'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, это программа «Кейс» в эфире RTVi и «Эха Москвы». Сегодня смена составов произошла частичная. Меня зовут Ольга Журавлева, я сегодня вместо Ирины Воробьевой. Юлий Гусман вместо Юлия Гусмана.

Материалы по теме

Справедливо ли то, что русская версия Википедии и он-лайн библиотека «Викитека» могут пострадать за размещение экстремистской литературы? («Кейс»)

нет, не справедливо
68%
да, справедливо
27%
затрудняюсь ответить
5%


Ю.ГУСМАН: А, о, я обожаю его.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хороший человек, да.

Ю.ГУСМАН: Умница, красавица.

А.ОРЕХъ: Но сидит на месте Кобаладзе.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вместо другого Юлия Гусмана у нас сегодня Антон Орехъ. Я вас приветствую, джентльмены.

Ю.ГУСМАН: То есть трое просто?

О.ЖУРАВЛЕВА: Нас много.

Ю.ГУСМАН: Надо сказать, Антон, вот, шутки шутками. Вот, я вам скажу просто мое мнение. Это такое счастье, что наши молодые журналисты…

О.ЖУРАВЛЕВА: Это вы мне говорите, что они молодые? Он старше меня – посмотрите на него.

Ю.ГУСМАН: А ты что? Я сравниваю с собой и Кобаладзе.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, хорошо. Ладно, хорошо.

Ю.ГУСМАН: То есть сначала с Кобаладзе…

О.ЖУРАВЛЕВА: С юным Кобаладзе.

Ю.ГУСМАН: ...82. И со мной, 81.

О.ЖУРАВЛЕВА: Юлий Соломонович, можно одну секунду?

Ю.ГУСМАН: Пожалуйста. Заткнуть рот чужому человеку.

О.ЖУРАВЛЕВА: Конечно. Взрослому тем более. Я хочу напомнить нашим дорогим радиослушателям и телезрителям. Программа «Кейс», мы разбираем дела. Вы можете лицезреть наших гостей на видеотрансляции на сайте «Эха Москвы», огромного Ореха и крошечного Гусмана. Возможно, мы в какой-то момент поменяем трансляцию, будет немножко по-другому, но все равно приятно. смски вы присылаете в ходе действия по номеру +7 985 970-45-45, потом еще будете по телефону звонить, по разным телефонам, о чем объявим дополнительно.

Материалы по теме

Справедливо ли то, что женщину, бросившую соседскую кошку в мусорный бак, оштрафовали на 250? («Кейс»)

да, справедливо
85%
нет, не справедливо
13%
затрудняюсь ответить
1%


Так что же, господа? Вы рады, что молодежь участвует?

Ю.ГУСМАН: Нет, это очень хорошо, потому что Кобаладзе явно утомился. Вот, последнее время ему тяжело просто. Он, во-первых, он не русский, и ему в отличие от нас тяжело. Потому что для нас, славян язык – это, как бы… Ну как? Природа такая.

А.ОРЕХъ: Ну, легко, да.

Ю.ГУСМАН: Кривичи, ведичи, Ольгичи, Рюриковичи.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вятичи, да, и кривичи.

Ю.ГУСМАН: Я же сказал кривичи. Ему тяжело. И он старался. Но возраст берет свое. И сейчас он чаще берет себе бюллетень. Если я уезжаю (вот, я опять уеду скоро в командировки, по заданию Алексея Алексеевича)... Ну, понимаете, нужно пропагандировать, нужно разведывать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да-да-да, в Карлсруэ.

Ю.ГУСМАН: Нет… Ну, опять. Ну ладно, давайте я тогда сейчас буду решать. Причем здесь Карлсруэ? Я еду в Гималаи, я там всегда осенью.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, хорошо.

Ю.ГУСМАН: Карлсруэ – это весна. Когда все цветет в Карлсруэ.

О.ЖУРАВЛЕВА: В Карлсруэ прекрасно – там крупный транспортный узел, мы знаем. Давайте мы послушаем уже первое дело. Соберитесь, пожалуйста, господа. Как это называется? Вы – судьи, да? А присяжные наши – зрители и слушатели.

Ю.ГУСМАН: Мы – эксперты.

О.ЖУРАВЛЕВА: А! Господа эксперты, соберитесь.

А.ОРЕХъ: Судьи – это вот те люди, которые будут нам звонить.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, хорошо.

Ю.ГУСМАН: А, вот, присяжные… Ну, это такая игра, но игра 27 лет в эфире.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мы сейчас прослушаем выступление либо прокурора, либо адвоката, как повезет. И как всегда Евгений Бунтман подготовил для нас эти прекрасные материалы. Внимание, кому на экран, кому просто на радиоприемник, «Криминальное чтиво» у нас на очереди.

КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО

Е.БУНТМАН: Русская версия Википедии и он-лайн библиотека «Викитека» могут пострадать за размещение экстремистской литературы. Правоохранительные органы Москвы обнаружили в Википедии энциклопедическую статью, посвященную книге «Доктрина фашизма» Бенито Муссолини. Это произведение входит в список запрещенной литературы – его нельзя ни продавать, ни распространять каким-либо другим образом. Такая же ситуация и с книгой Майнкампф Гитлера. Собственно, к самой статье, где рассказывается вкратце содержание труда дуче, претензий почти нет, зато криминалом считается размещение текста. В русской Википедии говорят, что они перед законом чисты – разве что будут возмущаться наследники казненного в 45 году Муссолини из-за нарушения авторских прав. Между тем книги Муссолини и Гитлера до недавних пор запрещали даже выдавать в библиотеках – только для написания научной работы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот такая вот история, вполне серьезная, но возникает вопрос. Справедливы ли претензии правоохранительных органов? Можно ли в интернете размещать, что ни попадя.

А.ОРЕХъ: Я думал, это вообще дело об авторском праве.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет. Это дело об экстремистской литературе.

А.ОРЕХъ: Ну как человек опытный, Юлий Соломонович старше.

Ю.ГУСМАН: Я не знаю.

О.ЖУРАВЛЕВА: У кого ж телефон-то в студии! Что ж такое?

Ю.ГУСМАН: Это телефон, он на вибрации стоит. Он совершенно тихо вибрирует.

О.ЖУРАВЛЕВА: Все слышали.

Ю.ГУСМАН: Я вот что скажу. Я, простите меня, мои либеральные друзья, собравшиеся и застывшие у экранов и радиоточек, я не очень большой поклонник того, чтобы наша молодежь читала много…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, конечно: она же слабоумная, она не поймет, что там написано.

Ю.ГУСМАН: Нет, это, действительно… Ну, я не знаю. Я, например, когда прочел впервые «Архипелаг ГУЛАГ» уже в зрелом возрасте. Я болел свинкой и мне принесли фотоспособом набранный, вот такие толстые фотографии. А я был бакинский юноша, ну, уже такой даже не юноша, уже такой зрелый особь. Здесь были всякие… Ну, до Баку, по крайней мере, до меня ничего этого не доходило. Хотя, я был интеллигентный мальчик, много читал книг, в хорошей семье. И, вот, я ночью с температурой под одеялом при свете какой-то лампочки прочитал за ночь весь «Архипелаг ГУЛАГ». И меня просто, вот (извините, опять-таки, за банальность) перевернуло. Я не хотел бы, чтобы ребята, которые бреют лбы и затылки, и бьют таджиков, убивают таджикских девочек, имели возможность легко и просто…

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы думаете, что они прямо, вот, ищут какую-то идеологическую основу?

Ю.ГУСМАН: Нет, боюсь, что нет. Но зачем?..

А.ОРЕХъ: Искушать?

О.ЖУРАВЛЕВА: Усугублять?

Ю.ГУСМАН: Я знаю все о свободе слова, я знаю все о том, что надо разрешить гей-парад и буквально усилить их гейпарадство. Но вы знаете, вот, не все, на мой взгляд, созрело. Я, вот, сейчас говорил Алексею, что мне это напоминает, наша жизнь, что мы 20 лет назад с верхней полки Сандуновских бань прыгнули в прорубь для оздоровления. И, в общем, это полезно для здоровых, крепких, вот, антоноорехообразных.

О.ЖУРАВЛЕВА: Просто образец здоровья здесь сидит.

Ю.ГУСМАН: Не, ну такой, высокий красивый, молодое сильное тело. Но, вот, для беременных, для стариков, пенсионеров, сердечников, маленьких детей, туберкулезников, астматиков…

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть защитим слабую часть общества от опасных книг?

Ю.ГУСМАН: Рассказываю. Вот это смертельно. И нужно было защитить. И я в свое время даже выступал, извините, об этом в Думе. Не защитили. И поэтому столько получили проблем в «лихие» 90-е.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Дайте слово другому оратору. Пожалуйста.

Ю.ГУСМАН: Да, даю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Антон Орехъ, у тебя какая позиция?

А.ОРЕХъ: Да не знаю, чего там. Какая там позиция?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, какая-нибудь у тебя должна быть?

А.ОРЕХъ: Да я не знаю, какая там позиция. Они не читают просто эти книжки, те, кто с бритыми головами-то чего-то ломают.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, хорошо. Надо выкладывать в интернете, как ты считаешь?

А.ОРЕХъ: Не знаю. Я не знаю, честно. Честно скажу. Ну, я не знаю. Я знаю, что это не надо продавать в государственных магазинах.

Ю.ГУСМАН: Я точно могу сказать, что я против того, чтобы, не дай бог, наказывать Википедию. Это, вообще, абсурд!

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Вопрос стоит так: справедливы ли претензии правоохранительных органов? Вы считаете, что справедливы.

Ю.ГУСМАН: Я считаю, что им нужно было в нормальной милой интеллигентной форме посоветовать, порекомендовать, попросить, чтобы в свободном доступе не было, как делать бомбу, как насиловать детей, пособие «Юный Чекатило».

О.ЖУРАВЛЕВА: И Муссолини. Хорошо, понятно. Ваша позиция понятна.

А.ОРЕХъ: Ну, я, вот, в принципе, против распространения в открытом доступе этой литературы. Но наказывать за это конкретный сайт, который, в принципе, доказал свою, что там, толерантность, пригодность.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ребят, с вами кашу не сваришь. Давайте послушаем людей.

Ю.ГУСМАН: А ты считаешь, что, вот, нужно все свободно?

О.ЖУРАВЛЕВА: Я о чем подумала. когда услышала эту информацию? Книга запрещена. Мне бы хотелось самой понять, почему она запрещена. Что конкретно думал Муссолини? Почему же он, сволочь такая, до такого дошел?

Ю.ГУСМАН: Вот, для вас, мой юный друг, я рекомендовал бы почитать и все остальное.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, совершенно верно.

Ю.ГУСМАН: Вы – зрелое интеллигентное существо, живущее на большой радиостанции.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. (смеется) Под столом.

Ю.ГУСМАН: А пасущийся на полях… Вот, не надо говорить того, что, вот, вы считаете, что народ не созрел. Вот, я рассказываю. Я, комсомольский молодой человек прочитал…

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас не остается времени на звонки.

Ю.ГУСМАН: Давай, все.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте послушаем, сейчас нам объяснят, хотят они читать это или не хотят, правильно – не правильно. 363-36-59, мы готовы выслушать ваше мнение по этому вопросу. Справедлива ли претензия правоохранительных органов к размещению в интернете такого рода литературы? Алло, здравствуйте, слушаем вас, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Сергей, Москва. Я считаю, что не справедливо. Я вообще сторонник того, что, ну, вот, подобные материалы нельзя запрещать. Нужно всем давать их читать. Свобода? Свобода. Читайте, ребята. Но при этом нужно подавать их в правильной ориентации, что вот это вот хорошо, а это не очень.

О.ЖУРАВЛЕВА: С комментариями?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, разумеется, да.

Ю.ГУСМАН: А как технически это может быть? На каждой странице как толкование? Ну как?

А.ОРЕХъ: Наклонным шрифтом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну как? Бывает академическое издание со всеми делами.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, если говорить об обществе, нормальных здравомыслящих людях, дееспособных личностях, имея определенную историю, вот XX века, например, в том, что касается фашизма, нацизма и  прочего. Ну, в общем, любой здравомыслящий человек поймет, что, в общем, он же не кинется реализовывать то, что там изложено, на практике.

Ю.ГУСМАН: А вот скажите, например, как вы думаете, вот, например, пособие для юного шахида? Я вам серьезно говорю. Которое сейчас гораздо более остро, чем покойный Муссолини. Вот это. А почему бы нет? Посмотреть, о чем там говорят, вся эта агитация, как это будет действовать на молодых ребят, которые исповедуют ислам.

СЛУШАТЕЛЬ: Молодые ребята разные бывают. Молодые ребята чисто, вот, обычные славяне московские – это одно. А какие-нибудь… Я прошу прощения, я ни на кого не намекаю, Да? Какие-нибудь там ребята, спустившиеся с гор, это совсем другое. Я просто служил в северокавказском военном округе, и я, вот, посмотрел на ребяток молодых 18, 19, 20 лет, которые, вот, славяне, только…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну понятно. Мы поняли, что они разные, Сергей.

Ю.ГУСМАН: Ну, у нас на равнинах тоже огромное количество…

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, человек с гор спустился.

Ю.ГУСМАН: Да. У нас в горах есть множество прелестных, умных, ярких людей, а на равнинах такие бывают отморозки и отребье, что это дело не в том, где он, в горах или на равнине. Дело в том, что он кто, животное или человек?

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Вы выступаете за то, что, на всякий случай, лучше оградить людей, в которых мы не совсем уверены.

Ю.ГУСМАН: Я бы старался в открытом доступе это много не выставлять. Пособие юного шахида, пособие Чекатило, как нам взорвать мечеть – я бы это не стал бы выкладывать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Справедливы ли претензии правоохранительных органов в данном случае к русской версии Википедии и онлайн-библиотеке Викитека? Если вы считаете, что да, надо бы снять из открытого доступа, как выступил Юлий Соломонович, звоните 660-06-64. Если вы считаете, что нет и, вот, позиция Сергея была представлена, что пусть будет такая литература, звоните 660-06-65.

Да, подсчет голосов пошел. Справедливы ли претензии правоохранительных органов к сайту, разместившему доктрину фашизма Бенито Муссолини в открытом доступе? Если вы считаете, что да, справедливо, за это нужно преследовать, звоните 660-06-64. Если вы считаете, нет, несправедливо, человек имеет право сделать свои выводы сам, 660-06-65. Ну что? Антон Орехъ? Ты пришел к какому-нибудь выводу?

А.ОРЕХъ: Нет, ну а чего? Тут вывод-то простой. Я считаю, что это не должно продаваться, я не думаю, что это должно быть в свободном доступе.

О.ЖУРАВЛЕВА: А несвободный? За деньги?

А.ОРЕХъ: Ну, может быть, и…

О.ЖУРАВЛЕВА: А что значит «несвободный»?

А.ОРЕХъ: Ну, вот, что человек пришел в магазин и купил Муссолини. Вот это и есть свободный доступ.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот смотрите, что пишет Дмитрий из Петербурга: «Пусть читают. Майнкампф – самая скучная книга, которую я так и не смог дочитать до конца».

Ю.ГУСМАН: Да никто не прочтет. Капитал Маркса прочло в стране 9 человек – Ленин и еще двое.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но книга его целиком перевернула.

Ю.ГУСМАН: Да. Но дело в том, что это, как бы сказать, соблазн открыть истину.

О.ЖУРАВЛЕВА: Найти окончательную книжку, которая отвечает на все вопросы.

Ю.ГУСМАН: Ну которая, как бы, цитата там. Броская цитата на стенку – этого достаточно. Не нужно это все. Пусть они у себя там горят в аду, фашисты. И пускай горят себе.

О.ЖУРАВЛЕВА: А как быть людям, которые не пишут научную работу, не имеют никакой ученой степени и тоже хотят как-то?

Ю.ГУСМАН: Как жить без Майнкампфа, бедняжкам.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, хотят понять, что ж там было-то?

Ю.ГУСМАН: Кто хочет понять, найдет.

О.ЖУРАВЛЕВА: За чем пошло пол-Европы?

Ю.ГУСМАН: Да если столько источников найти, это всегда можно. Эту грязь найти можно и гадость. Ученым это надо, историкам надо, политикам, может быть, надо, аналитикам надо. А просто когда рядом стоят Пелевин, Жюль Верн и Майнкампф, я совершенно не считаю правильным.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Завершаем голосование.

А.ОРЕХъ: Майн Рид, Майнкампф.

Ю.ГУСМАН: Да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Действительно, да. На «Майн» в библиотеке все. Еще раз напомню уже окончательно, выдайте нам, пожалуйста, свой вердикт, господа присяжные. Если вы согласны, что справедливы претензии правоохранительных органов к сайту, звоните 660-06-64. Если вы считаете, что нет, не справедливы, 660-06-64. Мало-мало. Давайте еще, пожалуйста. Еще буквально пару звонков, чтобы мы почувствовали себя уже окончательно убежденными. Ладно, останавливаю. Ленивые сегодня – не скажу, что не любопытные, но ленивые. Скажите, кто победил, согласные или не согласные с претензиями?

А.ОРЕХъ: Согласные, наверное.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вот и нет. 58,1% позвонивших нам сейчас считают, что претензии правоохранительных органов несправедливы. Я не думаю, что это все поклонники Муссолини.

Ю.ГУСМАН: Нет. Ход мыслей этих наших замечательных продвинутых слушателей очевиден: «Свобода, свобода и свобода».

О.ЖУРАВЛЕВА: «Лучше, чем несвобода», как говорил наш президент.

Ю.ГУСМАН: Да. Но как выясняется…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, хорошо. Хорон нам написал: «В СССР запрещалось читать многое. Чем закончилось?» Тоже, да, есть и такая версия. Ну, давайте перейдем тогда к следующему кейсу, а то вы как-то не можете определиться. Может быть, в следующем случае вам будет проще, а, может быть, сложнее – не знаю. Следующий кейс называется просто «Кошка». Давайте послушаем.

КОШКА

Е.БУНТМАН: В Великобритании завершилось судебное разбирательство, продолжавшееся весь последний год. На 250 фунтов была оштрафована женщина, бросившая соседскую кошку в мусорный бак. Мэри Бэйл из города Ковентри была раздражена воплями кошки, принадлежавшей соседям. Она взяла животное за загривок и опустила в ближайший мусорный бак. Кошка не особенно пострадала – если не считать стресса. А Бэйл подверглась нападкам со стороны общественности – запись ее поступка попала в интернет, и защитники животных начали угрожать женщине.

В итоге против англичанки было возбуждено уголовное дело. Сама Бэйл объясняла, что в то время переживала из-за смерти отца и просто выместила злобу на кошке. «Это печально, но не извиняет вас за то, что вы совершили», – заявил судья. И вынес приговор: помимо штрафа, Мэри Бэйл будет должна оплатить судебные издержки – более тысячи фунтов. А также теперь не имеет права в течение пяти лет заводить домашних животных.

О.ЖУРАВЛЕВА: Жестокому наказанию подверглась вот эта вот самая Мэри Бэйл.

А.ОРЕХъ: И я полностью поддерживаю решение суда.

О.ЖУРАВЛЕВА: Почему?

А.ОРЕХъ: Ну, потому что, во-первых, Женя Бунтман нам не все рассказал. Ну, то есть я понимаю, поскольку разбирательство длилось год, поэтому всего и не расскажешь. Но эта тетка, ну, конечно, очень печально, что у нее было так грустно на душе, но она взяла соседскую кошку. Она знала, чья кошка, правильно? Знала. Нет, чтобы, допустим, закинуть к ним на участок, сказать: «Вот, ваша кошка, лучше ее утихомирить, у меня настроение плохое. А то я вам приду, спалю тут вам к чертовой матери». Нет, она взяла ее, спокойно открыла бак, кинула. Они ее искали почти сутки. Ну, представьте, любой человек, у которого есть домашнее животное. Животное пропало, сутки найти не может, где чего. Зверюга сидит вообще в мусорном баке, хорошая кошка, кошка мяукает. А что она еще должна была? Гавкать что ли? Они ее взяли.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я себе сразу, на самом деле, представила ситуацию…

А.ОРЕХъ: В мусорный бак кинули, там сидела.

О.ЖУРАВЛЕВА: Грудной ребенок, который плачет там в течение, я не знаю… Ну, как он обычно? Ну, часов 10 в день он плачет.

А.ОРЕХъ: Свое отрабатывает.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, отрабатывает. Первые-то 3 месяца уж точно.

А.ОРЕХъ: Отрабатывает свою…

О.ЖУРАВЛЕВА: А тут нервная соседка пришла, говорит: «У меня настроение плохое, я поругалась с бойфрэндом» — и раз его в окно. Нормально?

А.ОРЕХъ: Такие случаи тоже, к сожалению, бывают.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, такие случаи тоже бывают. Но в данном случае речь идет о кошке. Оштрафовали сильно.

Ю.ГУСМАН: Уже второе дело, которое и не пахнет веселухой. Еще немножко, я думаю, мы переименуемся в «Клинч», «Особое мнение» или куда-нибудь.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, давайте свое особое мнение.

Ю.ГУСМАН: Ну, прав совершенно Антон. Во-первых, я считаю, что есть люди, которых очень хочется бросить в мусорный бак. Но животных обижать, которые там не бешенные, не агрессивные, не ест питбуль какого-то рядом соседского бейби, то это просто совершенный какой-то… Ну что? 250 фунтов – это вообще.

О.ЖУРАВЛЕВА: Еще тысячу она заплатила за судебное разбирательство.

Ю.ГУСМАН: Ну, вообще все это, понимаете, все эти разговоры – это омерзительно. Сколько у нас людей, как мы плохо относимся к животным. Вот, я там не знаю, в Великобритании с этим намного лучше, чем у нас. Потому что, вот, у нас обижают животных, а это омерзительно. Он не может себя защитить, ни кошка, ни маленькая собака, ни какая-нибудь птичка. И, вот, когда дети у нас и взрослые у нас относятся к ним как к камням, хотя, может, и камни тоже имеют душу – никто не доказал обратного – мне кажется, что все это… Хотел бы пошутить, но шутить не хочется. Потому что я считаю, что правильно, и прав Антон, и прав суд. Нельзя это делать, это совершенная гнусность, когда ты…

О.ЖУРАВЛЕВА: Но один-то человек другого человека может не только убить, но, там не знаю, не только покалечить, но и убить в аффекте. Ведь, аффект учитывается? В этой ситуации надо аффект учитывать?

А.ОРЕХъ: Ну, они, наверное, учли, поэтому такой скромный штраф.

Ю.ГУСМАН: Да. Люди – они для того и люди, потому люди, что у них есть вторая сигнальная система, мозги, там.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, не у всех, ну, согласитесь.

Ю.ГУСМАН: Ну, хотя бы должно быть у большинства. А когда речь идет о том, что кошка… Ну да, правда, (НЕРАЗБОРЧИВО) сказала, тысячи раз бывает там плачет ребенок. Или там у нас был кейс, кто-то стонет, дама за стеной. Тоже хочется даму выкинуть в мусорный ящик.

А.ОРЕХъ: Но в данном случае, скорее, зависть.

Ю.ГУСМАН: Да, правда. Купи себе беруши. Вот, храпят одни мои знакомые и я раньше храпел. Ну, купи беруши, дай жене.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, вот, храп, кстати, ох как достает. Ой, Гусман, вы напомнили. Это страшно.

Ю.ГУСМАН: Ну, давайте бросим всех храпящих в мусорный бак и запрем там.

А.ОРЕХъ: Причем, в один. И как грешники в кипящем котле они там будут.

Ю.ГУСМАН: Да. Хочется – перехочется.

О.ЖУРАВЛЕВА: Иван пишет: «Надо было женщину в наказание саму в мусорный бак».

Ю.ГУСМАН: Вот! Вот, Иван правильно мыслит.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Кошка – беззащитная. Зачем ее трогать?»

Ю.ГУСМАН: Правильно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Звонки принимаются не только от кошковладельцев, но и от кошкопротивников.

Ю.ГУСМАН: От кошкодавцев.

О.ЖУРАВЛЕВА: От кошкодавов, да, тоже принимаются звонки. У нас еще есть возможность принять хотя бы один звонок до новостей. 363-36-59. Скажите, пожалуйста, можно ли за кошку вот так вот человека наказать? Посчитайте, 1250 фунтов.

А.ОРЕХъ: Нет, я понимаю. Давайте скажем, сколько получают наши пенсионеры. Я предлагаю выйти вот на это. 65 тысяч рублей нашим пенсионерам…

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте послушаем звонок. Алло, здравствуйте, вы в эфире. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Юрий, мне досталась кошка. Хотелось бы, конечно, на первый вопрос, но буду про кошку.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте про кошку.

СЛУШАТЕЛЬ: Смотрите, мое мнение полностью совпадает с мнением ваших гостей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Наших экспертов.

СЛУШАТЕЛЬ: Экспертов? А, и не только по кошкам. Дело в чем? Дело в том, что, вот, мое мнение следующее. Я иногда «Animal Planet» смотрю. Кстати, одно из лучших средств с утра после выходного дня.

О.ЖУРАВЛЕВА: Закругляйте тему, давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Считаю, что правильно, и нужно было еще больше штраф. Более того, нужно было привлечь общественность и показать, как делать нельзя.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно, спасибо. «Как делать нельзя».

Ю.ГУСМАН: С этим в Англии все в порядке. Поверьте на честное слово, там такое количество…

О.ЖУРАВЛЕВА: Общественность эта, наверное, теперь с ней не здоровается. может, ей придется переехать.

А.ОРЕХъ: Там такая была вокруг это… Вокруг Мэри Бэйл.

Ю.ГУСМАН: Там общество защиты животных больше, чем общество защиты чего-то. Там с политкорректностью кошкам чаще лучше, чем людям.

А.ОРЕХъ: Нет, там тетка под раздачу попала, она не рада была уже с этим баком, что она встретилась с мусорным на ее пути. Потому что там было чего-то больше миллиона народа, они создали в Facebook свое сообщество и эту бабу травили по полной программе.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть это было давление на суд, вот что я выяснила из твоей информации. Давай еще одну реплику послушаем. 363-36-59, алло, здравствуйте, вы в эфире. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, меня зовут Александр.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр, как вы считаете, справедливое наказание?

СЛУШАТЕЛЬ: Справедливое наказание. Я просто хотел отметить один момент, что у нас, в нашей стране есть особенность одна, которую подчас забывают те, кто защищают животных. То, что у нас иногда перекос идет в то, что дети как раз получаются менее защищенные, чем животные. То есть когда начинают отстаивать позицию животных (а это наш максимализм, наверное), наказание – да, но если есть путь, который объяснит людям, что если кто-то кричит, кто-то мешает отдыху, можно точно так же, но только более мягкими мерами, там, например, привлечь человека за повышение шума, допущенного в жилище, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы очень красиво формулируете. Спасибо вам большое.

Ю.ГУСМАН: И кошку призвать к ответственности, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Объяснить, среди кошек провести разъяснительную работу, что не нужно нарушать права отдыхающих граждан.

А.ОРЕХъ: Режим домового порога.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Мы продолжим программу «Кейс» после новостей. Никуда не уходите, здесь Гусман, Орехъ и Журавлева.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: Это программа «Кейс». Мы продолжаем обсуждение животрепещущих и, на самом деле, чрезвычайно серьезных тем. Кто-то даже написал нам на SMS +7 985 970-45-45, что каждый раз возникает только один вопрос: «Как быть человеком?» Там, читать Муссолини, не читать Муссолини, обижать кошек, не обижать кошек. Но есть и другие версии. Я напомню, что в студии Антон Орехъ, Юлий Гусман, Ольга Журавлева. И все наши присяжные заседатели, которые как слушатели, как зрители, как зрители видеотрансляции и как просто дорогие далекие друзья, принимают участие.

Ю.ГУСМАН: И по подсчетам исследователей более миллиона человек собрались сейчас по всему миру.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да бросьте вы! 3 миллиона как минимум.

Ю.ГУСМАН: 3-4 миллиона человек сейчас по всему миру наслаждаются красотой наших лиц и тембрами голосов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, наших тонких суждений. «Всех кошек на шапки», — пишет Егор. Вот, Егор, мы вас тоже посчитаем. «Кошек люблю. Но когда они орут весной и под утро, любовь пропадает». Такой вариант тоже возможен. «Мой кот укусил тещу, занес инфекцию и теща 2 недели пролежала в больнице, я кота усыпил». Так, это же совсем другая история. Граждане дорогие, напомним, о чем речь шла.

Ю.ГУСМАН: Кот чуть не усыпил тещу, он усыпил кота.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хотя, да, некоторые бы отнеслись к коту с большим чувством.

А.ОРЕХъ: Он ждал, чья возьмет, чей яд победит в этой ситуации. (все смеются)

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, между прочим, да. Может быть, и такой вариант.

Ю.ГУСМАН: «Автор, выпей яду».

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Прежде чем голосовать, давайте еще звонок послушаем. Скажите, пожалуйста, правильно ли наказали женщину, которая выбросила соседскую крикливую кошку в мусорный бак? Орехъ лично знает эту женщину и говорит, что эта кошка еще и просидела, бедная, в мусорном ящике бог знает сколько времени.

А.ОРЕХъ: Почти сутки, да-да.

О.ЖУРАВЛЕВА: 363-36-59, расскажите, что вы думаете по этому поводу? Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: А с кем я говорю?

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы в прямо эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Кто там? Орехъ, Гусман. Кто еще собрался там? Женщину как зовут-то?

О.ЖУРАВЛЕВА: Женщину никак не зовут. В следующий раз подготовьтесь, пожалуйста, прежде чем звонить. Как-то это неловко. «Женщина, как вас зовут?»

Ю.ГУСМАН: Наконец, кто-то внес веселую струю в этот мрачный вечер. (смеется)

О.ЖУРАВЛЕВА: Еще один звонок. Может быть, все знают имя хоть кого-нибудь. Алло, здравствуйте, слушаем вас. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алексей.

А.ОРЕХъ: А вы знаете, как нас зовут? (все смеются) Это тест будет теперь.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вот, вас я, вроде, всех знаю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Тогда скажите, справедливое ли решение по кошке?

СЛУШАТЕЛЬ: По кошке я так скажу, что, в общем-то, с решением суда я не согласен.

О.ЖУРАВЛЕВА: Почему?

СЛУШАТЕЛЬ: Потому что оно слишком уж… Ну, в общем, это слишком.

О.ЖУРАВЛЕВА: Слишком строгое или слишком слабое?

СЛУШАТЕЛЬ: Слишком строгое.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно.

Ю.ГУСМАН: А какой штраф?..

СЛУШАТЕЛЬ: Объясню, почему.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Потому что, во-первых, кошка, оказавшись в этом мусорном баке (а я знаю, какие в Англии мусорные баки, туда мусор выкидывают в полиэтиленовых пакетах), ей там было сухо, комфортно, удобно. Кроме того, кошки очень любят, когда их носят за шкирку – так их мама в детстве носила.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ага. То есть вы считаете, что кошка не пострадала?

СЛУШАТЕЛЬ: Поэтому для кошки это абсолютно никакого стресса не было.

А.ОРЕХъ: То есть приемлемо это было.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Спасибо большое, Алексей. Я считаю, что Алексей внес новый поворот в наше исследование. Если учесть страдания хозяев, ладно. Страдания кошки свелись к минимуму – никакого стресса. Они же любят забираться в коробки, в какие-то, там я не знаю, под диваны, еще куда-то.

А.ОРЕХъ: Наш слушатель хорошо знаком с устройством мусорных баков на британских островах.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, я не знаю, как британские, а, вот, в городе Ганновере там была такая, очень англизированная улица, там даже красные будки были как в Лондоне. Баки там, вот, если они такие же как в Англии…

А.ОРЕХъ: Ты думаешь, что они один в один просто, с английской улицей?

О.ЖУРАВЛЕВА: Думаю, что да, да. Господи, почему я говорю «В Ганновере», когда «В Бремене»? Ну, не важно. Давайте проголосуем.

А.ОРЕХъ: В Ганновере тоже такое могло быть.

Ю.ГУСМАН: Слишком много знает человек.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, случайно-случайно. Впечатлило меня когда-то. Не все ж в Карлсруэ-то, в конце концов, ездить весной как вы любите. Давайте быстренько проголосуем. Справедливо ли решение суда? Вот, кто-то сказал, что кошка не пострадала, Алексей сказал. Кто-то сказал, что вообще таких женщин надо бросать в мусорный бак самих. То есть даже слабовато.

Но тем не менее, женщину осудили за кошку, брошенную в мусорный бак. Женщина была в аффекте, в переживаниях. Кошка тоже, видимо, в аффекте. Если вы считаете, что справедливо, 660-06-64 звоните. Если вы считаете, что несправедливо, звоните 660-06-65.

Женщина, которая бросила чужую кошку, кричавшую дурным голосом, предположим, в мусорный бак, развернулась и ушла, получила штраф 250 фунтов и выплату судебных издержек в размере более тысячи фунтов. Вот, судебные издержки-то покруче штрафа будут. Более того, судя по всему, она получила общественное порицание и вообще осудила ее общественность чрезвычайно активно.

А.ОРЕХъ: Гражданское общество, кстати.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как вы считаете, справедливо ли суд осудил женщину, присудил ее к штрафу за брошенную в сердцах кошку? Кошкой, брошенной в мусорный бак. Если да, 660-06-64. Если нет, не справедливо, 660-06-65. Некоторые-то люди (я почему так интересуюсь мнением наших заседателей), некоторые-то люди считают, что против человека, да, можно чего-то совершить. А против животного нельзя. Ну, он же животное? Он же так, тварь-то…

Ю.ГУСМАН: Бессловесная?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, бессловесная тварь.

Ю.ГУСМАН: Ну да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Не знаю.

Ю.ГУСМАН: А представляешь, если они думают, что мы словоохотливые твари? Живут они себе на земле и думают: «Какие это словоохотливые твари».

А.ОРЕХъ: «Жалко их!» (все смеются)

Ю.ГУСМАН: «Мы только мяукаем или щебечем, или хрюкаем».

А.ОРЕХъ: «И думаем, что говорим «мяу», и в нем сразу весь спектр чувств».

О.ЖУРАВЛЕВА: Владимир пишет: «Так, кошка верещала? Ну так что с ней было делать?» А могла убить верещавшую кошку. Так. «Всех Егоров на шапки. Кошатник». Ответная реплика. «Кошки – самые милые создания», — считает Вася. Ну, это вы просто не всех кошек видели. «Надо, чтобы хозяева вовремя давали кота или таблетку». Ну, это, как бы, уже другой вариант. Иди к хозяевам, говори, что неправильно.

А.ОРЕХъ: Ольга Романовна.

О.ЖУРАВЛЕВА: Что?

А.ОРЕХъ: У нас там третий кейс такой, знатный.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте-давайте.

А.ОРЕХъ: Давайте мы подведем итог.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо, все. Останавливаем голосование.

А.ОРЕХъ: Потому что, по-моему, уже понятно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, кстати, много проголосовало. На шапки, значит, 33,6%, и поддержали решение суда 66,4%. Всем огромное спасибо.

Ю.ГУСМАН: Победа гуманизма.

О.ЖУРАВЛЕВА: Победа гуманизма, да. Давайте быстренько узнаем, что у нас следующее? Следующее называется игриво, кейс называется «Канкан». Послушаем.

КАНКАН

Е.БУНТМАН: Житель американского штата Флорида отсудил 650 тысяч долларов у стриптиз-клуба, где ему нанесли травму. Майкл Айрленд, кстати, адвокат по профессии, в 2008 году довольно неудачно посетил заведение под названием «Чита Клаб». Он наблюдал за танцем стриптизерши, и, по всей видимости, несколько увлекся. Он подошел к сцене слишком близко. Девушка взмахнула ногой – это был элемент танца – и попала ему прямо в лицо. Удар был сильным – Айрленд получил перелом лицевой кости и носовой перегородки, а также лишился нескольких зубов. Айрленд, конечно, попал в больницу, долго там пролежал, но до сих пор у него время от времени двоится в глазах. Он подал в суд и указал, что никто из работников клуба его не предупредил о том, что подходить к танцующей стриптизерше опасно для здоровья. В итоге клуб выплатил ему 650 тысяч.

Ю.ГУСМАН: Да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так, джентльмены уже бурно обсуждают, они вошли сразу в экстаз.

А.ОРЕХъ: Представляю себе Канкан, тут звучат какие-то канканные термины.

О.ЖУРАВЛЕВА: Клуб выплатил по решению суда.

Ю.ГУСМАН: Я просто сказал, что это… Как же нужно было зазвездить этому зазвездию…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, шлепнуть.

Ю.ГУСМАН: Шлепнуть этого человечка.

А.ОРЕХъ: Мужичка.

Ю.ГУСМАН: Что это не всякий каратист с удара (НЕРАЗБОРЧИВО) сломать челюсть.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, не повезло парню. Бывает.

Ю.ГУСМАН: И, вот, Ольга Романовна сказала, что у человека, может быть, у него были большие на платформе туфли.

О.ЖУРАВЛЕВА: У него, у человека, женского человека, стриптизного

Ю.ГУСМАН: А что, женщина что, не человек, что ли?

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, хорошо-хорошо, да. «У него» просто вы сказали, я поэтому задумалась

Ю.ГУСМАН: Я сказал «у человека», я не сказал «у него», я сказал «у человека». А для меня женщина – друг и человек.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ой, слушайте, тут еще продолжают про кошек писать, которые, оказываются, тоже друзья и как над ними издевались наши слушатели – я даже читать не хочу. Ужасные истории нам пишут.

Ю.ГУСМАН: Давайте переходим, как издевалась над простым человеком.. (смеется)

О.ЖУРАВЛЕВА: Так. Скажите мне, пожалуйста, правильно, что парню заплатил клуб? Клуб был виноват, что ему челюсть раскроили?

Ю.ГУСМАН: Вот, я хотел бы услышать мнение молодого человека, сидящего по, как это, одесно?

О.ЖУРАВЛЕВА: По одесную.

А.ОРЕХъ: Соосно.

Ю.ГУСМАН: Сопряжно. Вот, как Антон? Потому что нам, профессионалам с Кобаладзе, людям, которые выросли в стриптиз-клубах. Кобаладзе просто в городе Рустави пропадал там с 9-го класса.

А.ОРЕХъ: В первом в Советском Союзе стриптиз-клубе?

О.ЖУРАВЛЕВА: А лицо такое, совсем не травмированное. То есть нормально было.

Ю.ГУСМАН: Да, там был первый стриптиз-клуб при Шеварднадзе, да. Замечательный, я бы сказал. Возле металлургического завода огромная…

О.ЖУРАВЛЕВА: Какая сказка.

Ю.ГУСМАН: Это Юра – я там не был – Юра рассказывал. И он там, еще будучи молодым курсантом, пропадал там сутками.

О.ЖУРАВЛЕВА: Не верю, что этим курсантам позволительно там пропадать. Вы что-то придумываете.

Ю.ГУСМАН: Ну, он переодевался. Они надевали плащи, маски. А, вот, что думает доцент Орехъ по этому поводу? Просто интересно.

А.ОРЕХъ: А я вам скажу сейчас. В общем, эти все дела-то мне по «Радиодеталям» знакомы – мы на той неделе подробно разбирали в своей программе.

Ю.ГУСМАН: А-а-а.

О.ЖУРАВЛЕВА: А-а-а, вот откуда он все знает.

А.ОРЕХъ: Да. Потому что я уже работаю, знаком…

Ю.ГУСМАН: Майнкампф меня просто ввел совершенно в состояние (НЕРАЗБОРЧИВО), Кошка – слезы на глазах. Хотя бы спасибо Жене, хоть что-то для души.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть раскроенная лицевая кость вас радует, я правильно понимаю?

Ю.ГУСМАН: Кость, мандибула, тибула – ну, это хотя бы знакомый термин. Дать по кости ногой женщиной. Голая.

А.ОРЕХъ: Берег слоновой кости.

Ю.ГУСМАН: Голая женщина бьет по морде ногой – это как красиво, слушай?

О.ЖУРАВЛЕВА: А она, может, еще была не голая. Так что ты считаешь, Орехъ, какие еще подробности мы упустили?

А.ОРЕХъ: Подробности, клуб не доводил до суда, заплатил сам эти 650 тысяч. Они решили, что разбирательство обойдется им дороже, и это, вот, гнилая американская политкорректность.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ты считаешь?

А.ОРЕХъ: Потому что. Я вам объясню сейчас, я вам объясню почему. Значит, сумма. Меня смущает сумма.

О.ЖУРАВЛЕВА: 650 тысяч.

А.ОРЕХъ: Причем, судя по тому, что клуб решил, не доводя до суда, заплатить эти деньги сам, заранее, вперед, предвидя, что дальше будет хуже…

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть через суд будут издержки и еще миллион.

А.ОРЕХъ: Да. Мужик мог за счет этого, там, сломанной своей штуки, лицо то, что у него было, мог, конечно, налететь клуб на гораздо более серьезные бабки. Вот, Чита Клаб он назывался.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, это из Читы все девушки.

А.ОРЕХъ: Из Читы, читинский клуб там, типичный.

О.ЖУРАВЛЕВА: Флоридский читинский клуб.

А.ОРЕХъ: Вы понимаете, на самом деле, мы считаем «Ну что тут у него, значит? Перелом лицевой кости, носовой перегородки, а также нескольких зубов», Даже с учетом того, как далеко шагнул в сфере ценообразования американский дантизм, я не думаю, что они, конечно, несколько зубов обошлись бы в 650 тысяч.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну ладно тебе! Ну, перелом. Все-таки, там челюстно-лицевая хирургия.

А.ОРЕХъ: Ну, все равно, это не 600.

Ю.ГУСМАН: Какой жестокий и жесткий человек.

А.ОРЕХъ: Вот. И кроме того, человек знал, на что шел.

Ю.ГУСМАН: Да человек пришел, слушайте, пришел некий Антон или Юленька, пришли отдохнуть с друзьями, взяли пива, подошли ,чтобы положить ей, пардон, в стринги, пардон, доллар.

О.ЖУРАВЛЕВА: Антон пишет (не знаю какой): «Хорошо, что он руку трусами не прищемил».

Ю.ГУСМАН: Нет, это, как бы, шутка юмора. Но подошел туда, говорит: «Вот, милая, тебе доллар честно заработанный».

А.ОРЕХъ: А она ему хрясь по морде! (все смеются)

Ю.ГУСМАН: И она выбивает у него 3 зуба, ломает нос и челюсть. Да я бы этот клуб бы по миру пустил. Я знаю, где в Майами Чита Клуб. И я, во-первых, к ним поеду и расскажу обязательно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, Иван. Иван очень четко аргументирует: «Клубу надо было как в зоопарке у клетки с тиграми— табличку повесить. Раз предупреждения нет, что стриптизерши крутятся как карусель, клуб виноват».

А.ОРЕХъ: Нет, это, вот, почему и говорю, гнилая политкорректность, которая выставляет какому-то Филиппу Морису на миллиард долларов, потому что они курили и пострадали при этом их легкие. Они думали, что они что будут с легкими?

О.ЖУРАВЛЕВА: А женщина, которая скушала в Макдональдсе горячий огурец и ошпарилась?

Ю.ГУСМАН: Нет-нет, это мой любимый рассказ, я рассказываю каждую вторую передачу. Когда кофе вылили на эту старушку, и отсудила 10 миллионов. Помните?

А.ОРЕХъ: Ну, конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, да.

Ю.ГУСМАН: Это удивительно. А кофе должно было быть холодным?

О.ЖУРАВЛЕВА: А старушки, которые в микроволновке посушили вымытую кошку, возвращаясь к нашей предыдущей теме?

Ю.ГУСМАН: Замечательно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Они тоже засудили производителя, потому что он не предупредил, что кошек там нельзя сушить после душа.

А.ОРЕХъ: Вот. То есть, понимаете, вот, мужик, конечно, пошел на стриптиз, не подозревая даже, что там, в принципе, кто-то задирает ноги.

О.ЖУРАВЛЕВА: Что вообще есть люди.

А.ОРЕХъ: Что принято подходить близко и что-то там. Это производственная травма.

Ю.ГУСМАН: А на самом-то деле, как человек, который по рассказам Юрия Георгиевича Кобаладзе много знает о стриптизклубном деле.

А.ОРЕХъ: Про Руставский.

Ю.ГУСМАН: Ну, про Руставский, потом мы в Сухуми с ним бывали там не раз. Я расскажу. Дело-то все в том, что прав профессор Орехъ. И лезть, когда они там танцуют, это последнее дело. Есть там момент, когда можно лезть.

А.ОРЕХъ: Ну, когда даже и нужно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Отмашку дадут.

Ю.ГУСМАН: Когда они, там, просят денег. А когда она там пляшет у шеста или без шеста, можно так зазвездить, о-о-о. Там все сидят на стульях.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть, граждане, будьте бдительны, не мешайте девушке работать. Правильно?

А.ОРЕХъ: «Не стой под стрелой», вот это все.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, совершенно верно.

А.ОРЕХъ: Ну, вот это вот под ногой – «Не стой под ногой».

Ю.ГУСМАН: «Под стрелой» — это правильно.

О.ЖУРАВЛЕВА: 363-36-59 – сейчас нам аргументируют. Аргументируют, стоило ли клубу платить деньги или, все-таки, стоило побороться за свое я?

Ю.ГУСМАН: И стоять под стрелой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Алло, здравствуйте, слушаем вас. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Егор, Москва.

О.ЖУРАВЛЕВА: Егор, скажите, пожалуйста. Это вы хотели всех кошек передушить?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Слава богу.

А.ОРЕХъ: Тогда продолжайте. (смеется)

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо. Я хотел сказать, что, вот, с точки зрения американского общества, безусловно, прав. Прав тот, кто отсудил.

О.ЖУРАВЛЕВА: А с точки зрения общечеловеческой справедливости?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, с точки зрения нас, русских, естественно, нам кажется это странным.

А.ОРЕХъ: Да, наш русский стриптиз жестче.

СЛУШАТЕЛЬ: Может быть, поэтому. А во-вторых, я думаю, что там нет еще одного нюанса, не произнесено, это то, что, скорее всего, этот товарищ был явно в небольшом подпитии.

Ю.ГУСМАН: Правильно.

СЛУШАТЕЛЬ: И, может быть, не совсем до конца понимал, что он делает, куда он приближается. И, конечно, в данном случае служители должны были удержать его от того, чтобы ему не была нанесена травма.

А.ОРЕХъ: То есть вот так повернуть дело?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что так, ну, наверняка, это было. Ну, вы же понимаете, что, вот, он сам не пошел на таран на эту стриптизершу.

А.ОРЕХъ: Кто знает, хотя, с другой стороны.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да. И, вот, я думаю, что та сумма, которая ему была оплачена, это в значительной степени, как вы правильно сказали, в досудебном порядке – скорее всего, это попытка сохранить имидж этого стриптиз-клуба для того, чтобы не отпугнуть посетителей после такого инцидента.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Спасибо вам большое, Егор.

Ю.ГУСМАН: Чтобы последняя Чита не разбежалась.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да-да, и Дрита.

А.ОРЕХъ: Я думаю, что они сейчас все полезут мордами как раз к сцене. «Давай-давай! А выше можешь? Хей!»

Ю.ГУСМАН: А это называется «Бизнес. Миллион в Чита клубе». Говорят: «Чувак, ты знаешь, заходи. Там подойдешь, получишь по харе, получишь 500».

А.ОРЕХъ: Ну, все там, 3 зуба и сколько там… У меня было, вы знаете, я сейчас поделюсь сокровенным.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давай, да. Ты был свидетелем.

А.ОРЕХъ: У меня было в более юные годы. В стриптизе.

Ю.ГУСМАН: «Юные годы». То есть человеку 17 лет, это было в 15 лет.

А.ОРЕХъ: Ну, в более юные годы у меня была, конечно, мечта, когда Майк Тайсон еще боксировал. Вот, меня всегда восхищали вот эти вот – там же он всех валил, всех подряд. Ну, он заработал там 10 миллионов, а вот этот несчастный, отметеленный им на 30-й секунде миллион. Думаю: «Елки-палки! Ведь, простая же работа. Бросить вызов Майку Тайсону. Ну, побегал, сколько смог, по рингу. Конечно, там тебе, тоже вломил, Ну, ты сразу падаешь, а, собственно, чего? И идешь в кассу».

Ю.ГУСМАН: Да вообще, А проституция почему тебя смущает? Вот, мужчина-проститут. Ты – красавец, хастлер, да, по-английски? Мужчина-проститутка.

О.ЖУРАВЛЕВА: Потому что с Тайсоном, все-таки, не подрался. А то был бы значительно менее красив.

Ю.ГУСМАН: Нет-нет, от Тайсона можно получить по челюсти. А что плохого? Если только жена там. Пришел на работу, 2 часа, дал объявление: «Красавец-журналист, умница и интеллигент оказывает интимные услуги».

А.ОРЕХъ: Они мне предложат статьи писать, прочитав такое объявление. (все смеются)

Ю.ГУСМАН: Она сидит в пеньюаре и говорит…

А.ОРЕХъ: Она подумает, что это резюме.

А.ОРЕХъ: ...«Садись, выпей кофе. Напиши мне статью на 2 часа». (все смеются)

О.ЖУРАВЛЕВА: Слушайте-слушайте, интересный вопрос задает Ариф на SMS: «А. может, он уже с разбитым лицом пришел». То есть он держал зубы во рту, не выплевывал. (все смеются)

Ю.ГУСМАН: А, и потом: «Хорошее место». Он ушел с разбитой душой.

О.ЖУРАВЛЕВА: А тут нам пишут тоже, что, значит, во-первых, танцевала ли стриптизерша с бейсбольной битой? Да нет, у нее просто ноги хорошие, тренированные. А во-вторых, была ли она пьяна как Семен Семенович в фильме «Бриллиантовая рука»? Семен Семенович у нас так танцевал в фильме, Горбунков.

А.ОРЕХъ: (НЕРАЗБОРЧИВО) пора выносить дичь?

О.ЖУРАВЛЕВА: Кстати говоря, о дичи. Есть еще у нас…

Ю.ГУСМАН: Ой, я придумал замечательную шутку.

О.ЖУРАВЛЕВА: Зачем же вы сейчас ее рассказываете?

Ю.ГУСМАН: Если рассказать, это замечательно. Ее бриллиантовая нога.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну да, костяная нога. Бриллиантовая рука, костяная нога. Ю.ГУСМАН: А? Остроумно, правда?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, очень. Давайте быстренько еще один аргумент выслушаем за или против. Надо ли было платить…

Ю.ГУСМАН: А можно так сформулировать, Оленька?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да-да? Что?

Ю.ГУСМАН: Согласились ли вы получить по морде в стриптиз-клубе за 650 тысяч долларов? Нет, любопытно. Вот, мнение профессора Ореха.

А.ОРЕХъ: Срез такой, срез.

О.ЖУРАВЛЕВА: Послушайте, у нас договоренность, заранее все вопросы сформулированы. Что вы мне морочите голову? У нас телевизор здесь.

Ю.ГУСМАН: Ну, прости, Алексей Алексеевич, нас. RTVi.

А.ОРЕХъ: Давайте проведем 2 голосования, давайте проведем быстро.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Быстро проводим одно.

А.ОРЕХъ: Короткое, формальное.

Ю.ГУСМАН: Согласились бы вы в хорошем стриптиз-клубе Чита Клуб во Флориде, поплавав в местном море или океане, не важно где…

О.ЖУРАВЛЕВА: Так. Быстро формулируете. Согласились бы вы получить по харе за 650 тысяч долларов?

Ю.ГУСМАН: Если да… (смеется)

О.ЖУРАВЛЕВА: 660-06-65. Если нет, 660-06-65. То есть мы сейчас, как бы, на искренность вот этого человека ориентируемся, да?

Ю.ГУСМАН: Только честно, только не стройте из себя невидимку, девушку. (все смеются)

О.ЖУРАВЛЕВА: Прекратите немедленно. Согласились бы вы получить по лицу за 650 тысяч?..

А.ОРЕХъ: (НЕРАЗБОРЧИВО)

О.ЖУРАВЛЕВА: В стриптиз-клубе от хорошей девушки, профессионала.

Ю.ГУСМАН: За 650 тысяч баксов, причем, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: 660-06-64, если согласились. А если нет, 660-06-65.

Ю.ГУСМАН: 2 минус зубы, минус нос.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, зубы. Он, кстати говоря…

А.ОРЕХъ: Нет, там не просто. Там не пощечина легкая.

О.ЖУРАВЛЕВА: Сейчас скажу. Он пролежал в больнице, до сих пор у него время от времени двоится в глазах, он лишился нескольких зубов. Вот, туда же на счет запишите на 650 тысяч долларов.

Ю.ГУСМАН: Нет, двоится, не двоится. ну, 650 тысяч долларов если стоимость квартиры в Бирюлево.

А.ОРЕХъ: Товарная.

О.ЖУРАВЛЕВА: У меня, кстати говоря, возникает вопрос. А, может быть, у девушки было что-то личное к этому парню? Может, она не зря ему заехала? Может, он сволочь?

Ю.ГУСМАН: Может быть. Я, кстати, и подумал, да. Может быть, вообще у них отношения?

О.ЖУРАВЛЕВА: Может, ему так и надо?

Ю.ГУСМАН: Она сказала: «Зайди к нам в клуб, Виктор, посиди». Он пришел, говорит: «Как дела?» Она – хрясь ему, говорит: «Я в танце была, а клуб 650 тысяч…» А она продолжает танцевать и заманивает туда своих знакомых.

А.ОРЕХъ: Я вам больше скажу. Она с этим мужиком сговорилась, дала ему по морде. Они выходят и делят.

О.ЖУРАВЛЕВА: А-а-а. А зубы были выбиты заранее?

Ю.ГУСМАН: За вычетом зубов. Нет, не надо конспирологию. Реально травма, да, но поделили бабки. Он мог взять из-за боли 350 тысяч.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мне грустно. Мне уже грустно.

Ю.ГУСМАН: Хорошо, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Алчная публика, с которой мы имеем дело, за 650 тысяч готова получить ногой по лицу хоть сейчас. 72,5%.

Ю.ГУСМАН: Правильно, товарищи! Правильно!.

А.ОРЕХъ: Ну, я считаю, кстати, что не искренне они говорили. Потому что я уверен, что там 99,9%.

Ю.ГУСМАН: Это победа радио дикого капитализма. Мы идем в рыночную экономику всеми ногами. Что такое зуб в нашей стране? Выбивают тебе зуб на улице день через день, ну, не тебе, так другим.

О.ЖУРАВЛЕВА: Зуб – это дорого в нашей стране, перестаньте.

Ю.ГУСМАН: Да у нас набивают все время морды. Сломать кость здесь в любом кафе… Вот, давай выйдем на Новый Арбат.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте прямо сейчас я вам сломаю, мы обсудим.

Ю.ГУСМАН: Нет, ну тут сломать-то не сложно, Тут маленькая, нежная…

О.ЖУРАВЛЕВА: У меня каблуки. (смеется)

Ю.ГУСМАН: ...чудовищно приятная. И красивая.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так, спокойно. Давайте еще раз быстренько проголосуем, только теперь по-честному. Как вы считаете, справедливо ли было взыскать с клуба за такую травму деньги? Если да, 660-06-64. Если нет, 660-06-65.

Голосовать надо быстро, потому что времени уже осталось мало.

Ю.ГУСМАН: Главное голосование, может быть, десятилетия состоялось. Мы доказали, что мы готовы перейти из дикого капитализма с травмами в нормальный. Первичный капитал 650 тысяч, покупаешь ларек шаурмы и пошел.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Стриптизерша, вроде бы, профессионал, должна знать основы сценодвижения. Вы знаете, что у нас зрители в театре вытворяют? Не пинать же их».

Ю.ГУСМАН: Да они сидят, они не подходят.

О.ЖУРАВЛЕВА: А могут, я не знаю.

А.ОРЕХъ: А что они, имеется в виду, что она не знала движений или что?

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, ну, видимо, не видела как-то так. А, может, она отвернулась и так, лягнула его.

Ю.ГУСМАН: Слушай, а если в Большом театре дирижер глаз выбьет палочкой.

О.ЖУРАВЛЕВА: У, кстати, у меня была в одном театре такая проблема. Там очень близко первый ряд от первых скрипок. И, вот, скрипки как начинают, штрих пошел.

Ю.ГУСМАН: Канифоль, да. Канифоль.

О.ЖУРАВЛЕВА: В каком-то патетическом месте. Я думаю: «Господи, у первого ряда. Все без глаз же останутся».

Ю.ГУСМАН: Да-да-да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, ничего, все обошлось.

Ю.ГУСМАН: Я люблю, когда дымка такая идет в зал.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так. Справедливо взыскали с клуба деньги, извините, за побитое лицо и зубы. Если да, 660-06-64. Если нет, 660-06-65.

Ю.ГУСМАН: Не поддавайтесь, товарищи, голосуйте сердцем, а не головой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы считаете, справедливо, ведь, правильно?

Ю.ГУСМАН: Что?

О.ЖУРАВЛЕВА: Взыскали с него.

Ю.ГУСМАН: Бабки?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да?

Ю.ГУСМАН: Дали ему? Да, конечно. А как это? Выбили человеку зуб.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы считаете?

А.ОРЕХъ: Не, ну я считаю, что много. Но, конечно, в свете открывшихся новых бизнес-вариантов, которые мы рассмотрели, я считаю, что…

Ю.ГУСМАН: Было бы глупо уйти вообще оттуда с поломанной челюстью.

А.ОРЕХъ: Вообще, девушку не обаял, морду разбили, денег нет.

Ю.ГУСМАН: Да. Нет, девушку – никаких девушек. В глазах боится. Мог стать вообще геем или лесбиянкой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Про геев в другой раз. Оглашаю. Наши слушатели с небольшим перевесом (ну как? вообще, с довольно существенным) считают, что справедливо взыскали с клуба деньги, 57,6%. Но получить за деньги по лицу согласен гораздо больший процент. (смеется)

Ю.ГУСМАН: А это очень хорошая тенденция, потому что при советской власти все бы написали так бы: «Никогда коммунисты не будут рабами, я не получу по морде ни от кого». Не было стриптиза, не было денег, не было долларов. Сейчас есть и то, и другое.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ужасный, ужасный человек Гусман. Я не могу больше это слушать. Мы прекращаем передачу! Программа «Кейс» закрывается. Антон Орехъ, Юлий Гусман.

Ю.ГУСМАН: Я даже без песни. Уходим без песни?

О.ЖУРАВЛЕВА: Без песни. Уходит из программы «Кейс».

Ю.ГУСМАН: Как это ужасно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Меня зовут Ольга Журавлева. Всем спасибо, до свидания.

Материалы по теме

Справедливо ли решение суда, обязавшее стриптиз-клуб выплатить 650 тысяч долларов жителю американского штата Флорида? («Кейс»)

да, справедливо
44%
нет, не справедливо
32%
затрудняюсь ответить
24%

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

vgavr 21 октября 2010 | 23:02

муссолини
слабенькая передачка. не стоит обсуждать тему о размещении сносок из публицистики государсвенного деятеля в массовых СМИ людям которые сами себя никак не запозиционировали в истории хоть и мелькают где-то мордами и у которых из-за их трусливой гражданской позиции и мнения то особого никакого нет. и наверняка не читали они об этом ничего. некогда им. жопу бы лизнуть кому-нибуть успеть

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире