'Вопросы к интервью
О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 14-08. Меня зовут Ольга Журавлева. У нас произошла смена состава, я сегодня проведу «Книжное казино», чему я очень рада.

М. ПЕШКОВА: Ты любишь читать книги?

О. ЖУРАВЛЕВА: Майя, не поверишь, люблю книжки почитать. Майя Пешкова, как всегда, основной соведущий «Книжного казино». Мы с Майей с удовольствием представляем одно из наших любимейших издательство, это «Молодая гвардия» и прекраснейшие серии ЖЗЛ и «Повседневная жизнь» и не только их. У нас в гостях Валентин Юркин – генеральный директор АО «Молодая гвардия». Здравствуйте.

В. ЮРКИН: Здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА: Андрей Петров – главный редактор и директор издательства «Молодая гвардия». Здравствуйте.

А. ПЕТРОВ: Добрый день.

О. ЖУРАВЛЕВА: И историк, писатель Дмитрий Володихин, автор одной из книг, которую вы сегодня сможете получить в нашем розыгрыше. Здравствуйте.

Д. ВОЛОДИХИН: Здравствуйте.

М. ПЕШКОВА: Это книга о братьях Стругацких.

Д. ВОЛОДИХИН: Соавтор. Геннадий Прашкевич автор.

О. ЖУРАВЛЕВА: Я обратила внимание, что про двух Стругацких написали два автора, что логично. Одна половинка дуэта у нас сегодня присутствует. Естественно, Дмитрий Володихин – автор и других книг, в том числе самостоятельных.

Д. ВОЛОДИХИН: Забавно то, что Стругацкие работали отдельно, один в Питере, другой в Москве. Так же и мы с Прашкевичем – он в Новосибирске, я в Москве.

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. вошли в образ полностью. Сейчас некоторые технические подробности. У нас проблемы с сайтом, но при некоторой сноровке можно Сетевизор откопать, потому что он совершенно отдельно идет, и можно видеть изображение. Смс +7-985-970-4545, через Twitter, аккаунт vyzvon тоже всё принимается. Не забудьте, где-то вблизи держите телефон 363-36-59, потому что у нас сегодня огромное количество книг.

М. ПЕШКОВА: Но если вы их не выиграете, вы их можете купить сегодня до 7 вечера на ярмарке Non/fiction, это уже 13-я ярмарка, она проходит в ЦДХ на Крымском валу. Поспешите, потому что у стенда «Молодая гвардия» всё время народ кучкуется, тусуется, покупает книжки. Я смотрю, ваши фирменные пакеты буквально у каждого на ярмарке, так что ваши книги, как пирожки, улетают.

О. ЖУРАВЛЕВА: У нас сейчас тоже начнут улетать. Я хотела у гостей спросить. Из тех книг, которые вы принесли, у вас есть какая-то любимая серия, любимая книга из того, что вы сегодня представляете? Что особо дорого сердцу?

В. ЮРКИН: Можно я расскажу о любимой книге, которая сегодня оказалась в студии. Дело в том, что очень часто издательство можно сравнивать с роддомом. Поэтому мы сегодня как та медсестра, которая выносит дитя, представляет многочисленным читателям и слушателям. Это книга в серии «Жизнь замечательных людей». Обращаю ваше внимание на номер – 1533. Это 1533-я книга в серии ЖЗЛ. И мы просто в большом восторге, потому что редчайшая фигура нашей истории, мировой разведки – книге о Киме Филби появилась сейчас на прилавках и, естественно, на Non/fiction. Книга невелика по объему, но она уникальна и универсальна. Потому что впервые внешняя разведка, которая обычно очень скрывает свои возможности и не открывает секреты даже тогда, когда Запад уже знает об этих секретах, здесь впервые опубликован доклад, отчет Кима Филби после 30-летней деятельности, когда он бежал из Бейрута в Советский Союз, здесь подлинная часть текста, авторский текст здесь Николая Долгополова.

О. ЖУРАВЛЕВА: Я как раз обратила внимание, что Николай Михайлович Долгополов – это человек, который про разведку знает, наверное, больше, чем Кима Филби.

В. ЮРКИН: Конечно. И здесь же запись и текст Руфины Ивановны, которая как раз разделила последние годы вместе с Кимом Филби. Вот это время о Киме Филби она знает лучше всех и больше всех.

М. ПЕШКОВА: Валентин Федорович, а почему книга вышла только сейчас?

В. ЮРКИН: Это не от нас зависит.

А. ПЕТРОВ: Это к разведке скорее вопрос.

О. ЖУРАВЛЕВА: Здесь есть фотокопии, в качестве иллюстраций приводятся подлинные документы.

В. ЮРКИН: Впервые. У нас, правда, были другие случаи. Два года тому назад, когда мы написали «Операцию «Тарантелла», суть которой – борьба двух разведок. Англичане до последнего времени считали, что они выиграли у нас. Но когда в «Молодой гвардии» вышла книга «Операция Тарантелла» (автор генерал-лейтенант Соцков), то оказалось, что в конечном счете эту многолетнюю игру выиграла советская разведка (наверное, тогда называлась первое главное управление КГБ СССР).

М. ПЕШКОВА: Можно ее купить на ярмарке?

А. ПЕТРОВ: Не просто можно, а нужно это сделать.

В. ЮРКИН: Майя, я хочу вам сообщить самое главное. Ким Филби работал на Советский Союз 30 лет. Он был формально второй фигурой в английской разведке, а на самом деле он должен был быть уже первым. Только случай, не очень честный случай, который там произошел по вине других людей, привел к тому, что он совершил побег и оказался в Советском Союзе. После прочтения этой книги крупнейшие мировые события становятся более прозрачными. Например, когда союзники в 1944 году начали тайные игры с фашистскими генералами, в ту же минуту от Сталина пошел звонок Рузвельту и Черчиллю, те всплеснули руками, что этого не может быть, потому что они не могли представить, что суперсекретные переговоры оказались известными. Сталин тогда сказал: «Наши люди очень скромные, но они работают очень точно». Это была работа Кима Филби.

Когда у Кима Филби спросили, что самое существенное вы сделали за всю свою историю, он сказал – операция «Цитадель». Это Прохоровка, это Курская битва. Мы помним по фильмам и по истории это противостояние, когда Жуков и ставка верховного главнокомандования приняли решение опередить немецкое наступление. Вы помните, там по 1200 танков было с двух сторон, это была гигантская битва в ходе Великой Отечественной войны и Второй мировой войны. Так вот надо было точно знать, что немцы не изменят в момент наступления. Это всё Ким Филби.

М. ПЕШКОВА: Мы с вами еще поговорим о Киме Филби, я надеюсь, в другой передаче.

О. ЖУРАВЛЕВА: Запомните, что обещали. Напомню, что это издательство «Молодая гвардия», «Жизнь замечательных людей» — огромная серия, которая продолжается уже многие годы.

М. ПЕШКОВА: Со времен Алексея Максимовича Горького.

А. ПЕТРОВ: Это советский период.

В. ЮРКИН: Дело в том, что сегодня, в тот момент, когда Алексей панически убегал из студии, я ему вручил медаль «120 лет серии «Жизнь замечательных людей» номер один, потому что пока ею даже в «Молодой гвардии» никто не владеет, кроме нас с Андреем Витальевичем для служебных целей. А замысел такой. В 12 году «Молодой гвардии», которая всегда молода, исполняется 90 лет, и мы публично отметим 120-летие серии «Жизнь замечательных людей». Потому что в России и Европе у нас огромное множество людей, и они нам не простят, если мы не встретимся так же, как когда-то мы встретились на «Эхо Москвы» на вашем юбилее. Но у вас детский юбилей по сравнению с нашим.

О. ЖУРАВЛЕВА: Я вчера была озадачена вопросом, когда тащила новую книжку «Жизнь замечательных людей»…

М. ПЕШКОВА: Про Джойса.

О. ЖУРАВЛЕВА: Да, про Джойса. Всякий ли человек замечательный должен быть хорошим, положительным?

Д. ВОЛОДИХИН: Он должен быть заметным.

О. ЖУРАВЛЕВА: Замечательные люди – это не в смысле «хороший ты парень, Ванька», а в смысле замечательный, заметный, значительный.

А. ПЕТРОВ: Ее так и задумывали. Лаврентий Павленков в 90-м году именно так и задумывал. Кстати, тогда значение слова «замечательный» было немножко другое. Тут иерархия первого и второго значения, она была несколько иная в 19-м веке.

О. ЖУРАВЛЕВА: Так же как слово «наверное» поменяло смысл.

В. ЮРКИН: Можно прочитать – «случилось замечательное событие – сгорел дом в такой-то деревне».

А. ПЕТРОВ: Впрочем, это вовсе не означает, что «Молодая гвардия» выбирает специально злодеев, просто на самом деле заметные фигуры.

Д. ВОЛОДИХИН: Очень славно, что вам попала в руки именно эта книга «Джойс», писал ее замечательный писатель, ныне живущий в Питере, Алан Кубатиев, человек огромной литературной культуры и сам действующий писатель. Действующий писатель, пишущий о другом писателе, – это, знаете ли, отчасти комментарий, отчасти дуэль. Это Алану удалось очень хорошо.

М. ПЕШКОВА: Говоря о дуэли, я хочу спросить вас, Андрей Витальевич. Есть же книга о Джойсе, которую написала Екатерина Гениева, которая защищала докторскую по Джойсу. Вы не заказывали ей книги?

А. ПЕТРОВ: Нет. У нас была одна любовь – Кубатиев, изначально договор был с ним. Я об этом нисколько не жалею. А продолжая тему злодейства… Всё вроде бы радостно и хорошо, Валентин Федорович выступает с Андреем Витальевичем и на «Эхе Москвы», и на других радиостанциях. А вообще, случаи бывают… прилагательные не подберу, но нехорошие.

М. ПЕШКОВА: Делаете страшные глаза при этом.

А. ПЕТРОВ: Мне ложится на сто письмо, копия в Агентство по печати, копия в администрацию президента РФ – разберитесь с «Молодой гвардией», по какому праву я в этом магазине купила книгу о Григории Распутине. Автор книги — лауреат многих премий, в том числе премии Солженицына Алеша Варламов.

М. ПЕШКОВА: Которого мы очень любим.

А. ПЕТРОВ: Автор письма, женщина, москвичка, пишет: «Я прочитала две книги, где героем был Распутин, поняла, что это мерзейшая личность. Как можно в серии «Жизнь замечательных людей»?» Что мне нравится – это письмо не в издательство даже. Ладно бы разобраться в названии «Жизнь замечательных людей», почему Павленков больше чем сто лет назад задумал такую серию, а письмо в администрацию президента сразу.

О. ЖУРАВЛЕВА: Это национальная особенность, Андрей, вы не расстраивайтесь. Меня больше интересует, как решается между творческой и коммерческой структурами кто замечательный, а кто нет.

А. ПЕТРОВ: Это самое сложное. Наша задача с Валентином Федоровичем – найти вариант, чтобы и замечательность была, и творческая часть…

В. ЮРКИН: Я очень большой демократ, но, прошу прощения, я должен перебить. Дело в том, что, дорогие друзья, сама постановка вопроса – культура или коммерция, она абсолютно ложная. Кстати говоря, хотел бы сообщить, что в ряде стран, в частности во Франции, а в Германии еще с прошлого века существует закон, который исключает книгу из коммерческой деятельности. Потому что последствия участия книги в коммерции, они очень печальные и очень агрессивные. Дело в том, что сегодня в нашей стране в среднем на душу населения приходится три с половиной книги. В Израиле 6,5.

А. ПЕТРОВ: Это в год?

В. ЮРКИН: Да. А в Японии 11 книг на душу населения. Но зато вследствие того, что у нас очень дешевая водка, борясь с чрезмерной алкоголизацией, правительство принимает решение – водка не может быть дешевле 87 рублей. Сопоставьте: средняя стоимость книг сегодня от 300 до 400 рублей одна, водка – до 90-100 рублей.

М. ПЕШКОВА: Т.е. четыре бутылки водки.

В. ЮРКИН: В результате мы сегодня имеем 3 с половиной книги на душу населения и 36 бутылок водки. Вот что такое, когда в 90-м году не очень разумно книгу бросили на панель рынка без каких-либо условий и не понимая специфики книги. Конечно, под Новый год лучше говорить о приятном, тем более у нас кое-что сделано, но мы вынуждены констатировать – российское книгоиздание, как Аральское море, на глазах у всех, в том числе у любителей, медленно высыхает, сужается, как Шагреневая кожа. И пока мы не видим действенных усилий, чтобы изменить ситуацию. Президент говорит об умном обществе, об умной стране. А сегодня 90% всех книг производятся в Москве и Санкт-Петербурге, а в огромную Россию попадают только 10%. Там обескровленность по поводу книги. Кстати говоря, вы, наверное, заметили позавчера некто Барак Обама появился вдруг в книжном магазине вместе с дочкой Сашей по имени, между прочим, Александра Сергеевича Пушкина, купил 6 книг и покинул этот магазин, он был всего лишь 20 минут. Весь мир узнал, что семья Обамы читает книгу.

О. ЖУРАВЛЕВА: Боже мой, какое открытие, человек умеет читать. «Почему у вас такие дорогие книги?» – пишет Саша. Тоже, видимо, в честь Пушкина. «Я вообще их не могу купить. А книги интереснейшие». По поводу коммерции. Себестоимость производства книги, вклад творческий, технический, чисто бумажный, производственный несопоставим.

А. ПЕТРОВ: В советские времена, когда и государственная политика была направлена на поддержку чтения, книги выходили очень большими тиражами. Средний тираж молодогвардейских книг серии ЖЗЛ был порядка 100 тысяч. Книги было не достать. Скажем, книга Натана Эйдельмана о Лунине, первое издание о Чаадаеве. 65 тысяч – это считался мизерный тираж. Сейчас книги выходят тиражом от 3 до 5 тысяч, и редко, редчайшее исключение, это книга, которая собрала все литературные премии, книга Быкова о Пастернаке, книги Варламова, книги Людмилы Ивановны Сараскиной, которую черту в 10 тысяч преодолевают. Книга о Пастернаке единственная, это уникальное за последние 15 лет явление, где 55 тысяч тираж.

О. ЖУРАВЛЕВА: Спасибо Интернету, потому что огромное количество людей книжки для нас воруют.

А. ПЕТРОВ: Чем меньше тираж, тем книга стоит дороже.

В. ЮРКИН: Очень приятно взять произведение искусства. Поэтому в то время книга ЖЗЛ стоила рубль. И когда возник хозрасчет, стоила 2 рубля. Я помню, как на студенческую стипендию можно было купить собрание сочинений Владимира Владимировича Маяковского, 13 томов за 13 рублей. Сейчас мы оградили огромное количество населения и молодежи – другие, конечно, есть причины, – обескнижили.

О. ЖУРАВЛЕВА: Давайте ответим на вопрос Галины: «Вы будете задавать вопросы для слушателей?» Мы хотим разыграть по смс книжку.

М. ПЕШКОВА: Какая на тебя смотрит? Балерины?

О. ЖУРАВЛЕВА: Да. Из серии «Повседневная жизнь».

А. ПЕТРОВ: Чудесная книга.

О. ЖУРАВЛЕВА: Мало того, что красивая.

А. ПЕТРОВ: Серия «Живая история и повседневная жизнь человечества». Книга о балеринах – это вообще чудесная книга.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ольга Ковалик «Повседневная жизнь балерин русского императорского театра». Загляните за кулисы.

А. ПЕТРОВ: Тут всё – и любовь…

О. ЖУРАВЛЕВА: И кровавые раны, и пуанты, и стеклышки, подсыпанные в туфельки. Вопрос. Князя Александра Невского современники сравнивали по красоте с Иосифом Прекрасным, по силе – с Самсоном. А с кем его сравнивали по уму? Пять книжек мы разыгрываем.

М. ПЕШКОВА: Конечно, наши слушатели очень хотят иметь книгу, читать про «душой исполненный полет». Я думаю, желающих будет очень много.

О. ЖУРАВЛЕВА: Есть у нас и другие вопросы. «Почему нет электронных книг?» Почему, кстати, серия ЖЗЛ не выходит в аудиокнигах? У вас такая идея?

А. ПЕТРОВ: Выходят. У нас два десятка книг вышли в аудиоизданиях. Нам не очень понравился результат.

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. продается не очень хорошо.

А. ПЕТРОВ: Здесь громадное значение имеет исполнение. Я на себя всегда меряю — вот художественную литературу мне интересно в исполнении знаменитых артистов… А что касается биографии, мне кажется, сам человек своими глазами должен читать.

О. ЖУРАВЛЕВА: Может быть, нужно подбирать исполнителя, способного на нейтральную подачу?

А. ПЕТРОВ: Это не так просто – сделать предложение знаменитому артисту, чтобы он читал не «Евгения Онегина» Пушкина, а книгу Дмитрия Володихина и Геннадия Прашкевича про братьев Стругацких. Это не самый простой вариант.

М. ПЕШКОВА: По-моему, было бы очень интересно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Просто наши автомобилисты, которые очень много времени проводят в пробках, хотят проводить его с толком.

А. ПЕТРОВ: Во главе с Владимиром Владимировичем. В свое время он рассказывал, как с удовольствием он курс лекций Ключевского по русской истории слушал.

О. ЖУРАВЛЕВА: Я честно скажу, хотя я такой весь аудиал, сижу в наушниках 20 с лишним лет, но, тем не менее, мне тяжело слушать в аудиоформате книги, потому что я читаю гораздо быстрее. Меня утомляет, что так долго всё разворачивается. Я не ваш клиент в этом смысле, не клиент аудиокниг.

А. ПЕТРОВ: Вы наш клиент как раз.

О. ЖУРАВЛЕВА: Как вы относитесь к пиратству, к тому, что, например, ваша книга объявится в Интернете отсканированная, выложенная бесплатно?

Д. ВОЛОДИХИН: Я много раз озвучивал позицию, которая сейчас, может быть, несколько не популярна, но, тем не менее, я ее озвучу еще раз. Я крайне отрицательно отношусь к книжному пиратству, крайне отрицательно отношусь к тому, что книга выкладывается в сети не через 10, не через 50 лет и даже не через год после того, как она вышла, а через две недели, почти сразу. Это наносит огромный ущерб и писателю, и издателю. И одновременно с издателем не только каким-то богатым акционерам, но еще и огромному количеству простых работников издательства, которых увольняют, которые лишаются своих мест, своей зарплаты. Если люди так славно хотят беречь деревья, что же, пускай идут в лесничие.

О. ЖУРАВЛЕВА: Они хотят беречь свой кошелек, их тоже можно понять.

Д. ВОЛОДИХИН: Что касается кошелька… К настоящему моменту издано огромное количество хороших, умных книг. И если они хотят, чтобы это издательство прекратилось, они могут поберечь свой кошелек таким способом.

О. ЖУРАВЛЕВА: Неоткуда будет сканировать, граждане дорогие, если издательства вообще перестанут издавать.

Д. ВОЛОДИХИН: Совершенно верно, об этом и разговор. С моей точки зрения, нормальное положение в Европе и в США, где правительство принимает сознательные усилия, для того чтобы законодательно ограничить пиратство, и жестко борется с пиратством. У нас, я извиняюсь, если правительство не предпримет такие меры осознанно, издатели просто начнут нанимать хакеров, которые начнут рушить пиратские сайты. Вот этим закончится.

О. ЖУРАВЛЕВА: Это Дмитрий Володихин, историк и писатель, автор в том числе серии ЖЗЛ «Молодой гвардии». Встретимся после новостей.

НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 14-35. Это «Книжное казино», которое сегодня ведут Майя Пешкова и Ольга Журавлева, неожиданный состав. У нас сегодня «Молодая гвардия» в гостях, директор издательства Андрей Петров, генеральный директор АО «Молодая гвардия» Валентин Юркин и писатель, историк Дмитрий Володихин. Мы уже несколько раз упомянули о книге, соавтором которой является присутствующий здесь Дмитрий Володихин. Это книга о братьях Стругацких. Мы сейчас ее станем разыгрывать.

М. ПЕШКОВА: Мы вам зададим вопрос.

О. ЖУРАВЛЕВА: Как только задам этот вопрос, сразу скажу, что у нас есть пять победителей по первому вопросу. Спрашивали, с кем сравнивали Александра Невского по уму. По уму его сравнивали с царем Соломоном. Эти люди выиграли балерин. Сейчас будете выигрывать Стругацких. Вопрос следующий. В войне 1812 года особенно отличились гусары, вид легкой кавалерии, возникший в Венгрии. Что означает слово «гусар»? Оно происходит от какого-то слова, у которого есть абсолютно четкое значение. За это вы получите книгу о братьях Стругацких из серии «Жизнь замечательных людей», Дмитрий Володихин, Геннадий Прашкевич, которые так же, как и Стругацкие, в двух разных городах писали ее одновременно. Я думаю, получите удовольствие. Теперь о балеринах скажу. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ.

М. ПЕШКОВА: Мы возвращаемся к книге.

О. ЖУРАВЛЕВА: Давайте вернемся к жизни замечательных Стругацких, потому что это очень интересно. Одно дело – дальняя история, например, Распутин. А другое дело – люди, многие их видели, с ними встречались.

А. ПЕТРОВ: В чем еще изюминка вопроса? Человек, который занимается совсем другой эпохой, автор в серии ЖЗЛ о митрополите Филиппе, царе Федоре Иоанновиче. И вдруг Стругацкие.

О. ЖУРАВЛЕВА: Переквалифицировался.

Д. ВОЛОДИХИН: Так получается, что я тоже един в двух лицах. С одной стороны, историк, доктор исторический наук, с другой стороны – действующий писатель-фантаст.

В. ЮРКИН: Вон оно что.

Д. ВОЛОДИХИН: Но здесь это давало не столько преимущества, сколько накладывало определенные ограничения. И Прашкевич также действующий писатель-фантаст. В серии ЖЗЛ вышло в последние годы огромное количество прекрасных книг о писателях. Собственно, упоминался здесь Алексей Варламов, отличная книга об Алексее Николаевиче Толстом.

О. ЖУРАВЛЕВА: Анна из Москвы пишет: «Спасибо ЖЗЛ за Валерия Попова о Довлатове».

Д. ВОЛОДИХИН: Совершенно согласен с этим. Отличнейшая книга, очень благодарен за нее Захару Прилепину, о Леониде Леонове. После этого нельзя было писать книгу о писателях-фантастах Стругацких, надо было писать книгу о писателях Стругацких. Нельзя было нарисовать картинку – вот фантастика, вот литература, вот писатель, вот отдельно в каком-то таком загончике, с особым ярлычком писатели-фантасты. И мы с Геннадием Марковичем Прашкевичем постарались сделать книгу, какую можно было бы написать о литераторе серебряного века, золотого века русской литературы или о классике советского периода. По сути, к фантастике довольно долго относились, как сказал Кир Булычев, как к виду искусства, который к остальной литературе относится примерно как чечетка к опере.

О. ЖУРАВЛЕВА: Как фильмы есть категории В, развлекательные.

Д. ВОЛОДИХИН: Совершенно верно. Для нас не столь важно было, что чечёточники завоевали умы интеллигенции прочнее, чем оперники. Если сейчас вы бы задали вопрос – пожалуйста, найдите какой-нибудь афоризм из изречений кумиров нашей интеллигенции позднего советского периода, допустим, афоризм Трифонова, как долго кто-нибудь копался бы книгах, вспоминая. Трифонов, должны же быть афоризмы у прекрасного писателя. Если задать тот же самый вопрос о Стругацких, афоризмы – то, что относится не к фантастическому допущению, а к их литературному мастерству, — посыпятся сейчас же десятками. Для нас интересно было не железки, не фантастические допущения, не какие артефакты нашли в Зоне, не на каких звездолетах летали по солнечной системе, нас интересовало литературное мастерство Стругацких, тот арсенал художественных приемов, который они использовали, те способы, которыми они укладывали мягко, аккуратно, на умы наших интеллигенции свои идеи.

О. ЖУРАВЛЕВА: Дмитрий, но ведь это ЖИЗНЬ замечательных людей. Про жизнь, про что-нибудь личненькое, кто спортом занимался, кто много пил, кто друг друга недолюбливал…

А. ПЕТРОВ: Кого из комсомола исключили в 65 году за моральное разложение.

О. ЖУРАВЛЕВА: Кто как обзывался в детстве на брата.

Д. ВОЛОДИХИН: Кто пережил ужасную ленинградскую блокаду. Конечно, эта биографическая канва есть. Таковы правила игры, такова серия. И мы отработали биографию Стругацких. Но жизнь писателя – это его произведения, это его тексты. И поэтому нужно было углубиться в творчество, нужно было рассказать о том, чего хотели добиться от своих текстов Стругацкие, что им помешало, где они достигли этого, какими средствами они этого достигли. Очень часто говорят, что Стругацкие хороши тем, что они были писателями идей. Но человек идеи – это любой публицист, любой политический оратор.

О. ЖУРАВЛЕВА: Да и идеи бывают разные.

Д. ВОЛОДИХИН: Совершенно верно. Так вот для того, чтобы эти идеи стали достоянием такого количества людей, как это оказалось в случае со Стругацкими, нужно художественное мастерство, нужно подбирать этим идеям такую литературную оправу, чтобы они засияли подобно драгоценным камням. Получилось так, что Стругацкие были адекватны поколению, для которого писали. В 50-х – начале 60-х страна была охвачена сумасшедшим энтузиазмом космическим, инженерным, научно-техническим – они писали так. А в середине 60-х, когда появилось разочарование в определенных идеалах оттепели и определенная настороженность к тому, что происходит в стране, они сделались писателями-шестидесятниками, не советскими, не антисоветскими, а, по выражению одного исследователя, подсоветскими.

О. ЖУРАВЛЕВА: Есть же общечеловеческие вещи, гуманизм есть, хоть ты советский, хоть антисоветский человек.

Д. ВОЛОДИХИН: Вопрос в том, в какие формы он отливается. Советская цивилизация предполагала разделение на определенные группы писателей. Писатель, который вроде бы и не является яростным противником существующего строя и не является его яростным поклонником, он высовывает часть своих воззрений над водой, как верхушку айсберга, а всё остальное существует под уровнем воды, по выражению одного нашего знаменитого кинематографиста — под темной водой. Поэтому получается так, что сейчас, как показал Карен Шахназаров, СССР превращается в исчезнувшую империю, в своего рода Парфию, которая от нас ушла, Хорезм, о котором знают только специалисты. То, что мы сейчас делаем, пишем о писателях серебряного века, золотого века, открыто для всех и каждого. Те смыслы, которые приходится расшифровывать у людей, писавших в советское время, требуют переводчика, дешифровщика, для того чтобы было понятно, что человек думал, что хотел сказать, что сказал и как восприняли.

О. ЖУРАВЛЕВА: Что хотел сказать автор? Это любимый школьный тезис. На самом деле всё, конечно, не так просто. Потому что хотел сказать автор, вы должны понимать сами. А если что-то не поняли, можете у другого автора спросить, который по-другому это прочел и, может быть, гораздо точнее вас.

М. ПЕШКОВА: Я хочу отправиться в Париж. Ты не возражаешь?

О. ЖУРАВЛЕВА: Мы готовы отправиться в Париж.

А. ПЕТРОВ: И к масонам еще.

О. ЖУРАВЛЕВА: Немножко запаздывает у нас смс-лента, но правильные ответы есть. Слово, от которого образовано слово «гусар», двадцатник, двадцать, поскольку в эти войска брали каждого двадцатого. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Этим людям крупно повезло, они получили книгу о Стругацких. Еще замечательные книги из серии «Живая история» следующим номером нашей программы. Майя сказала про Париж, вы, Дмитрий, говорили про жизнь писателей. Вот 20-40-е годы, повседневная жизнь русского литературного Парижа. Бунин на обложке, красивый сам собою.

А. ПЕТРОВ: Автор замечательный – Алексей Матвеевич Зверев.

М. ПЕШКОВА: К сожалению, его с нами нет, он в ином мире.

О. ЖУРАВЛЕВА: Как всегда, очень красиво, приятно подержать в руках, в отличие от электронных книжек.

М. ПЕШКОВА: В этой серии выходила книга, написанная Зверевым, это был Набоков.

А. ПЕТРОВ: У нас в серии ЖЗЛ не только Набоков. И Набоков, и Толстой в соавторстве, уже дописывал книгу его друг. А эта книга – второе издание. Вообще, книги Алексея Матвеевича Зверева пользуются большой популярностью.

О. ЖУРАВЛЕВА: Выиграйте эту книгу. Пять книг у нас будут в качестве призов. Название какой государственной службы впервые появилось в России во время войны с Наполеоном? Всё тот же 1812-й год, о котором мы вспоминали в связи с гусарами. Смс +7-985-970-4545. Таня интересуется про Стругацких: «Они писали вместе? По книгам видно, что каждый свое». А как вы считаете, Дмитрий, каждый свое, но вместе?

Д. ВОЛОДИХИН: Как раз специалисты утверждают, и мое писательское ощущение, что ничего подобного, они умели слить два принципиально разных таланта, два принципиально разных дарования в нерасторжимое единство. Конечно, можно подсчитывать: вот здесь 15% того Стругацкого, 85% другого, а тут 65 на 35.

О. ЖУРАВЛЕВА: Один лежит на диване, а другой бегает по редакциям.

Д. ВОЛОДИХИН: Правда состоит в том, что в ранних и зрелых Стругацких больше Аркадия Натановича, в поздних – доля Бориса Натановича увеличилась, но всё равно это один писатель, единый писатель братья Стругацкие.

О. ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое за это определение. Это тоже можно счесть афоризмом от Дмитрия Володихина, историка и писателя, который сегодня присутствует в нашем «Книжном казино».

М. ПЕШКОВА: Мы будем записывать за вами.

О. ЖУРАВЛЕВА: Может быть, вы свой автограф поставили бы на книжках.

М. ПЕШКОВА: А мы вам не отпустим без автографа.

Д. ВОЛОДИХИН: Почту за честь.

О. ЖУРАВЛЕВА: Итак, у нас разыгрывается «Повседневная жизнь русского литературного Парижа, 20-40-е», книга Алексея Зверева. Мы задавали вопрос, название какой государственной службы впервые появилось в России во время войны с Наполеоном.

М. ПЕШКОВА: У нас есть еще одна книга из серии «Повседневная жизнь».

О. ЖУРАВЛЕВА: Это просто my favorite. Екатерина Глаголева «Повседневная жизнь масонов в эпоху Просвещения».

М. ПЕШКОВА: Андрей Витальевич, вам слово.

А. ПЕТРОВ: Это как главному масону.

О. ЖУРАВЛЕВА: Как масон масону скажите нам.

А. ПЕТРОВ: Мы тихонько под столом обменялись особыми рукопожатиями. Дело в том, что Екатерина – автор целого ряда книг. Кстати, в серии «Повседневная жизнь» выходили ее книги. Замечательная книга о мушкетерах, замечательная книга о пиратах. А это масоны. Масоны – одно из потрясающих явлений в истории.

О. ЖУРАВЛЕВА: И пугающих очень многих.

А. ПЕТРОВ: Кого-то пугающих, кого-то, наоборот, восхищающих.

О. ЖУРАВЛЕВА: Если вас пугает, прочитайте книжку

А. ПЕТРОВ: Книга очень интересная. Интересный, как обычно в книгах из серии «Повседневная жизнь», еще и удивительный фоторяд.

О. ЖУРАВЛЕВА: В эпоху Просвещения много фотографий было сделано?

А. ПЕТРОВ: Я имею в виду репродукции, причем в свойственной для «Молодой гвардии» манере, дуплексная печать, очень дорогая, красивая. Поэтому читатель получит наслаждение и от текста, и от фотоиллюстраций. Если можно, Майя, я хотел бы рассказать о том, что выходит.

М. ПЕШКОВА: Я очень хочу услышать, что у вас в портфеле и что выходит.

А. ПЕТРОВ: Очень много интересных книг. Только что вышла книга и готовятся книги в продолжение по кавказской теме. Ведь «Молодая гвардия» сделала так, события на Кавказе, они с двух сторон видны. У нас выходили книги о шейхе Мансуре, выходила книга об имаме Шамиле несколькими изданиями. Сейчас вышла книга о Цицианове, предшественнике генерала Ермолова. Кстати, Александр Сергеевич Пушкин в стихах…

М. ПЕШКОВА: Именно эта книга будет у нас суперпризом.

О. ЖУРАВЛЕВА: Товарищи, я прошу прощения. А как же суперприз?

М. ПЕШКОВА: Сейчас?

О. ЖУРАВЛЕВА: Да.

А. ПЕТРОВ: К Цицианову потом вернемся обязательно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Во-первых, нам нужно разыграть масонов на смс. Сейчас задаю еще один вопрос на смс. До середины 19 века в Москве не было номеров домов. Как горожане обозначали нужный адрес? По какому признаку? Можно одним словом этот признак обозначить. По чему определяли адрес, считали дом от чего?

А. ПЕТРОВ: Это за масонов. А теперь суперприз.

М. ПЕШКОВА: В суперприз входит 4 книги издательства «Молодая гвардия». Здесь книга о Леонардо да Винчи, книга о Марлен Дитрих, а также книга из серии «Повседневная жизнь французского и иностранного легиона». Я очень хочу, чтобы читатели ее получили. И книга, о которой Андрей Витальевич говорил, о Цицианове.

А. ПЕТРОВ: А Валентин Федорович еще добавляет в суперприз книгу о Киме Филби.

М. ПЕШКОВА: Итого 5 книг.

О. ЖУРАВЛЕВА: Причем ЖЗЛ, там чудесная карманная серия, более изящная, в ладонь хорошо ложится, мне очень нравится. Вопрос. Какому русскому генералиссимусу Петр Первый в знак милости собственноручно отрезал бороду? Так сказать европеизировал на глазах. Здравствуйте, мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ1: Здравствуйте. Глеб.

О. ЖУРАВЛЕВА: Кому отрезал бороду Петр Первый?

СЛУШАТЕЛЬ1: Шеину.

О. ЖУРАВЛЕВА: Какой вы молодец. Правильно, Алексей Шеин. Глеб, вы выигрываете суперприз.

А. ПЕТРОВ: Как только генеральный директор Филби добавил…

О. ЖУРАВЛЕВА: Шеин – правильный ответ. Глеб получил суперприз.

М. ПЕШКОВА: Я хочу сразу второй разыграть.

А. ПЕТРОВ: А кавказская тема? А Цицианов?

М. ПЕШКОВА: А он будет после второго приза, это два одинаковых суперприза.

О. ЖУРАВЛЕВА: Мы должны разыграть еще один суперприз. За что московский митрополит Филарет осудил роман Пушкина «Евгений Онегин? Конкретная фраза. Что не понравилось митрополиту в «Евгении Онегине»? За какую фразу ругал Филарет роман Пушкина?

СЛУШАТЕЛЬ2: Здравствуйте. Елена. За то, что женщина призналась в любви.

О. ЖУРАВЛЕВА: Боже упаси. 363-36-59. Здравствуйте

СЛУШАТЕЛЬ3: Здравствуйте. Елена. Я хочу сказать, как тяжело в эфире слушать Ольгу Журавлеву.

О. ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое. Неправильный ответ. 363-36-59. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ4: Здравствуйте. Меня зовут Сергей. Филарету не понравилась фраза «и стаи галок на крестах».

О. ЖУРАВЛЕВА: Сергей, вы молодец. Прекрасный ответ. Вы получаете чудесный суперприз от «Молодой гвардии». Я только добавлю, что Бенкендорф на эту жалобу ответил, что галки действительно садятся на кресты московских церквей, и винить в этом нужно не Пушкина, а полицмейстера. К сожалению, мы на этом прекрасном моменте должны заканчивать, потому что у нас еще впереди программа «Ну и денек», где Яков Широков всё расскажет». Большое спасибо «Молодой гвардии» за ЖЗЛ, за «Повседневная жизнь», отдельно Дмитрию Володихину за Стругацких. Валентин Юркин, Андрей Петров, Дмитрий Володихин были у нас сегодня в гостях. Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире