'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА: Так, мы начинаем «Книжное казино». Перед тем как представить наших гостей и начать, собственно, программу, я думаю, что надо будет сказать нашим слушателям – мне пришла информация из нашего любимого магазина «Москва» на Тверской» — что они открыли экспресс-доставку книг по России. Поскольку об этом все время спрашивают наши слушатели, когда можно будет делать заказ из магазина «Москва» в другие регионы России, вот, все для вас, дорогие друзья. Вы можете заказать любые книги, которые есть в ассортименте магазина «Москва» на сайте магазина, и получить их в течение 3-5 дней. Так что, дорогие друзья, можете пользоваться этой замечательной услугой – это очень хорошая информация.

Ну а теперь мы начинаем «Казино», и сегодня в нашей студии издательство «Альпина нон-фикшн». Правильно я прочитала, да?

П.ПОДКОСОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Павел Подкосов. Павел, здравствуйте.

П.ПОДКОСОВ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: И Сергей Шаргунов.

С.ШАРГУНОВ: Здрасьте-здрасьте.

К.ЛАРИНА: Привет, дорогой.

С.ШАРГУНОВ: Привет, дорогая.

К.ЛАРИНА: Майя Пешкова, Ксения Ларина на своих местах.

М.ПЕШКОВА: Здрасьте-здрасьте, всем.

К.ЛАРИНА: И книжка, которую мы сегодня представляем, Сергея Шаргунова, «Книга без фотографий» она называется, да? Она уже вошла в шорт-лист Нацбеста, да?

С.ШАРГУНОВ: Да. И в длинный список Большой книги.

К.ЛАРИНА: И в Большую книгу. Прекрасно.

С.ШАРГУНОВ: Посмотрим, как дальше она будет двигаться.

М.ПЕШКОВА: 25-го числа узнаем.

К.ЛАРИНА: В Нацбесте я не могу ничего сделать, а в Большой книге могу. Обещаю. Вот и Майя тоже отдаст свой голос. Давай отдадим?

М.ПЕШКОВА: Отдадим, конечно.

К.ЛАРИНА: По десятке поставим сразу, не читая?

М.ПЕШКОВА: Вообще даже не глядя.

К.ЛАРИНА: Договоримся. (смеется) Хорошо.

С.ШАРГУНОВ: Надо прочитать обязательно.

К.ЛАРИНА: Прочтем. Нет-нет-нет, книгу прочтем, тем более она без фотографий, что очень интригует.

С.ШАРГУНОВ: Да. Все фотографии на обложке. Даже здесь вот видишь меня ведут?

К.ЛАРИНА: Где? Покажи. А! Это омоновцы забирают на какой-то акции очередной, да-да-да. Ну, вы понимаете, дорогие друзья, что мы сегодня, конечно, подробнее будем говорить о книге Сергея Шаргунова «Книга без фотографий», но это не отменяет нашего знакомства с продукцией издательства, потому что она невероятно красивая и разнообразная. Поэтому я, наверное, попрошу Павла сразу же назвать все остальные книги, которые у нас сегодня есть. Давайте. И по несколько слов сказать.

П.ПОДКОСОВ: Мы сегодня в студию принесли, ну, разумеется, «Книгу без фотографий» Сергея Шаргунова, которую я очень рекомендую прочесть всем. Это, действительно, стоящий текст, по-настоящему стоящий. Я думаю, что и Нацбест, и длинный список Большой книги – это не зря, это, в общем, все очень заслуженно. Книжки, которые мы принесли, сегодня разыграем. Буквально пару слов о каждой. «Викиликс. Избранные материалы» — это первая в мире бумажная книга, которую мы сделали. То есть буквально через месяц после того как сайт стал по-настоящему известен, мы перевели самые интересные материалы, касаемые России, касаемые наших соседей ближайших, и сделали вот такую книгу, в которую вошли самые важные, пожалуй, на тот момент опубликованные материалы.

К.ЛАРИНА: Но это, я так думаю, что это первый том. Наверняка, еще захотите дальше. Потому что все открываются и открываются эти чакры, да?

П.ПОДКОСОВ: Да. Открываются чакры, но наша задача была, в принципе, привлечь внимание читателя к этому феномену, пожалуй, потому что Викиликс, по сути, изменил мир. Люди поняли, что нельзя говорить друг у друга за спиной гадости, люди как-то стали более серьезно относиться к словам. В общем, наверное, Ассанж сделал большое дело, несмотря ни на что.

К.ЛАРИНА: Так?

П.ПОДКОСОВ: Вторая книга, которую мы сегодня представляем, она вышла только что. Я даже не уверен, что она еще поступила во все магазины. Это книга Карен Армстронг. Это великая исследовательница, на мой взгляд, она – самый известный религиовед в мире. У нас выходил до этой книги бестселлер «История бога», он продается очень хорошо, к нему огромный интерес. Особенно в кризис люди, видимо, тянутся к познанию себя и мира. Вот сейчас вышла книга «Иерусалим. Один город, три религии», в которой описывается святость этого города для мусульман, христиан и иудеев. Крайне интересная книга. Несмотря на то, что это научный труд, она читается очень легко и у Армстронг получается как-то о сложных вещах говорить просто. Это очень важно. Это, мне кажется, качество настоящего ученого.

М.ПЕШКОВА: Плюс она – коллега, она теле и радиоведущая.

П.ПОДКОСОВ: Да.

М.ПЕШКОВА: Подарите книжку?

П.ПОДКОСОВ: Обязательно.

К.ЛАРИНА: Да. Сейчас будем выпрашивать, выдергивать.

П.ПОДКОСОВ: Книга великого и ужасного Джереми Кларксона, знаменитого ведущего программы TopGear на Би-Би-Си, которая у нас в России тоже идет по нескольким каналам сразу. Ну, этот человек заслуживает внимания, потому что он всегда бодр, зол и говорит не только об автомобилях. Он, в общем, специализируется на машинках, но каждая его статья о машине – это, в общем, статья об окружающем мире. Известен он, ну, кроме своих передач, тем, что он ведет колонки в нескольких западных изданиях и практически раз в неделю на него подают известные английские политики в суд. Ну, он обязательно в каждой своей колонке скажет какую-нибудь гадость.

К.ЛАРИНА: Выигрывают суды?

П.ПОДКОСОВ: По-разному бывает, как в жизни.

К.ЛАРИНА: Дайте посмотреть. Эта, кстати, книжка должна быть настольной книжкой каждого российского журналиста.

П.ПОДКОСОВ: Да, вот в этом я хотел сказать, что, к сожалению, публицистов такого уровня без страха и упрека, и при этом с очень высоким таким уровнем писательского мастерства, к сожалению, среди наших журналистов есть не очень много.

К.ЛАРИНА: Ну знаете, у нас есть Кашин и все. Нам большего не надо. Правда, Сереж?

П.ПОДКОСОВ: Ну, этого мало. Мне кажется, этого мало. Потому что, Кашин — конечно, гениален, но хотелось бы как-то, чтобы было какое-то разнообразие в журналистской среде, которого я, честно говоря, не замечаю.

М.ПЕШКОВА: А вы считаете, что мы все очень похожи друг на друга?

К.ЛАРИНА: Правильно, замечание правильное. Так, реплики потом. Давайте дальше.

П.ПОДКОСОВ: Книжка, которая вышла буквально только что, опять же. Ну, вот, Майя, собственно, меня просила взять книжки самые свежие, я это и сделал. Книжка «Интеллектуалы XXI века» о современной науке под редакцией Джона Брокмана. Мне кажется, что слушатели «Эха Москвы» — они как раз читатели именно таких умных книг. Это такой классический западный научпоп, крайне интересный. Здесь Джон Брокман собрал 109 интеллектуалов и мыслителей современного мира, которые рассказывают о своих идеях, о том, что будет еще при нашей жизни, но то, что они доказать не могут. Здесь совершенно разные вещи. От того, что кто-то там заявляет, что он верит в то, что у тараканов есть сознание, кто-то верит в то, что любовь победит зло и так далее. То есть совершенно разные мысли касаемо эволюции, происхождения человека, любви, мужчин, женщин, тараканов, как я уже заявлял.

К.ЛАРИНА: Такая, легкомысленная обложка. С курицей.

П.ПОДКОСОВ: С одной стороны, легкомысленная. С другой стороны, она, собственно, показывает вот эту дилемму, что было первое, курица или яйцо. Вот здесь, как бы, игра в этом.

К.ЛАРИНА: Прям хочется все выпросить. Какой кошмар.

М.ПЕШКОВА: (смеется)

К.ЛАРИНА: Первый раз такое.

П.ПОДКОСОВ: Книжка, опять же, интересна тем, что здесь среди 109 мыслителей очень многие нам уже известны – их книги выходили в России. Это Джаред Даймонд, Ричард Докинз, Михай Чиксентмихайи, Гарри Маркус и многие другие. Нассим Николас Талеб. То есть это люди, которых интеллектуалы знают и мнение которых, конечно, очень интересно.

Книжка Этери Чаландзии – это ее не первая книжка в нашем издательстве – называется она «Стадия зеркала», когда женщина знает, чего хочет. Но мне кажется, что в преддверии эпохи отпусков, которая надвигается, это просто очень хорошее, спокойное, развлекательное чтение.

К.ЛАРИНА: Для самолета.

П.ПОДКОСОВ: Для самолета, для пляжа.

С.ШАРГУНОВ: Для приземления и так далее.

П.ПОДКОСОВ: Для приземления, да. Этери пишет очень хорошо, весело и как-то… Ну, вот, есть книги, над которыми стоит думать и размышлять.

К.ЛАРИНА: Как фамилия, еще раз?

П.ПОДКОСОВ: Этери Чаландзия.

К.ЛАРИНА: А это не жена Максима Суханова?

П.ПОДКОСОВ: Она – жена Максима Суханова.

К.ЛАРИНА: А-а-а, ну это я знаю, она замечательный писатель. Легкое перо очень.

П.ПОДКОСОВ: Замечательный писатель, замечательный сценарист и, в общем, наш главный редактор еще к тому же. Ну и, наверное, самая главная книга последнего года нашего, это большой шеститомник, изданный в 3-х книгах, «Уинстон Черчилль. Вторая мировая война». Ну, на мой взгляд, это, в общем, книга достаточно известна, широко известна во всем мире. По моему мнению, это, пожалуй, лучшая книга о Второй мировой войне. Ну, самая важная уж точно. И сам Уинстон Черчилль – фигура, конечно, абсолютно такая, эпохальная.

К.ЛАРИНА: Фигура, равная Черчиллю, да. (все смеются)

П.ПОДКОСОВ: Да, пожалуй, никому больше.

С.ШАРГУНОВ: Это все придумал Черчилль.

П.ПОДКОСОВ: Ну и книга, действительно, настолько сильна и интересна. Ну, мы там, я думаю, еще когда будем задавать вопросы, вспомним о Нобелевской премии Уинстона Черчилля, опять же совершенно заслуженной. Ну, просто потрясающее…

К.ЛАРИНА: С какой любовью смотрит Павел на этот трехтомник. Просто, с любовью.

П.ПОДКОСОВ: Да. Вот, мне еще нравится, как мы его сделали. Потому что наши замечательные дизайнеры смогли сделать эту книгу, такой, вот, как бы, эпохальный труд, они смогли его сделать каким-то очень модным и интересным.

М.ПЕШКОВА: Стильным.

П.ПОДКОСОВ: То есть это современная, хорошая литература. Вот, нам это удалось. То есть она выглядит не скучной – это, в общем, очень важно, мне кажется.

К.ЛАРИНА: Ну а, вот, Рунет – что такое?

П.ПОДКОСОВ: «Рунет: сотворенные кумиры» – это исследование Юлии Идлис о том, как, собственно, появился на свете русский интернет, как возникло ЖЖ, кто были первые люди, его создавшие. Здесь выбраны, ну, на взгляд Юлии, самые важные интернетчики.

К.ЛАРИНА: Там есть Шаргунов?

П.ПОДКОСОВ: Шаргунова там нет, потому что, все-таки, Сергей пришел…

К.ЛАРИНА: Мы были не первыми с Шаргуновым, да.

П.ПОДКОСОВ: ...позже, чем Антон Носик или Тема Лебедев, или Вера Полоскова, или Рустем Адагамов. Здесь, все-таки, рассказывается о тех людях, которые, собственно, начинали, которые оставили первые записи в Рунете, с чего начался ЖЖ, к чему он сейчас пришел. Это, в общем, интересно всем, кто проводит достаточно много времени в интернете, потому что, ну, интересно всегда понять ту среду, в которой ты, как бы, живешь, обмениваешься мнениями, ну и проводишь какую-то большую часть жизни, важную для себя.

К.ЛАРИНА: Все?

П.ПОДКОСОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Потрясающе.

П.ПОДКОСОВ: А, сорри, есть вот эта.

К.ЛАРИНА: А, вот про секс-то, самое главное.

П.ПОДКОСОВ: Напоследок я оставил книжку потрясающего исследователя секса Мэри Роуч, книжка называется «Секс для науки, наука для секса». Один из популярных журналов (ну, мы не будем называть имена, не рекламируя), назвал эту книжку самой смешной книжкой года и, действительно, очень интересно, что журналист научный смог как-то настолько весело описать исследования секса… То есть эта книжка, на самом деле, не совсем про секс – она о том, как исследовали секс. И вот эта тема оказалась настолько веселой и смешной, что, в общем, действительно, я, например, когда первый раз ее читал, хохотал от первой до последней страницы. И мне кажется, для любого человека с чувством юмора это просто находка.

К.ЛАРИНА: Наши пассионарные слушатели живо реагируют на подарки, которые мы вам сегодня предлагаем, и вот я читаю первую реплику, которая сейчас пришла. «У тараканов, конечно, есть сознание. Иначе как бы они заседали в Государственной Думе?» — пишет нам Сергей. (смеется) Вот, аудитория, по-моему, понятная. По-моему, очень правильная аудитория.

Ну что? У нас остается буквально 3 минутки до перерыва на новости. Но тем не менее, можно уже Сереже дать слово, как бы, начальное, пролог. Это, все-таки, мемуары, как я понимаю, Сереж?

С.ШАРГУНОВ: Нет, это в первую очередь художественная проза. И, в общем, насколько я понимаю, для издательства это было тоже таким, оригинальным опытом начать печатать именно прозу.

Конечно, отчасти это автобиографическая проза, рассказ о самом себе, начиная практически с рождения до последнего времени, но, все-таки, через цепочку таких вот художественных историй. Это истории, объединенные одним таким сюжетным сквозняком, и метафора утраты фотографии их объединяет. Но это попытка рассказать не только о себе, но о разных людях. И могу замахнуться на такое, что и, в общем, и о поколении, и о стране. Здесь присутствуют самые разные опыты, встречи с близкими, неблизкими людьми, любовь, рождение ребенка, бунт, поражения, взлеты, поездки на войну. Чечня, Осетия, революционная Киргизия, наша деревня. И смею надеяться, все это сюжетно, фабульно скреплено, то есть это целостный текст.

К.ЛАРИНА: То есть все равно документальные истории, какие-то эпизоды, которые в реальности происходили.

С.ШАРГУНОВ: Ну да, конечно. Переосмысленные художественно, но…

К.ЛАРИНА: А ты как-то это все фиксировал в течение своей жизни?

С.ШАРГУНОВ: Ну, что-то, конечно, записывалось в блокнот.

К.ЛАРИНА: До Живого журнала еще.

С.ШАРГУНОВ: Да. И какие-то вещи возникали как репортажи. Но все было переделано, конечно, когда я написал эту книгу, и написано заново. В общем, это роман.

К.ЛАРИНА: То, что говорит Сергей, похоже на героя нашего времени. Можно это так обозначить как жанр, да?

П.ПОДКОСОВ: Ну, в общем, да. Это, конечно, книга поколения, по сути. Вот, правильно Сергей сказал, что для нас это первый опыт. Мы называемся «Альпина нон-фикшн» и, в общем, всегда соответствовали, то есть мы выпускали в течение нескольких лет только нон-фикшн. Но когда я увидел рукопись Сергея, я просто понял, что есть вещи художественные, мимо которых не стоит проходить.

К.ЛАРИНА: Ну это как раз по жанру как-то на переломе, что называется, между фикшном и нон-фикшном, да?

С.ШАРГУНОВ: Да, это такой, сложный жанр и мне показалось, что это может быть интересно. И прежде всего это было интересно самому мне написать. Вообще, «Альпина» чем хороша? Тем, что они издали книгу мгновенно. Потому что не скрою, были разные соблазны и предлагали другие издательства. Но книга была издана чуть ли не за 1,5 месяца на хороших условиях.

К.ЛАРИНА: Ты еще про нее не забыл, да?

С.ШАРГУНОВ: Да-да.

К.ЛАРИНА: Ну что? Мы сейчас новости слушаем, потом продолжаем наш разговор. После новостей я задам вопросы и дальше пойдем по передаче.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Продолжаем нашу программу. Напомню, что сегодня у нас в гостях издательство «Альпина нон-фикшн», и мы уже Павлу Подкосову предложили некую идею, вот буквально шли новости и реклама. Я думаю, что хорошая идея, перспективная. Но пока не будем про нее говорить, не будем раскрывать, а то кто-нибудь украдет. Вопросы я задаю. Внимание, слушайте, дорогие друзья. Отвечать будете по телефону прямого эфира 363-36-59. В 1953 году на Нобелевскую премию по литературе были выдвинуты 2 кандидата, победил Черчилль. А кто был вторым? Напомню, это 1953-й год.

Следующий вопрос. Кто придумал использовать обратный отсчет для старта космических ракет? Там с десятке начинается? Кто помнит, да?

П.ПОДКОСОВ: Да, по-моему, с десятки.

К.ЛАРИНА: Кто это придумал? Следующий вопрос. На ордене какого прославленного русского военачальника изображен совсем не он, а другой человек? Могу подсказать, что с кинематографом многие вопросы связаны, поэтому имейте в виду, чтобы сразу так не падать в обморок. Какой актер не сумел выиграть конкурс подражателей самого себя? То есть это такой типа конкурс двойников, в котором он тоже принял участие и не выиграл.

П.ПОДКОСОВ: Да-да-да.

К.ЛАРИНА: Следующий вопрос. Каким образом древнегреческие проститутки завлекали клиента? Тут написано «рекламировали себя», мы но тут решили его переформулировать, чтобы было понятно, что это не реклама даже, а именно вот такой призыв, каким образом они его фиксировали в своей внешности, подсказываю я.

Еще один вопрос замечательный, ответ на который поражает просто. Когда Ватикан признал, что Земля вращается вокруг Солнца? Назовите, пожалуйста, год, когда Ватикан признал, что Земля вращается вокруг Солнца. И последний вопрос, тоже потрясающий совершенно. Какой император наказывал офицеров прослушиванием оперы? Вот такие замечательные вопросы. Напомню еще раз номер телефона 363-36-59, и через минут 10 будете отвечать на них в прямом эфире.

Ну давайте вернемся к биографии Сергея Шаргунова, и мой естественный вопрос следующий: с какого времени, Сереж, ты себя помнишь вообще?

С.ШАРГУНОВ: Я очень рано себя помню, потому что вообще ощущение такое, что первые воспоминания присыпаны каким-то пеплом, и ты как во сне находишься. Но мое первое воспоминание состоит в том, что мальчик едет на велосипеде.

К.ЛАРИНА: То есть, как бы, со стороны ты себя видишь?

С.ШАРГУНОВ: Да. И еще поедание клубничин таких, больших. И лето. Вот это такая первая вспышка. А мне, наверное, было тогда, ну, года два. Но мы помним, Зощенко вообще пишет, что он помнит, как его мать кормит и как гром за окном. Многие помнят себя практически из утробы, да? Это книга, где тоже рассказывается о самых ранних временах. Первая глава о странном детстве, о взрослении в семье священника, в такой, очень антисоветской атмосфере, когда я единственный в школе не вступил в октябрята, потом в пионеры.

К.ЛАРИНА: Это было принципиальное решение? Или родители запретили?

С.ШАРГУНОВ: Ну, скорее, все-таки, это было настроение родителей, которое мне передалось.

К.ЛАРИНА: Ты же в обычной школе учился советской?

С.ШАРГУНОВ: В трех. Здесь есть глава школы, в общем, вся книга – это такой ранний мемуар, как уже догадались дорогие слушатели. И 3 школы, разные впечатления. И при этом, вот, разное отношение к времени, такой, наверное, постоянный нон-конформизм. Потому что когда в школе сначала все сладкими голосами рассказывали про Ильича и снегирей, а потом обнаружили, когда уже все рухнуло, залежи с портретами, фотографиями и плакатами, там, Ильича и всего прочего, начали рвать с адским гиканьем. Я единственный бросился все это оборонять и кричать «Ну как вам не стыдно!»

А потом попадание в гимназию, где теми же сладкими голосами дети рассказывали про Иисуса и смоковницу у доски. А потом на улице они как на чужака, как на новенького на меня вдруг все бросились и стали закидывать ледышками, хотя только что рассказывали у доски, что в каждом человеке присутствует спаситель, надо поклониться каждому человеку. И тут вдруг этот расстрел снежками. Я кричу им: «Вы что! Стойте!»

Не буду пересказывать книжку. Но это странное взросление. «Бабушка и Журфак» здесь есть дальше глава, поступление на Журфак и приезд 90-летней очень простой деревенской бабушки в Москву, и некоторый снобизм однокурсников и соучеников, и такая, может быть, довольно забавная история, связанная как раз с факультетом, с их отношениями с уборщицей, и разговоры с бабушкой, ее к этому отношение.

Дальше глава «Болбосы» про трагичную судьбу такого дядьки из Челябинска, который, тем не менее, меня и надоумил пойти в политический отрыв. «Вот, надо бы тебе, да, народ поддержит». Трагичная, грустная история самого дяди, и дальше «Бунт на бегу», собственно, рассказ, который иллюстрирует эта фотография – там и обыск в квартире, и преследование по городу, и задержание.

К.ЛАРИНА: Это когда было? Куда это выходил?

С.ШАРГУНОВ: Ну как же? Все это происходило: борьба против политического монополизма, начало нулевых, середина нулевых. Вот, создание своего движения «УРА!». Как-то мы с Захаром Прилепиным сидели и придумали такое название, оно называлось в честь моей книжки. Достаточно автономное движение. где были приятели, литераторы, музыканты, художники и отчасти наивное было желание изменить общественную ситуацию.

К.ЛАРИНА: А про «Справедливую Россию» там есть?

С.ШАРГУНОВ: И глава следующая «Приключения черни», где рассказывается про вот этот прорыв и про это подавление. Про попадание в…

К.ЛАРИНА: В первую тройку попал, напомним, Сергей.

С.ШАРГУНОВ: На выборы, прорыв на выборы и про исключение из списка.

К.ЛАРИНА: А исключили за что? Давай напомним.

С.ШАРГУНОВ: Ну, все мы помним за что – за критику власти, выражаясь мягко. Все это рассказ.

К.ЛАРИНА: Видишь, бог – не Тимошка. Чем все кончилось, ты видишь?

С.ШАРГУНОВ: Я не злорадствую.

К.ЛАРИНА: Нет-нет-нет.

С.ШАРГУНОВ: Ни в коем случае. И желаю всего хорошего. И тем более присоединяться к хору тех, кто сейчас…

К.ЛАРИНА: Войдут во Фронт.

С.ШАРГУНОВ: В общем, следующая история – это уже глава «Потом», что происходит потом, потому что это вот такой разгром, запрещенность, невозможность нигде работать, отсечение от любых эфиров. Но при этом, конечно, радует рождение сына. И поиск себя, поездки в разные места. Отчасти такой фаталистичный мотив. И я еду на Кавказ, и пытаюсь за стеной Кавказа найти себя.

К.ЛАРИНА: Ну точно, Герой нашего времени абсолютно.

П.ПОДКОСОВ: Да-да-да.

С.ШАРГУНОВ: И глава «В Чечню, в Чечню!» И как раз предстает Чечня не через рассказы, не через мифы, а своими глазами. И я объехал всю Чечню, и был в том числе и в горах, и жил в разных домах, и все это видел, этот сложный, очень драматичный мир, где множество человеческих трагедий. Я увидел живых людей.

Вообще, мне кажется, особенность этой книги в том, что я стараюсь не давать ответов, и эта книга для меня, прежде всего, надеюсь, литература и какие-то выводы читатель делает сам. Я показываю разные правды и, надеюсь, что здесь звучат разные голоса.

И дальше «На войне», поездка в Осетию. А я, кстати, выходил в эфир «Эха Москвы» в прямой тогда и рассказывал, что вижу. Тоже без пристрастий показал вот эту кашу войны.

К.ЛАРИНА: Ты там никаких оценок не даешь?

С.ШАРГУНОВ: Я показываю то, что вижу, и прежде всего важно показать людей, человеческие судьбы и вот эти острые краски. «Как я уволил друга» дальше идет глава. Это тоже я ищу правду, ищу себя, езжу по России, приезжаю в Северодвинск (это, кстати, документальная история) к своему другу, молодому успешному критику, который вдобавок работает в местном Совете депутатов. Меня сначала прекрасно принимают, я выступаю, а на следующее утро ему звонок, потому что поступил звонок уже из Москвы: «У вас здесь Шаргунов предпринимал…» И его увольняют. Да, это реальная история.

К.ЛАРИНА: Ну, вы остались друзьями?

С.ШАРГУНОВ: Ну, конечно, мы остались друзьями. Но я не мог не рассказать об этой истории. В общем, вот так, да. И «Революция в Азии» — это, наконец-то, Киргизия. Пожалуй, единственная постсоветская республика, где все настолько жутко и красочно, и вооруженно произошло. Я своими глазами видел эту революцию в Азии, и тоже там, конечно, множество человеческих судеб, и прекрасные девушки. Это одновременная беспечность. Вот, на одной улице люди сидят в кафе, пьют пиво, а на другой стрельба и падают люди под пулями. И такое, вот, понимание, как все происходит, когда вдруг вываливаются на улицы толпы совершенно обезумевшие. Но там не было никакого политического процесса в какой-то момент, и уже просто озверевшая толпа начала действовать. Это все и грустно, но и, конечно, эти минуты роковые – я рад, что их увидел своими глазами и знаю об этом не понаслышке.

И последняя глава «Воскресенки». Это я приезжаю со своим читателем, приятелем, таким, лихим человеком в далекую русскую деревню. И там все, конечно, в загниении, в запустении. Я встречаю последнего крестьянина, мужика, тракториста, такой странный, колоритный и ободряющий типаж, но при этом у него оба ребенка умерли, «скорая» не доехала и нет даже ни крестов, ни фотографий на этих могилах, и он только косит траву на холмиках. И тем не менее, этот человек… Потому что вся эта книга – это поиск правды и поиск честного пути, и поиск самого себя. И, вот, как ни странно, этот человек меня вдохновляет и произносит какие-то слова, на которых книга и заканчивается.

Но я специально не пересказываю здесь разные яркие сюжеты.

К.ЛАРИНА: Ну, про Кашина почему не написал? Вот, вся эта история. Вот это столкновение впрямую, когда так близко подходит это, мне кажется, очень вписывалось бы в эту книжку.

С.ШАРГУНОВ: Олег есть тут среди прототипов. Но, конечно, все же еще будет написано и все пишется.

К.ЛАРИНА: И жизнь, вообще-то, продолжается.

С.ШАРГУНОВ: И недаром во вступительной главе я говорю, что быть может эта книга еще продолжится.

К.ЛАРИНА: Конечно, да.

С.ШАРГУНОВ: Но сейчас я пишу совсем художественную вещь, такой, совершенно фикшн, роман.

К.ЛАРИНА: Ну, подожди. Все-таки, как интересно. Ты так рассказываешь, и я не могу понять: все-таки, это лирический герой или это Сергей Шаргунов?

С.ШАРГУНОВ: Ну, я думаю, что сколь бы не было это приближено к реальности, все равно литературу всегда нужно считывать так, что в ней действует лирический герой. Потому что, ну, сам язык диктует некоторую иную действительность, нежели та. Потому что литература – она неизбежно изменяет и превращает в нечто иное. Ну, Майя согласится со мной, я думаю?

М.ПЕШКОВА: Да, соглашусь.

С.ШАРГУНОВ: В нечто иное, даже то, что совсем достоверно. Но мне было интересно вот здесь даже зафиксировать такую позднесоветскую реальность тогдашней церкви. «Как я был алтарником» — здесь даже рассказывается о том, как однажды вор схватил икону и бросился прочь, и как я бегу за ним, 12-летний и вот эти гонки по улицам Замоскворечья. Потом он остановился, и что произошло дальше, вы узнаете, приобретя эту книгу! (все смеются)

П.ПОДКОСОВ: Вообще, мне кажется очень важно, что книга потрясающе искренна, что меня глубоко поразило сразу.

К.ЛАРИНА: Ну, по-другому он не умеет.

П.ПОДКОСОВ: Да. Вот это вот глубокая-глубокая искренность, настоящность какая-то этой книги.

К.ЛАРИНА: И очень эмоциональная всегда, заразительная. Потому что даже когда публицистику Сережину читаешь, это невозможно в это не войти, он, как бы, тебя очень сильно теребит.

Сереж, а, вот, все-таки, вот эти столкновения с реальностью, когда ты попадаешь там в Чечню, в Азию, еще куда-то – насколько реальная жизнь совпадает с нашими представлениями о тех или иных событиях? Это меняет вообще твое мировоззрение?

С.ШАРГУНОВ: Очень сильно меняет. Во-первых, конечно, как ни странно, все это дало мне внутренних сил, присутствие там. Именно потрясения каким-то там образом встряхнули. Во-вторых, наши представления, вот все те расхожие штампы, они совсем не соответствуют той жизни, которая там. Потому что очень много мифов, есть демонизация людей, живущих там. Живые, нормальные люди со своими страстями и страданиями. И очень важно…

Я, вот, постарался написать совершенно честно, как я это видел и что я понимал. И Чечню во всей ее сложности. Потому что там у меня идет постоянный диалог с этими людьми, которые меня приютили. И там почти в каждой семье есть, конечно, похищенные, пропавшие без вести, замученные. И как ни странно, вот я гулял по городу Грозному в таком, фаталистичном состоянии после всех этих общественных поражений, один совершенно и фотографировал людей, и не было никаких вопросов ко мне. Наоборот, были там улыбки, ко мне бросались на шею. Ну а потом было некое приключение, такое, странное, уже в горах, в таком, самом крайнем районе Чечни, когда я приехал к колдуну, к знахарю. Я тоже его так описываю…

К.ЛАРИНА: Но там же был какой-то проводник у тебя, да?

С.ШАРГУНОВ: Да. Там одна такая тетушка согласилась проводить вместе со своей дочкой. Мы ехали на такси через всю Чечню туда, и на обратном пути за нами на девятке погнался человек, у него был автомат, кинжал на поясе. Он нас высадил, я вышел. Вот, мы стояли с ним. Вокруг зеленка, вот эти нависающие леса, горы и был такой странный разговор: «Ну что, Москва стоит еще?» и «Ты кто такой? Писатель? Стихи пишешь?» И потом он спросил: «А Тимура Мацураева знаешь?» Это есть такой у них бард. Интересный разговор. В общем, надеюсь, что будет интересно читателю. И это же касается и всех глав, и всех путешествий. Я старался показать людей, показать, прежде всего, людей.

К.ЛАРИНА: Это же можно бесконечно разговаривать с таким человеком. Идеальный собеседник. Так, товарищи, однако, 363-36-59. Где мышь-то? Есть там мышь?

С.ШАРГУНОВ: Вот она, да. У мыши тоже есть сознание.

К.ЛАРИНА: Да-да, точно. (смеется) 363-36-59, мы готовы принять ответы на наши замечательные вопросы. Просто приз надо дать Павлу за вопросы, Майя.

М.ПЕШКОВА: Да.

К.ЛАРИНА: Давай какой-нибудь приз потом дадим.

М.ПЕШКОВА: Непременно.

К.ЛАРИНА: Итак. Пока не буду напоминать – что-то помните, что-то не помните, будем напоминать по ходу дела. А пока включаем телефон уже в прямой эфир. 363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Павел, Москва.

К.ЛАРИНА: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Хочу ответить на вопрос про того, кто первый изобрел обратный отсчет. Это фильм Ланга «Женщина на Луне».

К.ЛАРИНА: Отлично! Молодец, Павел. Спасибо вам большое. Вам какую книжку за это дать?

СЛУШАТЕЛЬ: А что, можно выбрать?

К.ЛАРИНА: Конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: А что еще можно выбрать, Ксения?

К.ЛАРИНА: О, нет, тогда нет, тогда потом выберите, когда будем с вами связываться по телефону.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, договорились.

К.ЛАРИНА: Но ответ совершенно верный. Ну, Павел пусть скажет правильный ответ-то.

П.ПОДКОСОВ: Ну, действительно, Павел из Москвы ответил совершенно правильно. Обратный отсчет был придуман кинематографистами, это фильм 1929 года «Женщина на Луне». Собственно, этот обратный отсчет был придуман для нагнетания напряжения. Уже впоследствии при запуске ракет конструкторы просто переняли вот этот вот художественный прием.

К.ЛАРИНА: Потому что очень концентрирует внимание, конечно, да? Завораживает.

П.ПОДКОСОВ: Да, конечно. Да-да-да.

К.ЛАРИНА: Следующий звонок, пожалуйста. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, я хочу ответить про Нобелевскую премию по литературе. Это Хемингуэй кроме Черчилля.

К.ЛАРИНА: Да, да, совершенно верно.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу книжку Черчилля.

К.ЛАРИНА: Не повезло Хемингуэю, да? А он так и не получил?

П.ПОДКОСОВ: Нет, Хемингуэю дали премию в следующем году, то есть буквально в 1954-м.

К.ЛАРИНА: А, то есть он получил, все-таки. Так, следующий звонок, пожалуйста. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу ответить на вопрос, кто на ордене, чей портрет.

К.ЛАРИНА: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Орден Александра Невского, портрет Николая Черкасова.

К.ЛАРИНА: Да, совершенно верно, абсолютно верный ответ. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Лиана.

К.ЛАРИНА: Лиана, спасибо, записали. Это естественно, потому что нету никакого?..

П.ПОДКОСОВ: Прижизненных изображений Александра Невского не сохранилось, и поэтому, собственно, на орден попал игравший его актер Николай Черкасов.

К.ЛАРИНА: И так до сих пор мы в плену этого мифа и существуем. Следующий звонок, пожалуйста. Алло, здравствуйте. Алло? Да-да, говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Можно ответить про то, когда Ватикан признал, что Земля крутится?

К.ЛАРИНА: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: В 1992 году.

К.ЛАРИНА: Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Наталья, Екатеринбург.

К.ЛАРИНА: Спасибо, дорогая Наталья.

П.ПОДКОСОВ: Потрясающие слушатели.

К.ЛАРИНА: Слушайте, но сам факт потрясающий, да? То есть до этого они, действительно, стояли на том, что не может такого быть никогда.

П.ПОДКОСОВ: Они официально не могли признать, да, до 1992 года.

К.ЛАРИНА: Потрясающе. Так, следующий звонок, пожалуйста. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Я бы хотела ответить на вопрос 4-й – это Чарли Чаплин.

К.ЛАРИНА: Который не смог выиграть конкурс двойников Чаплина.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, он занял одно из последних или 2-е место.

К.ЛАРИНА: Совершенно верно.

П.ПОДКОСОВ: Да. То есть его не признали похожим на Чарли Чаплина.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Я бы хотела книгу про Иерусалим, потому что я там часто бываю.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, сейчас зафиксируем, да-да-да. Леш, запиши там, пожалуйста, про Иерусалим около телефона, да? Так, следующий звонок. Пожалуйста. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Николай I, по-моему, заставлял прослушивать оперу Глинки.

К.ЛАРИНА: Да. Как в качестве наказания. Совершенно верно. Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Ольга из Самары. Можно мне книжку, которая смех безудержный вызывает?

П.ПОДКОСОВ: Это про секс, наверное?

К.ЛАРИНА: А, про секс?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да.

К.ЛАРИНА: Леш, запишешь там?

СЛУШАТЕЛЬ: Просто для смеха.

К.ЛАРИНА: Хорошо, записали.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо огромное, до свидания.

К.ЛАРИНА: Вот, про Николая I я тоже впервые это слышу.

С.ШАРГУНОВ: Какие меткие слушатели, да? Все сразу угадывают.

К.ЛАРИНА: То есть он так ненавидел, да?

П.ПОДКОСОВ: Он очень не любил классическую музыку, и предлагал своим офицерам просто как вариант наказания либо карцер, каземат, либо прослушивание оперы Глинки – видимо, для него это казалось одним и тем же наказанием.

К.ЛАРИНА: Потрясающе, да? Теперь я понимаю, что такое «Deep Purple» в нашей стране. (все смеются) Так, еще у нас осталось? Что у нас осталось? Про проституток-то, товарищи. Каким образом завлекали проститутки клиента, что они такое делали? остальное мы все ответили, да? Давайте попробуем еще звонок.

П.ПОДКОСОВ: Да, Древняя Греция.

К.ЛАРИНА: Да. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Александр меня зовут. Я хотел ответить про орден.

К.ЛАРИНА: Про орден мы уже ответили. К сожалению, вы опоздали – там изображен Николай Черкасов в роли Александра Невского. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий из Москвы. Хотел бы ответить про Чарли Чаплина. Не знаю, ответили уже?

К.ЛАРИНА: Уже ответили – тоже опоздали. У нас только проститутки остались не охвачены. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. По-моему, с помощью специальных набоек на каблуках сандалий, и они оставляли следы «Следуй за мной».

К.ЛАРИНА: Ой, потрясающе! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Артем.

П.ПОДКОСОВ: Артем, браво.

К.ЛАРИНА: Спасибо большое. Отлично! Да, совершенно верно. На набойках было написано «Следуй за мной», да?

П.ПОДКОСОВ: Выбито «Следуй за мной», и в древнегреческой пыли оставлялись вот эти надписи «Следуй за мной».

К.ЛАРИНА: Ну что? Все расщелкали. Я думала, что будет сложнее.

С.ШАРГУНОВ: Отлично.

П.ПОДКОСОВ: Молодцы. Просто, вот, слушатели «Эха Москвы», браво и респект.

К.ЛАРИНА: Что у нас дальше? Какие у нас творческие планы? Это наш традиционный, не блещущий оригинальностью вопрос. Но уж коли вы здесь, скажите: чего ждать?

П.ПОДКОСОВ: Мы продолжаем, собственно, выпускать качественный научпоп. Мы в этом году выведем, так сказать, на российскую арену очень известного западного психолога Михая Чиксентмихайи – он венгр по национальности. Это один из самых цитируемых на Западе психологов, который изучает проблемы счастья. Но, к сожалению, были проблемы с правообладанием в России, и книги очень долго не выходили. Вот сейчас как-то нам удалось решить эту проблему, в этом году мы выпускаем целых 3 книги Михая Чиксентмихайи. Первая называется «Поток». Очень интересный психолог, который считает, что любой человек, независимо от своей профессии, может испытывать состояние счастья, которое он называет, собственно, «потоком». Это примерно те же переживания, которые испытывает художник, писатель или музыкант в момент исполнения высшего напряжения чувств. Вот, каждый человек может испытывать такое состояние, независимо от того, где он…

К.ЛАРИНА: Совершенно не исследованная область человеческого сознания, абсолютно.

С.ШАРГУНОВ: Да. Про счастье мало написано.

П.ПОДКОСОВ: Это очень интересно. Я очень надеюсь, что вот эта книжка «Поток» Михая Чиксентмихайи – она поможет многим людям как-то чаще улыбаться и быть более счастливыми.

К.ЛАРИНА: А вот это направление, которое Сергей открыл в вашем издательстве, такое, на стыке?

П.ПОДКОСОВ: Вы знаете, мы пойдем дальше. Сергей был, вот эта книжка у нас была первой. Я думаю, что мы пойдем дальше – у нас уже достаточно много предложений, в том числе и от знакомых и друзей Сергея, мы их рассматриваем.

С.ШАРГУНОВ: Да, прекрасные разные писатели.

П.ПОДКОСОВ: Да, разные писатели.

С.ШАРГУНОВ: Митя Ольшанский хотел издать.

К.ЛАРИНА: Давно пора.

С.ШАРГУНОВ: У него же хорошие рассказы выходят.

К.ЛАРИНА: Да-да-да.

П.ПОДКОСОВ: Да. Сенчин. Ну, есть еще всякие задумки, о которых, наверное, пока рано говорить. Но я думаю, что мы продолжим это.

С.ШАРГУНОВ: Что касается моей грядущей следующей книги, я еще, конечно, подумаю, давать ее вам или нет.

К.ЛАРИНА: (смеется) Почему?

С.ШАРГУНОВ: Надо сначала дописать. Но надеюсь, уже ближе к осени будет понятно. Решим, поговорим. Но, вот, книга пишется.

П.ПОДКОСОВ: А мы ждем.

С.ШАРГУНОВ: А кстати, вот в этой книге еще много про любовь, хочется сказать.

К.ЛАРИНА: Про свою?

С.ШАРГУНОВ: Да. «Про вас, девочки» есть даже целая глава, где рассказывается именно о том, что самая острая влюбленность, как ни странно, происходила в детстве.

К.ЛАРИНА: Ты помнишь всех.

С.ШАРГУНОВ: Вот, в школе, да. Вот это помнится острее, и вот это ярче всего впечатывается прямо в память фотографически.

К.ЛАРИНА: Сереж, а хороший человек получился у тебя, Шаргунов, который в этой книжке живет?

С.ШАРГУНОВ: Ну, вот, хочется верить, что честно он был нарисован. И, вот, какой есть. Ну, конечно, хороший. Стремящийся к тому, чтобы быть хорошим.

К.ЛАРИНА: У меня, кстати, еще одно предложение, последнее по времени предложение. Мне кажется, что тот самый случай, когда можно совершенно спокойно делать аудиовариант этой книжки, потому что она от первого лица написана…

С.ШАРГУНОВ: Я только за.

К.ЛАРИНА: ...от первого лица прожита и ты это делаешь блестяще. Да, Майя, скажи?

М.ПЕШКОВА: Да. Я думаю, что Михаил Юрьевич гордился бы тем, что у него в полку такой сослуживец.

С.ШАРГУНОВ: И Грибоедов.

К.ЛАРИНА: (смеется) И Грибоедов. Спасибо большое.

С.ШАРГУНОВ: Да, аудиокниги надо делать. Сноб делает постоянно, кстати.

К.ЛАРИНА: Аудиокнижки?

С.ШАРГУНОВ: Из своих номеров. Вот сейчас у них будет литературный. Да. они все время: записываешь рассказ, читаешь.

К.ЛАРИНА: Все, мы на этом завершаем нашу сегодняшнюю передачу. Я так понимаю, что мы наметили долгую и счастливую совместную жизнь. Павел, замечательное издательство, очень перспективное и, главное, как бы, очень наше. Вот, прямо чувствуется даже по заинтересованности аудитории.

П.ПОДКОСОВ: Да, вот мне тоже кажется, что есть прямо некая связь какая-то очень глубокая.

К.ЛАРИНА: Да, да, это очень важно. Итак, «Альпина нон-фикшн» — так называется издательство. Павел Подкосов и Сергей Шаргунов – наши сегодняшние гости. Спасибо вам большое.

П.ПОДКОСОВ: Спасибо.

С.ШАРГУНОВ: Спасибо.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

gad123 17 мая 2011 | 11:38

Замечательная компания! Интересные книжные новинки и с удовольствием выслушал ответы на великолепные вопросы! ( некоторые не знал!).

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире