'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: 13:15, добрый день. Мы начинаем наше традиционное воскресное «Книжное казино». Здесь Ксения Ларина, здесь Майя Пешкова.

М. ПЕШКОВА: Добрый день.

К. ЛАРИНА: У нас в студии свои люди. Это издательство «Слово». Наталия Аветисян, президент.

Н. АВЕТИСЯН: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Александра Ерицян, директор по маркетингу. Привет, Саша.

А. ЕРИЦЯН: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: И Анастасия Чуковская, составитель книги «МоскваManya».

А. ЧУКОВСКАЯ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Книжка здесь, сейчас про неё расскажем всё. Давайте мы сразу скажем, что у нас сегодня есть, потому что у меня глаза разбегаются.

А. ЕРИЦЯН: Мы сегодня принесли два тома замечательного 16-томника «Большая история искусства». Два тома принесли показать, рассказать, потому что это ещё «сигнал». Вы первые, кому мы об этом объявляем. Слушателям «Эха» первым об этом расскажем. Это наш новый проект, это самая большая, самая полная история искусства, большая история искусства, в виде библиотеки, которая издавалась с советских времён. Это совершенно замечательный 16-томник, написанный удивительно лёгким и грамотным языком, который не загружает лишней терминологией и позволят читать произведения искусства. Это такая вещь, которая, наверное, для тех, кто увлекается искусством, интересуется этим. И плюс она очень красивая, это библиотека, она очень…

К. ЛАРИНА: Она переводная?

Н. АВЕТИСЯН: переводная. Её сделали итальянцы. И мы сделали этот проект совместно с итальянцами. В итальянской версии больше томов. Мы сделали из них 16. Это максимальное полное издание, которое охватывает разные периоды и разные географические территории.

К. ЛАРИНА: Слушай, а на носителях электронных будет?

Н. АВЕТИСЯН: Нет, не будет.

К. ЛАРИНА: Почему?

Н. АВЕТИСЯН: Ну, как-то пока что… Это разные жанры, Ксюша. В Интернете сейчас чего только нет! Если человек чем-то интересуется, у него есть доступ в Интернет, а он есть практически у всех, то можно найти.

К. ЛАРИНА: А в чём уникальность этой книжки?

Н. АВЕТИСЯН: Неслучайно эти книги называются библиотекой. Самое главное – это выборка, составление, потому что мировое искусство – вещь необозримая совершенно. И для того, чтобы дать какое-то представление людям, которые этим интересуются о том, что это такое, хочешь, не хочешь, нужно что-то такое вытащить, что-то остаётся в тени, а что-то выходит на передний план. И люди, которые составляют это, они на самом деле формируют наше представление в значительной степени о том, что это такое было.

К. ЛАРИНА: Первый план тут написано в ответ на твой вопрос. Мрачен, жесток, безысходен.

Н. АВЕТИСЯН: Где это ты увидела?

К. ЛАРИНА: Это «Свобода* на баррикадах».

Н. АВЕТИСЯН: Революция мало когда бывает положительной, только в момент, когда все идут на баррикады, потом всё станет совсем всё плохо, знаем на собственном примере это всё.

М. ПЕШКОВА: Вы ход «Большой истории» не означает ли, что выйдет «Малая история искусств»?

Н. АВЕТИСЯН: Нет, «Малую историю искусств» мы не делали. Когда-то, ещё в советские времена, была такая попытка. Начинали выпускать кто-то из наших колоссов советских, они делали «Малую историю искусств», у меня дома стоят эти маленькие томики, их не так много, 3 или 4, потом это всё остановилось. Мы не хотим делать «Малую историю искусств», хотим сразу «Большую».

К. ЛАРИНА: А когда 16 томов все выйдут?

Н. АВЕТИСЯН: Они пришли, они на таможне. Я очень надеюсь. Всё уже готово, продаваться это будет комплектов.

К. ЛАРИНА: И сколько?

Н. АВЕТИСЯН: Стоить это будет 48 тысяч.

К. ЛАРИНА: Шестнадцать томов. Потрясающие репродукции. Каким способом вы достигаете такого потрясающего эффекта?

Н. АВЕТИСЯН: Профессиональные секреты.

К. ЛАРИНА: Мне кажется, таким мало кто может похвастаться.

Н. АВЕТИСЯН: Это трудная работа, затратная по времени и по деньгам, муторная, когда ты делаешь цвето-пробы по одному кругу, по другому. А когда ты делаешь собственные книги, это, всё-таки, переводные, там работали наши партнёры, флоринтийское издательство, самый крупный в Европе фото-архив изображений искусства. Он называется «Скала», «Скала фотографика» называется сам институт. Это наши старые друзья, у них потрясающий фото-архив, вместе с ними мы делаем много-много книг.

К. ЛАРИНА: Вообще-то, в разгар кризиса это просто вызов обществу то, что вы творите.

Н. АВЕТИСЯН: Кризис – вещь тяжёлая и очищающая, возвращает очень многих к истинным ценностям. Всем известно, что когда всем плохо, многие начинают читать литературу.

К. ЛАРИНА: Я думала, ты скажешь, что кому-то хорошо кто-то нагревает руки.

Н. АВЕТИСЯН: Ну, если это помогает культуре, может быть можно и пережить немножко.

К. ЛАРИНА: Давайте дальше пойдём по книгам, которые здесь представлены, Саша, мы тебя прервали…

А. ЕРИЦЯН: Давайте про ещё одну, довольно большую книгу, ещё про две большие книги расскажем. Одна из них – «Русский стиль Фёдора Солнцева», которая у тебя лежит под рукой. Эта книга Галины Аксёновой. Она посвящена русскому стилю в искусстве, в архитектуре, тем образам и символам, которые у нас иногда подсознательно ассоциируются с русским стилем, хотя никто не может дать определение, что такое русский стиль.

К. ЛАРИНА: Здесь герой есть, как я понимаю, Фёдор Солнцев?

А. ЕРИЦЯН: Герой есть. Фёдор Солнцев, как художник, как собиратель русского стиля, как человек, благодаря которому до наших времён дошли все эти орнаменты, картины, иконопись, который попытался всё это обобщить, потому что русский стиль на протяжении веков подвергался большому количеству разных влияний в историческом контексте, и там очень много разных элементов, там есть что-то византийское, азиатское. И Фёдор Солнцев, как человек, который это всё собрал, начал анализировать, и в результате мы попытались в свою очередь это всё собрать и сделать альбом, который позволяет человеку понять, что такое русский стиль, о котором все говорят, но никто толком не знает, что это такое.

Н. АВЕТИСЯН: Самая знаменитая работа Фёдора Солнцева – это семитомник «Древности государства российского». Это была работа, которая была сделана Солнцевым по заданию императора Николая I, когда ему было поручено проехаться по всем весям российским, по всем соборам, церквям, и отрисовать. Ещё не было фотоаппаратов, как сейчас мы, проехали и собрали. Он собрал команду единомышленников-художников, и они ездили и рисовали эти потрясающие предметы, которые хранились в соборах, в церквях, относящиеся к утвари, к одежде. Они всё это отрисовали.

И на основе, видимо, этого, потом было создано им огромное количество собственных произведений. И тот русский стиль, о котором мы говорим не просто как о матрёшках, русский стиль не в смысле «а ля рус», а том, что в искусстве получило название русский стиль. Оно кончило своё существование после революции. Где-то 1918 год уже считается всё…

К. ЛАРИНА: А вот интересно, элемент русского стиля как-то представлены в «Большой истории искусств»?

Н. АВЕТИСЯН: Да, там есть русское искусство. Мы это отследили. Оно включено, поскольку 16-томник построен по хронологическому принципу, то там русское искусство, там, где оно было, там оно всё и есть. Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый век. К сожалению, живопись настоящая в России, не в Средневековье в понимании западном получилось.

К. ЛАРИНА: Дальше пошли. А вот эти огромные книжищи. «Русский музей».

М. ПЕШКОВА: Поднять невозможно.

Н. АВЕТИСЯН: Это серии «Великие музеи мира». Между прочим, мы уже чемпионы в создании этой серии, мы начинали с нашими коллегами итальянскими, французскими. Но они уже давно остановились. У каждого из них по 5-6 томов, а у нас это одиннадцатый том в серии, а сейчас выйдет уже в июле 12-ый том «Дрезненская галерея». Так что мы чемпионы.

К. ЛАРИНА: А что есть из русских музеев?

Н. АВЕТИСЯН: У нас есть Эрмитаж, Русский музей, и я надеюсь, что мы доделаем Третьяковскую галерею. Очень надеемся. Начали очень плотно работать, и я надеюсь, что Лидия Ивановна Иевлева, несмотря на её загрузку…

К. ЛАРИНА: А кто её составители?

Н. АВЕТИСЯН: Составитель и автор – это Гусев, директор «Русского музея», и Евгения Петрова – его зам. и один из главный свершителей всех побед.

К. ЛАРИНА: И писали сами?

Н. АВЕТИСЯН: Абсолютно всё сделано совместно с музеем, все тексты были ими написаны, ими проверены, по замечаниям наших редакторов снимались вопросы, это деление делалось, сравнивали с картинами. И мы первый раз показывали, Майечка знает, на Лондонской ярмарке.

М. ПЕШКОВА: Это словами не описать! Мне кажется, что Гусев был на вершине блаженства. Он так трогательно снимал обложку полиэтиленовую с книжки, прижимал эту книжку это действительно презентация книги. Тогда, когда все подходили, смотрели, листали, и вопрос – как купить?

К. ЛАРИНА: А долго такую книжку долго? Сколько «от двери до двери»?

Н. АВЕТИСЯН: Это бывает по-разному. Зависит от того, как отношения складываются с музеем. Если договорились, если всё хорошо – года два, это хороший случай.

К. ЛАРИНА: Молодцы. Это что у нас такое?

А. ЕРИЦЯН: Это «Русские интерьеры», последняя наша книга Александра Васильева, известный историк моды. Мы её принесли разыграть, мы о ней уже как-то говорили в одном из наших эфиров. На самом деле это первый опыт Александра Васильева с точки зрения изучения не моды, не одежды, а интерьеров. Причём, русских интерьеров допетровского времени, до начала ХХ века, до советской власти. Там есть очень хорошие и интересные фотографии, уникальные, которых больше нигде нет.

К. ЛАРИНА: А где он собирал? Он сам собирал?

А. ЕРИЦЯН: Он всё сам собирает. Он безумно увлечённый человек, он фанат этого дела, он собирает фотографии, скупает на аукционах по всему миру, ездит по блошиным рынкам, выискивает. Но этим надо болеть, чтобы вот так это делать. И потом приходит к нам с этими фотографиями, говорит: «Это я нашёл там, это здесь». Все умирают от счастья, потом делают книжку.

К. ЛАРИНА: Там есть интерьеры для жилых помещений, рестораны, люди есть, обитатели этих жилищ.

А. ЕРИЦЯН: Здесь есть рестораны, усадьбы загородные, городские апартаменты. Меньше всего материала о том, как обычные люди жили, поэтому очень интересные вещи.

К. ЛАРИНА: Прямо такое свидетельство эпохи.

А. ЕРИЦЯН: Последний Сашин труд, который мы сегодня разыграем.

К. ЛАРИНА: Просто какие-то чудеса.

М. ПЕШКОВА: А посмотри на эту книжку!

К. ЛАРИНА: Маленькие бесценные книжечки! «Русский костюм».

А. ЕРИЦЯН: То, что Вы достали сейчас – это «Русский костюм». Это наш совместный проект с Московским домом фотографии, который мы сделали совершенно в рекордные сроки, потому что на ярмарке «Нон-фикшн» подошла Анна Петрова, это главный человек в московской фотографии по всем полиграфическим проектам. «Давайте делать каталог. У вас выставка в апреле». «Как так? Мы ничего не успеем» Потом она принесла этот замечательный материал, и мы поняли, что мы всё успеем. Это фотографии русского костюма во всех его ипостасях, начиная от этнографии и это костюмы актёров театра и кино, это эстрада, вплоть до современной моды, до показов Дениса Семачёва, который активно увлекается этой тематикой русского костюма.

Мы для этой книги сделали необычный формат. Её выход приурочен к выставке, которая называется «Ближе к телу», которая до сих пор идёт в галерее на Солянке. Мы сделали необычный формат, 15х21 см. Для тех, кто ничего не полян, скажу – она маленькая, толстенькая, в мягком переплёте, глянцевая, она на двух языках, на русском и английском, что ценно, т.к. иностранцам дарить нечего и увозить им особо нечего, потому что очень много стандартных вещей, ничего нестандартного нет. Мы сделали из неё очень западный макет, очень западную вёрстку, и она выглядит, как очень хорошая арт-книжка, очень симпатичная.

К. ЛАРИНА: Всё перечислили, кроме книжки, которую мы отдельно представим, поскольку у нас есть непосредственный составитель этой книги «МоскваManya». О ней поговорим в следующей части, а сейчас Новости.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Продолжаем программу. Сейчас время для того, чтобы задать вопросы нашим слушателям. В гостях у нас издательство «Слово». Мы в первой части перечисляли все практически призы, которые есть. Добавим ещё «МоскваManya», о которой мы чуть дальше поговорим.

А. ЕРИЦЯН: Вопрос первый. В легендарном парижском ресторане «Максим» существует два вида меню – с ценами и без цен. Вопрос – кто получает меню без цен и почему? Второй вопрос. О слове, которое мы слышим и произносим десятки раз на дню, в новом словотолкователе, изданном в Петербурге в 1806 году сказано: «Речение морское, употребляемое на корабле, и значит оно «слушай». Сиё слово кричат в рупор на корабль, с котором хотят переговориться, дабы на нём внятно слушали». Вопрос – что это за слово? Произнесите его. Вопрос третий. Из романа Булгакова «Мастер и Маргарита» мы узнали, что рукописи не горят. Подобную фразу произнёс один знаменитый художник, никогда не читавший Булгакова, но счастливо переживший пожар в собственном доме. Как живут этот художника и что он сказал?

Назовите слово латинского происхождения, первоначально означающее обряд посвящения в жрицы. Около ста дней назад этот обряд прошёл 44-ый президент США. Пятый вопрос. Вальс, тонкая шерстяная ткань, город в США и карточная игра – всё это называется одним словом. Каким словом называется всё вышеперечисленное? И вопрос – его называние происходит от греческого слова «неопубликованный, неизданный». В его первоначальном значении – это короткий рассказ про незначительное, но характерное событие, преимущественно из жизни исторического лица. Сейчас это основной жанр современного фольклора. Что это за неизданный рассказ про незначительное событие? Назовите слово.

К. ЛАРИНА: Вот все вопросы заданы. Давайте мы будем принимать ваши ответы через несколько минут. Номер телефона 363-36-59. А сейчас давайте перейдём к ещё одной маленькой бесценной книжечке, которая называется «МоскваManya».

А. ЕРИЦЯН: Это первый проект, уникальный для российского книжного рынка. Это фотоальбом о Москве, которых никто никогда у нас ещё не делал, и не только у нас. Это фото-книга, которую мы сделали, подумав о том, что существует огромное количество народа, как правило, молодого, который увлекается фотографированием Москвы. Причём, не фотографированием Москвы с точки зрения зданий, исторических ценностей, а фотографированием той жизни, той динамики жизни, которая сейчас такая сумасшедшая, вся меняется, фотографированием контрастов между богатыми и бедными, пробок, бабушек, которые пытаются карточку первый раз в жизни в банкомат засунуть, клубов, тусовок.

И с другой стороны – очень тихих, московских двориков.

К. ЛАРИНА: То есть, Москва – город контрастов.

М. ПЕШКОВА: Москва – город-культ, город-мечта или наоборот для кого-то, Москва – город, который очень раздражает. Но это город, который стал лакмусовой бумажкой всех перемен в нашем обществе. И этого нигде не отражено, кроме как в Интернете.

К. ЛАРИНА: То есть, это любительские фотографии?

А. ЕРИЦЯН: Это фотографии людей, которые непрофессионально фотографируют, но очень тонко чувствуют. Это 55 авторов.

К. ЛАРИНА: Это твоя идея, ты придумала!

А. ЕРИЦЯН: Это моя идея. Это больше 230 фотографий. И это такой, не очень традиционный для нашего рынка формат, она не очень большая, в мягком переплёте. Если кто-то из наших слушателей видел, есть куча таких книг про Нью-Йорк, атмосферных, про Париж. Это такие городские зарисовки. Никогда ничего подобного не было про Москву. Причём, это Москва исчезающая, потому что это последний вздох перед кризисом. Это фотографии 2007-2008 гг. Здесь есть «Детский мир», который никогда никто в этом виде не увидит, здесь есть очень много вещей, которые достойны внимания не меньше, чем москвоведческие историко-культурные исследования.

Настя, которая здесь сидит, как раз стала тем человеком, который нашёл огромное количество материала и авторов, и это беспрецедентный случай.

К. ЛАРИНА: Так это работа какая трудоёмкая! Это же какую надо иметь смелость, чтобы отбирать среди, казалось бы… это же не народные артисты Советского Союза. Как это отобрать? Вы в Интернете бросали клич?

А. ЧУКОВСКАЯ: В Интернете бросала клич, искала по своим коллегам-фотографам, искала на факультете журналистики. У нас есть среди авторов педагог по боевому самбо, у нас есть преподаватель физики, у нас есть девушки, которые живут в Кёльне, в Лондоне и в Праге, которые приезжают в Москву, фотографируют её, услышали меня, и прислали, как они видят Москву. У нас есть молодой человек из Новосибирска, который снимал на Красной площади, и снял не так, как снимают все. Есть две матери, которые гуляют с колясками по Москве, они фотографируют то, что видят, им тяжело с этими колясками, но при этом они всё равно любят этот город.

Мне кажется, что Сашина идея родилась оттого, что она сама очень любит Москву. У меня, например, к Москве была масса претензий, которые выражены в книге. У нас есть эти ужасные пробки, толпы людей в метро, когда не протолкнуться. Но, несмотря на то, что я себя мало идентифицировала с Москвой, я теперь, конечно, понимаю, что, несмотря на то, что мы все тут разные, кто-то толкнётся локтём в метро, кто-то не извинится, кто-то сидит в кафе, смотрит на закат, кто-то лазит по крышам, пытается сфотографировать голубя, но у нас есть общее. И это оказалось Москвой.

Собрать людей для меня было легко, потому что все по-своему смотрят на этот город, и все готовы делиться. И действительно, мне кажется, эта книжка важна, потому что, если мы посмотрим, как люди ходят по улицам. Они очень напряжённые, замкнутые, они смотрят себе под ноги, у них нет минуты сесть на скамеечку, посмотреть на небо, подумать: «Как же сегодня хорошо! Какое прекрасное небо!» И даже это у нас есть. Есть радуга над домом, и за каждой фотографией стоит история человека, который сделал её. Например, девушка Алёна из Праги, которая была в Москве, она сфотографировала мужчину, который счищает снег с матрёшек, которые сейчас будет продавать.

Она его сфотографировала, а он ей говорит: «А с Вас 400 рублей». «За что?» «Ну как же? Это же очень красиво – я, снег, матрёшки». И каждый из ребят рассказал нам такую историю. И в конце книжки можно найти подписи к их фотографиям, практически все достаточно молодые.

А. ЕРИЦЯН: От 18 до 25-26 лет.

К. ЛАРИНА: А вы им заплатили по 400 рублей?

А. ЕРИЦЯН: Они получают книжку.

К. ЛАРИНА: Они гонорар не получают.

А. ЕРИЦЯН: Они получают книги, они получают публикацию своих имён, получают от нас всяческую помощь их раскрутки. Мы «МоскваManya» повезли на Лондонскую книжную ярмарку, где её отметил «Русский музей», он собирается проводить фото-биенале первую, они очень заинтересовались и очень хотят, чтобы эти фотографии были там. Мы отправили все фотографии из этой книги на конкурс. Мы кинули клич авторам, чтобы они все свои другие фотографии тоже отправляли на конкурс. Я думаю, что это будет у нас мероприятие не единственное. Если у нас будет возможность, мы хотим провести выставку. Может быть, нам нужно будет материала побольше набрать для выставки. Но мы хотим. И они хотят. Они рады, нам с ними очень повезло.

К. ЛАРИНА: А профессиональные фотографы не обидятся?

А. ЕРИЦЯН: А профессиональные фотографы не хотят. У нас были среди фотографий, которые нам понравились, были фотографии профессиональных фотографов. Но они говорят: «А кто там ещё будет?»

К. ЛАРИНА: То есть, их компания не устраивает. То есть, «я и Пупкин».

А. ЧУКОВСКАЯ: У нас есть трудоустроенные фотографы. У нас есть Рома Печерин, который фотографирует в клубах, это его заработок, это срез жизни.

А. ЕРИЦЯН: У него супер получается. Нам повезло, потому что все фотографии клубные – это лучшие фотографии.

А. ЧУКОВСКАЯ: Они очень яркие, девушка с маленькой собачкой танцует.

А. ЕРИЦЯН: Они все в точку. Все фотографии простые, уличные сценки, народ в шашки играет в шашки.

А. ЧУКОВСКАЯ: Есть милиционер, который берёт телефон у девушки, которая продаёт в палатке, есть Макс Емельянов, который сделал обложку для книги, и как его можно назвать непрофессиональным фотографом? Это очень красивая фотография, очень много фотографий Макса в книге. И ни Максим, ни Рома не смутились, что они рядом с непрофессиональными фотографами.

К. ЛАРИНА: Наталья, госпожа президент, Вы понимаете, что к вам пустила щупальца молодёжная суб-культура, в ваше классическое издательство? Как Вы относитесь к этому проекту? Вон как молодёжь резвиться!

Н. АВЕТИСЯН: Я отношусь очень положительно. Я считаю, что это большое счастье, что к нам приходят молодые ребята, которые очень талантливые, очень живые ребята. И вообще, проблема наша книгоиздательская общая, это то, что мы все работаем процентов на 99, наверное, на старшее поколение. На поколение, которому за 40, глубоко за 40. Я очень люблю наши книги, те, о которых мы сейчас говорили. Та же серия «Великие музеи мира», она уже забронзовела, я бы сказала. Её собирают, люди гоняются за книгами, которые вышли давно, если нет репринтов. Это уже классика, это книги во фраке, как я их называю.

Но я знаю, что молодые ребята эти книги не покупают. Если у их родителей эти книги есть, родители собирают, это да, хорошо. Но сами они не будут покупать. Они ходят в музеи, но они по-другому туда ходят. Они забегают быстренько, компьютер под мышкой, в сумке, в которой миллион дел надо сделать, они заскочили, выставку посмотрели, побежали дальше. Есть разное восприятие искусства, нашей жизни, в которой это искусство существует. Я вообще противник того, чтобы искусство стояло всегда на котурнах. И то, что молодёжь начинает заниматься книгами и начинают внедряться в это культур-трегерство, это очень здорово, потому что наша жизнь, она имеет ценность тогда, когда она наполнена ещё чем-то. Не просто купил, сварил, деньги из банкомата достал.

Есть искусство и есть культура. И очень важно для издателя такой организации, которая находится на стыке между культурой, производством и реальной жизнью обычной, создать продукт, который сводил бы это всё вместе. Поэтому я считаю, что это очень важно. Я считаю, что надо начинать работать на новое поколение. Вот мы сейчас, с приходом Саши к нам, Насти, которая замечательно этот проект помогла сделать, у нас много молодых ребят входит в это дело. Мы начинаем немного другое направление в издательской деятельности, я это очень рада и всячески поддерживаю.

К. ЛАРИНА: Ну, вы склонны к хулиганству. Я никогда не забуду вашу «Камасутру» или вашу «Банку сгущёнки».

А. ЕРИЦЯН: Кстати, это не хулиганство. Там есть очень хорошие тексты. Их мало, но они хорошие. И мы их не писали. Писали авторы. Мы им задали всем одинаковые вопросы, как уличный опрос – почему вам нравится фотографировать, почему вы это увидели, а почему вам не нравится? И все написали свои ответы, мы сделали цитаты из этих ответов и положили их в книгу. Мы не писали, писали они, и это очень интересно, потому что на самом деле один из них, Сергей Воеводский, сказал очень хорошую вещь, которую я сейчас не могу найти.

А. ЧУКОВСКАЯ: «Я поклонник её таланта и пленник её души».

А. ЕРИЦЯН: Это не Воеводский. А Воеводский сказал: «Я родился в 1990 году в замечательном городе Москве, в ныне не существующем государстве. Я взрослел, распадалось государство, менялись правительства, менялся и мой город, менялись мои привычки и увлечения до тех пор, пока в моих руках не оказалось первая зеркальная камера. С тех пор фотография стала любимым делом, а фотоаппарат любимой игрушкой и постоянным спутником».

К. ЛАРИНА: Давайте мы попробуем всё это дело разыграть. Телефон 363-36-59. У нас там есть кому записать эти телефоны? Нет? Кто-нибудь запишет? Запишет Света Ростовцева. Пока вопросы не будем повторять, если что – напомним. Выбирайте себе вопрос и звоните нам в прямой эфир. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Это город Бостон.

К. ЛАРИНА: Который и вальс, который и ткань, и карточная игра – всё это Бостон.

А. ЕРИЦЯН: Правильно.

К. ЛАРИНА: Вальс бостОн. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Артём.

К. ЛАРИНА: Спасибо, записали Ваш телефон. Есть правильный ответ.

А. ЕРИЦЯН: Артём у нас получает «Русский костюм»

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Инаугурация.

А. ЕРИЦЯН: Правильно.

К. ЛАРИНА: Обряд посвящения в жрецы. Всё правильно.

А. ЕРИЦЯН: Барак Обама недавно прошёл.

К. ЛАРИНА: Да и наши тоже не чураются традиции.

А. ЕРИЦЯН: Ну, приятно же!

К. ЛАРИНА: Следующий звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Я хотел ответить на последний вопрос, по-моему, анекдот.

К. ЛАРИНА: Да, это анекдот. И Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня зовут Алексей.

К. ЛАРИНА: Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я из Ярославля.

К. ЛАРИНА: Спасибо, Алексей, записали, ждите посылку.

А. ЕРИЦЯН: Алексей «МоскваManya» получает.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Может быть это слово «алло»?

К. ЛАРИНА: Совершенно верно. Как зовут Вас?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Виктор из Москвы.

К. ЛАРИНА: Отлично. Спасибо.

А. ЕРИЦЯН: Вы получаете книгу «МоскваManya» в подарок от нас.

К. ЛАРИНА: Столь замечательный вопрос – алло – это речение морское, употребляемое на корабле, и значит оно «слушай», сие слово кричат в рупор на корабль, с которым хотят переговориться, дабы на нём внятно слушали. Прелестно! Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте. Попытаюсь ответить на первый вопрос оставшийся. Возможно, это ресторанный критик?

К. ЛАРИНА: Который получает меню без цен? Нет, Вы ошиблись.

А. ЧУКОВСКАЯ: Критик должен знать цены. В этом вопрос.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Меня зовут Сергей. Без цен меню получают женщины, а с ценами мужчины.

К. ЛАРИНА: И это правильный ответ.

А. ЕРИЦЯН: Это правильно. И мы дарим Вам «Русский интерьер» Александра Васильева.

К. ЛАРИНА: У нас ещё один вопрос про художника, который повторил фразу «Рукописи не горят», только в отношении себя, потому что он пережил пожар в собственном доме и после этого сказал эту фразу. Всё остальное мы ответили.

А. ЕРИЦЯН: Получается, что да. Как-то быстро.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте! Может быть Карл Брюллов?

К. ЛАРИНА: Нет. Давайте ещё попробуем. 363-36-59. Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Добрый день. Может быть, это Пикассо?

К. ЛАРИНА: Можно сказать, что тепло.

А. ЕРИЦЯН: Тепло, но не горячо.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте! Елена меня зовут. Может быть, это Максимилиан Волошин?

К. ЛАРИНА: Нет. Давайте подскажем.

А. ЧУКОВСКАЯ: С Булгаковым всегда что-то не то.

К. ЛАРИНА: Давайте подскажем. Этот художник славен тем, что…

А. ЕРИЦЯН: Один из самых экстравагантных художников ХХ века.

К. ЛАРИНА: Всё, этим всё сказано. Кто ответит? Кто это и что он сказал? Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Это сказал Дали. «Гении не умирают»

К. ЛАРИНА: Браво!

А. ЕРИЦЯН: Отлично.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Александр.

К. ЛАРИНА: Спасибо за правильный ответ.

А. ЕРИЦЯН: Мы Вам дарим замечательный альбом «Русский стиль Фёдора Солнцева».

М. ПЕШКОВА: У меня вопрос такой. Мы сегодня говорим об арт-проектах вашего издательства. Но издательство «Слово» славится тем, что издаёт художественную литературу очень высокого качества, как обстоят дела с этой проблемой?

Н. АВЕТИСЯН: Издательство «Слово» издаёт художественную литературу классическую последние лет пять уже.

М. ПЕШКОВА: А воспоминания о Пастернаке?

Н. АВЕТИСЯН: Это классика, да. Мы сейчас готовим продолжение нашего стотомника «Русской классики», которая уже сделанная, она уже в продаже, я надеюсь, что люди, кто хотел, купили, а кто не купил, у них есть такая возможность, ещё продаётся наш замечательный стотомник. Мы готовим в продолжение стотомник зарубежной классики. Но мы действительно, как Ксения нас справедливо немножко упрекнула, мы достаточно тяжеловесные издатели, проекты наши долго длятся. Стотомник приготовить хорошо – это не самая простая задача. Мы его уже готовим третий год.

Мы надеялись, что мы с ним выйдем в этом году, со стотомником зарубежной литературы, но кризис внёс свои коррективы. И для издателя это достаточно серьёзные вложения, сейчас сложно входить в такое производство, и для нашего покупателя сейчас не лучшее время для того, чтобы такие большие блоки книг покупать. Поэтому надеюсь, что мы в следующем году выйдем со стотомником зарубежной литературы.

К. ЛАРИНА: А что молодёжная секция готовит?

А. ЕРИЦЯН: Мы очень надеемся, что «МоскваManya» будет благосклонно воспринята публикой, потому что формат новый, Россия – страна традиционная.

К. ЛАРИНА: А его надо представить в каком-нибудь клубе. Не в магазине книжном, а в каком-нибудь клубе, собрать там ребят какое-то количество.

А. ЕРИЦЯН: Она должна быть относительно недорогой, потому что это иллюстрация, это очень хорошее качество печати, но мы должны удержать цену, потому что эта книга рассчитана на достаточно молодую аудиторию, которая очень часто не может себе позволить платить очень большие деньги за книги, особенно за книги не первой необходимости, будем честны – это удовольствие, это не учебник, не путеводитель.

Поэтому для нас очень важно достучаться до этой аудитории. Мы свято верим в то, что она есть. Она однозначно есть в Интернете, мы хотим вытащить её на свет божий, и объяснить для этой аудитории, что мы готовы для них работать. Наша жизнь – это такое же искусство, как и то, что висит в музеях. И если на телевидении существуют реалити-шоу, это не значит, что мы не можем делать книги, сделанные по тому же принципу. Мы хотим поблагодарить всех авторов «МоскваManya», которые с нами работали и продолжают работать.

Мы их не можем перечислить в эфире, их 55 человек.

А. ЧУКОВСКАЯ: Прекрасные ребята, с красивыми лицами, очень весёлые, смешные.

К. ЛАРИНА: Надо было автопортреты их дать.

А. ЕРИЦЯН: Не влезли, мы хотели, у нас была такая мысль, но, слава богу, нам удалось их тексты туда вставить, и эти тексты достаточно хорошо их представляют. Спасибо им большое. И для нас, конечно, очень важно, чтобы люди, которые интересуются не только книгами, но у которых есть определённое эстетическое восприятие действительности, чтобы они поняли нашу идею и её оценили. Для нас это будет очень важно. Конечно, пока это не бизнес. Но это может стать бизнесом, и это достойно того, чтобы быть бизнесом. Если в Англии есть «Phaidon», то почему бы в России «Слову» не быть.

К. ЛАРИНА: Я желаю вам удачи на этом тернистом пути. Желаю президенту «Слова» выдержать весь этот натиск.

Н. АВЕТИСЯН: Мы стараемся, мы сильные. Всё будет хорошо.

К. ЛАРИНА: Спасибо большое. Представим ещё раз наших гостей. Наталья Аветисян – президент издательства «Слово», Александра Ерицян – директор по маркетингу издательства «Слово» и Анастасия Чуковская – составитель книги «МоскваManya». Спасибо.


* Радио Свобода - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире