'Вопросы к интервью
Эфир ведёт Ксения Ларина и Майя Пешкова.

К. ЛАРИНА: 13:15, у микрофона Ксения Ларина, у другого микрофона Майя Пешкова.

М. ПЕШКОВА: Добрый день.

К. ЛАРИНА: И мы хотим всех успокоить и сообщить вам, что единственное казино, которое работает в этом городе – это «Книжное казино» на «Эхо Москвы», с чем мы друг друга все и поздравляем. Сегодня у нас тематическое «Книжное казино» — книга театральная, театр и книга, поскольку в нашей студии драматург и актёр. Итак, в нашей студии Народный артист России Авангард Николаевич Леонтьев. Приветствую Вас.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: И книга, которую он представит вашему вниманию, называется «Великое культурное противостояние». Книга об Анне Гавриловне Бовшик. Авангард Леонтьев – составитель этой книги и автор одной из статей. Чуть позже расскажем, что это такое. А драматург – Ксения Викторовна Драгунская.

К. ДРАГУНСКАЯ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Которая сегодня представит две свои книги – «Трепетные истории», пьесы, эта книга вышла в издательстве «Герольд». Очень всё красивое! И вторая книга, которую мы представляли на прошлой передаче, издательство «Время», это тоже сборник пьес Ксении Драгунской – «Пить, петь, плакать». При «П». Издательство, в котором вышла книга «Великое культурное противостояние» — это «НЛО». Новое Литературное Обозрение. Эти книги наши слушатели получат, если правильно ответят на вопросы, которые придумали наши гости, и Ксения, и Авангард Николаевич готовы эти вопросы задать.

А пока давайте несколько слов скажем об этих книжка. Вам слово, Авангард Николаевич, поскольку эта книга об учителе.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Да. Эта книга о нашем учителе – Анне Гавриловне Бовшик, актрисе, педагоге и режиссёре. Актрисой драматической Анна Гавриловна была с 1907 года до катастрофы.

К. ЛАРИНА: Понятно.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Я имею в виду Гражданскую войну.

К. ЛАРИНА: 1917-1918 гг.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Революционные изменения перед Гражданской войной. Анна Гавриловна Бовшик была сначала актрисой одесского театра, она сама из Одессы, затем работала в провинциальных театрах российских. И потом пришла в 1914 году в первую студию Художественного театра к Станиславскому, Сулержицкому и Вахтангову. Три великих режиссёра, великих педагога, Анна Гавриловна была там среди студийцев. И Анна Гавриловна-то была, а в музее Художественного театра на эту тему ни звука, ни строчки, ни слова не было. И это меня очень обеспокоило. И я подумал, куда же делись следы пребывания человека? Не может быть, чтобы они не нашлись.

И сами музейщики послали меня в архив Государственный Литературы и Искусства. И по наводке МХАТовских музейщиков, я разыскал там два фон да Камерного театра и Второго Художественного театра, и нашёл там всё, что я искал по поводу того, что Анна Гавриловна была именно в первой студии МХАТ, и 1915-1916 гг., я открываю дневник рукописный, фиолетовыми чернилами написанный, занятости студийцев первой студии МХАТ в Художественном театре, и читаю список студийцев – Бирман Серафима, Бовшик Анна Гавриловна и дальше – Геоцинтова и т.д. все эти великие имена актёрские.

Я хочу сказать, что таким образом я хотел, чтобы Анна Гавриловна заняла своё место в нашем сознании в ряду этих людей. И для этого сделана книжка.

К. ЛАРИНА: Но самого главного Вы не сказали. Что имя Анны Гавриловны Бовшик ассоциируется с переулком Стопания, Дворец пионеров, студия художественного слова, театральный коллектив, из которого вышла масса замечательных артистов. В том числе и сидящий в нашей студии Авангард Николаевич Леонтьев. Я так понимаю, что это своеобразный долг перед памятью учителя.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Конечно. Дворец пионеров, студия художественного слова, которой Анна Гавриловна Бовшик руководила 26 лет. Её ученики по этой студии – писатель Нина Молева, режиссёры Рива Левите и Георгий Ансимов.

К. ЛАРИНА: Рива Левите – это мама Жени Дворжецкого и жена Вацлава Дворжецкого.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Да, и замечательный режиссёр.

К. ЛАРИНА: И педагог, и работает до сих пор в Нижнем Новгороде.

А. ЛЕОНТЬЕВ: В театральном училище. Это актёры Геннадий Печников, Алла Мещерякова, Сергей Никоненко, Леонтьев, это художественный редактор Виктория Вальтнер, это Наталья Даниленко, родственница, внучатая племянница Анны Гавриловны Бовшик.

К. ЛАРИНА: Вы назвали всех участников этой книжки.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Это те, кто вспоминает. Но главное содержание этой книжки, к счастью, не наши мемуары, а воспоминания самой Анны Гавриловны Бовшик. Очень объёмные, на полкниги о Сигизмунде Кржановском, её втором муже, замечательном, уникальном писателе, просто уникальнейшем. А Анна Гавриловна не просто была его настоящим другом и женой, она, когда он ушёл в 1950 году из жизни, она сохранила всё его наследие, а он не печатался, благодаря условиям, которые были созданы для писателей в т е времена. Он не печатался вообще, а сейчас вышло четыре тома его собраний сочинений, Вадим Перельмутор, издатель-составитель и комментатор этого сборника.

Замечательно издаёт издательство «Симпозиум», роскошный совершенно 5-6-томник, там добавляются тома. И вот когда я увидел, что Кржановский вышел, а Анна Гавриловна мечтала об издании его произведений, она обивала пороги всех редакторов Союза писателей, она сказала мне такую фразу: «Им лучше своё собрание сочинений напечатать, чем какого-то Кржановского». При жизни самого писателя, при жизни Анны Гавриловны Бовшик, она умерла через 20 лет после Кржановского, не напечатали!

Ещё 30 лет сданный ею в отличном состоянии его архив, Кржановского в РГАЛИ, и вдруг нашлись люди, которые издали Кржановского. И когда я увидел на полках первые тома этого издания, а я помню, что Анна Гавриловна мне сказала: «Ну вот, я передала архив Сигизмунда Доминиковича в РГАЛИ. Когда-нибудь это напечатают». И я, идиот малолетний, подумал, что никогда не напечатают. Ну кто будет печатать что-то там пылящееся в архиве, если не напечатали при её ходатайстве, при её живых ногах, при этих рукописях.

Я был проучен. И я вспомнил, «рукописи не горят», и что надо относиться серьёзно к серьёзным людям. И я понял, что мечта Анны Гавриловны сбылась. И её замечательный очерк, который она предпослала архиву Кржановского «Глазами друга», здесь, в этой книжке, публикуется, и это самое интересное и увлекательное чтение. Правда, Майя Лазаревна?

М. ПЕШКОВА: Да.

К. ЛАРИНА: Итак, «Великое культурное противостояние» — книга об Анне Гавриловне Бовшик. Вы эту книгу получите в подарок. Теперь Ксения.

К. ДРАГУНСКАЯ: А я читала в 2002 году в Америке, в Айове я читала книжку Кржановского. Я была на стажировке и читала книжку.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Он уже чуть-чуть…

К. ЛАРИНА: На русском?

К. ДРАГУНСКАЯ: На русском.

А. ЛЕОНТЬЕВ: В 1989-1990 гг. вышло два сборничка его.

К. ДРАГУНСКАЯ: Это было очень интересно, я была просто ошарашена этим писателем.

К. ЛАРИНА: Ксюша, здесь сам бог велел спросить у Вас про Ваших учителей. Но у меня другой вопрос возник. А книгу об отце никто не собирается из вас из всех написать?

К. ДРАГУНСКАЯ: Книгу об отце собрала моя мама, она вышла, такая книга её есть, надо её тоже отнести в библиотеку школы-студии отнесли, потому что там про Алексея Дикого, про то, как он учился в 30-е годы.

К. ЛАРИНА: А она давно выходила?

К. ДРАГУНСКАЯ: Лет пять назад.

К. ЛАРИНА: Так надо переиздавать.

К. ДРАГУНСКАЯ: Наша матушка собрала воспоминания разных людей, с которыми папа общался. И вот такая книга есть.

К. ЛАРИНА: Ваша книга, я вижу, открыла с трепетом Ваши «Трепетные истории», и вижу здесь огромное предисловие про Драгунскую, написал режиссёр Ольга Субботина.

К. ДРАГУНСКАЯ: Ольга Субботина отнеслась серьёзно к этому, не как к отписке, накатала целый трактат, мне даже неловко. Вот такие две книжки, можно сказать, что итог подведён, потому что драматург, у которого книжки с пьесами, у него лишние звёздочки появляются на погонах, если сравнивать с военными. Я надеюсь, что теперь моя головокружительная идея автора многословных пьес закончена, я смогу писать прозу тихо и спокойно.

К. ЛАРИНА: А Вы хотите?

К. ДРАГУНСКАЯ: Конечно. Это вольница. Ты пишешь прозу и заранее знаешь, что никакой дубины режиссёр с липкими ручонками, не подкопается.

К. ЛАРИНА: А пьесы можно считать литературой массового потребления?

К. ДРАГУНСКАЯ: Некоторые люди любят читать пьесы, тем более, они так и написаны, как текст для театра и кино, их можно читать глазами, можно ставить в театре.

К. ЛАРИНА: Вы в контакт с артистами, режиссёрами легко вступаете, которые работают с Вашими пьесами?

К. ДРАГУНСКАЯ: Я вообще человек дружелюбный вследствие своего пофигизма, но актёров я люблю гораздо больше, чем режиссёров, наверное, это связано с тем, что мои родители актёры. Для меня актёр всегда прав, я их люблю, я на их стороне.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Ой, спасибо! Как приятно слышать!

К. ДРАГУНСКАЯ: Во всё виноват режиссёр. Всё плохо объяснил, не так понял.

К. ЛАРИНА: А часто коверкают текст артисты?

К. ДРАГУНСКАЯ: Да нет.

К. ЛАРИНА: Прямо наизусть говорят?

А. ЛЕОНТЬЕВ: Меня всегда обвиняют, что я всегда говорю своими словами.

К. ДРАГУНСКАЯ: Более того, иногда они начинают что-то сокращать, и смотришь, действительно это было лишнее, это была длиннота. У нас так с последней пьесой было «Пробка», смотрю, ребята стали вымарывать, гляжу, а так лучше.

К. ЛАРИНА: Какой Вы добрый человек!

К. ДРАГУНСКАЯ: А это на практике. Не всегда обратная связь бывает.

К. ЛАРИНА: Те муки, которые терпел герой «Театрального романа» Вас миновали?

К. ДРАГУНСКАЯ: Сейчас вообще всё изменилось очень сильно, даже по сравнению с тем временем, когда я начинала, в начале 90-х годов, а по сравнению с Булгаковым и подавно.

К. ЛАРИНА: А режиссёры пытаются влезть в ткань Вашего замысла? Каким-то образом переставить акценты, смыслы? Вас привлекают к этой работе? Вот тут допиши, убери.

К. ДРАГУНСКАЯ: Когда придумываешь вместе с режиссёром пьесу, как мы работали с Субботиной, ещё с кем-либо, тогда это сотрудничество, а когда уже что-то готовое вдруг, кругленькое, у меня всё кругленькое, не влезешь, не вылезешь, и вдруг какой-то дядя Вася говорит: «Не хотите ли Вы дописать?» Когда сократить – это понятно, но дописать – это значит, что он не знает, чего хочет.

К. ЛАРИНА: А Вы на репетиции ходите?

К. ДРАГУНСКАЯ: Я не из тех авторов, которые любят сесть и сидеть на репетиции.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Какой замечательный автор!

К. ДРАГУНСКАЯ: Потому что это совершенно как-то не моя компетенция, очень тяжёлый труд, и вдруг сидит какая-то тётя, видит, как там люди корячатся, как им трудно, какую ерунду она написала. Нет, я ближе к концу, конечно, если видишь что-то вопиющее…

К. ЛАРИНА: А бывает такое? В чём оно вопиющее заключается?

К. ДРАГУНСКАЯ: Когда из трёх пьес делают одну, всё пришпандоривают, как-то не пойми чего, чёткое, пятилетний ребёнок разведёт сцену, я наоборот, берут вымарывают. Что у него в голове? Вскрыть бы, посмотреть. Каша, в лучшем случае.

К. ЛАРИНА: Видите, какой драматург у нас для Вас есть, Авангард Николаевич!

А. ЛЕОНТЬЕВ: А где же мы найдём режиссёра?

К. ЛАРИНА: Вот Ольга Субботина – тот самый режиссёр.

К. ДРАГУНСКАЯ: Много хороший режиссёров. Мы страдали в начале 90-х годов, когда появилось наше поколение, страдали, что мало режиссёров, а сейчас взрастили, куда ни ткни – везде толковый и адекватный человек.

К. ЛАРИНА: Разговор наш о творческой кухне актёрско-драматургической мы продолжим в следующей части нашей передаче. Это «Книжное казино». После Новостей и Ксения и Авангард Николаевич зададут вам вопросы, дорогие друзья, у вас будет время подумать, и потом, по телефону прямого эфира 363-36-59 вы на эти вопросы будете отвечать. И подробнее мы поговорим о пьесах, которые Ксения собрала в двух своих сборниках.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Какие хорошие книжки! Откроешь на любой странице, тут же тебе радио работает! Мы продолжаем отвечать на ваши письма. Следующее письмо пришло из Саратовской области. Сёстры-близнецы Женя Григорьева и Лена Морозова из посёлка Красный Кут интересуются, как поживает Долорес Ибаррури? Дорогие девушки! Выдающаяся дочь испанского народа скончалась на своей родине осенью 1979 года. В память об этой замечательной женщины мы передаём испанскую народную песню «Я встретил девушку у ручья в жаркий полдень». Какая прелесть! Ксения, что за радио?

К. ДРАГУНСКАЯ: Это пьеса «Ощущение бороды или шутка про Женю Григорьеву и Лену Морозову», состоит в том, что это одна и та же девушка, актриса Женя Григорьева стала называть себя Леной Морозовой. Это капустник, за который меня шпыняли.

К. ЛАРИНА: Давайте мы зададим вопросы нашим слушателям прямо всем скопом. Сколько нам нужно вопросов, Майя?

М. ПЕШКОВА: Десять.

К. ЛАРИНА: Три тогда от Авангарда Николаевича Леонтьева и семь от Ксюши. Давайте, начинайте!

А. ЛЕОНТЬЕВ: Анна Гавриловна Бовшик, кроме Дворца пионеров на Стопани, служила ещё в камерном театре, она преподавала речь труппе и студии камерного театра, и я хочу спросить радиослушателей, почему был в 1949 году, за что отстранён создатель и художественный руководитель камерного театра Александр Таиров, за что. А через год был закрыт сам театр. На этом месте сейчас театр им. Пушкина.

К. ЛАРИНА: Который до сих пор пожинает плоды этой истории.

А. ЛЕОНТЬЕВ: За что, что же они такого преступного сделали, эти артисты, и Таиров, и Конан, первая артистка театра, и Анна Гавриловна наша замечательная, дорогая. Что они такого преступного сделали, за что закрыли театр? Второй вопрос. Какой великий актёр всемирно известный вышел из первой студии Художественного театра, в которой занималась и работала Анна Гавриловна Бовшик?

К. ЛАРИНА: Здесь нужно направить правильно мысль, что именно всемирный.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Всемирный, известный, драматический актёр. Третий вопрос. Анна Гавриловна Бовшик была замужем первый раз за художником Узуновым, который оформил вместе с Либаковым легендарные спектакли в первой студии МХАТ – «Сверчок на печи», «Калики перехожие», ещё какой-то третий, короче говоря, замечательные, легендарные, известнейшие спектакли. Личная драма произошла между Анной Гавриловной и Узуновым. У неё и фамилия была Узунова, вторая часть фамилии. И она покинула театр. Извините, но от идиотизма я ответил на заданный вопрос. Я волнуюсь. Третий вопрос я придумаю. Извините.

К. ЛАРИНА: Ксюша, Вам слово.

К. ДРАГУНСКАЯ: То есть, мне выпуливать все вопросы подряд?

К. ЛАРИНА: Да. Пусть думают.

К. ДРАГУНСКАЯ: Как звали Свидригайлова? Что такое гражданские сумерки? Это то, что мне хочется узнать. Это астрономический термин. «Если тебе понадобится моя жизнь, приди и возьми её». Эту фразу из чеховской «Чайки» он перенёс из другого произведения. Из какого? О ком говорится в «Театральном романе» «Он невропат, у него ожирение сердца», кто был соавтором Самуила Маршака в сказке «Кошкин дом». На каком фоне написана Мона Лиза? За какой срок солнечные лучи достигают поверхности Земли?

К. ЛАРИНА: Всё. Отличные вопросы. Думайте, дорогие друзья. Вопросы сложные, не всё можно найти в Интернете. Телефон 363-36-59, через 10 минут будем отвечать.

А. ЛЕОНТЬЕВ: А я третий вопрос могу задать?

К. ЛАРИНА: Давайте!

А. ЛЕОНТЬЕВ: Что за фигура была, это мужчина, это коллега Анны Гавриловны Бовшик, по работе во Дворце пионеров. Там были разные кружки, коллективы. Так вот, это был хоровой коллектив. Это был очень крупный хоровик, композитор, обаятельнейший человек! И когда меня направили в «Артек» в своё время, то этот пре лестный человек разучивал с нами пионерские песни. Это было наслаждение!

К. ЛАРИНА: Свои песни писал?

А. ЛЕОНТЬЕВ: Нет. Он писал и свои, но, как интеллигентный человек, он чужие с нами разучивал. И песни эти мы пели с удовольствием. И проводили с ним время. И всё равно, что было делать под руководством этого человека. Он мог вести войска, я считаю. Кто этот замечательный композитор и педагог, прелестнейший, обаятельнейший человек, похороненный на Ваганьковском кладбище на центральной аллее.

К. ЛАРИНА: Все вопросы заданы, думайте. Телефон 363-36-59. И сейчас мне хочется свести актёра с драматургом, и понять, где интересы их расходятся, в какой точке. Я знаю, что драматурги, может быть Ксения опровергнет эту мысль, несколько снисходительно относятся к актёрской пьесе? Что такое актёрская пьеса в понимании актёра? Это что?

А. ЛЕОНТЬЕВ: А что значит актёрская пьеса?

К. ДРАГУНСКАЯ: И я не знаю.

К. ЛАРИНА: Давайте по-другому. Ваше отношение к современной драматургии. И Вам, как артисту, что необходимо получить от драматурга, от конкретного текста?

А. ЛЕОНТЬЕВ: Очень трудно. Актёры не умеют говорить.

К. ЛАРИНА: Здрасьте!

А. ЛЕОНТЬЕВ: Я хочу сказать, что нужно получить концентрированный текст, чтобы это не была «вода», чтобы уже в том, как расставлены слова, и если их переставить, то по-другому получится мысль, будет звучать и доходить по-другому. Чтобы мысли драматурга были выражены в очень яркой, концентрированной форме, прежде всего. Что касается современной драматургии, то мне кажется, что, например, Ксения, кто написал «Изображая жертву»?

К. ДРАГУНСКАЯ: Владимир и Олег Пресняковы.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Вы видите! Это замечательная работа! Почему я об этом спросил? Это в Художественном театре спектакль, который ругали за то, что в двухминутном монологе была ненормативная лексика. Но я ненормативную лексику не слышу только по радио «Эхо Москвы».

К. ЛАРИНА: Давайте исправим!

А. ЛЕОНТЬЕВ: А так везде. Так что меня это не напугало. Не будем придираться. Там замечательная пьеса! Она про сегодняшний день, про то, что родители врут детям. И от этого дети рождаются с испорченной психикой, с испорченной моралью. От вранья. Дети врут из лучших побуждений, но ложь рождает гадость. Об этом пьеса. И когда она вышла в художественном театре в постановке Кирилла Серебрянникова, то я очень обрадовался! Браво! Есть современная пьеса, без неё театр не может жить. Это про нас с вами.

Когда в зале сидишь, и понимаешь, что это про тебя.

К. ЛАРИНА: Так и Чехова когда смотришь, тоже думаешь, что это про тебя.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Для того, чтобы сделать Чехова про тебя, нужен хороший режиссёр.

К. ЛАРИНА: Или Островского. Тоже про тебя.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Нужно найти в чеховских текстах то, что бьёт в сегодняшний день. Надо отобрать, вычитать, как говорит Жановач, режиссёр. Надо вычитать у классика именно то, что сегодня может ударить прямо в тебя, прямо под дых, просто под ложечку своей какой-то правдой, какой-то узнаваемостью. Боже мой! Да, да, да! Я так думаю! Я так, зритель, думаю! Это очень важно. И для классического текста, а для современного это просто необходимо.

К. ЛАРИНА: Ксения, согласны Вы с таким определением, что такое современная пьеса, что назвал Авангард Николаевич?

К. ДРАГУНСКАЯ: Можно я лучше про Чехова скажу?

К. ЛАРИНА: Пожалуйста.

К. ДРАГУНСКАЯ: Я считаю, что Чехов – гений, он поймал неуловимое, необъяснимую составляющую русского духа сумел запечатлеть, поэтому он будет всегда современный. Самое главное – чеховская мимолётность и бессмысленность, полная бессмысленность, тотальная, этой долгой, никчёмной жизни. Помните, как дядя Ваня говорит: «Мне 47 лет, допустим, я проживу ещё 13. Как? Зачем?» И жить незачем, и помирать страшно. И какой-то законополагающий момент русского сознания, который вне религии и вне всего. Чехов будет всегда современный, он гений. Он что-то такое уловил постоянное, что никогда не изменится.

Возьмите, подложите под современный пейзаж, под жизнь деревни, какие-нибудь цитаты из Чехова, типа «до чего большая и нелепая страна, наша Россия», и вы поймёте, что ничего не меняется, не меняется значение его слов. Вот я про Чехова.

К. ЛАРИНА: А Вы как выбираете то, что сегодня важно, то, что сегодня востребовано, то, что сегодня будет интересно?

К. ДРАГУНСКАЯ: Да я не знаю. Я не выбираю ничего. Как-то мне хочется написать такую историю, я беру и пишу. Я даже не думаю, будет ли она востребована.

К. ЛАРИНА: Я не заставляю теоретизировать Вашу творческую жизнь. Но разговор о современной драматургии, он какой-то вечно актуальный, сегодняшний, все спорят. Одна из самых народных вещей, которые обсуждаются постоянно – это наличие ненормативной лексики. Мне кажется, что нужно забыть эту тему, она не должна обсуждаться. Когда это талантливо, когда это необходимо, всегда оправдано.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Знаете что? Я отношусь к людям, которые употребляют ненормативную лексику, к сожалению.

К. ЛАРИНА: Я тоже. Майя не употребляет.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Простите меня, но бывает это со мной. Но если я не хочу её употреблять, например, в общении с женщиной, я считаю, что это недопустимо. А если женщина в присутствии мужчины употребляет, я считаю, это тоже недопустимо. То есть, я понял, что несмотря на то, что я пользуюсь этим, но я очень знаю, когда можно, когда нет. А если я знаю, значит все люди это могут, я такой же, как все. Значит надо при детях нельзя, при женщинах нельзя. На сцене в крайних случаях, разрешённых Министерством культуры, а так – нельзя! Большое спасибо.

К. ЛАРИНА: Ксения, а Вы как считаете?

К. ДРАГУНСКАЯ: Вы знаете, я, в принципе, против всего, что становится общим местом. Против любого пионерского лагеря, даже если он литературно-театральный пионерский лагерь. Когда все дружно кричали «Слава КПСС», а теперь дружно кричат комбинацию из трёх слов, то это тоже пионерский лагерь.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Ксения, ну, три слова и тогда употреблялись.

К. ДРАГУНСКАЯ: На сцене я имею в виду. Я только об этом сейчас говорю. Опять же, все идут строем, но в другую сторону.

К. ЛАРИНА: А у Вас бывают такое в текстах?

К. ДРАГУНСКАЯ: Там есть одно или два слова на всю массу из 30 пьес. Не потому, что я чистоплюйка, просто я не люблю делать то, что делают все. Мне это автоматически неинтересно. Кроме того, не зря же у русского народа многострадального есть такое поверье, что за каждое чёрное слово Богородица на три года отрекается от человека, так что если перемножить, то можно понять, как мы наших потомков вогнали в такие неприятности.

К. ЛАРИНА: А Вы, как автор. Всё знаете про своих героев?

К. ДРАГУНСКАЯ: Нет.

К. ЛАРИНА: А если артист спрашивает, почему Ваш персонаж поступает именно так?

К. ДРАГУНСКАЯ: Мы начинаем думать вместе. Один раз вообще был случай, когда я только с помощью актёров, причём, не здесь, а в Америке, я поняла, что это за пьеса и что я имела в виду. Так вот оно оказывается как!

К. ЛАРИНА: Когда мы обсуждаем, когда выйдет новая постановка по пьесе Чехова, нет, это не Чехов, он не то имел в виду, и вообще, не та у него Ирина, не тот Вершинин, всё не так! Хорошо, когда Чехова нет, можно всё, что угодно! Живой драматург сиди, можно к нему обратиться напрямую, спросить, почему у тебя героиня Маша поступает так или не так. Логика поступков должна вычитываться драматургом?

К. ДРАГУНСКАЯ: Какая-то внутренняя логика, что-то с чем-то связано. Бывает алогичная, но логика. Вопреки, но можно с чем-то связать. Если сложно, надо садиться и разбираться. И режиссёр должен не ушами хлопать, а чем-то заниматься. Режиссёр мне вообще посоветовал больше книжек читать разных.

К. ЛАРИНА: Большие претензии к режиссуре у Ксении Драгунской.

К. ДРАГУНСКАЯ: Падает общий культурный уровень, в том числе у актёров и режиссёров. Была замечательная история, у меня была цитата в «Яблочном воре» из Бориса Пастернака, стихотворение № 17 «Доктор Живаго», и очень многие актёры, окончившие московские театральные ВУЗы, говорили: «Как здорово! Какие ты слова нашла!» Ёлки-палки! Вы книжку возьмите, в Интернет залезьте! Что вы делали пять лет в ВУЗе?

А. ЛЕОНТЬЕВ: Вы знаете, один студент, когда Наталья Журавлёва пришла читать стихи поэтов, Цветаевой, Пастернака, к студентам пригласили в гости. Потом один мальчик, после встречи с ней, сказал: «У нас сегодня была очень интересная поэтесса, читала свои стихи».

К. ДРАГУНСКАЯ: В таком вот духе. Уже не до смеха.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Была поэтесса Журавлёва, читала свои стихи.

К. ЛАРИНА: Так что Ваш случай ещё цветочки.

К. ДРАГУНСКАЯ: Пронесло…

К. ЛАРИНА: Берите наушники, пришло время быстро отвечать на вопросы, которые задавали наши гости. Давайте начнём с того, что вы помните. 363-36-59. Отвечаем на вопросы. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте! Я хочу на вопрос ответить насчёт лучей солнца. За 8 минут достигают лучи солнца.

К. ДРАГУНСКАЯ: Верно. Восемь минут.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Сергей. Челябинск.

К. ЛАРИНА: Отлично. Ответ правильный. Вы первый победитель. Всё знают. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Вас беспокоит Вера. Я хочу ответить на вопрос, что лучшим другом моим и Анны Гавриловны и замечательным человеком и педагогом был Владимир Сергеевич Локтев.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Спасибо. Замечательно.

К. ЛАРИНА: Простите пожалуйста, а откуда у Вас такая замечательная компания? Вы вместе учились?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): С 1942 года до смерти Владимира Сергеевича я была у него в ансамбле. Мы выпустили сейчас замечательную книгу «Воспоминания о Локтеве». Я сейчас на даче, слушаю вашу передачу. Очень благодарна вашему гостю.

К. ЛАРИНА: Прекрасно! Авангард Николаевич, Ваша книга попадает в замечательные руки. Мы записали Ваш телефон и после программы позвоним. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Это Кирилл из Санкт-Петербурга. Ответили ли на вопрос про солнечный свет?

К. ЛАРИНА: К сожалению, уже ответили.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Остальные я не расслышал. Я в дороге.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Это Игорь, Московская область. Про Свидригайлова можно сказать? Порфирий Петрович его звали.

К. ДРАГУНСКАЯ: К сожалению, нет.

К. ЛАРИНА: Это другого человека звали. Как фамилия Порфирия Петровича?

К. ДРАГУНСКАЯ: А вот это сложный вопрос.

К. ЛАРИНА: Вот вопрос, пожалуйста! Следующий звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Я хотела бы ответить на вопрос по поводу Михаила Чехова, как мне кажется.

К. ЛАРИНА: Вы ответили. Всемирно известный актёр.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Очень хорошо.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Ольга.

К. ЛАРИНА: Спасибо.

А. ЛЕОНТЬЕВ: У нас есть фотография в книжке молодого Михаила Чехова.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. По поводу Маршака. Меня зовут Елена. Он выпустил эту сказку вместе с Елизаветой Васильевой, правда, сам утверждал потом, что он сам её написал, т.е. там некоторые пьесы в соавторстве, а некоторые его или её.

К. ДРАГУНСКАЯ: Спасибо. Отлично!

К. ЛАРИНА: Спасибо. Следующий звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте. Я хочу ответить на первый вопрос, почему был закрыт театр. Он был закрыт из-за низкопоклонства перед Западом и отрыва от народа.

К. ЛАРИНА: Потрясающе! Я где-то это слышала недавно. По-моему, н а съезде кинематографистов. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Наталья.

К. ЛАРИНА: Ответ совершенно верный, печальная история, но абсолютная правда. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Это Аня, Московская обл. Вопрос про Мону Лизу. Это бледно-голубой пейзаж гор.

К. ЛАРИНА: Отличный ответ. Вы у нас тоже победитель. Следующий звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте. Я хочу ответить про Антона Чехова. Слова, которые были в «Чайке», написала Авилова в своей повести. А с ней у него был, якобы, когда-то роман.

К. ДРАГУНСКАЯ: Мне кажется…

К. ЛАРИНА: А где Вы это прочитали?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): В воспоминаниях Авиловой.

К. ДРАГУНСКАЯ: Я думаю, что Авилова как раз… там была у них переписка цитатами, но эту фразу, которую он перенёс в «Чайку», эта фраза из рассказа, из его же рассказа его одного.

К. ЛАРИНА: Давайте мы тоже Вас запишем, поскольку человек явно знаниями отягощён, мы не можем просто так его отпускать из эфира. Но точно рассказ чеховский если назовёте, будет здорово. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Александр, Волгоград. По поводу «Театрального романа». Там про кота.

М. ПЕШКОВА: Спасибо, Александр, записали Ваш телефон. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Это Людмила. Я про гражданские сумерки. Это когда солнце заходит, то его центр опускается на шесть градусов от горизонта.

К. ЛАРИНА: И что тут скажешь?

К. ДРАГУНСКАЯ: Это потрясающе совершенно! Я думаю, что таких людей очень мало, кто знает, что такое гражданские сумерки. Оказывается, ничего страшного.

К. ЛАРИНА: Свидригайлов и рассказ Чехова остался. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте! Я бы хотела по поводу Свидригайлова. Аркадий Иванович.

К. ДРАГУНСКАЯ: Ура!

К. ЛАРИНА: Слава богу! Отлично! Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Вера. Из Петербурга.

К. ЛАРИНА: Спасибо Вам, Вера. Это правильный ответ. И последний звонок. Название рассказа Чехова. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Добрый день. «Если тебе когда-нибудь понадобится моя жизнь, то приди и возьми её». Рассказ Чехова «Соседи».

К. ДРАГУНСКАЯ: Ура! Браво!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Издательство Сытина, Москва, 1894 год.

К. ЛАРИНА: У Вас это всё есть или это Интернет волшебный?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я и сам книжки читаю, и с Интернетом.

К. ЛАРИНА: Ну и хорошо. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Амир, Москва.

К. ЛАРИНА: Спасибо Вам, Амир. Амир завершает нашу викторину. Смотрите, что бы вы ни придумали, всё знают!

А. ЛЕОНТЬЕВ: Пишите книги, дорогие слушатели!

К. ЛАРИНА: Я хочу, чтобы у нас сегодня Ксения обязательно одну из книг, которые она принесла на программу, подарила Авангарду Николаевичу, а Авангард Николаевич обязан прочесть это всё.

К. ДРАГУНСКАЯ: И донести до начальства.

К. ЛАРИНА: Чтобы не только Пресняковы радовали его ухо, а всё-таки, и Ксения Драгунская, которая, по-моему, уже заслуживает того, чтобы быть запечатлённой на сцене МХАТа.

А. ЛЕОНТЬЕВ: Эх, жаль, у нас мало времени! Если бы у нас было пять минут, я бы прочёл рассказ Драгунского. У меня в репертуаре.

К. ЛАРИНА: Ах, как жалко!

М. ПЕШКОВА: А мы Вас пригласим на «Детскую площадку»

А. ЛЕОНТЬЕВ: Хорошо.

К. ЛАРИНА: Спасибо вам большое, дорогие гости, Авангард Леонтьев, Ксения Драгунская. «Книжное казино на этом закрывается», на следующей неделе встретимся. Спасибо вам!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире