'Вопросы к интервью




К. ЛАРИНА: Прекрасный у нас сегодня переводчик – он переводит всё, что слышит. Поэтому с него и начнем. Это Андрей Наумов. Андрей, здравствуйте.

А. НАУМОВ: Добрый день.

К. ЛАРИНА: «Книжное казино» сегодня у нас международное. В студии ведущие передачи Ксения Ларина и Майя Пешкова. Майя, приветствую тебя.

М. ПЕШКОВА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: В гостях у нас сегодня издательство «Ad Marginem», в лице директора Александра Иванова. Саша, приветствую. Здравствуйте.

А. ИВАНОВ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Здесь же в студии автор книги «Лимонов» Эммануэль Каррер. Здравствуйте, Эммануэль.

Э. КАРРЕР: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Книга «Лимонов» – это абсолютная премьера. Сейчас она была представлена на ярмарке Non/fiction, про эту книжку мы сегодня будем говорить. На обложке Лимонов, надеюсь?

А. ИВАНОВ: Это его одна из первых детских фотографий в Харькове.

К. ЛАРИНА: Про эту книжку будем говорить и будем ее вам дарить. Кроме нее, еще у нас есть книги Сьюзен Сонтаг «О фотографии», тоже известное имя. Брюс Чатвин «Утц» и другие истории из мира искусств». Том Риис «Ориенталист». Это всё издательство «Ad Marginem». На вопросы вы отвечаете на смс +7-985-970-4545. Первый вопрос для вас, дорогие друзья. Назовите, пожалуйста, три романа, вошедшие в трилогию Лимонова о своем детстве и юности.

М. ПЕШКОВА: С кем бы я ни говорила на книжной ярмарке, которая сегодня завершается в ЦДХ (это 14-я международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction), западные издатели мне говорили: «А у нас уже «Лимонов» вышел». В частности, об этом сказала итальянская издательница. Естественно, вопрос – на скольких языках книга о Лимонове уже увидела свет?

Э. КАРРЕР: Пока вышла на 5-6 языках. Но, наверное, выйдет на 20.

К. ЛАРИНА: Главное, что на русском есть, благодаря издательству «Ad Marginem».

Э. КАРРЕР: Для меня это очень важно.

К. ЛАРИНА: Саша, расскажи, как ты обнаружил эту книжку. Ты наверняка ее прочел сначала на каком-нибудь из языков.

А. ИВАНОВ: У нас есть общий друг с Эммануэлем, которого тоже зовут Эммануэль, и он такой парижский москвич или московский парижанин. Он сразу мне сказал, что вышла эта книга и что я должен издать ее. Мы с Эммануэлем еще в 90-е годы познакомились. Конечно, отслеживал, что он делает. И эта книга тоже попала в поле интереса. Майя жалуется, что мы не первые перевели, но довольно оперативно мы ее сделали. Прекрасный перевод Натальи Чесноковой. Мне кажется, всё удачно получилось. Мы очень рады, что Эммануэль приехал. Было очень много народу. Очень интересные презентации были, не только на Non/fiction.

К. ЛАРИНА: Я хотела еще про саму книжку спросить. Это специально без картинок? Тут только две картинки – на обложке. Вот Лимонов совсем юный, и на последней обложке – Лимонов в белом костюме, в белой тройке, известный его облик.

А. ИВАНОВ: В Нью-Йорке. Это специально. Потому что это немножко не классическая биография, это биография-роман, биографический роман. Для романа картинки не очень присущи. И в оригинальном издании их нет.

К. ЛАРИНА: Эммануэль, это ваше тоже было решение, чтобы не было никаких фотографий?

Э. КАРРЕР: Да, совершенно верно. Именно по той причине, о которой говорил Саша. Это, действительно, не биография, это скорее роман-биография. Несколько разные книги получились во Франции и в России. Для французов это скорее роман, потому что французы достаточно мало знают Лимонова, это какой-то воображаемый персонаж для них. А для русского читателя это публичный, известный и спорный персонаж, поэтому для них это скорее биография. Еще хотел добавить к тому, что говорил Саша Иванов. Я с Лимоновым познакомился очень давно – в 80-х годах еще во Франции. И когда я собирался о нем сделать репортаж лет 5-6 назад, то я именно у Саши Иванова спросил, как с ним состыковаться. И Саша дал его телефон. Это уже достаточно старое совместное приключение.

А. ИВАНОВ: Я был у истоков начала этой истории, когда Эммануэль в очередной раз приехал в Москву делать репортаж о Лимонове.

К. ЛАРИНА: Я так понимаю, что одна из побудительных причин, для того чтобы написать эту книгу, это два разных Лимонова, которых вы в своей жизни знали. Один Лимонов – из того времени 80-х, и другой Лимонов сегодняшних. Это действительно два разных человека?

Э. КАРРЕР: Да-да. Я знал молодого писателя, несколько панковатого, который был небольшой звездой в литературном мире, в мире моды в Париже в 80-е годы. Я был журналистом, брал у него интервью. Мы прониклись симпатией друг к другу, познакомились. У нас были общие друзья, мы встречались на различных праздниках, мероприятиях. В то время Лимонова очень любили в Париже. Он был маленькая рок-звезда в парижском бомонде. Когда пришли 90-е годы, развалился коммунистический Советский Союз, карьера и жизнь Лимонова довольно неожиданно повернулись в другую сторону, когда он поехал на Балканы воевать на стороне сербов, потом вернулся в Россию и создал свою Национал-большевистскую партию.

Честно говоря, в тот момент та симпатия, которую испытывали к нему во французских культурных кругах, совершенно исчезла, люди стали спрашивать: как такой талантливый, приятный, славный парень стал каким-то фашистским негодяем практически, возглавляющим неонацистскую партию? Именно так его воспринимали тогда. Я сам, честно говоря, о нем подзабыл. А потом, когда я приехал в Россию, вообще, я довольно часто стал приезжать в Россию в 2000-х годах уже… И в 2006-м я приехал сделать репортаж после убийства Анны Политковской.

Тогда я с удивлением для себя обнаружил, что Анна Политковская при жизни и люди из ее окружения – все они говорили о Лимонове и о молодых людях из его партии с уважением, даже с почтением, говорили, что даже если они и не согласны с этими ребятами, то все-таки они приветствуют их смелость. На меня это произвело очень странное впечатление. Для такого француза, как я, Анна Политковская – это некая святая, а Лимонов – некий прообраз Адольфа Гитлера тогда был. И вот то, что она говорит о нем такие вещи, это было просто удивительно. Именно поэтому мне захотелось вновь увидеть Лимонова и нарисовать его капитальный портрет для французского журнала. И мы с Сашей поэтому состыковались.

К. ЛАРИНА: Очень интересное восприятие. Я стала вспоминать. Мне кажется, у нас никогда с Гитлером не ассоциировался Лимонов, скорее с Че Геварой, с чем-то бунтующим, революционным, с чем-то красным, но не коричневым, хотя, может быть, я ошибаюсь.

А. ИВАНОВ: Там был эпизод, который очень потряс французов и многих европейцев, когда французское телевидение сняло Лимонова стреляющим из пулемета по Сараево. Вот этот эпизод, который был так смонтирован, что Лимонов как бы стрелял в людей, он, конечно, репутацию Лимонова разрушил совсем. Эммануэль пишет об этом эпизоде и как-то его объясняет. Да, я согласен, не было репутации фашиста здесь, скорее это реакция французов и европейцев.

К. ЛАРИНА: По твоим ощущениям, этот Лимонов, который в книжке Эммануэля, он знаком нашим соотечественникам?

А. ИВАНОВ: Очень поверхностно. Т.е. книжка дает гораздо более стереоскопический портрет героя, там для меня очень важна довольно объективная позиция Каррера. Он не находится ни на стороне Лимонова, ни против него. Мы вчера как раз с Эммануэлем говорили – это блестяще написанная история. Там есть вот эта музыкальность формы, есть ритмика, которая просто очаровывает, вне зависимости от героя.

К. ЛАРИНА: Т.е. это не жизнь замечательного человека.

А. ИВАНОВ: Это роман. Это жизнь, похожая на роман, я бы так сказал.

К. ЛАРИНА: Я думаю, что так свою жизнь герой и определяет. Как талантливый человек, он, безусловно, свою жизнь ставит как режиссер, сочиняет как писатель, и это в нем как раз и подкупает. Он настоящий художник. Но это я говорю о своих ощущениях. Эдуард Лимонов часто бывает у нас на радиостанции, мы вообще все с ним дружим.

Э. КАРРЕР: Я с ним вместе когда-то был у вас тоже, лет 5-6 назад мы с ним вместе приходили.

К. ЛАРИНА: Наши слушатели уже ответили на первый вопрос. Три романа, которые входят в трилогию Лимонова о его детстве и юности, это «Подросток Савенко», «Молодой негодяй», «У нас была великая эпоха». ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Я задаю следующий вопрос на смс +7-985-970-4545. Биография какого русского политического деятеля была написана матерью Эммануэля Каррера Элен Каррер д'Анкосс? Если вы не знаете, вы можете догадаться. Тут у нас Лимонов, а там был другой человек. Какие годы-то были?

А. ИВАНОВ: Когда была написана эта книга?

Э. КАРРЕР: В 80-е годы.

К. ЛАРИНА: Когда у нас была советская эпоха. Когда вы сейчас работали над книжкой, вы общались с героем, спрашивали его о чем-то, уточняли какие-то вещи?

Э. КАРРЕР: Да, конечно. Я знаю его и так. Но я не работал с ним на основе постоянного интервьюирования. Просто у нас были какие-то неформальные, дружеские беседы. Основной источник информации для написания книги – его книги, это именно его книги. Я не искал каких-то еще отдельных, дополнительных источников информации, не спрашивал у него ни разрешений, ни дополнительной информации. Эта книга была сделана помимо него, скажем так.

К. ЛАРИНА: Вы получили то, что ожидали от этого героя? Или какие-то неожиданные открытия для вас были?

Э. КАРРЕР: Я ведь не знал, чего я хотел на самом деле.

К. ЛАРИНА: А чего вы хотели?

Э. КАРРЕР: Когда я этот репортаж, о котором я говорил, сделал, прежде всего к концу репортажа я еще меньше стал понимать этого человека, еще меньше стал о нем себе что-то представлять. И это уже неплохой движитель для того, чтобы перейти к книге. Я подумал, что книга могла бы стать и каким-то приключенческим романом в стиле Александра Дюма, и некой исторической книгой об истории России за последние 50 лет и о том, как мы, западные европейцы, французы прежде всего, воспринимаем эту Россию.

К. ЛАРИНА: А какие политические убеждения у вашего героя? Вы можете их сформулировать теперь?

Э. КАРРЕР: Мы с ним совершенно расходимся в этом плане. Полагаю, что у него нет таких четких и ясных политических убеждений. Наоборот, они весьма смешанные и непонятные. Но, хотя я испытываю к нему глубочайшее уважение как к писателю, как к личности, как к авантюристу, но как к политическому мыслителю у меня нет к нему таких чувств.

К. ЛАРИНА: Но все-таки его отношение к демократии (это скорее разочарование), его отношение к социализму, к коммунизму, к фашизму в конце концов, вы можете это сегодня сформулировать по прошествии этой работы над книжкой?

Э. КАРРЕР: Лимонов, на мой взгляд, это прежде всего постоянный воитель, постоянно восстающий человек, постоянный боец, борец. И перед лицом любой власти он будет прежде всего восставать и бороться. И если бы где-то он вдруг сам оказался у власти, он, наверное, сам бы себя посадил в тюрьму.

К. ЛАРИНА: Так про него и думают сегодня все наши политики, его именно так его определяют, как вечного оппозиционера и вечного революционера.

А. ИВАНОВ: Я бы определил Эдуарда как анархиста, конечно, в довольно строгом смысле слова анархизм. Потому что у него есть книга «Другая Россия», где он как раз вот эту анархистскую концепцию власти и описывает. Он такой анархист-автономист, он за небольшие самоуправляемые формы жизни. Как-то так я определил бы его политические взгляды.

К. ЛАРИНА: Наши слушатели знают, про кого написала книжку мама сегодняшнего нашего гостя. Про Ленина. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Давайте я задам следующий вопрос. Какой предмет одежды шил Лимонов в 60-х, 70-х годах прошлого века? Это знают все жители России. Посмотрим, как ответят. Сейчас новости, потом продолжим нашу программу.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Лимонов шил штаны. Мы все об этом знаем. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Я задаю следующий вопрос, это будут суперпризы. Консультантом какого аукционного дома был Брюс Чатвин. Именно его книгу мы сегодня тоже разыгрываем. В гостях у нас сегодня издательство «Ad Marginem», директор Александр Иванов, автор книги «Лимонов» Эммануэль Каррер. С переводом нам помогает Андрей Наумов. Я попрошу Сашу представить другие книги, кроме книги Эммануэля.

А. ИВАНОВ: Я хочу начать с книжки, тоже биографии. Это очень необычная книга, автор – американец и журналист Том Риис, книга называется «Ориенталист», она посвящена очень странной, необычной фигуре, немножко, может быть, похожей на Лимонова. Это загадочный автор двух очень популярных романов, которые были написаны в 30-е годы, а получили вторую жизнь уже в 70-80-е. Том Риис провел исследование и оказалось, что этот автор совсем с другой жизненной историей. Т.е. он родился в Баку в еврейской семье, затем родители умерли, он принял ислам в новой семье, затем эмиграция. Стамбул, Вена, Берлин. Т.е. это жизнь, полная приключений, на фоне истории Европы первой половины 20 века. Такой роман-биография. Следующая книжка совершенно культовая.

М. ПЕШКОВА: Ты ее издал для меня специально.

А. ИВАНОВ: Вот видишь. Это книжка Сьюзен Сонтаг «О фотографии», очень знаменитая и до сих пор не переводившаяся на русский. Нам вдвойне повезло, потому что ее перевел Виктор Петрович Голышев, выдающийся наш переводчик, который не просто лично знал Сонтаг и настоял, чтобы ее имя писалось через «с», а не через «з», но и увлекается сам фотографией. Просто блестящий перевод, очень рекомендую. И книга Брюса Чатвина, которая называется «Утц» и другие истории из мира искусств». Плюс Чатвин, по мнению многих знатоков, один из самых блестящих стилистов в английской литературе последних 50 лет. При этом он не писал больших текстов, он писал небольшие ссылочки о путешествиях, о коллекционерах, об удивительных произведениях искусства и так далее.

М. ПЕШКОВА: И много лет он, по-моему, крутил колесо у «Сотбис».

А. ИВАНОВ: Всё. Как сейчас выражаются – запалила.

К. ЛАРИНА: Кто придумывал вопросы? Человек неделю не спал! (СМЕЮТСЯ).

А. ИВАНОВ: Чатвин очень любил Россию. У него есть несколько блестящих эссе о героях русской сцены – и литературной, и культурной, – в частности, об архитекторе Мельникове, Надежде Мандельштам, о коллекционере Георгии Костакисе. Очень рекомендую. Эта книга составлена моим коллегой по издательству Михаилом Котоминым, и он вложил туда сердце и душу. Эта любовь к книге, она видна, когда вы будете читать.

К. ЛАРИНА: Слава богу, что правильный ответ нам дали до того, как Майя Пешка спалила вопрос. Брюс Чатвин, действительно, это «Сотбис». И наш друг Коля, телефон 682, знает об этом. Он получает наш первый суперприз. Второй суперприз получит слушатель, который правильно ответит на вопрос, как звали самого знаменитого коллекционера русского авангарда. Опять же на смс +7-985-970-4545. Эммануэль, мы хотим про женщин услышать. Влияние женщин. Все женщины Лимонова были сами по себе невероятно хороши и прекрасны, умны и самодостаточны. Оказывали ли они влияние на него или нет?

Э. КАРРЕР: Он сам говорил…

К. ЛАРИНА: Мало ли что он говорил.

Э. КАРРЕР: Да, понятно. Он говорил, что он всегда был дл них самым важным человеком в их жизни и при этом достаточно разрушительным персонажем в их жизни. Тем не менее, одновременно тут я заметил одну вещь. Наверное, его можно считать таким человеком, несколько циничным Дон-Жуаном, исходя из его личности. Тем не менее, он достаточно сентиментальный, достаточно рыцарственный персонаж. Часто со своими женщинами он был очень верным, очень честным человеком, он их поддерживал. На самом деле чаще всего они его оставляли, а не он их. Так что у него довольно неожиданные отношении с женщинами получилась для такого персонажа, который сам себя выставляет несентиментальным, холодным и так далее. В любовных отношениях он достаточно благородно себя вел.

К. ЛАРИНА: А вы знали его женщин, его жен?

Э. КАРРЕР: Немного знал. Немного знал Медведеву в Париже, но совсем немного. Слышал, как она поет, она великолепно пела. И вообще, это была личность великолепная, потрясающая. Но мы были плохо знакомы. Кстати, и Лимонова я знал не очень хорошо. Мы встречались, имели общих друзей, но не более того.

К. ЛАРИНА: Наташа Медведева – невероятно талантливый человек, тоже наш товарищ, нашей радиостанции, очень часто у нас бывала. По-моему, она очень талантливый писатель, не менее одаренный, чем ее супруг. Ужасно жалко.

Следующий мой вопрос опять же по поводу Лимонова. Вообще, всерьез о нем как о политике сегодня говорят в Европе, во Франции или нет?

Э. КАРРЕР: Нет. Немного, благодаря мне в основном. Действительно, с тех пор, как моя книга вышла, французские журналисты заинтересовались Лимоновым, с удовольствием задают ему вопросы о политической жизни в России. Потому что это персонаж такой яркий, сейчас он известен у нас гораздо лучше. Он говорит по-французски, что тоже немало. Так что для французских журналистов это прекрасный шанс теперь встречаться с Лимоновым.

К. ЛАРИНА: Вы от него что-нибудь еще ждете? Он может еще чем-нибудь удивить?

Э. КАРРЕР: Нет. Что может быть сейчас возможно? Возможно, у нас установятся более дружественные отношения. Вообще, довольно смешно получилось. Лимонов давал интервью, я нашел его очень смешным, он сказал, что «Каррер меня описывает в своей книге как холодного, отстраненного персонажа, а на самом деле это неправильно, на самом деле сам Каррер холодный, отстраненный персонаж». Может быть, это где-то верно, кстати. Но тут еще есть одна вещь. Когда я писал эту книгу, даже может быть, бессознательно, я не хотел устанавливать с ним какие-то близкие, дружественные отношения.

К. ЛАРИНА: Но вы ему сказали, что будете эту книжку писать?

Э. КАРРЕР: Конечно, сказал. Мы об этом разговаривали, даже весьма сердечно общались. Я полагаю, что для выхода книги неправильно было бы выставлять нашу дружбу какую-то, вообще, не надо нам было быть друзьями, чтобы мы вместе пили водку, вели близкие разговоры и так далее. А после выхода книги это стало более возможным.

К. ЛАРИНА: На самом деле Лимонову можно сказать спасибо. У нас про кого ни плюнешь, про кого ни напишешь – тут же в суд подадут. А вот Лимонов не будет в суд подавать, это явно.

А. ИВАНОВ: Не будет. Эдуард – мы вчера как раз встречались вместе, – он очень доволен эффектом, который произвела книга. Ему нравится, что в следующем году выйдет американское издание, его начинают больше публиковать и знать в Европе именно как литератора, а не как политика. И я надеюсь, уже как издатель, что, может быть, это сподвигнет Эдуарда вернуться в литературу, потому что он, конечно, блестящий писатель, жалко, что он так мало пишет сейчас.

Э. КАРРЕР: Я тоже надеюсь.

А. ИВАНОВ: Книга помогла и Эммануэлю, и Эдуарду.

Э. КАРРЕР: У меня даже спросили, а не было ли между нами какого-то предварительного договора, контракта по написанию этой книги. Конечно, ничего такого не было, но, тем не менее, в итоги получилось так, что это пошло на пользу и мне, и ему. Конечно, Лимонов не сентиментальный, не чувствительный человек, но есть такая взаимная благодарность.

К. ЛАРИНА: Он все-таки закрытый человек, очень многие вещи прячет. Это только кажется, что всё на продажу, а на самом деле нет.

Э. КАРРЕР: Да. Но, с другой стороны, в его книгах все-таки рассказана вся его жизнь и очень открыто, такие жареные факты. Я, кстати, даже заключил такое пари и решил полностью довериться всему тому, что он написал о себе, пусть даже это, может быть, не совсем правда, но это иной подход, чем при написании классической биографии. Я вовсе не проверял те факты, которые излагал он, я не проводил каких-то исследований специальных.

К. ЛАРИНА: А вы смотрели на него на Триумфальной площади? Ходили посмотреть 31 числа, что там происходит?

Э. КАРРЕР: Да.

К. ЛАРИНА: И как вам это?

Э. КАРРЕР: В прошлом году?

К. ЛАРИНА: Это происходит каждый месяц, когда есть 31 число.

Э. КАРРЕР: Все понимают, насколько он смелый человек. И он сам, и те молодые люди, которые вокруг него выступают, которые его окружают. Сейчас Лимонов, может быть, несколько раздражен, потому что сейчас все делают то, что делал он тогда, когда это было особенно опасно. Я лично считаю, что, слава богу, что теперь все могут это делать.

К. ЛАРИНА: Нет, не все, у нас много уже сидит. И те, кто выходят не только 31-го, но и 6 мая, например.

Э. КАРРЕР: Да-да, я понимаю.

К. ЛАРИНА: У нас остается мало времени, дорогие друзья. Я хотела у Саши спросить про ближайшие премьеры издательства, поскольку там всегда много чего интересного, что можно открыть.

А. ИВАНОВ: У нас сейчас новая программа с Центром современной культуры «Гараж». И вот книги Сонтаг и Чатвина вышли как раз в рамках этого сотрудничества. Будет больше книг о современной культуре в разных жанрах – от биографий до мемуаров, дневников. Мы продолжаем линию знакомства с Сьюзен Сонтаг. У нас в начале следующего года выйдет совершенно поразительно откровенные ее дневники, записные книжки, 1-й том. Потом, надеюсь, выйдет и второй, который уже вышел в Америке в этом году. У нас выйдет очередная книжка Джонатана Литтелла, на этот раз совершенно неожиданный разворот…

К. ЛАРИНА: Который написал роман «Благоволительницы».

А. ИВАНОВ: Да. Очень успешный. Это его три этюда, эссе об английском знаменитом художнике 20 века Фрэнсисе Бэконе. И мы не оставляем зону литературы, немножко отклонились от современной русской прозы, но будет довольно много интересных переводных историй, в частности, у нас уже готов перед последнего романа Кристиана Крахта «Imperium», это один из наших любимых немецких авторов. Довольно много архивных книг мы будем издавать, в частности, один из последних романов Эрнста Юнгера «Eumeswil».

К. ЛАРИНА: А с Эммануэлем будете сотрудничать? Есть планы?

А. ИВАНОВ: Очень хотим. Есть планы. Уже обсуждаем. Пока не хочу говорить, что это будет. Может быть, мы издадим в виде книги один из его прежних романов, может быть, еще что-то, но обязательно будем продолжать, конечно.

Э. КАРРЕР: Я хотел еще добавить как читатель – всем порекомендовать «Ориенталиста». Книга совершенно потрясающая. Когда я писал о Лимонове, я очень часто вспоминал эту книгу. Эти книги довольно схожи, даже персонажи где-то схожи между собой. Вообще, подход похож. Книга приключенческая, историческая, удивительная книга. Так что как читатель хочу искренне посоветовать эту книгу.

К. ЛАРИНА: А чем кончается книга про Лимонова?

Э. КАРРЕР: Очень трудно было завершить эту книгу, поскольку он жив-здоров, слава богу, прекрасно себя чувствует. Поэтому очень трудно было написать последнюю главу. Я тоже говорю и пишу об этом, насколько сложно было мне избрать правильное окончание книги. Пару лет назад мы с Лимоновым общались в доме, который купила его бывшая жена. Я вдруг подумал: а вдруг ему надоело вести такую авантюрную жизнь и ждать, что полиция постучится к нему в дверь, жить в окружении охранников? Может, ему захочется завершить свою жизнь в качестве такого сельского жителя тургеневского типа, сельского помещика. Я ему сказал об этом. Он долго смеялся. Сказал: «Я очень плохо себя вижу в такой роли». Но нашел интересный ответ. По-моему, прекрасный был ответ. У него появился такой образ. Центральный азиатский город, типа Самарканда или Бухары, там мечети, стены, высокие и глухие, сидят нищие, старики, слепые, грязные, ужасные, ничего из себя не представляющие. И он себя представляет вот в таком окружении, в таком качестве. По-моему, это прекрасное завершение.

К. ЛАРИНА: Красиво. Я хочу сказать вам, что этот человек точно останется в истории, если не политики, то уж культуры русской. И нам или нашим потомкам еще предстоит его по-настоящему оценить. Рада, что сегодня мы познакомились с таким взглядом на Эдуарда Лимонова. Это Эммануэль Каррер, издательство «Ad Marginem», Александр Иванов. Спасибо Андрею Наумову за помощь. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире