'Вопросы к интервью
И. ВОРОБЬЕВА: Здравствуйте. Добрый вечер. Это программа «Кейс». Я надеюсь, что всё по правилам и нас слушают только те, кому уже исполнилось 16. Я вас по традиции поздравляю с тем, что вы нас слушаете, потому что это лучшая программа на радиостанции «Эхо Москвы». Меня зовут Ирина Воробьева. Я с удовольствием представляю сегодняшних экспертов. Сейчас внимание: это постоянный эксперт программы «Кейс» Юлий Соломонович Гусман. Здравствуйте.

Ю. ГУСМАН: Здравствуйте. Спасибо.

И. ВОРОБЬЕВА: И это эксперт программы «Кейс». Саша, привет.

Материалы по теме

Справедливо ли решение суда в Великобритании, который приговорил женщину, хранившую 200 килограмм наркотиков, к условному сроку? (Кейс)

да
23%
нет
69%
затрудняюсь ответить
8%


А. ПЛЮЩЕВ: Приходящий.

Ю. ГУСМАН: Во-первых, Александр – молодой человек, у него 10, 15, 40 или 4 года – и он станет постоянным, потому что у него есть упорство, юмор, ум, отчаянная смелость придти в такую программу, владея небольшим знанием, как включать Nokia через переходник «жэ-пэ-тэ» и USB.

А. ПЛЮЩЕВ: «Жэ-пэ-тэ» — это типичный Гусман.

Ю. ГУСМАН: У меня есть две обиды и одно заявление.

И. ВОРОБЬЕВА: Это, наверное, мне приходится обижаться. Потому что в прошлый раз, когда я по странному стечению обстоятельств не пришла в программу, они тут такое устроили.

Ю. ГУСМАН: Говорили только о тебе.

И. ВОРОБЬЕВА: Такие лучи ненависти посылали в микрофон. Я ехала в аэропорт, у меня уши горели.

Ю. ГУСМАН: Кобаладзе обладает умением излучать лучи. Я хочу сказать про излучение лучей.

И. ВОРОБЬЕВА: Он отражает.

Ю. ГУСМАН: Сашенька, послушай, может быть, тебе, как человеку, жизнь которого только начинается, путь, который далек и не близок, в эту гору, полную интереса, как говорим мы, дзен-буддисты, даосисты… Ты не понимаешь этих слов, поэтому перестаю говорить. Как поступил Кобаладзе? Вот рассуди, человек нового поколения, новой генерации «Пепси некст». Рассказываю. Мы сидим здесь, трудимся, 10 вечера. Работа, зарплата, небольшая, но есть, капает пару копеек. Юрий Кобаладзе уехал в Баку, где сейчас ест наверняка шашлык из осетрины.

Материалы по теме

Справедлив ли запрет на нежности в баре? (Кейс)

да
40%
нет
57%
затрудняюсь ответить
3%


И. ВОРОБЬЕВА: И без вас уехал.

Ю. ГУСМАН: Без нас, без вас, без всех. Он уехал причем на встречу выпускников МГИМО.

И. ВОРОБЬЕВА: А почему она в Баку?

Ю. ГУСМАН: Потому что президент Азербайджана – выпускник МГИМО. Это идея хорошая, мне нравится. Но почему мы, люди, которые с Кобаладзе связаны узАми и Узами одновременно.

И. ВОРОБЬЕВА: Брака и брака.

Ю. ГУСМАН: Взгляд прокурора.

И. ВОРОБЬЕВА: Что это за взгляд прокурора?

А. ПЛЮЩЕВ: Я просто готовлюсь в очередном фильме. Маньяк-педофил уже сыгран, теперь прокурор, я иду по нарастающей.

Ю. ГУСМАН: Прокурор-педофил, маньяк-педофил, космонавт-педофил и марсианин-педофил.

А. ПЛЮЩЕВ: Я имею в виду по степени ужаса.

Ю. ГУСМАН: Получается фильм «Обливион». Я зрелый уже дядя, бывал в Баку, доеду еще, поставят мне сациви. Азербайджанская кухня – лучшая кухня. Китайская, японская, французская, грузинская – много хороших кухонь. Но азербайджанская…

А. ПЛЮЩЕВ: Юлий Соломонович, возвращайтесь в Москву.

И. ВОРОБЬЕВА: У нас здесь «Наркотики», «Поцелуи» и «Ирокез».

Ю. ГУСМАН: Опа! Под наркотиками поцелуй меня в ирокез. Я твой ирокез под наркотиками поцелую.

И. ВОРОБЬЕВА: Нормально. (СМЕЮТСЯ)

Ю. ГУСМАН: Ирка – человек близкой ментальности, она начала смеяться, улыбаться. А с нами она чувствует себя… Две пожилые акулы хрумкают, и она, нежная, маленькая, добрая, заботливое существо. Ему 107 лет и мне 94. А ты, конечно, 21 и 18.

И. ВОРОБЬЕВА: Просто Александр Плющев – это мой первый соведущий, человек, с которым я первый раз вышла в прямой эфир.

А. ПЛЮЩЕВ: Девушки на «Эхо Москвы» никогда не забывают своего первого соведущего.

И. ВОРОБЬЕВА: Это правда.

Ю. ГУСМАН: Это virgin.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте про «Наркотики» уже.

Ю. ГУСМАН: Какие наркотики? Сидим, отдыхаем. Ну давайте.

И. ВОРОБЬЕВА: Мы попросим Евгения Бунтмана рассказать нам все-таки про «Наркотики».



Наркотики

В Великобритании суд приговорил женщину, хранившую 200 килограмм наркотиков, к условному сроку. У 39-летней Лизы Долан дома нашли 204 килограмма смолы каннабиса, спрятанной в пакетах. В полиции она объяснила, что некий человек попросил приглядеть за его вещами в обмен на 500 фунтов. Женщине грозил серьезный срок. Но судья вынес неожиданно мягкое решение. Лиза Долан – мать-одиночка, и воспитывает одна 13-летнего сына. Отец ребенка отбывает сейчас тюремный срок. Если бы женщину отправили за решетку, мальчика бы отдали опекунам. Судья Стивен Кларк заявил, что видит здесь ряд смягчающих обстоятельств – женщина ранее не была судима и стремилась помочь своей семье, согласившись посторожить подозрительные мешки. В итоге Лиза Долан получила 20 месяцев условно и 120 часов общественных работ. Полиция уже выразила недовольство столь мягким приговором.



И. ВОРОБЬЕВА: Вот такая история. 200 килограмм – это нехило. Я даже не представляю себе: 200 килограмм – это же ого-го.

А. ПЛЮЩЕВ: Надо представить себе, что такое смола каннабиса. Вообще, любая смола – вещество плотное, поэтому она тяжелая.

И. ВОРОБЬЕВА: Т.е. по объему она не очень большая.

А. ПЛЮЩЕВ: Я думаю, как мешок картошки, не меньше, а то и вдвое поболее.

И. ВОРОБЬЕВА: Ничего себе посторожила мешочки подозрительные. Что скажете, уважаемые эксперты? Справедливо, не справедливо?

Ю. ГУСМАН: Я знаю адмирала Канариса, но я вообще не знаю, что такое смола каннабис. Это что такое? С чем едят?

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас нас Роспотребнадзор закроет, если сказать, с чем едят.

Ю. ГУСМАН: Википедию закрыли, сожгли здание.

А. ПЛЮЩЕВ: За каннабис.

Ю. ГУСМАН: Есть такое выражение – я тебя заканнабил. Он ее заканнабил поутру.

И. ВОРОБЬЕВА: И что – справедливо, не справедливо?

А. ПЛЮЩЕВ: Юлий Соломонович, покажите мастер-класс, блесните.

Ю. ГУСМАН: Когда я слышу про Англию, страну, абсолютно отставшую от мирового процесса, застрявшую в своей британской, имперской психологии, страна островная, недалекая… Вот Кобаладзе любит Англию. Сколько я слышал диких, смешных историй про Англию?

И. ВОРОБЬЕВА: От Кобаладзе в основном.

Ю. ГУСМАН: Да не от Кобаладзе. При мне это было. Я сидел в ресторане в Ковент-Гардене, я был в опере, слушал «Пигмалион». Захожу в ресторан – а я же английский знаю хорошо, – заходит один и говорит… Я скажу по-русски, потому что американские наши слушатели прекрасно меня поймут, но вы и 140 миллионов населения могут не всё понять. Он говорит: «Есть ли у вас в меню дикая утка». Ему отвечают: «Сэр, мы можем для вас разозлить домашнюю». Это бред. Это типичная Англия. Ну кто из славян, иудеев или калмыков начнет…

А. ПЛЮЩЕВ: Есть себе подобного.

Ю. ГУСМАН: Бред какой-то. Тоже я был в гостях у одного лорда, родственник мой дальний, к нему подходит дворецкий: «Сэр, я думаю, это вас». – «Почему вы так думаете?» – «Да потом что сказали по телефону – «привет, это ты, старый идиот?»

А. ПЛЮЩЕВ: Какая-то игра слов была, но не на русском языке, поэтому мы не поняли.

Ю. ГУСМАН: Переведи.

И. ВОРОБЬЕВА: Hi.

Ю. ГУСМАН: Are you?

И. ВОРОБЬЕВА: Is that you, old idiot?

Ю. ГУСМАН: Тяжело, когда человек знает один язык, и то плохо. Без обиды. У тебя впереди…

А. ПЛЮЩЕВ: Ничего.

Ю. ГУСМАН: После института многие приходят сюда.

И. ВОРОБЬЕВА: А можно к наркотикам?

А. ПЛЮЩЕВ: Юлий Соломонович, вот вы думаете про Англию. Относительно сегодняшней темы, может быть, вы что-нибудь видите в этой отсталой стране – приговор, туда-сюда?

Ю. ГУСМАН: Я вспомнил другую историю. Я просто рассказываю как друзьям. Я ехал в Глазго, водитель со мной ехал и курицу сбил. Мы въехали в какой-то маленький городочек. Курицу огромную сбил.

И. ВОРОБЬЕВА: Огромную.

Ю. ГУСМАН: Килограмма на 4. Он сшиб курицу, остановился, выскочил, засунул в багажник и хотел уезжать. Выбегает фермер и кричит: «Стой! И не думай мне сказать, что ты повез ее в больницу».

А. ПЛЮЩЕВ: Кстати, вы в курсе, что в Штатах разрешили теперь есть сбитых животных?

И. ВОРОБЬЕВА: У нас был такой кейс. Но не всех.

Ю. ГУСМАН: А мы едим с Кобаладзе.

И. ВОРОБЬЕВА: Так что насчет справедливости приговора?

Ю. ГУСМАН: Мое убеждение, если уж говорить всерьез и бросить все хиханьки-хаханьки, фигли-мигли-шмыгли. Я убежден, что даже за миллиграмм наркотиков надо двушечку закатывать сразу. Это пятно на поколениях некст, сэконд, хэнд.

И. ВОРОБЬЕВА: Я смотрю, Юлий Соломонович, у вас двушечка в последнее время любимый приговор.

А. ПЛЮЩЕВ: Универсальный.

Ю. ГУСМАН: Я беру по минимуму. 200 кило каннабиса, этой гнусной, гнойной гадости.

А. ПЛЮЩЕВ: Можно, Юлий Соломонович?

Ю. ГУСМАН: Я причем? Я просто сказал свое мнение. Я ее засадил бы. Какие 13 лет? 13 лет – это детский дом, никуда не надо отдавать из Англии усыновлять. В детский дом отправить этого ребенка. Говорите.

А. ПЛЮЩЕВ: Если можно. Господа присяжные, какая история? Достаточно невооруженным глазом посмотреть на всё происходившее, чтобы если не простить, то понять женщину. Не женщину, вру, суд, который вынес мягкое решение. Решение это было политически мотивированное, антироссийское.

И. ВОРОБЬЕВА: Чего это?

А. ПЛЮЩЕВ: Это был наглый, вопиющий, антироссийский акт. Объясняю. Читаем: «Лиза Долан – мать-одиночка, воспитывает одна 13-летнего сына. Отец ребенка отбывает сейчас тюремный срок». Вот ключевая фраза: «Если бы женщину отправили за решетку, мальчика бы отдали опекунам». Ведь ребенок мог бы стать усыновленным, не исключено, что в Россию.

И. ВОРОБЬЕВА: В Псков.

А. ПЛЮЩЕВ: Российские усыновители подсуетились бы, конечно, и ребенка из семьи наркомана… Павел Астахов!

И. ВОРОБЬЕВА: Один в тюрьму, другая в тюрьме.

А. ПЛЮЩЕВ: Там же еще и семья неблагополучная. И потому, чтобы избежать усыновления в Россию – Павел Астахов в последнее время доставляет детей из-за границы, — ознакомились с оперативной ситуацией на этом рынке доставки детей. Надо что-то делать. Поэтому условно. Не могу сказать, что считаю это справедливым, но объяснить это решение вполне способен.

Ю. ГУСМАН: Я согласен с этой точкой зрения, но я пытаюсь мыслить шире, раздвинуть горизонты сознания и познания этого кейса, сделать его прецедентным для молодежи села и города.

А. ПЛЮЩЕВ: Главное – не расширять с помощью 200 килограмм.

Ю. ГУСМАН: Ну почему ты привязался к эти 200 килограммам? Разве в этом дело? Принцип наркомАнии и наркоманИи (обеих зависимостей)… Один мой знакомый наркоман – я не назову фамилию, он сейчас уже сидит, двушечку получил, и я рад, – он в Англии пошел к врачу. Он был весь пронизан инфлюэнциями — по-русски влияние, воздействие – наркотиков. Он пришел, и врач говорит: «Боюсь, мистер Смит, вам нужно с этого дня бросить пить, курить и встречаться с женщинами». Он говорит: «Доктор, но я же мужчина». – «Бриться я вам разрешаю».

А. ПЛЮЩЕВ: Не все свободы скованы, нормально.

Ю. ГУСМАН: Наркоманы – это не изгои общества, это проблема общества. (ПАУЗА). Я не могу тебе ничего объяснить, к сожалению.

И. ВОРОБЬЕВА: Взгляд прокурора все-таки?

Ю. ГУСМАН: Да.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте проголосуем по этому кейсу.

Ю. ГУСМАН: Другая история, которая произошла с наркоманом. Он пришел в публичный дом и видит – там одни русалки. Он говорит: «А у вас нет женщин с ногами?» А ему отвечают: «У нас сегодня рыбный день».

А. ПЛЮЩЕВ: Он как раз в четверг пришел, сегодня.

Ю. ГУСМАН: Я отказываюсь. Я не могу с ним справиться. Он не доел сегодня сациви.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы будете смеяться, я ни разу не пробовал.

Ю. ГУСМАН: Сациви – это пирожки такие с сыром и шпинатом. Попроси, чтобы жена или кто у тебя есть – гёл-френд, бой-френд…

А. ПЛЮЩЕВ: В меня все есть.

Ю. ГУСМАН: Я тебе скажу, что у нас здесь абсолютная толерантность. Никогда не скрывай, если ты Элтон Джон. Потому что с Кобаладзе поклялись, что для нас нет ни эллина, ни иудея, ни гея, ни трансвестита – все мы люди, все мы человеки, все имеем право на свою двушечку. Хочешь двушечку – встань получи.

И. ВОРОБЬЕВА: Сейчас будет трешечка, до трех лет лишения свободы по новому закону о защите прав верующих.

Ю. ГУСМАН: Правильно, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Это даосисты как раз продавили закон про это. Лобби даосистов.

И. ВОРОБЬЕВА: Уважаемое лобби даосистов, а также наши присяжные, не могли бы вы проголосовать по этому кейсу?

Ю. ГУСМАН: Какая она сегодня сладкая… У нее сегодня такое прекрасное настроение – ты пришел. Она при Кобаладзе сидит как придавленная.

И. ВОРОБЬЕВА: Да что вы на Кобаладзе так…

Ю. ГУСМАН: Потому что Кобаладзе… тебе не нравятся старые люди. А мы с Сашей в тебе возбуждаем лучшие человеческие чувства. Сейчас Кобаладзе кончил рыбу, перешел к мясу.

И. ВОРОБЬЕВА: Услышал вот это и подавился сейчас.

Ю. ГУСМАН: Без костей. Сейчас обгладывает.

И. ВОРОБЬЕВА: Я так есть хочу. Прекратите! Итак, уважаемые присяжные, если вы считаете решение суда справедливым – оставить ребенка, маму не посадить, а дать условный срок и 120 часов общественных работ, – всё это за обнаружение у нее 200 килограммов наркотиков, (495) 660-06-64. Если вы считаете это решение суда несправедливым — (495) 660-06-65. Николай спрашивает, как она могла хранить эти 200 килограмм смолы, если все об этом знали.

А. ПЛЮЩЕВ: Там не говорится, что все знали. Просто полицейский пришел домой к женщине и учуял запах.

Ю. ГУСМАН: Я хочу обратить внимание наших присяжных, прежде чем они вынесут свой вердикт, который однозначно должен быть, чтобы ей припаять двушечку или даже больше, я хочу сказать, что это всё Великобритания, это королевство Англия, Шотландия и Северная Ирландия.

А. ПЛЮЩЕВ: И Уэльс.

Ю. ГУСМАН: Не Уэльс, а Уалс. Уэльс – это говорят боцманЫ в порту. Вот история. Саша, расскажу тебе.

И. ВОРОБЬЕВА: Нет. У нас сейчас перерыв, вы не успеете.

Ю. ГУСМАН: Начать можно? Лорд женится на прелестной девушке.

И. ВОРОБЬЕВА: Отличное начало истории. Пауза. Результаты голосования и историю от Юлия Гусмана мы услышим через несколько минут, после того, как вернемся с перерыва обратно в программу «Кейс».

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЕВА: Продолжаем программу.

Ю. ГУСМАН: Я просто рассказываю, Александр милый, Ираида любимая. Я хочу, чтобы вы понимали, дети мои, мои маленькие добрые… не скажу зверюшки, просто друзья.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо.

Ю. ГУСМАН: И вы наши радиослушатели, телезрители, друзья, коллеги присяжные, надо думать про Англию. Не просто каннабис, мамабис… Вот история, которая была с приятелем, родственником моим, лордом. Лорд женился. А гости-холостяки после свадьбы, проводив новобрачных, отправились в публичный дом, как в Англии все ходят каждый день, это традиция английского высшего света. Приходят. Кого они там видят? Они видят там лорда. Молодожены! Первая брачная ночь! Они говорят: «Позвольте, сэр, почему вы здесь сидите и почему вы там не лежите?» Он говорит: «Моя крошка, моя молодая жена так устала после процедуры в мэрии, что я подумал, что не надо ее будить из-за нескольких фунтов».

И. ВОРОБЬЕВА: Несколько фунтов всего лишь?

Ю. ГУСМАН: История была с Бернардом Шоу в 38 году.

И. ВОРОБЬЕВА: Это, действительно, несколько фунтов всего стоило?

Ю. ГУСМАН: Сейчас дороже.

А. ПЛЮЩЕВ: А тогдашний фунт – это сколько?

И. ВОРОБЬЕВА: Я не знаю расценок и не интересуюсь. У меня есть результаты голосования. Сетевизор и телефонное голосование в своем конечном результате согласны, поэтому выбирать не приходится. Давайте озвучу Сетевизор. 65% сетезрителей считают, что приговор этой женщине был абсолютно справедливым.

Ю. ГУСМАН: Т.е. я потерпел сокрушительное, всеобъемлющее и тотальное поражение?

А. ПЛЮЩЕВ: В какой-то степени. Справедливости ради замечу, чтобы потом не отматывали запись, не прослушивали посекундно, как это некоторые любят делать, я тоже не говорил, что приговор справедлив. Я говорил, что можно его объяснить. Поэтому я присоединяюсь к вам, Юлий Соломонович.

Ю. ГУСМАН: Нет, мой друг.

А. ПЛЮЩЕВ: Я готов разделить эту горечь с вами.

Ю. ГУСМАН: Это тот самый кинжал, которым закалывали рыцарей, тоненький кинжальчик. Нет, Александр.

А. ПЛЮЩЕВ: Посыпать голову… зубным порошком.

Ю. ГУСМАН: Эта история очень грустная. Я помню, как в магазин вошел человек. «У вас есть булочка с маком?» – «Нет. Может, вам еще батон с героином дать?»

И. ВОРОБЬЕВА: Ужас какой. Ничего себе тему наркотиков развили. Давайте к поцелуям. Светлая тема.

А. ПЛЮЩЕВ: Уж всё не наркотики.

И. ВОРОБЬЕВА: Мы в Инсбрук перемещаемся. Евгений Бунтман рассказывает нам про поцелуи.



Поцелуи

В австрийском Инсбруке в одном из баров запретили целоваться. Соответствующая табличка появилась на входе в заведение, сообщает «Лента.ру». Как посчитал владелец бара, нежности влюбленных смущают как персонал заведения, так и иностранных туристов. Бизнесмен отметил, что те, кто не согласен с политикой бара или нарушает введенное правило, должны покинуть заведение. Дело в том, что недавно одна из парочек подала в суд на хозяина бара. Тем не менее, местные власти заявили, что формально запрет на поцелуи законен: так, посетители или персонал могут попросить клиентов покинуть заведение, если их поведение мешает другим. Теперь жители Инсбрука собираются устроить акцию протеста – приходить в этот бар и там нежничать.



А. ПЛЮЩЕВ: Пишите – мальчик.

И. ВОРОБЬЕВА: Мы обсуждаем тут, мальчик, девочка, поцелуй. Александр Плющев уже начал высказывать свою позицию. Поэтому я предлагаю Александру Плющеву высказаться первым про поцелуи.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы знаете, что в московском метро – я на полном серьезе сейчас говорю – нельзя целоваться? Вы про бары какие-то в Инсбруке. Это давно пора прекратить. Что вы всё Великобритания, Инсбрук, США. У нас – «Кировлес», Ходорковский… Что вы всё возитесь, мурзилочные темы всякие рассматриваете?

И. ВОРОБЬЕВА: Это звенья одной…

А. ПЛЮЩЕВ: Гребаной цепи. У нас в Москве в метро нельзя целоваться.

И. ВОРОБЬЕВА: Да ладно.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Вышел запрет такой несколько лет назад.

Ю. ГУСМАН: Я с Кобаладзе целуюсь в метро, буквально на эскалаторе начинаю.

И. ВОРОБЬЕВА: Вы нарушители злостные.

А. ПЛЮЩЕВ: Секунду. Все сначала поржали, потом пообсуждали и забыли. Но в любой момент к вам могут подойти на эскалаторе… Нет, не поцеловать, а, наоборот, если вы целуетесь, не дай бог.

И. ВОРОБЬЕВА: А что там за наказание предусматривается?

А. ПЛЮЩЕВ: Вот этого не помню.

И. ВОРОБЬЕВА: Какой-то штраф, я так подозреваю.

А. ПЛЮЩЕВ: Я думаю, замечание, или предложение, или общественные работы по помывке эскалатора.

И. ВОРОБЬЕВА: Публичная зависть.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот так, друзья. Вы бревно в глазу Инсбрука видите, а в своем соринки не замечаете. Юлий Соломонович.

Ю. ГУСМАН: Я потерял контекст. Причем тут бревно? Про поцелуи. Поцелуй – это очень важный элемент отношений между полами.

А. ПЛЮЩЕВ: И внутри них.

Ю. ГУСМАН: Девушка говорит парню: «Поцелуй меня как Ромео и Джульетта». Парень замешкался. Она говорит: «Ну ладно, обними меня и поцелуй как Отелло Дездемону». Парень совсем растерялся. «Понимаешь, я так много не читал. Я могу только тебя укусить как Каштанка».

И. ВОРОБЬЕВА: Саша, Каштанка – это собака.

А. ПЛЮЩЕВ: Я это понял. Я просто вспоминаю, в каком месте Чехов описал именно этот фрагмент.

И. ВОРОБЬЕВА: Укус?

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Отелло действительно обнимал Дездемону, пусть и несколько своеобразно. А вот где Каштанка кого кусала?

Ю. ГУСМАН: Кусала-кусала. «Пить, есть и целовать надо свое», – сказал Михаил Михайлович Жванецкий, самый мудрый и самый остроумный человек.

И. ВОРОБЬЕВА: Насчет целовать – согласна. А вот пить и есть?..

Ю. ГУСМАН: Потому что когда люди вроде тебя цинично не понимают, что поцелуй – это нежное, святое. Я помню, была история. Я рассказываю Сашеньке, человеку, который приехал из провинции, не был в большом городе. Я присутствовал, когда в купе поезда сидела влюбленная пара. Она ему говорит: «Поцелуй меня в щечку, у меня болит щечка». Он чмокнул. Она говорит: «Поцелуй меня в шейку, у меня болит шейка». Поцеловал. «Поцелуй меня в головку». Сидел рядом такой человек, тоже из простых, и он говорит: «А вы геморрой не лечите?»

И. ВОРОБЬЕВА: Какая гадость.

А. ПЛЮЩЕВ: Это вам, доктор. Из того же рода.

И. ВОРОБЬЕВА: Вообще, как вы можете так? Поцелуй – это же прекрасно. Все должны любить целоваться по идее.

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

Ю. ГУСМАН: Я могу сказать, что не просто да. Сегодня в моей любимой газете была опубликована подлинная история, что Кристина настолько любила делать всё по-своему, что училась целоваться не на помидорах, как все, а на огурцах. И как выяснилось впоследствии, не прогадала.

И. ВОРОБЬЕВА: Какой кошмар.

А. ПЛЮЩЕВ: Подождите. Я просто не всегда застаю Юлия Соломоновича. Потому что когда я включаю радио обычно, здесь сидит Осин, Ганапольский или еще кто-нибудь с Кобаладзе.

И. ВОРОБЬЕВА: Осина не было.

Ю. ГУСМАН: Осин не сидел, слава богу.

А. ПЛЮЩЕВ: И всё время рассказывают, что Юлий Соломонович у нас в Баден-Бадене. Или где там? В Карлсруэ.

И. ВОРОБЬЕВА: В горах Килиманджаро еще.

А. ПЛЮЩЕВ: Я как раз хотел спросить, а всё время сборник кроссвордов цитируется?

Ю. ГУСМАН: Это называется не кроссворды, это называется байки, скетчи, рассказы, анекдоты, короткие истории. Дело в том, что когда вы пройдете жизнь до половины, у вас будет столько историй. Вы пышущий жаром и пылом юноша. А когда у вас будет жизненный опыт, это будет совсем другое. Это то, что ребенок получает бесплатно, юноша срывает тайком, а старик покупает.

И. ВОРОБЬЕВА: Это очень грустно.

Ю. ГУСМАН: Грустно. Ты пока получаешь бесплатно.

А. ПЛЮЩЕВ: Я иногда даже насильно, не то что бесплатно, а просто насильно.

И. ВОРОБЬЕВА: Анатомических подробностей не надо, пожалуйста.

Ю. ГУСМАН: Фу. Это программа, которая и так была наказана переводом с 8 на 10 вечера. Ты хочешь нас загнать на полтретьего?

А. ПЛЮЩЕВ: Можно.

И. ВОРОБЬЕВА: «Кейс» на полтретьего – это уже не «Кейс».

А. ПЛЮЩЕВ: Почему?

И. ВОРОБЬЕВА: Это уже будет Лабковский в чистом виде. Кстати, слушатели всячески развлекаются в комментариях на тему того, какой штраф за этот поцелуй, за этот поцелуй. Очень живо описывают поцелуи разные с обоими полами.

А. ПЛЮЩЕВ: Не только с женщинами.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну да.

Ю. ГУСМАН: Ты знаешь, с кем лучше целоваться? Я не шучу сейчас. С зебрами.

И. ВОРОБЬЕВА: Почему с зебрами?

Ю. ГУСМАН: Потому что у зебры от природы нежные губы, зебрячьи губы. Открой «Википедию».

А. ПЛЮЩЕВ: Пойдемте в метро, Юлий Соломонович.

Ю. ГУСМАН: Ну почему ты превращаешь серьезную работу в пошлость?

И. ВОРОБЬЕВА: Если он, Саша, пойдет с тобой в метро, то Кобаладзе тебе этого не простит.

Ю. ГУСМАН: Убьет тебя, меня…

И. ВОРОБЬЕВА: Кобаладзе – опасный соперник.

Ю. ГУСМАН: Он же грузин, он с кинжалом ходит. У него всегда в голенище сапог или в кальсонах продет кинжал. Знаешь, такие носки были – ты не застал, может, папа застал, — на специальных штучках. У него такие носки, он туда засовывает большой кинжал, в ножнах, естественно. Через кальсоны, через штаны. И в случае драки он снимает штаны, обнажает кинжал свой и бежит.

И. ВОРОБЬЕВА: Со спущенными штанами. Давайте голосовать. Уважаемые любители целоваться, нелюбители на это смотреть, на ваш взгляд, справедлив ли запрет на ограничение нежностей в баре?

А. ПЛЮЩЕВ: Подожди. Запрет на ограничение – так не бывает.

И. ВОРОБЬЕВА: Точно. Запрет на нежности в баре.

Ю. ГУСМАН: Мое мнение – более чем справедлив. Я бы любому давал двушечку. Любому, кто поцелуется в баре.

А. ПЛЮЩЕВ: Но если Кобаладзе с Гусманом, то много сторонников запрета нашлось бы, я думаю.

Ю. ГУСМАН: Любого. Хоть с зеброй, хоть с крокодилом.

А. ПЛЮЩЕВ: Там просто, видимо, завсегдатаи такие.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте запустим голосование. Если вы считаете справедливым подобное ограничение нежностей, запрет поцелуев в баре, то ваш телефон (495) 660-06-64, несправедливыми — (495) 660-06-65. В Сетевизоре две кнопки – да или нет. Николай после истории про зебру предупреждает: «Только не целуйтесь с верблюдом, он очень слюнявый».

А. ПЛЮЩЕВ: У него еще язык очень шершавый.

Ю. ГУСМАН: Опа! Не зря я пришел. Я узнал, с кем был в связи последние полтора года…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну ладно. Одну секунду подумайте – и вы всё поймете. Не то что вы подумали.

И. ВОРОБЬЕВА: Колючки ест. Так всё было интересно. Ты своими колючками всё испортил. А то у всех уже фантазия разыгралась.

А. ПЛЮЩЕВ: Колючки, колючки колючие… Помнишь песню такую?

И. ВОРОБЬЕВА: Я смотрю, петь будем сегодня.

Ю. ГУСМАН: Люблю тебя, как любит верблюд жевать свои верблюжьи любимые колючки. Это стих, Александр.

И. ВОРОБЬЕВА: Марина пишет, что они с мужем целуются в метро регулярно.

А. ПЛЮЩЕВ: Молодцы, Марина. Главное – с мужем.

И. ВОРОБЬЕВА: Т.е. если с мужем, то можно. Подходят, проверяют паспорта – если вы женаты, то всё нормально.

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас уже спокойно относятся: посмотрят, кольца есть – и ладно.

И. ВОРОБЬЕВА: Стоп голосование. Я предлагаю вам, уважаемые друзья, выбрать, Сетевизор или телефонное голосование главнее. Потому что результаты в этих голосованиях разные.

А. ПЛЮЩЕВ: Сетевизор.

Ю. ГУСМАН: Телефон.

И. ВОРОБЬЕВА: Договоритесь как-нибудь, пожалуйста.

Ю. ГУСМАН: Никогда!

А. ПЛЮЩЕВ: Да пожалуйста.

И. ВОРОБЬЕВА: Т.е. телефон все-таки.

А. ПЛЮЩЕВ: Везде у нас почет. Поэтому вообще не вопрос.

Ю. ГУСМАН: Человек проходит как хозяин… Настолько песня подпадает под ограничения, что я могу получить двушечку. За столом никто у нас не Лившиц. Знаешь эту песню?

И. ВОРОБЬЕВА: Телефонное голосование показало, что большинство наших слушателей (правда, с небольшим перевесом), 52% совершенно согласны с запретом.

А. ПЛЮЩЕВ: Пришел в бар – пей, бухай. Чего целоваться?

Ю. ГУСМАН: Т.е. 1:1. Я хотя бы немножко почувствовал почву под ногами.

А. ПЛЮЩЕВ: Я просто уступил. Я там видел результат, думаю, не громить же 3:0.

Ю. ГУСМАН: Было ощущение зыбучего песка, трясины, болот, «Собака Баскервилей»…

И. ВОРОБЬЕВА: К «Ирокезу» переходим. Давайте послушаем Евгения Бунтмана. Мы переносимся в США.



Ирокез

В США ребенка выгнали из детского сада за ирокез. Пятилетний Итан Клос был отстранен от занятий за необычную для детей его возраста прическу. Во время весенних каникул он попросил маму сделать ему ирокез. Когда Итан пришел в сад, дети стали собираться вокруг Итана и трогать его волосы, пишет «Лента.ру». Воспитатели обратили на это внимание и отстранили мальчика от занятий. Администрация детского сада пояснила, что по уставу учреждения дети не могут носить отвлекающие от учебы стрижки. Родители Итана весьма удивились. В уставе действительно говорится о недопустимых стрижках – но это касается только чересчур длинных волос. А такая прическа, как у мальчика, мало чем отличается, скажем, от стрижки морских пехотинцев, которых никто не ругает за это.



И. ВОРОБЬЕВА: Итак, продолжаем программу «Кейс» и говорим про случай в детском саду. Что скажете? Вас выгоняли из детского сада?

А. ПЛЮЩЕВ: Я не служил там. Я откосил от детского сада, от школы, от армии.

Ю. ГУСМАН: В одном случае я пытался попросить вас задуматься, что это Англия. Сейчас хочу сказать, что мы касаемся самого нежного материала – детской психики. Дети разных народов…

И. ВОРОБЬЕВА: Я думала, самый нежный материал – это США.

А. ПЛЮЩЕВ: Как все-таки непредсказуем Юлий Соломонович. Интересно, что он скажет дальше.

Ю. ГУСМАН: Помните Корнея Чуковского, книжка «От 2 до 5», вот эти смешные, порой парадоксальные, порой удивительные высказывания братьев наших меньших. Например, я присутствовал в бане при жутком случае. Пришел человек, похожий чем-то на Александра и на меня, у него был большой круглый живот. Знаешь эту историю?

А. ПЛЮЩЕВ: Нет.

Ю. ГУСМАН: Маленький мальчик говорит: «Дядя, а что у тебя там?» Этот пошутил и говорит: «Бомба». А второй мальчик говорит…

И. ВОРОБЬЕВА: Пожалуйста, не надо. Я знаю, что будет дальше.

А. ПЛЮЩЕВ: Я должен что-то сказать?

И. ВОРОБЬЕВА: Ты должен сказать: «Я не знаю, расскажите дальше» или «Я тоже знаю».

А. ПЛЮЩЕВ: Ты думаешь, его можно остановить? Пусть он расскажет.

Ю. ГУСМАН: Мальчик говорит: «Ой, давай взорвем». Не хочу. Сидите здесь, страдайте.

И. ВОРОБЬЕВА: Слава богу, про фитиль-то и не сказали.

Ю. ГУСМАН: Маленький фитилек, да. Хоть наконец история хэппи-энд приобрела. Ты тоже была в этой бани, только в женском отделении, подслушивала.

И. ВОРОБЬЕВА: Я в бане никогда не была.

А. ПЛЮЩЕВ: Сегодня день каминг-аутов: я про сациви, ты про баню.

И. ВОРОБЬЕВА: Была, наверное, когда была маленькая.

А. ПЛЮЩЕВ: Я, может, тоже ел сациви, когда маленький был.

Ю. ГУСМАН: Ты говоришь ирокез. Была другая история с прической. Маленькая девочка, абсолютно лысая, бежит с бантом на голове. Ее спрашивают: «А как он у тебя держится?» — «Как прибили, так и держится». Нет, Александр, я не могу, ты уже где-то там, в командировке, в полете.

И. ВОРОБЬЕВА: И мы говорим про детскую психику? Как прибили – так и держится. Ужас какой. Я надеюсь, нас все-таки слушают 16+. «Руки прочь от ирокеза», — пишет Аня. Кстати, Кобаладзе как-то в ирокезе выступал, я помню. У него был парик и разноцветный ирокез.

Ю. ГУСМАН: «Мама, мама, почему меня ребята головастиком дразнят?» — «Глупости. Не обращай внимания. Сбегай лучше за картошкой. Возьми свою панаму, положи туда три мешка картошки и возвращайся».

А. ПЛЮЩЕВ: Я хочу вернуться в серьезное русло. Это очень серьезная вещь, серьезный кейс, случившийся в США. Не буду в этот раз говорить, что антирусский или антироссийский. Но выяснилось, что прическа у мальчика мало чем отличается от стрижки морских пехотинцев. Так Бунтман сказал.

И. ВОРОБЬЕВА: Бунтман про морских пехотинцев знает всё.

А. ПЛЮЩЕВ: Я Бунтману верю как себя. Он всё знает про килты и про морских пехотинцев, две вещи.

И. ВОРОБЬЕВА: И про регби.

А. ПЛЮЩЕВ: Это фактически килты. Т.е. мальчик уже готовится в морские пехотинцы с 5 лет. Патриот. Я вообще не понимаю руководство детского сада. «По уставу учреждения дети не могут носить отвлекающие от учебы стрижки».

И. ВОРОБЬЕВА: Просто когда ты сидишь с ирокезом, у тебя пролетает всё по бокам. А все смотрят.

А. ПЛЮЩЕВ: И еще рикошетит от лысины. И это касается только чересчур длинных волос. Видимо, ирокез ему не наращивали, а задрали – и всё.

И. ВОРОБЬЕВА: Саша, сделай что-нибудь обратное с прической.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты хочешь выгнать меня из студии за отвлекающее?..

И. ВОРОБЬЕВА: Если бы это был ирокез, это было бы нормально. А так у тебя не понятно что. Юлий Соломонович.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы, по-моему, обидели Юлия Соломоновича. Он уснул.

Ю. ГУСМАН: У вас сегодня либеральная, я бы даже сказал либерастическая…

И. ВОРОБЬЕВА: Вакханалия.

Ю. ГУСМАН: Мальчишка, взрослый парень, 5 лет, не ребенок, не 5 месяцев, приперся в детский сад с этим ирокезом, который вызывает раздражение. Побрить наголо, родителям двушечку закатать, минимум. Если станет это… Правильно, как олень. Слава богу, ты не женат, а то это была бы ужасная история.

А. ПЛЮЩЕВ: Я много нового о себе сегодня узнал.

Ю. ГУСМАН: Слава богу, ты женат.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте запустим голосование. Уважаемые присяжные, если вы считаете, что ребенка выгнали из детского сада справедливо…

Ю. ГУСМАН: Абсолютно.

А. ПЛЮЩЕВ: Здесь наконец-то мы с Юлием Соломоновичем четко разделились. Межа такая.

Ю. ГУСМАН: Межуев такой.

И. ВОРОБЬЕВА: Размежевались.

Ю. ГУСМАН: Размежуев.

А. ПЛЮЩЕВ: Ребенок – патриот, готовится в морские пехотинцы. Нормально.

Ю. ГУСМАН: Мальчик с детства учится стрелять и линчевать негров. Какой стыд и позор.

А. ПЛЮЩЕВ: Защищать родину с моря.

И. ВОРОБЬЕВА: Если вы считаете справедливым подобное решение – выгонять ребенка из детского сада за ирокез, то ваш телефон (495) 660-06-64. Если вы считаете, что несправедливо так поступать с ребенком и ваше решение несправедливо, то ваш телефон (495) 660-06-65. Айрат пишет: «Рановато пацана обломили. Надо было подождать до школы». Там, видимо, тоже выгнали бы. Антон из Москвы: «Жаль ребенка. Если ему всё запрещать, то психика его точно пострадает». Зачем-то требуют у нас фотки главного редактора в детстве. Николай, а вам зачем?

Ю. ГУСМАН: У Алексея Алексеевич не ирокез. Он Паганель. Это другая прическа.

И. ВОРОБЬЕВА: Так и называется?

Ю. ГУСМАН: Ты вообще читала Жюль-Верна хоть что-то? Без обид. Ты читала в вашей школе Тюмени? Вы читали?

А. ПЛЮЩЕВ: «Всадник без головы», конечно. Про индейцев. «Дети капитана Блада».

Ю. ГУСМАН: «Одиссей детей капитана Блада».

И. ВОРОБЬЕВА: Наши слушатели и сетезрители говорят о том, что администрация детского сада приняла абсолютно несправедливое решение, выгнав ребенка из детского сада за ирокез.

Ю. ГУСМАН: Я проиграл с позором. Какой кошмар.

А. ПЛЮЩЕВ: 2:1, как я и рассчитывал.

Ю. ГУСМАН: Какой кошмар.

И. ВОРОБЬЕВА: Т.е. «Солнечного круга» не будет. Юлий Гусман, Александр Плющев, Ирина Воробьева. Программа «Кейс». До встречи.

Материалы по теме

Справедливо ли ребенка выгнали из детского сада за ирокез? (Кейс)

да
19%
нет
79%
затрудняюсь ответить
2%

Комментарии

11

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

11 апреля 2013 | 23:05

Зачем приглашать на Эхо Гусмана?
После церемонии вручения НИКИ, даже слушать его неохота.


xkant 11 апреля 2013 | 23:13

Не хочешь - не слушай.


blackbird22 12 апреля 2013 | 00:13

хорошо хоть Плющеву удаётся заткнуть этот фонтан анекдотов а-ля Петросян


12 апреля 2013 | 07:51

Поддерживаю на все 100, нафига Гусману вообще слушать кейсы, у него идет какой то контекстный поток анекдотов


homjachok 12 апреля 2013 | 03:27

Венедиктов уже давно бы расстался с Эховские Петросяном, но видимо испытывает некое неудобство. Вот если бы "Анекдотный двойник Жириновского" сам понял насколько он всем надоел и сам ушел бы... Это вряд ли конечно, но будем ждать и надеяться.


blackbird22 12 апреля 2013 | 11:01

Венедиктов скорее Кейс закроет - чтобы не обижать Гусмана...


swiss_made 12 апреля 2013 | 04:46

У Плющева странное, редкое чувство юмора. Его просто нет на чисто. Может ему с психиатром поговорить. ИЛи супер серьезные передачи вести.


orenburg 12 апреля 2013 | 09:50

Не, тут что-то другое. Плющев умница каких на эхе не так уж и много, если на чистоту и, естественно, с юмором у него всё в порядке. Наверное, действительно дело в мерзавце, рядом с которым ему выпало сидеть и вести передачу.


(комментарий скрыт)

12 апреля 2013 | 05:43

Конечно, Гусмана после НИКИ слушать противно. Но если его не пустить на Эхо, Ларина не переживет.


xkant 12 апреля 2013 | 14:10

плющев недалекий вонючий даун.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

alevitas 12 апреля 2013 | 04:56

Бедный Йулик, какое ж ты дерьмо!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире