'Вопросы к интервью
И. ВОРОБЬЁВА: Ну что ж, вечер перед самым главным днём недели – перед пятницей, как всегда, мы настраиваем вас на позитив, заряжает энергией для самого последнего рывка, чтобы неделя закончилась хорошо. Здравствуйте! Меня зовут Ирина Воробьёва, это программа «Кейс», самая оригинальная, самая справедливая, весёлая, искромётная программа на радиостанции «Эхо Москвы» и телеканале RTVi, не побоюсь всех этих слов.

И с большим удовольствием представляю наших экспертов, которые вмешались в нашу беседу, как всегда, Юлий Гусман, Юрий Кобаладзе, здравствуйте. Очень рада вас видеть. Скажу, что у нас идёт видео-трансляция на сайте. Юлий Гусман и Юрий Кобаладзе машут руками в камеру, присылайте нам сообщения на номер +7-985-970-45-45. И звонить нам на телефон 363-36-59, но на телефон вы будете звонить чуть позже. Вступительные слова у вас будут?

Материалы по теме

Справедливы ли претензии потребителя к рекламе дезодоранта?(«Кейс»)

да
62%
нет
25%
затрудняюсь ответить
13%


Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я доволен началом передачи сегодня.

Ю. ГУСМАН: Я бы добавил чуть-чуть безумно искромётная, бесконечно искромётная. Давайте так. Это самая…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: …умопомрачительная.

Ю. ГУСМАН: Браво! Это умопомрачительная программа на всём пространстве СНГ, Европы и Азии.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да!

И. ВОРОБЬЁВА: Но не Америки почему-то.

Ю. ГУСМАН: А в Америке…

И. ВОРОБЬЁВА: Лари Кинг там есть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это несерьёзно.

Ю. ГУСМАН: Это скучно. Когда лет 20-30 назад, когда Кобаладзе ещё был пацан, жил в Рустави.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Гусмана, кстати, приглашали, Лари Кинг звонил.

И. ВОРОБЬЁВА: «Замените меня, я устал, я ухожу».

Ю. ГУСМАН: Не надо наезжать! Меня звал не Лари Кинг, а по крайней мере в горах Килиманджаро меня ждут хоть сейчас.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, я вспоминаю ваши искромётные передачи…

Ю. ГУСМАН: …из Тибета.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: На Первом канале.

Ю. ГУСМАН: Давайте не будем отвлекаться.

Материалы по теме

Справедливо ли в качестве наказания выделить автоугонщику квартиру? («Кейс»)

нет
74%
да
17%
затрудняюсь ответить
9%


И. ВОРОБЬЁВА: Пока Юлий Гусман не убежал от нас на Килиманджаро, давайте приступим к нашим кейсам. Как всегда, их у нас три, как всегда они очень неоднозначные. Их подготовил Евгений Бунтман.

КЕЙС № 1

Житель Индии Ваибхав Беди подал в суд на парфюмерную компанию Юнилевер. Индиец обвинил производителей дезодорантов в обмане потребителей и намерен отсудить 26 тысяч фунтов. Дело в том, что все рекламные ролики одно из дезодорантов, выходящего под маркой Ахе, развиваются по одной и той же схеме. Молодой человек брызгает на себя дезодорантом, и окружающие его девушки теряют голову от страсти. И в конце ролика предупреждение – используйте Ахе аккуратно. Ваибхав строго следовал инструкции – но безрезультатно. Сколько он ни выливал на себя дезодоранта, девушки оставались к нему равнодушны. Я семь лет пользовался этой продукцией, но ни одна женщина не обратила на меня внимания", — цитирует индийца сайт Ананова. Компания обманула меня, продолжает истец – в их роликах недвусмысленно говорится о том, что их товары привлекают женщин. Теперь ответ на претензии господина Беди должны дать специалисты, которым предстоит провести экспертизу дезодоранта.

И. ВОРОБЬЁВА: Возмутительная совершенно история случилась с жителем Индии. Господа эксперты, прошу вас высказываться. Те, кто нас не видит ни по видео-трансляции, ни по RTVi, не могут этого видеть, я скажу, что оба наших эксперта сейчас сосредоточились, у них даже трагичные лица. Что происходит?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Почему показали Норвегию, речь шла об Индии.

Ю. ГУСМАН: Дело в том ,что по всему миру этот дезодорант вызывает стойкое желание женщин преследовать его обладателя.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.

Ю. ГУСМАН: Но единственное, Беди, на него не действует. Какого дьявола ты… вдруг у тебя такой химический состав кожи!

И. ВОРОБЬЁВА: Подождите секундочку! А вы пробовали на себе продукцию этого дезодоранта?

Ю. ГУСМАН: Я хожу в нём с детства, с 9-го класса, мужчины, женщины, дети, корабли, пароходы, нельзя пройти!

И. ВОРОБЬЁВА: Так вот в чём секрет успеха Юлия Гусмана!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я не пойму, ты на чьей стороне? Я на стороне Ваибхава! Более того, он мне подсказал, как действовать. Потому что я тоже на себя выливаю литрами эти одеколоны… правда, я не пользуюсь твоим «Огни Баку», и хоть кто-нибудь на меня кинулся! Я пять раз сегодня проехал на лифте!

И. ВОРОБЬЁВА: Это правда, что Вас видят в наших лифтах!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, я не скрываю.

Ю. ГУСМАН: Ты путаешь!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Когда заходят девушки…

Ю. ГУСМАН: Ты путаешь, Юрашик, эксгибиционизм…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я тебе не Юрашик!

Ю. ГУСМАН: Зачем ты надеваешь пальто на голое тело?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну да, а что! Это дополнительно. Она на меня кидается, а я пальто расстегнул…

Ю. ГУСМАН: Не надо быть пошлым!

И. ВОРОБЬЁВА: Юлий Соломонович, Вы за кого в данном кейсе?

Ю. ГУСМАН: Я за нашу производящую компанию, по-русски «Ахе», а по-нашему «Экс».

И. ВОРОБЬЁВА: Вы считаете, что человек неправ?

Ю. ГУСМАН: Давай опросим миллионы людей. Я один из акционеров «Ахе», я люблю её и пользуюсь, я лицо этой компании.

И. ВОРОБЬЁВА: Так это Вы были в роликах!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я теперь понял, почему «Ахе» не действует. Ты лицо этой компании.

Ю. ГУСМАН: Подожди! Ты в этих шуточках восточного колорита… серьёзное дело. Этот Беди требует, не подействовала наша компания на него. Я позову тысячи, десятки тысяч людей…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Демагогия! Он абсолютно прав! Человек смотрит рекламу, где однозначно ему говорят – брызнешься этим одеколоном – и тебя растерзают.

Ю. ГУСМАН: Прости! Надо на чистое тело. А у нас был случай, когда под Баку много лет назад ходили все после пляжа потные, а сверху был «Клемма» или какой-нибудь другой. Это была ахинея!

И. ВОРОБЬЁВА: Какие страшные истории Вы рассказываете! Ужас-ужас прямо!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Про Бакинские ароматы мы сейчас…

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте некий порядок внесём в работу нашей сегодняшней коллеги.

Ю. ГУСМАН: Почему, когда я говорю что-то умное, сразу надо порядок наводить? О том, что жалко этого Бедиатора…

И. ВОРОБЬЁВА: Веибхава. Давайте так. Один из вас на стороне Веибхава Беди.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я на стороне Беди.

Ю. ГУСМАН: А я на стороне правды! А правда, как говорил Юлиус Фучик, путешествует без виз. «Ахе» — бренд, который я представляю.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Правда сильнее силы!

Ю. ГУСМАН: А сила сильнее правды!

И. ВОРОБЬЁВА: 363-36-59 – телефон прямого эфира. Я призываю наших слушателей звонить. У нас не так много времени. Как правило, в первом кейсе много времени занимают ваши вступительные слова.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Опять она нас унизила…

И. ВОРОБЬЁВА: Алло!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Меня зовут Иван.

И. ВОРОБЬЁВА: Вы на чьей стороне?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Вообще, на стороне этого Веибхава. Реклама эта действительно лживая. Есть закон о рекламе, который надо соблюдать. Не нужно демонстрировать то, чего нет. Все разумные люди понимают, что это всё ерунда в рекламе. А есть люди излишне доверчивые.

Ю. ГУСМАН: А Вы пользовались нашим дезодорантом?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Да у меня как-то и без него всё нормально получается!

Ю. ГУСМАН: Ваша красота вошла в поговорку.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он повержен!

Ю. ГУСМАН: Вы этим ахиём поливались?

И. ВОРОБЬЁВА: Иван ушёл. Без моей помощи, честное слово. Иван, ну что ж Вы так! Мы только собрались Вас в угол.

Ю. ГУСМАН: Бросил на чашу весов Кобаладзе гирю и смылся!

И. ВОРОБЬЁВА: Наталья нам прислала смс: «Постирайте вещи «МИФом» и с вами заговорит умывальник. Поиграйте на пианино – появится мужик с обесцвеченными бровями».

Ю. ГУСМАН: Вот!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Так она на чьей стороне?

И. ВОРОБЬЁВА: Не знаю. Тигр из Казани пишет: «Вас необходимо закрыть после всего этого!»

Ю. КОБАЛАДЗЕ: После чего – этого?

И. ВОРОБЬЁВА: После этого судебного дела. Человек семь лет поливал себя этим… вот этим вот…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И он прав, я на его стороне! Закрыть Гусмана.

И. ВОРОБЬЁВА: Надо сначала отсудить 26 фунтов и закрыть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И поделить.

И. ВОРОБЬЁВА: Или рекламу изменить.

Ю. ГУСМАН: Прежде чем вы, друзья мои, осудите и этого Ваибхава, и меня, который не Ваибхав, но тоже любит «Ахе» и пользуется им с 9-го класса, скажу! А к вам приходит Мойдодыр из рекламы? У меня был трижды!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: К тебе уже приходит?

И. ВОРОБЬЁВА: Юлий Соломонович, Вы меня пугаете!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А крокодил с мочалкой не приходит? С Тотошей и Кокошей.

И. ВОРОБЬЁВА: Тётя Ася приезжала?

Ю. ГУСМАН: Да! Я верю телевидению! Приходят! Говорят: «Мы идём к вам!» И приходят! В вас не осталось детскости, наивности, полёта, прыжка, ощущения свободы и счастья. Вы как дети, будьте как дети! Будьте как «Вишнёвый сад».

И. ВОРОБЬЁВА: Юрий Георгиевич, нас с Вами пора к умывальнику. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Давайте послушаем. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Дмитрий из Москвы. Я на стороне этого индуса, потому что когда он пользовался этим дезодорантом, у него были проблемы с девушками, сейчас он отсудит за моральный ущерб пару миллионов у этой компании, у него никаких проблем не будет.

И. ВОРОБЬЁВА: Потому что он начнёт их водить по дорогим заведениям и дарить им бриллианты.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Может быть и так. Был случай с какими-то сигаретами, что курение вредит здоровью. И какой-то человек отсудил у них несколько миллионов. То же самое и здесь.

И. ВОРОБЬЁВА: Это немножко другая история. Спасибо большое, Дмитрий. Мне кажется, он прав. Сейчас Веибхаву заплатят денег и он будет популярен у женщин.

Ю. ГУСМАН: Но пахнуть он не сможет хорошо, как пахнет Юрий.

И. ВОРОБЬЁВА: Диггер из Санкт-Петербурга: «Это метафора, а не реклама. Метафору никто не отменял».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Какая метафора?

Ю. ГУСМАН: Кстати, хороший одеколон «Метафора», я видел его! Роскошный одеколон Николаевской фабрики «Алые паруса».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да… «Красное вымя».

Ю. ГУСМАН: Да! Удивительное!

И. ВОРОБЬЁВА: Диана из Саратова: «Я за истца, надо, чтобы при каждой рекламе была надпись не стоит воспринимать буквально».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я победил сокрушительно!

И. ВОРОБЬЁВА: Вы ещё не победили. Сейчас мы объявим голосование и будет понятно, кто у нас победил в данном кейсе. Хотя я вам скажу, что если бы я не верила на 100% Евгению Бунтману, было бы абсолютное ощущение, что это бред. Правда! Это бред!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что бред?

И. ВОРОБЬЁВА: Вот по такому поводу обращаться в суд. Что это такое? Действительно, это всего лишь реклама!

Ю. ГУСМАН: Это не поэтому, Ирочка, бред! А бред потому что реально, друзья мои, покупайте «Ахе»! Оно действует!!! Я сам с 8-го класса…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А «Метафора» как?

И. ВОРОБЬЁВА: Всё правильно. Юлий Соломонович Гусман перед эфиром начинает обливаться «Ахе», и потом Юрий Георгиевич не может его победить в наших кейсах. Это действительно бывает. Давайте объявим голосование и решим судьбу «Ахе» и Беди. Итак, если вы считаете, что справедливы претензии г-на Беди, этого индуса, который подаёт в суд, ваш телефон 660-06-64, если вы считаете, что его претензии несправедливы – 660-06-65.

ГОЛОСОВАНИЕ ПОШЛО

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте разберёмся, кто здесь прав, кто виноват. Кто-то подписался именем, которое я не могу прочитать без заикания, пишет: «Понятно, что этот артист просто включил дурачка, чтобы денег срубить». Пока мы голосуем, ещё один звоночек примем. Алло! Здравствуйте! Вы в эфире. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Валерий из Москвы. Я считаю, что если бы это дело в Америке было, то Ваихабу суд бы пошёл навстречу. А насчёт Индии… демократическая страна или нет.

И. ВОРОБЬЁВА: Секундочку. А Вы считаете, кто прав?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Ваихаб прав. А Индия если не демократическая страна, ему ничего не присудят.

И. ВОРОБЬЁВА: Я Вас поняла. Спасибо за Ваше мнение.

Ю. ГУСМАН: Так унижают наше «Ахе»… Это просто оскорбительно для всей нашей гигантской компании.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Для всей индустрии!

И. ВОРОБЬЁВА: Как Вы допустили, чтобы данный кейс попал в наши руки?

Ю. ГУСМАН: если каждый Ваибхаб будет у нас отсуживать по 26 тыс. фунтов… Мы в год продаём 16 млн…

И. ВОРОБЬЁВА: Так, слушайте, прекратите… Тем более, что у нас закончилось голосование, у нас на руках есть решение присяжных.

Ю. ГУСМАН: Неужели я проиграл? Не говори мне этих слов.

И. ВОРОБЬЁВА: Хорошо, этих слов я говорить не буду. Выиграл Юрий Кобаладзе.

Ю. ГУСМАН: А счёт?

И. ВОРОБЬЁВА: 68% считает, что справедливы претензии. И 32% считают, что несправедливо.

Ю. ГУСМАН: Тридцать два процента, пользуйтесь нашим «Ахе», поливайте, идите за мной и вы будете выглядеть так же хорошо, как я. А вот Кобаладзе без «Ахе» так и пропадает.

И. ВОРОБЬЁВА: Я не буду спрашивать, куда Вы этот «Ахе» выливаете.

Ю. ГУСМАН: Всюду!

И. ВОРОБЬЁВА: Первый кейс состоялся. Коллегия присяжных, спасибо за то, что вы звонили и выносили своё решение. А мы переходим к нашему второму кейсу. Очень странное название.

КЕЙС № 2

Наказать квартирой

В Великобритании суд приговорил автоугонщика к суровому наказанию – выделил ему квартиру. Житель города Харлоу графства Эссекс Брэдли Вернэм совершил к своим 18 годам 645 краж. Казалось бы, все очевидно – по молодому человеку плачет тюрьма. Но судья решил иначе. Приговор поразил всех – вместо камеры юноша получит в распоряжение новую квартиру. Правда, в другом городе. Как пишет Дэйли Мэйл, Брэдли Вэрнэм переедет в Челмсфорд вместе со своей девушкой. Аренду жилья будет оплачивать государство. Судья Кристофер Болл посчитал, что смена обстановки поможет молодому человеку осознать свои поступки и зажить новой жизнью. В Англии этот случай спровоцировал грандиозный скандал. Власти Челмсфорда, которым предстоит приютить осужденного, в бешенстве, и говорят, что это просто позор для британского правосудия.

И. ВОРОБЬЁВА: Так что же позор для британского правосудия или может быть это какая-то новая форма воспитывать молодых людей? Может быть это революционное решение британского правосудия?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мечта моя, чтобы это правосудие было транслировано на Россию! Я бы давно бросил воровать и жил бы в приличной квартире с любимой девушкой! Потрясающее решение!

И. ВОРОБЬЁВА: Вам нравится?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Просто замечательно! Это доказывает, что судьи английские – нестандартные люди.

Ю. ГУСМАН: Тут я, к сожалению, не могу спорить, потому что это очевидно замечательное решение. И если бы всем, кто украл 645 раз что-то, это напоминает мне… Я недавно подал в суд, сказали, что группа людей обокрала Союз кинематографистов. И судья присудил, что слово «обокрасть» — это не является оскорблением. И наш иск вернули. Здесь тоже правильно. Я считаю, что это мудрое решение в духе Краснопресненского суда. Необходимо, кто украл больше 600 раз! Планка. Меньше – нет. Шестьсот и выше краж – переселяют из Москвы в Санкт-Петербург и дают квартиру.

И. ВОРОБЬЁВА: Я всё понимаю, это всё смешно, но давайте так, давайте представим, что Брэдли Вэрнэм украл у вас машину. Вот у Вас! Или у Вас украл машину.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Шестьсот сорок пять машин!

И. ВОРОБЬЁВА: Нет, конкретно у Вас или у Вас.

Ю. ГУСМАН: если я войду в число 645 – это честь, гордость, доверие.

И. ВОРОБЬЁВА: То есть, Вам нравится быть в такой толпе?

Ю. ГУСМАН: нет! Потому что судья, как его зовут?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Кристофер Бол.

Ю. ГУСМАН: Вообще, по-английски будет Бил. И поскольку он дворянин, он будет де-Бил!

И. ВОРОБЬЁВА: За оскорбление судьи сейчас Вам присудят несколько суток ареста. Наша коллегия присяжных.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: То есть, одну машину – это мало, 645 надо украсть у Гусмана…

И. ВОРОБЬЁВА: Поставьте себя на место людей, эти 645 человек его разорвать готовы в клочья! А ему новую квартиру. У людей украли последнюю машину!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это миллионы, миллионы.

Ю. ГУСМАН: Это система, направленная не на унижение или месть. Это для того, чтобы исправить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Воспитательный момент.

И. ВОРОБЬЁВА: Уважаемые радиослушатели и зрители, на сайте «Эхо Москвы» вы можете смотреть видео-трансляцию, где вы можете видеть двух людей, которые оправдывают человека, который украл 645 раз! Обязательно посмотрите на этих людей.

Ю. ГУСМАН: Потом городок ничего из себя не представляет. Там квартиры стоят копейки!

И. ВОРОБЬЁВА: А значит город Харлоу у нас из себя столько представляет, что 645 автомобилей можно украсть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я жил в Харлоу.

Ю. ГУСМАН: А я учился и работал в Харлоу. Роскошный город. Харлоу – удивительный городок.

И. ВОРОБЬЁВА: Мальчик ещё не родился к тому времени.

Ю. ГУСМАН: Быть жестокой проще всего!

И. ВОРОБЬЁВА: А вы не боитесь, что в городе Харлоу после этого решения суда все начнут угонять машины?

Ю. ГУСМАН: Пора уезжать в Челсфорд!

И. ВОРОБЬЁВА: А! Давайте тогда по-другому. Это такой способ правительства переселить население одного города в другой город.

Ю. ГУСМАН: Простой пример. Как у нас строили Беломорско-Балтийский канал? Туда людей направляли, они жили.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: По зову сердца.

Ю. ГУСМАН: Это то же самое. Отправляли туда на подъём челсфордской экономики. Этот парень едет туда вместе с друзьями, как на Целину.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: К тебе давно Мойдодыр приходил?

Ю. ГУСМАН: Едем мы, друзья, в челсфордские края, станем новосёлами, ты и я.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вырубайте Гусмана.

И. ВОРОБЬЁВА: Прекратите трогать камеру видео-трансляции. Мишаня из Томска: «Сколько-сколько машин надо угнать? Еду в королевство! Все бомжи России за мной!»

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вот он, воспитательный эффект.

Ю. ГУСМАН: как быстро образовалось правильное послание…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Месидж.

Ю. ГУСМАН: Месидж! Люди, которые раньше были изгоями общества, воровали, бомжевали, курили марихуану, я прошу прощения у дам, и теперь, сейчас легко и просто человек…

И. ВОРОБЬЁВА: Мне кажется, Мойдодыр не уходил просто.

Ю. ГУСМАН: Не надо ёрничать! Это серьёзнейший вопрос! Сколько у нас машин, чтобы уехать?

И. ВОРОБЬЁВА: Антон вторит Вашим словам: «Отличное решение! Квартира – вознаграждение за титанические усилия, потраченные на 645 краж».

Ю. ГУСМАН: Спасибо! Как будто это так просто! Пришёл… Рассказываю, как это делается. Мы это делаем так!

И. ВОРОБЬЁВА: Прекратите инструкции по угону автомобилей. Никаких инструкций!

Ю. ГУСМАН: Ставишь линейку железную…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не надо линеек. Грузишь машину на трейлер, увозишь.

Ю. ГУСМАН: Проще! Сморите, как я!

И. ВОРОБЬЁВА: Прекратите сейчас же. Я это прекращу немедленно, на несколько минут, проведу воспитательную работу с экспертами и вы увидите нормальный, настоящий «Кейс». Вернёмся.

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЁВА: Как я и обещала, была проведена воспитательная работа с нашими экспертами. Мы выяснили, что угонять машины – это в любом случае плохо и должно быть наказано. Правда же?

Ю. ГУСМАН: Вот наказали его!

И. ВОРОБЬЁВА: Нам пишут смс-ки, я совершенно согласна с Сергеем из Барнаула: «Интересно, а почему его не осуждали за ранее украденные машины, которые до 645-ой? У них что, и полиция состоит из де-Билов?»

Ю. ГУСМАН: Было бы 645 квартир. Нет, я объясняю, в чём смысл этого наказания. Это потеря друзей, потеря знакомых улиц, тех мест, дорогих его сердцу в графстве Эссекс, где он жил, работал и угонял машины. И этот холодный Челмсфорт с чужими людьми… Эта квартирка покажется камерой! Он живёт в камере своей души. Он погружён в мир, как граф Монтекристо.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: По-моему, пора изгонять Мойдодыра из студии.

И. ВОРОБЬЁВА: Это, наверное, в тему прошлого кейса, где мужчина жаловался на домашний арест.

Ю. ГУСМАН: Причём здесь девушка? Ты же на улицу выходишь! Где кинотеатр? Где магазин?

И. ВОРОБЬЁВА: Где машины?!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Все украдены.

Ю. ГУСМАН: Проще всего считать… представь себе, тебя отправляют в Сызрань, в любой город хороший жить. Ты здесь не видишь Кремля, Мавзолея, не идёшь по Арбату… Это травма! Я считаю, что это мудрейшее решение. Более того, начинать надо, и меня на эту тему молодой человек настроил, с планки 300. Понизить планку.

И. ВОРОБЬЁВА: То есть, 300 автомобилей украл…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Скажи, пожалуйста, может ты знаешь, а кто оплачивает эту квартиру?

Ю. ГУСМАН: Государство.

И. ВОРОБЬЁВА: То есть, то графство, из которого его изгнали или то графство, в которое его изгнали? Или город один или другой?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он приедет, там скажут: «Минуточку! У нас нет квартиры».

И. ВОРОБЬЁВА: Там написано, что аренду жилья будет оплачивать государство.

Ю. ГУСМАН: В Англии квартиры стоят копейки!

И. ВОРОБЬЁВА: Мы совсем забыли…

Ю. ГУСМАН: Их полно, гигантская столица, в Лондоне полно квартир. Роскошных.

И. ВОРОБЬЁВА: Мы забыли, что у нас есть присяжные, которые хотят высказаться и проголосовать. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Вот этот звонок. Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня Талай зовут.

И. ВОРОБЬЁВА: Скажите, справедливо ли решение суда, на Ваш взгляд?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нет, несправедливо.

И. ВОРОБЬЁВА: Надо было его посадить в тюрьму?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Конечно. Однозначно. Не только посадить, а отрубить обе руки.

И. ВОРОБЬЁВА: По некоторым традициям. Спасибо Вам большое. Очень Вы жестокий человек, на мой взгляд.

Ю. ГУСМАН: Неужели наши слушатели поддержат отрубить руки вместо того, чтобы дать квартиру? На чаше весов – руки, ручки валяются, а с другой стороны – квартирка с машинами. Выбирайте! Вам судить.

И. ВОРОБЬЁВА: Действительно. Давайте объявим голосование. Очень странные подключаются слушатели на эту тему в наш эфир. Есть у меня подозрение, что более жестокое наказание придумают для этого молодого человека слушатели. Если вы считаете, что решение суда справедливо, то ваш телефон 660-06-64. Если несправедливое решение суда – 660-06-65.

ГОЛОСОВАНИЕ. ПРОЦЕСС ПОШЁЛ

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте почитаем смс-ки. Эльвира из Буйнакска: «Прекрасные идеи для нашей страны! Надо выделить каждому нашему олигарху по вилле на Средиземном море».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что она имеет в виду? Что они архи-воруют?

И. ВОРОБЬЁВА: Да, наверное, я цитирую.

Ю. ГУСМАН: Кстати, у них у всех есть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.

И. ВОРОБЬЁВА: «Британское право прецедентное! Я – за! Пакую чемоданы» — Василий из Саратова. Единственное, что меня беспокоит по-настоящему – это то, что в наших смс-ках очень многие пакуют чемоданы и собираются туда ехать. Они решили, что в этом городе каждому вору вместо наказания давать что-то хорошее.

Ю. ГУСМАН: Конечно!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Берём кейс и едем!

И. ВОРОБЬЁВА: Нет, 645 краж к 18 годам – это просто зашкаливает.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это же не только машины.

И. ВОРОБЬЁВА: Тюрьма этого мальчика не исправит.

Ю. ГУСМАН: Опа! А квартира исправит! А если ещё какую-то виллу под городом – ещё больше исправится.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Доброта спасёт мир.

И. ВОРОБЬЁВА: Вот! Юрий Георгиевич, наверное, прав.

Ю. ГУСМАН: Я предлагаю название кейса сделать не таким, как здесь написано, а «Доброта спасёт мир».

И. ВОРОБЬЁВА: Несмотря на то, что мы с вами пришли к общему знаменателю, наши слушатели писали смс-ки, для меня очень странно видеть такие результаты. Я нажала на красную кнопку «Стоп» и вижу, что 58% проголосовавших считает это решение суда справедливым, и 42% несправедливым. То есть, мир раскололся пополам. Очень странное голосование.

Ю. ГУСМАН: У нас 58% гуманистов, 58% людей возрождения, 58% будущих хозяев потрясающего общества, которое будет через 500 лет. Общество, где каждый, кто украл…

И. ВОРОБЬЁВА: Общество переселится в этот прекрасный город.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ты вспомнил опять людей возрождения?

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте перейдём к третьему кейсу.

КЕЙС № 3

О, спорт!

Жительнице Филадельфии грозит наказание за ее излишнюю любовь к спорту. 43-летняя Сьюзен Финкельштейн отчаялась найти билеты на решающие матчи бейсбольной лиги. Она разместила объявление на одном из сайтов. Крик о помощи выглядел так – высокая пышная блондинка отчаянно нуждается в двух билетах на матчи мировой серии по бейсболу. Откликнувшемуся она обещала незабываемые воспоминания. В полиции объявление сочли подозрительным. В итоге госпоже Финкельштейн позвонил представитель правоохранительных органов и попросил разъяснить, что же его ждет в обмен на билеты. Жительница Филадельфии ответила – за два билета он может получить ее прекрасное тело и исполнение всех сокровенных желаний. После этого женщина была арестована – ее обвинили в проституции. Формально полиция права – сексуальные услуги в обмен на материальное вознаграждение – это и есть проституция. Остается не проясненным один момент – кому Сьюзен Финкельштейн собиралась отдать второй билет?

И. ВОРОБЬЁВА: на мой взгляд, не прояснённых вопросов здесь больше. И всё-таки, справедливы ли претензии полиции к этой г-же Финкельштейн или нет?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вот она разница между цивилизованной Англией и дикой, варварской Америкой.

И. ВОРОБЬЁВА: А почему? Всё правильно!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что правильно?

И. ВОРОБЬЁВА: Сексуальные услуги…

Ю. ГУСМАН: Пожилая тётка захотела пойти на матч.

И. ВОРОБЬЁВА: Ни фига себе пожилая! Сорок три года! Что Вы говорите такое?

Ю. ГУСМАН: Ну, молодая тётка. Ну, не юная, не 15 лет девочке, хочет на матч пойти. Пойдём! Потом, после матча – кафе, потом пиво и потом услуги.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Во-первых, это провокация полиции.

И. ВОРОБЬЁВА: естественно, провокация. Сидят два полисмена, им больше делать нечего, сидят в Интернете.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Намерения не являются конкретными действиями.

И. ВОРОБЬЁВА: Она предложила уже!

Ю. ГУСМАН: А может она пошутила.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что она имела в виду?

Ю. ГУСМАН: Какие услуги?

И. ВОРОБЬЁВА: Массаж.

Ю. ГУСМАН: Я знаю очень людей с фамилией Финкельштейн, мой первый зубной врач была тётя Дора Финкельштейн.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А Франкенштейна ты не знаешь?

Ю. ГУСМАН: Тоже был такой доктор. Вот тётя Дора Финкельштейн никогда бы так не сделала. Я убеждён, что Финкельштейны, Эдельштейны, Жириновские, не поступают так! Не поступают так! Так поступают Бакеладзе, Веибхаб…

И. ВОРОБЬЁВА: Я считаю, что женщину надо наказать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ю. ГУСМАН: За что?!?!?

И. ВОРОБЬЁВА: О боже! Раскричались! За то, что она предлагала сексуальные услуги в обмен на материальное вознаграждение.

Ю. ГУСМАН: Да выйди на улицу! Не за билеты!

И. ВОРОБЬЁВА: Ну так нельзя. Можно было как-то потоньше.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это предположение.

И. ВОРОБЬЁВА: Что значит предположение? Она ответила – за два билета он может получить её прекрасное тело, исполнение всех сокровенных желаний. Что ещё тут непонятного?

Ю. ГУСМАН: Ты хотя бы раз сидела в ночном эфире и слышала, как на некоторых, не наших, радиостанциях и телеканалах предлагают и тело, и разные приходы, и какие-то невероятные извращения. И это правильно пишут домохозяйки – даже в 12 ночи этого нельзя допускать. А здесь женщина сказала простую вещь. Получи моё роскошное тело и пусти его немедленно в дело.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что значит нельзя? Ты против порно-каналов? Нет! Минуточку!

Ю. ГУСМАН: Объясняю.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Чего же смотреть тогда?

Ю. ГУСМАН: Один или два порно-канала – это мало на страну.

И. ВОРОБЬЁВА: Прекратите!

Ю. ГУСМАН: Нас заткнуть можно!

И. ВОРОБЬЁВА: Да! Скажите ещё – народ нельзя заткнуть. Диана из Саратова…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ю. ГУСМАН: Сьюзен! Сьюзен! Сьюзен!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Тело! Тело! Тело!

Ю. ГУСМАН: Финкельштейн! Финкельштейн!

И. ВОРОБЬЁВА: Диана из Саратова: «Она думала, чтобы сходить с кем-то в спортзал. Я уверена».

Ю. ГУСМАН: Сьюзен, держись!

И. ВОРОБЬЁВА: Юрий из Москвы: «А какие желания имел в виду полицейский?»

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вот! Молодцы радиослушатели.

Ю. ГУСМАН: Каждый испорчен в меру своей испорченности. Если я позвонил, сказал бы: «Я хочу предложить». Я бы сказал: «Ха-ха!» Фитнес, сауна.

И. ВОРОБЬЁВА: Но исполнение всех сокровенных желаний и получить прекрасное тело, здесь других доказательств просто не надо! Всё понятно.

Ю. ГУСМАН: На массаже не дают тебе прекрасное тело?

И. ВОРОБЬЁВА: Ломятся все пять линий от звонков, 363-36-59 – телефон прямого эфира. Наши присяжные наконец-то будут высказываться. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Это Иван, я уже звонил.

И. ВОРОБЬЁВА: Вы с другого телефона звоните? Кто прав в данном случае?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): На самом деле абсолютно справедливо.

И. ВОРОБЬЁВА: Спасибо, Иван.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нельзя истолковать по-другому.

Ю. ГУСМАН: Вы убиваете нас.

И. ВОРОБЬЁВА: Правильно, Иван. Как надо наказывать эту женщину?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): нет, наказание надо поизысканней выбрать. Например, временное заключение на месяц, пока финал, без телевизора.

И. ВОРОБЬЁВА: Иван! Вы изощрённый…

Ю. ГУСМАН: Дать квартиру в этом городке!

И. ВОРОБЬЁВА: Туда всех!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И поселить её с этим Бредли!

Ю. ГУСМАН: Правильно! И опрыскивать их дезодорантом «Ахе», чтобы они воняли одинаково.

И. ВОРОБЬЁВА: Диана из Саратова: «А как же пропаганда спорта? Ведь эта г-жа Финкельштейн пропагандирует спорт. Она ради билетов на бейсбол готова на всё!» У меня такой странный вопрос ко всем моим друзьям, как они умудряются доставать билеты на разные матчи? Странные вопросы возникают.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Провокация. Осторожнее, Юлик, осторожно!

Ю. ГУСМАН: Это не педофилия, она взрослая женщина и имеет право предлагать своё дряблое или свежее тело. Не знаю. Имеет право. Ей 43 года.

И. ВОРОБЬЁВА: Что значит имеет право? Она может написать в Интернете: «Мне 43 года, я Сьюзен Финкельштейн, я прекрасна, хочу любви». Не вопрос! А за любовь она требует билеты. Это чистой воды проституция.

Ю. ГУСМАН: Я захожу в магазин, вижу Бентли и предлагаю продавщице своё роскошное тело за Бентли.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Она же не требует деньги.

И. ВОРОБЬЁВА: Материальное вознаграждение.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Билет на футбол?

И. ВОРОБЬЁВА: Да, билеты очень дорогие, между прочим! Не надо!

Ю. ГУСМАН: Когда путана средняя стоит 400 долларов в Москве, среднего качества, какой-то билетик… долларов 60.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Адресок запиши, где за 400 долларов…

И. ВОРОБЬЁВА: Данила из Сиэтла из США нам раскрыл все тайны: «Это потому что за бейсбол она просила. Это же святое дело у американцев, хотя к спорта отношение не имеет».

Ю. ГУСМАН: А я за волейбол бы её поддержал, и за пейнтбол. Любой спорт важнее, чем дряблое тело Сьюзен.

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте подключим нашего слушателя. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый вечер. Алексей. Екатеринбург. Я просто возмущён предыдущим звонком. Человек считает, что она виновата.

И. ВОРОБЬЁВА: А Вы считаете, что она не виновата?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Она хотела обменять эмоции на эмоции. Что такое – билет?

Ю. ГУСМАН: Браво!

И. ВОРОБЬЁВА: Секундочку! Какие эмоции на эмоции? Вы хотите сказать, что билеты дорогие на бейсбол за эмоции покупаются? Знаете, сколько они денег стоят!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нет, она хотела на бейсбол, чтобы получить эмоциональный заряд.

Ю. ГУСМАН: А чего бояться? Мы же не дети!

И. ВОРОБЬЁВА: Юлий Гусман теперь, у него есть ещё один аргумент. Юрий Георгиевич, почему Вы покраснели?

Ю. ГУСМАН: Ирочка, это очевидно! Вы спорите, вы ломитесь в открытую бейсбольную калитку. Чего там такого особенного!

И. ВОРОБЬЁВА: Я на самом деле в данном случае считаю, что справедливо было бы пойти по пути формального закона .Сексуальные услуги в обмен на материальное вознаграждение – это проституция. И эта женщина виновата. На мой взгляд, здесь нужны… Иначе сейчас начнётся – вот за то, что вы подвезёте меня, я готова вам отдать моё прекрасное тело. А за то, что вы ещё куда-то…

Ю. ГУСМАН: Да пол-Москвы… А что плохого?

И. ВОРОБЬЁВА: Это плохо! Это ужасно! Это проституция!

Ю. ГУСМАН: Да большинство людей бомбят на улицах в ожидании такого счастья! Только Сьюзан, слава богу, не садится.

И. ВОРОБЬЁВА: Вадим пишет: «Она и представить не могла, что у полицейских такие непристойные желания».

Ю. ГУСМАН: В том смысле, что они подумают, прекрасное тело… возможно они тела вообще не видели.

И. ВОРОБЬЁВА: Валерий из Бессоновки говорит, что что-то собирается отдать за билет финал Чемпионата Россия-Бразилия. Валерий, мне за Вас стыдно!

Ю. ГУСМАН: Кстати, хорошо бы телефончик…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Никто не хочет билеты на ближайший футбол? Никто не предлагает?

И. ВОРОБЬЁВА: Юрий Георгиевич, не надо меня разочаровывать. Я девочка очень хорошая и правильная.

Ю. ГУСМАН: Да мы же не просим Вас звонить! Вы замужняя красотка!

И. ВОРОБЬЁВА: Я не потерплю этого в эфире.

Ю. ГУСМАН: Сьюзен гордая, одинокая, немолодая…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: …высокая, пышная блондинка.

Ю. ГУСМАН: Стройный, красивый блондин Юлий Гусман отдаст услугу. А я не блондин. И она тоже может не пышная, а худая, как щепка, без ноги, карлица, тупая, слепая, глухая!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Сколько раз обещали Гусману, и ничего не получалось.

И. ВОРОБЬЁВА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня зовут Пётр.

И. ВОРОБЬЁВА: Скажите, кто прав?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я хотел бы обратить ваше внимание на такой нюанс. На то, что проституция – это когда предлагают услуги и требуют оплаты. А здесь же наоборот, она просит то, что ей нужно, а потом говорит, что рассчитаться может этим.

И. ВОРОБЬЁВА: Разницы никакой нет.

Ю. ГУСМАН: Это бартер!

И. ВОРОБЬЁВА: А если в проституции деньги вперёд будут просить?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нет, она не хочет эти услуги давать, она хочет получить билет.

И. ВОРОБЬЁВА: Ну, проститутка тоже хочет деньги получить.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Она отвечает, чем могла бы рассчитаться.

Ю. ГУСМАН: Правильно! Проститутки любят деньги, а это юное создание любит спорт.

И. ВОРОБЬЁВА: Те же деньги за билеты.

Ю. ГУСМАН: А если за Третьяковскую галерею попросит, это тоже осуждать?

И. ВОРОБЬЁВА: Да.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Значит пусть люди не ходят в Третьяковскую галерею?

Ю. ГУСМАН: Нет возможности достать, очередь, иностранцы, японцы, нет мест! Два часа до поезда. Она мечтает увидеть Васнецова.

И. ВОРОБЬЁВА: Пусть она Вам позвонит, Вы её сводите.

Ю. ГУСМАН: Я при чём? Я женат.

И. ВОРОБЬЁВА: Вы выступаете за то, чтобы люди ходили в Третьяковскую галерею. Вот и сводите их туда. Давайте начнём голосование.

Ю. ГУСМАН: Я уверен в голосовании.

И. ВОРОБЬЁВА: Если вы считаете, что справедливо обвинение в проституции – 660-06-64, если вы считаете, что это несправедливое обвинение – 660-06-65.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЁТ ВАШИХ ГОЛОСОВ

И. ВОРОБЬЁВА: Я вас очень рекламировала.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: В каком смысле?

И. ВОРОБЬЁВА: Ну, говорила, что ваша позиция, наши уважаемые эксперты… Вадим пишет: «Она искренне хотела отблагодарить своего дарителя». Что? Так?

Ю. ГУСМАН: Да. В Третьяковку, в Консерваторию, в Большой зал Чайковского, концерт «Виртуозы Москвы», девочка приехала из Воронежа. Цирк на льду. Дорогие билеты! Это страсть к художественному творчеству, к спорту, стремление к высокому. А мы сразу – проститутка. Нет, девушка любит и себя, и спорт.

И. ВОРОБЬЁВА: Сергей из Барнаула: «Ну какая же она проститутка, у неё не было дистрибьютора, сутенёра. А мало ли наших знакомых женщин лукаво предлагают мужчинам исполнения желаний, не имея при этом в виду получения денег».

Ю. ГУСМАН: Да и Сьюзен возьмёт билеты и обманет!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы знаем таких Сьюзен.

Ю. ГУСМАН: Не надо думать плохо всегда. Это двойной смысл. Как бы шутка. «Ах, это Вы? Ха-ха-ха, спасибо» и ушла на бейсбол. А он стоит ,как идиот, голый в ванной.

И. ВОРОБЬЁВА: Это уже мошенничество. Ужас-ужас какой-то!

Ю. ГУСМАН: Это юмор и сатира!

И. ВОРОБЬЁВА: Ну, если со стороны этой Сьюзен – то да.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А ты Сьюзен Финкельштейн голой видел?

И. ВОРОБЬЁВА: У Юрия Георгиевича сериал! В прошлом «Кейсе» он меня спрашивал, видела ли я Вас голым. А сейчас он спрашивает, видели ли мы голой Сьюзен Финкельштейн.

Ю. ГУСМАН: Сьюзен Финкельштейн видели голой все честные люди планеты.

И. ВОРОБЬЁВА: Мне кажется, уважаемый Юрий Георгиевич, что это к Вам Мойдодыр приходит.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ой! Кто-то меня за ногу схватил!

Ю. ГУСМАН: Сьюзен!

И. ВОРОБЬЁВА: Да… Умывальник приходит к Юрию Георгиевичу. Я останавливаю голосование.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы победим.

И. ВОРОБЬЁВА: И готова вам сказать, что меня ошеломляют эти результаты, честно признаться. Я сейчас даже скажу нашим присяжным, честно глядя в камеру, что меня ошеломляют эти результаты. И эту камеру не нужно на меня поворачивать. 14% согласны со мной. И 86% ваши.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну, это же очевидно!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ю. ГУСМАН: Сьюзен! Союзен!

Ю. ГУСМАН: А давайте создадим фонд в защиту Сьюзен и полетим.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: На бейсбол.

Ю. ГУСМАН: В Филадельфию.

И. ВОРОБЬЁВА: Поехали, конечно. Вдвоём.

Ю. ГУСМАН: Наши представители. Потому что короткая на расправу американская военщина и полицейщина легко может засандалить эту Сьюзен лет на 15.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы не дадим!

И. ВОРОБЬЁВА: Нет, мне всё равно кажется, что наши присяжные неправы. И вы неправы. Потому что это начнётся сейчас такие предложения в этой бедной Калифорнии.

Ю. ГУСМАН: Секундочку! Не соглашайся. Смотри. Стоят в телефонных будках, в отдельных городах сотни открыточек с телефонами, в разных гостиницах, чего греха таить, предлагают всякие гнусности, непристойности, сокровенные желания. Нет! – говорит категорически честный человек. Это дело совести этих Сьюзен. Но отказаться – моё право.

И. ВОРОБЬЁВА: Продажная любовь в любой своей форме…

Ю. ГУСМАН: Продажные девки империализма ничто не могут предложить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Напомните мне ,пожалуйста, кейс.

И. ВОРОБЬЁВА: Это в любом случае плохо.

Ю. ГУСМАН: Какая-то старуха Изергиль…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Какая старуха! Мы договорились, что молоденькая девушка! С пышными формами блондинка. Какая Изергиль!

Ю. ГУСМАН: Четверо детей от разных мужей.

И. ВОРОБЬЁВА: Я очень сильно разочарована и надеюсь, что наши присяжные каким-то образом реабилитироваться себя в нашем следующем «Кейсе» и быть только справедливыми.

Ю. ГУСМАН: Не сдавайтесь!

И. ВОРОБЬЁВА: … но и быть трезвомыслящими людьми. Спасибо нашим экспертам, которые сегодня меня обыграли. Спасибо нашим присяжным, тем, кто звонил и писал нам. Это было прекрасно. Это была программа «Кейс».

Ю. ГУСМАН: Спасибо, страна!

Материалы по теме

Справедливо ли наказывать за излишнюю любовь к спорту? («Кейс»)

нет
65%
да
23%
затрудняюсь ответить
12%


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире