'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: Итак, мы начинаем «Книжное казино». Дорогие друзья, здесь, в студии «Эха Москвы», Ксения Ларина, Майя Пешкова. Майя, приветствую тебя.

М. ПЕШКОВА: Добрый день.

К. ЛАРИНА: И здесь напротив нас еще Ксении. У нас тут какой-то зашкаливает сегодня эфир Ксениями.

(смех)

М. ПЕШКОВА: Сколько желаний я имею право загадать? Если три Ксении.

К. ЛАРИНА: Я думаю, что три – спокойно.

К. СОБЧАК: Три точно сбудутся.

К. ЛАРИНА: Да. Итак, здесь в студии Ксения Собчак. Добрый день, Ксюш, здрасьте.

К. СОБЧАК: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Ксения Соколова. Здравствуйте, Ксения, и вам.

К. СОКОЛОВА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Сегодня мы представляем книгу, которая называется «Философия в будуаре». Это сборник интервью, — сразу скажем, — которые были опубликованы в журнале «GQ». Я хотела показать в камеру нашим людям. Вот, посмотрите, как это выглядит. Здесь на обложке, конечно же, авторы, да? Интервьюеры. И их интервьюируемые. Это мужчины все. Это, я так понимаю, принцип работы, только с мужчинами работаете.

К. СОБЧАК: Да.

К. СОКОЛОВА: Увы.

(смех)

К. СОБЧАК: Залог успеха и долгой дружбы.

М. ПЕШКОВА: А также наши слушатели получат еще книжки. В частности они смогут выбрать либо книгу Натальи Левитиной, которая называется «Не улыбайся незнакомцу», либо другую книгу, которую написала Александра Артаева, «Счастье с доставкой на дом». Это романтическая история….

К. ЛАРИНА: Вот этих вот замечательных людей мы не знаем совсем. Вот Ксению и Ксению мы знаем…

М. ПЕШКОВА: Мы дадим возможность нашим слушателям ознакомиться.

К. ЛАРИНА: Издательство?...

М. ПЕШКОВА: «АСТ».

К. ЛАРИНА: «АСТ». Все. Значит, дорогие друзья, для вас будут вопросы, — это я объявляю нашим слушателям, — поэтому запомните номер: 363-36-59. Смс тоже для вас работает, вы можете присылать ваши вопросы: +7-985-970-45-45. Много вопросов пришло на наш сайт до начала программы. Ну, Ксения может себе представить, что это…

К. СОБЧАК: Да…

К. ЛАРИНА: Но даже среди этой кучи можно выискать пару-тройку вопросов, которыми я воспользуюсь …

К. СОБЧАК: Ну, луча света можно, да, поискать…

К. ЛАРИНА: Лучей света, да…

(смех)

К. СОКОЛОВА: В темном царстве.

К. ЛАРИНА: Да. Ну, давайте мы с книжки начнем, поскольку, я так понимаю, раз уж мы встретились, наверняка, какие-то еще темы для разговора возникнут. Я так понимаю, что идея принадлежит главному редактору «GQ» Николаю Ускову, потому что он сказал, наверное: «Ребята, это надо издавать книгой». Так это было или вы придумали?

К. СОБЧАК: Честно говоря, нет. Скорее Коле принадлежала идея нашего какого-то совместного проекта и вот нашего удивительного тандема. А идея книжки как-то родилась сама собой, да, Ксюш? Я даже не помню точку отсчета, честно говоря.

К. СОКОЛОВА: Ну да, просто этих интервью уже стало такое количество, и каждое из них вызывает такое интерес…

К. ЛАРИНА: Да, да, да.

К. СОКОЛОВА: … вот, что решили: а почему бы не объединить их? Потом очень многие читатели нашего журнала, они просили как-то найти на сайте, может быть, где-то еще вот эти вот номера, и мы поняли, что как-то надо людям помочь…

К. СОБЧАК: Вот с этого началось, потому что ко мне стали подходить тоже какие-то знакомые, говорить: «Ты не могла бы дать нам «GQ» за апрель две тысяча…»

(смех)

К. СОБЧАК: «Там, мне сказали…» И вот как-то стало понятно, что эти материалы, они пользуются успехом даже через какое-то время, когда уже журнал-то сам купить нельзя.

К. СОКОЛОВА: Да, потом, например, кто-то из героев становится инициатором какого-то очередного информационного повода, и опять выплывает это интервью, и, соответственно, вопросы возникают вновь. Ну, вот такие предпосылки были.

К. ЛАРИНА: Ну, безусловно, среди этих интервью есть настоящие события, которые обсуждаются не только среди читателей журнала «GQ», но и просто в обществе. Это, конечно, и Саакашвили вот совсем недавно, и вот то, что…

К. СОКОЛОВА: Да, наш первый президент. Дай бог не последний…

(смех)

К. ЛАРИНА: … вспоминали перед передачей интервью, которое на меня произвело очень сильное впечатление – это интервью с Иваном Дыховичным тяжелейшее. Я читала и вообще не понимала, как это можно было выдержать. Он, конечно, просто настоящий герой. Ну, тоже, я надеюсь, что мы о нем вспомним. А все-таки я бы хотела вот что узнать у вас. Поскольку Ксению-то я знаю и знаю ее творческий путь, да, и биографию, а про Ксению Соколову я лично узнала только вот в тандеме во время работы в журнале. Как вообще вы объединились? Долог ли вообще путь ваш совместный? Где вы познакомились?

К. СОКОЛОВА: Идея принадлежала мне, когда я еще лично Ксению практически не знала. Вот. На самом деле все началось с того, что в журнале «GQ» была многострадальная рубрика «Секс».

К. ЛАРИНА: Так.

К. СОКОЛОВА: И кто-то всегда должен был ее вести. А секс-колонки в журналах обычно ведут какие-то, я не знаю… пожилые дамы или мужчины, вот, которые нуждаются в деньгах и из последних сил как-то вот что-то такое пишут про какие-то удивительные события, которые происходили либо в их сексуальной жизни, либо вообще. Вот. И мы решили как-то поиграть этой рубрикой и немножко изменить ее смысл. Я подумала, что хорошо бы, если бы это был диалог, и даже не диалог а, собственно говоря…

К. ЛАРИНА: А вы работали уже вот в этот момент в журнале?

К. СОКОЛОВА: Я заместитель главного редактора журнала, вот уже 5 лет там работаю. Вот. И я стала искать себе, соответственно…

К. ЛАРИНА: Партнера.

К. СОКОЛОВА: Партнера, да. Причем уровень моей наглости зашкаливал до такой степени, что партнер мне нужен был соответствующий. (смеется) И, в общем, мысленный взор остановился вот буквально на Ксении Собчак…

К. ЛАРИНА: А вы не были знакомы?

К. СОКОЛОВА: Ну, мы виделись где-то на каких-то тусовках, но не более того. Вот. И дальше мы встретились, вот, и как-то очень друг друга поняли.

К. СОБЧАК: Это была прекрасная встреча. Я почему-то до сих пор ее хорошо помню. Это кафе «Весна», сидит Николай Усков, которого я уже до этого знала чуть-чуть, Ксения Соколова, и они сидят с такими лицами заговорщиков, как будто они хотят мне предложить ну что-то очень неприличное, провокационное и аферистическое. Что, собственно, так и оказалось.

К. СОКОЛОВА: Это было похоже на…

К. СОБЧАК: Лиса Алиса и кот Базилио абсолютно.

«Ксения, у нас есть такое предложение…» Вот. А меня совершенно это не то что не напугало, а мне очень понравилась эта идея. Единственно, — и мы с Ксюшей очень часто потом уже на эту тему говорили, — меня всегда смущало сотрудничество с женщинами. Вот у меня с этим, честно могу сказать, как-то вот всегда не складывалось. Мне с мужчинами всегда в телевизионном пространстве, в медийном всегда было работать легче. И вот поразительно, что у нас на протяжении всех этих лет такие очень хорошие дружеские отношения, которые как-то вот сложились. Нельзя сказать, что мы близкие подруги, да? Но при этом работается нам как-то вот легко.

К. ЛАРИНА: А вы как-то распределяете роли во время интервью? Или это все спонтанно?

К. СОКОЛОВА: Это довольно сложная ситуация. То есть, распределены скорее не роли, а существует некая драматургия, вот, что садятся две, значит, девушки, они все очень разные, они выглядят абсолютно по-разному, вот, и в зависимости от того, как герой на это реагирует, мы принимаем на себя те или иные уже маски и личины. Вот, то есть, злой и добрый следователь или какой-то там садо-мазо…

(смех)

К. СОБЧАК: Пятая колонна.

К. СОКОЛОВА: Пятая колонна. Причем одна из нас… он начинает что-то говорить, одна начинает ему очень сочувствовать, вот, а другая, наоборот, нападает. И он, конечно, хочет в объятья сочувствующей, но там он получает еще более страшный отлуп… (смеется) И так он заводится постепенно…

К. СОБЧАК: Нет, у нас уже есть определенные выработанные схемы за годы работы, вот какие-то свои приемы. И очень смешно, как уже мы чувствуем друг друга и иногда, там, когда происходит само интервью, глазами уже понимаем, куда вот… куда заходит наш зверь, и в какие кусты кто палкой должен его погнать. Это очень смешно.

К. СОКОЛОВА: Есть у нас еще одна фишка: мы довольно часто… в зависимости от того, какой герой нас ожидает, мы одеваемся соответствующим образом. Вот. (смеется) То есть, чтобы еще больше произвести на него впечатления.

К. ЛАРИНА: Я, кстати, не сказала… по поводу одежды сказали… я забыла, что у нас идет трансляция, дорогие друзья, и вы можете посмотреть на наших сегодняшних гостей, на Ксению Собчак и Ксению Соколову. Сейчас покажу, как это выглядит…

К. СОБЧАК: Вот, кстати, тоже поразительно. Представляете, как мы обе сегодня вот расслаблены, тоже примерно в каком-то… Нет, у нас это очень странно в том смысле, что у нас это уже стало таким хорошим приколом. Мы когда идем на интервью, мы никогда не спрашиваем друг друга о том, как мы будем выглядеть и о каких-то вот своих личных вопросах к герою. И невероятно смешно, когда к какому-то герою мы абсолютно одинаково, в одной стилистике одеты. Вот это для меня всегда поразительное ощущение…

К. СОКОЛОВА: В общем, интересная вещь действительно по поводу нас, что при абсолютном несходстве в большинстве вообще вещей, вкусов… мы даже, там, я не знаю… помнишь…

К. СОБЧАК: Принципов…

К. ЛАРИНА: … кто любит, там, от курицы ножку, кто любит от курицы крылышко. Мы любим абсолютно разное. Кто любит сидеть у окна, а кто любит сидеть в проходе – тоже абсолютно разные…

К. СОБЧАК: И это самое малое. У нас разные взгляды на политику, на общество…

К. СОКОЛОВА: Но есть какое-то… вот какая-то зона, где мы абсолютно при этом пересекаемся. Вот. И вот этой зоной мы, вероятно, поворачиваемся к нашему герою, вот, которого, соответственно, с двух сторон и поддавливаем. Но ребята хорошо держатся.

К. ЛАРИНА: А вот такой у меня вопрос: были случаи, когда у вас менялось отношение к человеку после разговора? Когда у вас есть свое собственное сложившееся уже отношение к человеку, вы его знаете, подготовились, да? И во время разговора…

К. СОКОЛОВА: Пожалуй, да…

К. СОБЧАК: Да, бывало.

К. СОКОЛОВА: Пожалуй, да…

К. ЛАРИНА: … какие-то открытия личные, да?

К. СОКОЛОВА: Я думаю, что вот из последних это был Марк Рудинштейн, к которому мое лично отношение в процессе интервью поменялось довольно сильно.

К. СОБЧАК: Для меня, как ни странно, Шевчук. Вот я шла с каким-то… несмотря на вот такой светлый образ, у меня была какая-то такая профессиональная история и вопросы к нему, связанные с вот… пиар ли все это, и не является… это какой-то образ такого стареющего рок-н-рольщика… Вот у меня очень сильно по отношению к нему изменилось мнение.

К. СОКОЛОВА: Да, то есть с Шевчуком было абсолютно…

К. СОБЧАК: Потрясающее интервью.

К. СОКОЛОВА: Действительно потрясающее интервью, где все трое просто раскрылись. И это бывает так редко… ну, вот при том, что действительно вот… идет, это разгорается, как костер, и потом ты понимаешь, что вот происходит просто что-то волшебное. Это действительно вот то, что и является задачей интервьюера – это раскрытие человека. Но там уж был больно благодарный материал, и как-то все трое, поскольку находились… вопросы были у всех по поводу одного и того же, и были разные мнения. В общем, получилось очень хорошее интервью.

К. ЛАРИНА: А пустышки попадаются?

К. СОКОЛОВА: Ну да, но об этом неинтересно даже говорить.

К. ЛАРИНА: Ну и что вот с ними делать?

К. СОКОЛОВА: Ну, ничего. Вести такой салонный треп, потом как-то…

К. ЛАРИНА: Из этого делать…

К. СОКОЛОВА: … моими редакторскими ручками как-то вот делается… (смеется)

К. СОБЧАК: Оживляется.

К. СОКОЛОВА: … это оживляется.

К. СОБЧАК: Но, кстати, есть еще один человек, я хотела тебе сказать. У меня поменялось тоже о нем мнение. Потому что мне всегда он был дико не то что неприятен, но я вообще очень не люблю всю эту такую алкогольную среду вот, так сказать… я ее называю «васильевщина» так общим термином, вот эти алкогольные запои…

К. СОКОЛОВА: … Васильев, собственно говоря, был…

К. СОБЧАК: Да, Васильев…

К. ЛАРИНА: Васильев, который «Коммерсант», да?

К. СОБЧАК: Конечно.

К. СОКОЛОВА: Васильева мы тупо напоили.

К. СОБЧАК: Бурбоном.

К. СОКОЛОВА: (смеется) Поставили стакан бурбона. Подсмотрено мной было в маячке, что он там пьет, и бурбон, и все прекрасно…

К. СОБЧАК: Но там было, собственно, все ожидаемо, кроме того, что он в интервью честно признался о каких-то интрижках…

К. ЛАРИНА: А, там, где он своих журналистов там вспоминал…

К. СОБЧАК: Журналистов, про какие-то интрижки и измены жене. И я ему потом так тактично, как человек, который с ним все-таки еще дружит, и Ксюша тоже, я звоню и говорю: «Алеш, а ты понимаешь, что мы опубликуем это в журнале, это вот, ну, твоя супруга, она тоже прочитает». Он говорит: «Ну ладно, а что уже делать? Ну, сказал и сказал. Уже буду…»

К. ЛАРИНА: Они подписывают, кстати, вот лизируют интервью? Вот это тоже вопрос интересный.

К. СОБЧАК: У нас всегда условие такое, что мы записываем все на диктофон. Мы очень редко даем читать текст…

К. ЛАРИНА: Они не требуют?

К. СОКОЛОВА: Кто-то требует – тогда мы даем.

К. ЛАРИНА: И что? И начинают править?

К. СОКОЛОВА: Есть просто условие того, что… то есть, человек даст интервью, то что ему дадут почитать. Но нам так интересны бывают эти герои, что мы говорим: «Ок», хотя…

К. ЛАРИНА: А если он начинает править? Вот это уберите…

К. СОБЧАК: Это вообще не очень правильно. Это только российская журналистика почему-то так делает…

К. ЛАРИНА: Вот-вот.

К. СОКОЛОВА: Это абсолютно так…

К. СОБЧАК: Ни один журнал «Times» никогда вам не даст на правку интервью. Они могут это гарантировать…

К. ЛАРИНА: Почему-то появилась откуда-то эта мода странная…

К. СОКОЛОВА: Я вам могу объяснить. Во-первых, здесь не имеют понятия вообще о базовых принципах журналистики очень часто. И, соответственно, здесь это пошло от чиновников, вот, крупных чиновников, которые боятся вообще что-либо сказать, потому что от журналиста ждут кармических неприятностей. Я с этим сталкивалась постоянно, в конце концов мне просто надоело брать с ними интервью, я перестала это делать, потому что тебя на грош там тридцать пять раз…

К. СОБЧАК: Ты как-то выкручиваешь…

К. СОКОЛОВА: Да, и редактированного референтами текста, вот, и потом, значит, выхолощенное интервью куда-то идет. Затрачено при этом сил и времени невероятное количество.

К. СОБЧАК: Базовый принцип журналистики заключается в том, что ты обязан, ну, по всем и этическим, и профессиональным соображениям, давать интервьюируемому сверять его прямую речь. То есть, прямую речь его ты можешь ему дать или показать, там… когда даже это интервью журнала «Times», это присылается, — я была поражена, — просто вырвано из контекста…

К. СОКОЛОВА: Конечно.

К. СОБЧАК: То есть, только твоя прямая речь, которую с тобой сверяют, правильно ли…

К. ЛАРИНА: То есть, необработанная?

К. СОБЧАК: Нет, абсолютно.

К. СОКОЛОВА: Вот сейчас я так сделала, когда у нас было интервью с Саакашвили. То есть, оно было сделано в виде интервью с большим куском авторского текста, вот, и я отправила просто ту часть, которая, соответственно, состояла из его прямой речи и наших вопросов. Вот. Редактура, я могу сказать, была совершенно минимальная.

К. ЛАРИНА: Потому что, конечно, я понимаю, что люди все хотят выглядеть лучше, чем они являются, да?...

К. СОКОЛОВА: Да, но здесь опять же вот…

К. ЛАРИНА: Как я говорю, мне хочется, чтобы у меня речь лилась рекой, красивая, связная…

К. СОКОЛОВА: К сожалению, попирается базовый принцип журналистики и именно интервью. Потому что искусство интервьюера состоит в том, чтобы в данный момент времени вытащить из вас какими-то своими ужимками…

К. СОБЧАК: Какую-то информацию.

К. СОКОЛОВА: … и прыжками ту информацию, которую вы не дадите другим. И все. А если вы правите, то вы именно это и убираете…

К. ЛАРИНА: Конечно. Вот поэтому я люблю прямой эфир.

(смех)

К. ЛАРИНА: Слушайте, а вот, кстати, об эфире. А вы не пробовали сделать какой-то вариант телевизионный? Потому что, конечно, с такими красавицами это необходимо просто делать, чтобы картинка была.

К. СОБЧАК: У меня давно была такая идея…

К. ЛАРИНА: А то что у нас там есть…

К. СОБЧАК: … подбиваю Ксюшу это сделать. Но с телевидением возникает другая проблема, проблема героев, понимаете? В журнале мы можем договориться и поехать взять интервью у Михаила Саакашвили или взять интервью на в том числе околосексуальные темы у Кадырова. Или мы можем взять интервью у Немцова, у Лимонова. Понимаете, ну, брать интервью у пяти разрешенных действующих публичных политиков…

К. ЛАРИНА: Понятно.

К. СОБЧАК: … и еще Филиппа Киркорова… Как говорил один мой большой продюсер… он говорит: «Знай, Ксения, к сожалению, наша программа интервью на телевидении устроена так, что если ты не Познер, то рано или поздно у тебя в кадре все равно появится Тарзан».

(смех)

К. СОБЧАК: И вот этот неминуемый фетиш Тарзана, вот он как-то…

К. СОКОЛОВА: Да, и, к сожалению, это правда. То есть, в какой-то мифической и свободной стране, видимо, должна идти та телепрограмма, где мы можем интервьюировать наших героев. Пока эта мифическая страна в журнале «GQ» расположена.

К. ЛАРИНА: Нет, ну, сейчас, слава богу, все-таки есть возможность хотя бы в Интернете это делать…

К. СОКОЛОВА: Ну, может быть. Вот канал «Дождь» или «RTVI» какой-нибудь…

К. ЛАРИНА: «Дождь», конечно. Потому что абсолютно вот такой формат…

К. СОБЧАК: Вот, кстати, вот…

К. СОКОЛОВА: Родилась идея буквально…

К. ЛАРИНА: Конечно. Потому что, я так понимаю, что в этих интервью, которые… сами по себе они читаются великолепно, но там еще интонации важны человека. Тем более, действительно, это не вопрос – ответ, это какой-то разговор очень… кажется, что он стихийный.

К. СОБЧАК: Более того, когда перед тобой умный интересный человек, с которым ты говоришь на одном языке… Вот когда мы ехали из Питера от Шевчука, я все время Ксюше говорила: «Ксюш, я больше всего жалею, что у нас не было камеры». Потому что когда человек 20 минут молчит на твой вопрос, когда ты задаешь вопрос, и человек 20 минут ходит курит и говорит: «Сне надо подумать»…

К. СОКОЛОВА: И при этом ты видишь, что это тишина…

К. СОБЧАК: Не театральная.

К. СОКОЛОВА: … стоит тишина, она вот действительно такими столбами плотными вокруг тебя стоит. Это вообще было, конечно, действительно дико жаль, что камеры не было. А вот, например, такие интервью эмоциональные, как у нас было с Минаевым, например. Ты помнишь?

К. СОБЧАК: Ой, да. Это, кстати, был единственный раз, когда…

К. СОКОЛОВА: Была ругань такая…

К. СОБЧАК: … мы абсолютно встали на разные позиции искренне, и в какой-то момент мне даже показалось, что мы забыли, что с нами сидит Сергей Минаев, потому что вдруг эти два дружеских танка, они развернулись друг на друга…

(смех)

К. ЛАРИНА: Забыли о нем.

К. СОКОЛОВА: (смеется) Забыли, да, про Минаева и пошли друг на друга.

К. ЛАРИНА: У нас сейчас новости, потом мы продолжим нашу программу, и Ксения, наверно, вопросы задаст нашим слушателям, чтобы они думали. Мы прям кучей их зададим. И где-нибудь, там, без пятнадцати два будем принимать ответы. А сейчас новости.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Возвращаемся в «Книжное казино». Здесь у нас Ксения Собчак и Ксения Соколова, сегодня мы представляем книгу «Философия в будуаре». Это сборник интервью, которые были опубликованы на страницах журнала «GQ». А мы, кстати, и не назвали людей. А вот они здесь все изображены: Алексей Митрофанов, Эдуард Лимонов, Александр Цекало, Борис Немцов. Это Минаев, по-моему, да, вот с краю?

К. СОБЧАК: А на задней стороне есть все имена, так что можно не угадывать.

К. ЛАРИНА: А вот они, да-да-да. Борис Моисеев, Гус Хиддинк, Парфенов, Фоменко Николай, Андрей Малахов, Иван Охлобыстин. Боже мой, боже мой, а сколько их всего уже? Посчитали?

К. СОБЧАК: Ну вот каждый месяц в течение четырех лет мы с Ксенией… новую жертву.

К. СОКОЛОВА: И находим, кстати. К нашему большому удивлению, жертвы находятся.

К. ЛАРИНА: Нет, когда нет никаких ограничений, конечно же, они найдутся, я думаю…

К. СОБЧАК: Нет, ну вы знаете, тоже это не так просто. Многие люди отказываются.

К. ЛАРИНА: Отказываются?

К. СОБЧАК: Боятся, отказываются, да. То есть, это такой, очень всегда сложный обмен…

К. ЛАРИНА: А из какой области? Вот какие-нибудь чиновники, политики?

К. СОКОЛОВА: Ну вот Познер отказался, например.

К. ЛАРИНА: А, Познер, да, ну, понятно, да…

К. СОКОЛОВА: Киркоров как-то отказался и очень правильно аргументировал свой отказ, что говорит: «Правду я вам все равно не скажу».

К. ЛАРИНА: А теперь-то небось не против был бы, между прочим.

К. СОКОЛОВА: Не знаю… Сейчас ему да, тяжко… изображать душевнобольного. Мы могли бы помочь легко.

(смех)

К. СОБЧАК: Нужно приходить в розовых кофточках и с режиссерской аппаратурой.

(смех)

К. ЛАРИНА: Кстати, как вам вот работа вашего коллеги Андрея Малахова? Видели это интервью в психушке?

К. СОБЧАК: Ну, это пошлятина ужасная. Это такой вот, знаете, трэшак, как он есть, мне кажется. За последнее время

К. СОКОЛОВА: Я не видела…

К. ЛАРИНА: Ксения…

К. СОБЧАК: … меня удивило два материала. Это Филипп Киркоров, плачущий в больнице на руках Андрея Малахова, вот…

К. СОКОЛОВА: Так мне кажется, это безумно классно. Вообще даже потому, что ты рассказываешь…

К. СОБЧАК: Ну, это такой новый жанр. То есть, вот я думаю: есть ли, интересно, хоть один человек из миллионной аудитории «Первого канала», который верит в эту историю?

К. СОКОЛОВА: Я тебя спрошу по-другому: есть ли один человек, который не плакал, видя это? Я уверена, что плач стоял просто всероссийский.

К. ЛАРИНА: Давайте вопросы зададим. Ксения, прямо их прочтите все кучей.

К. СОКОЛОВА: Давайте. Ну вот вопросы по поводу наших героев. Не сложные.

К. ЛАРИНА: Давайте. Они все с вариантами ответа, поэтому вам, даже если вы не знаете, можете догадаться…

К. СОКОЛОВА: Некоторые с вариантами ответов. Значит, вопрос первый: кого Виктор Батурин считает своим кумиром и учителем жизни? Варианты ответа: 1) Ходорковский; 2) Шариков; 3) академик Сахаров. Второй вопрос: что Рамзан Кадыров ответил нам на вопрос «Есть ли в Чечне секс?»? Здесь…

К. ЛАРИНА: Вариантов нет.

К. СОКОЛОВА: Варианты придумывайте, придумывайте, что он нам мог ответить. Кого Борис Немцов считает секс-символом России? Дану Борисову, Ренату Литвинову, Екатерину Андрееву – три варианта ответа. С кем мы брали виртуальное интервью, потому что интервьюируемый от нас сбежал?

К. ЛАРИНА: То есть, интервью началось?

К. СОКОЛОВА: Нет, было не так.

К. ЛАРИНА: Ну, потом расскажете, когда ответ прозвучит.

К. СОКОЛОВА: Мы поймали его в кустах, но…

К. СОБЧАК: Реально…

К. СОКОЛОВА: Реально выскользнул…

К. СОБЧАК: Он просто побежал.

(смех)

К. СОКОЛОВА: Да. Итак, кандидаты: Владимир Соловьев, Виктор Пелевин, Владимир Путин. Кто нам давал интервью по-английски? Брюс Уиллис, Гус Хиддинк или Джеймс Кэмерон. Про Рамзана Кадырова мы не можем не задать еще один вопрос интересный. Что нам подарил президент Чеченской республики? Бриллианты 15 карат, живого тигра, два платочка головных. С кем колумнистки провели ночь? Вопрос последний. Президент Лукашенко, бывший президент Ющенко, президент Саакашвили.

К. ЛАРИНА: Ну что же, думайте…

К. СОКОЛОВА: Выигрывайте.

К. ЛАРИНА: Выигрывайте…

К. СОКОЛОВА: Играйте и выигрывайте.

К. ЛАРИНА: Да. И звоните. Напомню номер: 363-36-59. По поводу названия. Конечно же, первое, что я получила, когда мы объявили, кто у нас в гостях и по какому поводу: «А такая книга уже написана».

К. СОКОЛОВА: Да, Маркиз де Сад…

(смех)

К. ЛАРИНА: … наши интеллектуальные слушатели, да.

К. СОКОЛОВА: Да, и слушатели правы. Мы не можем с ними не согласиться. (смеется) То есть, мы тупо украли название, вот, как любим.

К. ЛАРИНА: Ну, на самом деле, это, конечно, определяет стилистику разговора. Я бы хотела вот вернуться все-таки к Ивану Дыховичному. Человек, которого я невероятно любила какой-то просто…

К. СОКОЛОВА: И разлюбили?

К. ЛАРИНА: Нет, потому что его нет. Любила, когда он был живой, Иван Дыховичный.

К. СОБЧАК: Мой друг очень близкий, очень дорогой мне человек тоже…

К. ЛАРИНА: Для меня это было, вот когда читала это интервью… я напомню, что в этом интервью разговор шел о состоянии человека, который знает, что он уходит из жизни. И вы это понимали, что это человек, который уходит…

К. СОБЧАК: Я вам скажу более того, в этом интервью, оно… как идею этого интервью я поняла, что я могу поговорить с Ваней об этом, потому что, ну, я уже знала эту ситуацию несколько лет, и мы все его как могли поддерживали. И потом был какой-то переломный момент, когда я приехала к нему в больницу, и он как раз проходил курс химиотерапии, он очень плохо выглядел: лысый, болеющий сильно человек, но при этом в нем была такая жизнь, он то есть… Я боялась, что я вот своим видом расстрою его, и я старалась вот держаться, как могла. И настолько мне это там не понадобилось… Он рассказывал мне какие-то анекдоты, он шутил, он веселился. И было видно, что в нем столько сил, жизни, не смотря на то, что картинка, которая была передо мной, она совершенно не соответствовала этому. И в этот момент я поняла, что с ним об этом поговорить не просто можно, а, может быть, и нужно, потому что он в России, наверно, единственный такой человек, который может рассказать об этой беде и трагедии так, чтобы это не выглядело ни фальшиво, ни пошло, и чтобы это давало какие-то искренние чувства и надежды и вселяло какое-то жизнелюбие тем, кто оказывается в подобных ситуациях…

К. ЛАРИНА: А вы у него спросили, вот может ли на эту тему говорить?

К. СОБЧАК: Конечно, я… вот прошло какое-то время, он вышел из больницы, я приехала к нему домой. У них очень такой большой теплый дом. И я говорю: «Вань, ты знаешь, мне бы очень хотелось сделать такое интервью. И даже не для интервью самого, а для того, чтобы, — я правда считаю, что это важно, — чтобы люди, которые узнают о таком диагнозе, находятся в каком-то страшном отчаянии, чтобы они понимали, что можно и так жить в этой ситуации, можно до последнего дня пить большими глотками эту жизнь и радоваться ей так, как делаешь это ты», Потому что он мистическим образом, — действительно, это не просто там какие-то банальные слова, — он до последнего дня вот был сгустком энергии, радости, смеха…

К. ЛАРИНА: Но он понимал уже, что неизбежное вот то, что произойдет и очень скоро?

К. СОБЧАК: Конечно, конечно. Он это знал, понимал, он специально как-то вот пытался домонтировать фильм, все закончить, все дела, он 

К. ЛАРИНА: А вам не страшно было задавать вот все эти вопросы, которые вы ему задавали?

К. СОКОЛОВА: Знаете, я-то его практически лично не знала, мы встречались только где-то. И я для себя решила так, что я когда приду, я увижу этого человека, и я пойму, что он говорит, и я пойму по его виду, его реакциям или просто как-то эмоционально пойму, можно ли задавать эти вопросы. И человек продемонстрировал какое-то такое… я не знаю, вот банально звучит, но это достоинство перед лицом смерти. Вот это такое буквально последнее достоинство, такое хладнокровие и такую мудрость, что было понятно, что с этим человеком поговорить обо всем можно. И его вопросы нас… наоборот, наши вопросы его не обидят, а будут поводом сказать какие-то очень важные вещи, которые ты слышишь вот действительно с предела между жизнью и смертью. Это очень редкая… редчайшая возможность, когда такие слова можно услышать, потому что все всерьез, человек, в общем, уже частично там, и он это понимает.

К. СОБЧАК: Да…

К. СОКОЛОВА: И он говорит нам, остающимся…

К. СОБЧАК: С того рубежа.

К. СОКОЛОВА: С того рубежа. И… то есть, здесь, конечно, есть, там, этический очень серьезный момент, можно ли говорить с человеком на эти темы, но здесь есть невероятное журналистское искушение и человеческое искушение эти вопросы задать…

К. ЛАРИНА: Там есть вещи, вот эти темы, которые… не всегда и близкий человек на эту тему заговорит…

К. СОКОЛОВА: Да.

К. ЛАРИНА: … с умирающим человеком, да?

К. СОКОЛОВА: Абсолютно.

К. ЛАРИНА: И я помню, что когда это интервью вышло, как раз все основные споры вокруг этой работы, они как раз были вот в этом пространстве этическом, да. А можно ли? А правильно ли они поступили?

К. СОБЧАК: Вы знаете, с Иваном это можно было сделать. Здесь Ксения права, здесь же очень многое зависит от человека. И у нас был большой разговор перед этим интервью, и он сам захотел, говорит: «Да, я хочу об этом сказать, я считаю нужным это сделать и важным». И вот… не знаю, мне кажется, что это правильно. Я считаю, что…

К. ЛАРИНА: А есть для вас вообще какие-то запретные темы? Ну, задаю, конечно, банальный вопрос, но поскольку все-таки вы демонстрируете абсолютную максимальную как бы откровенность в этих разговорах, наверняка есть какие-то вещи, которые вы себе… или нет?

К. СОБЧАК: Я скажу за себя. Мне кажется, не у нас должны быть запретные темы… я вообще считаю вот в своей журналистской деятельности, что не может быть запретных вопросов, могут быть запретные ответы. И на любой вопрос и когда я интервьюирую людей, и когда являюсь сама интервьюируемым… мне очень часто журналисты говорят: «Ксения, ну вот вы не обидитесь?...» Я говорю: «Я не обижусь, я могу не ответить. Но вы можете задать любой вопрос». Я считаю, что это такое священное право журналиста, вы можете спросить о чем угодно. И это уже, знаете, ответ того человека, которого ты спрашиваешь, вот он важен. А вопрос ты можешь задать любой. И я уверена, что мы тут тоже не согласимся, да, Ксюш?

К. СОКОЛОВА: Нет, тут мы с тобой скорее согласимся, потому что мне кажется, что все зависит от того, как вопрос задан и как ответ отвечен. Потому что если у тебя есть возможность, например, как у журналиста, профессионализм и мастерство, позволяющие избегать пошлятины, хамства, вот таких вот вещей, если ты можешь задать даже очень острый скользкий, там, я не знаю… бьющий наотмашь вопрос, но при этом сделать это корректно и вежливо… а так можно, про все что угодно вот так можно говорить. Вот. Тогда, соответственно, ты можешь задавать этот вопрос. И действительно, — Ксения права, — у человека есть право ответить на этот вопрос или не ответить. Действительно так. Но это просто надо обладать каким-то, я не знаю… хорошим воспитанием, как мне кажется, прежде всего. Какая-то должна быть база.

К. ЛАРИНА: Как вы прокомментируете высказывание нашего главного редактора Алексея Венедиктова, когда он в интервью Владимиру Познеру сказал, что в нашей стране есть три интервьюера: это Познер, это Венедиктов и Тина Канделаки.

К. СОБЧАК: Ну, мне кажется, что… Венедиктов, — и я его обожаю и в этом, наверное, с Ксенией не соглашусь, — он тоже, как и я, любит работать в жанре провокации. Вот я как раз считаю, что, конечно….

К. ЛАРИНА: Это заявление было провокативным! (смеется)

К. СОБЧАК: Есть такая незримая грань между вот то, что называется хамством и пошлостью, и есть еще грань провокации. Вот не все вопросы нужно задавать интеллигентно, с пониманием ситуации и тонко. Есть вопросы, которые иногда осознанно с определенными людьми… или ответы должны являться некой провокацией. Потому что именно через эту провокацию, именно через эту эмоцию ты узнаешь даже больше, чем просто какой-то вдумчивый ответ на тему. И я лично этим приемом пользуюсь очень часто, поэтому… мой любимый Венедиктов, как всегда, в своем стиле, что могу сказать… (смеется)

К. ЛАРИНА: А вы что скажете, Ксения?

К. СОКОЛОВА: Мне кажется, Веник пошутил.

К. ЛАРИНА: (смеется) Такая была провокация действительно?

К. СОКОЛОВА: Шутка. (смеется)

К. СОБЧАК: Нет, ну, при этом, мне кажется, вот мы можем много так говорить, но у Тины Канделаки действительно свой очень интересный стиль, и мне кажется… нет, ну правда…

К. СОКОЛОВА: Нет, я совершенно серьезно…

К. СОБЧАК: На нее интересно смотреть, и в ней есть вот такая живость ума, любознательность.

К. ЛАРИНА: А Познер?

К. СОКОЛОВА: В нем тоже есть живость ума.

К. СОБЧАК: Интересно ли смотреть на Познера?

К. ЛАРИНА: Да.

К. СОБЧАК: Да, интересно. Ну, а это просто совсем разные люди. Вот это, знаете… легче всего все смешать в кучу, и тогда абсурдная ситуация сделает свое дело. Мне кажется, это просто разные жанры.

К. ЛАРИНА: А Ларри Кинг? Вот это… как на ваш взгляд, это миф о самом лучшем ведущем мира, интервьюере мира? Ларри Кинг. Все, что вот вы видели…

К. СОБЧАК: За любым мифом всегда есть большая реальность. Ларри Кинг – большой человек. Но я была на шоу, кстати, Ларри Кинга, я поехала в Америку…

К. ЛАРИНА: То есть, во время… вот были в студии, да?

К. СОБЧАК: Да, я вот, как, знаете, как у нас на ладушках сидят бабушки, я пошла, вот там это бесплатно люди с удовольствием там записываются в очередь, я за неделю записалась и пошла на это шоу. И для меня это стало потрясением, потому что это вообще другой мир, другой уровень профессионализма и подготовки всего, включая сцену, любую мизансцену… То есть, ну, это просто вот… знаете, вот каждая уборщица точно знает, в какой момент выйти там что-то подтереть…

К. ЛАРИНА: Но это технологии, да. То, что касается мастерства самого журналиста…

К. СОБЧАК: Я уверена, что за этой технологией стоит огромное мастерство, огромная редакторская работа. И Ларри Кинг, безусловно, обаятельный человек в кадре, не переписывающий, там, по пять дублей. Но за этим стоит большая гигантская редакторская работа, чего в России у нас нет вообще.

К. СОКОЛОВА: Это можно сравнить с отечественным кинематографом и Голливудом – разница, в общем, та же самая. Вот. Просто другой масштаб происходящего, другой подход, другой уровень профессионализма, другие традиции, и есть школа. А у нас все, в общем…

К. СОБЧАК: Нет, опять с Ксюшей абсолютно соглашусь. В чем я считаю еще успех нашей книги? Посмотрите в кино: у нас уже научились снимать, как почти что Спилберг, у нас научились красиво делать операторские планы. Чего у нас не научились делать? Писать сценарии. У нас главная проблема – это сценаристы. У нас главная проблема – отрежиссированные люди в кадре. И это нам очень повезло, что у нас такой проблемы нет, что как-то сценарий нашей колонки, он вырисовывается очень правильным образом, потому что у нас прекрасный сценарист.

(смех)

К. ЛАРИНА: Ну, и людям всегда есть что рассказать о себе.

К. СОКОЛОВА: Да.

К. ЛАРИНА: Так, давайте-ка мы принимать уже ответы.

К. СОКОЛОВА: Давайте.

К. ЛАРИНА: Мы запишем, Насть, да, телефоны все? Сейчас я открою колокольчики. Телефон, напомню, 363-36-59. И, Ксения, попрошу вас еще раз прочитать в быстром темпе…

К. СОКОЛОВА: Все вопросы.

К. ЛАРИНА: Да.

К. СОКОЛОВА: Итак, первое: кого Виктор Батурин считает своим кумиром и учителем жизни? Ответы: академик Сахаров, Ходорковский, Шариков. Второй вопрос: что Кадыров ответил нам на вопрос, есть ли в Чечне секс? Третий: кого Борис Немцов считает секс-символом России? Ренату Литвинову, Дану Борисову или Екатерину Андрееву? Четвертый: с кем мы брали виртуальное интервью? Соловьев, Пелевин, Путин. Кто нам давал интервью по-английски? Брюс Уиллис, Гус Хиддинк, Джеймс Кэмерон. Что нам подарил Рамзан Кадыров? Бриллиант в 15 каратов, живого тигра, два платочка. С кем колумнистки провели ночь: с президентом Саакашвили, президентом Лукашенко или бывшим президентом Ющенко?

К. ЛАРИНА: Ну что, пожалуйста, дорогие друзья. Вы готовы, я вижу – можем включать телефон. Але, здравствуйте. Але!

СЛУШАТЕЛЬ1: Але, здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

К. СОКОЛОВА: Здравствуйте.

К. СОБЧАК: Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ1: Я бы хотел ответить на вопрос вот из «Книжного казино» сейчас…

К. ЛАРИНА: Да.

К. СОБЧАК: Что подарил Рамзан Кадыров.

К. ЛАРИНА: Давайте, отвечайте.

СЛУШАТЕЛЬ1: По два платочка.

К. ЛАРИНА: А откуда вы знаете?

(смех)

СЛУШАТЕЛЬ1: Мне так кажется, потому что все-таки шариат…

К. СОБЧАК: Это правда, но эта история вдвойне смешная, потому что обычно Рамзан Кадыров славится тем, что дарит всем невероятные какие-то ювелирные украшения, кольца, серьги, бриллианты. И вся Москва полнится…

К. СОКОЛОВА: … хвастается друг другу, что кому подарил…

СЛУШАТЕЛЬ1: … «Porsche Cayenne» подарить, да.

К. СОКОЛОВА: Да, как минимум.

К. ЛАРИНА: Как зовут вас, простите? Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ1: Константин.

К. ЛАРИНА: Константин, спасибо.

К. СОБЧАК: Я считаю, это успех нашего интервью, что Рамзан Кадыров подарил платки. (смеется)

К. ЛАРИНА: А платки такие вот, национальные?

К. СОКОЛОВА: Нет, это были платочки «Valentino», вот…

К. СОБЧАК: Очень гламурные.

К. СОКОЛОВА: Да. Мы его там окончательно достали…

К. ЛАРИНА: Так. Ну, пошли дальше. Але, здравствуйте. Але?

СЛУШАТЕЛЬ2: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ2: (неразборчиво)

К. ЛАРИНА: Говорите, пожалуйста, погромче. И дай нам звук сюда погромче…

СЛУШАТЕЛЬ2: Алло.

К. ЛАРИНА: Да-да, слышим.

СЛУШАТЕЛЬ2: Я…

К. ЛАРИНА: Я вас умоляю, ради бога, простите, я вынуждена отключить, потому что очень плохое качество связи. Але, здравствуйте. Але!

СЛУШАТЕЛЬ3: Алло, здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ3: Мне кажется, что Борис Немцов назвал Дану Борисову.

К. СОБЧАК: Ошибка.

К. ЛАРИНА: Ищем дальше.

К. СОКОЛОВА: Ответ не засчитан.

К. ЛАРИНА: Еще пробуем, пожалуйста. Але, здравствуйте. Але? Это я сама себя слушаю. Але, здравствуйте, але. А-ле.

СЛУШАТЕЛЬ4: Алло, здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Да, здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ4: Я хотела бы ответить на вопрос по поводу… кому дали на английском языке интервью.

К. ЛАРИНА: Да.

СЛУШАТЕЛЬ4: Мне кажется, это Гус Хиддинк.

К. СОБЧАК: Правильный ответ.

К. СОКОЛОВА: Правильно.

К. ЛАРИНА: Правильно! Вас зовут?...

СЛУШАТЕЛЬ4: Меня зовут Наталья, я из Твери.

К. ЛАРИНА: Ага, понятно, спасибо, записали. Следующий звонок. Але, здравствуйте. Але? Говорите пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ5: Добрый день, меня зовут Татьяна, и я хотела бы ответить на самый интимный вопрос вашей викторины, с кем ваши гостьи провели ночь. Это был президент Саакашвили. И хочу поблагодарить девушек за чудесное, вообще фантастическое интервью. Спасибо большое, это просто великолепно.

К. ЛАРИНА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ5: Татьяна.

К. ЛАРИНА: Вы из Москвы звоните, да?

СЛУШАТЕЛЬ5: Да.

К. ЛАРИНА: Татьян, спасибо.

К. СОБЧАК: Самый интимный – самый правильный ответ.

К. ЛАРИНА: Так, дальше пошли. Але, здравствуйте. Але? Да-да, говорите. Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ6: Алло.

К. ЛАРИНА: Да.

СЛУШАТЕЛЬ6: Добрый день, я хочу ответить на вопрос, что сказал Рамзан Кадыров в интервью…

К. ЛАРИНА: Так.

СЛУШАТЕЛЬ6: … на вопрос про секс.

К. ЛАРИНА: Ну?

СЛУШАТЕЛЬ6: Он сказал: «Шайтан с вами, в Чечне секса нет». Ну, или как-то вот примерно…

(смех)

К. СОКОЛОВА: Нас читают!

К. СОБЧАК: Браво! Браво!

К. СОКОЛОВА: Браво!

К. СОБЧАК: Это практически прямая цитата.

К. ЛАРИНА: Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ6: Меня – Иван, Екатеринбург.

К. ЛАРИНА: Очень приятно, из Екатеринбурга, отлично. Следующий звонок, пожалуйста. Але. Здравствуйте. Але?

СЛУШАТЕЛЬ7: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ7: Звонит Татьяна из Саратова.

К. ЛАРИНА: Так.

СЛУШАТЕЛЬ7: Я бы хотела ответить на вопрос… я в эфире, да?

К. ЛАРИНА: Да-да-да.

СЛУШАТЕЛЬ7: Кого считает Немцов секс-символом России.

К. ЛАРИНА: Так.

СЛУШАТЕЛЬ7: Мне кажется, это Рената Литвинова.

К. ЛАРИНА: Как вы хорошо думаете…

К. СОКОЛОВА: Ошибка.

К. СОБЧАК: Как вы хорошо думаете о Борисе Немцове.

К. ЛАРИНА: Там у нас осталась одна буквально фамилия…

К. СОБЧАК: И поэтому я могу сказать следующую подсказку. Когда колумнистки растерянно спросили: «А почему?» Он сказал: «Ну, только эта женщина своими большими пухлыми губами может так эротично произнести: «Владимир Путин, Владимир Владимирович Путин, Владимир Владимирович Путин».

К. ЛАРИНА: Похоже. (смеется) Давайте следующий звонок, пожалуйста. Але, здравствуйте. Але? Говорите пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ8: Алло, здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ8: Меня зовут Андрей, я звоню вам из Подмосковья.

К. ЛАРИНА: Да, Андрей.

СЛУШАТЕЛЬ8: Ну, получается, Екатерина Андреева.

К. СОБЧАК: Получается – да. Только она…

К. ЛАРИНА: Да, представляете…

(смех)

К. СОКОЛОВА: Да, действительно.

К. ЛАРИНА: Спасибо вам, Андрей, правильный ответ. Я надеюсь, что тоже Немцов пошутил. Хотя…

К. СОБЧАК: Ну, о вкусах не спорят, как говорится. Но шутка получилась остроумной. Женщина, которая красивее всего…

К. СОКОЛОВА: «Путин, Путин» — говорил Немцов…

(смех)

К. ЛАРИНА: Але, здравствуйте. Але?

СЛУШАТЕЛЬ9: Алло, здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Да.

СЛУШАТЕЛЬ9: Меня зовут Алла. Там про Батурина вопрос остался?

К. СОКОЛОВА: Остался, да.

СЛУШАТЕЛЬ9: Это Сахаров?

К. ЛАРИНА: Да.

К. СОКОЛОВА: Как вы догадались?

(смех)

К. ЛАРИНА: Загадка, да. Спасибо.

К. СОБЧАК: Это была финальная точка нашего интервью. Первый раз в истории наших интервью, когда колумнистки замолчали минут на 10.

(смех)

К. СОБЧАК: После этого: «Ну кто же, кто же для вас тогда авторитет?» И вот это: «Есть такой человек!» — сказал Виктор Батурин.

К. СОКОЛОВА: «Ну кто???»

К. СОБЧАК: «Академик Сахаров». И тут уже был наш черед молчать.

К. СОКОЛОВА: Да, это где в ремарке пишется обычно «затянувшаяся пауза».

К. ЛАРИНА: Мы на все ответили или что-то еще осталось?

К. СОБЧАК: У нас еще осталось…

К. ЛАРИНА: Ну-ка…

К. СОБЧАК: А, по-моему, все…

К. СОКОЛОВА: С кем мы брали виртуальное интервью?

К. ЛАРИНА: А, кто сбежал!

К. СОКОЛОВА: Кто же от нас сбежал?

К. СОБЧАК: Последний вопрос: с кем мы брали виртуальное интервью для нашего журнала и кто реально сбежал?

М. ПЕШКОВА: Это был пикник, да?

К. СОБЧАК: У нас три варианта: Соловьев, Пелевин и Путин.

К. ЛАРИНА: Але-але, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ10: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ10: Наверно, это Владимир Соловьев.

К. ЛАРИНА: Да.

К. СОБЧАК: Пррравильный ответ!

К. СОКОЛОВА: Какие у вас догадливые слушатели!

(смех)

К. ЛАРИНА: Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ10: Меня зовут Артем. Спасибо обеим Ксениям, особенно спасибо Соколовой.

К. ЛАРИНА: Спасибо.

К. СОБЧАК: Спасибо вам.

К. СОКОЛОВА: Спасибо.

К. СОБЧАК: Действительно делали с картонной фигурой интервью…

К. СОКОЛОВА: И с медиумом. С женщиной, которая…

К. ЛАРИНА: За него, да?

К. СОКОЛОВА: … с помощью карт Таро, астрального щупа, вот, и, по-моему, еще карт девицы Ленорман, она обращалась к…

К. СОБЧАК: Духу Соловьева.

К. СОКОЛОВА: К духу с вопросами: правда ли, например, что Владимир Соловьев бреет ноги?

(смех)

К. СОКОЛОВА: Дух ответил: «Правда».

(смех)

К. СОБЧАК: Вот так вот с шутками и прибаутками справляли мы Новый Год.

К. СОКОЛОВА: На самом деле самое забавное, что потом Соловьев у себя на программе на «Серебряном дожде» по контракту с «GQ» вынужден был этот номер рекламировать.

К. СОБЧАК: Это был самый циничный момент.

К. СОКОЛОВА: Это был самый цинизм, вот… (смеется)

К. СОБЧАК: Но он сам напросился, потому что этот человек реально сбежал через кусты от нас. То есть он увидел…

К. ЛАРИНА: А вы его заловили?

К. СОБЧАК: Да, мы пошли на него стеной. То есть, мы вдвоем из разных кустов, как-то сгруппировавшись в лучших наполеоновских традициях, мы пошли на него. И он, увидев нас, он реально побежал. А у меня еще такой инстинкт: знаете, когда кто-то бежит, мне все время хочется догнать. И я, естественно, и Ксения тоже, мы побежали за ним…

К. СОКОЛОВА: «Татьяна в лес; медведь за нею» буквально это было… (смеется)

К. СОБЧАК: И это выглядело абсолютно сюром: бегущий через поле Соловьев, — это в Нахабино происходило на празднике «Серебряного дождя», — и мы вдвоем, пытающиеся его догнать.

К. СОКОЛОВА: … и он как-то верещал буквально: «Уберите от меня этих пьяных (почему-то) женщин!», хотя некоторые из нас даже и не пьют никогда. (смеется)

К. СОБЧАК: Это правда.

К. ЛАРИНА: Ну что, у нас пошла последняя минута. Остается спросить, кто у вас сейчас там в разработке, если можно об этом говорить, конечно, да?

К. СОБЧАК: Вот сейчас, я надеюсь, все сложится, мы будем делать большое интервью с Навальным…

К. СОКОЛОВА: Да, в разработке президент Лукашенко буквально находится. Пока разрабатывается так себе, но мы стараемся. (смеется)

К. СОБЧАК: Ну, вообще есть масса людей, с которыми было бы интересно это сделать. Я надеюсь, все они рано или поздно появятся…

К. ЛАРИНА: А женщин принципиально не берете, или просто такой жанр, решили ограничиться только… девочки спрашивают – мужчины отвечают?

К. СОКОЛОВА: Мы как-то вот на Елену Батурина…

К. СОБЧАК: То есть, мы подумали, что если будет женщина, которая будет на самом деле не женщиной, а мужчиной в каком-то своем проявлении, мы бы взяли у нее интервью.

К. СОКОЛОВА: Да.

К. СОБЧАК: Но пока как-то…

К. СОКОЛОВА: С женщинами у нас не клеится.

К. СОБЧАК: Да.

К. СОКОЛОВА: Да.

К. ЛАРИНА: Ну что же, спасибо вам большое, что…

К. СОБЧАК: Спасибо, что склеилось с вами.

К. ЛАРИНА: … мы приятно провели сегодня время. Книга «Философия в будуаре» Ксении Соколовой и Ксении Собчак уже есть, насколько я понимаю, в продаже, продается…

К. СОКОЛОВА: Да.

К. ЛАРИНА: Кто выиграл, тот получит книгу с автографом – я тоже на это надеюсь, что вам не откажут, дорогие друзья, за то, что вы так хорошо знаете тонкости работы, да? Спасибо и удачи.

К. СОБЧАК: Спасибо вам.

К. СОКОЛОВА: Спасибо.

Комментарии

17

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

12 декабря 2010 | 14:53

Эта передача может служить иллюстрацией процесса стирания границы между первой и второй древнейшими профессиями.
пожелаем же успеха её участницам в дальнейшем выяснении вопроса - "есть ли секс на Марсе?", ну и популярности в среде братьев наших меньших, которые даже умеют читать! ...но зачем это умение, если читать gq...


12 декабря 2010 | 15:05

мудрец Усков (вроде не дурак?) и идея Ксюхи Собчак( в каждой бочке затычка)
"С чего начинается Родина?"- поет премьер Путин.Своих дочек он уберёг не только от Родины, но и от Собчак.Растление молодежи начинается со знакомством с К.Собчак(в любом виде).

Зачем Это "Эху Москвы"?


12 декабря 2010 | 15:43

Зачем Это "Эху Москвы"?
..мудрец Усков (вроде не дурак?).. слово *вроде* тут хорошо звучит :)

..идея Ксюхи Собчак( в каждой бочке затычка)..нет, ошибочка тут у вас, в каждой дырке она затычка, а дырки по номенклатуре шоубизнеса, как убедительно доказал Саша Коэн, не только в бочках...

вопрос про Родину или Путина? кстати неплохая песня, не модная только... так что пусть поёт, огрести лавры Киркорова ему не светит.

Растление молодёжи... эхеехе. Тут Собчак только пользуется этим процессом. Причины сексуальной революции сложившихся для этого благоприятных условиях... только вот что будет потом с этими революционерами? ...возможны репрессии, отстой и кризис...

ну и зачем это эм.. да так, рейтинг знаете ли какой никакой резонанс... хлеб их насущный.


marketolog 12 декабря 2010 | 16:43

Яблоко от яблони...
Нарусова старается -"через 10 лет вы поймёте, кто такая моя дочь...". Пример перед глазами - Преемник усилиями другой "звёздной" доченьки перед глазами . Ноу комментс.


ips 12 декабря 2010 | 18:08

Великолепно, akson3! Я впервые услышал об этом журнале и не знал, как расшифровывается его название, но по привычке нажимать Alt+Shift в непонятных местах всё сразу понял. Спасибо.


irene 12 декабря 2010 | 15:35

Книжное казино
_ Перед нами - умные, современные женщины.
Они выбирают ( по своему вкусу ) - самых интересных ( иногда - интеллектуальных!) мужчин для интервью.
Думаю, что читательский интерес данной книге - обеспечен.

Кому не нравится - попробуйте сами написать такую( или - другую) книгу...и , возможно, Вас пригласят на ЭХО для интервью.:((


12 декабря 2010 | 15:43

Но мне не нужна Собчак, чтобы узнать историю Ивана Дыховичного.
Бабло, бабло, бабло, любой ценой баблооооооооооо!!!


irene 12 декабря 2010 | 16:07

" Но мне не нужна Собчак..."
_ Мы давно знаем, что Вам нужен ( везде и всегда ) - только Э. Лимонов.

Не устали писать одни инвективы ?


12 декабря 2010 | 16:31

irene
Да что Вы! Я - за "Демократический выбор России", за СПС, за "Солидарность, за Коалицию демократический сил, за Россию без Путина.
Лимонов - немолодой человек, хороший писатель, умнее многих "системных" политиков.Политических взглядов его былых я не разделяю, горячность не одобряю.


irene 12 декабря 2010 | 19:19

Лимонов - немолодой человек, хороший писатель, умнее многих ..."
_ Кстати, можно посоветовать Авторам - попробовать взять интервью у самовлюблённого " вождя несогласных" Лимонова.
Очень интересный революционер, с богатым " прошлым".:(((


14 декабря 2010 | 12:20

он их пошлёт.


rask 12 декабря 2010 | 19:13

Какая философия, какой будуар? Совсем уже Эхо на гламуре с ума-разума тронулось. Вы сперва обьясните, где эти будуары у 90 процентов россиян находятся. А вот когда обнаружите в вагончиках, или в одно-двухкомнатных хрущёвках эти будуары, тогда и приглашайте в эти будуары хоть собчачек,хоть кого поумнее. Только слово "философия" уберите. Из собчачки философ - как из дерьма- пуля.


abg 12 декабря 2010 | 20:06

Философия будуара -
это название картины Рене Магритта(René Magritte).

Видимо, эта картина должна быть на обложке.



ips 12 декабря 2010 | 23:00

Название повести Де Сада.


12 декабря 2010 | 21:44

с философией и правда, погорячились. Негоже
всякие сотрясения воздуха назвать философией.

Это у девочек что-то в ряду: " Подъезжая к сией станцыи и глядя на природу в окно, у меня
слетела шляпа".


pavlodar 13 декабря 2010 | 09:06

Байкот Ксю!
При всём уважении к её отцу и крёстному отцу, но разве можно выводить в эфир, людей которые называют граждан России-быдло...Так можно и слушателей растерять.


tusia 13 декабря 2010 | 17:45

ПРи всем уважении к Лариной, неприятно было, как она "виляет хвостом", особенно, если вспомнить её предыдущие высказывания. Ну да, широта и ширина взлядов.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире