'Вопросы к интервью
А. ВЕНЕДИКТОВ: 20:07 в Москве. Добрый вечер там, где вы нас слушаете и смотрите в нашем часовом поясе и добрый день там, где вы нас слушаете и смотрите не в нашем часовом поясе. Юлий Гусман.

Ю. ГУСМАН: Ещё раз повтори, красивая была фраза про часовой пояс. Очень красиво!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Напомню нашим слушателям и зрителям, о чем это программа. Во всё мире принимается, и вот сейчас Евгений Бунтман, который готовит для нас эти дела…

Ю. ГУСМАН: Кстати, замечательно это делает.

Материалы по теме

Справедливо ли со стороны мужа требовать развода, если жена оказалась не девственницей? ( «Кейс» )

нет
63%
да
32%
затрудняюсь ответить
5%


А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да. Сейчас мы будем об этом говорить. …принимается масса судебных решений. Мы специально решили не брать российские дела, чтобы не политизировать эту историю. Но те решения, которые принимаются и мы считаем их законными, потому, что они принимаются в соответствие с законом, как выяснилось, закон имеет мало отношения к тому, что это справедливо. А каждый человек по-своему понимает справедливость. Не даром наши слушатели при голосовании справедливо или не справедливо, они голосуют пополам. Я не помню что бы было 90:10.

Вот вы присяжные. Мы сегодня представим вам три дела. Дело будет германское, американское и французское. При всём при том, ещё раз хочу обратиться к нашим слушателям, я напомню телефон прямого эфира – 363-36-59, мы не оспариваем законность. Господа юристы, которых масса, для которых это стало любимой программой. Они утром на своих заседаниях обмениваются, какие по четвергам были кейсы у Венедиктова и Гусмана.

Ю. ГУСМАН: По средам, правда, но неважно.

Материалы по теме

Считаете ли вы справедливой выплату компенсации за вытоптанные поля марихуаны? ( «Кейс» )

нет
62%
да
35%
затрудняюсь ответить
3%


А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, по четвергам, на следующий день.

Ю. ГУСМАН: А-а-а… Извини.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А раньше было по пятницам. Ну, Матвей, с его врожденным чувством несправедливости, теперь отдыхает, Юлий Гусман, который вообще не знает, что такое справедливость, тоже здесь.

Ю. ГУСМАН: Да…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, а я, с врождённым чувством справедливости буду бороться…

Ю. ГУСМАН: Одного из самых крупных справедливостей в мире. Есть справка. Их девять в истории человечества было. Ты – один из девяти.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Поскольку я не автомобилист, это дело специально для людей, которые сидят за рулём, или которые перебегают перед близко идущим транспортом. Дело № 1. Рассмотрим его.

КЕЙС № 1

Вооруженная машина

Автомобиль не может быть оружием. К такому выводу пришел Конституционный суд Германии. Суд разбирал дело о нападении на полицейский патруль. Некий гражданин Германии получил на дороге от полицейских приказ остановиться. Но он этого делать не стал. Гражданин был сильно нетрезв, и чтобы не проходить тест на алкоголь, просто-напросто пошел на таран. Он сначала остановился на обочине. Но когда полицейский вышел из своей машины и направился к нарушителю, тот резко сдал назад, сбив служителя порядка. Полицейский получил сильные повреждения – переломы и сотрясение мозга. Суд первой инстанции классифицировал преступление как «вооруженное нападение» — ведь не с голыми же руками преступник напал на полицейского. Но суд Конституционный посчитал это абсурдом. В определении суда указано, что понятия «потенциально опасный для окружающих объект» и «оружие» не равнозначны. Разница существенная – нападение без оружия – это срок до двух лет тюрьмы. А вооруженное нападение влечет за собой пять лет лишения свободы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я обращаю внимание, что это Конституционный суд Германии, высшая инстанция, которая раз и навсегда.

Ю. ГУСМАН: В Карлсруэ находится.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Определил, что автомобиль не является оружием. Я напомню, что сейчас наши слушатели по телефону 363-36-59 уже могут звонить и говорить. Слушайте, а это справедливое решение суда для этого несчастного полицейского, на которого не с кулаками, а с автомобилем, сколько весит автомобиль? Взял и наехал. Хорошо, что не бетономешалка.

Ю. ГУСМАН: А топором если дать по башке?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это оружие.

Ю. ГУСМАН: Топор? Взять прямо с лесоповала или, например, кирпич уронить на голову с балкона!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Скажи, как ты считаешь?

Ю. ГУСМАН: Не пять, а семь лет! Человека сбили, почти убили. Полицейский, не полицейский – всё равно. Оружие – не оружие, назовите это хоть матрёшкой в подарок. Ничего себе! А кирпичом с балкона если дам?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подожди! Не так!

Ю. ГУСМАН: Что не так?!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, подожди! Ты увёл в другую сторону.

Ю. ГУСМАН: Какую другую?! Они считаю, что если это не пистолет и не автомат…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это не я считаю, это они считают. Смотри… Разница заключается в том, что они разделили два понятия. Справедливое ли это разделение, грубо говоря, об этом речь. Есть отдельно потенциально опасный предмет для окружающих, вот, кирпич, горшок с цветком, автомобиль. Но это не специально для убийства заточено. Поэтому до двух. А вот если специально оружие – то до пяти. Вот это справедливое разделение?

Ю. ГУСМАН: Это чистая казуистика, софистика, схоластика.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет! Тебе всё равно…

Ю. ГУСМАН: Пускай они играют свои… Ты же не юрист.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я говорю о справедливости. Вот юристы разделили, это справедливо?

Ю. ГУСМАН: Я не знаю про то, что справедливо разделять.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, вот это справедливо?

Ю. ГУСМАН: Я здесь вижу одно: человека, исполняющего свой долг. Полицейского. Рискующего жизнью каждый день на шоссе, взял какой-то хмырь пьяный или не пьяный, неважно, сбил его и чуть не убил. Выясняется, что если бы он стрелял в него, он бы получил пять лет, а если он его чуть не убил автомобилем, кирпичом, или бейсбольной битой…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да! Это справедливо?

Ю. ГУСМАН: Я считаю, что это несправедливо, потому, что бейсбольными битами, как вы знаете, из их кино, убивают, забивают и добивают огромное количество людей. Это была бита. Он просто взял биту, утюг…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Автомобиль.

Ю. ГУСМАН: Взял жену свою, не дай Бог, утюгом хряпнул на кухне. Но это же не пистолетом. Давайте бить. Вы предлагаете мне просто, Алексей Алексеевич, чтобы дали нашим слушателям и зрителями право убивать утюгами. Это неправильно. Я категорически протестую против решения Конституционного суда. И прошу довести это моё мнение до них. Они наверняка перепугаются.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Въезд в Германию тебе закрыт. Тем более, на автомобиле.

Ю. ГУСМАН: И с утюгом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 363-36-59. Справедливо ли такое разделение, если произошёл такой случай. Об этом речь. Мы слушаем первый телефонный звонок. Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Кирилл. Москва. Я считаю, что это разделение, которое сделал Конституционный суд Германии, справедливо, потому, что суд принял это решение один раз и навсегда. И мне кажется, что когда они это решение принимали, они брали не этот конкретный случай, а те случаи, которые могут быть в будущем. И чтобы оградить жителей Германии от возможного произвола полиции, если по неосторожности на автомобиле причинят вред кому-нибудь ещё, они признали, что автомобиль не может считаться оружием, чтобы в будущем. При аналогичных делах, не признавался автомобиль оружием.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, Кирилл.

Ю. ГУСМАН: Вы, добрый наш друг Кирилл, представьте себе, как приятно этому полицейскому, который лежит сейчас в больнице, мы желаем ему выздоровления. В городе Карлсруэ, которого там сбили, что он лежит там…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он так понимает справедливость, Кирилл.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне тоже очень жалко уважаемого полицейского и я желаю ему скорейшего выздоровления. Чтобы никогда больше с ним такого не случалось. Но здесь мы говорим…

Ю. ГУСМАН: Убийство по неосторожности – это другое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, суд признал, что автомобиль не может быть оружием.

Ю. ГУСМАН: В будущем кто-нибудь наедет… Нет, там специальный человек взял и хряпнул по полицейскому.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кирилл, у Вас есть, что возразить Юлию Соломоновичу?

СЛУШАТЕЛЬ: Я могу сказать, что поскольку суд один раз и навсегда принял это решение…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы повторяете. Давай ещё один звонок, потом поставим на голосование. 363-36-59. Кирилл правильно заметил, что это решение один раз и навсегда для всех случаев.

Ю. ГУСМАН: Бейсбольная бита, цветок, ножницы, шило, штопор, выколоть глаз, не дай Бог.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно. Так Кирилл это объясняет. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Это Андрей из Казани. Я считаю, что г-н Гусман не прав, хотя бы по той причине, что раз существует определение «вооружённое нападение», значит есть определение оружия. И суд, по-моему, решил, что автомобиль в данном случае не является оружием. Есть оружие – нож, автомат, пистолет, что-то ещё. А по мнению Юлия Гусмана оружием может быть всё, что угодно. Кулак Валуева оружие больше, чем автомобиль.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, спасибо большое.

Ю. ГУСМАН: Абсолютно правильно. Недавно одного боксёра, по-моему, в Санкт-Петербурге, судили. Что он. Защищая честь, по-моему, жены, врать не буду, не помню, убил человека просто голыми руками.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это не было вооружённым нападением.

Ю. ГУСМАН: Вооруженное, бейсбольное, ручное, укусил ядовитыми зубами, заразил его серой из ушей, я не об этом говорю. Я говорю об одном, что если за это пять лет, если ты стреляешь из мелкаша в глаз – это пять лет. А если ты зарезал топором, как процентщицу, то вообще не надо старика Раскольникова отсылать, Вашего знакомого.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Просим голосовать. У нас Юлий Гусман бьётся аки лев, два наши слушателя из Москвы и из Казани…

Ю. ГУСМАН: …бьют его, аки охотники.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Считаете ли вы это разделение справедливым, это решение справедливым. Если справедливый – ваш телефон московский 660-06-64. Если вы считаете несправедливым – 660-06-65.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЁТ ВАШИХ ГОЛОСОВ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Естественно, те, кто видит на экране вопрос, практически просто такая же история… Если ты посмотришь на экран, Юлий, ты видишь, да, что там происходит? Не видишь? Ну и хорошо!

Ю. ГУСМАН: Вижу-вижу. Почти поровну.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, конечно. Ты знаешь, я всё время думаю о природе справедливости, которая сидит в человеке. Вроде бы, всё ясно, наехал, Женя всё изложил. Почему наши слушатели, которые получили одинаковый объём информации, делятся почти пополам.

Ю. ГУСМАН: А потому, что у той половины, что со мной не согласна, гипноз Конституционного суда Германии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты с ума сошёл! Это что, немцы звонят, что ли?

Ю. ГУСМАН: Они уважают Конституционный суд. Я его за это не уважаю, и смело говорю здесь. Помнишь анекдот о том, что президента можно ругать? Можно выйти на Красную площадь и закричать: «Долой Буша!» То же самое здесь. Нет, шутки шутками, но тогда было бы так – вооруженное нападение, и за это пять лет, и за это пять лет. Важно, что послужило. Неважно, что он из рогатки в глаз попал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: С другой стороны, мне кажется, что в чём был прав Кирилл и Владимир из Казани. В том, что Конституционный суд… Тогда любой случайный наезд, любое ДТП даёт возможность говорить, что это вооруженное нападение.

Ю. ГУСМАН: Это твоя фантазия. Никто не говорил, что любой наезд.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Любой наезд.

Ю. ГУСМАН: Нет. Он не случайно сбил бедного полицейского, из-за неумения, нет. Он проехал и со злобой ему сдал назад. Это абсолютно недопустимо, преступно и чудовищно. Нельзя пилить ногу пилой, а потом сказать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Доктор Гусман. Мы закончили наше голосование. Собственно говоря, Юлий, почти ты прав. 46,2% считают решение справедливым, 53,8% считают решение несправедливым.

Ю. ГУСМАН: Спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: С небольшим перевесом наши слушатели считают это решение несправедливым.

Ю. ГУСМАН: Спасибо вам. Вы победили, с бейсбольной битой нас будут лупцевать, мы будем защищаться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 53,8% лишились Шенгенских виз сразу, потому, что тебе запрещают въезжать в Германию.

Ю. ГУСМАН: Есть ещё Средняя Азия, Бангладеш, Мальдивы, Сейшелы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейшелы?

Ю. ГУСМАН: Сейшелы! Маврикий, ГОА, даже в Бангладеш можно поехать! В Малайзию. В Пакистан! Погулять в Пакистане, на границе с Афганистаном.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И самое главное, напомню нашим слушателям, что в Шенгенскую зону не входят США, потому, что вы будете сейчас голосовать по американцам. Не лишайте себя и американских виз.

Ю. ГУСМАН: Да ладно!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Слушай! Но дело совершенно фантастическое! Клянусь, когда мне Женя Бунтман, который это делал, я сказал: «Женя, ты ничего не перепутал? Ты правильно это дело нашёл?» Он принёс источники, показал, российские, американские… Где-то в каком-то штате Колорадо, откуда приходят жуки, откуда приходят некоторые жуки…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хороший штат.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Откуда ты знаешь?

Ю. ГУСМАН: Потому, что я знаю другие, более худшие штаты, типа Нью-Йорк, Калифорния.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да? Я тебе могу сказать, что после этого дела ты туда ни ногой, потому что там полицейские уже ногой вступили. А что они своими ножищами там сделали, мы сейчас узнаем из кейса № 2. Слушаем и смотрим.

КЕЙС № 2

Испорченные лекарства.

В штате Колорадо полицейским, возможно, придется выращивать коноплю. Этого, во всяком случае, требует семейная пара Мастерсов. Два года назад Джеймса и Лизу Мастерс обвинили в незаконном хранении и распространении легких наркотиков – у себя в саду они выращивали марихуану. Но затем суд их оправдал: выяснилось, что травку они выращивали для себя, в медицинских целях – у Джеймса болят колени, а его жена страдает воспалением сухожилий. По законам штата такое использование марихуаны законно, тем боле у супругов есть рецепт домашнего врача. Но за время суда плантации конопли погибли: часть травы повытоптали полицейские, а кусты, изъятые в качестве вещдоков, следователи не поливали – и растения погибли. Супруги потребовали компенсации размером в 200 тысяч долларов. Или же пусть полицейские вырастят им новые кусты марихуаны, требуют истцы, сообщает Газета Ру. К тому же адвокаты ставят более общий вопрос – о ненадлежащем обращении с вещдоками. А если бы это была собака, и следователи бы не кормили ее два месяца, заперев в чулане? – приводят адвокаты свои аргументы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это программа «Кейс». Вот такой кейс, господа присяжные, обращаюсь я к нашим слушателям и зрителям.

Ю. ГУСМАН: Я вижу, как я живу в ЦАО, и как наших милиционеров заставляют выращивать марихуану.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Зато мы видим, как они хранят вещдоки, мы видим с тобой хорошо. Утилизация вещдоков, мы это помним по «Евросети». Это Колорадо. Итак, Юлик, за две минуты до Новостей, потом мы продолжим. Я хочу твою точку зрения. Справедливо ли требование этих супругов?

Ю. ГУСМАН: Я бы потом воспользовался ещё каким-то правом слова.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я тебе дам. Но сейчас, пока слушатели, обалдевшие, начинают звонить.

Ю. ГУСМАН: Этих супругов надо отправить туда же, куда Конституционный суд. Потому, что это всё звенья одной политкорректности. Доведённого до абсолютной абсурдности…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А если бы собаку не кормили, как вещдок?

Ю. ГУСМАН: А если бы ребёнка они случайно забыли?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это вещдок. Это задокументировало.

Ю. ГУСМАН: А если не смазали винтовку на охоту. Этих разговоров, извини меня, не использовали презервативы… Это всё хреновина, простите.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конкретный случай.

Ю. ГУСМАН: Это игра в казуистику. Против этого кейс и направлен. Люди выращивают коноплю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Законно можно. Люди что-то делали законно, суд их оправдал. Верните, что вы у нас забрали!

Ю. ГУСМАН: Но лекарство за это время просто в пробирках могли испортится. Пирамидон пропал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Представь себе, что тебя обвинили в том, что ты неправильно перешёл улицу, посадили, и забрали твой пиджак. А потом тебе сказали: «Знаете, сгнил пиджак. Извините, Юлий Соломонович». Ты выходишь, тебе должны вернуть пиджак, ключи, носовой платок сопливый.

Ю. ГУСМАН: Нет, этот марсианин…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Секундочку!

Ю. ГУСМАН: У нас не то, что пиджак…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну как… Я фильмы смотрю. «Вооружён и очень опасен».

Ю. ГУСМАН: Я тебе скажу так… Я прекрасно понимаю, как прелестно торжество Фемиды.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я про справедливость.

Ю. ГУСМАН: Да какая!?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отобрали – верните!

Ю. ГУСМАН: Ну, не всё же вернут. Ну, яд был у них, тоже пропал. Горгона медуза, у неё зубы вырвали, теперь она ходит: «Дайте мне зубы вставные с ядом».

А. ВЕНЕДИКТОВ: (Смеётся) Так… Не слушайте Гусмана, он несправедлив. Новости. Потом продолжим.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Юлий Гусман и Алексей Венедиктов здесь, в «Кейсе». Напомню последнее дело. [Повтор последнего дела]. Юлий, ты хотел что-то добавить?

Ю. ГУСМАН: Я просто…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Просто слов нет?

Ю. ГУСМАН: Нет. Есть такой замечательный американский сериал, который называется «Weeds», вышел четвертый сезон. Это «Травка», понятие – вот такая травка.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Без рекламы.

Ю. ГУСМАН: Нет, это просто хороший сериал. И там как раз история о том, как одна домохозяйка, приятная, законопослушная, для того, чтобы прокормиться, стала крупным наркодилером. Осталась хорошим человеком. И вот её приключения. Я хочу сказать, что эти ребята правы. Они могут пользоваться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это справедливо.

Ю. ГУСМАН: Не-е-ет, это несправедливо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, ты считаешь, что если им присудят эти 200 тыс. долларов, то это несправедливо?

Ю. ГУСМАН: Никто им не присудит. Ребята! Бывает, что полицейский обязан. До суда они не знали, что конопля выращивается в благих целях. И для всех наркодилеров сохранять героин, крэк относить домой. Ой, у него тут героин дорожка стоит, целофанчиком его.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это вещдок. Ты сицилист, ты не любишь частную собственность.

Ю. ГУСМАН: Я сицилиец!

А. ВЕНЕДИКТОВ: А-а-а… Понятно! 363-36-59 – московский номер телефона. Мы слушаем телефонный звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Виктор из Москвы. У меня такой вопрос.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Как вы относитесь к тому, что сейчас православных христиан уже не берут на работу?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я отношусь к тому, что Вы попали не туда. Есть радио «Радонеж». Вам туда. У нас тут наркотики выращивают, а Вы тут про православное.

Ю. ГУСМАН: Может, их выращивают православные.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Причём где? В Колорадо! Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! Павел, Петербург.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Петербург – это типа как там Колорадо. Далековато. Справедливо ли было восстановить?

СЛУШАТЕЛЬ: Справедливо будет возместить ущерб, потому, что любой ущерб, который нанесён не по закону, должен быть возмещён.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Понял, Гусман?!

СЛУШАТЕЛЬ: Если человеку по ошибке ломают руку, потом ему платят компенсацию, при захвате его.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Понял, Гусман?!

Ю. ГУСМАН: А можно Вас, Павел, спросить? Именно касаться не надо… «руку ломать, зубы выбивать топором из другого дела». А вот если взяли, арестовали какого-то крупного наркоторговца, у него дома мешок лежит героина. Мешок целый! Но потом выясняется, что этот мешок должен пойти на переработку морфина, который потом будет отправлен детям Пакистана в борьбе которые страдают. Но этого никто не знает, мешок увезли и он пропал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как это пропал?

Ю. ГУСМАН: Год он сидел, через два года его арестовали.

СЛУШАТЕЛЬ: Если законность нахождения этого мешка была установлена, и если подтверждено, что он будет востребован в медицинских целях, должна быть компенсирована его стоимость.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И это будет справедливо.

Ю. ГУСМАН: Не в обиду вам, Павел и Алексей….

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я ещё не высказал своего мнения.

Ю. ГУСМАН: …вы лунатики такие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В первом деле я был марсианином, ты переселил меня поближе.

Ю. ГУСМАН: Друзья такие, гости из будущего. Киры Булычевы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы говорим о справедливости.

Ю. ГУСМАН: Вот там, в этом обществе, через 12 тысяч лет, на планете Альфа Центавра, будет так.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но надо же бороться.

Ю. ГУСМАН: И борются! И превращают иногда закон, когда, извини меня, когда О Джей Симпсон, имея хорошего адвоката, убив жену и любовника, ушёл. Вообще ушёл. Потому, что вот такие крючкотворы…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы говорим о справедливости, причём тут крючкотворы?

Ю. ГУСМАН: Все эти разговоры, а если бы была собака? А если бы был телевизор? А если бы был родственник?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Имущество должно быть возмещено? Они потеряли имущество. Это же адвокат говорил, а ты присяжный. Ты можешь не брать во внимание, что он говорил.

Ю. ГУСМАН: Есть огромное количество замечательных обезболивающих лекарств. Формально в некоторых штатах можно выращивать марихуану.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Справедливо ли…

Ю. ГУСМАН: Пусть выращивают пирамидон! Пирамидон, аспирин, ибупрофен. Я дам список, что выращивать!

А. ВЕНЕДИКТОВ: У меня есть звонок с непонятным мне кодом. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Алексей. Екатеринбург.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Скажите, пожалуйста, считаете ли Вы справедливым, что эти супруги получат мощное возмещение за то, что у них вытоптали полицейские поля марихуаны и не поливали их кусты.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, считаю это справедливым по той простой причине, что а кто ещё должен определить справедливость того или иного действия?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы – присяжный!

СЛУШАТЕЛЬ: Кроме как суд присяжных.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы – присяжный.

СЛУШАТЕЛЬ: Я присяжный. Рассмотрели вопрос.

Ю. ГУСМАН: Будем платить этим ребятам 200 тысяч долларов?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Будем платить, Павел? Не жалко за марихуану?

ТИШИНА.

Ю. ГУСМАН: Он выпал в осадок от волнения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так… Голосуем. Я сам испугался уже. Итак, считаете ли вы… Слушай! Это Колорадо. Это далеко. Какая столица Колорадо, знаешь?

Ю. ГУСМАН: Колорадо…Столица… Нью-Джерси.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А не Вашингтон?

Ю. ГУСМАН: Я тебя проверял! Все знают, что Лос-Анджелес. Любой ребёнок.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А по-моему, это Бостон.

Ю. ГУСМАН: Денвер. Нет?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ладно, Нью-Йорк. Слушатели! Если вы знаете, где столица штата Колорадо, пришлите нам на 970-45-45. Считаете ли вы справедливым, чтобы этим супругам, у которых полицейские вытоптали поля марихуаны и не поливали их кустики, присудили им большую компенсацию – 200 тысяч долларов. Для нас с тобой это много.

Ю. ГУСМАН: Да и для них, для Мастерсов!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что и для них. Итак, если вы считаете, что это справедливо – ваш номер телефона 660-06-64, если несправедливо – 660-06-65.

ГОЛОСОВАНИЕ ПОШЛО

А. ВЕНЕДИКТОВ: [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Опаньки! Ты посмотри там, на экране, это слушатели не видят.

Ю. ГУСМАН: Чего?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А ты молчи!

Ю. ГУСМАН: Вижу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ужас! Твой ужас! Ты – ужас, летящий в ночи.

Ю. ГУСМАН: Что?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну что?! Ты не видишь, как голосуют? [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Голосуйте, ещё осталось 10 секунд на голосование. Я хочу, пока вы голосуете, понять, что у нас происходит с Колорадо. Но я не вижу.

Ю. ГУСМАН: Географии никто не знает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ничего не происходит. Действительно, никто не может нам сказать. Денвер! Костя из Анадыря!

Ю. ГУСМАН: Спасибо! Я прошу меня показать крупным планом. Это я сказал! Денвер!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пишет нам Костя из Анадыря и Вадим из Далласа. Вот люди все знают, кроме нас с тобой!

Ю. ГУСМАН: Люди доброй воли объединились. Люди мира, на минуту встаньте!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. У нас закончилось голосование, к твоему сожалению.

Ю. ГУСМАН: Да?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну что? 80,5%, четыре пятых, признают, что это справедливо.

Ю. ГУСМАН: Наркоманы!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет! Защитники частной собственности от государства.

Ю. ГУСМАН: Наркоманы! Ты не представляешь, сколько работы у нашего наркоконтроля.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как это не представляю? Я член общественного совета при Госнаркоконтроле!

Ю. ГУСМАН: Наркоманы звонили. Мне стыдно! А вот 20% — это те законопослушные…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наркополицейские.

Ю. ГУСМАН: Да! Наркодилеры. (Смеётся). Может, обсудим наркотрафик, пока есть время?

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас ещё есть возможность обсудить французов.

Ю. ГУСМАН: Интернационал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тут, на самом деле, всё фривольно. Обращаюсь к нашим слушателям, пожалуйста, детей в возрасте до 14 лет просим отойти от приёмников. Приглушите, пожалуйста, приёмники на ближайшие 15 минут.

Ю. ГУСМАН: И врагов канала «2х2».

А. ВЕНЕДИКТОВ: И врагов канала «2х2» абсолютно.

Ю. ГУСМАН: Потому что это будет для вас потрясением.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А членов федеральной конкурсной комиссии мы просим приблизиться к приемникам…

Ю. ГУСМАН: …и наслаждаться тем, что не всё в мире плохо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это французы. И там тоже такие дела.

КЕЙС № 3

Первая брачная ночь.

Нашумевшее французское дело о девственности возвращается в суд. Апелляционный суд города Дуэ вновь рассмотрит просьбу семейной пары расторгнуть их брак – из-за того, что жена не оказалась девственницей. В прошлом году суд Лилля аннулировал брак. Невеста до брака клялась, что никогда не вступала в связь с мужчиной. Но в первую брачную ночь ее муж выяснил, что это не так. С решением суда согласились оба супруга – они верующие мусульмане, и совместная жизнь после подобного скандала для них была невозможна. Но решение суда вызвало бурю во французском обществе, которое в своем большинстве посчитало такой процесс «возвращением в средневековье». Решение суда было аннулировано – так как потерю девственности до брака не сочли достаточным поводом для расторжения союза, даже по взаимному согласию. Теперь процесс запущен по новой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Юлий Гусман.

Ю. ГУСМАН: Хе-хе-хе!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Комментируй, пожалуйста!

Ю. ГУСМАН: Дельце-то такое! Острая история! Наркотики, девственность…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Два суда принимают два взаимоисключающих решения. Поэтому пока решения нет, но есть повод. Французское государство – это государство не религиозное. И православных христиан, Виктор, тоже туда не допускают. Я имею в виду к судам. Они принимают решение на основе своего светского законодательства. Здесь мы не знаем, какое законодательство, потому, что один суд принял так, другой так. Ты считаешь, что достаточный повод для расторжения брака?

Ю. ГУСМАН: Я хочу сказать, что я не судья девственникам и девственницам.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты присяжный, тебя отобрали.

Ю. ГУСМАН: Дедушка, можно договорить?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, бабушка.

Ю. ГУСМАН: Племянник! Ну, послушай!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты – присяжный. Ты должен вынести вердикт.

Ю. ГУСМАН: Но я же не могу мычать! Мне кажется, что здесь самое для меня оскорбительное слово – это то же самое, что решение суда вызвало бурю во французском обществе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это правда. Я читал французские газеты.

Ю. ГУСМАН: Люди, по взаимному согласию. Неважно – девственность, пропажа колбасы, ну не хотят жить вместе! Какое дело французскому обществу?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А я скажу почему. Потому, что в случае расторжения брака прекращаются некоторые обязательства супругов относительно друг друга. Жить они могут раздельно, но расторжение брака – это государственный акт, который прекращает действие обязательств. Наследование, например. Раздел имущества, например. Ты считаешь справедливо ли разводить людей только потому, что жена…

Ю. ГУСМАН: Я считаю, что справедливо разводить людей по любой причине, если это взаимное согласие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А! О!

Ю. ГУСМАН: Если эти люди сомневаются в девственности, правоспособности, потенции, в богатстве, ну не хочу я жить с тобой! Не хочу я с тобой жить!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты радикал!

Ю. ГУСМАН: Почему я должен?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому, что единственное государство…

Ю. ГУСМАН: Да, да, да!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Послушай меня!

Ю. ГУСМАН: Ну что? Мучаешь ты меня, старого человека. Ну почему я должен с тобой жить?! Девственность, не девственность, не хочу, Алексей Алексеевич! Я тут девственник… Скучно с тобой! Хочу гулять! Что ты меня мучаешь?! Не хочу! Не буду с тобой жить!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Единственное государство, которая пошла по этому пути…

Ю. ГУСМАН: ПошлО. Государство – пошлО.

А. ВЕНЕДИКТОВ: …пошлО по такому пути…

Ю. ГУСМАН: Пошла, пошло, пошли. Это знание русского языка.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я же не веду программу «Говорим по-русски».

Ю. ГУСМАН: Это правда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Единственное государство – это Французская революция. Вторая республика, где можно было придти, сказать: «Мы взаимно согласились развестись». И всё. И больше никогда этого не было. Даже если сейчас в России, в любом государстве, люди говорят, что согласились разбежаться, «Секундочку! Во-первых, мотивация. Как делим детей, как делим наследство? Мы вас разведём только тогда, когда вы придёте к соглашению не только по этому».

Ю. ГУСМАН: Папаша! Вы передёргиваете! Я не против, пусть они разводят, делят. Он пускай платит ей алименты, или она за то, что она не девственница. Это милости просим! Я прошу одного. Если взрослые люди поссорились по своим мусульманским, иудейским, православным, католическим или буддистским законам, ну не могут они друг друга видеть. Он считает, что его оскорбили. Она оказалась кем-то. Она курит марихуану, коноплю сажает. Не хочу я с ней выращивать коноплю! Ёлки-палки! Чего вы заставляете с ней жить? Я поделюсь, отдам ей свои кальсоны парадные, но жить я с ней не хо-чу. И не бу-ду. Извините, если проголосуете так, как он говорит, я встану и уйду буквально через 10 минут.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Меньше. 363-36-59. С учётом того, что здесь наговорил говорливый присяжный, давайте слушать. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей из Барнаула.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вижу знакомый телефон. Ну, Сергей?

ПОМЕХИ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Сергей. Это не пойдёт. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Павел, Москва. Я согласен с Юлием Соломоновичем, потому, что если есть желание, надо разводиться, естественно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, желание есть у людей, надо разводиться. Но для чего введены судебные процедуры? Казалось бы, да, согласились по взаимному. Пришли в ЗАГС, перерасписались. Зачем суды нужны тогда? Суд изучает мотивацию. А здесь мотивация, что ты не девственник.

Ю. ГУСМАН: Я не девственник?!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, ты не девственник!

СЛУШАТЕЛЬ: А какая разница, какая мотивация? Им же жить!

Ю. ГУСМАН: На весь мир! Я – не девственник!? Фу! Кошмар! Это стыдно!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Суд нужен не только для того, чтобы разделить имущество. Государство изучает мотивацию. И последний суд решил, что эта мотивация для развода недостаточна, неубедительна.

СЛУШАТЕЛЬ: Если они оба согласны развестись, надо придумать другую мотивацию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: О! И это значит, что по этой мотивации несправедлив развод.

Ю. ГУСМАН: Это наши игры. Если вас не берут в армию потому, что вы не хотите, вы режете себе палец и…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не надо подсказывать!

Ю. ГУСМАН: Или уши. Рассказываю. Суд для того, чтобы в этом процессе кто-то кого-то не обманул, не обидел.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Она его обманула под венцом.

Ю. ГУСМАН: Я имею в виду с имуществом, с правами. Это важнейший момент. И я за то, чтобы была судебная процедура, потому, что это связано с судьбами людей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но видишь, суд изучает мотивацию. Приходит и говорит: «Вы почему хотите развестись? Дайте подумать»

Ю. ГУСМАН: А потому, что он свинья пьяный. Поэтому ему казалось.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не он пьяный свинья, а она потеряла девственность. А он не помнит это.

Ю. ГУСМАН: Оставьте в покое! Девственница. Я хочу сказать, как врач сексопатолог с 45-летним стажем…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Суд Лиля.

Ю. ГУСМАН: …скажу Вам, мой друг.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Теоретик.

Ю. ГУСМАН: Существует огромное…дети ушли…количество случаев, когда есть растяжимая девственная плева, называется гимен, бывают случаи…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что ты говоришь?!

Ю. ГУСМАН: Я не шучу! И вообще…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как интересно!

Ю. ГУСМАН: Он убедился! А где специалист? Простыню вынесли вечером соседки, потрясли…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, судьба людей.

Ю. ГУСМАН: Сажайте коноплю, получается!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это другая страна. Это призыв! Мы отвергаем это!

Ю. ГУСМАН: Не хочу жить. Живи с ней! Почему? Живи с ним, с ней, с ними!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да не живи с ней. Этой мотивации недостаточно. Она унизительна для женщины.

Ю. ГУСМАН: Но она согласна.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что она может сделать, если она в этой традиции?

Ю. ГУСМАН: Да не нужно было, извините, не скажу слово трахаться, не нужно было что-то делать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дети! А, дети отведены, нормально.

Ю. ГУСМАН: Она сказала, что мне 14 лет, я девственница. Оказалось, что 45 и старая проститутка. Что вы хотите? Не хочет он с ней жить, в Карлсруэ с коноплёй и ладно!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это город Дуэ.

Ю. ГУСМАН: Ну вы нашли такие слова, которые и не выговоришь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не хочу Москву слушать, в Москве люди относятся к тебе странно. Я возьму другой город. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Владимир из Санкт-Петербурга.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот Санкт-Петербург! Там нравы умеренные, там холодный темперамент.

Ю. ГУСМАН: Интеллигентный человек.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Говорите, Владимир.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я считаю, что справедливо развели.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Их не развели.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, их надо развести.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Справедливо было бы развести? Потому что она не девственница?

СЛУШАТЕЛЬ: Потому, что она его обманула.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Слушайте! Вы женаты?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Вас жена никогда не обманывала?

СЛУШАТЕЛЬ: До свадьбы не обманывала!

А. ВЕНЕДИКТОВ: А после?

СЛУШАТЕЛЬ: А после… (Смеётся) Об этом нет разговора.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А почему? Вы спросите её.

Ю. ГУСМАН: Да не ловитесь Вы!

СЛУШАТЕЛЬ: Он же до свадьбы спросил, как дела? Она сказала, что всё о-кей.

Ю. ГУСМАН: Да. Правильно.

СЛУШАТЕЛЬ: И когда наступила брачная ночь, то выяснилось, что пардон, там кто-то ковырялся.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кошмар какой…

Ю. ГУСМАН: Я прошу отойти от экранов…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это ты сказал, что это интеллигентный город.

Ю. ГУСМАН: Закроют программу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не закроют. Это Санкт-Петербург! Ты что?! Всё! Голосуем. Не успеем ни хрена.

Ю. ГУСМАН: Будьте мужественным при голосовании. Не поддавайтесь гипнозу этого человека. Он погубил тысячи девственниц.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я задаю вопрос. Считаете ли вы справедливым решение суда, который бы по этому поводу развёл эту пару? Сейчас всё подвешенное там, один суд, другой. Было бы справедливо их по этой мотивации их развести? Если вы считаете, что справедливо, ваш телефон 660-06-64, несправедливо – 660-06-65.

Ю. ГУСМАН: Спра-вед-ли-во!

ГОЛОСОВАНИЕ. ПРОЦЕСС ПОШЁЛ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пока ты ныл, был выключен микрофон. Итак, [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Это несправедливо!

Ю. ГУСМАН: Я не говорю про проблемы, связанные с низким низом, я говорю о высоком верхе. Не потому, что у нее чего-то там нет, а потому, что они не хотят по взаимному согласию жить. И заставить их жить – значит мучить. Он будет её бить, он будет её резать, он её может убить для того, чтобы Вы, мой друг, Алексей Алексеевич, и этот несчастный суд…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Лилльский. А ты помнишь, откуда мы слышали про Лилль первый раз? Лилльский палач, про клемо.

Ю. ГУСМАН: Это из Дюма.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это тот самый суд, который заклеймил Миледи. И тогда он назывался Бетюнским. Активное голосование.

Ю. ГУСМАН: Ещё был Бетюнский монастырь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Бетюнский монастырь был. Это к вопросу о девственности.

Ю. ГУСМАН: Какие же вы эрудиты, друзья! На весь мир…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вам мало не покажется. Я заканчиваю голосование. К сожалению. Люди даже не понимают. Конец голосования. Ты знаешь..

Ю. ГУСМАН: Йес!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Люди даже не понимают, что они могут оказаться…

Ю. ГУСМАН: Не девственниками? Ай-яй-яй! Алексей! Они правы! Нет никакой причины.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 76,4% считают. Что справедливо, 23,6% — несправедливо.

Ю. ГУСМАН: Не потому что она кто. Не дай Бог, кто-то женился, оказалось, что она пьяница, или коноплю сажает и ещё курит, потому, что у неё суставы болят.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И ещё давит машиной полицейских.

Ю. ГУСМАН: Да! И ещё давит машиной полицейских, когда гуляет. Он не хочет жить с этой свиньёй. Нет! Вы живите, потому что потому что.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это какой-то каприз.

Ю. ГУСМАН: Французское общество возмущено.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это как в «Республике ШКиД»: «Сегодня решили жениться, завтра решили разжениться». Это бардак и безнравственность! Канала «2х2» на тебя нет просто! Просто нет! То есть, есть. Мы прощаемся. Юлий Гусман, Алексей Венедиктов в программе «Кейс».

Ю. ГУСМАН: Спасибо. До свидания.



Материалы по теме

Можно ли считать наезд «вооружённым нападением»? ( «Кейс» )

да
69%
нет
27%
затрудняюсь ответить
4%


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире