'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: «Книжное казино» наше начинается. Добрый день ещё раз. У микрофона Ксения Ларина, у другого микрофона Майя Пешкова. Майечка, ещё раз приветствую тебя.

М. ПЕШКОВА: Добрый день.

К. ЛАРИНА: Сегодня мы роскошную книгу представляем вам. Называется она «Не только Холмс», детектив времён Конан Дойла. Издательство «Иностранка». Роскошная потому, что она большая и лёгкая. Все остальные её достоинства будут вам предъявлены в течение программы. Ну и, конечно, саму программу выиграете. Наши гости – редакторы и составители этой книги – Александра Борисенко и Виктор Сонькин. Добрый день.

А. БОРИСЕНКО: Добрый день.

В. СОНЬКИН: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: В чём же главная миссия этого издания? Реабилитировать неизвестные имена, которые рядом с Конан Дойлем существовали в его времена?

А. БОРИСЕНКО: У этого издания было две миссии. С одной стороны, действительно, открыть русскому читателю совершенно неизвестный ему детектив Викторианской эпохи. И во-вторых, нашей миссией было – учить студентов-филологов МГУ всему циклу филологической работы, переводу, редактированию. Эта книга сделана семинаром, который мы ведём на филфаке уже 10 лет. И мы учили студентов переводить, отбирать тексты, редактировать, работать с источниками.

К. ЛАРИНА: То есть, это всё студенты делали?

А. БОРИСЕНКО: Это делали мы вместе со студентами.

К. ЛАРИНА: А переводчик кто?

А. БОРИСЕНКО: Студенты.

К. ЛАРИНА: Боже мой! Вот это да! И что, хорошее качество?

А. БОРИСЕНКО: Об этом судить читателю.

К. ЛАРИНА: Вы скажите, вы редакторы.

В. СОНЬКИН: Очень хорошее.

К. ЛАРИНА: Серьёзно? То есть, есть переводчики в нашей стране.

В. СОНЬКИН: Когда мы давали в качестве пробного шара несколько экземпляров рассказов в журнал «Иностранная литература», где очень высокий уровень редакторской работы и требования к работе переводчика, они сказали, что там практически нечего редактировать.

А. БОРИСЕНКО: Они, конечно, редактировали, но они были уровнем довольны.

К. ЛАРИНА: А почему же такой низкий уровень перевода вообще в стране сегодня, если говорить о новых переводчиков? Это ж только ленивый об этом не говорит.

А. БОРИСЕНКО: Ну, читатель покупает, поэтому издателю нет никакого смысла..

К. ЛАРИНА: То есть, неразборчивость читателя тому виной?

А. БОРИСЕНКО: В общем, да. У нас Александр Гаврилов был в гостях у нашего семинара недавно. Он как раз студентам хорошо объяснял, почему переводчик на рынке всеми забит. Потому что читатель покупает совершенно независимо от качества. Читатель не откажется покупать книгу, где перепутано, переврано и дурно переведено всё. Поэтому издателям нет смысла платить.

К. ЛАРИНА: А как же репутация издательства?

В. СОНЬКИН: Не зависит от этого.

К. ЛАРИНА: Ну как? Для вас же важно, чтобы вышел перевод хороший.

А. БОРИСЕНКО: Но мы же не издательство. Мы переводчики и учителя перевода.

К. ЛАРИНА: Но издательство «Иностранка» сделало ставку на вас.

А. БОРИСЕНКО: Это прекрасное издательство. И конечно, есть исключение.

К. ЛАРИНА: Я на этом стою, поскольку у нас здесь много издательств перебывало, мне кажется, что можно нам составить с Майей свой субъективный список издательств московских и российских, для которых репутация – это главное. И я думаю, что их трудно, в том числе «Иностранку» уличить в низком качестве перевода. Потому что отбор идёт суровый.

А. БОРИСЕНКО: Да, но это очень повезло нам и нашим студентам. И очень радостно, что первая работа наших студентов… мы работали с лучшими в своём деле профессионалами.

В. СОНЬКИН: Ещё надо понимать, что работа переводчика, если она тщательная, это плод энтузиазма и личной ответственности переводчика перед собой, своим ремеслом и автором, которого он переводит. А материальная заинтересованность здесь не играет почти никакой роли. То есть, такой труд, когда три с лишним года 10 переводчиков работало над книгой, вылизывая в ней каждое слово – это возможно только на личном безумии или в рамках учебного процесса, как у нас, что тоже не с каждым проектом можно сделать.

К. ЛАРИНА: Я тут краем уха слышала ваш разговор, до эфира вы с Майей разговаривали, и похвастались, что обратилась к вам с просьбой вся Великобритания, челом бьёт – дайте нам эту книжку, мы тоже хотим такую книжку издать на английском языке. Действительно, такого аналога нет в Англии

А. БОРИСЕНКО: Аналога нет. Довольно много антологии детектива этой эпохи, но нет антологии такой, это оригинально составленная антология, и нет антологии с таким аппаратом, чтобы были справки обо всех авторах, чтобы были воспроизведены иллюстрации, с которыми выходили впервые детективные рассказы, такой антологии нет. И действительно, все наши друзья-англичане говорили, что им очень бы хотелось видеть такую книгу, изданную по-английски.

К. ЛАРИНА: Вот по поводу оформления, дизайна книги. Давайте немножечко про это поговорим, поскольку очень оригинальный дизайн, начиная с обложки и заканчивая замечательный глоссарием, на которого я тут же запала, оторваться невозможно от этого замечательного приложения. Как рождалась драматургия книги? Давайте немножко про это поговорим.

А. БОРИСЕНКО: Драматургия книги рождалась постепенно во всех наших сборищах и спорах. Но если мы заговорили о глоссарии, надо упомянуть замечательного человека Степана Поберовского, который пишет под псевдонимом Святозар Чернов, и который сделал прекрасную книгу «Бейкер-стрит и окрестности» и который был нашим научным консультантом и волшебным помощником. Он самым волшебным образом присоединился к сообществу, которое мы создали в Живом Журнале для работы над книгой, и он фанат Викторианской эпохи, он знает о каждой дверной ручке, каждом окне всё, что можно знать.

К. ЛАРИНА: То есть, он своего рода такой консультант был.

А. БОРИСЕНКО: Да. Он живёт в Питере. Но он приезжал к нам на наши чаепития. И он…

В. СОНЬКИН: Рабочие чаепития.

М. ПЕШКОВА: …внёс огромный вклад. Глоссарий весь написан им, он очень помог в подборе всяких иллюстраций для глоссария. Они с Андреем Бондаренко всё выбирали.

К. ЛАРИНА: Очень оригинальная форма подачи. Это же не просто справочник, он же ещё оформлен, как рекламная полоса в викторианской газете.

В. СОНЬКИН: Андрей Бондаренко, как известно, один из самых лучших, самый крутой книжный дизайнер в России. И для него этот проект тоже стал родным, за что мы ему очень благодарны, потому что он отнёсся с большой внимательностью к тому, что должно быть сделано, где какие иллюстрации, где какие картинки в глоссарии. Некоторые картинки, очень редкие. Он нашёл в своей большой коллекции. Например, мы не могли найти круглый пистолет, который упоминается в одном из рассказов, а у него он нашёлся.

А. БОРИСЕНКО: Андрей Бондаренко потрясающе работал с этой книгой. Нет слов, как мы ему благодарны. Он всё это читал. Он  с энтузиазмом это делал. И эта идея сделать как рекламу глоссарий – это его идея блестящая. Я считаю, что это высочайший профессионал, и он, и Дмитрий Черногаев. Невероятно повезло книге и нам, что именно к ним она попала.

К. ЛАРИНА: Ещё раз поясню, поскольку это радио, а не телевидение. Глоссарий сделан в форме рекламной полосы в газете, как я понимаю, да?

А. БОРИСЕНКО: Да. В журнале. Это всё сделано под журнал Викторианской эпохи. Потому что такой детективный рассказ появлялся именно в журнале. В основном это был журнал «Стрэнд» в 19 веке, но были и другие журналы, которые печатали детективные рассказы, и вся журнальная стилистика была использована при оформлении книги.

К. ЛАРИНА: А рисунки тоже оригинальные, они не специально к этой книги заказывались художнику, нет?

А. БОРИСЕНКО: Рисунки все из журналов 19 века.

К. ЛАРИНА: Как в публикации было.

М. ПЕШКОВА: А мне хотелось спросить про календарь. Вы ссылаетесь на какой-то удивительный календарь казни.

А. БОРИСЕНКО: Это ньюгейтский календарь, его первые издания полные относятся к началу 18 века, но он выходил раньше. Это сначала был просто список казнённых, а потом он стал обрастать тюремной романтикой. Это стали художественные истории выпускаться об убийцах, ворах, описывалось в сентиментально-романтической духе их жизнь, их деяния.

В. СОНЬКИН: А ньюгейтским он называется потому, что…

А. БОРИСЕНКО: …потому что тюрьма. Из-за ньюгейтской тюрьмы, в которой самые тяжкие преступники, совершившие самые тяжкие злодеяния и содержались.

К. ЛАРИНА: Здесь большое приложение, помимо художественной части, Святозара Чернова. Здесь не только глоссарий, здесь ещё целая статья «Полиция детектива в Англии и Америке в Викторианский период». Здесь и подробности быта. То, что называется в другом издательстве «Повседневная жизнь убийц и воров в Лондоне в Викторианскую эпоху». А что здесь ещё есть в качестве приложения, чтобы не я рассказывала, а вы расскажите.

В. СОНЬКИН: Приложение, которое написал Святозар Чернов для нас было ценно тем, что мы хотели сопоставить мир придуманный, мир Викторианского детектива, с миром Викторианских детективов настоящих, тех, кто работал в полицейских участках. Потому что очень много из того, что описано в рассказах, которые вошли в книгу, появилось в литературе раньше, чем в реальности. Например, женщины-детективы, некоторые научные способы, которые криминалистически используются. В какой-то степени можно сказать, что детектив был передовой площадкой криминалистики. И многие его находки впоследствии применялись в реальной жизни.

И ещё очень важная часть справочного аппарата этой книги – это справки об авторах. Потому что и авторы замечательные, и каждый из переводчиков писал эту справку про своего автора сам. Здесь личное отношение между автором и переводчиком были гораздо теснее, чем обычно это бывает, потому что нужно было не только перевести очень тщательно и хорошо, подвергаясь критике всех остальных участников проекта, но и найти информацию о своём авторе, написать про него эссе. В общем, происходило сроднение авторов.

К. ЛАРИНА: Как авторы возникали? Вот эта группа товарищей, которая зафиксирована в этом фолианте? Что это за люди, как вы на них вышли?

А. БОРИСЕНКО: Они возникали очень постепенно, потому что в начале, когда мы стали думать о том, что должны же были быть другие детективные авторы, когда впервые пришла нам в голову эта идея, и мы стали смотреть. Оказалось, что их сотни и сотни. Но потом, проанализировав все антологии, что выбиралось, прочитав очень много исследовательских материалов, потому что много есть исследовательских работ о детективе, прочитав массу текстов, мы выбрали какой-то длинный список, с которым пришли уже к студентам.

К. ЛАРИНА: То есть, отбор сами совершали, да?

А. БОРИСЕНКО: Ну, отбор из сотен сначала надо было. Невозможно придти к студентам с тремя сотнями авторов. Это чересчур. Но с сотней мы пришли. И потом уже происходило чтение текстов и отбор авторов. Иногда сразу понятно, что автор слабый и нам не подходит. Иногда не сразу, приходится читать тексты и смотреть, что об этом пишут. Мы списывались с какими-то исследователями западными. Но постепенно у нас образовалось некоторое представление об этом. Где-то авторов 60 составляли последний длинный список, потом это количество сократилось до 23.

Нам ещё было важно представить жанр, весь спектр жанра, все поджанры, все виды детектива, потому что это самое начало его развития, и было очень важно представить все изводы, которые потом как-то развивались в дальнейшей литературе.

К. ЛАРИНА: А про Джека-потрошителя здесь есть?

А. БОРИСЕНКО: Нет. Мне вообще кажется, что этой фигуре уделяется слишком много внимания.

К. ЛАРИНА: Культовая фигура.

А. БОРИСЕНКО: И мы эту культовую фигуру оставили тем, кто этим занимается. В принципе, здесь мало вообще писали про реальные преступления. Всё-таки, это такая литературная антология.

В. СОНЬКИН: Я только что читал, что новые исследования показывают, что возможно Джек-потрошитель был выдумкой журналистов. Что эти убийства совершались разными людьми, а чтобы создать образ такого страшного маньяка, для поднятия тиражей, журналисты всё это свели воедино. Вообще, мне кажется, что Джек-потрошитель в значительной степени феномен ХХ века.

К. ЛАРИНА: Но, тем не менее, Лондон эту фигуру сам раскрутил, для туристов прежде всего. Это одна из достопримечательностей Лондона. Я помню, когда мы там ездили на экскурсионном автобусе, особое удовольствие ездить на экскурсионном двухэтажном автобусе или троллейбусе по Лондону, Джек-потрошитель обязательно присутствует у тебя в наушниках, он обязательно есть. Они сами гордятся этим.

А. БОРИСЕНКО: Про него уже всё рассказано. Мы вообще шли по пути открытия неизвестных имён, скорее.

К. ЛАРИНА: Давайте мы кого-нибудь выберем для примера. Мы говорим о писателях, но это же живые люди, тем более, столько здесь про них целые биографии составлены, небольшие эссе. Они заслуживают нашего внимания.

А. БОРИСЕНКО: Да, они заслуживают даже, может быть, не меньшего внимания, чем их рассказы. У них удивительные биографии. Например… даже не знаю, с кого начать.

М. ПЕШКОВА: Можно попросить начать с того автора, который погиб на «Титанике»?

А. БОРИСЕНКО: Фатрелл. Он ехал, вёз рукописи, которые он собирался издавать. Они погибли вместе с ним самим, а его дочь и жена спаслись. И, кстати, этому автору принадлежит один из рассказов антологии, который самый большой интерес вызвал – «Загадка тринадцатой камеры».

К. ЛАРИНА: То есть, они вместе с семьёй отправились в путешествие на «Титанике». И жена и дочь выжили?

А. БОРИСЕНКО: Они спаслись, а он утонул.

К. ЛАРИНА: А ещё про кого-нибудь расскажите.

А. БОРИСЕНКО: Миссис Вуд, довольно удивительная женщина, которая писала раньше Конан Дойла сериальные рассказы в журналах с одними и теми же героями. Она одна из пионеров такого жанра сериального, короткого, со сквозным героем. Она была женщиной слабого здоровья, её сын уверяет, что она не могла поднять ничего, тяжелее зонтика, но, тем не менее, она умудрилась кормить семью. У него было пятеро детей и когда у мужа возникли финансовые трудности, она кормила всю семью своим литературным трудом.

К. ЛАРИНА: А она под псевдонимом писала?

А. БОРИСЕНКО: Она писала как миссис Генри Вуд. А её звали Элен. Но она по мужу была миссис Генри Вуд и под этим своим настоящим именем писала детективные рассказы.

К. ЛАРИНА: Кто-нибудь остался в истории литературы после таких опытов детективных?

А. БОРИСЕНКО: Да.

В. СОНЬКИН: Баронесса Орци, например. Она очень известна, как автор многотомного романа о приключениях французского аристократа, бежавшего от французской революции в Англию. Он называется «Алый первоцвет», это псевдоним главного героя. И это до сих пор есть мюзикл на эту тему. Она осталась знаменита, благодаря этой серии, а не детективным рассказам.

К. ЛАРИНА: Более-менее мы познакомились с этим изданием. Сейчас мы слушаем Новости, потом продолжим нашу передачу, уже перейдём к вопросам, которые придумали наши гости и сами будут эти вопросы задавать. Поскольку вопросы требуют корректировки прямо в момент задавания, и комментариев. Будьте готовы. Я напомню номер телефона – 363-36-59. По этому номеру вы будете отвечать на наши вопросы.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Не могу не процитировать. «Английское общество панически боялось учреждения в стране системы тотального шпионажа. И чтобы развеять эти опасения, форму новых полицейских постарались сделать отличной от принятых тогда военных мундиров. Их облачили в серые брюки, чёрные кожаные цилиндры и тёмно-синие гражданские фраки с высоким стоячим воротником, имевшим внутри кожаный каркас, предохраняющий шею констебля при попытке удушить его при помощи шнура или верёвки. На воротнике значился личный номер констебля и номер дивизиона. На медных пуговицах была выбита надпись «Полиция». Дополнительным вооружением стали масляный фонарь «Бычий глаз», наручники, трещотка, заменённая в 1884 году на свисток, и 44 см дубинка, носившаяся в кармане, вшитом в фалду фрака. Позднее кожаные цилиндры заменили на касторовые, укреплённые ротанговым каркасом. Они не только служили защитой для головы, но и использовались в других целях. К примеру, на цилиндр можно было встать, чтобы оглядеть окрестности поверх толпы, заглянуть за забор или в окно, а так же присесть отдохнуть, если начальство не видит».

Замечательные свидетельства! Разве можно мимо такой книги пройти! Это я процитировала справочную статью Святозара Чернова «Полиция и детективы. Викторианский период». Книга называется «Не только Холмс. Детектив времён Конан Дойла». Издательство «Иностранка». В нашей студии сегодня редакторы и составители этой книги Александра Борисенко и Виктор Сонькин. Пришло время вопросы задавать. Телефон 363-36-59.

А. БОРИСЕНКО: Я начну. Первый вопрос об английской полиции. Почему английских полицейских называют Бобби, а в Ирландии их ещё называют Пилас?

К. ЛАРИНА: Вот вам и первый вопрос. 363-36-59. Кто готов ответить? Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. А вопрос можно повторить?

А. БОРИСЕНКО: Почему английских полицейских называют Бобби, а в Ирландии их ещё называют Пилас?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Может быть потому что у них такие цилиндры или это имя расхожее?

А. БОРИСЕНКО: Нет.

К. ЛАРИНА: Это как немцы Фрицы? Нет, не поэтому. Я не знаю правильных ответов, мы сегодня лишены этой возможности с Майей Пешковой до тех пор, пока правильный ответ не будет произнесён вами, уважаемые слушатели. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Называют полицейским таким образом, поскольку основатель британской полиции это сэр Роберт Пил.

А. БОРИСЕНКО: Правильно.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Сокращение Боба и Пила в Ирландии.

К. ЛАРИНА: Браво. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Ирина, Екатеринбург.

К. ЛАРИНА: Отличный ответ. Откуда Вы это знаете?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я преподаю английский.

К. ЛАРИНА: Здорово! Значит точно книга попадёт в хорошие руки. Спасибо за ответ. Отличный ответ.

В. СОНЬКИН: Следующий вопрос. Известно, что бином Ньютона в литературе упоминается как нечто сложное. Всем известна фраза из «Мастера и Маргариты»: «Подумаешь, бином Ньютона!» В одном из рассказов Конан Дойла Шерлок Холмс говорит об одном человеке, который в 21 год написал трактат о биноме Ньютоне. И, благодаря этому, завоевал европейскую известность. Назовите этого человека.

К. ЛАРИНА: Ну что ж, давайте попробуем ответить на этот вопрос. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Мориарти.

В. СОНЬКИН: Это правильный ответ.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Елена. Долгопрудный.

К. ЛАРИНА: Спасибо Вам, дорогая Елена. Вы поклонница детектива английского?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нет, я просто люблю Конан Дойла.

К. ЛАРИНА: Книга попадает в хорошие руки. Спасибо Вам. А это реальный факт из жизни профессора Мориарти?

В. СОНЬКИН: Конечно. Это реальный факт, никаких сомнений.

А. БОРИСЕНКО: Какой способ термообработки применялся при приготовлении традиционного английского пудинга?

К. ЛАРИНА: 363-36-59 – телефон прямого эфира. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Может быть обжиг?

А. БОРИСЕНКО: Нет.

К. ЛАРИНА: Нет, неправильный ответ. Кто ещё попробует?

А. БОРИСЕНКО: Строго говоря, некий обжиг был, потому что его поливали ромом и поджигали.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Мне кажется, что его варили.

А. БОРИСЕНКО: Правильно. Его варили в тряпке 8 часов.

К. ЛАРИНА: А почему в тряпке?

В. СОНЬКИН: А как же его ещё сваришь?

К. ЛАРИНА: Чтобы не разваливался. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алла из Москвы.

К. ЛАРИНА: Очень приятно, дорогая Алла, вы тоже книгу получаете замечательную.

А. БОРИСЕНКО: Какое медицинское новшество королева Виктория испытала на себе одной из первых в стране?

К. ЛАРИНА: Страшный такой ответ. Я ответ подглядела. Кто же знает ответ на этот вопрос? Сама она это сделала?

А. БОРИСЕНКО: При помощи врача.

В. СОНЬКИН: Испытала, как пациент, а не как врач.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Мне кажется, она сделала себе прививку.

К. ЛАРИНА: Нет. Ещё пробуем. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте! Это Валерия из Петербурга. Эфир.

А. БОРИСЕНКО: Правильно.

К. ЛАРИНА: Или хлороформ.

А. БОРИСЕНКО: Она очень тяжело переносила роды и охотно согласилась на анестезию.

К. ЛАРИНА: Просто это было предложение обезболивания.

А. БОРИСЕНКО: Появилась возможность анестезии. К этому по-разному относились, но королева Виктория приветствовала этот способ одна из первых, у неё было много детей, она тяжело рожала. И считала это благословением.

К. ЛАРИНА: Всё? Или ещё? Сколько мы вопросов задали?

В. СОНЬКИН: Всего четыре вопроса.

К. ЛАРИНА: Ещё три. Давайте!

В. СОНЬКИН: Вот вопрос, который нам казался сложным, но посмотрим, как с ним справятся радиослушатели. В соборе оксфордского колледжа «Крайс Чёрч» есть витраж, посвященный житию святой Фриде Свиды, мифической основательницы колледжа. На одной из панелей витража, неподалёку от смертного одра Фриде Свиды расположен неожиданный предмет. Какой? А потом, если кто-нибудь ответит, я скажу, почему этот вопрос связан с Викторианской эпохой.

К. ЛАРИНА: Подсказывать не будем?

А. БОРИСЕНКО: Ну, пока не будем. Давайте дождёмся ответа.

К. ЛАРИНА: Ну, давайте. Вдруг кто-нибудь знает. Давайте попробуем.

А. БОРИСЕНКО: Скорее можно догадаться.

В. СОНЬКИН: Он очень необычный для жизни средневековой святой.

К. ЛАРИНА: Попробуем. 363-36-59. Напомню я телефон. Ну что, давайте. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Спасибо. Здравствуйте. Видимо кинжал или стилет.

А. БОРИСЕНКО: Нет. Бытовой предмет.

К. ЛАРИНА: Не оружие.

А. БОРИСЕНКО: Бытовой предмет, которого никак не могло быть в средневековье, но который зато радовал викторианцев.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Глеб из Самары. Ступка и пестик.

А. БОРИСЕНКО: Нет. Относящийся к гигиене.

В. СОНЬКИН: Хорошо, давайте я ещё одну подсказку выскажу. Эти витражи не средневековые. Их создал знаменитый художник в 1858 году.

К. ЛАРИНА: То есть, это новодел.

В. СОНЬКИН: Да, это новодел. И вот в 1858 году в расцвет Викторианской эпохи, этот предмет был последним писком удобства, гигиены и так далее.

К. ЛАРИНА: Ну, давайте попробуем. Алло! Здравствуйте! Говорите пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Может быть это клизма?

В. СОНЬКИН: Близко. Но не совсем.

К. ЛАРИНА: Тепло. Ну, сейчас приблизимся.

А. БОРИСЕНКО: Более глобальный ответ.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте! Если это душ?

В. СОНЬКИН: Тоже нет.

А. БОРИСЕНКО: Очень тепло, но нет.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Наверное, умывальник.

В. СОНЬКИН: Ещё ближе. Но тоже пока нет.

К. ЛАРИНА: Кому-то мы очень сильно помогли. Сейчас должен прозвучать правильный ответ. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Может это ванна?

В. СОНЬКИН: Тоже нет.

К. ЛАРИНА: Ещё. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Баня, может быть?

В. СОНЬКИН: Нет.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Может быть это туалет?

А. БОРИСЕНКО: Да. Это унитаз с устройством, которое спускает воду. Белый унитаз.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Евгения.

К. ЛАРИНА: Ну, это методом дедукции Вы пришли к этому ответу?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Да.

К. ЛАРИНА: Вы откуда звоните?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Московская область.

К. ЛАРИНА: Спасибо Вам большое. Ответ верный. Следующий вопрос.

А. БОРИСЕНКО: Известно, что викторианцы отличались чопорностью и повышенной стыдливостью. Тем не менее, морские купания во времена королевы Виктории вошли в моду. Как викторианским женщинам удавалось купаться на открытых пляжах, не нарушая приличия?

К. ЛАРИНА: То есть, они же не в платьях ныряли в воду?

А. БОРИСЕНКО: Способ входа в воду.

К. ЛАРИНА: Не нарушая приличий. Особенности входа в воду. Пожалуйста. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Насколько я помню, я конечно, не присутствовала. У них были отдельные кабинки для переодевания и специальные купальные платья, они при всём параде входили в воду, в шляпе, в платье.

А. БОРИСЕНКО: Нет, не в шляпе и не в платье. У них были очень закрытые купальные костюмы. Но это не суть вопроса. Вопрос в том, как они входили в воду?

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Мне кажется, что они постепенно входили в воду и постепенно поднимали платье.

А. БОРИСЕНКО: Нет.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Они въезжали в воду в кибитках.

А. БОРИСЕНКО: Правильно. В купальных машинах. Лошади входили в воду, ввозили кибитку на колёсах, в которой находилась дама.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Лев из Петербурга.

К. ЛАРИНА: Но Вы знали?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Нечто похожее уже у нас было в пригорода.

К. ЛАРИНА: Да. Спасибо Вам, дорогой Лев. Это правильный ответ. И комментарий.

В. СОНЬКИН: Я хотел сказать, что некоторые сведения о стыдливости викторианцев слегка преувеличены. Так, например, сейчас исследователи считают, что известный рассказ о том, что они драпировали ножки мебели потому, что это неприлично, это легенда.

А. БОРИСЕНКО: Причём, легенда, которая уже использовалась самими викторианцами. Они таким образом издевались над пуританами Америки. И это тоже было неправдой.

В. СОНЬКИН: Но конечно в воду приходилось входить сложным образом. И последний наш вопрос. Он связан с именем великого учёного, который в этом году отмечает двойной юбилей. Во время знаменитых оксфордских дебатов в 1860 году естествоиспытатель Томас Гексли так ответил своего оппоненту, епископу Уильяму Уилберфорсу: «Я бы предпочёл произойти от обезьяны, нежели от человека, который проповедует предрассудки и невежество». А какой же был вопрос?

К. ЛАРИНА: Пожалуйста. 363-36-59. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Епископ спросил, показав на красивую девушку: «Неужели и красивая девушка произошла от обезьяны?»

В. СОНЬКИН: Нет, неправильно.

А. БОРИСЕНКО: Вопрос был не таким романтичным.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Произошёл от самого этого епископа. Был его сыном.

А. БОРИСЕНКО: Неправильно.

К. ЛАРИНА: Что-то очень грустное Вы нам предлагаете. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Епископ, наверное, спросил его, верит ли он в теорию Чарльза Дарвина.

В. СОНЬКИН: Нет.

А. БОРИСЕНКО: Суть этого вопроса сводилась к этому, но вопрос был другой.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Может он спросил, кто его родители, родственники?

А. БОРИСЕНКО: Почти.

В. СОНЬКИН: Это ещё ближе. Но не совсем.

К. ЛАРИНА: Алло! Здравствуйте! У, какие вопросы у нас заковыристые сегодня! Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Возможно он спросил, произошёл ли человек от обезьяны?

К. ЛАРИНА: Нет, не всё так просто. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Он спросил, согласен ли он считать своим предком обезьяну? И биолог ответил таким образом.

А. БОРИСЕНКО: Почти.

В. СОНЬКИН: Но чуть-чуть некоторых деталей не хватает.

К. ЛАРИНА: Ещё два звонка. Если нет, будем сами отвечать. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Он спросил: «Насколько я знаю, Вы сирота»

В. СОНЬКИН: Нет.

К. ЛАРИНА: И последний звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Я полагаю ,что наверное, вопрос звучал так: «Является ли Ваш отец добропорядочным христианином?»

В. СОНЬКИН: Нет.

К. ЛАРИНА: Совсем последний! Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Я думаю, произошли ли Вы от обезьяны?

В. СОНЬКИН: Тут было много ответов, которые почти правильно описывали ситуацию.

А. БОРИСЕНКО: Последний и за два от этого очень близко.

В. СОНЬКИН: Епископ спросил у Гексли, который потом стал известен, как бульдог Дарвина, он благодаря этим дебатам и завоевал эту кличку. По какой линии Вы сами, уважаемый г-н Гексли, произошли от обезьяны? По материнской или по отцовской?

К. ЛАРИНА: Хорошо! Ну, видите, книга остаётся у знатоков. На этот вопрос ответа не прозвучало. У нас впервые такие необычные вопросы. Но я очень рада. Помучились наши слушатели, но столько интересного все вместе мы узнали.

А. БОРИСЕНКО: По-моему, очень хорошо справились слушатели.

К. ЛАРИНА: А что вы лично узнали? Что для вас было открытием во время работы над этой книжкой.

А. БОРИСЕНКО: Очень много. Мы сами узнали весь этот удивительный мир викторианского детектива. Очень много узнали о викторианской жизни. И очень интересная периодика викторианского периода, который мы изучали очень подробно. Она оказалась совершенно изумительной и визуально и содержательно.

К. ЛАРИНА: Виктор, а Вы?

В. СОНЬКИН: Да тоже очень много, потому что оказалось, что викторианский мир совершенно особенный. Это было время, когда прогресс, идеи прогресса, науки, впервые стали настолько важными, и настолько позитивно наполненными для целой нации, которая в тот момент стояла во главе цивилизованного мира. Ведь в Викторианскую эпоху Англия вошла островным государством, находящемся на периферии европейской политики. А вышла из неё, безусловно, империей, над которой никогда не заходит солнце. Современный мир в значительной степени это порождение викторианской Англии. И осознание этого, благодаря глубокому погружению в Викторианскую эпоху, это важно, чтобы понять, кто мы такие.

К. ЛАРИНА: После сегодняшней передачи я лишний раз убедилась, что выход этой книги – это безусловное событие в книгоиздательском деле. Не знаю, есть ли у нас какая-нибудь премия, «Большая книга» есть, но она сюда не подходит. Здесь сборник авторов. А что у нас есть, Майя? Куда мы можем выдвинуть? «Книгу года»

М. ПЕШКОВА: И премия Зимина. Премия «Династия» за научно-популярное издание. А это и есть та самая популяризация истории, культуры Англии, всего того, что связано с этим островным государством.

К. ЛАРИНА: Но уж точно претендент на звание «Книги года» эта книжка. Я спрашиваю у вас. И что дальше? Вы обязаны ещё что-то подобное сотворить. Диккенса сделать, или страшные рассказы какие-нибудь.

В. СОНЬКИН: Можно до того, как Саша расскажет про наши дальнейшие планы, я скажу такую вещь, которая в английских книжках обычно называется «экноуджемнтс», а по-русски даже слова такого нет. Я хотел бы перечислить тех людей, которые принимали участие в создании этой книги.

К. ЛАРИНА: А у нас хватит времени?

В. СОНЬКИН: Да. Я быстро прочитаю список. Потому что, к сожалению, часто в прессе об этой книге восторженные отзывы, но такое впечатление, что она получилась сама. А кроме нас, в ней принимали участие переводчики: Александр Бердичевский, Мария Виноградова, Анастасия Завозова, Юлия Клеймёнова, Марина Костионова, Игорь Мокин, Алеся Пиуновская, Анна Родионова и Валентина Сергеева. Наш волшебный помощник и консультант Святозар Чернов. Мы очень благодарны издателям Варваре Горностаевой и Сергею Пархоменко. И сменившей их Ольге Морозовой, которая не дала этой книге погибнуть в сложный момент. И нашим дизайнерам, о которых Саша говорила – Андрею Бондаренко и Дмитрию Черногаеву.

А. БОРИСЕНКО: Спасибо, что вы уделили нам время. Но нам кажется очень важным поблагодарить всех этих людей.

К. ЛАРИНА: Конечно. Тем более, я слышу знакомые любимые фамилии. Ну так что, давайте про планы. Даже не про планы, я так понимаю, что аналог какой-то дальше будете продолжать такую серию.

А. БОРИСЕНКО: Да, мы планируем продолжать серию. Мы дальше пойдём в «Золотой век детектива» — это Англия между двумя Мировыми войнами. Это оказалось безбрежное поле. Кажется, что мы лучше знаем этот период, потому что мы знаем многих авторов, но, как всегда, оказалось, что если копнуть поглубже, там оказалось масса совершенно неизвестных русскому читателю авторов прекрасных, и изумительные иллюстрации в журналах. И масса всего интересного. И у нас собралась новая команда из нашего переводческого семинара. И часть людей старой команды тоже принимают участие. И работа уже вовсю идёт очень интенсивно.

К. ЛАРИНА: Ну, подождите. А только вы на англоязычной литературе остановились?

А. БОРИСЕНКО: У нас семинар перевода с английского на русский. У нас в томе не только Холмс, соединены американские и английские детективы, поскольку литературный процесс ещё во многом был единым. Уже после Первой мировой войны это не так. Они совершенно расходятся. И каждый идёт своей дорогой, под одной обложкой делать американский и английский детектив нельзя. Поэтому пока мы делаем английский.

К. ЛАРИНА: Как-то хочется на кафедру французской литературы пробраться уже. Мне кажется, там тоже есть много чего интересного.

В. СОНЬКИН: Да и в русской литературе много вещей, про которые забыли несправедливо.

К. ЛАРИНА: Ну да, потому что у нас было такое увлечение советской литературой. Я знаю, что издательство «АдМаргинум» издавало целую серию про всяких там майоров Прониных и прочее. Причём, с такими рисунками, которые сопровождали первые издания этих брошюр советского детектива. Мне кажется, это правильное направление, такие вещи нельзя выкидывать просто. Я думаю, что и в русской литературе, тут уж не вам говорить, филологам, вы-то знаете точно, что и в русской литературе 19 века наверняка есть ещё нераскрытые имена, которые забыты. В журналах, в какой-нибудь «Ниве» покопаться, там массу чего можно обнаружить.

А. БОРИСЕНКО: Безусловно.

К. ЛАРИНА: Огромное вам спасибо. Я ещё раз назову книгу – «Не только Холмс. Детектив времён Конан Дойла». На обложке вы увидите портрет знаменитого сыщика, но он так перечёркнут. Это что значит? Здесь не он.

А. БОРИСЕНКО: Это шутка. Холмсианцы возмутились, что этот знак означает «Только не Холмс». На самом деле это просто шутка. И это подчёркивает, что мы о других авторах.

К. ЛАРИНА: Судя по тому, как эта книга оформлена, я предполагаю, что вы думали, что это будет серия, потому что этот корешок должен в ряду похожих стоять, да?

В. СОНЬКИН: Мы на это очень надеемся.

А. БОРИСЕНКО: Да, и нам бы этого очень хотелось. И вопреки этому пессимизму, что перевод все критикуют и говорят, что он погибает, я хочу сказать, что наши студенты, с которыми мы работаем, невероятно талантливые, увлечённые профессиональные люди, и я считаю, что это надежда нашего перевода.

К. ЛАРИНА: Платить надо за перевод! Платить надо за такую работу. Нельзя унижать человека такими деньгами. Это просто неприлично. Как бы вы там ни говорили про неразборчивые читатели тому виной, я с этим не согласна. Издательство несёт на себе эту ответственность.

А. БОРИСЕНКО: Да, но если бы читатели не покупали плохие переводы…

К. ЛАРИНА: А как определить? У вас есть совет обывателю? Обывателю не в уничижительном смысле этого слова, а как человеку, который не знаком с тонкостями перевода. Он не знает автора, он открывает книжку, как ему понять, хороший это текст или плохой?

А. БОРИСЕНКО: Это не то, чтобы совет обывателю. Мы думаем, что причина в том, что у нас практически не существует разумная переводческая критика, на которую мог бы ориентироваться читатель. У нас либо совершенно огульные обвинения или такие же, совершенно немотивированные восхваления.

В. СОНЬКИН: Чаще всего про перевод вообще забывают, как будто книжка сама появилась на русском языке.

А. БОРИСЕНКО: Да. Мы думаем, если бы была действительно грамотная, сдержанная, мотивированная переводческая критика, на которую читатель мог бы полагаться, это помогло бы делу. Вот Григорий Дашевский, прекрасные пишет статьи о переводе. А больше я и не знаю.

К. ЛАРИНА: Ну что ж, вы подарили нам сегодня тему об отдельной дискуссии, я думаю, что мы такую передачу устроили бы, может быть, с кем-то из вас, с вашим участием, с Сашей Гавриловым и с упомянутым критиком. Дашевский?

А. БОРИСЕНКО: Это поэт, переводчик, критик.

К. ЛАРИНА: Это тема, которую стоит обсудить отдельно. Спасибо вам большое. Александра Борисенко и Виктор Сонькин, издательство «Иностранка». «Не только Холмс. Детектив времён Конан Дойла» Спасибо.

В. СОНЬКИН: Спасибо.






Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

akatov12 03 мая 2009 | 18:54

Британия стала лидером человечества раньше т.е. после 7-летней войны в 18 веке, и остается им и сейчас в качестве мозгов ее элиты и через своих детей- бывших колоний. Я отличаю английского(серьезного) и
американского(развлекателя) автора через 2 страницы текста, даже если фамилия Смит из Кембриджа
при названии,скажем, "Virtual history".


christie2008 04 мая 2009 | 11:58

Не надо вводить в заблуждение!
Цитата:
В. СОНЬКИН: Баронесса Орци, например. Она очень известна, как автор многотомного романа о приключениях французского аристократа, бежавшего от французской революции в Англию. Он называется «Алый первоцвет», это псевдоним главного героя. И это до сих пор есть мюзикл на эту тему. Она осталась знаменита, благодаря этой серии, а не детективным рассказам.

Не надо вводить в заблуждение.
Scarlet Pimpernel,он же в русском переводе Алый Первоцвет,это Сэр Перси Блэкни,английский аристократ.Да,он был женат на француженке и среди его помощников во Франции был родственник его жены.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире