колобка переживают. 15 секунд, давайте.

Ю.ГУСМАН: Да. Что?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: (поет) Если бы парни всей страны!

Ю.ГУСМАН: Земли.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Земли. (поет с Гусманом) Вместе собраться однажды могли, то было весело в компании такой!

И.ВОРОБЬЕВА: Это была программа «Кейс». Спасибо большое, до встречи через неделю.

Материалы по теме

Справедливо ли решение властей британского графства Ланкашир, которые восстановили пол Пряничного человечка? («Кейс»)

справедливо
48%
затрудняюсь ответить
38%
не справедливо
14%


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире