'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: 14 часов 17 минут, мы начинаем программу «Книжное казино», которую ведут Ксения Ларина, Майя Пешкова. Майя, приветствую тебя.

М. ПЕШКОВА: Всем добрый день.

К. ЛАРИНА: У нас сегодня в гостях издательство «Ad Marginem». Александр Иванов – главный редактор. Саша, приветствую тебя.

А. ИВАНОВ: Добрый день.

К. ЛАРИНА: И Михаил Котомин – генеральный директор. Миша, здравствуйте.

М. КОТОМИН: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Напомним, что мы работаем и на смс, и на телефон, поэтому выбирайте любые вопросы, на которые вы готовы ответить, вы получаете за это книжки. Как в последнее время повелось, мы делаем несколько вопросов для смс, за которые вы получаете одну или две книги, как минимум два суперприза, которые мы разыгрываем по телефону. Вопросы разной степени сложности, хотя в эпоху Интернета всё это гроша ломаного и яйца выеденного.

А. ИВАНОВ: Всё ответят.

К. ЛАРИНА: Первый вопрос на смс. В каком современном русском романе фигурирует персонаж по имени барон Унгерн. Это историческое, реальное лицо. Ответы на смс +7-985-970-4545. Раз мы начали с этого человека, давайте начнем с него и здесь. Саша, вам слово.

А. ИВАНОВ: Это то, что называется, главный труд жизни замечательного писателя, лауреата многочисленных премий Леонида Юзефовича. Он этот труд писал больше 20 лет. Первое издание вышло в начале 90-х годов.

М. КОТОМИН: В 93-м.

А. ИВАНОВ: А это уже дополненное и почти в два раза увеличенное издание, которое у нас вышло, называется эта книга «Самодержец пустыни. Барон Унгерн и мир, в котором он жил». Для меня это напоминает классическую историческую прозу древних римских историков, где одновременно есть удивительно эмоциональные куски, очень точная историческая фактура. Это история гражданской войны, история удивительного человека, романтика и в то же время настоящее воплощение зла, который решил создать такую империю, отвоевав Монголию у Китая, и принести с Востока знамя изменения мира, изменения сознания на Запад.

К. ЛАРИНА: А с чего этот герой так возбудил воображение Леонида Юзефовича?

А. ИВАНОВ: Об этом рассказано в книге. Дело в том, что Леонид служил в армии в Монголии, там ему монгол рассказал легенду о бароне Унгерне, и эта легенда его очень заинтересовала. Он стал исследовать эту фигуру, изучать ее в архивах, места, где он воевал и где он жил. Через всю жизнь у Леонида эта фигура является его любимым историческим персонажем.

К. ЛАРИНА: Обычно с такой любовью о своих родственниках пишут люди.

А. ИВАНОВ: Похоже на то.

М. КОТОМИН: Леонид выбрал очень правильного героя, потому что барон Унгерн пронизывает время.

К. ЛАРИНА: «Прославился не только своей жестокостью, — я цитирую аннотацию, – но и небывалым утопическим проектом спасения умирающей европейской цивилизации».

М. КОТОМИН: Да, у него была идея запустить новую волну с Востока, новых гуннов, которые смоют и коммунизм, и европейские военные дела Первой мировой войны, эта новая орда должна восстановить монархию и вернуть трепет перед жизнью, ежедневную религиозность.

М. ПЕШКОВА: Получается, произведение Леонида Юзефовича способствовало тому, что прах барона Унгерна переехал в Россию?

А. ИВАНОВ: Это факт, о котором я не знал.

М. КОТОМИН: Прах тут и был. Что значит переехал? Он был расстрелян в Новониколаевске, ныне Новосибирск. Его судили, это был публичный процесс, потому что очень важная была фигура, очень символическая. Его считали монголы богом войны, такая реинкарнация тибетского божества.

К. ЛАРИНА: Я, к своему стыду, первый раз слышу это имя, но я так понимаю, что это восхитительный персонаж.

А. ИВАНОВ: Очень интересный. У Леонида есть удивительное искусство писать об истории, как если она происходит за стенкой и сейчас.

М. ПЕШКОВА: Столько лет преподавать историю. Естественно, она срослась с ним.

А. ИВАНОВ: Он отличный учитель. До сих пор в Перми, где он учительствовал как историк, ходят о нем легенды, он культовый человек в городе Пермь. Он настоящий, очень глубокий историк и блестящий стилист и писатель.

К. ЛАРИНА: Я как девочка, меня заинтересовала вот эта книжка. Когда я вчера разбирала то, что вы прислали в коробках. Конечно, привлекает внимание. «Дроздово поле, или Ваня Житный на войне», автор Вероника Кунгурцева. Что это такое? Это что-то на Чонкина похожее?

М. КОТОМИН: Можно сказать, что про Чонкина, но на самом деле это третий том тоже долгой истории. Вероника Кунгурцева – писатель, который живет в Сочи.

К. ЛАРИНА: Это реальный персонаж? А то знаю я вас.

М. КОТОМИН: Вероника Кунгурцева да.

А. ИВАНОВ: Она вполне себе живой человек.

М. КОТОМИН: Когда у нее родилось двое детей и она была прикована к быту, она стала выдумывать сказки. Формально это сказка, проще всего это сравнить с таким русским народным «Гарри Поттером». Но главный ход Вероники состоит в том, что она пытается соединить сказку и социальную трагедию. Первый роман «Волшебный мел» был посвящен 1991 году, второй роман «Ведогони» был посвящен Буденовску и Чеченской войне.

К. ЛАРИНА: Кошмар.

М. КОТОМИН: При этом это сказка, это действительно читается подростками, я племянницам давал, все в восторге. Но это такой странный русский народный галлюциноз. Т.е. это реакция такого общественного сказочного мнения на то, что мы не можем вычеркнуть, это через новости к нам приходит, не это можно поместить в такое сказочное зло. Потому что сказки, в принципе, довольно аморальные все. Змей Горыныч, Баба Яга, там довольно много жестокости. И функцию этой жестокости вполне можно взять из реального мира.

А. ИВАНОВ: Известный персонаж, например, домовой, домовой сталинист Шишок, с медалью «За отвагу».

К. ЛАРИНА: Какая прелесть. А никто еще не брался за экранизацию?

М. КОТОМИН: Еще нет. Может быть, сейчас кому-нибудь передадим привет через радиоэфир.

К. ЛАРИНА: Шишок-сталинист.

А. ИВАНОВ: Однорукий, с медалью «За отвагу».

К. ЛАРИНА: Этих книжек у нас сколько?

А. ИВАНОВ: Восемь.

К. ЛАРИНА: Мы можем подарить сейчас тем, кто правильно ответил про барона Унгерна?

А. ИВАНОВ: Можем.

К. ЛАРИНА: ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Все они знают про Пелевина. «Чапаев и пустота» — книга, в которой появился персонаж барон Унгерн, который главный герой книги Леонида Юзефовича.

М. КОТОМИН: Считается, что «Чапаев и пустота» во многом был инспирирован первым изданием этой книги.

К. ЛАРИНА: Пошли дальше. Я сейчас задам следующий вопрос. Кто придумал псевдоним Лимонов? Присылайте ваши ответы на смс +7-985-970-4545.

А. ИВАНОВ: Расскажем о следующей книжке. Это книжка французского социолога и философа Ролана Барта, которая называется латинским названием «Camera Lucida», или «Светлая комната (Комментарий к фотографии)». Это, пожалуй, самая главная европейская книжка о природе, о духе фотографии, о фотографии как искусстве и как о специальном виде человеческого опыта. Написано это в форме свободного, стилистически очень выверенного эссе о природе, об истории фотографии. Это второе издание этой книжки, первое было у нас в 90-е годы сделано. Эта книжка является абсолютно культовой для всех, кого интересует фотография и вообще современное искусство и современные виды изображения.

К. ЛАРИНА: Как учебник еще можно его использовать.

А. ИВАНОВ: Как учебник, как некое введение в теорию, философию и эстетику фотографии.

К. ЛАРИНА: И фотографий здесь очень много.

А. ИВАНОВ: Здесь много фотографий. Барт в этой книге сочетает очень лирическую интонацию, почти интимную, потому что он говорит о многих фотографиях, которые играли важную роль в его человеческом опыте, и одновременно это такое введение в теорию фотографии.

М. ПЕШКОВА: Вы, наверное, следите за книгами, которые выходят, и видели книгу по проекту Акунина «Фото как хокку».

А. ИВАНОВ: Да.

М. ПЕШКОВА: Мне кажется, моментом, от которого оттолкнулся Акунин, делая свой проект, явились те фотографии, которые представлены в этой книге, и представлены тексты, которые писали члены той семьи, о которой они рассказывают в виде фоторяда.

А. ИВАНОВ: Может быть.

К. ЛАРИНА: Обращаю ваше внимание, мы живем в эпоху абсолютного абсурда. Особенно это происходит в нашем эфире, когда к нам приходит Иванов со своими книжками. Потому что в то время, когда мы вам рассказываем о прекрасном, к нам на смс пришла такая телеграмма: «Мне 14 лет. Я хочу секса. Это мое право. А почему парней сажают, если у нас всё взаимно? Маша».

А. ИВАНОВ: Сажают куда, в тюрьму?

К. ЛАРИНА: Сажают в тюрьму, если секс с несовершеннолетней. А женщин не сажают, если они совратили несовершеннолетних.

А. ИВАНОВ: Это какая-то метафизическая часть, просто выбивает стул. (СМЕЮТСЯ). У меня не ответа. Надо подумать.

К. ЛАРИНА: Это в качестве дополнения. Идут правильные ответы на наш вопрос – кто придумал псевдоним Лимонов. Скоро мы получим имена победителей. Давайте пойдем дальше по иностранцам, скажем про Сержа Гензбура, личность известная в нашей стране.

М. КОТОМИН: Очень смешная безделушка на самом деле. Потому что это единственный прозаический опыт известного певца, композитора, музыканта Сержа Гензбура, у которого были русские корни. Он написал очень маленькую повестушку под названием «Евгений Соколов», это такой памфлет, в котором выведена парижская светская тусовка 70-х, главный герой русский художник с врожденным уродством. По сути дела это Серж Гензбур, который вдруг становится, несмотря на все свои слабости и уродства, очень популярным. Пресса, лимузины и так далее. Мне эта книжица нравится своей легкостью. Два замечательных предисловия мы включили в это издание. Одно – это предисловие жены Сержа Гензбура Джейн Биркин, где она описывает, как эта прозаическая шутка родилась, описывает бытовой контекст. К сожалению, мы по-французски не читаем, но Биркин говорит о том, что часть этой шутки состоит в том, что Гензбур пытался стилизовать блистательный французский 19 века.

К. ЛАРИНА: А чей перевод, кстати?

М. КОТОМИН: Натальи Чесноковой. Перевод хороший. Но во французском, очевидно, есть большее количество каких-то нюансов.

К. ЛАРИНА: Вам надо сделать на двух языках книжечки. Так интересно рассказываете.

А. ИВАНОВ: Вторым изданием сделаем на двух языках.

М. КОТОМИН: А второе предисловие музыкального критика Максима Семеляка, который скорее рассказывает о том, что такое Серж Гензбур для русских слушателей, как эта музыка сюда проникала, какая была история с этой музыкой в Москве.

К. ЛАРИНА: У нас будет обязательно вопрос про Сержа Гензбура, но уже по телефону. Сейчас у нас новости, потом продолжим программу.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Возвращаемся в программу «Книжное казино». Сегодня у нас в гостях издательство «Ad Marginem» в лице главного редактора Александра Иванова и генерального директора Михаила Котомина. У нас пришли правильные ответы про Лимонова. Вагрич Бахчанян – автор этого псевдонима. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Что мы за это дадим? Ханс Плешински «Портрет невидимого». Сейчас расскажем про нее. А я задаю следующий вопрос на смс +7-985-970-4545. Как назывался роман Прилепина «Санькя» в рукописи? Я листаю книгу Плешинского и думаю: вот такие книжки издает «Ad Marginem»… И как существовать между законом о противодействии экстремизму и запретом на пропаганду гомосексуализма? Что делать нам с Плешинским?

М. КОТОМИН: То же самое, что делать с русской классикой, с древними текстами. Это же ретроспективная модель. Если сейчас прочитать Ветхий завет, с точки зрения допустимости каких-то вещей, с точки зрения современной нормы, тоже может возникнуть много вопросов. Тот роман, который вы держите в руке, он, безусловно, не о гомосексуализме, а о культуре Мюнхена, о старой Европе, которая переживает сложные времена. Это роман-оммаж об ушедшей старой Европе, которая, с точки зрения автора, как раз стала истончаться и исчезать в конце 90-х.

А. ИВАНОВ: Была эпидемия СПИДа, которая унесла очень много жизней, в том числе довольно выдающихся деятелей культуры. Можно вспомнить и Рудольфа Нуриева, и Мишеля Фуко, и очень-очень многих. Да, герои этого романа есть и гетеросексуальные, и гомосексуальные. Но речь, как Михаил правильно говорит, не об этом, а о том, что на смену… Как один герой говорит, «была эпоха, когда разговоры о литературе, искусстве, философии были нашими повседневными разговорами». На смену этой эпохе пришла эпоха условного менеджмента. И здесь описано, как выглядит, например, эволюция европейской культурной среды, например, как галерея меняет свой облик из гуманитарного института в сторону института бизнеса.

М. КОТОМИН: Меняется издательство.

А. ИВАНОВ: Как меняются литературные круги, как меняется стиль жизни, разговоров. И как эта перемена происходит на рубеже тысячелетий. Михаил правильно назвал, это такой оммаж, некое посвящение уходящей европейской культуре последней четверти прошлого века, что и делает его интересным. Как говорят, мы любим Чайковского как композитора, а не за это.

К. ЛАРИНА: Тем не менее, я не случайно так провокационно свои вопросы вам поставила по поводу этих всех законодательных инициатив, которые происходят вокруг нас. Как можно противостоять этому дебилизму чиновников и в данном случае людей, которые, по сути, законодательную власть представляют? Они будут утверждать эти законы. Они их утвердят. Это сначала казалось милой шуткой на тему пропаганды гомосексуализм, а сейчас всё всерьез.

М. КОТОМИН: Мне кажется, у России правовое поле распространяется только на людей, которые находятся в каком-то еще экономическом современном российском пространстве. Поэтому любые законы в нашем обществе используются только вслед за какими-то экономическими процедурами. Из-за того, что книги давно уже не являются носителями денег, вся эта строгость законов обрушится на рекламную кампанию «Кока-Колы», где могут что-нибудь найти. К сожалению, у нас закон – это повод вступить в товарно-денежные отношения.

К. ЛАРИНА: С государством.

А. ИВАНОВ: Мне кажется, здесь при встрече руководителей нашей страны с писателями есть какое-то ощущение легкой скуки, которая исходит от этих встреч. Если бы российским писателем была Джоан Роулинг с «Гарри Поттером» и с полутора миллиардами фунтов дохода, вот это вызвало бы у наших правителей живой интерес.

М. КОТОМИН: Живой и неподдельный интерес.

А. ИВАНОВ: Ей бы они могли всерьез заняться. (СМЕЮТСЯ). Рекомендовать, как правильно использовать эти деньги, как найти партнеров по бизнесу. А что обсуждать какие-то жалкие гроши, которые получают наши даже самые высокопоставленные и тиражные писатели? Поэтому для них это скучная тема. Миша прав, то же самое касается и этих сложных вопросов. Потому что литература – это такой вид коммуникации, который сейчас в российской действительности всё больше становится уделом чудаков, я бы так сказал. Поэтому для власти эти чудаки не представляют никакой опасности.

М. КОТОМИН: И никакого интереса.

М. ПЕШКОВА: Вы хотите сказать, что нормальный человек в литературу не придет?

К. ЛАРИНА: Нет, нормальный читатель.

А. ИВАНОВ: В принципе, современность вскрывает очень важный полюс – литература всегда была уделом чудаков.

К. ЛАРИНА: Ужасно.

А. ИВАНОВ: Ксения, мне кажется, это прекрасно. Потому что эта тема 90-60-90, бестселлер для всех, она уходит, и она уходит везде в мире. И чем больше будет вот таких странных читателей… А любой читатель, мне кажется, странный и чудак по-своему. Никакого общего вкуса, чтобы все читали одно, нет. Чем больше будет вот этих странностей, этой индивидуальности чтения… Мы за это. Для этого мы на Non/fiction объявим о создании альянса независимых издателей.

М. КОТОМИН: И книготорговцев.

А. ИВАНОВ: Потому что мы чувствуем, что надо создавать совершенно параллельную читающую Россию.

К. ЛАРИНА: А дадут это сделать?

А. ИВАНОВ: Конечно, дадут.

К. ЛАРИНА: Они очень боятся. Больше трех не собираться. Знаешь закон?

А. ИВАНОВ: Нет, это гражданский институт. Наоборот, все очень довольны, есть какой-то шанс новой поляны.

К. ЛАРИНА: А на что жить, Саша?

А. ИВАНОВ: Будем собирать всякие возможности получения и государственных грантов, и каких-то частных грантов.

К. ЛАРИНА: Книги сейчас очень дорогие.

М. КОТОМИН: Про что жить очень интересное применение к книгам, которые написаны легендарным американским издателем Андре Шиффрин, сейчас эту книгу издательство «Новое литературное обозрение» переиздало. Книга называется «Легко ли быть издателем», там описано, как менялась профессия издателя во второй половине 20 века на Западе. Это коснулось нас, издателей. Всегда по социальному своему статусу находился где-то на уровне университетской профессуры. Что-то изменилось в 90-е: почему-то издатель стал оценивать себя как раз в рамках менеджмента, стал себя сравнивать с какими-то медиа-менеджерами высокопоставленными, с банкирами и так далее. Поэтому эта книжная беднота, она на самом деле не так губительна. Потому что как сейчас живут университетские или школьные учителя? Так же живет и книжный издатель, издатель, который занимается – как нас упрекают наши более коммерческие коллеги – какой-то миссией. Хотя это не миссия, это всего лишь осознанный выбор того, что ты издаешь.

К. ЛАРИНА: А как платить авторам, переводчикам?

М. КОТОМИН: Так же. А как в школах учителя работают? Все как-то крутятся, есть какие-то гранты. На самом деле, конечно, независимое книгоиздание в России сейчас переживает настоящий героический период. Те, кто остались и продолжают издавать книги, делают это неимоверными усилиями. Поэтому мы как раз и хотим через альянс скорее привлечь сначала внимание общества к этой другой книжной зоне.

К. ЛАРИНА: Это, может быть, еще и правильный путь к альянсу, к объединению какому-то, чтобы не попасть в лапы какого-нибудь монополиста.

М. ПЕШКОВА: Чтобы вас не купили.

К. ЛАРИНА: Мы знаем, как крупная рыба пожирает более мелкую.

А. ИВАНОВ: Не то слово. И пожирает очень хорошие, профессиональные команды, которые занимаются косметическим ремонтом этих зомби-лиц, всяких больших концернов. Но если вы зайдете в любой магазин сети «Буква» или «Новый книжный», то ваше впечатление будет, что вы не совсем в книжном магазине, вы находитесь на товарном складе, где единственное, что выставлено наверх, это бестселлеры, которые формируют зону жесткого диктата общего вкуса: вот если ты правильный, ты должен читать этот набор из ста книг. И это, конечно, уничтожает какие-то ростки…

М. КОТОМИН: Это уничтожает читателей. Это очень сильно бьет по читателю.

А. ИВАНОВ: Ксения правильно сказала, цены на книги очень сильно возрастают. Потому что идет возгонка гонораров, перекупаются авторы за очень большие деньги. Последний пример – это переход Людмилы Улицкой в «АСТ», например. Я не знаю всех подробностей, но думаю, что какой-то чемоданчик там был занесен.

К. ЛАРИНА: Это всё равно что Галкин, который переходил с Первого канала на второй или наоборот, не помню.

А. ИВАНОВ: Т.е. эту возгонку можно довести до того, что люди просто перестанут ходить в эти склады за книгами. Сейчас видно, что очень растет популярность Ozon'а, потому что там, по крайней мере, нет этого давления на читателя.

К. ЛАРИНА: Хочу сказать, что мы не дождемся правильного ответа на этот вопрос. Тяжелый оказался. Давайте сами на него ответим. Как назывался роман Прилепина «Санькя» в рукописи?

А. ИВАНОВ: Давайте ответим. В рукописи он назывался «Дорога в декабре»

К. ЛАРИНА: А где-нибудь про это сказано?

А. ИВАНОВ: Где-то в интервью, по-моему.

К. ЛАРИНА: Даже в Интернете никто не нашел.

А. ИВАНОВ: «Дорога в декабре» – в таком виде мы получили этот роман, и мы инсталлировали название «Санькя», и Прилепин согласился с этим названием. И появился литературный герой тут же с таким названием.

К. ЛАРИНА: Давайте мы разыграем большой приз, куда мы включаем Юзефовича, Барта и Юнгера, про которого мы еще не говорили. Эрнст Юнгер «Семьдесят минуло», так называется эта книжка. Сейчас скажем про нее. Только я хочу уже по телефону разыграть наш суперприз. Телефон 363-36-59. Внимание, вопрос, который я вам задам. Премию имени какого писателя получает Юнгер в 1982 году? Подсказка – в разные годы этих писателей издавало одно издательство (неразборчиво).

М. КОТОМИН: Можно даже увеличить подсказку – не в разные годы, а в разные века.

К. ЛАРИНА: 363-36-59, телефон звонит. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ1: Здравствуйте. Может быть, Гонкур.

М. КОТОМИН: Нет. Это немецкое издательство и писатель немецкий. Просто в вопросе скрыта долгота существования издательства (неразборчиво», уже несколько столетий существует это издательство.

К. ЛАРИНА: 363-36-59. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ2: Здравствуйте. Артем. Может быть, это Премия Гете.

А. ИВАНОВ: Совершенно верно.

К. ЛАРИНА: Спасибо, Артем. Записали ваш телефон. Целых три книги у нас Артем получает. Про Юнгера давайте скажем.

А. ИВАНОВ: Как Остап Бендер в «Двенадцати стульях» говорил о Кисе Воробьянинове, это великий, это мощный старик. Юнгер – это уникальная фигура в европейской литературе. Во-первых, он дожил до 103 лет. И до последнего момента он был в совершенно ясном уме и писал книги. Он знаменит еще тем, что он начал свою биографию как командир разведроты в Первой мировой войне, где получил 17 ранений. После войны он пишет мемуарный роман под названием «В стальных грозах». Этот роман становится символом немецких солдат, которые очень тяжело проживают это поражение Германии в Первой мировой войне.

Юнгер становится довольно консервативным мыслителем. Но удивительным образом консерватизм Юнгера является странным союзником в том числе и левых мыслителей. Потому что, например, его главный теоретический труд называется «Рабочий», где он приходит к выводу, что в 20 веке, в середине 20 века главной фигурой, универсальной фигурой является именно рабочий, он называет его немецким словом «гештальт», т.е. таким образом, который одновременно формирует социальный тип. Рабочими являются все, по мнению Юнгера, – политики, музыканты, художники, воины и так далее.

Эта книга, которую мы сегодня представляем, она удивительна тем, что Юнгер в возрасте 70 лет начинает жизнь немножко заново. У него новая жена, и он отправляется с ней в кругосветное путешествие. Это удивительно точные, очень яркие заметки умного и очень внимательного к деталям человека о путешествии по Африке, Юго-Восточной Азии. Это такой литературный дневник, блестяще написанный, с удивительными крупицами высочайшего мастерства.

Юнгер считался и считается одним из самых выдающихся стилистов в немецкой литературе 20 века. Но так получилось, что еще в середине 20 века Юнгер был по популярности такой же, как и Томас Манн. Но его консерватизм привел к тому, что он был временно забыт, и сейчас везде в мире есть такой ренессанс интереса к Юнгеру как к совершенно выдающемуся и мыслителю, и писателю, и просто человеку. Потому что когда он умер, на похороны Юнгера приехала вся политическая элита тогдашней Германии.

М. КОТОМИН: И Франции. Миттеран был.

А. ИВАНОВ: И Франции. Он очень популярен во Франции. Вместе с еще одним издательством из Санкт-Петербурга мы открываем вам Юнгера и собираемся дальше продолжать его печатать. Это настоящее удовольствие для литературных гурманов.

К. ЛАРИНА: Пришла очень приятная телеграмма от нашего слушателя Владимира: «В 68 году вышел советско-монгольский фильм режиссера Анатолия Бобровского «Исход», в роли советского разведчика Владимир Заманский, а барона Унгерна замечательно сыграл известный оператор Александр Лемберг».

А. ИВАНОВ: Этого я не знал, это интересно.

К. ЛАРИНА: «Передайте гостям спасибо за издание книги Юзефовича о бароне Унгерне», – пишет нам Дэн. Вот ваш читатель.

А. ИВАНОВ: Спасибо.

К. ЛАРИНА: Давайте разыграем еще один приз. Какую единственную песню на русском языке спел Серже Гензбур? Это известная советская песня. 363-36-59. Второй суперприз мы отдадим за правильный ответ.

СЛУШАТЕЛЬ3: Здравствуйте. Хочу предположить, что это «Подмосковные вечера».

А. ИВАНОВ: Нет, к сожалению.

К. ЛАРИНА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ3: Меня зовут Юля.

К. ЛАРИНА: Давайте Юле что-нибудь утешительное дадим. Тем более у нас есть запас.

А. ИВАНОВ: Давайте. Можно подсказать, что эта песня немножко ближе расположена ко времени Великой Отечественной.

К. ЛАРИНА: Песня военных лет, одна из самых популярных. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ4: Здравствуйте. Меня зовут Ирина. Хочу предположить, что это песня «Хотят ли русские войны».

К. ЛАРИНА: Нет. Это не песня военных лет. Не принимаем даже как вариант этот ответ. Еще пробуем.

СЛУШАТЕЛЬ5: Здравствуйте. Я думаю, что это «Катюша».

К. ЛАРИНА: Нет. Но мы же не можем всем раздавать. Мы только Юле дали за простодушие. Последний звонок, а потом будем на смс искать.

СЛУШАТЕЛЬ6: Добрый день. Я думаю, это песня «В лесу прифронтовом».

А. ИВАНОВ: Правильно.

К. ЛАРИНА: Вы угадали или знали?

СЛУШАТЕЛЬ6: Интернет.

(СМЕЮТСЯ)

К. ЛАРИНА: Гугл Яндекса. Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ6: Гульнара.

К. ЛАРИНА: Гульнара, спасибо большое. Вы выиграли. Спасибо за ответ. У нас остаются последние минуты. Как всегда, вам слово, господа издатели.

А. ИВАНОВ: Хотелось бы поблагодарить всех слушателей и пригласить. 30 ноября открывается очередная ярмарка Non/fiction.

М. ПЕШКОВА: До 4 декабря включительно.

К. ЛАРИНА: Что у вас там будет?

А. ИВАНОВ: Там у нас будет сенсационная новинка, которая прямо на следующей неделе к нам придет из типографии. Это огромный роман, написанный американцем по-французски.

М. ПЕШКОВА: В Москве написанный.

М. КОТОМИН: Он написан от руки на съемной квартире на Чистопрудном бульваре.

А. ИВАНОВ: Роман называется «Благоволительницы», автор Джонатан Литтелл.

М. КОТОМИН: По-французски ЛиттЕлл, американская версия ЛИттелл.

А. ИВАНОВ: Это почти тысячестраничный роман, написанный от лица рассказчика, протагониста, героя, который является офицером СС Максимилиан Ауэ и который воюет на Восточном фронте в Украине, Северный Кавказ, Сталинград, это такая «Война и мир» 21 века.

К. ЛАРИНА: Это фантазия?

А. ИВАНОВ: Это исторический роман. Это фантазия, конечно, это вымышленный герой. У нас был научный редактор, и он говорит, что никогда не встречался с такой исторической точностью. Т.е. там огромное количество фактов, историй. Это фигура чистого зла, этот рассказчик, и в то же время он интеллектуал, он любитель культуры, музыки, поэзии, философии.

М. ПЕШКОВА: Ну и бомбу ты подложил.

А. ИВАНОВ: Это мощнейший роман «Благоволительницы», это из «Орестеи» Эсхиловской, богиня мщения, которая становится богиней благоволительницей.

К. ЛАРИНА: А когда он был написан?

М. КОТОМИН: В 2006 году.

К. ЛАРИНА: А почему в таких странных обстоятельствах, что рукой написан?

А. ИВАНОВ: Он очень часто бывал в России, он работал в разных миссиях, «Врачи без границ» и так далее, как журналист здесь работал. Он очень любит Россию, говорит по-русски. У него трогательнейшая любовь к Москве.

К. ЛАРИНА: А он будет здесь?

А. ИВАНОВ: Он приедет, но не на Non/fiction, потому что как журналист он сейчас находится в Мексике. Он приедет в январе, хотелось бы его привести.

К. ЛАРИНА: Майя, давай его приведем.

М. ПЕШКОВА: Саша сказал, что он интервью не дает.

А. ИВАНОВ: Он интервью не любит. Давайте его приведем, поговорим с ним о чем-нибудь.

К. ЛАРИНА: Мы с тобой поговорим, а он пусть придет посидит. Посмотреть на него.

А. ИВАНОВ: Он замечательный, он очень интересный человек.

К. ЛАРИНА: Эта книга выйдет, 30 числа премьера.

А. ИВАНОВ: Премьера будет 2-го, мы будем ее представлять на ярмарке. Одновременно 2 числа мы будем представлять альянс независимых издателей и книгораспространителей, тоже всех зовем, приходите.

К. ЛАРИНА: А кто туда входит?

А. ИВАНОВ: Сейчас есть рабочая группа. Входят магазин «Фаланстер», магазин «Пиотровский» из Перми, входит книготорговая фирма «Берроунз»...

М. КОТОМИН: Издательство «Текст», проект ОГИ. Мы только начинаем процесс, поэтому 2-го как раз начнем собирать подписантов.

А. ИВАНОВ: Мы объявим и начнем собирать подписантов.

К. ЛАРИНА: Это, кстати, отдельная тема. Может быть, мы соберемся отдельно и даже не в рамках «Книжного казино», чтобы нам ничего не разыгрывать, а в рамках «Культурного шока».

А. ИВАНОВ: Отличная идея.

К. ЛАРИНА: Я предлагаю после нового года собрать представителей из вашего альянса и поговорить.

М. КОТОМИН: А я хотел бы еще сказать про совсем маленькую новость, которая во время Non/fiction тоже у нас случится. В Москве будет проездом наш автор из Владивостока Василий Авченко, мы издаем новую версию книги «Правый руль». Это блистательный документальный роман. Такая идеальная статусная журналистика, где есть и личный драйв, и знание фактов и так далее. И он представит новую версию, потому что там будет маленький эпилог под названием «Корч». Это такой автомобильный жаргон. Но, в принципе, это книга о времени. Т.е. это такая новость из Владивостока. Будет проездом тут сам автор. Это тоже большая редкость. Если вы будете 2 числа на Non/fiction, приходите.

М. ПЕШКОВА: Я там собираюсь жить буквально.

К. ЛАРИНА: Мы забыли рассказать об одной книжке.

А. ИВАНОВ: Давайте расскажем о ней. Это наш киевский автор Алексей Никитин, которого мы открыли и сейчас издаем второй его роман. Первый называется «Истеми». Это такая киевская литературная школа. Вот если вы любите, например, Паустовского, если вы любите Кржижановского, если вы любите Булгакова, то это ваш автор. Это немножко фантазийная, немножко реалистическая, очень стильная и классно написанная история о том, как одна вымышленная игра, придуманная студентами, становится реальностью, как люди попадают в жуткие переделки, как эта игра формирует их судьбу. А второй роман тоже связан с игрой, он называется «Маджонг», он тоже выйдет как раз на Non/fiction, это еще более лихо закрученная история, связанная с поиском и борьбой вокруг неизвестной рукописи Гоголя.

М. КОТОМИН: Третий том «Мертвых душ».

К. ЛАРИНА: Мистификасьон.

А. ИВАНОВ: Там много всего накручено.

М. КОТОМИН: В роман даже войдут фрагменты третьего тома «Мертвых душ».

К. ЛАРИНА: Замечательно у нас получилось сегодня. Мы про всё успели рассказать. Одно из наших с Майей самых любимых издательств «Ad Marginem», напомню нашим читателям и слушателям. Удачи. Чтобы сбылось всё, что планируете. Всегда рады вас видеть.

А. ИВАНОВ: Спасибо. С удовольствием придем.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире