'Вопросы к интервью
22 апреля 2012
Z Книжное казино Все выпуски

Не только о Довлатове


Время выхода в эфир: 22 апреля 2012, 14:10

К. ЛАРИНА: Начинаем программу «Книжное казино». Здесь Ксения Ларина, Майя Пешкова. Майечка, приветствую тебя.

М. ПЕШКОВА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: В гостях у нас сегодня поэт, прозаик, драматург – короче писатель, инженер человеческих душ…

М. ПЕШКОВА: И телеведущая.

К. ЛАРИНА: Елена Скульская. Леночка, здравствуйте.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Лена приехала к нам из Эстонии, но она русский писатель, живущий в Эстонии. Сейчас выясним, нужна ли кому-нибудь русская литература в этой стране.

Е. СКУЛЬСКАЯ: В Эстонии?

К. ЛАРИНА: Да.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Вы знаете, русский писатель в Эстонии живет, под собой не чуя страны. Но не в том смысле, который вкладывал в это стихотворение Мандельштам, а в том смысле, что остаешься русским писателем, при этом как будто бы персонажами твоими могут быть эстонцы. В то же время с тех пор, как география перестала быть наукой о нравственности, то наукой о нравственности стала этническая принадлежность. Русский писатель не может сделать эстонца своим персонажем, потому что персонаж обязательно должен быть свой, над которым ты можешь посмеяться, поиздеваться, поставить его в самое нелепое положение. Я вообще убеждена, что писатель живет только так, как живут его персонажи. Т.е. он попадает в эти ситуации.

И я в Эстонии постоянно попадаю в ситуации, которые идеально годятся для моей прозы. Скажем, я прихожу в кафе, и там чрезвычайно вышколенный официант подносит мне стакан воды, я прошу его без лимона. Он подносит, там плавает ломтик лимона. Я говорю: «Да что же это такое? Выньте». И он, движимый исключительно желанием мне угодить, запускает два пальца, лимон выскальзывает, плавает под этим льдом, он запускает туда руку целиком. На него обращают все внимание. Всё это разбрызгивается. И наконец он вытаскивает лимон, в ужасе смотрит на меня, вытирает о штаны руку и проходит к следующему столику. И этого конкретного официанта я описать могу. Но я не могу описать его как своего персонажа, потому что в этом уже будет какой-то момент обобщения, этот момент станет фактом политической акции.

Или у меня есть чудесный приятель, преуспевающий эстонец, который влюбился в девушку из Петербурга. Оказалось, что девушка пишет стихи. Он издал ей книгу, ухаживая за ней. Он устраивает ей шикарную презентацию в Петербурге, звонит мне – умоляю тебя приехать. Я говорю – я не буду. Девушка красивая, но стихи, наверное, плохие. Он задумывается и говорит: «Я же не настаиваю на том, что она какая-нибудь Ахматкина, но все-таки пишет неплохо». В общем-то, это мое, я чувствую, что это мое… Вы помните, у Набокова замечательное место, где он описывает отвратительного немца, и когда подходит к нему поближе, выясняется, что это русский человек. Вот в такой ситуации, мне думается, любой писатель, живущий в бывших республиках, в той или иной степени оказывается.

К. ЛАРИНА: Это было вступление, часть первая. Часть вторая и основная начнется прямо сейчас – будем говорить о книгах, которые сегодня представлены в нашей студии.

М. ПЕШКОВА: Это книга «Любовь и другие рассказы о любви» Елены Скульской. Сегодня мы разыгрываем только книги Елены Григорьевны. «Ева на шесте» – так называется книга. И здесь замечательная повесть, о которой я недавно имела честь беседовать с вашим другом Браиловским, живущим не так далеко – в Париже. «Наши мамы покупали вещи, чтобы не было войны» – вот об этой повести мы очень много говорили. Замечательная повесть. «Рыбы спят с открытым ртом» и «Однокрылый рояль» — это еще одна книга Елены Скульской, это романы. А также книга, которую я знаю давно, это стихи. И плюс недавно вышла книга поэтическая.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Да, она называется «До встречи в раю», это поэтическое избранное. Здесь мои стихи и переводы из 20 эстонских поэтов современных.

К. ЛАРИНА: Давайте я задам первый вопрос на смс. У нас сегодня все вопросы посвящены Эстонии. Один из исторических романов классика эстонской литературы Яана Кросса называется «Имматрикуляция Михельсона». Что означает это название и какую роль сыграл главный герой произведения в российской истории? Пожалуйста, присылайте ваши ответы на смс +7-985-970-4545. А вот что касается политической жизни, у меня к вам вопрос, Елена, естественно, поскольку мы на «Эхо Москвы» находимся. А как видится оттуда вам, человеку русскоязычному, всё, что происходит в России сегодня?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Меня волнует, как в эстонской жизни, так и в российской жизни, вообще в любой жизни, меня волнует то, что происходит в сфере литературы, я абсолютно литературоцентричный человек, в сфере театра, о котором я могу судить меньше, чем о литературе. Мне кажется, что есть писатели, которые мне дороги, мне интересны, это мои друзья. И я думаю, не потому они мне интересны, что они мои друзья, а потому они мои друзья, что интересно то, что они пишут. И в этом смысле литературная жизнь никак не изменилась. Просто сегодня литература, как в Эстонии, как в России, так, может быть, и в Европе, прекрасно научилась обходиться без читателя. Т.е., может быть, сам писатель находится в состоянии перманентного желания суицида, но живет без читателя, и ничего. И оказывается. Эта связь совсем не необходима. В этом смысле жизнь в России для писателя мне представляется такой же, как и жизнь в Эстонии.

К. ЛАРИНА: А жизнь русского человека в Эстонии?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Я человек совершенно не общественный. Все писатели живут сами по себе, достаточно замкнуто. Я своих коллег всегда предостерегаю от одной единственной вещи, которая смертельна для русского писателя в Эстонии. Некоторым так кажется, что есть отдельная эстонская русская литература, и там может быть свой первый поэт, свой гений. Так как в Эстонии вообще всего по одному бывает обычно – один художник, один писатель, один поэт, один драматург, один театр русский, то возникает сладкое чувство первенства на крохотном пространстве небольшого литературного объединения. Мне думается, нужно этого избегать и понимать, что русская литература, какие бы различия не сопровождали тексты писателя, живущего в Африке, пишущего на русском языке, или в Эстонии, или в Америке – где угодно… Существует теория, что писатель, живущий вне России, пишет не так, как русский писатель, живущий в России. Это теоретическое такое положение, оно абсолютно недоказуемо. И Бродский, и Довлатов, и Набоков, находясь за границей, оказали колоссальное влияние на русскую литературу, существующую именно в России. Нужно отдавать себе отчет, что никаких делений территориальных в русской литературе нет и быть не может.

К. ЛАРИНА: Вы говорите про литературу, а я вас склоняю немножко выйти за рамки этого пространства, достаточно замкнутого. Вы живете там давно.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Всю жизнь.

К. ЛАРИНА: Это была советская страна, советская Эстония, потом это была антисоветская страна, антисоветская Эстония. Потом это стала европейская страна. Вот все эти периода, как они повлияли на ваше отношение к жизни, на ваше мировоззрение, на ваше окружение, на ваш взгляд на мир?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Я, наверное, вас раздражу, но я скажу, что никак. Я жила всегда примерно одинаково в ощущении своих взаимодействий с листком бумаги, с компьютером, с ручкой, с клавишей.

К. ЛАРИНА: А общество же меняется вокруг вас? Общество, которое в том числе является вашей аудиторией.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Я никогда не состояла в коммунистической партии, по счастью. Всегда составляла маленький процент беспартийной прослойки. Я всегда была нашим недоразвитым беспартийным товарищем. Я таким и осталась. У нас многие вступают в партии, кричат, провозглашают. Мне всегда казалось, что между советской и антисоветской литературой разница только в арифметическом знаке – плюс или минус. Мне кажется, что и сегодня политические борения для такого человека, как я, они не входят в систему моих ценностей.

К. ЛАРИНА: Нашу сегодняшнюю программу мы назвали «Не только о Довлатове». Хотя о Довлатове еще ни слова не сказали, обратите внимание. Вопрос про Сергея Довлатова, который хотела вам задать. В чем секрет безумной популярности Сергея Довлатова именно в российской молодежной среде? То, что помнят его, знают его, любят люди, которые его знали и раньше, это понятно. А вот молодежь, которая даже не нюхала этого пороха советского, почему так любит? Культовая дли них персона.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Я летом готовила литературное представление по Довлатову и объясняла совсем юным артистам, проясняла какие-то тексты для них. Там цитировалось его письмо ко мне, где он говорит: «Дела мои таковы. Представьте себе человека, который обокрал сберкассу и еще не попался». Т.е. дела его как бы хороши. И вот артистка молодая меня спрашивает, что это означает. Первоначально я думала, что, может быть, Довлатов послал куда-то в какую-то редакцию свое произведение и еще не получил ответ, и дела как бы хороши, пока тебе не написали, что у нас десять таких же произведений, очередь примерно 16 лет, с нетерпением ждем ваше новое произведение. А потом я поняла. Это ведь ощущение жизни любого человека. Мы родились, т.е. обокрали сберкассу, и мы еще не умерли, т.е. еще не попались. И в этом кратчайшем промежутке происходят спрессованнейшие мгновения нашей жизни. Это абсолютно равно тому, о чем говорит князь Мышкин в доме Епанчиных, когда он рассказывает, что должен был бы, по его ощущению, чувствовать человек перед смертной казнью. Вот осталось 20 минут, и вот он их делит, он о чем-то постороннем говорит с товарищем и так далее. Я думаю, та краткость, принципиальная краткость жизни, описанная Довлатовым, вот эта спрессованность на скале, когда до казни осталось несколько минут, я думаю, она подспудно и производит впечатление на молодежь.

К. ЛАРИНА: Пока говорит Елена, пришли наши первые победители. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Один из исторических романов классика эстонской литературы Яана Кросса называется «Имматрикуляция Михельсона». Что означает это название и какую роль сыграл главный герой произведения в российской истории? Полный ответ такой. Имматрикуляция – это включение в список дворян. А генерал Михельсон руководил подавление пугачевского бунта. Следующий вопрос. В «Современнике» был поставлен спектакль по роману известного эстонского писателя, главные роли исполняли Константин Райкин и Зиновий Гердт. Как назывался спектакль? Назовите автора этой вещи, имя писателя. Опять же на смс +7-985-970-4545. Поехали дальше. Елена, а если мы вас попросим почитать стихи?

Е. СКУЛЬСКАЯ: С удовольствием. Я думаю, что прозу я читать не буду, хотя сейчас я закончила небольшую повесть, она называется «Не стой под небом, отойди!» Там я попыталась показать все основные пошлые сценарии человеческого воображения, человеческой жизни, которые сталкиваются друг с другом и мешают друг другу жить. Я прочту небольшое стихотворение, оно называется «Переезд в Венецию». Кто герой этого стихотворения, я думаю, сразу будет понятно.



...и донна Смерть, аристократка,

входила в залу и украдкой

нагар снимала с канделябров,

меняла свечи, мелкой рябью

мельчила воду; и агностик

в венецианские обноски

свой прах завертывал и к впалой

груди прикладывал каналы,

как ящик в письменном столе;

пока столетие кончалось,

он кончился, и начиналось

посмертной славы торжество,

а что до ящичка, пенала,

до хронологии анналов, —

краснодеревщик и меняла

стихам мистерии вменяли

и охраняли божество

от серых волн, идущих парно

к тем берегам, где древних арник

не помогает медицина,

а цинк надежнее хинина…



К. ЛАРИНА: А стихи давно вы пишете?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Всю жизнь.

К. ЛАРИНА: Что сначала было? Сначала было поэтическое слово?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Да. Я думаю, что те, кто начинают со стихов, они в них и остаются.

М. ПЕШКОВА: Ваш отец – известный эстонский писатель, писавший по-русски. Как получилось так, что вы своей специальностью избрали литературу?

К. ЛАРИНА: Получается, русский писатель, если по-русски писал.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Это такой вечный спор. Когда меня представляют мои эстонские коллеги, они всегда говорят: «Значит, ты все-таки эстонский писатель, пишущий по-русски». Я говорю: «Нет, все-таки я русский писатель, живущий в Эстонии». Есть понятие дома, это Эстония, есть понятия родины, родина для меня – это русский язык и русская литература.

М. ПЕШКОВА: Что отец говорил, когда увидел ваши стихи?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Во-первых, папе очень не хотелось, чтобы я писала стихи. Он знал, чем за это приходится платить. Но, тем не менее, когда он увидел впервые мои стихи, он сказал: «Если хочешь заниматься этим серьезно, то этому надо учиться. И только когда будешь знать цену ремеслу, только после этого имеешь право писать». И ремеслу он меня научил. Дальнейшее уже зависело не от него и даже в какой-то мере и не от меня.

М. ПЕШКОВА: Я знаю, что вы ведете передачу на эстонском телевидении, вы телеведущая. Вы по-русски ведете программу?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Программа идет на двух языках одновременно. Тот, кому удобнее говорить на эстонском, говорит на эстонском, я в основном говорю по-русски. Но если человек не может говорить по-русски, я с ним говорю по-эстонски. Это передача об эстонских деятелях культуры, которые обязаны очень многим России. Т.е. они, предположим, закончили ГИТИС, они играют в России на сцене, как наш Эльмо Нюганен у Шапиро в Центре Мейерхольда, или какие-то художники, которые выставлялись в России. Очень многие учились, очень многие получили образование в России. Совместные проекты, спектакли, поездки. И о тех русских, которые во взаимодействии с эстонской культурой чего-то добились в Эстонии. Скажем, на их стихи пишут музыку эстонские композиторы и так далее. Смысл этой передачи – мы говорим одно и то же, только мы говорим на разных языках.

К. ЛАРИНА: Мы сейчас уходим на новости. Перед новостями я скажу, кто правильно ответил на вопрос. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Спектакль к «Современнике» назывался «Монумент», автор этой вещи – Энн Ветемаа.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Я Энну передам, он будет счастлив, что его помнят. Он боится, что это уже не так. А на самом деле, как он говорит, это были одни из самых лучших дней в его жизни, когда он работал с «Современником».

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Я задаю следующий вопрос нашим слушателям в программе «Книжное казино». Увидев ее на конкурсе, Майя Плисецкая подошла к ней и подарила свое головное украшение из перьев для Черного лебедя. Как зовут эту эстонскую балерину? Присылайте ваши ответы на смс +7-985-970-4545. Я напоминаю, что в гостях у нас сегодня русский писатель, живущий в Эстонии Елена Скульская. Книжки, которые мы сегодня представляем, это всё книги Елены Скульской, которые вы сегодня получите в качестве подарков. Лена, все-таки хочу спросить про жизнь тамошнюю. Может быть, мы тут демонизируем ситуацию? Вы же видите, без конца мы обсуждаем какие-то не очень хорошие истории, то связанные с эстонскими фашистами, нацистами, то со сносом памятника, то с притеснением русского языка. Как на самом деле обстоят дела? Как живется человеку русской культуры там? Насколько это опасно для жизни, страшно?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Точно так же можно предположить, что вот ты едешь в московском метро, переполненном, предположим, и у меня порой возникает такое ощущение, что почему бы человеку, сидящему напротив, раздраженному, усталому, негодующему на свою несчастную жизнь, не подойти и не пырнуть меня ножом. Всегда найдется лунка в теле, куда можно этот нож вонзить. То, как подаются факты, то, как они компонуются… Это очень небольшой слой людей, которые занимаются всем тем, о чем вы говорите, т.е. то, что попадает в прессу. Это как у вас, так и у нас политики делают себе имя на том или на другом. Люди живут, очень сильно дистанцируясь от всех этих событиях. И реальная жизнь, во всяком случае моя жизнь, которая сосредоточена прежде всего в моей телепередаче, в моих текстах, в моем доме, в моем виде из окна, там церковь 16 века, она абсолютно не меняется, что бы ни происходило, бесконечно далеко от всех этих вещей, как я была далека от Центрального комитета Коммунистической партии Эстонии.

К. ЛАРИНА: Я понимаю, да.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Мне очень трудно подставить реальных людей под все те разговоры, которые попадают в прессу, на телевидение. Я не тот человек, который может судить о том, как политики – по-моему, они все стоят друг друга, что у вас, что у нас, – как они строят свои политические карьеры. Это вопрос политической карьеры.

К. ЛАРИНА: А на бытовом уровне, если говорить о людях, с которыми вы общаетесь, ваш круг, люди, которых вы на улице встречаете, насколько здесь сильны, если они есть, антирусские настроения? Или это опять следствие политических игр?

Е. СКУЛЬСКАЯ: У меня очень маленький круг общения. Мой круг общения – это три года работы в чисто эстонском коллективе на эстонском телевидении. Мои операторы, звукорежиссеры к моему приходу всегда выучивают хотя бы одну строчку на русском языке какого-нибудь стихотворения и всегда соревнуются в том, чем они меня встретят. Например, «Я встретил вас», или «Я помню чудное мгновенье». Они всё время готовят мне такие трогательные подарки, разыскивая каждый раз новое стихотворение. Я не чувствую себя…

К. ЛАРИНА: Человеком второго сорта.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Писатель всегда человек третьего сорта. Когда Анна Андреевна Ахматова не получила откуда-то приглашение, то ей Лидия Корнеевна говорит: «Как же так? Вы же у них на букву «а». Почему они не прислали?» Она говорит: «Вообще-то, я у них у всех на букву «б». Мне кажется, любой поэт, любой писатель, он в любой стране будет на букву «б». Поэтому какая, в конце концов, разница: ну такое окружение, ну другое окружение. Мои коллегии в России или в Эстонии – это те люди, которых я люблю, ценю, с которыми мы делаем общее дело. Им абсолютно всё равно, на каком языке существует писатель. Если это писатель, он им дорог и интересен. И им всё равно, на каком языке говорит политик, потому что он всегда не тот человек, к которому я хочу прислушаться.

К. ЛАРИНА: Пока говорила Елена свою страстную речь, пришли новые наши победители. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Майя Плисецкая свое восхищение выразила эстонской балерине, которую зовут Кайя Кырб. Еще один вопрос про эстонскую жизнь. Это стихи. «Давно б на Дерптскую дорогу Я вышел утренней порой И к благосклонному порогу Понес тяжелый посох мой». К кому обращается в этом стихотворении Александр Сергеевич Пушкин? Удалось ли ему ступить на Дерптскую дорогу? И как теперь называется город Дерпт? Присылайте ваши ответы на смс +7-985-970-4545. Пока шли новости, я услышала, как Елена шепотом сказала Майе: «Про «Библио-Глобус» скажи». Скажи же, Майя, про «Библио-Глобус».

М. ПЕШКОВА: Я, действительно, хочу сказать, что завтра вечером состоится встреча с Еленой Скульской в магазине «Библио-Глобус». Видимо, ваши книжки тоже можно будет приобрести.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Несомненно. Это будет завтра в шесть часов.

М. ПЕШКОВА: Это для тех, кто сегодня их не выиграл.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Я буду счастлива рассказать более подробно о каких-то вещах, если они будут интересны, в частности, о литературе, а я ничего другого и не знаю. Может быть, еще о театре.

М. ПЕШКОВА: Мы сегодня еще говорили, что вы драматург. Где ваши пьесы идут?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Сейчас готовится постановка по моему сценарию. Это стихи Юхана Вийдинга, выдающегося эстонского поэта, покончившего жизнь самоубийством. Он абсолютно равен в эстонском сознании тому месту, которое занимает Высоцкий в жизни русского человека. Он был ведущим драматическим артистом Эстонии, он тоже играл Гамлета, потрясающего и знакового Гамлета, он тоже писал стихи. Мне кажется, что стихи, ни с чем не сравнимые. Он трагически закончил свою жизнь. Он покончил с собой, увидев надпись на стене – «Эстония для эстонцев», это было последней каплей. Он написал поэтическое завещание, опубликовал его, после чего вскрыл вены. У меня об этом написана новелла. Как ни странно, она до сих пор не переведена на эстонский язык, поскольку повод, конечно, ужасающе звучит для тех людей, которые живут сегодня в Эстонии. Но эта тема была для него чрезвычайно болезненной. И в этом поэтическом завещании он говорит, что «когда я увидел эту надпись, я понял, что нужно бежать из этой страны, и когда я понял, что я убегу из этой страны, я вспомнил, что я сам эстонец, и мне бежать некуда, я могу остаться только здесь». Его потрясающие стихи – естественно, он писал на эстонском, – я перевела на русский язык, издала книгу. Сейчас мы делаем такую постановку. Она будет в рамках Довлатовских дней. Второй год подряд мы будем проводить Довлатовские дни в августе, и один день будет посвящен эстонской литературе и фигуре, которая занимает в эстонской культуре такое важное место, как Высоцкий или как Довлатов в России.

К. ЛАРИНА: А в этой вашей книге есть его стихи?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Да.

К. ЛАРИНА: Может быть, прочтете?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Я помню наизусть одно из его любимейших стихотворений. Мы дружили с детства, мы жили в одном дворе, и наша дружба была очень длительной. Некоторые стихи он успел авторизовать, из тех, что я переводила. Вообще, у него была такая идея – он говорил: «Ты же понимаешь, что я, как всякий артист, женственен по сути своей, по текстам своим, как любой артист. А у тебя очень мужская поэзия. Мы будем друг друга переводить». Он был необыкновенно остроумный человек, что мне дорого, махонького роста. Он создал пионерский отряд, где самый маленький – Моцарт, потом Наполеон, потом он идет. Вот такой был пионерский отряд. Такое стихотворение.

Когда-то в детстве мне хотелось зрелищ.

Теперь от них остался ломоть хлеба,

надкушенный и брошенный ребенком.

Когда-то в детстве мне хотелось зрелищ.

Однажды посреди зимы я понял,

что дом мой пуст, в него прокрались воры,

и мне хотелось звать людей на помощь,

но вовремя я понял, что не нужно.

Стояло лето, влажное от скуки,

дома сдавали или же сносили.

Когда-то в детстве мне хотелось зрелищ.

Я ухожу.

И вслед пылит дорога.



К. ЛАРИНА: Замечательные стихи. Я вспомнила еще одного эстонского деятеля культуры, хотя он, по-моему, не живет в Эстонии. Совсем недавно он получил невероятную популярность в России. Это композитор Арво Пярт, который сочинил симфонию, посвященную Михаилу Ходорковскому и всем узникам совести в России. Это, конечно, поступок, по нынешним временам героический.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Необыкновенно популярен этот композитор.

К. ЛАРИНА: Он в Германии живет, да?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Да. Но он необыкновенно популярен и в Эстонии. Сейчас моя знакомая молодая режиссер делает такой тюремный фильм, где сквозь весь фильм пройдет та музыка, о которой вы говорили.

К. ЛАРИНА: Сейчас мы будем разыгрывать супер-призы, а я хочу еще задать вопрос про театр. Вообще, русский театр существует?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Да, русский театр существует. Сейчас я буду страшно политнекорректна. Я считаю, что судьба его в настоящий момент плачевна. Трагизм русской культуры в Эстонии заключается в том, что не хватает людей, как я сказала, всего у нас по одному, и поэтому так, чтобы журнал возглавил писатель, не бывает так. Можно писатель, можно критик. Нет. Или театр возглавил бы режиссер или актер – и было бы замечательно. Вот у нас не так. У нас в настоящий момент возглавляют люди, которые просто энергичные администраторы, которые благодаря этим особенностям административным, захватывают власть. Так как эти люди определенного уровня, вкуса, взгляда, понимания культуры, понимания артистической судьбы и сценического пространства, вот они и возглавляют журналы. Да бог с ними, с журналами. Слава богу, есть толстые журналы в Петербурге и в Москве.

Но и вот такая дама возглавляет сейчас Русский театр. И все хорошие артисты выгнаны, потому что не угодили. Погиб молодой артист, поскольку режиссер устроил гулянку на открытой крыше и предложил полетать. Один полетел и упал. Естественно, подо всё это подкладывается какая-то политическая, очень тонко продуманная подкладка, и оказывается, что нельзя об этом говорить, потому что это будет атака на русскую культуру, которая и так унижается и притесняется в Эстонии. Поэтому лучше замолчать, лучше сказать, что всего этого не было, а у Русского театра есть совершенно потрясающие достижения. И есть такая политкорректная традиция: если режиссер приезжает ставить в Русский театр, первое, что он говорит в интервью, – что он нигде никогда в жизни не видел такой потрясающей труппы, такого приема. Потом идет провал, о котором пресса пишет, что ничего лучшего никогда в жизни никто не ставил, никто не играл так замечательно.

К. ЛАРИНА: Как у вас там всё серьезно.

Е. СКУЛЬСКАЯ: А в провинции всегда всё очень серьезно. Пока есть Бобчинский и Добчинский, всё будет так, как оно есть, как было при Гоголе.

К. ЛАРИНА: Товарищи, мы должны разыграть суперпризы. Эстонец Борис Вильде дал название антифашистскому движению во Франции. Это слово вошло в международный обиход. Как оно звучит? Пожалуйста, на номер телефона 363-36-59 вы звоните, говорите правильный ответ и получаете в подарок суперприз из всех названий, которые сегодня представлены в нашей передаче, а это книги Елены Скульской. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ1: Здравствуйте. Меня зовут Жанна Исаевна, Москва. Может быть, это Макин. Вы сказали, как звали партизана во Франции.

К. ЛАРИНА: Нет-нет. . Эстонец Борис Вильде дал название антифашистскому движению во Франции. Это слово вошло в международный обиход. Как оно звучит? Это по-русски и по-французски. Очень простой вопрос. Тут же главное в вопросе, что это эстонец придумал. А всё остальное вы знаете, это общеизвестно. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ2: Здравствуйте. Это Елена. Сопротивление.

К. ЛАРИНА: Конечно. А вы знали, что это слово придумал Борис Вильде, эстонец?

СЛУШАТЕЛЬ2: Нет, не знала.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Потому что слово звучит по-другому, которое он придумал, – Resistance.

К. ЛАРИНА: Это сопротивление. И еще один вопрос. В «Архипелаге ГУЛАГ» Солженицын писал об этом человеке: «В нашей камере он достойно и сдержанно представляет Европу. Он был видным адвокатом Эстонии и звали его «kuldsuu» (золотые уста)». Как имя этого эстонца, серьезно повлиявшего на взгляды Александра Солженицына? У нас уже нет времени телефонные звонки принимать, поэтому давайте ответим на этот вопрос на смс +7-985-970-4545.

М. ПЕШКОВА: Я хотела спросить про «Русскую премию». Вы же приехали ее вручать.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Да. Я несколько лет назад получила эту премию за свои рассказы и как раз за эту книгу «Любовь и другие рассказы о любви», после чего была приглашена в жюри премии, четвертый год подряд уже вхожу в жюри. Через несколько дней мы вновь будем вручать эту премию в «Президент-отеле» во вторник.

М. ПЕШКОВА: Вы хотите сказать, что вы знаете тайну? Знаете кто?

Е. СКУЛЬСКАЯ: Я знаю, как и все мы, шорт-лист, в частности в него вошел Юз Алешковский с «Маленьким тюремным романом». Я необыкновенно рада, что этот классик русской литературы один из наших победителей.

К. ЛАРИНА: Я забыла про вопрос про пушкинскую цитату. Посвящено Языкову, а речь идет о городе Тарту. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. А ответы на последний вопрос мы пока ждем. Мы уже должны заканчивать программу. Спасибо, Леночка, вам огромное.

Е. СКУЛЬСКАЯ: Спасибо вам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире