'Вопросы к интервью
25 апреля 2010
Z Книжное казино Все выпуски

Алла Боссарт и Игорь Иртеньев представляют новые произведения


Время выхода в эфир: 25 апреля 2010, 13:13

К. ЛАРИНА: 13:15, добрый день ещё раз. У микрофона вновь Ксения Ларина, у другого микрофона Майя Пешкова, это значит, что начинается наше традиционное воскресное «Книжное казино». Сегодня у нас в гостях наши друзья Алла Боссарт и Игорь Иртеньев. Добрый день, ребята, здравствуйте. Будем мы сегодня читать и представлять новые книжки наших дорогих гостей. Напомним нашим слушателям телефон прямого эфира – 363-36-59, для того, чтобы вы могли ответить на вопросы, которые мы зададим чуть позже. И смс свободен для ваших вопросов, если что-то хотите узнать – милости просим, пожалуйста, напомню номер смс — +7-985-970-45-45.

Книжка Аллы Боссарт называется «Любовный бред», АСТ Астрель. На обложке наш любимый художник Владимир Любаров, его картина «Лунатики», по-моему, называется.

А. БОССАРТ: Да.

К. ЛАРИНА: Когда друг за другом по крыше ночью идут маленький мужчина и большая женщина. Впрочем, это традиционное распределение ролей для Владимира Любарова. На самом деле, когда мы Любарова спрашивали, почему всё время маленькие мужички и большие женщины, он сказал, что это потаённая мечта каждого мужчины.

А. БОССАРТ: Чтобы не приходилось её долго искать.

К. ЛАРИНА: И книга Игоря Иртеньева у нас есть.

И. ИРТЕНЬЕВ: А книжка Игоря Иртеньева…

К. ЛАРИНА: Издательство «Время».

И. ИРТЕНЬЕВ: Эта книжка уже вышла, это моя последняя книга, но не премьера. Премьера будет осенью.

К. ЛАРИНА: Хорошо. Сегодня мы эту книжку отдадим нашим слушателям. «Точка ру» — сборник стихов. И здесь же есть аудио-книга, здесь Игорь сам читает свои стихи тоже по этой книге. Шестьдесят стихотворений к 60-летию, исполняет автор – так написано на этой аудио-книге.

И. ИРТЕНЬЕВ: Самое забавное, я строго отбирал эти 60 стихотворений к своему 60-летию, которое было почти три года назад. А потом я пересчитал и оказалось, что там 61.

К. ЛАРИНА: Ошибся всё-таки! Ну ладно, не страшно! Главное – красиво понять. Давайте мы начнём с премьеры, с книги Аллы Боссарт «Любовный бред». Это сборник любовных, лирических историй, да?

А. БОССАРТ: Да, они в общем о любви. Я бы не назвала их любовными историями, но это истории, где фигурирует любовь, и любовь такая патологическая, странная.

И. ИРТЕНЬЕВ: ну, не патологическая, аномальная.

А. БОССАРТ: С каким-то надломом, вывертом.

К. ЛАРИНА: Это любовь мужчины и женщины, надеюсь?

А. БОССАРТ: Любовь мужчины и женщины. Я хотела ввести какую-нибудь тему нетривиальную, но не получилось. Зато у меня там есть анималистические рассказы, где любовь коня.

К. ЛАРИНА: к кому? К лошади?

А. БОССАРТ: Ну, разумеется.

К. ЛАРИНА: Почему разумеется? Я уже ничему не удивлюсь!

А. БОССАРТ: Нет, я не спекулирую этой темой. Этот рассказ называется «Губернатор». Вы знаете, что такое губернатор в лошадином контексте?

К. ЛАРИНА: Давайте напомним.

А. БОССАРТ: Губернатор – это конь с дефектами, который на племя не годится, но это конь, который заводит кобылу для хорошего племенника. То есть, которому не надо потом уже возиться, когда кобыла готова. Вот это называется губернатор. Это очень трагическая такая судьба жеребца.

К. ЛАРИНА: Это как племенной бык тоже есть.

А. БОССАРТ: Нет, племенной – это племенной. Он на племя, он сам, пардон, занимается этим делом. А этот только готовит. И эти кони, они сходят с ума иногда и даже кончают с собой.

К. ЛАРИНА: Ты Невзорову показывала этот рассказ?

А. БОССАРТ: на самом деле, когда я смотрела один фильм документальный об этом, у меня просто слеза прошибла. Это очень трагическая история. Книжка делится на три цикла – криминальные истории, инфернальные истории и коммунальные истории. А это как бы предложение такое – анималистическая история.

К. ЛАРИНА: Алла, учитывая, что тебя знают как журналиста и публициста, то когда возникает книга прозы Аллы Боссарт, всё время возникает вопрос – это реальные истории? Это как то, что журналистский опыт всё это накопил, все эти сюжеты или всё-таки это художественный вымысел в чистом виде?

А. БОССАРТ: Как раз вчера меня спросила одна моя подруга, у каждого писателя есть какой-то импульс внешний для написания? Импульс есть. Или это рассказанная кем-то история, или использованный предмет. В общем, я конечно сочиняю в основном. Но очень часто есть какое-то зерно, которое я где-то подслушала, подсмотрела.

К. ЛАРИНА: Давайте у читателя спросим. Игорь, что Вас особенно поразило в этой книжке?

И. ИРТЕНЬЕВ: Я очень пристрастный читатель.

К. ЛАРИНА: Что-нибудь новое о жене узнал из этой книге?

И. ИРТЕНЬЕВ: Я был первым слушателем и читателем, как и Алла первым читателем моих стихотворений обычно бывает. Меня просто вся эта книга очень сильно впечатлила уже в целом, когда я увидел. Ну и по отдельности там были вещи, которые заставили меня очень сильно уважать свою жену, хотя я не могу сказать, что я её не уважал, я всегда очень ценил её как писателя. Но конечно, она просто очень выросла.

А. БОССАРТ: Вообще, я должна сказать, что меня в каком-то смысле эту книжку заставили издать, потому что она у меня лежала в одном издательстве, лежала мёртвым грузом, Елена Шубина, редактор Астреля, она буквально из меня просто вытрясала душу, чтобы я эту книжку отдала ей, потому что она читала эти рассказы в периодике. И ей очень нравился один из них, там есть такой рассказ «Пики козыри» о двух художниках самородках, молодом мужчине и старухе. И что-то Лена очень сильно полюбила этот рассказ и очень хотела издать эту книжку.

И благодаря ей эта книжка вышла в короткие сроки, вышла в прекрасном оформлении и я просто страшно благодарна и ей, и издательству, и Любарову, который согласился.

К. ЛАРИНА: А как Любаров возник?

А. БОССАРТ: Я его очень люблю. Просто очень люблю. И мне казалось, что он создан для того, чтобы эту книжку оформить. А эта книжка создана для того, чтобы её оформил Любаров. Ну и вот я Лену убедила, в общем, она поначалу считала, что, как она мне говорила: «Мне кажется у Любарова для этих рассказов мало дури». Я говорю: «Ну, если у Любарова мало дури, то у кого она тогда вообще есть!» В конце концов мы пришли к консенсусу, нам всем ужасно понравилась эта картинка, художнику, который оформлял книжку и самой Елене Даниловне, как мы будем её называть.

Ну а я так просто влюблена. И Володя сразу согласился, когда я ему позвонила и попросила дать.

К. ЛАРИНА: Помимо того, что здесь скрыты всякие смыслы во взаимоотношениях мужчины и женщины, в этой картинке, она ещё очень чётко определяет место действия всех этих рассказов. Как я понимаю, это всё истории про нас, про нашу жизнь.

А. БОССАРТ: естественно! Про кого же ещё!

К. ЛАРИНА: А чем-нибудь взаимоотношения мужчины и женщины отличаются в России от сложившихся отношений в Европе? Особость какая-то есть?

А. БОССАРТ: Дело в том, что я не так хорошо знаю отношения мужчин и женщин в Европе, я знаю только по фильмам. Отношения в семьях моих подруг, которые замужем за иностранцами, они в общем-то другие. Конечно, они другие.

И. ИРТЕНЬЕВ: Гораздо более ровные.

А. БОССАРТ: Они гораздо даже не то чтобы ровные, они может быть предсказуемые, вот! Они более предсказуемые. Русский человек и русская пара, она непредсказуема, там может быть всё, что угодно!

К. ЛАРИНА: Это хорошо или плохо?

А. БОССАРТ: Это интересно. И почему я затеяла этот сборник и у него такое название – «Любовный бред», потому что всё-таки отношения мужчины и женщины здесь какие-то сумасшедшие. Даже в самой благополучной семье, как наша с Игорем…

И. ИРТЕНЬЕВ: Тьфу, тьфу, тьфу.

А. БОССАРТ: Да. Я всегда считаю, что нам в конце жизни повезло, что мы встретились, уже в солидном возрасте, но всё равно они сумасшедшие, всё равно. Любовный бред — это вообще диагноз. Это же не моя выдумка, это мне рассказал один психолог, психотерапевт, рассказал о том, что существует такой диагноз в психиатрии – любовный бред. И рассказал мне историю о том, как женщина выдумала себе любимого и до такой степени поверила в это, что дело дошло до продажи квартиры.

И. ИРТЕНЬЕВ: А он об этом совершенно не подозревал.

А. БОССАРТ: Человек существовавший, но он и не знал про неё. Я взяла эту историю за основу, вокруг всего накрутила, и после того, как я написала этот рассказ, я стала собирать эти истории, стала нанизывать истории, сочинять их стала, мне люди стали рассказывать какие-то чудные истории, странные истории любви. И вот таким образом эта книжка сложилась. И конечно, она очень наша, она русская книжка.

К. ЛАРИНА: Любовный бред – это то, чем страдают фанатки разных кумиров, которые доходят в своих фантазиях, путаясь в реальности… Сколько мы знаем таких историй, когда просто приезжают с чемоданом к какому-нибудь условному Филиппу Киркорову.

А. БОССАРТ: Верно. Кстати, такой истории здесь не хватает. У меня 21 история, это тоже была концепция.

К. ЛАРИНА: Алла, а ты испытывала любовный бред?

А. БОССАРТ: Да.

К. ЛАРИНА: Расскажи.

А. БОССАРТ: Нет.

К. ЛАРИНА: (Смеётся). Ну, что-нибудь такое невинное.

И. ИРТЕНЬЕВ: Я могу просто выйти.

К. ЛАРИНА: Влюблялась в каких-нибудь известных людей, когда была девочкой?

А. БОССАРТ: Нет, чтобы я влюбилась в человека, который не подозревал о моём существовании – нет, такого не было. Но бредовые романы были. Бредовые в смысле градуса, чудовищности отношений.

И. ИРТЕНЬЕВ: Достоевщина такая.

А. БОССАРТ: Да, совершенно верно, спасибо, Игорёш. Вообще, частица достоевщины, вот в чём русская любовь, частица достоевщины есть во всех парах. Причём, неважно, разнополые это пары или однополые. И даже насколько среди моих друзей есть геи. С ними, кстати, очень хорошо дружить. Они очень хорошие ребята. С ними спокойно в самых разных отношениях. И я просто знаю, как трагичны их отношения. Там достоевщины выше крыши. Ещё выше, ещё больше, чем среди ортодоксальных вещей.

Так что эта достоевщина… Не случайно Достоевский такой русский писатель.

К. ЛАРИНА: То есть, никаких закономерностей здесь найти невозможно, в этих отношениях.

А. БОССАРТ: нет, всё непредсказуемо.

К. ЛАРИНА: Я боюсь вторгаться в вашу частную жизнь. Вы сколько вместе живёте?

А. БОССАРТ: Семнадцать лет.

И. ИРТЕНЬЕВ: Семнадцать лет, почитай, матушка.

К. ЛАРИНА: непредсказуемость присутствует в ваших отношениях?

И. ИРТЕНЬЕВ: У нас были достаточно…

А. БОССАРТ: Сложно начиналось, но об этом мы уже сообщали широкой публике, Игорь же был женат и в этом заключалась достоевщина.

И. ИРТЕНЬЕВ: Ну, в этом особенной достоевщины не было, эта ситуация достаточно распространённая во все стороны границ.

А. БОССАРТ: Это правда, да.

И. ИРТЕНЬЕВ: Просто я очень переживал, меня это мучило, я патологически не могу долго врать.

А. БОССАРТ: Кстати сказать, эти ситуации, судя по кинематографу, когда кто-то женат или замужем из двух любящих людей, вот там они как-то гораздо легче. Они там договариваются с женой или мужем. «Ты знаешь, дорогая, я нашёл другую женщину». «Ах, ах, ах». И потом она быстро находит другого мужчину.

К. ЛАРИНА: Мне кажется, что страшнее этого состояния вранья ничего не может быть. Это мучительное состояние.

А. БОССАРТ: А у нас это всё на грани суицида происходит. Я не знаю, может быть там тоже так, но по крайней мере то, что я знаю по зарубежному кино.

К. ЛАРИНА: ну что, мы пока остановимся на этой опасной теме. Сейчас у нас Новости, потом продолжим разговор, зададим вопросы и продолжим говорить с Игорем Иртеньевым и с Аллой Боссарт в нашей студии.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Ну что, продолжаем разговор. Сегодня у нас в студии, в программе «Книжное казино» мы представляем новую книгу Аллы Боссарт «Любовный бред», АСТ Астрель, кроме книжки Аллы Боссарт у нас сегодня есть книга Игоря Иртеньева «Точка ру», издательство «Время» и аудио-книга, где он читает свои стихи сам, я надеюсь, что он сегодня это успеет сделать, хотя бы что-то из новенького прочтёт, то, что не напечатано. Телефон прямого эфира – 363-36-59, минут через 10 будем слушать ваши ответы на вопросы, которые наши гости сейчас зададут. Прямо кучей можно задать вопросы подряд.

А. БОССАРТ: Поэт, автор знаменитых циклов любовной лирики, чьё имя носит аэропорт.

И. ИРТЕНЬЕВ: Назовите имя дамы, изображённой на памятнике со всеми своими любовниками.

К. ЛАРИНА: Ух ты! Так!

А. БОССАРТ: на сколько лет последний муж режиссёра Лени Рифеншталь был моложе своей жены?

И. ИРТЕНЬЕВ: Цитрусовая культура, ставшая предметом любовной страсти.

А. БОССАРТ: Великий художник, влюблённый в свою малолетнюю августейшую модель.

И. ИРТЕНЬЕВ: Имя героини песни ,которую пели солдаты Второй мировой войны по обе линии фронта.

А. БОССАРТ: Автор 20 сонетов к любимой дочери.

И. ИРТЕНЬЕВ: название вьюнка и фильма о порочной любви.

А. БОССАРТ: Сельскохозяйственный вредитель, с которым сравнивал предмет своей любви поэт Игорь Иртеньев.

И. ИРТЕНЬЕВ: руководитель крестьянского восстания, поступивший вопреки известному призыву автора «Баллады о прокуренном вагоне».

К. ЛАРИНА: Всё. Вы поняли, что эти вопросы так или иначе связаны с любовным бредом. По телефону прямого эфира 363-36-59 мы будем принимать ваши ответы через несколько минут. А пока давайте обратимся ещё и к поэзии. Я бы очень хотела, чтобы Игорь что-нибудь прочитал нам из новенького. Пожалуйста.

И. ИРТЕНЬЕВ: Буквально из самого последнего, поскольку я как-то отслеживаю события сегодняшние, есть у меня и такое направление.

К. ЛАРИНА: Поэтическая публицистика.

И. ИРТЕНЬЕВ: Да. Это не основное, но в том числе попадается.

Да кто ж такое и помыслить мог!

Да это же когда такое было?

Исландия всего-то с ноготок,

А пол-Европы пеплом завалила.

С колен буквально встала на дыбы,

Не посрамила честь родного флага.

Вот это полный поворот судьбы,

Вот это, доложу вам, братцы, сага.

Все полагали, что вулкан потух,

А он как плюнет раскаленной лавой.

Выходит, жив норманнский гордый дух,

Овеянный заслуженною славой.

Как прежде, он в бою непобедим,

Неукротимый, вольный, богоданный,

А мы тут в Домодедово сидим

И за свои трясемся чемоданы.

Давно уже пора нам слезть с печи

И, что б там закулиса ни орала,

Перековать на острые мечи

Нелепые и ржавые орала.

О Русь моя, ты спящий великан,

Хоть и царевной спящей притворилась.

Когда же он проснется, твой вулкан,

Чтоб медным тазом все кругом накрылось?

К. ЛАРИНА: кстати, обратите внимание, что название вулкана счастливо избежал Игорь Иртеньев в своём стихотворении.

И. ИРТЕНЬЕВ: Ну, в общем да, я думаю, это мне не по уму.

К. ЛАРИНА: Это отдельный подвиг.

И. ИРТЕНЬЕВ: кстати говоря, тоже одно из последних событий, которое слегка взволновало наше общество. Все мы знаем, что гениальный математик Перельман, получивший миллионную премию за своё математическое открытие, отказался от денег. И никак его уломать не могут. Вот такой он человек, видимо для него деньги не имеют никакого значения. Я ему искренне завидую.

Что ты уперся как баран?

Хорош держать фасон!

Кончай ломаться, Перельман,

Возьми свой миллион.

Страна смеется над тобой,

Нелепый Перельман,

Давай уже труби отбой

И подставляй карман.

Еврей ты или не еврей?

Ответь в конце концов.

А если да – бери скорей

И не позорь отцов.

Гудит на кухне древний кран,

Очакова времен:

— Не будь кретином, Перельман,

Возьми свой миллион.

Скрипит раздолбанный диван,

Клопов блатной притон:

— Смени меня, о Перельман,

Возьми свой миллион.

Или, гордыней обуян,

Решил ты, что цена

Твоим заслугам, Перельман,

Не больно-то равна?

— Нет, — отвечает Перельман, —

Тут дело не в цене.

Такой мне свыше гений дан,

Что счастлив я вполне.

Евклид, Капица, Галилей

Мне ровня и родня.

Неужто жалких шесть нулей

Награда для меня?

...Задраил наглухо отсек

И снова лег на дно.

Да, Гриша — это человек!

А мы тут все – говно.

К. ЛАРИНА: Да, это конечно отдельный человек. Хотя вы тоже личности отдельные, и когда я задавала вам вопрос, как вы познакомились и сколько лет вы вместе, я хотела до кучи спросить, откуда вы такие оба несогласные? Это как обнаружилось вообще?

А. БОССАРТ: Ха! Так мы же на баррикадах встретились!

И. ИРТЕНЬЕВ: Это не самое было место для согласных людей в то время, в 1988 году.

А. БОССАРТ: Нет, собственно говоря…

И. ИРТЕНЬЕВ: А второй раз реально на Краснопресненской 21 августа 1991 года.

А. БОССАРТ: Это не следствие того, что мы вместе, а причина. Мы поэтому и вместе ,что у нас примерно одни взгляды и отношения.

И. ИРТЕНЬЕВ: К определённым событиям и людям.

А. БОССАРТ: Вообще, к этому миру, к этому свету.

К. ЛАРИНА: А как формируется эта система взглядов несогласных?

А. БОССАРТ: Я даже не знаю.

К. ЛАРИНА: Я всё время думаю ,откуда? Круг людей же очень разный, особенно если говорить о работе, здесь, на «Эхо Москвы», у нас люди из разных семей, из разных городов. Но когда это всё стекается, не секрет, что все здесь по убеждению работает.

А. БОССАРТ: Формируется с детства.

И. ИРТЕНЬЕВ: Как реакция на несправедливость, на фальшь, на ложь, и чем этого больше в обществе и во власти, тем больше твоей ответственности.

К. ЛАРИНА: Но вы же не потомственные диссиденты.

А. БОССАРТ: Нет, мы и не диссиденты. Диссиденты – это люди, которые борются, Игорь может сказать, что он борется, он хотя бы своими текстами. А я-то человек…

К. ЛАРИНА: Ну, тоже борешься своими текстами.

А. БОССАРТ: Больше калчер-малчер, как говорил наш Михаил Ефимович. Я думаю, мне кажется ненормальным другое, когда люди довольны, вот это ненормально. Когда им кажется, что всё в порядке, потому что жить и не видеть – это значит надо широко закрыть глаза.

И. ИРТЕНЬЕВ: И заткнуть уши.

А. БОССАРТ: Это же всё…

И. ИРТЕНЬЕВ: И главное – ноздри.

А. БОССАРТ: Вот именно. Это же всё прёт!

К. ЛАРИНА: Человек приспосабливается как-то. Ему есть, что терять, у него есть высшие цели, снять кино, поставить спектакль или чтобы книжка вышла.

И. ИРТЕНЬЕВ: Я не могу осуждать тех людей, которые ставят некий барьер. Просто не обязательно к начальству на заднице первым поспевать.

А. БОССАРТ: Люди, за которыми театр или школы или что-то такое, за которое отвечают.

К. ЛАРИНА: За людей, за коллектив.

А. БОССАРТ: Я понимаю, когда они не подписывают письма некоторые.

К. ЛАРИНА: Или наоборот – подписывают.

И. ИРТЕНЬЕВ: А вот когда они подписывают письма, где науськивают на и без того истерзанную жертву, вот это уже, конечно.

А. БОССАРТ: А мы отвечаем только за себя. И мы можем себе позволить.

К. ЛАРИНА: Вы согласны, дорогие несогласные, с тем, что какой-то элемент Гражданской войны на сегодняшний день в обществе существует? И открытый, не кровавый, слава тебе, господи, но это идеологическое состояние существует.

И. ИРТЕНЬЕВ: Гражданская война я бы не сказал, потому что очень широкие слои общества сейчас их уже достала эта власть, самых разных направлений.

К. ЛАРИНА: Протестные настроения уже бродят.

И. ИРТЕНЬЕВ: Я думаю, что это не Гражданская война, потому что с той стороны очень мало сторонников по-сравнению с основном массой населения. Я не думаю, что это Гражданская война.

К. ЛАРИНА: Нет ,этого не будет ,я просто говорю о природе…

А. БОССАРТ: Ксения о другом спрашивает.

И. ИРТЕНЬЕВ: Общество не так расколото, даже по отношению к Сталину не такой раскол среди общества, потому что люди, для которых что-то значит, их уже немного, это печально, но просто естественным биологическим путём их численность уменьшается год от года.

К. ЛАРИНА: Но всё равно вокруг просто рубка.

И. ИРТЕНЬЕВ: Просто чистая спекуляция среди власти. Постоянно раздувается, абсолютно не соответствует.

К. ЛАРИНА: Давайте другой пример возьмём, животрепещущий, тлеющий очаг, который никак никто не погасит, он будет тлеть и разгораться. Я имею в виду Союз кинематографистов, Алла член Союза.

А. БОССАРТ: Ну, я член Союза, но скорее номинальный.

К. ЛАРИНА: Я же вижу твою фамилию среди подписавших манифест в защиту альтернативного Союза кинематографистов.

А. БОССАРТ: На самом деле это никакой не Союз, пока этот вопрос муссируется, что это будет ,какие функции.

К. ЛАРИНА: На твой взгляд, это конфликт идеологический или производственный внутри Союза кинематографистов?

А. БОССАРТ: Это всякий конфликт. В основе там лежит экономика, конечно. Почему за Михалкова такая масса стоит огромная, такая толпа к нему припёрлась на съезд? Потому что просто-напросто люди боятся остаться без денег, потому что он рулит, он крутит и распоряжается сейчас всеми этими деньгами, кинематограф – дело очень денежное и артельное. И просто огромное количество народа боится, что отказавшись от Михалкова, они окажутся просто не у дел, потому что им никто не даст денег. На деньгах сидит Михалков.

И я многих из этих людей понимаю. Я не могу, конечно, я видеть не могу некоторых из наших кинематографистов, которые просто поперёк паровоза бегут, чтобы только первыми подлезать.

И. ИРТЕНЬЕВ: Не поперёк, а впереди.

А. БОССАРТ: Поперёд, впереди. И это ужасно. А когда люди боятся, что им не дадут снимать кино, потому что есть прекрасный молодой режиссёр, фамилию не буду называть, один из наших лучших режиссёров, который сказал, что у него особое мнение, он не то чтобы подписал и не то, чтобы не подписал, у него особое мнение. Человек боится остаться без средств на следующий фильм. И если я считаю, что если этот наш альтернативный Союз будет, я считаю, что его основная функция, поскольку там очень влиятельные люди, влиять именно на те структуры, которые распоряжаются деньгами.

К. ЛАРИНА: Бюджетными.

А. БОССАРТ: Да. На Госкино, на сценарные какие-то комиссии влиять, чтобы люди могли получать денег, помимо Михалкова. Ты спросила, какие вопросы? Производственные или идеологические. Ну, идеологические разногласия и не порождают такой войны на самом деле. Можно было их решать внутри одного Союза, эту идеологию. В конце концов среди этих людей, которые подписали это письмо, тоже есть люди с какими-то разными взглядами.

К. ЛАРИНА: И художественными вкусами разными.

А. БОССАРТ: Да, безусловно. Творческие идеологические вещи, они не очень принципиальны. А вот эти вот, деньги, они лежат, это краеугольный камень, извините меня за пошлость. И тут уж, к сожалению, никуда не денешься. И если бы мы сумели этот вопрос решить, преодолеть вот эту вот преграду, конечно, чудовищную, то мы бы могли говорить об альтернативном Союзе. Пока этого не происходит.

К. ЛАРИНА: Давайте мы уже будем принимать ответы на ваши вопросы любовные. Телефон 363-36-59, мы готовы вас слушать. Берите наушники, дорогие гости, Игорь Иртеньев и Алла Боссарт. Итак, вперёд! Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. «Любовь к трём апельсинам».

К. ЛАРИНА: на что ответили?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Игорь Иртеньев задавал.

К. ЛАРИНА: Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Любовь.

К. ЛАРИНА: Первый звонок от Любви. Мы Вас записали. Спасибо Вам большое. Ответ совершенно верный. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Я о песни. Это на мотив «Белой акации гроздья душистые» — «Смело мы в бой пойдём».

А. БОССАРТ: нет. Вы ошиблись.

И. ИРТЕНЬЕВ: Речь шла о Второй мировой войне, а то, о чём Вы сказали, относится к Гражданской войне.

К. ЛАРИНА: Следующий звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день! Какие вопросы были?

К. ЛАРИНА: Так, давайте ещё раз прочтём.

А. БОССАРТ: А что же вы не записали!

И. ИРТЕНЬЕВ: Давайте я быстренько прочту. [Повтор вопросов].

А. БОССАРТ: Всё! Больше повторять не будем.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Фильм «Веридиана».

А. БОССАРТ: Нет.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Это Екатерина II со своими фаворитами.

К. ЛАРИНА: Вас зовут как?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нина.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Записали. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Я думаю, песня «Катюша».

А. БОССАРТ: Да нет!

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Это хмель. Вьюнок.

А. БОССАРТ: Нет.

К. ЛАРИНА: Смотрите, как всё сложно. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Пигмалион и Галатея.

А. БОССАРТ: Нет.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Имя поэта – Хосе Марти.

А. БОССАРТ: Нет.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Граф Шереметьев – ответ на один из вопросов.

А. БОССАРТ: Ничего подобного!

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Я думаю, песня – Лили Марлен.

А. БОССАРТ: Молодец!

К. ЛАРИНА: как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алексей.

М. ПЕШКОВА: Это любимая песня Иосифа Бродского.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Записали. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. На памятнике Дали Гала.

А. БОССАРТ: Что Гала?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): памятник Дали.

А. БОССАРТ: Никакого памятника, за памятники речи не было.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я по вопросу насчёт аэропорта. В честь Генриха Гейне.

А. БОССАРТ: Нет. Нет такого аэропорта – Гейне.

К. ЛАРИНА: Алло!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Ответ – разница в 40 лет.

А. БОССАРТ: В 50 лет.

К. ЛАРИНА: Ну, принимаем. Хоть что-нибудь сделайте для читателя своего.

А. БОССАРТ: Ей было 100, ему 50.

К. ЛАРИНА: Серьёзно?! Ничего себе! Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Елена.

А. БОССАРТ: Меня Алла Боссарт.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Будьте добры, «Дневная красавица».

А. БОССАРТ: Молодец. Вьюнок, дневная красавица.

К. ЛАРИНА: как зовут Вас?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Ольга.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Там Веласкес, по-моему. «Инфанта Маргарита».

И. ИРТЕНЬЕВ: Абсолютно верно.

К. ЛАРИНА: Прекрасно! Как зовут Вас?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Ольга.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Я думаю, что песня про Стеньку Разина.

И. ИРТЕНЬЕВ: Абсолютно верно.

А. БОССАРТ: Не песня!

И. ИРТЕНЬЕВ: Руководитель народного восстания.

А. БОССАРТ: А какой призыв, не помните?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): нет.

И. ИРТЕНЬЕВ: С любимыми не расставайтесь. А он расстался.

К. ЛАРИНА: как зовут Вас?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Светлана.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Меня зовут Диана. А аэропорт им. Лорке.

А. БОССАРТ: Нет!

К. ЛАРИНА: Смотрите, как сложно оказалось! Алло! Здравствуйте!

И. ИРТЕНЬЕВ: Я думаю, что может быть не один аэропорт?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Последний муж…

К. ЛАРИНА: Мы уже узнали, что он был моложе на 50 лет своей жены. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Автор 20 сонетов к любимой дочери – это Тимур Кибиров.

И. ИРТЕНЬЕВ: Отлично!

К. ЛАРИНА: Прекрасно. Зовут Вас как?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Наталья.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Про Разина уже ответили?

И. ИРТЕНЬЕВ: Ответили уже.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

А. БОССАРТ: Аэропорт находится в Италии.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Насекомое – тля.

И. ИРТЕНЬЕВ: Я Вам аплодирую.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Вячеслав.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Аэропорт Овидии?

А. БОССАРТ: Да нет!

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Кольцово.

А. БОССАРТ: Нет, этот аэропорт находится в Вероне.

К. ЛАРИНА: Ой… Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Может быть аэропорт Финихино?

А. БОССАРТ: Я чувствую, что вопрос неотвечаемый. Это аэропорт Катулла. В Вероне. Я поражаюсь.

К. ЛАРИНА: На самом деле, мне кажется, наши слушатели многие были правы, что есть аэропорт и Лорке, а мы просто этого не знали.

И. ИРТЕНЬЕВ: Вполне допускаю.

А. БОССАРТ: Давайте им тоже…

К. ЛАРИНА: А уже поздно. Всё, ушли. Не повезло.

А. БОССАРТ: Одна книжка останется тебе.

К. ЛАРИНА: У нас остаётся последняя минута. Про творческие планы. Что не успели.

А. БОССАРТ: есть у меня творческий план. Я пишу роман.

К. ЛАРИНА: наконец-то!

А. БОССАРТ: Я пишу роман.

И. ИРТЕНЬЕВ: Третий, кстати говоря.

А. БОССАРТ: Я думаю, что может быть…

К. ЛАРИНА: Большой?

А. БОССАРТ: Боюсь, что он будет не очень большой. Почему боюсь, потому что…

И. ИРТЕНЬЕВ: Потому что меньше заплатят.

А. БОССАРТ: Я всё какие-то маленькие пишу романы, не вполне настоящие. Это такая перекличка с Камю, у Камю был роман «Чума», а у меня будет роман «Холера».

К. ЛАРИНА: Ничего себе!

А. БОССАРТ: С эпиграфом из «Чумы», дословно не помню, но в общем, что если недуг является абстракцией, всё равно это та абстракция, которой надо заниматься.

К. ЛАРИНА: Холера реальная? Как болезнь? Или как ругательство?

А. БОССАРТ: Это не ругательство. Это абстракция, это некая метафора, как была и у великого предшественника моего. Такой у меня план.

К. ЛАРИНА: Ну ждём. А что Иртеньев?

И. ИРТЕНЬЕВ: А у меня, если буду жив, у меня осенью должна выйти книжка стихов «Марксистский переулок». Марксистский переулок – это место, где я когда-то родился в Москве. И если всё будет нормально, то в ноябре эта книжка выйдет.

К. ЛАРИНА: Ну, тогда и встретимся. Спасибо большое. Игорь Иртеньев, Алла Боссарт. Спасибо вам ещё раз. И до встречи!



Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


pguide 25 апреля 2010 | 14:36

Да, я понимаю, если Перельман не берет миллион, значит все мы на его фоне г-но. Но почему-то я уважаю выбор этого стоика. Даже если бы он не доказал теорему, я уважаю человека, который не поддался на пиар Орануса мамонского. Да и славы ему от этого прибыло. Взял бы миллион и кто бы им заинтересовался кроме урок и спецов? Да и потом, всегда нужно помнить о том, что говорила Жюли (Что делать Чернышевского) по поводу разврата. Взрослому дяденьке-поэту видимо мудрость еще не пришла. Она и не придет, если только виршами кормить свой мозг.


gad123 26 апреля 2010 | 12:27

ЗАМЕЧАТЕЛъНАЯ ПАРА!! ЗДОРОВъЯ и БЛАГОПОЛУЧИЯ!!!! Чтоб ещё неоднократно радовали они нас!! я не ответил на два вопроса ( а какое было самомнение!!) про тлю ( не помнил такое стихорворение), видимо мало читал.. и про аэропорт ( в Верону обычно приезджают , а не прилитают, да и по миру скорей всего с именем Поэтов должны быть ещё аэропорты.) Про Перельмана-СУПЕР!! Книгу Аллы попытаюсь прочитать , так-как ВСЁ что выходит из под её руки ИНТЕРЕСНО!


gad123 26 апреля 2010 | 12:44

Был уверен, что уж до этой передачи "мнения" (широчайше представленные на политических блогах) уж сюда не ДОЙДУТ!! Как я ошибался!!!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире