'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: Майя, кто у нас назвал сегодняшнюю передачу «Два яблока»?

М. ПЕШКОВА: Я.

К. ЛАРИНА: Это которые от яблони недалеко упали, да. Итак, действительно, у нас сегодня два «яблока» сегодня на «Книжном казино» — Ксения Драгунская и Денис Драгунский. Два «яблока», которые упали от одной «яблони», которую мы все знаем с детства, «яблоня» называется Виктор Драгунский. И сегодня мы представляем новые книги нового поколения. О как я сказала!

К. ДРАГУНСКАЯ: О как!

Д. ДРАГУНСКИЙ: Уже не юного поколения.

К. ЛАРИНА: Итак, Ксения Драгунская «Честная история для взрослых и детей» — так называется книжка Ксении, которую мы сегодня представим и надеюсь, что-нибудь прочтём оттуда. Вторая книжка Дениса Драгунского называется «Плохой мальчик».

Д. ДРАГУНСКИЙ: Ага!

К. ЛАРИНА: Именно так. Это сборник рассказов «РИПОЛ-Классик» — это издательство Дениса Драгунского. Ксения, а у Вас кто?

К. ДРАГУНСКАЯ: Арт-Хаус Медиа. Это серия рассказов для взрослых и детей. Там, кроме меня, ещё шесть авторов.

К. ЛАРИНА: Прекрасно! Может быть мы отдельно сделаем на «Детской площадке».

М. ПЕШКОВА: Он уже приходил с этим проектом Лев Яковлевич.

К. ЛАРИНА: Мы читали какие-то отрывочки. Давайте мы начнём по-старшенству – с Дениса. Это вторая книжка, которая в таком формате выходит, мы уже представляли первую книгу, это действительно рассказы или как-то по-другому?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Это романы и киносценарии, но очень короткие. В той книжке их было 202, а в этой 173.

К. ЛАРИНА: Здесь есть детские рассказы?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Нет.

К. ЛАРИНА: А вот «Законы юных пионеров»?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Это что-то не про то. Это не детские рассказы.

М. ПЕШКОВА: А кнопки, которые торчат на обложке?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Ну почему обязательно сердце с кнопками? Такое холодное, колючее, железное сердце у плохого мальчика.

К. ЛАРИНА: То есть, это не то, что подкладывают под…

Д. ДРАГУНСКИЙ: Нет! Бог с вами! Тем боле, у нас учителя такие, что они не почувствуют.

К. ЛАРИНА: Ой, можно я задам вопрос? Вы часто встречаетесь?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Мы? Время от времени.

К. ДРАГУНСКАЯ: Нередко. Нельзя сказать, что прошли долгие годы. Встречаемся.

К. ЛАРИНА: А делитесь достижениями литературными?

К. ДРАГУНСКАЯ: Хвастаемся.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Дарим друг другу.

К. ЛАРИНА: А читаете друг другу?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Вслух? Конечно, собираемся у костра и читаем вслух.

К. ЛАРИНА: Ксения, Вы прочитали «Плохого мальчика»?

К. ДРАГУНСКАЯ: «Плохого мальчика» я не прочитала, он совсем свежий. Я прочитала с восторгом «Нет такого слова», просто страшно возгордилась знакомством и родством, всем разрекламировала.

К. ЛАРИНА: Что Вам там понравилось?

К. ДРАГУНСКАЯ: Мне всё понравилось, куда не кинь – везде смешно, умно, легко, доступно широким слоям зрителей и читателей, просто любо-дорого смотреть. Учиться, учиться, учиться и брать пример.

К. ЛАРИНА: А Вы когда будете взрослые книжки писать?

К. ДРАГУНСКАЯ: Я этим занялась вплотную.

К. ЛАРИНА: Я хочу напомнить, что Ксению Драгунскую мы знаем, как драматурга. С этого всё и началось.

К. ДРАГУНСКАЯ: Уже пора.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Я могу сказать, что у Ксении пьесы более чем взрослые.

К. ЛАРИНА: А Денис Драгунский читает пьесы своей сестры?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Читаю с большим удовольствием. Мне нравятся Ксюшины пьесы, они нравятся тем, что они очень сценичны, их легко ставить, я представляю себе, когда читаю пьесу, как она выглядит, я начинаю сразу играть в режиссёра или в зрителя, что одно и то же на самом деле. И они очень неожиданные всегда, неожиданные повороты сюжета, неожиданные характеры, по-хорошему неожиданные, не какая-то абсурдистская дурь, а какие-то новые грани ситуации. Есть некоторые у Ксении замечательные… свой стиль в пьесах, её не спутаешь, можно раскрыть и угадать, что это её пьеса.

К. ЛАРИНА: А когда начали писать, Денис?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Я начал писать давно. В 60-е годы. В конце 60-х.

К. ЛАРИНА: Вы были молодым человеком или мальчиком?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Я был человеком не старым, я родился, Ксения… я ещё при Сталине жил три года, в 1950 году родился.

К. ЛАРИНА: Ужас какой! У Вас юбилейный год!

К. ДРАГУНСКАЯ: Ужас какой – сказала.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Ничего, подождите, до этого ужаса все доживают.

К. ЛАРИНА: Но Вы помните, что первое написали?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Помню.

К. ЛАРИНА: Что это было?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Ну помню, рассказ был такой, здесь он существует в коротком пересказе, здесь он предпоследний, «Гейзер».

К. ЛАРИНА: Такой рассказ хороший, что Вы решили к нему вернуться?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Он был опубликован в газете «Неделя», он занимал где-то пять страничек на машинке. Я подумал, что это много, я его загнал в полторы.

К. ЛАРИНА: А раньше не пробовали писать, когда были школьником?

Д. ДРАГУНСКИЙ: ну, нет, пожалуй.

К. ЛАРИНА: То есть, не мечтали стать писателем?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Не мечтал. Я хотел стать военным или священником. Но папа высмеял оба моих предположения.

К. ЛАРИНА: А почему священником? Вот я не спрашиваю, почему военным. Советский ребёнок… я думаю, что в этом как раз логика угадывается.

Д. ДРАГУНСКИЙ: А это примерно одно и то же. Я хотел стать боевым священником. Не армейский капелланом, а у меня дома была газета «Копейка», старая подшивка, там была замечательная картинка, было написано: «Папа Малекос – вождь критских инсургентов» и там был изображён поп, перевязанный пулемётными лентами, в одной руке у него был крест, в другой винтовка. Мне хотелось быть таким.

К. ЛАРИНА: А почему папа высмеял обе мечты?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Он сказал: «Ну посмотри на себя! Сутулая спина! Руки не сильные, какой из тебя военный! Ничего не получится» И священник тоже показалось смешно.

К. ЛАРИНА: Ксюша, а у Вас какие были мечты?

К. ДРАГУНСКАЯ: Мечты у меня были завести собаку всегда. У меня был велосипед, чтобы мне разрешали кататься на лодке. У меня были мечты, связанные не с профессией, с далеко идущими планами.

К. ЛАРИНА: Типичный герой «Денискиных рассказов».

К. ДРАГУНСКАЯ: Чтобы не заставляли есть молочную лапшу.

К. ЛАРИНА: А кем быть?

К. ДРАГУНСКАЯ: Я хотела стать клоуном когда-то, в детстве. Потом этот вопрос долго не стоял, а когда началась профориентация, я пошла туда… как всегда, дети хотят стать тем, что у них лучше всего получается. Я как-то бойко писала всегда с детства, я решила поступить в Институт Кинематографии, потому что мне добрые люди сказали, что в Литературный институт поступать неприлично, все сразу решат, что ты слабоумный, если ты из писательской семьи и поступаешь в Литературный институт, значит дебил, всё! Вот так как-то покатилось.

М. ПЕШКОВА: А быть актрисой, как мама?

К. ДРАГУНСКАЯ: Нет, актрисой я никогда не хотела быть.

К. ЛАРИНА: Но всё равно, это совместилось и в итоге получилась пьеса.

К. ДРАГУНСКАЯ: Да, это очень странно и непонятно, но наверное так надо.

К. ЛАРИНА: А Вы что, в театр ходили в детстве много?

К. ДРАГУНСКАЯ: Да меня невозможно было в театр в детстве загнать! Я помню ,как меня на аркане, с какими-то скандалами мама тащила на спектакли Эфроса и Любимова, которые я совершенно, кроме тоски зелёной, ничего там не испытывала. Это очень странно.

К. ЛАРИНА: Очень странно. А почему получилась пьеса?

К. ДРАГУНСКАЯ: Какая-то заковыка. Я не знаю. Я это рассматриваю, как поручение от папы, которое я исправно выполнила и 16 лет писала пьесы, можно сказать, что поручение выполнено, можно расслабиться и писать прозу.

К. ЛАРИНА: То есть, он Вас на это нацелил?

К. ДРАГУНСКАЯ: Нет, он никак не мог на это нацелить.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Это тайное поручение.

К. ДРАГУНСКАЯ: Потому что папа очень любил театр. Он работал актёром, делал успехи, но потом война, то-сё. То есть, в театре у него судьба не сложилась. Это какое-то мистическое поручение, которое я выполнила. Попрошу больше не беспокоить.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Очень хорошо выполнила.

К. ЛАРИНА: Ну что, вот такая презентация краткая получилась, двух судеб, двух «яблок». Я думаю, что пришла пора процитировать что-то из новых книг. Давайте мы это сделаем. Денис, что Вы хотели бы прочитать из своей книжки «Плохой мальчик»?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Вы хотите весёлое, грустное или умное?

К. ЛАРИНА: Как сестра скажет.

К. ДРАГУНСКАЯ: Грустно-умно-весёлое.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Грустно-умно-весёлое… Тогда я вам прочту такую штучку, случай как бы из жизни, он называется «Две Азии», а подзаголовок «Ламаистская этика и дух индуизма».

(Читает рассказ)

М. ПЕШКОВА: Надо сказать, и по сей день, где была дача скульптора, клумба ,а эта клумба сделана в виде Сталина.

К. ЛАРИНА: Потрясающе! Правда?

М. ПЕШКОВА: Да. Это в Измайловском парке.

К. ЛАРИНА: Слушайте, но ведь это же персонажи реальные. Вы не боитесь, что их потомки…

Д. ДРАГУНСКИЙ: Надменные потомки?

К. ЛАРИНА: А то сегодня модно в суды подавать друг на друга.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Ну, посудимся.

К. ЛАРИНА: Где доказательство, что это правдивая история?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Это не рассказ, это байка, побасенка. История.

К. ЛАРИНА: Хорошо. Мне понравилось. Ксения, Вам слово.

К. ДРАГУНСКАЯ: Я прочту вам рассказ «Дурные наклонности» и думаю, что дальше все вопросы ко мне отпадут сами собой.

(Читает рассказ)

К. ЛАРИНА: Кто такой Юрий Дмитриевич Нечипоренко, я думаю, мы об этом узнаем во второй части нашей программы. У нас даже книжка есть.

М. ПЕШКОВА: Да, мы с ним хорошо знакомы и рады были встрече с ним.

К. ЛАРИНА: Ну что ж, спасибо вам большое. Я вижу, как наши слушатели кричат вам браво и предлагают выступать вместе на эстраде.

К. ДРАГУНСКАЯ: Да! Подадимся в Гришковцы и Жванецкие.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Хорошая – Клара Гришковец!

К. ЛАРИНА: Ну, не знаю, как насчёт эстрады, но по радио «Эхо Москвы» точно услышите выступление замечательных артистов – Дениса и Ксении Драгунских. Во второй части, после Новостей, мы зададим вопросы, на которые вы будете отвечать и за правильные ответы получите книги Дениса и Ксении Драгунских. Телефон 363-36-59.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Ну что, пришла пора задать вопросы нашим слушателям. Я сейчас прочту вопросы, которые отдельно друг от друга придумывали Ксения и Денис, такой сеанс психоанализа, можно понять, кто о чём думает. Вопросы задам, напомню, что по телефону будем принимать ваши ответы. Телефон 363-36-59. В каком городе умер Андрей Болконский? Это раз. Назовите воинское звание Вронского. Этот человек вам известен, я надеюсь, герой романа «Анна Каренина», если что. У кого Пушкин позаимствовал слова «Гений чистой красоты»? Следующий вопрос. Действие какого рассказа Льва Толстого происходит в Лондоне?

Где находятся Алаунские горы? Куда, в какой город уехала девочка на шаре? Как звали детей Пушкина? Перечислите их. Кто такой Эпиорнис? И последний вопрос – кто изобрёл акваланг? Всё. Готовьтесь и минут через 10 будем принимать ваши ответы. Я напомню, что книги, которые мы сегодня представляем, это книга Дениса Драгунского «Плохой мальчик» и книга Ксении Драгунской «Честные истории». Я хотела, уж коли вы сегодня собрались, про вашу семью общую. Не про ваши отдельные семьи ,а про общую семью поговорить.

Я задала вопрос до начала программы, почему не напишут такие талантливые дети книгу про отца? Мне кажется, не только потому, что он сам по себе заслуживает, как большие писатели и легендарная личность для нашей культуры, но потому что биография так и просится, и в кино, и в роман, начиная с происхождения. Если кто-то хочет освежить в памяти основные вехи биографии Виктора Драгунского, можете заглянуть в Интернет, в любую Википедию, и вы ахните, как судьба бросала эту семью.

Действительно, сюжет же, Денис!

Д. ДРАГУНСКИЙ: Сюжет, сюжет. Ну, не знаю, посмотрим. Ксения правильно сказала, должен быть какой-то мистический приказ, тайный заказ. Когда он придёт, тогда, может быть, мы сделаем это. Либо кто-то из нас один, либо вместе, либо каждый по-отдельности.

К. ЛАРИНА: Насколько я знаю, мама писала уже воспоминания.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Да, есть книжка воспоминаний.

К. ДРАГУНСКАЯ: Она собрала воспоминания друзей и свои тоже воспоминания добавила. Интересно художественно-документальную книгу написать, всё должно сложиться само. Сейчас не будем обещать.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Но это не исключено.

К. ЛАРИНА: А вы пытались узнать, что было до вас в семье, вы интересовались происхождением и корнями?

М. ПЕШКОВА: Что с дедушкой и бабушкой, которые оказались в Нью-Йорке.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Мы пытались узнать, они действительно оказались. Это была обыкновенная эмиграция, которая случилась в 1913 году, в начале его, обыкновенная эмиграция. Бабушка туда уехала со своим мужем, у него была другая фамилия, они вернулись потому, что не смогли там устроиться.

К. ЛАРИНА: Они до революции уехали и до революции вернулись.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Они вернулись буквально тут же, через полтора года. И поэтому когда моего папу спрашивали, он об этом часто рассказывал, он говорил, что я родился в Нью-Йорке, но капитализм произвёл на меня такое отталкивающее впечатление, что я через полгода уехал на родину.

К. ДРАГУНСКАЯ: В царскую Россию.

К. ЛАРИНА: А это как-то сказалось, этот сюжет, связанный с эмиграцией, на жизнь при советской власти?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Практически нет. Он рассказывал, что в 30-е годы, когда ввели паспорта, то милиционер ему сказал: «Разъясняю Вам, гражданин Драгунский, что Вы имеете право получить американский паспорт в посольстве». Но он сказал: «Ну что Вы, с ума сошли!» Вот и всё. В общем, нет, это никак не зажимали.

К. ЛАРИНА: Вы сказали «обыкновенная эмиграция»…

Д. ДРАГУНСКИЙ: Это такая нулевая волна эмиграции, за счастьем. Возможно, там был политический момент, потому что отец моей бабушки, Лев Драгунский, был социал-демократ, бундовец. Я не знаю, кто точно, но он был в революционном движении. Бабушка рассказывала, что ей говорили, что она дочка этого красного. И ещё бабушка рассказывала, что она не любила Чехова за внешность, пенсне и бородка. Как домой придут с этими пенсне и бородками. Сидят всю ночь, а на утро приходит пристав и уводит папу в тюрьму. Вот такая вот история.

Он там, кстати, умер, может быть от этого эмиграция неудачная получилась. Когда они туда приехали, ему вырвали зуб и внесли инфекцию. Он умер, как говорили в старину, от заражения крови. И вот эти два молодых, 16-летних человека – моя бабушка Рита и её муж Юзеф, она беременная, они остались без поддержки, без денег, без жизненных умений, она только что закончила гимназию. Муж её был совершенно беспутным человеком. И вот бабушка рассказывала, что они кормили папу давлёными бананами. У неё молоко пропало, и они вилкой наминали банан, это была самая дешёвая еда, и кормили его бананами.

Поэтому, естественно, Россия представлялась островком благополучия. Семейная легенда гласит. А может это правда, что они вернулись в Россию за несколько дней до начала Первой мировой войны. Если бы они там задержались, они бы не смогли перейти границу.

К. ЛАРИНА: А там уже и 1917 год, и всё.

К. ДРАГУНСКАЯ: Значит это было нужно, чтобы было именно так.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Во всяком случае, чтобы мы с Ксенией имели возможность придти в «Эхо Москвы».

К. ЛАРИНА: Ксюша, а у Вас есть любимый сюжет из истории семьи?

К. ДРАГУНСКАЯ: Мне очень интересны цыганские предки моей мамы, некий Харитон и некая Катя, наши прадедушка и прабабушка. Катя была единственная дочь в семье зажиточных крестьян Яснополянских, а Харитон был оседлый цыган. И когда их познакомили и Кате сказали: «Вот, Катенька, это твой жених Харитон», она упала в обморок. По-моему, это отлично! Есть дегератип, она очень красивая, там она изображена старухой, но она всё равно очень красивая. И Харитон тоже был ничего себе дядя. А дедушка Василий Харитонович работал водителем и есть изумительные фотографии, где он на каких-то «Хорьхах», невиданных машинах начала 20-х годов.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Дедушка был очень красивым, кстати.

М. ПЕШКОВА: А цыганская кровь чувствуется? Вы чувствуете в себе?

К. ДРАГУНСКАЯ: Ну, может какой-то лёгкий авантюризм, наверное в этом смысле.

К. ЛАРИНА: Слушайте, а вот ещё, что касается вашего рассказа, который Вы прочитали: «Солженицын, Галич, академик Сахаров»… какие-то политические разговоры велись в доме?

К. ДРАГУНСКАЯ: Конечно велись.

К. ЛАРИНА: А говорили: «Тише, тише»?

К. ДРАГУНСКАЯ: Тише, тише, не при ребёнке. Мне сразу всё объяснили, но сказали, что в школе об этом говорить не надо.

К. ЛАРИНА: То есть, всё-таки, были честны, да?

К. ДРАГУНСКАЯ: Да, конечно.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Со мной тоже были такие же разговоры. Всё это было понятно, самиздатовская книжка, и в «Круге первом» я прочитал дома на папиросной бумаге, с совсем другим сюжетом. Там была не атомная бомба, а какое-то лекарство вместо атомной бомбы, какое-то биохимическое открытие. И все эти разные подписантские дела, семья дружила с Копелевым, у Копелева вообще была целая диссидентское гнездо.

К. ЛАРИНА: А как можно продержаться в такое противное время?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Вот такая была страна, уже вялый был режим.

К. ДРАГУНСКАЯ: Да, в 60-е годы, конечно.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Это был взлёт хрущёвской гласности, антисталинизм, а уже 70-е годы – это была уже такая вялость. Нужно было бы быть очень… очень достать советскую власть. То есть, активно что-то собирать. Передавать на свободные радиостанции, тогда могли. А так просто, разговаривать на кухне, передавать книжки друг другу – это вполне нормально.

К. ЛАРИНА: Я вспоминаю замечательные рассказы вашего отца и понимаю, что хоть они написаны про советских детей, там вообще нет никакой идеологии. Это удивительно. Их нельзя было использовать в качестве примера патриотического воспитания.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Там хитрее немножко. В рассказах моего отца, равно как и в его повести про войну «Он упал на войну», кстати, очень замечательная вещь.

К. ЛАРИНА: Она переиздаётся вообще?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Иногда, чисто в коммерческих, чтобы сделать книжку толще, пишут «Весь Драгунский», все 60 рассказов и повесть. В рассказах про Дениску упоминаются политические темы, полёт Гагарина, мы играли в разгром фашистов под Москвой.

К. ЛАРИНА: А «Там вдали, за рекой»!

Д. ДРАГУНСКИЙ: Да. Буденовцы, саблю будёновскую… «Сражение у чистой речки».

К. ДРАГУНСКАЯ: Но это приметы времени скорее.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Совершенно верно. Главное же, что и «Денискины рассказы» и «Он упал на траву» написано с точки зрения героя. Вот в чём я вижу огромный порок наших советских многих произведений, они сделаны с точки зрения какого-то занебесного генерала, с точки зрения генсека. А с точки зрения нормального человека, ребёнка. С точки зрения мальчика, этого монтировщика декорация в театре, описана война.

К. ЛАРИНА: Вообще, стоит книжку написать. От вас я не отстану теперь.

К. ДРАГУНСКАЯ: Звоните.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Звоните, приглашайте.

К. ЛАРИНА: Или вы тут наговорите на целую книгу. Давайте мы ответим на ваши замечательные вопросы. Телефон прямого эфира 363-36-59. Берите наушники, товарищи авторы и эксперты. И мы сейчас будем слушать ответы ваших читателей. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Я хочу ответить на вопрос про скафандр. Короче, это Жак Ив Кусто.

К. ЛАРИНА: Это правильный ответ.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): В 1943 году.

К. ЛАРИНА: Правильный ответ.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): С инженером одним в содружестве.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Тамара.

К. ЛАРИНА: Вы у нас первый победитель. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Девочка на шаре уехала во Владивосток.

К. ЛАРИНА: как Вы хорошо это помните! У Вас есть любимые рассказы Виктора Драгунского?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): «Денискины рассказы».

К. ЛАРИНА: Все?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Все.

К. ЛАРИНА: Я очень любила «Сверху вниз, наискосок». И ещё наизусть знала «Что я люблю и чего я не люблю», ой, вообще чудесный автор. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Катя.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте. Я хотела ответить на вопрос про детей Пушкина. Это Маша, Саша, Гриша и Наташа.

К. ЛАРИНА: Отлично!

М. ПЕШКОВА: Прекрасно.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Наташа.

К. ЛАРИНА: Прекрасно. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Вронский был ротмистром.

К. ЛАРИНА: Нет, — говорит Денис Драгунский.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Нет.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нет???

К. ЛАРИНА: Нет, представляете! Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Я хотела ответить на вопрос, что такое Эпиорнис. Это птица страусоподобная гигантская. Вот яйца у неё 9 литров, но она давно вымерла.

К. ЛАРИНА: Да, это правда. Вы орнитолог?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нет.

К. ДРАГУНСКАЯ: Просто любит эпиорнисов.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Лариса Яковлевна из Перми.

К. ЛАРИНА: А почему так эпиорнис Вас заинтересовал, Ксения?

К. ДРАГУНСКАЯ: Мне хотелось диковинку.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Хорошая птичка.

К. ЛАРИНА: Птица-слон даже. Так… Следующий звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Добрый день. Я хотела ответить вопрос касательно гения чистой красоты. Эту строчку Пушкин заимствовал у Жуковского.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Правильно!

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Ольга из Москвы.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Я бы хотела сказать, в каком городе умер Андрей Болконский. Мне кажется в Ярославле.

К. ЛАРИНА: И это правда. Как зовут Вас?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Наталья из Москвы.

К. ЛАРИНА: Следующий звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Я бы хотел ответить на вопрос, в какой город уехала девочка на шаре.

К. ЛАРИНА: А как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня зовут Юля, мне 11 лет.

К. ЛАРИНА: Ну, Юль, ответьте ещё раз, для Вас специально.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Во Владивосток.

К. ЛАРИНА: Правильный ответ. Мы делаем вид, что не слышали его. Ну как мы можем расстаться с Юлей, нашим читателем. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Это Казань. Это Мурат. Речь идёт о зоопарке лондонском. Речь идёт о льве и собачке.

Д. ДРАГУНСКИЙ: К. ЛАРИНА: Ура-а-а!

К. ЛАРИНА: Спасибо, ответ верный. Записали Ваш телефон. Что ещё осталось? Неокученный Вронский остался, разжаловали его… Давайте… И где находятся Алаунские горы. У нас два вопроса. Давайте попробуем. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Я хотела бы ответить по поводу Вронского. Адъютант.

К. ЛАРИНА: Нет. Вот как оказалось!

Д. ДРАГУНСКИЙ: Это не воинское звание, это придворный чин.

К. ЛАРИНА: Боже мой! А так всё просто.

К. ДРАГУНСКАЯ: Ну Вронский! Кто его не знает!

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Добрый день. Воинское звание Вронского штабс-ротмистр.

К. ЛАРИНА: Откуда это берётся? Честно говоря, если бы у меня спросили, я вряд ли бы ответила. Но в интернете же должно быть где-то!

М. ПЕШКОВА: Тем более, в этот год – год столетия смерти Толстого.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Вронский был кавалергардским офицером.

К. ЛАРИНА: Обалдеть…Поскольку у нас времени всё меньше и меньше, бросаем мы это дело, я предлагаю тем, кто хочет ответить на эти два вопроса – на смс +7-985-970-45-45. Воинское звание Вронского – раз и где находятся Алаунские горы – это два.

Конечно же, многие есть среди наших слушателей читателей и почитателей блога Дениса Драгунского в Живом Журнале, который он регулярно ведёт. И, как я понимаю, многие вещи там публикуются впервые, которые потом входят в книги. Естественно, спрашивают, а у Ксении почему нет блога?

К. ДРАГУНСКАЯ: Я такая Агафья Лыкова – человек-заповедник.

К. ЛАРИНА: При лучине пишете.

К. ДРАГУНСКАЯ: Да, чернильной ручкой.

К. ЛАРИНА: То есть, вообще к компьютеру не подходите?

К. ДРАГУНСКАЯ: Нет, я подхожу, но у меня нет ни блога, ни ЖЖ, ни сайта.

К. ЛАРИНА: Но надо же это делать!

К. ДРАГУНСКАЯ: Я исправлюсь.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Надо.

К. ЛАРИНА: В чём прелесть этого странного дела – ведения блога?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Прелесть в том ,что она даёт быструю связь с читателей, когда читателей много, если это не среди междусобойчика, когда читателей много, у меня 3 тысячи читателей, и поэтому уже начинаешь чувствовать какой-то пульс.

К. ДРАГУНСКАЯ: То есть, в нужный момент можно обратиться за помощью. Послать в аптеку.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Нет! Зачем послать в аптеку! За моральной поддержкой. Это очень важно. И вообще, жизнь в Интернет-пространстве стала для меня совершенно естественной. Я без этого уже не представляю себя.

К. ЛАРИНА: А Вы хотели бы увидеть Ваших френдов?

Д. ДРАГУНСКИЙ: А я некоторых видел.

К. ЛАРИНА: А так чтобы все три тысячи собрать?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Конечно хотел бы!

К. ЛАРИНА: Было бы здорово.

Д. ДРАГУНСКИЙ: На стадионе, небольшом таком.

К. ЛАРИНА: Я вот согласна с Денисом, поскольку мы с ним взаимные друзья. Мы Вас агитируем.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Мы тебя зафрендим.

К. ЛАРИНА: Потому что для человека пишущего, для творческого, который занимается словами, просто обязательно. Правда я не знаю, Вы редактируете свои произведения под давлением Ваших читателей в интернете?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Если мне укажут на ошибку фактическую, естественно, я её исправляю. А иногда у меня бывает повод подумать, когда в уме много раз прожеванный рассказ, и кажется, что всё ясно. А у меня спрашивают: «А вот во втором абзаце непонятно, что происходит». А действительно!

К. ЛАРИНА: Так что, Ксения, попробуйте.

К. ДРАГУНСКАЯ: Хорошо. Подтянусь.

К. ЛАРИНА: Давай. Там столько сюжетов у Вас родится! Я уверена, что многие люди, которые занимаются литературой профессионально и живут в блоге и в Живом Журнале, они пользуются услугами аудитории. Там сюжеты только лови, они сваливаются сверху.

Д. ДРАГУНСКИЙ: А я этого никогда не делаю, я это не использую. Бывают потрясающие рассказы, исторически интересные, очень человеческие, фантастическая фабула. Но у меня есть специальное внутреннее, сам с собой договорился, что вот это никогда.

К. ЛАРИНА: ну что… остаётся последний вопрос, связанный с творческими планами. Ну? Ксения? Роман готов?

К. ДРАГУНСКАЯ: Роман один готов, второй изготовляется постепенно, к сожалению ,не так быстро это происходит, как хотелось бы. Ещё буду радовать такими экспресс-спектакликами, на живую нитку.

К. ЛАРИНА: А когда ближайшая премьера?

К. ДРАГУНСКАЯ: Спектакля? В Москве пока ничего не планируется. Я сейчас меньше занимаюсь театром. У нас был спектакль «Истребление», он чрезвычайно забавный, как будет, мы объявим, в марте, во второй половине, он свежий, осенью вошёл. И будут какие-то неожиданные спектакли. Но в основном прозой хочется заниматься.

К. ЛАРИНА: Денис? На подходе?

Д. ДРАГУНСКИЙ: Я продолжаю упорно и беспрестанно писать эти рассказы. И может быть к концу года я сдам в редакцию уже третий том, тоже штук 200 таких рассказов. Ещё я сейчас делаю такую вещь, немножко в другом формате, повесть, а кроме того, у меня появилось желание, у меня есть сборник рассказов, который я подготовил к печати в 1987 году. И из-за того, что началась перестройка, его не напечатали. Я просто жертва перестройки! И вот я решил его опубликовать без правок. С подзаголовком «80-е годы», как я тогда видел.

Он вполне толстенький, примерно рассказов 20 больших и одна повесть. Где-то на четыре печатных листика.

К. ЛАРИНА: Я прошу в ваши планы занести создание книжки, посвящённой истории вашей семьи. Обязаны просто это сделать.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Хорошо. Занесём.

К. ЛАРИНА: Второе обещание мы берём с Ксении, что она заводит блог в Живом Журнале, мы френдим и пиарим.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Мы обещаем френдить и попиарить.

К. ДРАГУНСКАЯ: ЖЖ – пишу.

К. ЛАРИНА: Вронский – полковник, хотя есть варианты поручик, подпоручик и даже комиссар НКВД.

Д. ДРАГУНСКИЙ: Вот это, пожалуй, самое верное. Написали, что полковник?

К. ЛАРИНА: Написали. Алаунские горы находятся на Валдае.

К. ДРАГУНСКАЯ: Это и есть Валдайская гряда. Старинное название.

К. ЛАРИНА: Спасибо большое дорогим нашим гостям, с которыми так приятно встречаться.

К. ДРАГУНСКАЯ: Всегда рады!

К. ЛАРИНА: Денис и Ксения Драгунские, которые не муж и жена, как многие могли бы подумать, а даже наоборот – брат и сестра.

К. ДРАГУНСКАЯ: Яблоки!

К. ЛАРИНА: Пока!





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире