'Вопросы к интервью
12 апреля 2009
Z Книжное казино Все выпуски

Российский благотворительный фонд помощи хосписам «Вера» и издательство «Эксмо» представляют «Книгу, ради которой объединились писатели, объединить которых невозможно»


Время выхода в эфир: 12 апреля 2009, 13:10

К. ЛАРИНА: 13:14, мы начинаем наше традиционное воскресное «Книжное казино». Сегодня идём по следам событий. Буквально в прошлую передачу «Все на выход» Майя рассказала о выходе книжки «Книга, ради которой объединились писатели, объединить которых невозможно». Книга, как благотворительная акция. И сегодня мы эту книгу представляем, у вас есть возможность её получить в качестве приза, подарка. Наши гости – Андрей Вавилов, редактор-составитель. Здравствуйте, Олег. Вера Миллионщикова – руководитель первого московского хосписа. И Андрей Геласимов, прозаик, участник этого проекта. Мы ещё должны созвониться с Григорием Чхартишвили. Он здесь уже, да? Алло! Здесь?

Б. АКУНИН: Здесь. Я Вас слышу.

К. ЛАРИНА: Здравствуйте, Григорий. Григорий Чхартишвили или Борис Акунин – тоже один из участников этого проекта. Раз у нас на связи Григорий, давайте мы с ним и поговорим для начала. Я, честно говоря, могу сказать, что я об этой книге узнала от Григория Чхартишвили. Он рассказал мне об этом проекте. Мы и собирались по этому поводу здесь собраться. Григорий, расскажите, что для Вас было важно в этом проекте, и как Вы о нём узнали?

Б. АКУНИН: Организатором этого проекта был Олег Вавилов, идея мне кажется совершенно замечательной. Дело в том, что сейчас в условиях этого самого кризиса экономического, я думаю, что благотворительные ресурсы частных компаний, корпораций, которые никогда не были особенно велики и щедры, будут стремиться к нулевой величине. И это значит, что эта самая общественная нагрузка, назовём её так, которую всё равно нужно выполнять, она ляжет на обычных людей, на обычных членов общества. И в этом смысле выпуск такой книжки, когда каждый может внести свою лепту, и этих людей может быть сколько угодно много – это замечательное начинание.

Было бы очень здорово, если бы эта инициатива получила дальнейшее развитие, выходили бы такие сборники, проходили бы благотворительные концерты, выставки, и тогда можно будет купить билет, купить книжку. И это всё идёт на совершенно внятное, ясное и хорошее дело.

К. ЛАРИНА: Скажите, пожалуйста, а почему писатели, которые здесь объединены под одной обложкой, в принципе, объединиться не могут?

Б. АКУНИН: Потому что писатели – это очень индивидуальная профессия. Я вообще не считаю, что писателю надо с кем-то объединяться. Например, Союз писателей прекратил своё, в общем, существование, и бог с ним. Во-вторых, тут под одной обложкой собраны писатели, придерживающиеся очень разных общественных взглядов, в том числе и эстетических взглядов. Я не буду называть какие-то имена.

К. ЛАРИНА: Да, мы назовём их чуть позже обязательно.

Б. АКУНИН: Я не буду называть имена, с которыми я не стал бы участвовать ни в каком ином объединении, кроме как в благотворительной акции. И это тоже важно, потому что есть какие-то ясные инициативы, ради которых можно объединить очень разных людей, которые ни в каких других обстоятельствах не станут даже друг с другом разговаривать. А это – да. Это тема, ради которой ты готов объединиться с кем угодно, а значит у нас есть что-то общее, значит, мы в принципе можем. Это касается в меньшей степени писателей, в большей степени – политических материй.

К. ЛАРИНА: И ещё один вопрос к Вам, Григорий. Что касается непосредственно литературы. Каким образом, какое произведение Вы сюда представили? Специально ли оно написано для этой книги или это то, что у Вас ранее выходило?

Б. АКУНИН: Нет, это, собственно говоря, текст, который ранее не выходил. Он публиковался только во французской газете «Фигаро». Это первая глава из повести, которая не опубликована и даже ещё не написано. Это для меня что-то новое. Это для меня вещь экспериментальная.

К. ЛАРИНА: Практически это первая публикация в книге.

Б. АКУНИН: На русском языке да.

К. ЛАРИНА: Хорошо. Спасибо Вам большое. Больше не будем Вас держать на линии. Спасибо. Это Григорий Чхартишвили, а мы возвращаемся сюда, в студию. И наверное, стоит назвать уже всех участников проекта. Борис Акунин и Андрей Геласимов, а так же Владимир Войнович, Борис Гребенщиков, Евгений Гришковец, Виктор Ерофеев, Александр Кабаков, Эдуард Лимонов, Владимир Маканин, Марина Москвина, Виктор Пелевин, Людмила Петрушевская, Захар Прилепин, Дина Рубина, Дуня Смирнова, Владимир Сорокин, Татьяна Толстая, Людмила Улицкая, Макс Фрай, Александр Хургин, Леонид Юзефович.

Я думаю, что у Олега надо спросить, как выбирали авторов? Как клич бросали?

О. ВАВИЛОВ: Как такового клича мы не бросали, мы обращались к каждому из авторов персонально.

К. ЛАРИНА: То есть, вы знали, к кому обращаться, сами делали себе список примерный?

О. ВАВИЛОВ: Список первоначальный был.

К. ЛАРИНА: Издательство «ЭКСМО», я не сказала!

О. ВАВИЛОВ: Да, благодаря издательству «ЭКСМО» появилось в свет.

М. ПЕШКОВА: И я даже полагаю, что благодаря г-ну Новикову, директору, который является всегда инициатором таких проектов и поддерживает их всячески.

О. ВАВИЛОВ: Я хочу сказать, что это уже третье издание, я такую тайну открою, потому что до этого было ещё два издания этой же книги. Но они отличались от того, что сейчас вышло в массовый тираж. Первое издание было в количестве двух экземпляров, оно было продано на аукционе благотворительном. Это было в октябре в рамках Нового года благотворительного. Второе издание вышло к Новому году, оно вышло в рамках благотворительности вместо сувениров, это был тысячный тираж, там авторов было больше. К сожалению, в третьем издании, в массовом, их стало немножко меньше. Но на то была чисто техническая причина.

Мы, конечно, благодарны всем авторам, которые приняли участие, и всем тем, кто не смог принять участие. На самом деле желающих было больше. Тоже немножко открываю завесу этого сборника.

К. ЛАРИНА: То есть, может будет второй том?

О. ВАВИЛОВ: Надеюсь, что это начало безусловно, потому что книжка стала жить своей жизнью, и проект стал жить своей жизнью.

К. ЛАРИНА: И про литературу тоже к Вам вопрос. Ставили ли вы какие-то условия писателями?

О. ВАВИЛОВ: Первоначально мы думали, что мы зададим некую тему, обратимся с некой просьбой ко всем авторам, чтобы что-то рассказали о теме, близкой к хосписам, о смерти, о жизни, о том, как с этим надо жить, встречаться, о мужестве. Но потом по зрелому размышлению мы поняли, что не совсем правильно задавать жёсткие рамки для столь разных авторов. И наверное, стоит просто обратиться к автору и объяснить ему эту тему, и на его уже усмотрение получить отклик такой, насколько автор сам понимает эту тему. И по-моему, получилось даже лучше, чем мы задумывали. Потому что все авторы разные, и тот спектр, который есть в этой книге, от смеха до слёз, от каких-то светлых до грустных произведений, от серьёзных до вполне юмористических.

Он и составляет ту гармонию, которая в этом сборнике присутствует. Книжка получилась интересной.

К. ЛАРИНА: А важно, была публикация уже данного произведения или нет?

О. ВАВИЛОВ: Мы просили автора дать новое произведение для этого сборника. Кто-то написал, кто-то действительно дал неопубликованное. Собственно говоря, кто-то из авторов сказал, что он не совсем готов сейчас принимать участие с новыми произведениями в силу ряда причин, но от всей души представил, я думаю, что своё самое любимое сюда. По крайней мере, любимое. Я к Андрею Геласимову обращаюсь.

А. ГЕЛАСИМОВ: Здесь находится мой рассказ «Жанна», он написан давно, выдержал несколько публикаций в разных сборниках и в моих книгах. У меня не было сомнений, когда Олег мне написал, что будет этот рассказ, поскольку лучше я не напишу. А для этой книги мне хотелось самое лучшее. И тема мужества и то, как человек преодолевает совершенно отчаянную ситуацию, и та мысль, что и во тьме свет светит, лучше рассказа я бы не смог написать, поэтому я отдал то, что было на эту тему.

М. ПЕШКОВА: Я добавлю полслова. Это действительно рассказ, который может поставить на ноги, когда буквально перетягивает горло и пересыхает.

К. ЛАРИНА: Майя, когда эту книжку представляла в эфире, не могла сдержать слёз. Я впервые видела, как человек не может справиться с эмоциями, насколько её поразил сам факт выхода этой книжки.

М. ПЕШКОВА: Я так рада, что именно «Жанна» попала в этот сборник! Это рассказ, он трагичен изначально, о 17-летней девочке, матери-одиночке, с калекой-ребёнком, и как это потом поднимается до таких высот! Простите, что я это при Вас говорю, Андрей. Наверное, я не имею права. Но я считаю, что из рассказов ныне здравствующих авторов, это один из самых сильных. И спасибо, что Вы его дали именно в этот сборник.

А. ГЕЛАСИМОВ: Да я здесь не при чём, Господ захотел.

К. ЛАРИНА: Вера Васильевна, расскажите теперь про отдачу. Была предыстория, что это третье издание. Что произошло? Это имеет какой-то смысл? Ощутимый.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Ощутимый смысл мы имеем в рублёвом эквиваленте. Майя тут немножко сказала на прошлой передаче, назвала чудовищную цифру, я испугалась – 35 млн. назвала Майя. По тысяче рублей за книжку.

М. ПЕШКОВА: У меня «тройка» по математике.

К. ЛАРИНА: Ты за одну книжку такую цену назвала?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Это, конечно, дало ощутимый результат. Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера», это принесло 3,5 млн. рублей только этот тираж, 1 млн. почти предыдущий тираж, и 10,5 тысяч евро те два ручных в фонд помощи хосписам. Это, конечно, очень хорошие деньги. И фонд их потратит прозрачно, всем хосписам, которым он помогает, которые соответствуют уставу. Но это обязательно всё произойдёт. Это очень ощутимая помощь для всех.

К. ЛАРИНА: Вы книжку прочитала?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Да. Книжка потрясающая! Как правильно сказал Олег, что там спектр всего того, что происходит в жизни. Мы в жизни смеёмся и грустим, и хороним, и обижаемся, и переживаем. И вот эта книжка – это жизнь. Вот та жизнь в её разнообразии, которое есть. Прямо настоящая хосписная книга, потому что глубокое заблуждение, многим присущее, что хоспис – это дом смерти. Хоспис – это дом жизни до конца. И там живут всеми теми переживаниями, и живут такие люди! Очень мужественные, очень слабые, очень стойкие, жизнестойкие. Самые разнообразные люди живут, и переживают самые разные эмоции. Это в книге всё есть.

Эта книга потрясающая. Я безумно благодарна авторам, абсолютно всем. И не только я, весь мой коллектив, и не только мой. Сейчас книга пойдёт, она действительно зажила. И я, с моей интуицией, предполагаю, что она будет жить совершенно самостоятельной жизнью. Но это жизнь светлая. Я уверена, что эта жизнь позволит развиваться хосписному движению, и разбудит главных врачей хосписов, и особенно инерционных чиновников, которые стараются читать и быть в курсе событий. Они стараются соответствовать времени.

Имена-то какие! Загляденье! Цвет литературы сегодняшней. Заставит их тоже думать о том, в каких городах надо открыть, обязательно надо открыть.

К. ЛАРИНА: А сама книжка попадёт в хоспис для ваших подопечных, чтобы они могли прочесть.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Я думаю, что нашим подопечным…

К. ЛАРИНА: Они же читают?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Читают. Мало, к сожалению. Но мы просто устроим чтение вслух. Андрюша обещал придти в хоспис.

А. ГЕЛАСИМОВ: Я приду обязательно.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Мы это сделаем в виде встреч и рассказов. Я хочу сказать, что мы с Верой Васильевной давно знакомы, я даже возьму на себя смелость, по-моему, мы встречались, когда это только всё начиналось, когда Александр Ильич Музыкантский, префект ЦАО, привёл к нам в студию Веру Васильевну, и мы впервые это слово вслух произнесли, слово «хоспис». Это был какой год?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Я думаю, 1994 или 1995 год.

К. ЛАРИНА: О том, как изменилось отношение общества и изменилось ли оно вообще к хосписному движению, насколько оно распространено в стране нашей, мы поговорим во второй части передачи. Мне как-то неловко задавать вопросу и устраивать викторину по этому поводу. Я предлагаю сделать наоборот. Я предлагаю нашим слушателям, тем кто хочет получить эту книгу в подарок, вы на смс по номеру +7-985-970-45-45 присылайте ваши вопросы. Есть что спросить у этих людей, я думаю, прежде всего, у Веры Васильевны. Присылайте вопросы, оставляйте свои координаты, мы обязательно книжку подарим. Сколько у нас экземпляров?

М. ПЕШКОВА: Восемь.

К. ЛАРИНА: Отлично. Новости слушаем, потом продолжим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Ещё раз называю книгу, о которой мы сегодня говорим, «Книга, ради которой объединились писателей, объединить которых невозможно», издательство ЭКСМО. И, как обратили мы внимание сейчас, на задней обложке книги написано «Средства от реализации книги будут направлено в фонд помощи хосписам «Вера». Напомню нашим слушателям номер, по которому можно отправлять вопросы нашим гостям — +7-985-970-45-45. В студии Вера Миллионщикова, руководитель 1-го московского хосписа, Андрей Геласимов, прозаик и Олег Вавилов, редактор-составитель.

Я могу просто прочитать первый вопрос, который пришёл, они идут параллельно. Я думаю, что не сильно отличаются от тех вопросов, которые мы бы вам задали, дорогие друзья. «Уважаемые ведущие, я узнала об этой книге из «Новой газеты», уже обзвонила книжные магазины. Найду и куплю обязательно. Будет ли следующий выпуск? Нельзя ли реализовывать через газетные киоски? И почему эти писатели не объединились бы? Ведь они все очень любят жизнь» — Татьяна из Оренбурга. Борис Акунин частично ответил на этот вопрос, я думаю, Андрей может быть тоже ответит.

А. ГЕЛАСИМОВ: Вы знаете, Вера Васильевна только что сказала, что она очень благодарна писателям. Но я в свою очередь хотел бы сказать, что я очень благодарен организаторам этого проекта, потому что, как обычный обыватель, я смотрю телевизор, вижу, что проходят какие-то акции, люди помогают, рассказывают какие-то очень тяжёлые истории, очень трудно иногда удержать слёзы. И говорят: «Придите туда-то, принесите вещи или сдайте деньги».

И по лености, по бытовой занятости ты не всегда находишь время это сделать. Ты успеваешь пережить эмоциональный момент в момент этой новости печальной, но потом у тебя не хватает элементарного мужества. И вдруг здесь эти люди, которые сидят рядом со мной, дали мне такую возможность быть лучше. Дали это сделать прямо внутри моей профессии.

К. ЛАРИНА: Дали возможность быть Вам лучше.

А. ГЕЛАСИМОВ: Чуть-чуть хотя бы, чем я себе кажусь. И от этого, конечно, я ужасно им благодарен. Я думаю, что это же испытали и все остальные авторы. А потом, создан замечательный интерфейс, ведь не я один ленюсь пойти и отнести что-то, отдать что-то, много народа ленится. А теперь нужно просто дойти до магазина и просто купить книжку. И ты точно знаешь, что ты приобрёл с одной стороны литературный продукт, но с другой стороны ты пожертвовал на хорошее, благое дело.

К. ЛАРИНА: И в этом вопросе есть несколько к Олегу адресованных: «Будет ли следующий выпуск, нельзя ли реализовывать через газетные киоски?» Я не очень понимаю, зачем. Самый распространённый вопрос – где она продаётся.

О. ВАВИЛОВ: Что касается того, где она продаётся. Наверное, по всем книжным магазинам.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: В «Москве», в «Библио-Глобусе».

О. ВАВИЛОВ: Я с радостью хочу сказать, что я смотрел рейтинги продаж на прошлой неделе. Книга входит в десятку крупнейших магазинов по продажам. Это очень приятно, что люди её заметили. Насчёт газетных киосков ничего не могу сказать. Распространением книги занимается ЭКСМО.

К. ЛАРИНА: А по стране.

О. ВАВИЛОВ: Я думаю, что издательство ЭКСМО имеет достаточно широкую сеть реализации по всей стране. Насколько я знаю, это Украина, Казахстан, ближнее зарубежье. По-крайней мере, с Украины поступили первые отклики по поводу этой книги. Что касается продолжения этого проекта, я могу точно сказать, что будет аудио-книга.

К. ЛАРИНА: А кто будет читать, сами?

О. ВАВИЛОВ: Большую часть произведений читают сами авторы. Мне кажется, что это тоже интересно, услышать голос самого автора, читающего своё произведение. Я надеюсь, что эта аудио-книга выйдет очень скоро, может быть даже в следующем месяце. Так что спрашивайте, ищите, смотрите. А в продолжение проекта хочу сказать, что эта книжка выйдет на английском языке в США.

К. ЛАРИНА: А есть такие аналоги вообще где-нибудь? Или это ваше изобретение?

О. ВАВИЛОВ: Вы знаете, насчёт аналогов очень интересная история, потому что когда создавался этот проект, этой идее уже 2,5 года. Всё это делалось не так быстро, как вы понимаете, мы думали, что мы первые, и аналогов нет. И вот когда уже книжка первая вышла, президент фонда «Вера» нашла в Интернете, папа её нашёл такую книгу «Воспоминания князя Мещерского».

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Князь Мещерский пишет, что во время голода 1847 года, по-моему, я боюсь быть неточной.

О. ВАВИЛОВ: 1963 года.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Писатели совершили вот такую акцию. Такие писатели, как Тургенев, Достоевский, Салтыков-Щедрин, Гоголь, Некрасов, Толстой. Совершили акцию под названием «Складчина», к голодающим Самарской губернии. Тогда эта книжка продавалась по три рубля.

О. ВАВИЛОВ: Вышла прекрасная книга толщиной в 500 страниц, продавалась по три рубля. И собрали больше 10 тысяч рублей, которые пошли в помощь голодающим крестьянам Самарской губернии. И последняя фраза, которая стоит – никогда до этого, и насколько я знаю, после этого, — пишет князь, — русские писатели ещё не объединялись для столь благого дела. Нас это, конечно, очень поразило.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Так что это очень хорошая передача, хорошая эстафета. Правда, поздняя, но хорошая.

К. ЛАРИНА: Теперь по поводу хосписов есть много вопросов. Но для начала давайте то, что я заявила перед Новостями. За эти 15 лет существования вашего хосписа изменилось ли отношение общества к этой проблеме?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Вы знаете, меняется, конечно, трудно. Но меняется. Всё-таки, плоды есть незначительные, не очень крупные плоды, общество стало больше принимать, хотя может быть нам бы хотелось, чтобы это происходило быстрее. Это всё происходит. Принимают. Например, в Москве сейчас 8 хосписов, будет 10. Разговор всегда идёт о 1-ом московском хосписе, но потому что он самый старый, нам 15 лет, наверное, поэтому. Их 8. Они комфортабельные, по проекту, по распоряжению мэра в каждом административном округе на сегодняшний день, кроме Востока и Запада, нет пока ещё, но будут построены, эти хосписы. Комфортабельные здания, они там так же работают, как и мы, с тем же контингентом больных. Они так же нуждаются, я думаю, в благотворительной помощи.

К. ЛАРИНА: То есть, финансирования бюджетного всё равно не хватает.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Вы знаете, нет. Нельзя прибедняться московским медикам. Московские медики, в отличие от медиков Ярославля и вообще России, получают достаточные деньги, благодаря заботе нашего правительства. Они получают приличные деньги. Но не хватает на то, чтобы, как в хосписных заповедях, обстановка должна быть приближена к домашней.

К. ЛАРИНА: То есть, на быт не хватает деньги.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: На кремы, на памперсы, на шампуни, на дополнительную еду, на красивые, хорошее бельё, не на белое, которое стандартное, на цветы, на территорию. И поэтому, когда мы говорим о кризисе и о том, что такое благотворительность, это же не только деньги. В итоге это, конечно, экономическая составляющая благотворительности, но это не только деньги. И поэтому я призываю всех дорогих слушателей «Эха Москвы», всех дорогих москвичей. В ваших административных округах есть хосписы. Подумайте, сейчас Пасха приходит, может быть, поздновато обращаюсь к вам.

Но убирать никогда не поздно, поддерживать чистоту. Уберитесь у себя дома, около своего подъезда, и пойдите в хоспис, предложите свои услуги по уборке территории. Посадите там кустарники, если вы на даче что-то выкапываете, придите с этим кустарником. Придите с цветочной рассадой в хосписы, и предложите там это посадить. Помойте окна, предложите себя. Пенсионерки часто не знают, куда себя приложить, страдают от депрессии от того, что не знают, куда себя деть. Пойдите! Не надо идти к больным, если вы их боитесь, это нормально.

К. ЛАРИНА: Откуда такой страх, Вера Васильевна? Страх перед чужими трагедиями он доминирует. То, о чём говорил Андрей, когда происходят новости, или человек слышит объявление по радио или по телевидению показывают больных детей и публикуют счёт. И каждый не пойдёт не потому, что ленится или некогда, или нужно какие-то усилия предпринять для этого, но человек от этого закрывается, он старается подумать: «Господи, слава богу, не со мной».

А. ГЕЛАСИМОВ: Он не хочет пустить это в жизнь.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Во-первых, жизнь трудна, во-вторых, никуда мы не денемся, мы действительно стали обществом потребления, не сочувствующим, особенно в Москве это заметно. Очень агрессивны. И москвичей маловато в Москве осталось. Учить некому, учиться не у кого. Это существенно. И поэтому люди не хотят думать о плохом. Это неправильно. Потом то, что льётся ото всюду, ведь что ни возьми, включая «Эхо Москвы», извините, один негатив. Если говорить о Новостях.

К. ЛАРИНА: Ну, такая страна, что делать.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Но мы же с вами говорим о позитивном.

А. ГЕЛАСИМОВ: Таково ещё устройство новостных выпусков.

К. ЛАРИНА: Тут я могу с Вами поспорить. Новости – это Новости. Нужно говорить о передачах. Я про телевидение. Тут можно говорить. Новости давайте оставим такими, какими они являются.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Ну, что поделаешь, мир жесток. И люди, конечно, не хотят этого слышать, они хотят посмеяться. Но дело ещё и в том, что всё можно развивать и в наших с вами это силах. СМИ, создание фонда, где призывают придти добровольцев.

К. ЛАРИНА: А приходят к вам, кстати? Много у вас волонтёров?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Волонтёров человек 70. Но, конечно, не приходят все 70 сразу.

К. ЛАРИНА: А кто эти люди? Можно как-то их описать?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Люди самые разнообразные. У нас волонтёрами становятся абсолютно все, кто желает работать у нас. Они проходят добровольческий срок, мы берём их или не берём, 60-часовой добровольческий срок. Они приходят только днём, чтобы не приходить в субботу и воскресенье, вместе с персоналом друг друга узнают, мы им либо отказываем или берём. Мы не всех волонтёров берём. Там есть целый ряд ограничений, после тестов и собеседований. В основном это молодёжь. Есть волонтёры, 6 человек постоянных около нашего добровольца, священника отца Христофора, который приходит к нам, это его постоянная команда.

И есть постоянные волонтёры, кто-то кормит больных на дому, в выездной службе. Кто-то помогает по уборке территории, кто-то помогает пылесосить, кто-то делает в хосписе… Делают самую разнообразную работу. В день обычно бывает 3-4 волонтёра, 2-3 волонтёра. Мало.

К. ЛАРИНА: А чем они руководствуются?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Мотивы… Мы берём, конечно, тех людей, прежде всего милосердных, с большим сердцем, с большими ушами, умеющих слушать и любить. И руководствуются они желанием помочь. Но часто, кого приходится отсеивать, это люди, которые хотят узнать, что такое смерть, боятся канцерофобии.

А. ГЕЛАСИМОВ: Такие есть?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Большинство.

А. ГЕЛАСИМОВ: То есть, они приходят с исследовательской целью.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Самые разнообразные цели. Одна из них – это исследовать. Как я буду умирать. А есть ещё люди, которые приходят и говорят: «Я научу умирать». Ну, это полный атас.

А. ГЕЛАСИМОВ: Миссия такая.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Да, у него такая миссия, как будто он восьмую жизнь живёт.

А. ГЕЛАСИМОВ: Ну, это диагноз.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Таких людей много приходит. Конечно, опыт наш профессиональный показывает, что от них надо отказываться сразу. Волонтёры – люди очень симпатичные, не защищены нашим государством никак, у нас ничего по добровольцам нет. Мы стараемся их накормить, приветить, в общем, стараемся что-то делать.

К. ЛАРИНА: Вопрос от слушателей – почему нет детских хосписов. Принимаете ли вы детей?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Хороший вопрос. Детский хоспис есть в Санкт-Петербурге, уже открылся. Один детский хоспис в России, слава богу, появился. Слава богу, болеет детей не так много, но даже один заболевший ребёнок требует самого повышенного внимания. Сейчас существует в Солнцева детский центр, где есть отделение поллиативного лечения. И там есть пять коечек. И им в перспективе, боюсь сглазить, надо постучать… есть тут дерево, ну, постучим по дереву три раза, им обещают помещение в заповедной зоне. Это много делает фонд Чулпан Хаматовой для этого. В заповедной зоне Лосиноостровского обещают здание под детский хоспис. Он будет.

Уже было несколько конференций с резолюциями. Департамент здравоохранения Москвы в этом принимает участие, мы все стараемся, чтобы детский хоспис был. А пока из хосписов по направлению Департамента здравоохранения дети из РДКБ или из других мест попадают в 1-ый московский хоспис. И получают там помощь.

К. ЛАРИНА: Про книгу Наташа спрашивает: «Не получилась ли книга очень печальной? Как выбирались тексты?» Несколько повторяет вопрос, но вектор мне кажется интересный.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Не получилось точно.

К. ЛАРИНА: Когда кажется, что книга тематическая, книга скорби. Это так?

О. ВАВИЛОВ: Нет, абсолютно.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Нет, прочтите Дуню Смирнову, Татьяну Толстую. Ну, хулиганки просто! Там обхохочешься, что у одной, что у другой.

О. ВАВИЛОВ: Книга получилась светлая.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Она очень светлая! Она такая светлая, как мы живём. В семье ведь по-разному бывает. Вот и книжка такая. И поссорились, и помирились, и поплакали.

М. ПЕШКОВА: Можно спросить вас? Двадцать три тысячи человек ежегодно умирает в Москве от рака. За каждым человеком, который лежит в вашем хосписе, я имею в виду за каждым пациентом, стоит 12 человек его родственников. И я знаю, что вы понимаете родственникам пережить эту трагедию. Деньги, которые придут от реализации этой книги, каким-то образом помогут ли родным пережить эту трагедию?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Это дела фонда. Фонд помощи хосписам. Я должна сказать не в защиту фонда, а для информации. Фонд уже помогает не только нашему хоспису. Он помогает в Москве 1-ому московскому, в Санкт-Петербурге Лахтинскому хоспису, он помогает двум хосписам в Ярославле, хоспису в Туле. И сейчас в программе, проект есть помощи открывающемуся хоспису в Липецке и в Нижнем Новгороде. В это входит как помощь родственникам, например, на примере нашего хосписа, у нас тоже есть свой внебюджетный расчетный счёт, и мы или складчиной мы в хосписе, когда надо кого-то похоронить, материально, мы помогаем сами.

Фонд помогает только детям. Только детям фонд помогает. Это мы с фондом Чулпан Хаматовой, фонд помощи хосписом «Вера» приняли такое решение, что помогать детям и семьям детей. И вот сейчас лежит Настенька, и люди идут, идут, адресно просто приносят в семью деньги, переводят что-то на сберкнижку этой девочке. И фонд даёт деньги. Помогать решили только детям. А взрослым прежде всего психологическая помощь. Это очень яркая работа и оценка нашей деятельности – это когда человеку бывает очень трудно переступить порог хосписа после потери близкого, и сразу видишь, что он пришёл на 9 дней, на 40, принёс торт, вино: «Давайте помянем». Это очень трогательно, что он к нам пришёл помянуть. И мы садимся за стол и поминаем.

Но мы видим, что это очень трудно. А есть люди, которые легко это делают. Они остаются у нас потом в добровольцах даже, что противоречит нашим правилам приёма добровольцев. Потеряв, у нас нужно минимум год по правилам ждать. Но есть, что мы видим, что его надо взять, этого человек.

К. ЛАРИНА: Вера Васильевна, здесь очень много предложений помощи. Вот пишет Алия: «Могу почитать книгу. Могу ли я предложить свои услуги по чтению вашей книги в хосписе?»

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Да ради бога! Мы будем рады.

К. ЛАРИНА: Многие предлагают свою помощь, спрашивают, как это сделать? Просто приехать и всё.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Приезжайте, поговорим, расскажем. Улица Доватора, 10. Это метро Спортивная, выход из последнего вагона из центра, сразу налево красивый кирпичный, красный забор – это территория хосписа. Мы работаем с 9 до 18 лучше всего приходить. Но для посещений мы 24 часа в сутки.

К. ЛАРИНА: «Мой ребёнок инвалид, — пишет Ольга, — отношение людей часто брезгливое. Посоветуйте, как относиться к таким людям?»

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Их надо только пожалеть.

А. ГЕЛАСИМОВ: Я думаю, надо им прощать.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Прощать, любить и жалеть этих людей.

А. ГЕЛАСИМОВ: Сил, конечно, много требуется, чтобы такое простить. Но надо искать в себе силы. Господь даёт крест и даёт силы, чтобы его нести.

К. ЛАРИНА: Ещё один вопрос от Елены: «Как вы считаете, можно ли приводить подростков в больницы, приюты, хосписы, чтобы научить думать о тех, кому плохо?»

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Необходимо. И глубокое заблуждение, когда умирает кто-нибудь из родителей или бабушка или дедушка, а ребёнка не берут на похороны. От этого потом получается масса перекосов.

К. ЛАРИНА: Стараются оберегать от того негатива.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Какой же это негатив? Это жизнь. Это отношение. Если ты любил бабушку и дедушку, как же ты его не проводишь в последний путь, как же ты его не поцелуешь, не дотронешься до него, как это всё происходит. Это жизнь. Надо правильно объяснять. Это ложное.

К. ЛАРИНА: Вот интересно, кстати, может быть, кто-нибудь предпринимал такие попытки, не люблю это слово «тимуровское движение», социально ориентированная помощь из школ какие-то группы могли бы вам помогать?

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: К нам приходят детишки с концертами, совсем недавно у нас был концерт, танцевальная группа, ансамбль приходил – 10-11 лет. Это же было поразительно, их мужество. Концерт смотрели больные. И вот как они сначала растеряно собирали себя, видимо, предварительно с ними поговорили руководители, они собирали себя, и не хотели распахивать глаза на тех, кто на них смотрит, а потом вдруг так расслабились, обстановка, видимо, была такая, и очень легко и хорошо. У нас фильм заснят. Они так легко и хорошо это делали, подходили к больным, обнимали их. У больных слёзы на глазах. Это так приятно. Дети должны быть в хосписе.

К. ЛАРИНА: Алексей просит рассказать о других акциях фонда «Вера».

О. ВАВИЛОВ: Наверное, отчасти я начну. Я тут тоже представляю фонд «Вера». Вы знаете, акции на самом деле сейчас – это то, что позволяет фонду как-то находить средства для поддержки хосписов, для того, чтобы действительно помогать. По-другому сейчас не получается. Вот Григорий Шалвович сказал, что какие-то бюджеты рассчитывают на то, что можно просто попросить и дадут… Ну, дают, дают по-прежнему.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Дают, дают люди.

О. ВАВИЛОВ: Но мы поняли, что надо сейчас стучать во все двери, но и самим зарабатывать.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Фонд должен сам зарабатывать.

О. ВАВИЛОВ: Поэтому в наших планах и благотворительные аукционы, и благотворительные концерты, и продолжение темы с изданием книг.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: А что было у нас! У нас было два аукциона известных фотографий. Это первый был в музее архитектуры была акция продажи известных фотографий известных фотографов. С неё я не могу отчитаться за цифры, сказать, какая цифра была, приличные были собраны деньги, они пошли для мальчика больного, который перспективен. Нам мальчика отдали на два дня, сказали, что он умрёт через два дня, а он и сейчас жив, во Франции, слава богу. И ездит на велосипеде, учится, живёт полноценной жизнью. Потом была акция в Музее современного искусства. Государственный Центр современного искусства. Аукцион картин известнейших современных художников. Это тоже была приличная сумма рублей, там вела Дапкунайте.

А. ГЕЛАСИМОВ: Порядка 150 тысяч евро было собрано.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Ну и такие акции, как помощи хосписам, нашему хоспису, я начну даже с Ламинцевского хосписа в Тульской области. Электропроводка полностью заменена, в плачевном состоянии был хоспис. Функциональные кровати куплены, это всё благодаря во многом Чхартишвили. Он взял опеку над этим хосписом в основном. Функциональные кровати, противопролежные матрасы, сейчас закупается кухонное оборудование и посуда в этот хоспис. Затем в Санкт-Петербурге строится, они строят новый хоспис, уже деньги копятся на заявленные фонду потребности этого хосписа будут удовлетворены по мере строительства, пока эти деньги резервированы для открытия этого нового хосписа. На старый они не хотели.

У нас в хосписе позолочен купол нашей часовни фондом. Затем двери входные автоматические сделали. Это тоже большое дело. Много работы. Фонд молодой, но делает много.

К. ЛАРИНА: Отношение к умирающим людям – это отдельная философия, мы об этом с вами говорили много, когда встречались в эфире. Тут есть такой страшный вопрос, я не хочу его целиком цитировать. Смысл в том, что на лечение не хватает, а вы хотите, чтобы мы ещё умирающим деньги давали.

А. ГЕЛАСИМОВ: К сожалению, с этим приходится часто встречаться.

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Я Вам скажу, Наташа Трауберг сказала, что я бы хотела умереть без грязи, без грубости и без боли. Понимаете? Смерть – это завершающий этап жизни. Почему лечение – это ещё жизнь, а смерть – завершающий этап жизни. И в нём всё должно состояться достойно. И все хосписы бесплатные.

А. ГЕЛАСИМОВ: Я могу короткую историю рассказать, которая лично со мной произошла не так давно…

К. ЛАРИНА: Ах, мы уже закончили! Бог ты мой, как жалко! Ну, что делать, простите, ради бога… Как-то так время быстро прошло.

А. ГЕЛАСИМОВ: Мне позвонил один мой старый приятель и сказал, что другой мой старый приятель умирает от рака. Мы давно не общались. И вдруг я понял, что на меня какая-то ответственность легла. Он говорит: «Я не могу ему позвонить. Что сказать человеку в этой ситуации, когда ты знаешь, и он знает, что он уходит?» И я переживал, переживал, потом набрал номер и говорю: «Юра, привет!» И я не слышал этого голоса лет 10 уже. И вдруг на той стороне провода так человек обрадовался. «Привет, как дела!» И мы прошли через этот разговор. Через три дня я получил e-mail от его жены, что он умер, но последние дни он говорил об этом звонке. Вот в чём штука!

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Да, да. Не забывайте этого, что нужно звонить.

А. ГЕЛАСИМОВ: Она говорила, что он очень поднялся духом.

К. ЛАРИНА: Такая же ситуация с Сашей Абдуловым. Мы с ним разговаривали, я очень боялась этого разговора.

А. ГЕЛАСИМОВ: А позвонить трудно.

К. ЛАРИНА: Все же понимают, что он уходит. Но я была поражена какой-то радости такой неподдельной. Думала, о чём говорить с ним? Вообще не хотели говорить с ним про болезнь, говорили про футбол, это было что-то фантастическое… Ещё раз повторяю, «Книга, ради которой объединились писатели, объединить которых невозможно», издательство ЭКСМО, сделайте этот поступок, купите книжку. Здесь есть замечательная одна реплика Наташи: «Купила три книги, отдала в библиотеки».

В. МИЛЛИОНЩИКОВА: Чудесно. Молодец. Спасибо большое, дорогие наши друзья, спасибо нашим слушателям. Ещё раз представлю участников нашего разговора. Олег Вавилов – редактор-составитель книги, Вера Миллионщикова, главный врач 1-го московского хосписа, Андрей Геласимов. Спасибо.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире