'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: 13:12, начинаем «Книжное казино». Здесь Ксения Ларина, здесь Майя Пешкова. Майя, приветствую тебя.

М. ПЕШКОВА: Добрый день.

К. ЛАРИНА: У нас сегодня очень много народу в нашей студии. Мы переместились в большую студию, потому что у нас сегодня грандиозное событие. Мы как и обещали… мы как-то так кормили всё время – самая ожидаемая премьера года… Итак, сегодня наконец это случилось! Мы представляем вам аудио-спектакль «Евгений Онегин» по известному произведению Александра Сергеевича Пушкина. Создан он силами продюсерского центра «Вимбо». Я представлю главных людей из «Вимбо» — это Михаил Литваков, продюсер и Вадим Бух – тоже продюсер. Здравствуйте, дорогие друзья.

Творческая группа у нас сегодня представлена главным артистом – это Валентин Иосифович Гафт, который здесь сыграл роль Пушкина и режиссёр спектакля Дмитрий Креминский. Перед нами лежит этот замечательный альбом. Меня поражают эти цифры, в этом есть что-то мистическое. Общее время звучания – 222 минуты.

В. БУХ: Мы к этому не стремились.

К. ЛАРИНА: Мы вас поздравляем, потому что наконец это произошло, и как я уже слышала, что это ровно 9 месяцем проходила работа. Мы его сегодня разыграем, наши слушатели получат возможность насладиться и пушкинским текстом и главное – актёрским исполнением. Давайте расскажем про то, как это начиналось.

В. БУХ: Это начиналось и случайно, и специально. Мы увидели, как в очередной раз кто-то читал «Онегина» и поняли, что в школе, как это дают нам, и то, как мы это во взрослом возрасте воспринимаем – две большие разницы. А потом совпало много вещей. Мы общались с Дмитрием, которому тоже давно было интересно это сделать. Причём, сделать в виде аудио-спектакля, чтобы герои обрели свои голоса. Одновременно очень талантливая художник Юлия Стоцкая, родилась идея графического нарисованного романа, т.е. серия картин по «Евгению Онегину». Так совпало несколько вещей интересных и началась работа.

Началась она 9 месяцев назад и вот через 9 месяцев мы держим в руках эти диски и результат работы.

К. ЛАРИНА: Миш, дополни. Это такое страстное послание Вадима. Он подготовил речь.

М. ЛИТВАКОВ: На самом деле получилось так, что вертели в руках книжку, книжку начали читать, и каждый из нас, оба поняли, что те штампы, которые вбивались в детстве в школе, это совершенно другая книга. Книга великая! А что, если её записать? А как её записать? Разные актёры будут разные куски читать? Нет, не так. Мы не могли понять. И когда обратились к Дмитрию, он сказал: «А что, если спектакль?»

К. ЛАРИНА: Мы не сказали, в чём уникальность этого проекта, дорогие слушатели. Впервые это именно спектакль, не чтение актёрское, а именно спектакль, где есть персонажи и их играют конкретные актёры. Я была опрокинута известием, что оказывается у Ольги нет прямой речи. Этой героини практически нет в произведении.

М. ЛИТВАКОВ: Мы знали сразу, что хотели, но не знали, получится ли. Понятно, что ключевая роль, текст от автора. И кто же будет читать? Была надежда, что сумеем уговорить Валентина Иосифовича.

В. ГАФТ: А чего уговаривать-то!

М. ЛИТВАКОВ: И это удалось.

В. ГАФТ: Это вы рискнули. Я никакого отношения к этому не имею. Читал замечательный Смоктуновский, Серёжа Юрский, Дмитрий Журавлёв и ещё очень многие. Но поскольку вы говорите для того, чтобы школьникам было понятно, я сделал всё, чтобы школьникам было понятно.

К. ЛАРИНА: Ой, давайте послушаем сразу, потом продолжим. Понятно ли школьникам. Давайте послушаем первый фрагмент.

(Звучит первый фрагмент «Евгения Онегина»)

К. ЛАРИНА: По-моему, хорошо. Здесь даже уже вклинился Онегин.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Совершенно верно. Мы услышали голос Евгения Онегина.

К. ЛАРИНА: И кто этот человек?

Д. КРЕМИНСКИЙ: Это замечательный артист Константин Хабенский. Я могу уже назвать всех, кто принял участие в этой работе. От автора – Валентин Иосифович Гафт, в роли Онегина – Константин Хабенский, ужасно доволен работой с этим артистом. Татьяну Ларину играет Ольга Будина, тоже щукинка, как и я, мы окончили Щукинское училище, было очень приятно, имена, педагоги, студенты, мы сразу нашли общий язык. Ленского сыграл щукинский выпускник, артист Тимофей Пискунов.

К. ЛАРИНА: Он же у вас работал уже где-то?

Д. КРЕМИНСКИЙ: Да, в прошлом году мы записывали «Щелкунчика». В основных ролях заняты эти артисты.

М. ЛИТВАКОВ: Я бы хотел сказать, что музыка уже по этому фрагменту видно, что музыка очень хорошая. Людмила Ханина, композитор очень талантливый, нам понравилось.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Когда начинался разговор, сговор о работе над этим спектаклем, я сразу же сказал, что если Валентин Иосифович не согласится, то успеха нам не видать. У меня были серьёзные основания.

К. ЛАРИНА: А какие? Помимо того, что большой артист.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Потому что артист ещё и сам владеющий словом и пишущий стихи, многие знают об эпиграммах.

К. ЛАРИНА: А это имеет значение?

Д. КРЕМИНСКИЙ: Это имеет огромное значение. Мало кто знает о том, какие потрясающие лирические стихи он пишет. Это первое. И второе. Все знают о музыке Чайковского к опере. Одним из моих твёрдых условий было использование оригинальной музыки, поскольку мы не оперу ставим. И Мила Ханина справилась, я считаю, блистательно. Она владеет и формой, и жанром, она купается в этой музыке классической.

В. ГАФТ: Чего его спрашиваете, он будет всё время себя хвалить.

М. ЛИТВАКОВ: Тут есть за что, Валентин Иосифович.

К. ЛАРИНА: Нет, он хвалит всю творческую группу, и правильно делает.

В. ГАФТ: Это правда. Он замечательно работал и без него бы ничего этого не было.

К. ЛАРИНА: Давайте теперь Вы скажите.

В. ГАФТ: Я хочу сказать, что не было бы этого без Пушкина. Меня поражает, когда мы писали, я говорю, какой великий русский язык! Как можно сложнейшие, глубочайшие проживания, мысли, оттенки какие, которые едва улавливаются, а производят колоссальное впечатление. Как соединить, чтобы была такая лёгкость и простота. Когда читаешь глазами, иногда трудно. У Пушкина очень много запятых, точек, очень много знаков, которые надо соблюдать. И кроме того, надо соблюдать ритм и мелодику стиха. В ней заложено всё содержание. Если ты начинаешь играть, то всё теряется. Надо соблюдать ритм, как музыкальный, где нельзя ничего…

И Пушкин уже всё за всех сыграл. Нужно только не играть, а просто понять и легко дотронуться до этого. И тогда понимаешь, как это можно вообще. Пушкин – это Космос. Это когда говорят, что это энциклопедия русской жизни – это правильно. Потому что чуть-чуть сдвинуть на секунду – мы читаем про сегодняшний день. Мысли, которые говорят и о государстве, и о проблемах личности, и о богатых, о бедных, как живёт страна, светская жизнь, деревня. Всё это написано Пушкиным, предугадано.

И не то, что какой-то человек, который что-то такое, как Нострадамус, предсказывает. Это нормальный, живой, естественный, простой человек, как мы. Только, в отличие от нас, он гений.

К. ЛАРИНА: А это первый Пушкин в Вашей жизни?

В. ГАФТ: Первый.

К. ЛАРИНА: Вы никогда ничего не играли и не читали?

В. ГАФТ: Я вообще не чтец. Я у Анатолия Васильевича я играл графа, это было давно.

Д. КРЕМИНСКИЙ: И в прошлом году мы записали наш «Выстрел», от автора.

В. ГАФТ: Может быть.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Я помню, когда мы сели писать «Онегина», Валентин Иосифович сказал: «Боже мой! Я же с Пушкиным никогда дела не имел!»

В. ГАФТ: Я считаю, что его не надо красить, не надо играть. Надо дать возможность без своего вмешательства послушать Пушкина. Не дай бог начать играть описания природы, играть образы. Нужно втыкаться в этот ритм и музыкальный темп. Тогда всё это вместе, потому что всё же подряд! Всё написано, всё это производит потрясающее впечатление.

К. ЛАРИНА: Вы всё знаете. Зачем вам режиссёр был нужен на этой работе?

В. ГАФТ: Режиссёр сидит, как камертон. Можно ещё раз? Ещё раз. Ещё? Ещё. Вот это? Вот это. Вот так режиссёр работает.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Пятнадцать дублей каждой строфы.

М. ЛИТВАКОВ: Когда мы закончили эту запись, я сказал Валентину Иосифовичу, что по количеству дублей мы шесть «Онегиных» записали.

В. ГАФТ: Я приходил к ним в студию, чуть меньше вашей, я туда втискивался, как в лифт. Там за окном ещё ремонт шёл. Кроме того, что там голуби стучали, шёл дождь и кричали, матом ругались. И надо было каждые 15 минут выходить: «Ребята, мы пишем Пушкина, вы можете ради него вести себя потише?» И, как ни странно, это действовало. Атмосфера. И мы писали. Очень много пришлось переписывать из-за этих щелчков, из-за писков. Это не кино, это ещё сложнее. Звук, он обмануть не может. И потом, когда ты пишешь 5-6 часов один кусочек… Но Пушкин стоит этого. Я думаю, что Пушкин писал дольше.

К. ЛАРИНА: А Вы послушали весь спектакль сами?

В. ГАФТ: Нет, у меня бракованный.

К. ЛАРИНА: Давайте ещё послушаем фрагмент. «Сон Татьяны».

(Звучит фрагмент из «Евгения Онегина»)

К. ЛАРИНА: Вот надо это учить наизусть в школе.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Я думаю, что все слушатели понимают, почему мы хотели, чтобы Валентин Иосифович… Нам кажется, что никто бы не смог этого передать.

К. ЛАРИНА: Ну подождите. Я бы и про музыку сказала отдельно. Мы так заболтали этот момент музыкальный, а он очень важный.

В. ГАФТ: Вы знаете, после Чайковского внедряться в «Евгения Онегина»… Она очень угадала стилистику этой записи. Как она не вылезает… Она в сопровождении, очень точно помогает чтению. И Дима очень точно вставил её в куски. В ней есть тревога, темп и ритм, который совпадает с тем, что написал Александр Сергеевич.

К. ЛАРИНА: И что прочитал Валентин Иосифович. У нас сейчас пауза, мы Новости слушаем, возвращаемся в программу и представим вам отдельно «Евгения Онегина» Хабенского и Татьяну Ларину Ольги Будиной. Обязательно.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Продолжаем наше «Книжное казино». Делаем небольшую паузу в «Евгении Онегине». Нам очень нужно разыграть несколько книжек из «Большой Книги». Конечно, Александр Сергеевич у нас, к сожалению, не номинируется на «Большую Книгу». Но я думаю, что у него вряд ли бы получилось добраться до финала. А что у нас есть?

М. ПЕШКОВА: Мы сегодня разыгрываем книгу Ольги Славниковой «Любовь в седьмом вагоне», Александра Терехова «Каменный мост» и рукопись Мариам Петросян «Дом, в котором». Эти три книги вы можете получить, если ответите на один вопрос. Список этих людей включает ни одну сотен имён. Чем выделяется из них Борис Пастернак, Жан Поль Сартр и вьетнамский политик Ле Дык Тхо? Ответьте на этот вопрос. А ещё вы можете отдать свой голос, если вы проголосуете на сайте www.bigbook.ru , если вы отдадите свои голоса.

К. ЛАРИНА: Народное голосование проходит.

М. ПЕШКОВА: Вы можете тоже принять участие в выборе лауреатов премии «Большая Книга».

К. ЛАРИНА: А ваши ответы можно присылать на смс +7-985-970-45-45. Возвращаемся к «Евгению Онегину». Так называется не только произведение А.С. Пушкина, но и аудио-спектакль на четырёх компакт-дисках продюсерского центра «Вимбо». Мы должны показать ещё фрагменты с другими участниками спектакля. Но здесь просто вал вопросов на нашем смс, где купить? Где продаётся? Скажите, Вадим.

В. БУХ: Купить можно будет уже с завтрашнего дня на нашем сайте www.vimbo.ru , в ближайшую неделю мы надеемся, всё это поступит в магазины книжные Москвы и других регионов, Интернет-магазины, т.е. везде, где продаются книги, аудио-продукция, везде можно будет увидеть это красивое подарочное издание. Очень симпатичное.

К. ЛАРИНА: Очень красиво изданная эта вещь. Как книжка. Я думаю, что стоит отдельно сказать про оформление, что сделала вам дизайнер Юлия Стоцкая.

В. БУХ: Это даже сложно назвать оформлением.

К. ЛАРИНА: Это как книжка в книжке получается, очень красиво.

В. БУХ: Там использована часть её работ, у неё графическая серия «Нарисованный роман». Это порядка 30-40 картин. Они сделаны таким образом, что на них есть весь текст «Онегина». И в оформлении нашего диска использованы были фрагменты.

К. ЛАРИНА: Похожи на пушкинские черновики.

В. БУХ: Да, такая была концепция.

М. ПЕШКОВА: У меня было впечатление, что Юле удалось отразить материальную культуру того времени, онегинского времени. Обратите внимание, ощущение, когда листаешь книжку, к вашей книжке, ощущение, что ты находишься в Тригорском.

К. ЛАРИНА: Ну что, давайте пойдём дальше. Мы хотели показать Хабенского. Давайте.

(Звучит фрагмент из «Евгения Онегина»)

К. ЛАРИНА: Всё-таки, он не должен был говорить эти слова. Не его текст. Не может так мужчина сказать женщине!

Д. КРЕМИНСКИЙ: Но он же говорит.

К. ЛАРИНА: Значит Пушкин ошибся. Это должен был сказать Валентин Иосифович Гафт. Это текст закадровый.

В. ГАФТ: Не дали.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Нет, я, как режиссёр, могу сказать. Это было в основе замысла, что мы наконец-то слышим голоса всех, о ком написал Пушкин.

К. ЛАРИНА: Кроме Ольги.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Ну… К сожалению, нет прямой речи. Поэтому…

К. ЛАРИНА: Но вообще, надо понимать, что исправить ничего невозможно. Чтобы понимали, почему мы про это заговорили. У нас творческий диспут развернулся, когда наши слушатели слушали фрагмент, мы тут начали спорить, надо или не надо. С этого мы начали разговор, что это проект, что это именно спектакль.

В. ГАФТ: Да никакой не спектакль!

К. ЛАРИНА: А что это? Это «Евгений Онегин».

В. ГАФТ: Я там 95% говорил.

М. ЛИТВАКОВ: Я думаю, что слушатели будут счастливы.

В. ГАФТ: Спектакль – это когда идёт драматургия, взаимодействие действующих лиц.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Вы и с музыкой взаимодействовали.

В. ГАФТ: А здесь голоса, один голос – одна птичка пропоёт, другая…

Д. КРЕМИНСКИЙ: Теперь о следующей птичке, которую зовут Ольга Будина, замечательная актриса.

В. ГАФТ: Я не слышал.

К. ЛАРИНА: Там, кстати, интересный момент, творческая кухня, я спрашивала, как работал Дима с актёрами. Ольга Будина с Костей Хабенским не встречались.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Нет. Нет диалогов у Пушкина, они монологами разговаривают. Один говорит, второй слушает. И в первом случае, и во втором.

К. ЛАРИНА: С Греминым там есть диалог, да? Ой, Гремина нет в произведении…

Д. КРЕМИНСКИЙ: Нет, Гремин – это к Петру Ильичу. Мужа Татьяны сыграл замечательный артист Александр Жарков, мой давнишний знакомый.

К. ЛАРИНА: Дима, ну не нервничайте. Если есть продукт творческий, то обязательно будут споры и критика.

В. ГАФТ: Знаете, когда Пушкина и играть – это несовместимые слова. Прочитал эту роль – надо говорить.

К. ЛАРИНА: А как же «Моцарт и Сольери»?

В. ГАФТ: Это драматическое произведение. А это не драматическое произведение.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Не согласен.

К. ЛАРИНА: Вот в такой атмосфере и происходила работа над спектаклем. Дима, давайте зададим вопросы нашим слушателям, мы забыли. Они будут отвечать на вопросы. Давайте мы это сделаем. Прямо всей кучей читаем.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Хорошо. Сколько строк в онегинской строфе? В каком городе родился Онегин? Кто был секундантом Ленского? Кто был секундантом Онегина? Как называлась деревня Ленского? Кто из известных русских писателей перевёл «Онегина» на английский, причём, блистательно перевёл, с тремя томами комментариев. И какой породы был жеребец у Онегина в деревне.

К. ЛАРИНА: Прекрасно! Вопросы прозвучали, у нас уже есть победители, которые у нас правильно ответили на вопрос Майи Пешковой. Они отказались от Нобелевской премии. Сергей – 298, Игорь – 886, Ульяна – 542. Теперь свободен смс для ваших ответов, вы можете смело их отправлять. Ответы на вопросы Дмитрия. На один вопрос только. На все не надо. Номер +7-985-970-45-45. Я предлагаю сейчас послушать Олю Будину, будет несправедливо, если мы откажемся от неё в этой передаче. Это номер шесть на этом же диске – ответ Татьяны.

(Звучит фрагмент «Евгения Онегина»)

К. ЛАРИНА: Мы ещё не расстаёмся. Уже как бы попрощались с читателями, но со слушателями ещё нет.

В. ГАФТ: Можно я скажу? Товарищи радиослушатели! В этой записи принимала участие и Ксения Ларина. Я считаю, я буду просить, не потому что петух нравится кукушке. Она сыграла замечательно княжну Алину. Особенно обратите внимание на последнюю фразу, которую она сказала. Вы знаете, я бы её повторял несколько раз, настолько это глубоко, серьёзно, по-настоящему и просто как большая артистка. Пожалуйста, дайте послушать.

К. ЛАРИНА: Ну не надо сейчас!

Д. КРЕМИНСКИЙ: Четвёртый фрагмент.

В. ГАФТ: Я сейчас уйду…

(Звучит фрагмент из «Евгения Онегина»)

К. ЛАРИНА: Ну, наиграла как 300 китайцев.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Вы неправы.

В. ГАФТ: Я не вру.

К. ЛАРИНА: Мне даже неудобно.

В. ГАФТ: Я, может, ничего не понимаю.

К. ЛАРИНА: Тут предлагают нам сделать ещё один вариант. Записать всё то же самое. Только чтобы был один Гафт. Давайте тогда оставим ещё и Ксению Ларину. Нет, всё это шутки. На самом деле я ужасно благодарна судьбе, что она меня свела с «Вибмами», они в меня поверили, и я вдруг вспомнила свою прошлую жизнь, с которой распрощалась навсегда, казалось бы, а тут уже записывала третью… по-моему. Мне очень приятно, что я имею к этому отношение и что вот это останется точно в вечности. Все наши эфиры улетят, а вот это останется.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Совершенно верно. Буквально перед эфиром я сказал Валентину Иосифовичу, несмотря на ту творческую дискуссию, которую мы продолжаем вести вокруг этого проекта, что он воздвиг себе памятник именно тем, как он это сыграл. Я на этом настаиваю. Он должен говорить об этих терминах, но я режиссёр, я занимаюсь театром.

В. ГАФТ: Заметь, я даже тебя не перебиваю.

К. ЛАРИНА: Тут очень многие наши слушатели говорят о том, что вы делаете великое дело – возрождаете театр радиотеатра, классического. Сегодня, безусловно, очень распространено это явление – аудио-книга, которое в большинстве своём мало имеет отношения к настоящему искусству. Мне кажется, что есть разница между чтением вслух и тем, что делали ребята и прежде всего, что делал Дмитрий. Я отдельно хочу сказать про Дмитрия, он такой скромный. Да ещё вокруг все на него тут наезжают, большие артисты. А на самом деле он уникальный человек. Я впервые видела, чтобы человек так работал у микрофона, как режиссёр в театре, в кино.

В. ГАФТ: Можете себе представить, мы сидели по шесть часов друг против друга, сидели нос в нос, пока он ни скажет, что это мы берём, мы продолжали. Мы писали иногда несколько кусочков шесть часов. Да, Дима?

Д. КРЕМИНСКИЙ: И результат налицо. А иначе зачем этим заниматься?

В. ГАФТ: Пока догадаешься и сделаешь совсем простым… Для меня это были счастливые минуты моей жизни.

К. ЛАРИНА: Ну вот. Так что это точно запомнится. Но это дорогое удовольствие, да?

М. ЛИТВАКОВ: Вот эти слова Валентина Иосифович – это самое дорогое.

К. ЛАРИНА: Это же должно всё продаться, окупиться.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Мы счастливы, что мы это сделали. Нам это правда самим нравится, мы сами себя хвалим. И мы о других вещах не думаем. Я надеюсь, что слушателям понравится, они будут покупать.

М. ЛИТВАКОВ: Мы теперь раздразнили всех, они теперь будут покупать и думать, спектакль лучше или чтение.

В. ГАФТ: Я хочу, чтобы, послушав это, люди потянулись к «Евгению Онегину», потому что это бессмертное, великое русское произведение. Ваша передача «Книжное обозрение» и язык… я бы просто показывал Александра Сергеевича Пушкина, что это такое. Счастье говорить на этом языке, честное слово!

К. ЛАРИНА: Что дальше, Дмитрий? Какие планы? Вы не отпускаете от себя Дмитрия?

Д. КРЕМИНСКИЙ: Я человек суеверный.

В. БУХ: У нас даже непонятно, что рядом может стоять, на что замахнуться. Надо переварить. После такого…

К. ЛАРИНА: Что-нибудь классическое. «Капитанскую дочку».

В. БУХ: Можно у слушателей спросить, что аналогичного есть в русской литературе?

К. ЛАРИНА: если вы хотите пожелать новых проектов продюсерскому центру «Вимбо», такого качества, не ниже, какое бы произведение драматическое или прозаическое или может быть даже стихотворное, вы хотели бы услышать в исполнении продюсерского центра «Вимбо», с какими актёрами? А у нас тем временем… что нам принесли? Ничего не принесли.

В. БУХ: Дима сказал, что со стихами он…

К. ЛАРИНА: Завязал, да?

В. БУХ: Сделал большой перерыв.

М. ЛИТВАКОВ: Проделана им фантастическая работа. Всех участников… обо всех говорили. О Дмитрии отдельно не говорили. Ясно, что без него этот проект не состоялся бы. Так продумать концепцию, объединить, та работа, которая во время записи была проделана, та работа, которая проделывалась перед записью… Ведь с актёрами были творческие споры. Однажды был спор и на следующий день, на второй день записи, Дмитрий пришёл увешанный рукописи, чтобы объяснить актёру. Это был не Валентин Иосифович Гафт, чтобы объяснить актёру, как это нужно читать.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Девять месяцев – это не так, что за два дня сделали всё и просто ждали. Девять месяцев шла эта кропотливейшая работа.

К. ЛАРИНА: Давайте мы ответим на вопросы. Я вижу, что ответов у нас достаточно.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Правильные ответы. Строк в онегинской строфе – 14, это очень простой вопрос. Онегин родился на брегах Невы, секундантом Ленского был Зарецкий, секундантом Онегина был его слуга Гильо, что привело Зарецкого в смятение, деревня Ленского называлась Красногорье, роман на английский перевёл В.В. Набоков, перевёл потрясающе. Один том перевода и три тома потрясающих комментариев, чтобы англоязычные читатели понимали, о чём идёт речь. И жеребец у Онегина был в деревне породы Донской.

К. ЛАРИНА: Всё знают наши слушатели, в чём я не сомневалась. Победителей назову в начале следующего часа. Ещё один вопрос, адресованный продюсерам. А можно на сайте, у вас есть Интернет-магазин?

В. БУХ: Да, на нашем сайте есть, уже сейчас можно заказать.

Д. КРЕМИНСКИЙ: На сайте и описание проекта, буклет.

В. БУХ: Там даже есть ролик, как он писался.

К. ЛАРИНА: Хорошо бы, конечно, чтобы вокруг таких проектов возникала какая-то жизнь, был бы какой-то отклик, не просто аннотации, за которые тот же продюсерский центр «Вимбо» и заплатит. А чтобы был какой-то разбор. Это интересно, это полноценное художественное произведение.

В. ГАФТ: Давайте соберёмся по поводу ещё раз со зрителями.

К. ЛАРИНА: Со слушателями.

Д. КРЕМИНСКИЙ: С удовольствием.

К. ЛАРИНА: Может быть сделать какой-то фестиваль радио-спектаклей. Можно же набрать на фестиваль! Наверняка же не вы одни, есть ещё люди на свете.

Д. КРЕМИНСКИЙ: Есть. Делают очень хорошие спектакли. Это было бы интересно.

К. ЛАРИНА: Это было бы хорошим начинанием радиостанции «Эхо Москвы». Спасибо вам большое. Ещё раз представим всех участников сегодняшнего разговора. Валентин Гафт, народный артист России, Вадим Бух, генеральный директор продюсерского центра «Вимбо», Дмитрий Креминский, режиссер, Михаил Литваков, продюсер. Программу провели Майя Пешкова и Ксения Ларина. Спасибо вам большое!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире