'Вопросы к интервью
И. ВОРОБЬЁВА: Здравствуйте. Это программа «Кейс». Вы, наверняка, уже привыкли, что я говорю, что это самая лучшая, самая справедливая, самая, подчас, весёлая программа на радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVi. Всё это правда, я это говорю, говорю и буду говорить. А всё почему? Потому что в этой студии сидят, как минимум, два человека, которые делают эту программу самой лучшей и самой справедливой. Меня зовут Ирина Воробьёва. Этих двух людей я сейчас представлю. Наши эксперты – Юлий Гусман и Юрий Кобаладзе. Здравствуйте.

Ю. ГУСМАН: Здравствуйте, товарищи!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Здравствуйте.

Ю. ГУСМАН: Позвольте от имени нашей бригады поздравить всех с тем, что в ближайшую неделю в Москве хорошая погода.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да. С началом учебного года.

Ю. ГУСМАН: Да. Это прекрасно. Я помню, 1938 год, я заканчивал десятый класс.

И. ВОРОБЬЁВА: Что происходит? Нам не о чем говорить? Мы говорим о погоде?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потом мы должны сказать, что это последняя передача с Ириной в этом сезоне.

Ю. ГУСМАН: Она уходит в отпуск, я уезжаю в командировку. И один Кобаладзе… О боже! Как бедные телезрители отшатнутся!

И. ВОРОБЬЁВА: Что Вы говорите!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Если ей найдут достойную замену…

И. ВОРОБЬЁВА: Как можно нам с Юлием Гусманом найти достойную замену? Юрий Георгиевич, как Вы можете!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы должны выживать в любых ситуациях.

Ю. ГУСМАН: Все телезрители видят. К сожалению, радиоэфиры, волны, не могут передать её красоты, обаяния, ума. А телезрители, счастливые американцы, миллионы американцев, которые застыли у телевизионных приёмниках, понимают, что такое женщины «Эхо Москвы». Девчонки нашего двора.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Но ты опоздал к передаче. Едва успел вбежать. А я-то видел, эту причёску делали около трёх часов.

И. ВОРОБЬЁВА: Чтобы наши слушатели не завидовали нашим зрителям, скажем, что у меня прекрасные косички на голове, и я очень похожа на Юлию Тимошенко. Итак, наши уважаемые присяжные, я напоминаю, что все кейсы, которые мы будем рассматривать в нашей программе, по традиции будете решать вы. Вы будете вносить решение, справедливо или не справедливо. Кто прав, кто виноват. Напоминаем, что о том, что происходит в этой студии, ваше мнение о наших кейсах, наших гостях и мнениях вы можете присылать на +7-985-970-45-45.

Ну а телефон прямого эфира я озвучу попозже, после того, как мы послушаем наш первый кейс. Кейсы в этот раз для нас подготовила Инесса Землер.

КЕЙС № 1

Несовершеннолетнее путешествие

Голландский суд запретил 13-летней девочке отправиться в самостоятельное кругосветное путешествие. Также суд города Утрехт временно лишил ее родителей права опеки над Лаурой Деккер. Теперь девочка на два месяца помещена под опеку государственных социальных служб, передает BBC. Родители, которые поддерживали желание дочери провести два года в кругосветном путешествии, пока не могут принимать за нее решение, без консультации с органами соцзащиты. 13-летняя Лаура планировала отправиться в кругосветное плавание на своей яхте. Она намеревалась побить рекорд, который установил 17-летний Майк Перхем, став самым молодым человеком, когда-либо совершившим такое путешествие. По некоторым данным, Лаура Деккер с 6 лет уже владела собственной яхтой, а в 10 впервые отправилась в самостоятельное плавание. С 10 лет я знала, что хочу проплыть по всему миру, заявила Лаура журналистам.

И. ВОРОБЬЁВА: Итак, справедлив ли запрет голландского суда, который не разрешил этой барышне отправиться в кругосветное путешествие, более того – лишив её родителей временно прав на опеку над ребёнком. Как вы считаете, наши уважаемые эксперты?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Меня с каждой передачей всё больше и больше печалит судопроизводство в западных странах, где с демократией какие-то нелады. Девушка на своей яхте хотела проплыть. И кому это мешает?

И. ВОРОБЬЁВА: Как кому?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И почему надо за это лишить родителей прав? Что было плохого, если бы она съездила в кругосветное путешествие? Побила бы рекорд этого Майкла, и вернулась бы героиней. И тогда бы мы с гордостью говорили – вот посмотрите на Лауру, которая одна совершила кругосветное путешествие! Мы лишили ребёнка счастья, радости общения с морем, с океаном, с яхтой. Я просто не понимаю. И лишили бедных родителей прав управлять ребёнком.

И. ВОРОБЬЁВА: Юлий Гусман.

Ю. ГУСМАН: Какое счастье, что по причинам своей работы, частым отлучкам, зарубежным командировкам в прошлом, у Юрия Георгиевича нет детей, к сожалению. Какое счастье! Я так рад, что мы эту историю обсуждаем. Я её читал, за ней следил. Более мерзкого и возмутительного случая демонстрации использования детей в рекламно-пиаровских-финансовых делах я вообще не видел.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Как это?!

Ю. ГУСМАН: Ты заявил, что хочешь видеть Лауру, которая плывёт по волнам как Наяда, Дриада и Триада.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И как Сцилла с Харибдой.

Ю. ГУСМАН: Слушайте! У детей есть разные фантазии. Они хотят быть пожарниками, они хотят прыгать без батута. Они часто залезают на крыши домов и воюют. Есть Квакин и Тимур и его команда. Это игра. А есть жизнь. Что было бы, если бы эта девочка… Да, у неё есть опыт трёхлетний. Её слабые мышцы уже накачены больше, чем у подростков, она любит ходить по азимуту и выжимать больше, чем 8 узлов из своей потрёпанной яхты. Она мечтает о рекордах? Когда она станет взрослой – милости просим. Сейчас пускай, если не в куклы играть, уже поздно, пусть занимается теми видами спорта, которые не могут ей причинить никакого труда.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А от яхты какой вред-то? Комфортабельная яхта.

Ю. ГУСМАН: Дело в том, что он плавает на яхтах друзей своих-олигархов. И имеет собственную, размером в 400 кв.км. Это нормальная спортивная яхта.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ты начал…

Ю. ГУСМАН: Да подожди!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Минуточку! Ты говоришь о рекламной кампании, деньги спользовали…

Ю. ГУСМАН: Никакого повода, кроме как этот пиар, который мы победим этого Майка… Кстати, ему 17 лет, между прочим. Я считаю, что очень много сейчас детских конкурсов, «Мисс обаяние», детские турниры. Это развращает детей. Эти маленькие свадебные платья, в которых детишки выходят.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: В шесть лет уже владела собственной яхтой, а в 10 впервые отправилась в самостоятельное… Это опытная…

Ю. ГУСМАН: Юрий Георгиевич, Вы хоть раз плавали на яхте?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, я плавал.

Ю. ГУСМАН: Один? Без компаса?

И. ВОРОБЬЁВА: У меня сомнения вызывают эти утверждения.

Ю. ГУСМАН: Ирочка, на самом деле, это жуткая тенденция. Я не шучу. Я читал материал, подробно освещался он в Интернете. Такие разговоры – папы с мамой не против, за ней будут следить с помощью спутника. Но будет буря. И не дай бог… Весь мир начнёт говорить, что родители звери, опеки – звери. Есть много вещей. Прыгать с парашютом, кувыркаться…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: …без батута.

Ю. ГУСМАН: Есть много игр, которых влекут детей. Их не пускают в горы одних заниматься альпинизмом. Их не пускают стрелять друг в друга на охоте на животных. Есть правила и ограничения.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Человеколюбие этого человека меня поражает!

Ю. ГУСМАН: Это папа с мамой поощряют её только потому, что мечтают о рекорде. С ним связаны будут все эти папарациобразные радости, фотографии, интервью.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Папа с мамой верят в своего ребёнка.

Ю. ГУСМАН: Пусть они подождут с верой, пусть она тренируется.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Во сколько можно лет?

Ю. ГУСМАН: А во сколько управлять автомобилем. Почему твой внук, когда у тебя будет приёмный внук…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Уже не будет, поскольку детей нет.

Ю. ГУСМАН: Ну, усыновишь. Он хочет с 13 лет ездить на автомобиле.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну?

Ю. ГУСМАН: Права же не дают!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Собственной яхтой она владела!

И. ВОРОБЬЁВА: Разрешите ли Вы своему 13-летнему…

Ю. ГУСМАН: Юра, не надо, как следствие. Не надо яхту. Мы, москвичи, у нас нет моря, есть только реки. Ну вот у тебя есть ребёнок, 13 лет, он хочет управлять быстрым автомобилем или мотоциклом.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Хорошо известно, что мы, грузины, начинаем одновременно ходить и управлять автомобилем.

Ю. ГУСМАН: И спекулировать чурчхелой. Это все знают.

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте закругляться.

Ю. ГУСМАН: Нет, серьёзно, Ира! Ты не разрешишь своему ребёнку так сделать? Не разрешишь!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Разрешу. Если собственную яхту я ей подарил.

Ю. ГУСМАН: А если мотоцикл?

И. ВОРОБЬЁВА: Проверим в реальности, как это всё будет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Господи! Как с ним скучно! Какой он правильный!

Ю. ГУСМАН: Я правильный.

И. ВОРОБЬЁВА: То есть, Вы признаёте себя неправильным сразу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, он просто скучный. Он барок Врунгель.

Ю. ГУСМАН: Врунгель не скучный.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он же не хотел тоже плавать.

Ю. ГУСМАН: Ты что, не читал эту книжку?

И. ВОРОБЬЁВА: Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте. Руслан меня зовут.

И. ВОРОБЬЁВА: Кто прав в данном случае?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Конечно, Юлий Гусман. Я уже до этого говорил, как-то звонил.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Конечно, Вы из города Баку, я знаю.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Да, да. Его точка зрения правильная. Представляете, потом придётся от Сомали эту девочку спасать.

Ю. ГУСМАН: Да, да! Правильно! Сегодня она хочет на яхту, завтра она захочет взорвать какой-то домик. Да, маразм растёт на самом деле, а потом…

И. ВОРОБЬЁВА: Руслан, мне кажется, Вы преувеличиваете.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Крылья мечте подрезают.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нет, будет ей 18 лет или 17 хотя бы, как тому же мальчику, хотя бы 16. Ради бога!

Ю. ГУСМАН: Хотя бы совершеннолетняя, правильно!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): А так она в 14 лет… Что за родители? Что за маразм?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Убейте мечту.

И. ВОРОБЬЁВА: Спасибо за звонок.

Ю. ГУСМАН: Правильно говорит. У моего замечательного друга, прекрасного композитора, а сейчас посла Полада Бюль-Бюль Оглы с 9 лет была возможность ездить на папиной машине, великого певца Бюль-Бюля. Он блистательно водил машину в 9 лет. Но это папа разрешил ему где-то баловаться во дворе. Ребёнок не гонял по дорогам, хотя мог замечательно ездить. Оттого, что мы умеем в детстве что-то делать… Папа лётчик, берёт в планер свой. Мало ли есть талантливых детей! Шахматы – пожалуйста, теннис – пожалуйста. Секция есть детская. Там, где нет детского спорта, где запрещено, закон один для всех.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А пионеры-герои в партизанских отрядах?

Ю. ГУСМАН: Ты ёрничаешь!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я ничего не ёрничаю. Вы подрезаете крылья мечте! Девочка, которая лучше знает яхту, чем твой Бюль-Бюль…

Ю. ГУСМАН: Хорошее название для компании в моём любимом «Перекрёстке» — «Не подрезай крылья мечте. Купи по дешёвке помидоры».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: За рекламу спасибо.

И. ВОРОБЬЁВА: Алло! Здравствуйте! Вы в эфире. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): (Мат).

И. ВОРОБЬЁВА: Ага, понятно, не на прямой телефонной связи. Ещё один звонок примем. 363-36-59 – наш телефон. Я, по-моему, его ни разу не объявила, но наши слушатели в пять линий звонят.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Знают, что я участвую в передаче…

И. ВОРОБЬЁВА: Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Меня зовут Дмитрий. Я звоню из Москвы. Вы знаете, г-н Юлий Гусман уже всё сказал за нас. Это не очень хорошо с его стороны было лишать нас такого удовольствия. Я абсолютно с ним согласен. Можно такой пример привести. Если бы девочка была опытным хич-хакером, которые ездят автостопом. И хотела бы поехать автостопом. Но ей никто бы в жизни не разрешил.

Ю. ГУСМАН: Вы правы. Но хич-хакер хотя бы за рулём не ездит. Но она хич-хакер, который хочет сесть за руль.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ты подкупил всех…

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Антон Орех сказал хорошую вещь, что ребёнок несовершеннолетний на улице после какого-то времени, он или преступник, либо жертва. Это очень простая фраза хорошо объясняет политику государства в отношении ответственности.

И. ВОРОБЬЁВА: Юрий Кобаладзе, Вы будете спорить с Дмитрием?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Конечно буду. Всё, что происходит – это инсценировка. Звонят люди, которым или платят им, или родственники. Они в эфире признаются. Я предыдущего спросил, он из Баку? Да, из Баку. Это человек, который вырос с ним на одной улице. Конечно, он будет повторять, что Буль-Буль водил машину во дворе.

И. ВОРОБЬЁВА: Знаете, давайте я ненадолго прерву ваши споры, потому что нам пора выносить решение по этому вопросу. Пока мы голосуем, у каждого из вас будет возможность сказать ещё несколько слов.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я верю в справедливость. Победа будет за мной!

И. ВОРОБЬЁВА: Итак, объявляем голосование. Если вы считаете, наши уважаемые присяжные, что это справедливое решение суда – запретить девочке совершить в 13 лет кругосветное путешествие, то ваш телефон 660-06-64, если вы считаете это решение суда несправедливым, то ваш телефон 660-06-65. Поехали!

ГОЛОСОВАНИЕ ПОШЛО

И. ВОРОБЬЁВА: [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Есть у нас смс-ки, которые нам прислали. Например, Диана из Саратова: «Она может обратиться в суд за эмансипацией, дождавшись определённого возраста».

Ю. ГУСМАН: Надо сказать, это очень грамотно – «обратиться за эмансипацией в определённом возрасте». Эмансипация не зависит от возраста. Это права женщин, которые неоспоримо надо защищать, и которые раньше требовали равенства. Дианочка, милая…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И к сожалению, получили.

И. ВОРОБЬЁВА: Ах, к сожалению!

Ю. ГУСМАН: Это ребёнок. А ребёнок на дороге – это опасность.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не на дороге, в океане!

Ю. ГУСМАН: Океан – страшнее.

И. ВОРОБЬЁВА: Знаете, Вы сейчас потеряли голоса всех женщин, которые звонят нас и голосуют по этому кейсу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: За то, что я сказал правду? За то, что я был честен и искренний? Всё равно победа будет за нами!

Ю. ГУСМАН: Чингисхан тоже был искренний, когда вырубил…

И. ВОРОБЬЁВА: Вова нам пишет: «Вам завидно просто, Юлий Соломонович!»

Ю. ГУСМАН: (Смеётся). Вовремя показал эрудицию. Вспомнил Чингисхану.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Кстати, к женской эмансипации имеет прямое отношение.

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте мне прочитать смс-ку Вовы, он про вас написал. Про Юлия Соломоновича: «Вам завидно! У нас с Вами в её возрасте деревянные игрушки были».

Ю. ГУСМАН: У нашего поколения, военного, не было и деревянных игрушек. Мы играли вставными челюстями наших родственников, которые нам давали вечером, уходя спать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И пили из этих стаканов чай.

И. ВОРОБЬЁВА: Что ж Вы такие страшные истории рассказываете! И я назову цифры, результаты голосования. И могу сказать, что первый кейс из трёх кейсов выиграл Юлий Соломонович Гусман. Шестьдесят два процента проголосовавших считают, что справедлив заперт голландского суда, и 38%, тем не менее, считают, что это несправедливо.

Ю. ГУСМАН: Сегодня детей отправят погулять по Ленинградскому проспекту попозже вечером, побродить по Центральному парку им. Горького, покататься на мотоцикле, взятом у своего дедушки или бабушки. Замечательная история!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: По-существу ты  проиграл кейс. Тридцать восемь процентов! Это несмотря на то, что шло давление! Звонили твои люди, постоянные атаки!

Ю. ГУСМАН: Административные ресурсы!

И. ВОРОБЬЁВА: И даже ведущая была на стороне Юлия Гусмана, потому что Вы посмели оскорбить всех женщин, которые звонят нам сюда!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Почему я оскорбил всех женщин?

Ю. ГУСМАН: Ты сказал, что эмансипация – это ошибка всего структурного общества.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Конечно. Я легко это докажу.

Ю. ГУСМАН: Ты как Чингисхан.

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте не будем в этой программе доказывать, поскольку у нас пришло время второго кейса, иначе мы не успеем все три кейса рассмотреть.

Ю. ГУСМАН: Лучше один рассмотреть досконально, чем гнаться за всеми.

И. ВОРОБЬЁВА: Второй кейс.

КЕЙС № 2

Божья воля

Суд штата Кентукки запретил в законах ссылаться на Божью волю. Он признал неконституционным фрагмент законодательства штата, который существует с 2006 года. В частности, речь в тексте идет о том, что, цитирую, упование на всемогущего бога является жизненно важным для безопасности штата. Судья Томас Уингейт решил, что действующее законодательство нарушает положение о разделении государства и религии, которое содержится в конституции США. Получается, что этот законодательный акт недвусмысленно указывает – жители штата не могут находиться в безопасности, ни сейчас, ни в будущем без помощи Всемогущего Бога, говорится в заключении судьи. Следует отметить, что фрагмент с упоминанием Бога был включен в законодательство с подачи члена Генассамблеи штата Томом Райнером. Он надеется, что генпрокурор будет обжаловать решение суда. Они утверждают, что все это связано с религией и насаждением религии, говорит Райнер, но Бог это не религия, Бог это Бог.

И. ВОРОБЬЁВА: Итак, справедливо ли решение этого суда, который вычеркнул из законов штата Кентукки ссылки на божью волю?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Пусть профессор Гусман, он известный теолог. Что означает «бог – это не религия. Бог – это бог»?

Ю. ГУСМАН: Я думаю, что я не очень люблю рассуждать на эти очень интимные, очень личные темы, как теология, переходящая в биологию, но это очень важная тема, потому что всё больше и больше мы сталкиваемся с тем, что в простых процедурных, гражданских вопросах лгуны осеняют себя крестными знамениями и утверждают, что они правы. Это не аргумент. Есть замечательное место для всяких интимных вещей, связанных с Господом. Это церковь, мечеть, синагога, пагода. И ещё другие, может быть.

А вот когда сегодня мы «вот тебе крест» — это в быту замечательно. А мне кажется, я абсолютно согласен с судом Кентукки. Это очень религиозный штат.

И. ВОРОБЬЁВА: Это действительно религиозный штат.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы часто ездили в Кентукки.

Ю. ГУСМАН: Серьёзно, приятно, когда известный кинорежиссёр осенял себя крестным знаменем, мне кажется, это чепуха. Мне кажется очень важно, чтобы разделить эти два потока в жизни. Что есть религиозные отправления, есть святые понятия и есть понятие бог и всё остальное. А есть понятие реальное – жизнь, работа, судьба, суд, прокуратура. Это не связано. Это не может быть аргументами. Поэтому мне кажется, что в этом очень религиозном штате очень правильно поступил суд штата.

И. ВОРОБЬЁВА: Здесь же речь не идёт, что это является аргументом в каком-то споре. Там цитата такая – упование на всемогущего бога является жизненно важным для безопасности штата. Не более того.

Ю. ГУСМАН: Подожди, а если атеисты? Почему же надо смешивать тех, кто уважает теорию Дарвина…

И. ВОРОБЬЁВА: Но их же не заставляют это делать.

Ю. ГУСМАН: А этот документ не связан. Мне кажется, что это очень правильно, что это не является… Когда они пишут «В бога мы веруем» на своих документах, замечательно. Это лозунг. А законодательный акт – это сухое перечисление всяких законов и положений.

И. ВОРОБЬЁВА: Вы же сказали, что это очень религиозный штат. Там очень многие верят в бога. Но почему бы им… это же на самом деле фраза, которая не означает, что кого-то заставляют во что-то верить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Молодец, давите его, давите!

И. ВОРОБЬЁВА: Юрий Георгиевич, а Вы, значит, вдруг решили поменять своё мнение относительно эмансипации? Я правильно понимаю?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, эмансипация – это отдельная тема. И здесь у меня совершенно чёткое представление. Я готов свою точку зрения отстаивать. Но меня пугает позиция моего уважаемого коллеги.

И. ВОРОБЬЁВА: По какой причине?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: У меня были подозрения, что он безбожник. Антихрист.

И. ВОРОБЬЁВА: Что такое!?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это просто сатана, наверное, потому что боже нас сохрани от таких… Не надо! Не надо! Это слишком серьёзно.

Ю. ГУСМАН: (Поёт) Сатана там правит бал!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Чем мешают? Я и говорю своё мнение. Чем мешают? Ну что за… И что?

И. ВОРОБЬЁВА: Вот это аргументы. Ну что? И что?

Ю. ГУСМАН: У меня ощущение, что он не очень владеет русской лексикой.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что? А Том Райнер что, дурачок был, что ли?

И. ВОРОБЬЁВА: Слушайте, я не могу, когда вы оба, одновременно, говорите вот так! Пусть что-то одно будет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вообще, кстати, всё очень запутано. Бог, не бог, религия. Ну, существовал штат, закон, прекрасно он работал. Вдруг вмешивается какой-то судья.

Ю. ГУСМАН: Верховный суд штата Кентукки.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А, хорошо!

И. ВОРОБЬЁВА: О Верховном суде и штате Кентукки мы поговорим через несколько минут, когда вернёмся в эту студию. Я очень надеюсь, что за это время не будет никаких драк.

НОВОСТИ

Ю. ГУСМАН: …и ты зря оскорбил женщин!

И. ВОРОБЬЁВА: Прекратите!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я не оскорблял женщин!

И. ВОРОБЬЁВА: Всю паузу здесь кричали! Я действительно сейчас позову охрану, потому что вы переходите все границы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Позовите судью!

И. ВОРОБЬЁВА: Будьте взрослыми людьми!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не хочу я с ним быть в одной программе!

И. ВОРОБЬЁВА: Уважаемые слушатели и зрители, программа «Кейс» продолжается. Я представляю ещё раз наших экспертов, уважаемых, взрослых, респектабельных людей. Юлий Гусман и Юрий Кобаладзе.

Ю. ГУСМАН: А что такое респектабельные? Зачем такие слова говорите!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это я, а не ты!

И. ВОРОБЬЁВА: Итак, у нас есть позиция наших экспертов. Юлий Гусман считает, что это правильное решение суда. Юрий Кобаладзе не понимает это решение, считает его несправедливым. И я объявляю телефон для смс-сообщений — +7-985-970-45-45. Пишите ваши смс-ки. И номер телефона прямого эфира – 363-36-59. Телефон московский, напоминаю вам об этом.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Здесь ключевая фраза, Ира…

И. ВОРОБЬЁВА: Так-так…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Законодательный акт недвусмысленно указывает – жители штата не могут находиться в безопасности ни сейчас, ни в будущем без помощи всемогущего бога. И с чем вы здесь не согласны?

И. ВОРОБЬЁВА: Это решение суда. Та фраза, которую Вы прочитали, говорится в решении судьи.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Только он её вывернул. Он сказал, как это может быть. А я считаю, что именно так и может быть! И подвергать эту фразу сомнению…

Ю. ГУСМАН: Перестал понимать.

И. ВОРОБЬЁВА: Теперь Юлий Гусман не понимает.

Ю. ГУСМАН: У вас здесь корпоративчик? Я прошу прощения перед женщинами, Вы назвали эмансипацию ошибкой. А чего ты на Кентукки напал?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потому что Томас Уингейт, я не первый раз слышу это имя.

И. ВОРОБЬЁВА: Подлог какой-то.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Сначала он у городе Утрехте хулиганил, теперь переехал в Кентукки. Он творил чудеса!

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте дадим слово нашим присяжным. 363-36-59. Алло! Здравствуйте! Вы в эфире. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Меня зовут Давид.

И. ВОРОБЬЁВА: Здравствуйте, Давид. Кто прав в данном случае?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я из Израиля, поэтому мне ближе позиция Кобаладзе, потому что суд совершенно был несправедлив.

И. ВОРОБЬЁВА: Объясните.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Потому что суд должен чётко доказать, есть бог или нет бога.

И. ВОРОБЬЁВА: Нет, что значит есть или нет… Суд сказал, что в законах нельзя ссылаться на божью волю.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Правильно.

И. ВОРОБЬЁВА: Если ты не веришь в бога, по закону получается, что ты не хочешь быть в безопасности. Суд решил, что это несправедливо.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Правильно. Но суд должен доказать на сто процентов, субъект права – или он есть, или его нет. Если он есть, значит это глупое решение. А если его нет, тем самым оскорбляют часть религиозно настроенных людей.

Ю. ГУСМАН: Что-то странно, Давид, что Вы, из Израиля, поддерживаете человека с фамилией Кобаладзе, а не Юлия Соломоновича Гусмана. Как-то удивительно даже.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это аргумент, который использовал судья.

Ю. ГУСМАН: Суд ничего не должен был доказывать. Суд только предложил удалить этот фрагмент, как неудачный, чтобы закон всеми этими духовными постулатами…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А почему он не удачный?

И. ВОРОБЬЁВА: Спасибо большое Давиду.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Огромное спасибо. Всё-таки, есть честные слушатели!

Ю. ГУСМАН: Евреи.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.

И. ВОРОБЬЁВА: Нам пишут, Диана из Саратова: «Правильно! А у нас нужно строчку из гимна убрать – «Хранимая богом родная земля». Вот так вот!

Ю. ГУСМАН: Нет, не правильно!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Отвечайте! Что неправильно?

Ю. ГУСМАН: Потому что я сказал… В бога мы веруем. «Хранимая богом родная земля». Удачно или не удачно поэтически, мы не обсуждаем. Лозунги, гимны, песнопения, хоралы, а так же всякие тимвалы и…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Какие тимвалы и хоралы! Это государственный гимн!

Ю. ГУСМАН: Это не сухая строчка закона. Это эмоциональная фраза патриотическая. Я не говорю про фразу, хороша она или плоха. Был «Сталин на верность народу», потом стало «Хранимая богом родная земля». В любом случае, на мой взгляд…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, некоторых воспитывал не Сталин, я это вижу, чувствую.

Ю. ГУСМАН: Подожди, серьёзно… В гимне, кто хочет так петь – очень красивая фраза. И таких множество есть. Кстати, «Боже, храни короля, боже храни королеву», и в английском тексте было, и в Российской Империи было «Боже, царя храни», это нормально. Упоминать бога, когда ты обращаешься к высокой поэзии. А здесь сухое законодательство. Слушали, постановили. Это буква закона. И здесь упоминание о том, что упование на всемогущего бога является жизненно важным, это лозунг прекрасный. И я бы с удовольствием прочитал бы его на въезде в штат Кентукки или на воротах того же суда.

Но я совершенно не понимаю, почему нужно это обводить в закон.

И. ВОРОБЬЁВА: Но эту же фразу нельзя использовать для принятия каких-то определённых решений.

Ю. ГУСМАН: Но преамбула – важная вещь, потому что когда человек…

И. ВОРОБЬЁВА: Трудно сослаться на эту фразу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: У нас в суде дают клятву на Библии.

Ю. ГУСМАН: Я не сказал, что можно… Замечательно на Библии давать клятву. Это не является поводом для того, чтобы указывать в законе эту строчку.

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте мы на время прервём наши споры. Надеюсь, что наши присяжные разобрались в этом кейсе и приняли своё решение и сейчас нам озвучат. Если вы считаете, что было справедливо решение суда штата Кентукки, который запретил закону ссылаться на божью волю, ваш телефон 660-06-64, если несправедливо – 660-06-65. Поехали!

ГОЛОСОВАНИЕ. ПРОЦЕСС ПОШЁЛ

И. ВОРОБЬЁВА: [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Дмитрий прислал нам смс-ку: «Будда тоже Будда, и Аллах тоже Аллах. Всех небесных авторитетов они включить в закон почему-то не захотели. Суд полностью оправданно принял решение».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А если бы он включил Аллаха, тогда было бы справедливо?

Ю. ГУСМАН: Останется некое племя или какой-то народ, это всегда останутся люди. Почему нужно разделять религию?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Бог един!

Ю. ГУСМАН: Экуменизм – замечательная вещь…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Коммунизм не замечательная вещь!

Ю. ГУСМАН: Бог един – это правильное заявление, но всерьёз…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Но хотя бы в это ты веришь!

Ю. ГУСМАН: Но религиозные войны, мой юный друг… Последние тысячи лет идут такие кровавые… И сейчас есть некие религии, которые готовы взрывать неверных и убивать их ценой собственной жизни. Поэтому един, не един, это вера. И решать вопросы в храмах. А в судах только буква закона.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А почему дают клятву на Библии?

И. ВОРОБЬЁВА: Нам пишут: «У нас в Конституции нет бога, но мы же как-то обходимся».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Без чего? Как же обходимся, если у нас в гимне бог есть.

И. ВОРОБЬЁВА: Но это же не Конституция!

Ю. ГУСМАН: Я пытался ему объяснить, но это бессмысленно. Может быть, кто-нибудь позвонит и объяснит?

И. ВОРОБЬЁВА: Уже не позвонит, потому что все уже позвонили и вынесли решение по этому кейсу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Как интересно!

И. ВОРОБЬЁВА: Я могу сказать, что этот кейс выиграл снова Юлий Гусман, который говорил о том, что это справедливое решение. Его поддержали 76% проголосовавших. И 24% считают, что прав Юрий Кобаладзе. Но это не в сухую победа.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: В мокрую?

Ю. ГУСМАН: Дело даже не в победе, дело в том, что Юрий Георгиевич, который, к сожалению, даже не очень понимает, что такое буддизм или ламаизм, синтоизм…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я приверженец маоизма и ден-сяо-пинизма.

И. ВОРОБЬЁВА: Очень вовремя было сказано. Ну что ж, мы перенесёмся туда, откуда нам звонил один из наших слушателей.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ненавижу Чингисхана, который эмансипировал женщин.

Ю. ГУСМАН: В буквальном смысле.

И. ВОРОБЬЁВА: Я надеюсь, что мои гости дадут объявить его начало и его название. Мы слушаем кейс.

КЕЙС № 3

Подарки в счет долга

Окружной суд Иерусалима вынес прецедентное решение. Теперь судебным приставам запрещено изымать свадебные подарки в качестве погашения долгов. Собщается, что ранее на свадьбах должников проводились целые облавы судебных приставов, а поскольку в подарках нередко бывают деньги, и суммы там не карманных расходов, то их изымали для оплаты долгов. Суд Иерусалима решил, что такие процедуры унижают человеческое достоинство брачующихся. Даже в том случае, если жених и невеста, или кто-то из них, были признаны виновными в намеренном невозврате денег, задолжали крупные суммы, свадебные подарки все равно останутся с ними. Прецедентное решение было вынесено после того, как жених не смог выплатить долг, а заимодавец потребовал его арестовать и изъять все средства, которые будут переданы в качестве подарка.

И. ВОРОБЬЁВА: Итак, что более справедливо или что более несправедливо? Справедливо ли отбирать свадебные подарки у должников? Справедливо ли с другой стороны, что люди женятся, им дарят довольно крупные суммы денег чаще, чем подарки, и при этом они должны другим людям деньги. Что из этого справедливо, что не справедливо? Юрий Кобаладзе, Вы на меня как-то смотрите, очень серьёзно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я надеюсь, что здесь будет абсолютное единодушие, потому что не может Гусман отрицать совершенно явные вещи.

И. ВОРОБЬЁВА: Озвучивайте.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Подарки изымать справедливо. Но не для погашения долгов.

И. ВОРОБЬЁВА: А зачем тогда изымать?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я занимался в детстве… помнишь, как мы с тобой летали на свадьбы и изымали подарки? Но не потому что там были должники. Дело в том, что почему я, который долго думал, собирал деньги, купил подарок, принёс его жениху и невесте, этот подарок кто-то должен куда-то забрать?

Ю. ГУСМАН: Это замечательная фраза! Я за многие годы, мы с ним по работе в программе «Кейс» с 1963 года, это уже 45 лет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Как раз Брежнев пришёл к власти.

Ю. ГУСМАН: Впервые Юрий Георгиевич так сформулировал. Здесь дело не в женихе и невесте. Я бы у них отобрал бы. Дело в том, что это акт дарения, который никак не рассчитан на то, что он имеет долги. У нас, на Востоке, ну, у них, в Грузии, побольше, у нас, в России, поменьше, а в Иерусалиме ещё побольше, особенно в бедных кварталах. Приносят люди конверты, хорошие деньги, подарки. Это мы принесли. Это сегодня у нас такой день, праздник. Потом, когда они соберут, придут домой, соберут чемоданчик, или пойдут в сберкассу…

И. ВОРОБЬЁВА: …и свалят из страны.

Ю. ГУСМАН: Это их вопрос. Но сегодня праздник не омрачайте. Это праздник не только молодожёнов и их родителей, но и нас, гостей. Поскольку мы с ним профессиональные тамады, он на грузинским выступает, я на двух – на азербайджанском и на русском. Это было бы смешно! Мы бы поубивали, кто врывается туда.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Представляешь, ты произносишь тост, а пристав: «Минуточку! Я сейчас изыму подарки».

И. ВОРОБЬЁВА: Давайте посмотрим с другой стороны.

Ю. ГУСМАН: Это как сейчас шоу яхт будет и накануне всех арестовали, со всего мира.

И. ВОРОБЬЁВА: Да, всё правильно.

Ю. ГУСМАН: Все сегодня забрали. Ждали, чтобы накануне открытия этого яхтенного праздника.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Типун Вам на язык. Я сегодня вечером пойду проверю яхту свою.

И. ВОРОБЬЁВА: На которой собирались в кругосветное путешествие ещё в 13 лет отправиться.

Ю. ГУСМАН: У него четыре яхты!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Сейчас меняю спальню просто.

Ю. ГУСМАН: Потому что из вишнёвого дерева спальня оказалась… Яхта «Колбасиус», она оказалась недостаточно розового дерева. А он любит розовое дерево.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, я меняю сейчас.

И. ВОРОБЬЁВА: Говоря о розовом дереве, обо всех этих предметах роскоши, если один человек должен другому довольно крупную сумму денег, причём, ту сумму денег, которую заимодавец заработал, он одолжил их и знает, что этот человек женится и ему, скорее всего, подарят довольно крупную сумму денег…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ничего не понял.

И. ВОРОБЬЁВА: А на какие деньги он гуляет свадьбу?

Ю. ГУСМАН: Ирочка, у тебя проблемы с радиостанцией «Эхо Москвы», ты взяла здесь кредит и не можешь вернуть.

И. ВОРОБЬЁВА: Но при этом замуж я уже вышла.

Ю. ГУСМАН: У Алексея Алексеевича есть небольшой здесь банк, называется «Веник», и ты в этом банке взяла бабки. Ок! Ты взяла их. Теперь наступает день твоего дня рождения, ты уже замужем. И мы приносим подарки, все танцуем и поём. Входит Алексей Алексеевич с дубиной…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: С веником!

Ю. ГУСМАН: И отбирает бабки! Это абсолютная ересь! До и после. Дождитесь окончания выставки яхт и сажайте! Или раньше. Эти праздники… люди на праздник приехали. Арестуйте на день раньше.

И. ВОРОБЬЁВА: Может быть тогда следует принять какой-то закон, который позволит судебному приставу брать расписку с жениха и невесты, зная, что они задолжали, что они после свадьбы какую-то сумму выплатят.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А если им не принесли подарки?

И. ВОРОБЬЁВА: Что значит не принесли подарки? Ну как так! Не бывает же так!

Ю. ГУСМАН: Сейчас модно делать подарки по списку, который рассылается в универмаг. О чём мы говорим?! Этот день – праздник. Двадцать четыре часа оставьте их в покое.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А потом посадите.

Ю. ГУСМАН: Отправьте в путешествие, а потом сажайте, стреляйте.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Но в отдельные камеры! Мы за эмансипацию.

И. ВОРОБЬЁВА: Не все же люди такие прекрасные, чистые, как мы с вами. Есть же люди, которые поженятся просто потому, что они знают, что они задолжали, сейчас им всё надарят, потом они спокойно соберут чемоданы и свалят из этой страны.

Ю. ГУСМАН: Не нравится мне такая работа. Нигде в мире не перекрывают границу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я так переживал за Гусмана, когда его остановили на границе и завернули, потому, что он не выплатил алименты. Какого труда стоило его вытащить!

И. ВОРОБЬЁВА: Вы заплатили алименты?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Конечно! Потому что человек собрал крохи, хотел отдохнуть в городе Батуми. А его не выпустили.

И. ВОРОБЬЁВА: Мы с вами увлеклись. Нам нужно подключить наших присяжных. Алло! Здравствуйте. Вы в эфире. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня зовут Роман.

И. ВОРОБЬЁВА: Кто прав в данном случае?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Вы, как ведущая.

И. ВОРОБЬЁВА: Почему, Роман?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Потому что Вы заняли позицию, что жених и невеста не виноваты в этом.

И. ВОРОБЬЁВА: Так. И?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Они не должны выплачивать.

И. ВОРОБЬЁВА: Значит правы наши эксперты – Юлий Гусман и Юрий Кобаладзе. Роман высказал свою точку зрения и занял свою позицию.

Ю. ГУСМАН: Нет, то, что они должны выплачивать, мы не говорили. Может и должны. Но в момент праздника почему надо ловить на границе? Почему надо ловить во время выставок? Плохо работает служба.

И. ВОРОБЬЁВА: Что значит плохо работает служба? Как она, интересно, должна себя вести, если она видит, что люди получают…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Или спасти жениха и арестовать его накануне свадьбы, дать ему шанс.

И. ВОРОБЬЁВА: Вы опять против женщин.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Абсолютно! Человек делает глупость – женится. Арестовать его. Пусть подумает.

И. ВОРОБЬЁВА: Нам пишет Иван: «Хорошее решение. Невеста ведь не виновата за задолжавшего жениха». Ну, или наоборот.

Ю. ГУСМАН: Не виноваты мы, гости, которые не хотим в этот день видеть замечательных, прелестных людей, которые на утро заберут всё, что угодно. Только не делайте это на праздник.

И. ВОРОБЬЁВА: Хорошо. А после праздника они должны придти и посмотреть.

Ю. ГУСМАН: Суд правильно пишет – это унижают человеческое достоинство, когда у тебя единственный праздник… Может быть, и Юрия Георгиевича было 11 таких процедур…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И постоянно были какие-то приставы! У меня всё время требуют деньги!

И. ВОРОБЬЁВА: Сергей из Саратова отличный выход предлагает: «Надо не отнимать подарки на свадьбе, а описывать и арестовывать. А отъём произвести через месяц».

Ю. ГУСМАН: Это ещё приятней. Сидим, выпиваем, рядом сидит толпа людей и описывает: «Колье жемчужное – одно».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Постоянно на всех моих свадьбах стояли люди какие-то и всё описывали, описывали».

Ю. ГУСМАН: У тебя, может, описывали в другом, переносном смысле.

И. ВОРОБЬЁВА: Обязательно нужно… ещё наши присяжные. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый вечер. Андрей, Подмосковье.

И. ВОРОБЬЁВА: Скажите, кто прав в данном случае?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Это сложный вопрос. Я хотел бы просто доводы в ту и иную сторону привести. Вот представьте, что человек занимал деньги и не хочет их отдавать. Может быть у него уже вторая свадьба.

Ю. ГУСМАН: Как у Кобаладзе.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Он брал деньги на первую свадьбу, сказал, что с подарков вернёт. А тут уже вторая свадьба. Отдавать долги по-любому надо. И если не отдавать их совсем, т.е. свадебный подарок можно внести в счёт и говорить несколько лет: «Это свадебный подарок, его нельзя забирать», т.е. те деньги, доходы, зарплата, тратить на жизнь. И не отдавать долгое время, потому что это свадебный подарок.

И. ВОРОБЬЁВА: Андрей, я поняла, Вы приводи те аргументы, как в ту, так и в другую сторону. Вы можете занять какую-т оппозицию? Действительно ли справедливо решение окружного суда Иерусалима?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я склоняюсь к тому, что в день свадьбы действительно нельзя…

И. ВОРОБЬЁВА: А на следующий день?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Через день-другой что-нибудь можно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А если барана принесли на свадьбу в подарок?

Ю. ГУСМАН: Или бараны пришли на свадьбу?

И. ВОРОБЬЁВА: Нам нужно срочно объявлять голосование, потому что у нас осталось очень мало времени. Итак, наши присяжные снова разобрались в этом кейсе и приняли решение. Сейчас они нам его озвучат. Если вы считаете, что если окружной суд Иерусалима прав, ваш телефон 660-06-64. Если вы считаете, что это решение несправедливо – 660-06-65. Поехали!

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЁТ ВАШИХ ГОЛОСОВ

И. ВОРОБЬЁВА: [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Пока идёт голосование, есть у нас возможность прочитать смс-ки. Так-так… Дмитрий из Казани: «Налёт на свадьбы – это дикость и варварство».

Ю. ГУСМАН: Правильно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Правильно!

И. ВОРОБЬЁВА: Единственный аргумент, который у меня остался. Не для всех свадьба – это светлый день и любовь на всю жизнь. Согласитесь, что…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Из моих 11 свадьб я запомнил только вторую и седьмую.

Ю. ГУСМАН: Седьмая была очаровательна! Кореянка, седая девушка Ансунхи. Это было во время корейской войны.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А я даже не помню первую, шестую, стёрлось.

Ю. ГУСМАН: Ты права. Но разве мы должны обобщать, женится какой-то подлец на  какой-то дурочке. Это бывает. Но, как правило, это для всех людей светлый праздник. И даже такие циники, как один, сидящий рядом, дружок, он тоже, когда была шестая свадьба…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: …он уже думал о седьмой.

Ю. ГУСМАН: …как о каком-то выходе из положения.

И. ВОРОБЬЁВА: Я останавливаю голосование и хочу сказать, что сегодня наши присяжные на удивление всё время единодушны с судом. И всё время поддерживают решение суда. Семьдесят процентов считают ,что это справедливое решение суда. И только 30% наших присяжных считают ,что это несправедливое решение.

Ю. ГУСМАН: Самые умные люди сейчас застыли у микрофонов, потому что я помню ,как на Филиппинах, когда слушали «Кейс», когда Юрий Георгиевич был без меня и отдувался за всех, и они сидят и говорят: «Правильно! Голосуй! Тумаке! Тумаке!» Потому что это правильно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И тут их накрыл Аваланш.

Ю. ГУСМАН: Аваланш.

И. ВОРОБЬЁВА: Так это было на Филиппинах? Прошлый раз это другое место было.

Ю. ГУСМАН: Я буду слать вам привет из Боливии. Я еду в Анды кататься на сейфере. Знаешь, что такое сейфер?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да! Это сейф, который…

Ю. ГУСМАН: (Смеётся).

И. ВОРОБЬЁВА: Вы, кстати, напугали наших слушателей, которые присылают нам смс-ки и спрашивают, действительно ли я ухожу из программы «Кейс»? Нет, конечно!

Ю. ГУСМАН: Да мы не отпустим! Народное восстание! Пикалёво покажется мелочью!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А я считаю, что мужчина должен вести «Кейс».

Ю. ГУСМАН: А лучше два мужчины.

И. ВОРОБЬЁВА: Два мужчины будут вести «Кейс». После того, как я вернусь из отпуска, мы будем вести его вместе. Спасибо большое всем, кто участвовал в этой программе. Спасибо Юлию Гусману и Юрию Кобаладзе, нашим слушателям.

Ю. ГУСМАН: Счастливо отдохнуть.

И. ВОРОБЬЁВА: Спасибо. Эту программу провела для вас Ирина Воробьёва. До встречи!



Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

04 сентября 2009 | 02:41

По первому вопросу прав Гусман, по второму -Кабаладзе.
Ведь хотим мы или нет "на всё воля Божья"! Не надо было изымать слова, которые помогали людям верить в это. Все религии дал людям БОГ, приспособив их к разным народам. Арабы неверно трактуют Каран, где НИГДЕ не сказано об уничтожении неверных. Это они грешат.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире