'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА: 12 часов и 17 минут. Добрый день еще раз! У микрофона Ксения Ларина, у другого микрофона Майя Пешкова. Майечка, добрый день!

М.ПЕШКОВА: Здравствуйте!

К.ЛАРИНА: Мы начинаем наше традиционное воскресное Книжное казино.

Сегодня в гостях у нас издательство «Амфора», Александр Дронов, директор московского представительства «Амфоры». Здравствуйте, Александр!

А.ДРОНОВ: Здравствуйте!

К.ЛАРИНА: И Николай Сванидзе, телеведущий, журналист и автор книги, не автор книги, а как назвать-то?

Н.СВАНИДЗЕ: Сейчас выясним, что на самом деле не автор, здравствуйте!

К.ЛАРИНА: Действительно, автор и ведущий программы «Исторические хроники» Николай Сванидзе.

Н.СВАНИДЗЕ: Да, да, да 

К.ЛАРИНА: А почему написано здесь, на обложке: «Исторические хроники с Николаем Сванидзе . 1913-1933»? Это, как вы понимаете, период, который охватывает эта книга?

Н.СВАНИДЗЕ: Да, с 13-го по 33 год, первые 20 лет.

К.ЛАРИНА: Вот. Значит, дальше: Издательство «Амфора» и телеканал «Россия» — это понятно.

Марина Сванидзе представляет Николая Сванидзе как героя этой книги.

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, Марина Сванидзе, я сразу скажу, которая на самом деле — Жукова. Сванидзе — для удобства, для удобства читателей, чтобы у читателей не поехала крыша, потому что Марина Сванидзе — это моя жена, самом деле, она не Сванидзе, а Жукова, но в данном случае — Сванидзе. Это, в общем, относительная ложь, потому что только относительная, поскольку она все-таки моя жена. И она — реальный автор, она писала и продолжает писать сценарии, а я выступаю в качестве редактора. А вот автор текстов действительно Марина. Так по-честному.

К.ЛАРИНА: Но, тем не менее, будем считать, что это ваше совместное творчество, поскольку программу мы смотрим, мы ее видим, и в кадре действительно находится Николай Сванидзе как ведущий этой передачи.

И все очень долго ждали, когда появится DYD с дисками, с этими передачами. Каждый раз, когда Николай здесь, на студии, всегда спрашивают: а когда появится на DYD ваша программа?

Но вот на DYD пока не появилось, насколько я понимаю?

Н.СВАНИДЗЕ: На DYD всего появилось несколько серий и все они, к сожалению, в пиратском варианте уже давно продаются, а не в пиратском пока полного комплекта нет, а когда будет, не знаю, врать не буду.

К.ЛАРИНА: Зато появилась вполне себе книга, которую мы сегодня предложим в качестве главного приза нашим слушателям. И, наверное, это вполне закономерно, что эта книга появилась, поскольку не только есть, что написать, но и есть, что показать — есть замечательный иллюстративный материал. Там есть совершенно уникальные фотографии.

Ну, собственно, я думаю, давайте мы с этого начнем. Вообще, откуда идея возникла? Это была инициатива авторов, или все-таки издательство предложило? Давайте мы попробуем. Именно в книжном варианте?

Н.СВАНИДЗЕ: Знаете, но вообще эта мысль ходила, потому что вообще это ведь  сериал, он не вполне характерный для телевидения, потому что телевидение — это штука, которая в основном работает от картинки, что правильно!

А в сериале «Исторические хроники» мы шли от содержательной части и потому в большей степени — от текстов. И потому с самого начала было ясно, что это, в общем, может вылиться в книгу. И почему бы нет, собственно говоря? И у нас эта мысль бродила, бродила, но она не была материализована, пока действительно не соткались из воздуха ребята из издательства «Амфора» и не выступили с таким предложением.

К.ЛАРИНА: Но я так понимаю, что это только  первый том?

Н.СВАНИДЗЕ: Да, будет второй, я надеюсь, уже к концу лета. Это будут годы 33-й — 53-й, то есть, по  смерть Сталина. Уже

серии-то пошли дальше, мы сейчас уже дошли до шестидесятых годов.

К.ЛАРИНА: В телевизионном варианте?

Н.СВАНИДЗЕ: В телевизионном варианте. Но там дальше, что называется, будем посмотреть, а пока что вот — по смерть Сталина.

К.ЛАРИНА: Но это что? — расшифровки программ, или что? Или есть какие-то отредактированные вещи?

Н.СВАНИДЗЕ: Не вполне так, тут ничего нового по сравнению с программами нет. Единственное что, тут, конечно, как-то отредактирована устная речь, потому что она не вполне совпадает, разумеется, но, в общем, ничего нового нет. Мало того, здесь даже за исключением того, что называется «репликами экспертов», которые фигурируют у нас в сериях, потому что мы привлекаем еще каких-то людей, ну, скажем, почти в каждой серии у нас выступает экспертом Андрей Николаевич Сахаров, директор Института российской истории. Но это он выступает экспертом, и мы естественно его тексты в нашу книгу не включили. Поэтому здесь за этим исключением. А так — фактически это изложение на бумаге того, что говорится в сериях, но с иллюстративным материалом, с фотографиями. И, на мой взгляд, мне самому, я могу это сказать, потому что не я издавал, поэтому это не похвальба, мне было приятно книжку взять в руки.

К.ЛАРИНА: Это история от Сванидзе, или все-таки набор исторических сюжетов известных, или это альтернативная история?

Н.СВАНИДЗЕ: Нет, во-первых, она не альтернативная, она альтернативная чему?

К.ЛАРИНА: Ну, мало ли?

Н.СВАНИДЗЕ: Советской? Да, несомненно. Но уже давно миновали, уже давно тот снег стаял. Поэтому здесь об альтернативе я бы не говорил. Конечно, это через наше восприятие идет. «Наше» — я имею в виду Марину и себя. Мы с ней тоже не во всем едины. Но, в основном, все-таки  едины. Через нас, но «через нас» — это не значит, что мы врем по факту. Мы вообще не врем совсем. Факты те, которые имели место в истории, а их интерпретация, ну извините, это авторская вещь!

М.ПЕШКОВА: Я хочу сказать, что книги Николая Сванидзе не только предоставлены издательством «Амфора», но сегодня у нас в гостях директор Московского представительства издательства «Амфора», потому что, как знают наши слушатели, «Амфора» — это Санкт-Петербургское издательство. Сегодня у нас в гостях Александр Дронов. А книги, которые мы сегодня дадим нашим слушателям, если они выиграют и ответят на вопросы, — это

рассказы Людмилы Петрушевской, Алексей Балабанов

«Груз-200», и другие киносценарии. Это «Библиотека кинодраматурга».

А.ДРОНОВ: «Груз-200», надо сказать, что сейчас это остромодная тема сделана по этой книжке.

М.ПЕШКОВА: Орхан Памук. Книга «Снег». Она представляет Нобелевского лауреата 2006 года, Стивен Хокинг и Леонард Млодинов, это «Кратчайшая история времени», и книга популярная.

Учитывая, что впереди лето, и всем хочется на пляже что-то читать, это «Стильные штучки Джейн Спринг», а  автор этой книги Шэрон Крум. Вот такие книги сегодня у нас в розыгрыше.

К.ЛАРИНА: Совсем разные книжки. И во второй части программы, после выпуска Новостей, мы вам вопросы предложим. Кстати, у вас есть еще возможность и свои вопросы задать нашим гостям. Я думаю, что в первую очередь, автору, я даже не знаю, — автору— герою книги «Исторические хроники с Николаем Сванидзе» — Николаю Сванидзе.

Н.СВАНИДЗЕ: Мне будет комплиментарно, наверное, если я получу как соавтор, хотя на самом деле, конечно, автор Марина реально.

К.ЛАРИНА: Ну, соавтор, хорошо. Вообще, надо было нам, конечно, позвать и Марину, и Николая, это вообще возможно было?

Н.СВАНИДЗЕ: Абсолютно возможно, но поскольку как бы спонтанно это все случилось.

К.ЛАРИНА: Марина, мы как бы имеем Вас в виду.

Н.СВАНИДЗЕ: Марина пишет сценарии исторические.

К.ЛАРИНА: Работает.

Н.СВАНИДЗЕ: Да.

К.ЛАРИНА: Майя, сейчас только цифры напомню, пожалуйста, SMS: +7 (985) 970-45-45. Если будут вопросы, милости просим! Я с удовольствием почитаю их в прямом эфире.

М.ПЕШКОВА: А мне бы хотелось спросить: почему ваши «Хроники» на телеэкране начинаются с первого года, а книга начинается с 13-го года? Вы действовали по Ахматовскому пути? «Некалендарный ХХ век», по мнению Ахматовой, начинался с 13 года?

Н.СВАНИДЗЕ: Мы это имели в виду, несомненно. Мы имели в виду эту Ахматовскую точку зрения, тем более что я с ней во многом согласен. Действительно ХХ российский век, как век страшный, как век России, вот я  повторяю Солженицынские слова: «проигранный Россией», вот этот «Страшный ХХ век» он начался с 13 года. Но, точнее говоря, — с 14-го, но всегда — некоторая прелюдия — это 13-й.

Недаром с тринадцатым годом всегда сравнивали советскую экономику: «У нас по сравнению с 13— м годом» и так далее.

Но тут есть еще некоторые причины, не скрою.

Во-первых, чисто технические. Дело в том, что проект начинался с очень большим скрипом: первые серии писались не Мариной и не мной, они потом переписывались. Поэтому там по части авторского права большие есть сомнения. Первые где-то пяток серий. Значит, уже — «А почему начинается с шестого года»?

И, кроме того, первый десяток серий и по этой причине, и по другим они еще неровные, мы только входили. А потом, где-то, начиная года с 11-го, они пошли калиброванные. Мы решили начать с 13-го. Вот по совокупности всех этих причин решили начать с 13-го.

К.ЛАРИНА: Что главное — люди, или события?

Н.СВАНИДЗЕ: Ой, знаете, все главное. Но люди — это такой манок. Люди — это манок для зрителя и для читателя, потому что через личность всегда интереснее, через живое. Чтобы не пахло такой просто пылью веков, вот там — тогда-то — то-то, чтобы не напоминало школьный урок истории, через личность всегда интереснее.

А потом ведь, Вы знаете что? Ведь дело в том, что на личности оседает вся история, на конкретном человеке. Она очень скучна и она тосклива, если ее не представить себе — личность, как дерево, на котором сохраняются вот эти вот круги времени, вот на ней все оседает. Представим себе конкретного человека, не просто абстрактное время, а человека, который в это время жил, как это время повисло на нем.

Вот «Век волкодавов» писал Мандельштам, вот как этот век прыгнул на спину человеку. Год за годом. Ну, и писать так увлекательнее, на мой взгляд, и читать, и смотреть увлекательнее.

К.ЛАРИНА: Но, тем не менее, здесь текст он все-таки воспринимается как текст — мы читаем книжку.

Когда есть картинка, вот то, с чего мы начали наш разговор — телевизионный вариант, он все равно, когда есть такой ведущий, как Николай Сванидзе.

Н.СВАНИДЗЕ: Продолжайте! Продолжайте, пожалуйста, продолжайте!

К.ЛАРИНА: Это, безусловно, так или иначе, смыкается с героем, которого я вижу в кадре. Ну, можно, если не брать присутствующих, там, Эдвард Радзинский, у которого тоже есть свой взгляд на историю, на исторических персонажей. Он тоже очень артистично это делает, это все равно очень все субъективно. У меня все равно как у зрителя возникает вопрос: это все правда, или это личный взгляд Николая Сванидзе?

Н.СВАНИДЗЕ: Нет! Это правда! Это правда! Ну, и плюс личный взгляд, плюс личный взгляд. Вот там стена белая, она же объективно белая, но плюс к этому есть мой взгляд на эту стену. Я ее буду описывать со всеми ее шершавостями, со всеми пупырышками, трещинками и так далее. Но она все равно белая.

К.ЛАРИНА: Хорошо. Мы сейчас прервемся, а потом продолжим наш разговор, у нас сейчас Новости. Наши слушатели уже готовы подключиться к передаче «Книжное казино». Есть вопросы по поводу очернительства, поговорим, да?

Н.СВАНИДЗЕ: Обязательно!

К.ЛАРИНА: Обязательно. А сейчас Новости.



КЛАРИНА: Продолжаем программу «Книжное казино». Сегодня в гостях у нас издательство «Амфора». Директор Московского представительства Александр Дронов и журналист Николай Сванидзе, журналист, историк, автор программы «Исторические хроники». Именно эту книгу сегодня получит каждый из наших слушателей, который правильно ответит на вопросы, которые я сейчас прочту.

Но, кроме этого, у нас еще книги «Два царства» Людмилы Петрушевской, «Стильные штучки» Шэрон Крум, Стивен Хокинг и Леонард Млодинов «Кратчайшая история времен», Алексей Балабанов «Груз-200» и Орхан Памук.

Я думаю, что чуть позже нам все-таки несколько слов про эти книги скажет Александр, а сейчас — внимание! Слушайте вопросы! Через минут 10-12 будем принимать ваши ответы по телефону прямого эфира: 363-36-59.

Итак, внимание!

Кто из этих трех авторов является лауреатом Нобелевской премии?

Владимир Набоков,

Хорхе Луис Борхес,

Имре Кертос?

Правильно я ударения ставлю, Господи, прости?

А.ДРОНОВ: Бог простит!

К.ЛАРИНА: Следующий вопрос:

Как называется литературное произведение, созданное на основе кинофильма? Есть точное название этому жанру.

Следующий вопрос:

Какое произведение русской литературы можно назвать первыми «Историческими хрониками» по жанру?

Следующий вопрос: Кто из русских историков был отцом не только грандиозного, 29-ти томного труда, но и отцом выдающегося религиозного философа?

И последний вопрос: Назовите, пожалуйста, единственную в мире страну, в которой рождаемость равна нулю.

Еще раз скажу, что ответы будем принимать по телефону: 363-36-59. Ну, а сейчас, как я и обещала, давайте попросим Александра Дронова несколько слов сказать о других книгах, которые сегодня представлены в нашей программе.

А.ДРОНРОВ: Особое внимание, мне кажется, стоит уделить книге Алексея Балабанова. Издательства «Амфора» совместно с издательством «Сиан» выпустило эту книгу накануне премьеры фильма Алексея Балабанова «Груз-200».

К.ЛАРИНА: Вы посмотрели?

А.ДРОНОВ: Сам я не смотрел, но книгу прочитал. Но ощущение такое, что называется, «вставляет». На наш взгляд, подобного рода проекты, как и проект Николая Сванидзе и Марины Сванидзе «Исторические хроники», это некая возможность через людей популярных, через другие информационные носители развернуть наше общество к проблеме, связанной с чтением, к проблеме интереса к книге. Подобные проекты, и мы на себе это испытали, позволяют несколько ситуацию улучшить.

Ну, Людмила Петрушевская, в общем, не нуждается в представлениях  — автор широко известен, имеет собственную читательскую аудиторию. Это очередная ее новая книга.

К.ЛАРИНА: Новая книжка, да?

А.ДРОНОВ: Да.

М.ПЕШКОВА: А для вас, — специалисты рассказывают? Для вашего издательства?

А.ДРОНОВ: Ну, не знаю для нашего ли? Часто писатели пишут в стол, потом просто находятся те, кто предлагает: «Издательству «Амфора» посвящается».

К.ЛАРИНА: «Книга мистики» написано. Это мистические рассказы?

А.ДРОНОВ: Там рассказы разные. У Людмилы Петрушевской вообще вся проза немножко мистическая, на наш взгляд.

Ну, Орхан Памук, его представлять очень сложно, потому что в прошлом году он получил Нобелевскую премию по литературе.

К.ЛАРИНА: Причем, он буквально перед этим побывал у нас в эфире с Майей, — простой, обычный турецкий писатель. А потом — бац! Получил Нобелевскую премию! Так что, Николай Карлович, хорошее место!

Н.СВАНИДЗЕ: У нас каждый простой турецкий парень может получить Нобелевскую премию. А мы что? Хуже что ли?

А.ДРОНОВ: Ну, а Стивен Хокинг он также достаточно широко известен.

К.ЛАРИНА: Это детектив, или что это такое?

А.ДРОНОВ: Нет. Это так называемый «нонфикш», это научно-популярная литература, это то, на что сейчас «Амфора» осторожно делает ставку в этом сезоне. То есть, в общем-то, издательская программа делится как бы на две части: первая часть издательских планов — это так называемая «Классическая «Амфора», то есть, люди понимают, о чем идет речь — это книги о Нобелевских лауреатах. А «Амфора» отличается тем, что 4 года подряд авторы, которых «Амфора» представляет в России, становятся лауреатами Нобелевской премии.

М.ПЕШКОВА: Кто будет в этом году Нобелевским лауреатом?

А.ДРОНОВ: Не скажем — это секрет. Потому что существует внутри+

М.ПЕШКОВА: У вас свои люди в Нобелевском комитете?

К.ЛАРИНА: У них просто хорошая интуиция.

А.ДРОНОВ: Да. Они с нами советуются: вот кто? Как вот на ваш взгляд? Ну, мы им даем рекомендации, которые оказываются, в конце концов, определяющими.

К.ЛАРИНА: Александр, подождите, а Шэрон Крум? Она у нас не стоит нашего внимания отдельного? Это что? Это женская история, да?

А.ДРОНОВ: Стоит, стоит! Да, так называемая русская романтическая проза.

К.ЛАРИНА: Какая же она русская? Она не русская.

А.ДРОНОВ: Извините, она не русская, да. Это романтическая комедия, или романтическая проза, то, с чем «Амфора» выходила еще два года назад, в 2005 году. Книги, ориентированные на аудиторию, которая хотела бы взять данную книгу, данный продукт с собой в отпуск, в самолет, почитать, но все достаточно серьезного уровня, исходя из жанра, конечно.

Н.СВАНИДЗЕ: Почему, собственно, Лев Николаевич Толстой не был Нобелевским лауреатом? — Потому что не было издательства «Амфора».

А.ДРОНОВ: Да, именно так, да, поэтому.

К.ЛАРИНА: Но, на самом деле, я бы хотела сейчас еще вернуться к автору под названием «Николай Сванидзе». Он скромничает, но он давно уже писатель. Я помню, первую книжку мы представляли — там про женщин и про футбол, как это называлось?

Н.СВАНИДЗЕ: Имело место, да. «Политика. Женщины и футбол». Но это не писатель. Но это такая, с позволения сказать, публицистика, все-таки.

К.ЛАРИНА: Публицистика, которая прикрывалась юмористической обложкой с несерьезным названием.

Н.СВАНИДЗЕ: Но это все-таки, не писательская, это журналистская работа, несомненно.

К.ЛАРИНА: А как писатель? Будет Сванидзе писателем художественной прозы?

Н.СВАНИДЗЕ: Как писатель? Совершенно пока не пишем. Ну, а там — будущее покажет.

К.ЛАРИНА: Что-нибудь сейчас все пишут, как зайдешь вот в Дом Книги, все телеведущие пишут книги. Нет ли желания написать всю правду о страшном закулисье?

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, пока, пока всю правду — потом. Пока что муза на предмет «всей правды» меня еще не посетила.

К.ЛАРИНА: А вот так — жизни поучить? Николай Карлович? «Евангелие от Сванидзе»?

Н. СВАНИДЗЕ: Да, поучить жизни всегда приятно, но,

по-моему, желающих хватает, поэтому я не хочу затеряться в толпе.

К.ЛАРИНА: (смеется). Я хочу обратиться к вопросам, которые пришли к Николаю Сванидзе от наших слушателей. Значит, тут как-то несколько ироничные такие вопросы, типа: «Сванидзе, Ваша жена тоже из среды потомков репрессированных троцкистов? Отличный альянс идейных антисталинистов. Поэтому Ваши жалобы понятны. Ирина, Москва».

Н.СВАНИДЗЕ: Уважаемая Ирина! Значит, к троцкистам там отношения не имели лишь поскольку-постольку, в общем, любой большевик того призыва — ленинского, имел отношение к Троцкому. Я напомню, что Троцкий был Главком Военмором. Он был создателем Красной Армии и автором победы в Гражданской войне. Ужасно все это! Я просто говорю — уж не говорю «хорошо», «плохо», я говорю: вот таковы факты! Поэтому любой человек, который тогда состоял в партии, а Троцкий был одним из вождей этой партии, уважаемая Ирина!

А непосредственно в троцкизме я не знаю, моего деда

обвиняли, или нет, его убили через несколько дней после ареста, и в чем его там обвиняли, это осталось тайной.

Да, дед моей жены Марины тоже погиб тогда же, при Сталине, как и миллионы других людей. В этом плане+

Но, должен Вам сказать, что когда я за ней ухаживал, еще эти детали нашей биографии были нам неизвестны, там по другому признаку строились отношения.

К.ЛАРИНА: «Сванидзе, при Советской власти Вы были, как помнится», — это помнится Юрию, — руководящим комсомольским работником, и славили Советскую власть и коммунизм. Таким людям, как Вы верить нельзя.

Сейчас Вы проклинаете и Советскую власть, и великого Сталина, а кем же Вы будете, если власть сменится снова»?

Н.СВАНИДЗЕ: Юрий, я не знаю, кем мы с Вами будем, если власть сменится, поживем — увидим. Но я, во-первых, не был комсомольским лидером никогда, я был членом ВЛКСМ, и в академическом институте, в котором я работал, я руководил работой комсомольского прожектора, но если это комсомольский лидер, то тогда давайте так: Советскую власть я никогда не славил, я был историком по образованию и остаюсь, и занимался проблемами Западной Новейшей истории, поэтому славить Советскую власть мне как-то не доводилось.

К.ЛАРИНА: Что раздражает людей в том продукте, который производит Николай Сванидзе?

Н.СВАНИДЗЕ: А я Вам скажу, что раздражает тех людей, которые сейчас задают вопросы: раздражает несоответствие их жизненной позиции. Это вполне психологически понятно: любого человека раздражает несоответствие тому, что он считает хорошим и плохим. Вот человек говорит: «Великий Сталин»! Он молится на Сталина, а он смотрит кино под названием «Исторические хроники» и видит, что молиться на Сталина, в общем, как бы оснований нет, а ему хочется молиться, у него возникает внутренний конфликт — ну как же? Сталин великий! Ну, так покажите, что он великий! Что же вы показываете совсем другое? Что же вы показываете, что он убивал людей, что он не был готов к Великой Отечественной войне, что он был параноик? Ну зачем мне это все знать? Я хочу знать, что он был великий! У человека накапливается раздражение, раздражение, естественно, в данном случае на меня. Это понятно. На самом деле, психологически понятно абсолютно.

М.ПЕШКОВА: Из тех глав, которые представлены в этой книге, в следующем томе будет глава, посвященная детям репрессированных родителей. И в одном из интервью я читала, что это именно тот материал, тот блок, который Вас потряс более всего. И еще, по-моему, посвященный Мейерхольду. Так ли это?

Н.СВАНИДЗЕ: Нет, не так. Не так. Ну, 37 год есть 37 год, а особенно, когда мы не случайно взяли тему детей. Дети действительно гибли. И физически гибли, и ломались их судьбы. И это всегда производит сильнейшее впечатление. И много талантливейших людей погибло, в том числе и Мейерхольд. У нас был фильм, посвященный гениальному поэту Мандельштаму, который сгинул просто в лагерях. Это все производит впечатление.

Но вы знаете, на меня произвело сильнейшее впечатление, самое сильное, наверное, из всех серий, та серия, которая есть уже в этой книге, вот, которая сегодня разыгрывается — серия, посвященная кулакам, так называемым кулакам, которые никакими кулаками не были. Какие кулаки? — Просто трудовые крестьяне русские. И вот это на меня произвело самое сильное эмоциональное впечатление, которое я получил, я получил, когда мы работали над этой серией. Мы работали на Урале, в деревне. Там еще следы сохранились — там живы старики, которых раскулачивали, которые чудом выжили. И те, которые вселялись в дома погибших раскулаченных людей, и которые съемочную группу не пускали к себе на порог, потому что у них еще этот комплекс вины. Они были маленькими детьми, когда их родители въехали в этот дом, в котором еще было тепло погибших людей, безвинно погибших. И вот ощущение, что вырезана просто под корень культура русского крестьянства. Самые безобидные люди! Они ни с кем не воевали, никого не трогали, никакой революции не делали. Они просто пахали землю и воспитывали своих детей. Но вот их убили, уничтожили миллионы, миллионы! О великом Сталине, кстати. Вот. И это, конечно, было очень сильное потрясение. Очень сильное!

Причем, они ведь все безымянные. Не сохранилось имен. Просто вот целый слой людей, целый культурный слой ушел просто в землю — и все! И нету!

К.ЛАРИНА: Все-таки, все эти вещи, о которых мы сегодня говорим, о которых Вы говорите в своей передаче, в своем сериале документальном и которые изложены в этой книге, они действительно все общеизвестны. Там же нет исторических открытий, правда? Это еще один взгляд.

Н.СВАНИДЗЕ: По фактам таких открытий нет, что был там на самом деле не Иванов, а Сидоров. Нет, нет, такого нет!

К.ЛАРИНА: И таких открытий в цифрах потерь — тоже, наверное, нет?

Н.СВАНИДЗЕ: Все открыто до нас, все открыто до нас.

К.ЛАРИНА: Почему же тогда каждый раз, когда возникает эта тема, — либо в телевизионном варианте, либо в книге, или вообще в обсуждении публичном, она вызывает такие горячие споры? Почему такое количество людей обязательно находится, которое скажет, что это вранье, это неправда. Это с чем связано?

Н.СВАНИДЗЕ: Ну я повторяю: это ощущение сидит внутри человека.

К.ЛАРИНА: Конкретного человека?

Н.СВАНИДЗЕ: Нет, многих людей. Вот есть люди, которые считают, что если ты говоришь правду о том, что было, то это очернительство. То есть, они хотят правду услышать только приятную: как же было хорошо!

А мы показываем факты. Вот вырезали русское крестьянство. Если вы считаете, что это хорошо, — замечательно!

К.ЛАРИНА: А они Вам скажут: «Ну, не преувеличивайте! Ну да»!

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, несколько миллионов! Делов-то!

К.ЛАРИНА: Гулаг — не преувеличивайте, другие цифры, все придумал Солженицын.

Н.СВАНИДЗЕ: Конечно, конечно! Или Великая Отечественная война. Великий Сталин выиграл Отечественную войну. Только немцев погибло 7 миллионов, а русских погибло под 30 миллионов! Но он же выиграл Великую Отечественную войну! Он выиграл! Он! Мы пахали, да? Он выиграл! И вот так скажите, что он выиграл!

И когда я говорю, что ребята, да, мы победили! Но кто победил? Победили ваши, наши отцы и деды. Вот эта правда вам кажется очернительством? Да. Она им кажется очернительством, они хотят слышать, что это Сталин победил!

Понимаете, ну я не знаю, что это такое! Ну так людям хочется. Ведь есть еще другие законы психологические.

Многие люди пожилые, прошедшие очень трудную, тяжелую жизнь, воевавшие, сейчас уж немного осталось таких людей по объективным причинам. Им кажется, что когда говорится вот такая горькая правда, то это очерняет их биографию. А что же? Для чего же мы тогда жили? Для чего же мы тогда воевали?

 — А вы молодцы! Вам спасибо и земной поклон. Вот вы в этой ситуации, в этих тяжелейших условиях вы жили, и вы воевали, вы побеждали. Вы побеждали! Не Сталин, вы побеждали! Поймите это!

Но очень трудно уже в определенном возрасте, людям трудно поменять свою психологию, трудно поменять свое мировоззрение.

К.ЛАРИНА: Их все равно мало этих людей, о которых вы говорите, участников.

Н.СВАНИДЗЕ: У них все равно есть семьи.

К.ЛАРИНА: А вот молодые люди?

Н.СВАНИДЗЕ: Не все. Молодые тоже воспитывались в разных ситуациях.

Понимаете, дело в том, что те, кто погиб — вот мы берем и крестьян, мы берем тех, кто погиб от репрессий и представители разных социальных прослоек, они же погибли! Они же погибли!

Вот в фильме о Шаламове, который сейчас вот только что прошел.

К.ЛАРИНА: Да, когда один вохровец говорит другому: «Мы будем рассказывать о войне».

Н.СВАНИДЗЕ: Совершенно верно, совершенно верно. Когда один говорит другому, вот идут, Шаламова ведут и думают: пристрелить его, чтобы успеть на кинофильм в клуб, или

все-таки дотащатся, успеют. И один говорит другому, пацаны два вооруженные, война идет в это время, и они друг другу говорят: «Слушай, черт, жалко мы не на фронте! Другие придут, детям будут рассказывать, как воевали»! А другой говорит: «Да козел ты, не понимаешь, мы будем рассказывать. Потому что те, кто воюет, они все погибнут, и рассказывать про войну будем мы»!

А.ДРОНОВ: Ну, это один момент. А второй момент — я не раз сталкивался со следующим фактом, что очень многие воевавшие не рассказывали об этой страшной войне. Их спрашивали, а они молчали, они старались на самом деле не передавать тот ужас, потому что, конечно же, я вот здесь согласен с Николаем, что очень часто эта победа была не благодаря, а вопреки.

Н.СВАНИДЗЕ: Совершенно верно. Факты об этом свидетельствуют.

А.ДРОНОВ: И это не только не принижает, а намного, намного возвышает тот подвиг. На самом деле, этот массовый подвиг нашего народа, выигравшего эту войну.

Н.СВАНИДЗЕ: Ведь Астафьев писал, один из немногих людей, «лейтенантская проза», великая, на самом деле, одно из самых больших достижений советской литературы, потому что это была честная проза, несомненно. Астафьев писал, что ну телами же закидывали немецкие пулеметы, ну телами! Поэтому такой героизм, и поэтому такие цифры потерь.

К.ЛАРИНА А война будет в следующем томе «Исторических хроник»?

Н.СВАНИДЗЕ: Да, конечно, период войны будет.

К.ЛАРИНА: Ну, давайте мы уже к людям повернемся лицом, и пусть они ответят нам на вопросы, которые я задавала, сейчас времени мало — мы пошли в серьезный разговор, что вполне естественно, учитывая, какие собеседники у нас здесь, в студии.

Так что давайте. Я напомню номер телефона: 363-36-59, телефон прямого эфира. Вопросы я пока повторять не буду, если что-то забудете — напомню. Ну, а сейчас давайте начнем на них уже и отвечать.

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло, здравствуйте! Меня зовут Наталья. Я хотела бы ответить на четвертый вопрос: Это Сергей Михайлович Соловьев, отец Владимира Соловьева.

К.ЛАРИНА: Да. Совершенно верно. Отец Владимира Соловьева и автор 29-томного труда. Все верно. Ждите звонка после программы. Спасибо Вам за правильный ответ.

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день!

К.ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Валентин. Я хотел бы ответить на какой-нибудь вопрос. Там с Соловьевым уже сказали? А по рождаемости нулевой?

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, выскажитесь!

ВАЛЕНТИН: Мне кажется, это Ватикан.

К.ЛАРИНА: Это правда. Ватикан — страна, в которой рождаемость равна нулю.

ВАЛЕНТИН: Если можно, книжку Николая Сванидзе.

К.ЛАРИНА: Обязательно будет!

ВАЛЕНТИН: Значит, я из Иркутска. Как мне оставить координаты?

К.ЛАРИНА: Ваш телефон начинается на какую цифру?

ВАЛЕНТИН: У меня 35-34-86+

К.ЛАРИНА: Все, все, все! Спасибо большое. Ждите звонка после программы. И соответственно ждите посылку из Москвы с книгой. Я думаю, что Николай подпишет сегодня книги?

Н.СВАНИДЗЕ: С удовольствием, с удовольствием! Конечно!

К.ЛАРИНА: Следующий звонок. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! Виктор. Это Набоков, я хочу вам назвать лауреата Нобелевской премии.

К.ЛАРИНА: А вот нет! А вот нет! Мы вас запутать хотели, и сделали это успешно!

М.ПЕШКОВА: Не случилось! Александр Исаевич написал рекомендательное письмо по поводу Нобелевской премии Набокову.

К.ЛАРИНА: А вот почему не дали Набокову?

М.ПЕШКОВА: Ну, вот не успел, то, что называется получить Набоков.

К.ЛАРИНА: Не успел, или кто-то не хотел?

М.ПЕШКОВА: Я думаю, что проживи он еще чуть-чуть, равно, как и Ахматова — еще один год, и они бы стали лауреатами Нобелевской премии.

К.ЛАРИНА: Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте! По-моему, это Борхес.

К.ЛАРИНА: Да! Да? Да? Все, здесь разная реакция у наших гостей: один говорит да, другой говорит нет. Майя, что ты говоришь?

Майя говорит нет. Нет, к сожалению, кому-то вы сильно помогли. Наши внимательные слушатели, конечно, знают правильный ответ на этот вопрос.

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Ну, методом исключения. Борхес.

К.ЛАРИНА: Во, какой вопрос задали! Боже мой! Ну, давайте дальше пробовать!

М.ПЕШКОВА: А мы так много говорили об этом Нобелевском лауреате.

К.ЛАРИНА: У тебя есть передача?

М.ПЕШКОВА: Да, и он давал интервью нашей радиостанции.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, 363-36-59, хотя не ждите: опять все зависло у нас, как обычно. Понимаете, в чем дело? Сейчас вам объясню: здесь определитель номера есть. Поэтому мало этого, здесь рядом с телефоном, который возникает на экране, стоит еще цифирка, которая нам показывает, сколько раз человек в эфир дозванивается.

А.ДРОНОВ: Имя, фамилию, отчество и краткую биографию, национальность.

Поэтому, конечно, хочется. Но — увы! Здесь у меня все зависло. Придется нам уходить опять на другой номер. Давайте попробуем еще раз: 363-36-59, если получится, то давайте дозвонитесь. А если нет, то у нас есть номер SMS, который я могу напомнить: +7 (985) 970-45-45. У нас остается совсем мало времени до конца передачи, поэтому я бы хотела, чтобы Александр уже нас посвятил в какие-нибудь ближайшие планы. Какие премьеры книжные нас ожидают в ближайшее время в «Амфоре», если есть, чем похвастаться.

А.ДРОНОВ: Конечно же, есть, конечно!

Мы надеемся осенью издать новый роман Салмана Рушди.

Н.СВАНИДЗЕ: Совсем хотите мужика под монастырь подвести! Мало вам!

А.ДРОНОВ: Кроме этого, готовятся к изданию произведения Александра Проханова и Андрея Куркова.

К.ЛАРИНА: А Проханов пишет все? Вот писатель!

А.ДРОНОВ: Конечно. И его даже читают.

К.ЛАРИНА: Я знаю, что читают. Я без всякой иронии говорю. Просто обожаю людей, которые так много пишут. Это же художественная проза. И такой же большой роман будет?

А.ДРОНОВ: Большой.

К.ЛАРИНА: Многотысячный том?

А.ДРОНОВ: Почему многотысячный? Полноценная книга.

Кроме этого, в том направлении, которое «Амфора» сейчас взяла — «Научпоп», выйдет книжка Альберта Гора «Неприятная правда».

М.ПЕШКОВА: А он не приедет к вам на презентацию?

А.ДРОНОВ: К сожалению, к сожалению, он занят всякими там предвыборными делами. Он видно как-то задействован в очередной раз, кому-то помогает. Поэтому на презентацию своей книги он не приедет, к нашему большому сожалению.

А кроме этого, мы, конечно же, с нетерпением ждем второй книжки Марины и Николая Сванидзе «Исторические хроники» с Николаем Сванидзе". Надеемся, что выйдет она или в конце июля, или в августе.

Новая книга Помука выйдет в конце августа, затем мы продолжаем работать с таким популярным и  имеющим свою аудиторию, скорее всего, даже молодежным писателем японским — Рю Мараками. Выйдет его очередная книга под названием «Пирсинг». Вот вкратце то, что мы наметили. Есть еще много джестиков в рукаве, но это ближе к делу, к Московской международной ярмарке, когда возникнет такое оживление на книжном рынке.

К.ЛАРИНА: Давайте, еще попробую парочку звонков принять, вдруг получится? Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! Я хотел насчет Нобелевского лауреата.

К.ЛАРИНА: Ну, давайте, заканчивайте уже!

СЛУШАТЕЛЬ: Кертос!

К.ЛАРИНА: Ну, правильно! Конечно! Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Николай.

К.ЛАРИНА: Ждите звонка после программы.

У нас еще есть вопросы, на которые вы не ответили: Как называются литературные произведения, созданные на основе кинофильма?

Какое произведение русской литературы можно назвать первыми историческими хрониками?

Вот два вопроса, по сути. Пожалуйста, давайте попробуем.

Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне Сванидзе можно вопросик задать?

К.ЛАРИНА: Ну, давайте. Как Вас зовут? Только представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Это из Самары Юрий Григорьевич.

К.ЛАРИНА: Да, Юрий Григорьевич! Только быстро, очень быстро!

ЮРИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ: У меня вопрос: Можно ли его программу, она идет поздно — в 23 с чем-то. Можно ли его программу несколько сдвинуть в более благоприятное время?

К.ЛАРИНА: Спасибо Вам за вопрос. Мы Вас зафиксировали. Тоже Вам позвоним. Будем считать, что Вы тоже у нас претендент на приз, но я не знаю, тут уже Николай не ответит.

Н.СВАНИДЗЕ: Юрий Григорьевич, Вы знаете, действительно — есть программная политика канала. У нас документальное кино все идет в определенное время. Но я очень Вам благодарен за такой интерес.

К.ЛАРИНА: Но вот для тех, кто не может смотреть, есть возможность уже прочитать. Уже хорошо. Так что, сегодня, я напомню: мы представляли книги издательства «Амфора». В том числе и книгу Николая и Марины Сванидзе «Исторические хроники», — программа, которую вы смотрите на телевидении.

Мы, к сожалению, должны уже заканчивать передачу. Остальных победителей мы тут выявим на нашем SMS, там есть правильные ответы. И чуть позже я сообщу имена наших победителей.

Спасибо большое! Николай Сванидзе и Александр Дронов, издательство «Амфора». Спасибо!

Гости: Спасибо! Спасибо!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире