'Вопросы к интервью
Л. ГУЛЬКО: В студии Майя Пешкова и Лев Гулько. Здравствуйте, Маечка.

М. ПЕШКОВА: Добрый день.

Л. ГУЛЬКО: Мы немножко изменим формат нашего «Книжного казино», сделаем «Книжное казино» в открытом формате.

М. ПЕШКОВА: Такое народное казино.

Л. ГУЛЬКО: Народное «Книжное казино», если его можно так назвать. К сожалению, Александр Наумович Митта не сможет к нам сегодня придти. Так бывает в жизни – у него масса срочных дел, неожиданно нахлынувших.

М. ПЕШКОВА: Я надеюсь, о Высоцком мы поговорим тогда, когда в марте месяце Александр Наумович будет справлять свой юбилей. И мы вернемся к этой теме. Наши слушатели непременно услышат его рассказ, его воспоминания, его истории о том, как снимался фильм про арапа Петра.

Л. ГУЛЬКО: «Сказ про то, как царь Петр арапа женил». 1976 год, я точно помню. А сегодня мы разыграем массу книг. Спасибо Майе Лазаревне Пешковой, которая гигантскими усилиями всегда достает уникальные книжки, которые потом достаются нашим уважаемым радиослушателям. Отдавать жалко, честно скажу.

М. ПЕШКОВА: Особенно мне жалко книгу, которая совсем недавно увидела свет в издательстве «Текст» — роман Дины Калиновской «О, суббота!», где написано об Одессе, о ее жителях. Колоритный рассказ не только о южном городе, но и обо всех тех обитателях, кто живет на побережье Черного моря и за океаном. И вот вышла Дины Калиновской, которую буквально сотворила, сделала Людмила Тарасова, замечательный редактор издательства «Текст». Предисловие к этой книге написала имеющая прямое отношение к Владимиру Семеновичу Высоцкому Людмила Владимировна Абрамова, жена Высоцкого.

Л. ГУЛЬКО: Мама его сыновей.

М. ПЕШКОВА: Она душеприказчик Дины Калиновской, они дружили очень много лет. Именно у Людмилы Владимировны хранится этот архив. Но здесь впервые опубликован совместно с Высоцким и Говорухиным переработанный киносценарий «Баллада о безрассудстве». Это была монопьеса Калиновской. И вот такой совместный труд, он наконец-то увидел свет. Пусть не смущает наших слушателей столь небольшой формат этой книги. Поверьте, она дорогого стоит, это уникальное издание. Я хочу разыграть ее первой.

Л. ГУЛЬКО: Давайте мы будем спрашивать наших уважаемых слушателей. Может быть, они видели спектакли с участием Владимира Семеновича.

М. ПЕШКОВА: Я уверена, что многие видели.

Л. ГУЛЬКО: Понятно, что кино с участием Высоцкого очень многие видели. Ваши впечатления от тогдашнего просмотра. Нам, между прочим, показывают, что Александр Наумович подошел, он отбросил все свои дела.

М. ПЕШКОВА: Он всё перечеркнул ради нас. Ура!

Л. ГУЛЬКО: Ради нас он подошел. Поэтому, естественно, мы продолжим «Книжное казино» в том формате, в котором оно было заявлено. Давайте назовем его открытым, народным, каким хотите, но ждем Александра Наумовича Митту. А пока давайте послушаем голос Владимира Семеновича Высоцкого.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ ВЫСОЦКОГО

Л. ГУЛЬКО: Мы рады приветствовать в нашей студии Александра Наумовича Митту. Здравствуйте, Александр Наумович.

А. МИТТА: Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО: Слава богу, что вы появились в нашей студии.

А. МИТТА: Я ваш давний гость.

М. ПЕШКОВА: Наш любимый гость.

А. МИТТА: Когда вы еще около ГУМа были, я там постоянно у вас бывал.

Л. ГУЛЬКО: На Никольской улице.

М. ПЕШКОВА: Александр Наумович, я уже успела анонсировать – простите меня, что я это сделала, не согласовав с вами – ту замечательную дату, которая будет иметь место в марте. Я очень хочу записать ваши воспоминания, с тем, чтобы они звучали на «Эхе Москвы».

Л. ГУЛЬКО: Не сейчас, не в прямом эфире.

А. МИТТА: Мечта моя – чтобы эта дата прошла незамеченной.

Л. ГУЛЬКО: Пускай пройдет незамеченной, а на «Эхе Москвы» пойдут ваши воспоминания.

А. МИТТА: Хорошо.

М. ПЕШКОВА: Мы не будем снимать, я надеюсь, колонный зал Дома Союзов, мы просто будем в тесном кругу беседовать?

А. МИТТА: Да. Тем более что никакого мирового торжества не планирую.

Л. ГУЛЬКО: Наши книжки, которые мы сегодня собираемся разыгрывать. Они все связаны с Владимиром Семеновичем Высоцким – это тема нашего сегодняшнего «Книжного казино». Владимир Высоцкий «Роман о девочках», серия «Красная книга русской прозы», это издательство «Эксмо». У нас по 10 экземпляров.

М. ПЕШКОВА: Спасибо Тане Кашириной, она позаботилась.

Л. ГУЛЬКО: Владимир Высоцкий «Песни. Стихотворения. Проза» из серии «Библиотека всемирной литературы», издательство «Эксмо». «Владимир Высоцкий без мифов и легенд», книга Виктора Бакина. «Другой Владимир Высоцкий. Темная сторона великого барда», Федор Раззаков – автор этой книжки.

М. ПЕШКОВА: И, конечно, здесь те книги, с которыми я имела честь работать в последние. Это книга Владимира Новикова, профессора Московского университета, книга о Высоцком, которая увидела свет в серии ЖЗЛ. Книга Вениамина Смехова о тех восьми вечерах, которые имели место быть на канале «Культура» и которые потом превратились в книгу. И книга «Трое», которая вышла еще в 2005 году, и она посвящена Владимиру Высоцкому, Давиду Боровскому и Юрию Петровичу Любимову. Но, к сожалению, я их разыграть не могу, они у меня в одном экземпляре.

Л. ГУЛЬКО: «Александр Наумович, привет вам от участника массовки фильма «Звонят, откройте дверь», – пишет Сергей, теперь уже дед Сережа.

А. МИТТА: Тоже привет. Картина, которую я помню, как будто она была снята… даже еще не снята. Так она у меня застряла в голове. Первая картина запоминается очень сильно.

Л. ГУЛЬКО: Сережа, дед Сергей, вам тоже привет от Александра Наумовича Митты. И картина, о которой мы хотели поговорить в связи с юбилеем Владимира Семеновича Высоцкого, это «Как царь Петр арапа женил». У меня вопрос, почему Владимир Семенович был выбран на эту роль.

М. ПЕШКОВА: Как сосед?

А. МИТТА: Соседом он стал раньше.

М. ПЕШКОВА: В 1971 году.

А. МИТТА: Я хотел, чтобы была картина, в которой Высоцкий был бы перед Россией представлен в виде интеллигентного поэта. Изо всех окон в России хрипел его голос. Первый цикл его песен – это же были блатные песни, и народ его идентифицировал…

Л. ГУЛЬКО: В кавычках блатные, конечно.

А. МИТТА: Про тюрьму, про простые страсти. А в театре он в это время уже играл Галилея, играл Гамлета. Это был, наверное, самый интеллектуальный актер. И мне хотелось, чтобы это было. И мы договорились с нашими друзьями – Валерием Семеновичем Фридом и Юлием Теодоровичем Дунским, которые тоже были близкими друзьями Высоцкого, более близкими, чем я, договорились, что мы сделаем эту картину, где он будет поэт, предок поэта, человек с душой поэта. И это была картина о том, как поэт любит Россию, и как царь любит Россию, — что поэт любит Россию свободной душой, а царь принуждением, заставив всех выполнять свою царскую воля, — и картина о том, как схлестнулись эти две любви. В фильме, к сожалению, в полную меру не удалось этот замысел реализовать. Т.е. он был снят, но в монтаже были предложены сокращения властями. Но в общем веселая комедия получилась.

М. ПЕШКОВА: Т.е. цензура поработала?

А. МИТТА: Серьезно поработала.

Л. ГУЛЬКО: А что не нравилось?

А. МИТТА: Когда всё в конце сошлось и жесткие углы не перестали выпирать, тогда всё стало нормально и хорошо. А в начале были углы, их там выгребали достаточно внятно.

Л. ГУЛЬКО: А сама фамилия Высоцкий тогда не отторгалась?

А. МИТТА: У него были роли, которые ему категорически не давали играть, это роли современных персонажей. У Дунского и Фрида был сценарий про путь генерала, и у Высоцкого была потрясающая проба. Но власти говорили, что нет, Высоцкий не может маршала играть.

Л. ГУЛЬКО: В силу чего?

А. МИТТА: В силу того, что власть не хотела, чтобы его идентифицировали с нею. Он же был противник власти. Вот сыграть арапа – пожалуйста. Притом еще считалось, что мне дали большое разрешение. Я хотел, чтобы Олег Павлович Табаков играл шута, а они почему-то прицепились к этой роли, они, что ли, видели, что они шуты при царях. Вот дали Высоцкого – всё, заткнись, снимай Высоцкого, никакого тебе Табакова. И тогда мы роль раздербанили на три другие, она стала более объемной. Сыграл что-то Михаил Глузский, но это была маленькая часть. А Олег Павлович сыграл генерала Ягужинского, который был вторая часть. Во всяком случае, это был огромный мне подарок, я должен был воспринять это как подарок. Потом были большие проблемы нашей дружбы.

Л. ГУЛЬКО: Какие?

А. МИТТА: Он написал три песни. Меня директор вызвал: «Тебе дали снимай – вот и снимай». А тогда вынимали все песни из фильма, даже специально написанные, песни про шахтеров у Саши Сурина. Сказали – не будет, не трать силы попусту, не зли никого. Снимай картину и не парься. И под уже написанные песни я не стал снимать изображение, чтобы потом вставить. И простить это не могу себе всю жизнь. Надо было. Но когда мог предположить, что эта власть рухнет, что потом люди, которые спрятали где-то в подвалах эти вырезанные куски, будут их вставлять в картину и это сможет выйти на экраны?

Л. ГУЛЬКО: Никто.

А. МИТТА: Правда, песни эти звучали и звучат. Они могли бы украсить картину.

Л. ГУЛЬКО: Есть масса вопросов от наших радиослушателей. Давайте я их в один блок соберу. «Как вам работалось с Владимиром Высоцким на съемочной площадке?»

А. МИТТА: Легко.

М. ПЕШКОВА: Как? Он не был взрывной?

А. МИТТА: Он, во-первых, невероятно внимательный, всегда готовый к съемке. Мгновенно он запоминал мизансцену, технических репетиций с ним почти не было, одна только, скорее для оператора, чтобы разметить фокус. Только надо было придумать ему задачу – а дальше уже в заботливых руках. Если бы смерть не похитила его из жизни, он был бы потрясающим актером. Он был на взлете. Никакой Жан Габен с ним не сравнился. «Место встречи изменить нельзя» — это картина, которая показала уровень, с которого он должен был бы подняться до такого же великого актера, как и великий поэт. Все-таки театр Любимова очень сложный театр, он технический, там актер закован в мизансцену, он должен не проживать это по системе Станиславского, а кричать, бесноваться…

Л. ГУЛЬКО: Немножко Мейерхольда.

А. МИТТА: Он очеловечил это. Гамлет – потрясающая роль, совершенно человечная, яростная, дикая. Это поднимало все эмоции в зрителях. И он любил эту работу. Он чувствовал себя актером, и для него это было счастьем – быть на сцене.

Л. ГУЛЬКО: Как вы думаете, для Владимира Семеновича что первично — театр или кино?

А. МИТТА: Для него первичен стих, текст.

Л. ГУЛЬКО: А там не важно – театр, кино…

А. МИТТА: Я думаю, то, что произошло на картине у Говорухина «Место встречи изменить нельзя», там он стал соавтором картины. Говорухин доверял ему. Говорухин должен был ехать в командировку на большой срок, на 2-3 недели, он просто отдал картину, и Высоцкий ее режиссировал. И он хотел быть режиссером. Это было бы его настоящее место в кино, не актер, который выполняет чью-то волю, а человек, который собирает из деталей миры визуальные, так же как он собирал тексты.

Л. ГУЛЬКО: Если бы он был режиссером, у него, наверное, были бы большие проблемы с властью по поводу выхода фильмов.

А. МИТТА: Он очень покладистый человек, и он всегда находил творческий путь.

Л. ГУЛЬКО: Он был человеком компромисса?

А. МИТТА: В значительной степени.

Л. ГУЛЬКО: Что не вяжется на самом деле с имиджем.

А. МИТТА: У него внутренней свободы было столько, таланта столько и возможностей обойти, сказать полностью всё, что он хочет… Потенциал был огромный. Его показывают как человека, который был против власти. А он всегда находил с ней какой-то контакт, не контакт, но как обойти, как создать ситуацию, нормальную для жизни. В разработке одновременно было пять дел. По каждому делу могла быть тюрьма.

Л. ГУЛЬКО: Пять дел?

А. МИТТА: На самом деле было гораздо больше. Но одновременно в разработке было пять дел. Про одно из них фильм «Спасибо, что живой». Я помню, он сам говорил – пять. И они его звали, говорили ему, намекали, что он у них в руках. Но он как-то выходил…

Л. ГУЛЬКО: Ты особо не балуй – у нас есть крючочки на тебя.

А. МИТТА: Он с ними никогда ни на какой компромисс не шел. Чтобы он уж слишком не задирался. Объем этого дела, дилемма заключалась в том, что его все любили. И там, в КГБ, его также любили, как в любом другом месте. И люди, которые разрабатывали его дела, они готовы были и приглушить, только чтобы они сами не полетели, чтобы погоны у них не полетели. Назвать это компромиссом – нет. Это умение жить в этой среде. Он умел жить в этой среде.

Л. ГУЛЬКО: Со всеми разговаривал их языком.

А. МИТТА: Он был мягкий в общении, человек невероятно мягкий. И когда-то, два раза в год, не чаще, по крайней мере в тот период, когда мы были знакомы, накапливалось максимума – и тогда ему нужно было выбросить это всё. И тогда он запивал. Тогда уже вслух говорил каждому, что он о нем думает, каждому, кто попадался под руку. Я это знаю, потому что мой брат двоюродный делал ему подшивки. Он был хирургом в госпитале МВД, потом его выгнали из госпиталя, но он успел сделать. И когда наступал конец, Марина была в курсе всего этого дела, она знала конец подшивки, она уже детей подмышку, чемодан в руки – уже тут как тут. А он за три недели выковыривал эту подшивку, и у него были три недели, чтобы выплеснуть всё то, что он копил: театральные какие-то мелочи, интриги, бытовые, жизненные, он их очень остро воспринимал. По-другому он писать не мог совершенно. И вдруг выбрасывал. Очистился – и еще полгода может копить.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо вам больше. Мы сейчас послушаем новости, потом вернемся в студию и продолжим наш разговор.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО: 14 часов 35 минут. Александр Наумович Митта в нашей студии, наш сегодняшний гость. Майя Пешкова, Лев Гулько.

М. ПЕШКОВА: Мы хотим также напомнить, что это «Книжное казино» и мы должны разыграть книги.

Л. ГУЛЬКО: Мы просили наши радиослушателей в начале вспомнить, кто что видел с Владимиром Семеновичем когда-то, мы просили спектакли, концерты. «1967 год, концерт, Пищевой институт, на открытии клуба. Высоцкий попросил стакан воды. Водопровод не работал. Тогда принесли бутылку шампанского из буфета, которая оказалась очень кстати». «Видела Гамлета, Галилея и другое. На разрыв аорты», – пишет Оля. «Я помню Высоцкого в роли Лопахина в «Вишневом саде». Он был такой грустный, убедительный, очень чеховский», – пишет Михаил. «Гамлет – да, но Лопахин у Эфроса в «Вишневом саде» замечательный».

М. ПЕШКОВА: Александр Наумович, а вас какая роль Высоцкого на сцене потрясла, запала в сердце?

А. МИТТА: Всё то же самое.

М. ПЕШКОВА: Керенский в «Десяти днях» не потряс вас?

А. МИТТА: Нет. Это же эксцентрическая роль. А потрясает то, что продирает душу. Гамлет. Лопахин – это было очень здорово, прекрасный, характер, наверное, самый сильный в этом спектакле. Хотя там была Демидова дивная. Грустный, печальный человек, который неотвратимо идет к собственной смерти. Ведь у Эфроса этот спектакль был о всеобщей гибели. Это была и смерть Раневской, и смерть этой молодежи, которая не понимает, что ее ждет. И Лопахин, который превратился в живое чучело, потому что душу вытащил, приобрел «Вишневый сад», а потерял всё то, что было вокруг него, самых близких людей растоптал. И это всё было видно в спектакле, в значительной степени благодаря тому, что трагизм этой роли был выявлен Высоцким. Я думаю, это был самый сильный Лопахин, которого я в своей жизни видел.

М. ПЕШКОВА: Вопрос для наших слушателей. Людовику XV дали попробовать необычное блюдо. Он его попробовал и сказал: «Это рыбный мармелад». О чем шла речь?

Л. ГУЛЬКО: Правильно ответившие получают 10 экземпляров книги.

М. ПЕШКОВА: Книга Виктора Бакина «Владимир Высоцкий без мифов и легенд». Я отдам 6 экземпляров, оставшиеся экземпляры мы разыграем в других передачах.

Л. ГУЛЬКО: Может, Александру Наумовичу подарим?

М. ПЕШКОВА: Непременно.

Л. ГУЛЬКО: Ответы присылайте на смс +7-985-970-4545. Александр Наумович, вопрос у меня такой. Есть воспоминания о Владимире Семеновиче, есть последний фильм «Спасибо, что живой». Многие люди, знакомые с ним, тоже вспоминают. Надо ли так подробно останавливаться на этих слабостях, которые были у Владимира Семеновича? Когда человек начинает уходить в рассказы о том, чем человек страдал. На самом деле это жуткая болезнь. Это болезнь. Надо ли нам это?

А. МИТТА: По-моему, всё надо.

Л. ГУЛЬКО: Уж совсем деталировка.

А. МИТТА: Это же не меняет нашего отношения к нему, никак не деформирует наше представление о нем. Мне было бы ближе, если бы его показывали таким, каким он был для окружающих людей, – нежный, застенчивый, который кажется робким, который никогда не протестует, который всегда готов спрятаться за шутку. Я его таким помню в быту, он всегда был такой. А потом он надевал броню характера – и уже мог быть другим. Но если появится фильм, где он такой – нежный, добрый любящий, деликатный, то это будет очень существенное дополнение. Я думаю, это не последний фильм.

Л. ГУЛЬКО: Вы не возьметесь такой фильм?

А. МИТТА: Я начал уже снимать этот, первый ансамбль актеров собрал я. Там остался, правда, один Дима Астрахан из того ансамбля, который я собрал. Был нормальный ансамбль. Но это продюсерский фильм, по-настоящему создателем этого фильма является Анатолий Вадимович Максимов, продюсер компании, образец хорошего, высококлассного продюсерского фильма. А он уже менял кого хотел. Я понял, что в этой команде нет привычного моего места. Я потихонечку с ними по-дружески расстался, и мы остались друзьями, они даже пригласили меня на эксклюзивный просмотр, когда Путину показывали картину. Там из приглашенный гостей, по-моему, был я один.

Л. ГУЛЬКО: А Путин как реагировал?

А. МИТТА: Ему понравилось, он хорошо смотрел картину и благодарил.

Л. ГУЛЬКО: А вообще, его отношение к Владимиру Семеновичу, вы не в курсе? Я какие-то разные вещи читал.

А. МИТТА: Я не знаю, ничего негативного я не знаю.

Л. ГУЛЬКО: Отношение теперешней власти к Владимиру Высоцкому. Судя по тому, как был отмечен юбилей на Первом канале…

А. МИТТА: Меня тревожит то, что это как-то адаптирует его творчество к попсе. Они меня позвали – не хотите ли принять участие. О чем говорить? Ну давайте говорить об энергетике его песен. Блин, какая энергетика, когда он социальный певец, когда он пишет: «В церкви смрад и полумрак, Дьяки курят ладан. Нет! И в церкви все не так, Все не так, как надо». В церкви не так, во властях не так, в России не так. Эти песни не стали ключевыми. А ключевыми из его безграничного разнообразия стали шутливые, веселые, бытовые. Но напоминают – и слава богу. Не дают возможность забыть. А молодому поколению надо напоминать. Мы-то помним.

Л. ГУЛЬКО: Предыдущий вопрос, который я задал, по поводу слабостей, он как раз на молодое поколение и рассчитан, не на тех, кто помнит, не на тех, кто знает, а на молодое поколение.

А. МИТТА: Это серьезная работа, серьезная картина. Я видел, с каким трудом она рождалась, с каким честным отношением к профессии она рождалась. Никита написал свой первый сценарий, и он написал столько материала вокруг этого дела, что практически можно создать огромную, на 500 страниц книгу из отвергнутых сцен и эпизодов. Очень тщательно все работали. Первоклассный оператор, отличное изображение. В конце концов собрался отличный ансамбль. А что касается вот этой маски Высоцкого…

Л. ГУЛЬКО: Тоже много споров.

А. МИТТА: Для актера это нормальная, ежедневная пытка. Я видел, как тяжело дается этот многочасовой грим.

Л. ГУЛЬКО: Я слышал мнение, что человек получился неживой, к сожалению, поскольку актер должен лицом играть.

А. МИТТА: Насколько можно, настолько живой. У меня нет к этой работе никакого негативного отношения.

Л. ГУЛЬКО: Вопрос, который вам задают. Есть слова Владимира Семеновича в одной из его песен: «Пусть впереди большие перемены, я это никогда не полюблю». Параллельно к сегодняшнему времени всё это соотносят.

А. МИТТА: Он конкретно говорил, что это он не полюбит. «Я не люблю…»

Л. ГУЛЬКО: «Когда стреляют в спину, Я также против выстрелов в упор».

А. МИТТА: «Я не люблю, когда мне лезут в душу, особенно когда в нее плюют». Конкретные вещи. Какие бы перемены не были, компромиссы с совестью, с личностью, с внутренней свободой он не потерпит никогда.

Л. ГУЛЬКО: Тут есть некое утверждение, наверное, оно правильное: творчество Высоцкого актуально и для нашего времени.

А. МИТТА: Конечно. И для будущих поколений будет актуально. Я думаю, оно на очень долгий срок. На века – не знаю, но на десятилетия точно совершенно. И потом он практически основоположник авторской песни, которая сейчас стала ведущим жанром интеллектуальной песни.

Л. ГУЛЬКО: А его исполнение – это авторская песня, да?

А. МИТТА: Конечно. Я знаю, что он очень не любил, когда кто-то исполнял его песни, просто терпеть не мог. Если спрашивали разрешения, то не позволял. Исполнение, текст, идеи – это был весь комплекс его. И то, как он это говорит, и то, какие эмоции он в это вкладывает, какой контекст мы можем угадать. Это был он. И раздирать на части его песни…

Л. ГУЛЬКО: Т.е. то, что делают сегодняшние артисты.

А. МИТТА: Но, с другой стороны, я понимаю, что это дополнительный способ его популяризации. Всё равно тот, кто по-настоящему его любит, он будет слушать его, а потом уже сравнивать. Прозвучало лишний раз – и слава богу.

М. ПЕШКОВА: Еще один вопрос. Пока собирают ответы по поводу Людовика XV, я хочу спросить. В записных книжках Ильи Ильфа есть фраза: «На желтой свадебной машине ехал великий поэт». О ком это?

Л. ГУЛЬКО: И то, что мы разыгрываем.

М. ПЕШКОВА: Я хочу разыграть Владимир Высоцкий «Роман о девочках». Кстати, книга вышла в серии «Красная книга русской прозы», здесь очень много писем. Именно поэтому я и хочу, чтобы эта книга досталась сегодняшнему победителю.

Л. ГУЛЬКО: Александр Наумович, а проза Владимира Семеновича?.. Он как писатель. Поэт – понятно. Авторская песня – понятно. А вот писатель? «Роман о девочках».

А. МИТТА: Я его не читал.

Л. ГУЛЬКО: Можно задать вопрос – почему?

А. МИТТА: А его не было, когда мы вместе общались. Я знаю, что Дунский и Фрид, он им давал читать всё, и они высоко ценили его и говорили, что ему пора бы начать всерьез писать. И у него такое же было настроение – начать серьезно писать. Писать и петь, а с театром завершить работу. Ну и сниматься в кино, наверное. Это был его план на ближайшие годы, которых ему не довелось прожить.

М. ПЕШКОВА: Позволю себе процитировать Бродского: «Не известно, насколько проигрывает поэзия от обращения поэта к прозе. Достоверно только, что проза от этого сильно выигрывает». Это по поводу «Романа о девочках».

Л. ГУЛЬКО: Это, наверное, такой шаг наверх, как считал Владимир Семенович, от поэзии к прозе.

М. ПЕШКОВА: «Капитанская дочка» — мы же не стали хуже относиться к Пушкину. Наоборот, еще больше его полюбили.

Л. ГУЛЬКО: «Мой отец был лично с ним знаком, – пишет Ирина из Казани. – Владимир Семенович даже его подвез на своем «Мерседесе». Мои родители были на его концерте, когда Владимир Высоцкий был в Казани». Много смс-ок от людей, которые вспоминают, что там смотрел концерт, тут в клубе…

М. ПЕШКОВА: По поводу того, что подвез на «Мерседесе», очень ко времени. Мы ведь ждем ответа на вопрос по поводу машины.

Л. ГУЛЬКО: Конечно. Александр Наумович, если можно, мы сейчас немножко отойдем от Владимира Семеновича. Хотя, мне кажется, ваша новая работа о Шагале и Малевиче, она всё равно как-то связана с Владимиром Семеновичем, в какой-то степени.

А. МИТТА: Я бы даже сказал в очень большой. Потому что каждый раз, когда ты берешь характер человека, художника, который выражает себя полностью, то обязательно какие-то связи, отсылки к Высоцкому происходят. Мы обсуждаем с моими соавторами. И когда я актерам говорю пример из жизни, то самый частый пример – это Высоцкий. Оба эти художника – и Шагал, и Малевич – это два художника, которые себя с максимальной полнотой раскрыли, но совершенно на разных полях.

М. ПЕШКОВА: Именно поэтому я хочу успеть задать вопрос касательно Шагала. Зачем Шагал зачеркивал свои рисунки на скатертях кафе? За это я хочу отдать книгу «Песни. Проза. Стихотворения» Владимира Высоцкого.

А. МИТТА: Он рисовал быстро, иногда даже торопливо. Но он не хотел, чтобы эти его наброски превращались в коммерческий продукт. Потому что любой рисунок, подписанный им, сразу в рамку.

М. ПЕШКОВА: Александр Наумович, вы выиграли все книжки.

Л. ГУЛЬКО: Просто вы сейчас ответили на вопрос, который Майя задавала. Тот, кто слушал внимательно нашу передачу, в том числе то, как отвечал Александр Наумович, может это всё повторить на наш эфирный пейджер смс-кой, и вы получите эти книги. Но это на внимательность. Так невольно получилось.

М. ПЕШКОВА: Но это получилось замечательно.

Л. ГУЛЬКО: Так бывает. Постепенно наша с вами встреча подходит к концу.

М. ПЕШКОВА: А я могу спросить, что вы пишете сейчас?

А. МИТТА: Следующий сценарий. Я монтирую картину, с утра до вечера идет монтаж. А потом вечером сочиняю следующий сценарий.

М. ПЕШКОВА: А когда мы увидим то, что вы монтируете о Шагале и Малевиче?

А. МИТТА: Я думаю, летом.

М. ПЕШКОВА: Непременно придем на премьеру.

А. МИТТА: Я «Эхо Москвы» позову в полном составе.

М. ПЕШКОВА: Спасибо огромное.

Л. ГУЛЬКО: Выцарапали это называется. Режиссер Александр Наумович Митта был у нас в гостях в «Книжном казино». Вели передачу Майя Пешкова, Лев Гулько. Спасибо вам большое. До встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире