'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА – 12:16, добрый день еще раз, у микрофона Ксения Ларина, у другого микрофона Майя Пешкова. Добрый день!

М.ПЕШКОВА – Здравствуйте!

К.ЛАРИНА – И сегодня в гостях у нас издательство «Фантом Пресс». Алла Штейман, директор. Аллочка, добрый день, здравствуйте!

А.ШТЕЙМАН – Добрый день!

К.ЛАРИНА – Игорь Алюков, главный редактор. Здравствуйте, Игорь!

И.АЛЮКОВ – Добрый день!

К.ЛАРИНА – И Сергей Ильин, как я понимаю, один из авторов, а конкретнее, переводчик с английского языка. Добрый день, здравствуйте!

С.ИЛЬИН – Добрый день!

К.ЛАРИНА – Давайте сразу вот что сделаем. Поскольку издательство «Фантом Пресс» славится своим разнообразием в репертуаре, я думаю, что надо сразу сказать, вот, о книгах, которые мы сегодня будем отдавать. Давайте мы это сделаем, чтобы сориентировать наших слушателей?

А.ШТЕЙМАН – Мы много книг будем отдавать.

К.ЛАРИНА – Много, много, вот давайте, вот, по авторам пробежимся.

А.ШТЕЙМАН – Ну, это, в основном, новинки. Сью Таунсенд, «Адриан Моул и оружие массового поражения»… это книги, вот, последних одного — двух месяцев. Стивен Фрай, «Неполная, но окончательная история классической музыки». Марек Краевский, «Призраки Бреслау». Еще одна книга Стивена Фрая «Как творить историю» и две книги из серии «Горький шоколад»: Элисон Лури, «Иностранные связи» и Мойя Сойер-Джонс, «Крыса-любовь». А, еще я забыла сказать про книгу шотландского писателя Деса Диллона «Шесть черных свечей».

К.ЛАРИНА – Ну вот видите, у нас вся переводная литература.

А.ШТЕЙМАН – Да.

К.ЛАРИНА – На нашем игровом столе сегодня. Не случайно у нас переводчик в студии. Вот, второго переводчика, как сказали, потеряли по дороге. Должна была быть еще Елена Полецкая, которая и с английского, и с французского, и с польского переводит, да?

А.ШТЕЙМАН – Да.

К.ЛАРИНА – А Сергей у нас сегодня как автор представлен в каких книжках, которые мы отдадим?

А.ШТЕЙМАН – Стивен Фрай.

К.ЛАРИНА – Стивен Фрай.

А.ШТЕЙМАН – Он у нас эксклюзивный переводчик Стивена Фрая. Я хотела еще добавить, что Игорь у нас тоже переводчик. Он переводил «Адриана Моула» Сью Таунсенд и другие книги.

М.ПЕШКОВА – А куда делась Хмелевская?

К.ЛАРИНА –

А.ШТЕЙМАН – Она никуда не делась, мы по-прежнему издаем, но кроме Хмелевской мы издаем массу других авторов.

М.ПЕШКОВА – Т.е. вы следите за всем, что выходит из-под ее пера?

А.ШТЕЙМАН – Да, мы… так как мы ее издаем уже с 1993 года, уже 13 лет, мы являемся ее постоянными издателями, и все новые ее книги мы, естественно, выпускаем…

К.ЛАРИНА – Что она, писать стала меньше?

А.ШТЕЙМАН – Ну как? Она и писала, в общем, где-то 2-3 книги в год, но так как к тому моменту, когда мы начали ее издавать, уже надо было порядка 30 книг, естественно, тогда процесс был достаточно такой… ну, с маленькой периодичностью. Сейчас уже она издает 2 книги в год – вот мы эти две книги в год и представляем нашим читателям.

К.ЛАРИНА – А как авторы, вообще, выбираются? Поскольку все-таки переводные… кто-то вам рекомендует? Или как? Вот, может быть, Игорь расскажем?

И.АЛЮКОВ – Ну, по-разному, по-разному. Во-первых, сейчас, в последнее время, это уже налаженный такой канал. Т.е. через агентов, прежде всего. Но, конечно…

К.ЛАРИНА – Ваших агентов?

И.АЛЮКОВ – Нет, не наших агентов, а агентов, представляющих авторов, зарубежных авторов, которые, ну, либо в России представлены, либо агенты находятся где-то за рубежом, в Соединенных Штатах, или в Англии, в основном, или в Париже… по-разному. В Варшаве, например, польские агенты – мы с ними активно работаем.

К.ЛАРИНА – Это в основном новые имена или, вот…

И.АЛЮКОВ – Очень по-разному.

К.ЛАРИНА – Есть имена, которые мы просто пропустили в силу сложившийся истории.

А.ШТЕЙМАН – Ну, конечно, это все имена последнего десятилетия. Это была, как бы, основной наш… как бы, посыл, когда мы начали заниматься в 2001 году серией «Зебра» — это именно была переводная литература последних десятилетий. Мэйн-стрим европейский. В основном, мы делаем упор на европейских авторов. Причем, помимо англоязычных авторов у нас есть голландский автор, норвежский, шведский, израильский автор – ну, это пока все по одному, в основном, автору представлено. Но мы стараемся такую географию, достаточно широкую давать.

И.АЛЮКОВ – Ну вот, например, мы сейчас вернулись к своим истокам, т.е. к польским авторам, и выпустили книжку польского детективщика Марека Краевского. Он, вообще-то, сейчас в Польше уже года четыре номер один в жанре детектива, и в его тень отошла даже Иоанна Хмелевская. У него четыре книжки, все четыре книжки не только очень популярны, но они еще премированы. И для нас это немножко новый опыт, потому что мы выпускали, вот, что касается детектива, именно иронический детектив, а это, наверное, вот, противоположный ему детектив.

К.ЛАРИНА – Классический детектив, да?

И.АЛЮКОВ – Он не только классический, он еще ретро-детектив, и такой вот, славянский нуар. Его в Польше, когда у него… у Краевского началась популярность серьезная, его даже называли «польским Акуниным». А Акунин – очень популярный в Польше детективщик. Но какая-то правда в этом есть, потому что он тоже пишет вот в этой же жанровой нише, т.е. это ретро-детектив, стилизованный, с литературной игрой, с психологическими играми. Но в тоже время, конечно, никакого подражательства нет и в помине. Очень атмосферный и очень такой вот, стилизованный автор. Вот…

К.ЛАРИНА – А вот скажите, а вы как-то мониторинг проводите по востребованности каких-то конкретных жанров? Вот что будет, допустим, вот, популярно в ближайшее обозримое, там, будущее? На что стоит устремить свои все силы?

И.АЛЮКОВ – Ну, это, конечно, очень такой…

К.ЛАРИНА – Возможно, вообще, это сделать?

И.АЛЮКОВ – …сложный вопрос. Мне кажется, что у нас в стране пока этого не проводится, потому что для этого нужны очень серьезные затраты – издательские именно затраты. И мне кажется, что просто, вот, мы еще не готовы к этому, не созрели.

К.ЛАРИНА – Но это же можно посмотреть по рейтингам продаж в крупных магазинах, в конце концов, что пользуется наибольшим спросом – вот массовая аудитория.

И.АЛЮКОВ – Мне кажется, не очень правильно отражает, потому что это рейтинги продаж московских магазинов – это сразу нужно делать такое уточнение. А кроме того, все это упирается в крайнюю неразвитость реализаторской сети, потому что книги не доходят до, буквально, страны, оседают только в Москве ну и, там, в двух-трех крупных городах. Поэтому реальной картины по стране понять нельзя. По Москве, конечно, можно.

А.ШТЕЙМАН – Ну, в основном, конечно, рынок больше ориентирован на западный рынок. Т.е. у нас становится популярным то, что, там, год или полтора назад было популярно на Западе. Т.е. мы, получается, в какой-то степени копируем, а своих собственных исследований, даже в крупных издательствах, насколько я знаю, таких профессиональных исследований практически не существует на сегодняшний день.

К.ЛАРИНА – Ну вот, был целый бум, вот, так называемой «иронической литературы»….

А.ШТЕЙМАН – Да, да.

К.ЛАРИНА – Вот то, что, собственно говоря, олицетворяла и олицетворяет Хмелевская…

А.ШТЕЙМАН – То, с чего мы начинали.

К.ЛАРИНА – То, с чего вы начинали. Вот на сегодняшний день он уже прошел?

А.ШТЕЙМАН – Я считаю, что он прошел, да.

К.ЛАРИНА – Прошел, да?

И.АЛЮКОВ – Ну, я вот как раз считаю, что он прошел, вот, именно в плане подражательства, потому что, вот, был бум же именно на русских авторов, которые подражали…

К.ЛАРИНА – Авторши, в основном.

И.АЛЮКОВ – Авторши, да. …Иоанне Хмелевской. Вот на них, судя по всему, бум прошел. А на Хмелевскую, получается, нет, потому что у нас наоборот, как-то, вот, идет подъем Хмелевской сейчас.

М.ПЕШКОВА – Выпускаете ли вы книги для семейного чтения?

А.ШТЕЙМАН – У нас все книги для семейного чтения.

И.АЛЮКОВ – За очень-очень малым исключением.

А.ШТЕЙМАН – За редким исключением, да.

М.ПЕШКОВА – Да, я смотрю, среди ваших книг есть книга, где пропал мальчишка, ребенок, и как это переживает брат и т.д. На кого рассчитаны вот такие книги? Потому что речь идет о 10-летнем ребенке.

И.АЛЮКОВ – Ну, речь идет о книжке Клэр Сэмбрук «Игра в прятки», и она такая, несмотря на трагичность темы – т.е. действительно, у мальчика десяти лет потерялся его маленький брат. Не просто потерялся, а пропал, причем пропал бесследно и навсегда – его так до конца книги и не найдут. При этом книга, несмотря на драматизм, она довольно светлая, ироничная и рассказана она от лица вот именно вот этого десятилетнего мальчика. Т.е. то, как он познает мир в состоянии драмы семейной. И как он пытается восстановить душевное равновесие родителей, друзей, близких своих – т.е. людей взрослых.

М.ПЕШКОВА – Т.е. можем ли мы говорить, что эта книга относится к передаче «Детская площадка» или несколько шире?

И.АЛЮКОВ – Это все-таки книга для взрослых. Это книга, хотя она… главный герой ребенок, но это книга для взрослых, ну, или для молодых людей, которые уже вполне осознанно…

К.ЛАРИНА – Обдумывающих свое житье.

И.АЛЮКОВ – Да, да.

К.ЛАРИНА – Ну, про Стивена Фрая давайте мы поговорим. Я здесь вижу, вот, две книжки – «Неполная, но окончательная история классической музыки» и «Как творить историю». Ну, наверное, слово переводчику, наверное, дать, чтобы несколько слов Вы сказали про эти книги?

С.ИЛЬИН – Ну, на самом деле, это две последних книги из пяти изданных издательством. Что касается «классической музыки» — это книга самая свежая.

К.ЛАРИНА – Это что, исследование такое?

С.ИЛЬИН – Нет, это… это то, что называется «история классической музыки для пешеходов», вот…

К.ЛАРИНА – Для чайников.

С.ИЛЬИН – Да, для чайников. Она сделана из радиопередач, который Фрай когда-то вел на ВВС…

К.ЛАРИНА – Он такой, многостаночник же, да?

С.ИЛЬИН – Он многостаночник великий – он замечательный совершенно актер, он начал себя показывать в качестве кинорежиссера и снял очень хороший фильм, блестящий – по Ивлину Во, кстати сказать. Из которого во многом ноги Фрая и растут. Вот, и что касается «Истории классической музыки», то это такая развеселая болтовня на тему классической музыки, с шутками, иногда ниже пояса, иногда выше… как правило, выше, потому что он очень остроумен и блестящ сам по себе.

К.ЛАРИНА – Ну, она сюжетная, книжка, или не очень?

С.ИЛЬИН – Нет, это действительно изложение истории классической музыки – по периодам и т.д… по композиторам, по инструментам… по чему угодно.

К.ЛАРИНА – Для учащихся музыкальных школ! Музлитература!

А.ШТЕЙМАН – Только не для них! Только не для них!

С.ИЛЬИН – Только не для них. Я думаю, что…

А.ШТЕЙМАН – Для людей, любящих слушать музыку…

С.ИЛЬИН – Я думаю, что самое большое удовольствие получат люди, которые действительно слушают классическую музыку, и самое большое неудовольствие получат консерваторские преподаватели этого дела, потому что, конечно, он позволяет себе обходиться со своими персонажами – Бахом, Бетховеном, Моцартом и т.д., и т.д… он еще занимается немножко английскими композиторами – это понятно. У нас практически не известных. Обходиться с ними, в общем, как с закадычными приятелями. Локтем в бок…

К.ЛАРИНА – Ну, то, что у нас пытался делать Артем Варгафтик, да? Он так… в таком стиле выступает.

С.ИЛЬИН – Да, примерно… ну, Фрай, он позволяет себе гораздо больше, чем когда-то позволял Артем…

К.ЛАРИНА – Но как знающий человек? Хорошо знающий историю классической музыки? Да?

С.ИЛЬИН – Да, очень знающий человек. Да, да, да, да. Он слушает классическую музыку со школьных лет, и сам себя называет профессиональным слушателем, поскольку, по его же словам, никакого слуха у него нет намертво – двух нот соединить не может, люди разбегаются, услышав это дело. Ну вот, поэтому человек он очень знающий и человек очень остроумный. Это… книжка… там на каждой странице есть страницы, которые начинаешь просто хохотать.

К.ЛАРИНА – Потом, я смотрю – вот так, листаю эту книжку, я с удовольствием ее прочту. Я так понимаю, что это такой, разговорный язык…

С.ИЛЬИН – Да, поскольку это и выросло, вот, из каких-то комментариев на радио…

К.ЛАРИНА – Импровизации такие.

С.ИЛЬИН – Импровизации, все, что угодно.

М.ПЕШКОВА – А его биография является ли иллюстрацией к такой книге? Т.е. то, что он работал гидом, то, что он бросил университет… или как?

С.ИЛЬИН – Та автобиография, которую я сейчас перевожу и которая выйдет, опять-таки, в нашем замечательном издательстве – большое ему спасибо – она доведена примерно до университетских лет.

М.ПЕШКОВА – Т.е. мы не узнаем, как он водил американцев по Парижу?

С.ИЛЬИН – Думаю, что этого мы не узнаем. Вот как он оказался в тюрьме за финансовые махинации, это мы узнаем в больших подробностях.

К.ЛАРИНА – Ну, и теперь про эту книжку – «Как творить историю».

С.ИЛЬИН – «Как творить историю» — это совершенно отдельная история. Дело в том, что Фрай по национальности отчасти еврей – у него мать из австрийских евреев. И тема фашизма для него, в общем… она ему близка, так сказать. Она его затрагивает лично. И «Как творить историю» — это, конечно, с одной стороны, научно-фантастическое, якобы, потому что все крутится вокруг машины времени, с помощью которой уничтожается Гитлер. Не то, чтобы уничтожается, а уничтожается возможность рождения Гитлера. И это меняет мир полностью. Но изменившийся мир становится таким нехорошим, что герою приходится вернуть Гитлера обратно.

К.ЛАРИНА – Это такая, антиутопия?

С.ИЛЬИН – При этом, опять-таки, это очень смешно. Это очень умно.

А.ШТЕЙМАН – Это смешно и страшно, как всегда у Фрая.

К.ЛАРИНА – Жутковато как-то, да.

С.ИЛЬИН – Страшно, умно и, по-моему, впервые в этой книге в самом финале книги Фрай вдруг заговорил всерьез. Причем, на тему, естественно, близкую каждому человеку – о любви. Ну вот. Ну, это надо просто прочитать – дело в том, что… ладно, не буду рассказывать.

К.ЛАРИНА – А Вы с ним встречались?

С.ИЛЬИН – Нет, никогда.

К.ЛАРИНА – Ни разу? Не знаете друг друга?

С.ИЛЬИН – Только на телеэкране.

И.АЛЮКОВ – Ну, мы, вот, пытаемся его все-таки…

К.ЛАРИНА – Вывезти?

А.ШТЕЙМАН – Заманить в Москву…

И.АЛЮКОВ – Как-то заманить в Москву…

А.ШТЕЙМАН – Уже года три…

К.ЛАРИНА – Он ни разу не был в России, да?

А.ШТЕЙМАН – Нет, ни разу.

И.АЛЮКОВ – Ни разу не был…

К.ЛАРИНА – А знает, вообще, в курсе, что он здесь суперпопулярен как персонаж? Вообще как персонаж.

И.АЛЮКОВ – Да, знает, более того, он дружен с Гергиевым и очень хорошо и тепло относится к России, но у него совершенно бешеный график, поскольку он выступает и как актер, и как режиссер, и как продюсер, и у него телевизионные бесконечные шоу и радио…

К.ЛАРИНА – Т.е. человек-оркестр, да?

И.АЛЮКОВ – Да, безусловно.

А.ШТЕЙМАН – Да, его так и называют, человек-оркестр.

С.ИЛЬИН – Он еще и ректор университета.

И.АЛЮКОВ – Кстати, он вот сейчас вот выдвинут – совсем свежая информация. В Британии проводится ежегодно такое: выбирают человека, которого можно назвать национальным достоянием. Такой, почти официальный титул. И вот, судя по всему, Фрай-то именно и получит в этом году эту премию. Не премию, а звание. Такое, народное.

А.ШТЕЙМАН – Народное звание, да.

С.ИЛЬИН – Ну, без присуждения титула его уже давным-давно именуют национальным достоянием Британии.

И.АЛЮКОВ – А в Россию мы все-таки надеемся, что он приедет. Правда, график у него расписан, как нам сказали агенты, не только 2007, но и 2008 год по часам, буквально. Но вдруг все-таки вырвется?

К.ЛАРИНА – А вот интересно, он столь же популярен, вот, в каких-нибудь других странах мира? Не только у себя и в России.

И.АЛЮКОВ – Да, безусловно, безусловно.

К.ЛАРИНА – Т.е. везде пользуется успехом?

И.АЛЮКОВ – Да, безусловно. Везде, да. Ну, во-первых, потому что он все-таки очень известный актер и, наверное, вот, на Западе он был первоначально известен очень широко именно с этой стороны. С другой стороны, в англоязычных странах он, конечно, как писатель тоже сразу заявил о себе и довольно давно уже.

К.ЛАРИНА – А вот все-таки – наверное, все-таки у Сергея, может быть, спросить: это литература или все-таки это ближе к журналистике?

С.ИЛЬИН – Это, безусловно, литература.

К.ЛАРИНА – Литература, да?

С.ИЛЬИН – Ну, вот, книжка о классической музыке, она, может быть, ближе к журналистике, потому что просто жанр таков. А те романы, которые я переводил, те, которые он написал, потому что все, что он написал, переведено – это литература вне всяких сомнений. И это было ясно с первого его романа «Лжец». И ясно было всей критике, и т.д. и т.д.

И.АЛЮКОВ – И более того, это, в общем-то, довольно традиционная английская литература, как Сергей уже сказал, вот ведущая… ноги у Фрая растут из Ивлина Во.

С.ИЛЬИН – Из Оскара Уайльда…

К.ЛАРИНА – Из Уайльда, да – у меня такие ассоциации.

А.ШТЕЙМАН – Из Вудхауза…

С.ИЛЬИН – Безусловно. Он сыграл Оскара Уайльда в фильме «Уайльд», сыграл совершенно блестяще. И он, в общем, клянется в любви к нему.

К.ЛАРИНА – Надо же, какой человек, вообще, плодовитый… Как все это он успевает, столько всего делать? Не представляю! Как будто в сутках не 24 часа, а 48.

С.ИЛЬИН – Это решительно непонятно.

К.ЛАРИНА – Непонятно.

М.ПЕШКОВА – А мне очень понравилась книга «Шесть свечей». Вот эти шесть черных свечей, вот эти ведьмы, о которых я вчера рассказывала. Настолько она увлекла меня – я не могла встать…

К.ЛАРИНА – «Шесть черных свечей».

М.ПЕШКОВА – Да, да, пока не закончила всю книгу.

К.ЛАРИНА – Вот вчера Майя когда эту книжку нам рекомендовала в передаче «Все на выход», и мы вчера ее, по-моему, успешно проиграли нашим слушателям…

М.ПЕШКОВА – Да, да.

К.ЛАРИНА – Вчера презентация ее уже была. Я так предположила, судя по тому, что Майя рассказывала, что это как… перекликается с «Иствудскими ведьмами». Или нет? Похоже? Такая, ироничная демонология?

А.ШТЕЙМАН – Она очень… да, она очень ироничная…

К.ЛАРИНА – Да?

А.ШТЕЙМАН – Но она не совсем перекликается, потому что «Иствудские ведьмы» — полегче немножко книжка. Здесь это все происходит в Ирландии…

И.АЛЮКОВ – В Шотландии.

А.ШТЕЙМАН – В Шотландии. В Шотландии. И довольно такой, мрачный фон, на котором все это происходит. Ну, нищая страна – еще в тот период – шесть сестер, их мамаша, и женщины, которые не прощают никому и ничего. И вот такой вот, очень замкнутый, герметичный женский мир, взаимоотношения друг с другом и взаимоотношения с окружающим миром. Конечно, юмор потрясающий. Он такой, какой-то неузнаваемый – не английский и не российский – вот он какой-то свой совершенно. И очень густой язык, очень густая какая-то, вот, намешана вот эта чертовщина в книге. Причем, построена она довольно сложно – вот, конструкция самой книги. Рассказывается каждая глава – это новая история одной из сестер. При этом каждая история, естественно, сцеплена друг с другом. И ты до самого конца не понимаешь, на самом деле, чем вся эта чертовщина закончится. И в конце такая, в общем, яркая обманка происходит.

И.АЛЮКОВ – И вообще, есть ли там чертовщина – вот тоже это…

А.ШТЕЙМАН – Да, это только в конце становится ясно.

И.АЛЮКОВ – Непонятно.

А.ШТЕЙМАН – И книга вся настолько пронизана любовью – вот и по отношению друг к другу, несмотря на бесконечную ругань между сестрами, на все эти ужасы, которые они по отношению к своим бывшим мужьям, мужчинам, слесарям – кому угодно, кто у них появляется на пути… ну, слесарь, который плохо починил машину, а заодно еще обругал ее «стервой»…

К.ЛАРИНА – Получил за это?

А.ШТЕЙМАН – Получил за это по полной программе навсегда уже. Это действительно очень смешно, трогательно, иногда очень грустно. Кстати, как все ироничные, хорошо написанные книги.

К.ЛАРИНА – А где вы ее обнаружили?

А.ШТЕЙМАН – Ну тоже, как всегда, случайно.

К.ЛАРИНА – Случайно, да?

И.АЛЮКОВ – С одной стороны…

К.ЛАРИНА – Это, как бы, ее первое издание – вот, на русском языке?

И.АЛЮКОВ – Да, с одной стороны, случайно, с другой…

А.ШТЕЙМАН – Да, конечно, у нас все книги впервые издаются.

И.АЛЮКОВ – С другой стороны, вполне целенаправленно, потому что мы общались непосредственно с агентом Деса Диллона и с его шотландским издателем, и они нам так, очень ярко рассказали, мы заинтересовались, прочитали, и сразу поняли, что книжка наша. А вообще, наверное, вот два слова хочется сказать о самом Десе Диллоне – он, пожалуй, самый яркий из современных сейчас шотландских писателей. И его очень поддерживают и продвигают именно, вот, на уровне всей Шотландии – именно как такой вот, лучший писатель из ныне пишущих шотландских. Именно в плане литературности.

А.ШТЕЙМАН – Он еще и в театре.

И.АЛЮКОВ – Да, он драматург, очень хороший драматург, и возможно, вот, мы его пригласим в следующем году…

К.ЛАРИНА – Сюда?

И.АЛЮКОВ – …в Москву, и он приедет.

А.ШТЕЙМАН – Да, мы хотим его на летний фестиваль пригласить.

И.АЛЮКОВ – У нас есть такие планы.

А.ШТЕЙМАН – И планируем сейчас издание второй его книги, не менее интересной.

К.ЛАРИНА – Приведете к нам в гости-то?

А.ШТЕЙМАН – С удовольствием.

И.АЛЮКОВ – Если пригласите, конечно.

К.ЛАРИНА – Покажете?

А.ШТЕЙМАН – Он красивый внешне, очень артистичный, такой яркий человек.

И.АЛЮКОВ – Очень театральный.

А.ШТЕЙМАН – Очень театральный. Я думаю, что интересно. Вообще, у нас все авторы, кстати, необыкновенно какие-то импозантные, театральные и очень симпатичные – вот Майя уже видела нашу Стеллу Даффи, приезжал Марек Краевский – тоже очень симпатичный человек. Ну, уж про Стивена Фрая я вообще не говорю – мы уже его заочно все знаем.

И.АЛЮКОВ – Ну, Сью Таунсенд еще…

А.ШТЕЙМАН – Да, Сью Таунсенд…

К.ЛАРИНА – Ну и директор тоже ничего. Директор, говорю, тоже ничего. Давайте мы сейчас новости послушаем, потом продолжим передачу.



НОВОСТИ



К.ЛАРИНА – Поехали дальше. Вот, про «Горький шоколад»-то надо сказать, про эту серию красивую, Алл, да?

А.ШТЕЙМАН – Да, серия очень красивая. Мы ее начали в прошлом году. Вышло, правда, там, не совсем… не много книг – семь книг всего.

К.ЛАРИНА – Это же какие-то любовные истории? Или что?

А.ШТЕЙМАН – Нет, это не лю… ну, там, естественно, есть любовь, потому что книги написаны женщинами и для интеллигентных женщин. Естественно, любовные линии есть, но это совсем не соответствует вот тому определению классического женского романа. Это история, это женские истории. Причем авторы разные и о разном. Вот, наиболее яркие три книги, которые бы мы хотели выделить в этой серии, это книга англичанки Зои Хеллер «Хроника одного скандала», американской писательницы Элисон Лури «Иностранные связи» и австралийской писательницы Мойя Сойер-Джонс «Крыса-любовь». Все три истории совершенно разные. Но всех их связывает интересная женская судьба, интересная любовная история и замечательный язык.

К.ЛАРИНА – Ну, это можно назвать женскими романами или нет?

И.АЛЮКОВ – Ну нет, не совсем. Наверное, надо сразу сделать уточнение, что, вот, например, роман Элисон Лури «Иностранные связи», он получил самую главную литературную премию США, Пулитцеровскую, поэтому, в общем-то, это говорит о литературном…

К.ЛАРИНА – Да, это все-таки литература высокого качества.

А.ШТЕЙМАН – Это литература, это именно литература. Просто немножко понятие «женский роман» до такой степени у нас задергали, как-то замызгали – мы все представляем себе вот эти вот маленькие книжечки в мягких обложках с сердечками…

К.ЛАРИНА – Да, на выброс.

А.ШТЕЙМАН – На выброс. И поэтому, когда говорят «женский роман», как-то сразу, вот, скукоживаешься, говоришь: «Нет, это литература».

И.АЛЮКОВ – Это в такой же степени можно назвать женскими романами, я не знаю, как, например, романы Улицкой.

А.ШТЕЙМАН – Да. Это же тоже, в общем, иногда женские романы.

М.ПЕШКОВА – Читая биографию ваших авторов, понимаешь, что вы публикуете тех, кому от 30 до 40 лет – т.е. это уже не дебютанты, но еще не классики жанров, не классики литературы той или иной страны. Почему вы остановились на этом поколении? Это ваш принцип, поколенческая литература?

А.ШТЕЙМАН – Хороший вопрос.

И.АЛЮКОВ – Ну, наверное, мы издаем то, прежде всего, что интересно нам сейчас. Т.е. это современные авторы, пишущие о нашей современной жизни. Но в основном, так получается, что как раз люди такого возраста об этом и пишут. Собственно, вот если говорить о каких-то авторах, чуть более другого поколения, вот, Сью Таунсенд – она уже, собственно, английский классик, хотя ей еще, в общем, немного за 50, но с первой же книги она как-то, вот, настолько прочно вошла в английскую литературу – именно в классической традиции – что ее уже оттуда изъять просто невозможно. Первой книжкой «Тайный дневник Адриана Моула».

А.ШТЕЙМАН – Я извиняюсь, тогда перебью Игоря. Она же начала когда писать эти дневники Адриана Моула – это еще было в далекие 80-е, она в то время еще была малоизвестным ведущим на ВВС. И делалось это исключительно ради того, чтобы показать весь абсурд, чтобы показать весь абсурд, который творился в школе, где учился ее сын. И вот из этого стремления написать какую-то короткую, почти журналистскую историю получилось…

К.ЛАРИНА – Т.е. как бы, это реальные все истории, да?

А.ШТЕЙМАН – Ну, в какой-то степени реальные, да. Т.е. потом это уже стал, ну, такой, как бы, классический уже образ этого Адриана Моула. В итоге родилось шесть книг, и этот образ Адриана Моула, он стал уже совершенно нарицательным. Т.е., конечно, наверняка, он не очень похож на ее сына – я думаю, сейчас она уже это отрицает.

К.ЛАРИНА – А кино не снимали?

А.ШТЕЙМАН – Был снят фильм, но не у нас.

И.АЛЮКОВ – Сериал… был сериал.

А.ШТЕЙМАН – Сериал был про Адриана Моула. Вот, это такой, классический зануда, который мнит себя таким, крутым интеллектуалом настоящим. При этом он даже не потрудился получить какое-то приличное образование. У него все время не ладится с женщинами. Но несмотря на это, к 35 годам он уже обзавелся двумя детьми от разных жен.

И.АЛЮКОВ – Случайно.

А.ШТЕЙМАН – Случайно, конечно. Как у таких случается. Вот, в последней книге ему уже 35 лет, он работает в захолустной букинистической лавке, зарабатывает гроши, но решает поиграть в ипотеку. Естественно, по долгам он расплачиваться не может, заводит все новые и новые кредитные карточки… ну, это очень напоминает нашу сегодняшнюю жизнь, всех наших знакомых.

И.АЛЮКОВ – Ну да… ну, вообще, как бы, Адриан Моул – вот, 20 лет длится его история. Она началась в 84 году, когда ему было 13 и три четверти лет. И с тех пор, вот, безумное семейство, слегка безумное семейство Адриана Моула, его очень экстравагантные друзья и сам он – несмотря на свою занудность, он крайне яркий персонаж, крайне такой, узнаваемый. Вот, они прожили 20 лет. Вместе с нами, фактически, испытывая все проблемы…

А.ШТЕЙМАН – Да, такое зеркало британской жизни. Причем там все – и сериалы, которые смотрят британцы…

К.ЛАРИНА – Ну, это такой, собирательный образ такого, среднестатистического британца?

А.ШТЕЙМАН – Ну, Вы знаете, такой вот, современный образ английского маргинала – можно это так…

К.ЛАРИНА – Узнаваемый?

А.ШТЕЙМАН – Очень узнаваемый.

И.АЛЮКОВ – Ну, скорее, это простак, это… вот, традиция простака литературного. Вот, оттуда корни растут. А вот в новой книжке Сью Таунсенд «Андриан Моул и оружие массового поражения» она…

К.ЛАРИНА – Вот, она у нас сегодня, мы ее отдадим, да?

А.ШТЕЙМАН – Да, отдадим.

И.АЛЮКОВ – Да, она последняя и окончательная, потому что двери закрываются…

К.ЛАРИНА – Т.е. это завершающая, да?

И.АЛЮКОВ – Да. Там поставлена точка, продолжения явно не будет.

М.ПЕШКОВА – Мы сегодня встречаемся не случайно – сегодня церемония вручения Нобелевской премии. Кто из ваших авторов, на Ваш взгляд, потенциально может быть претендентом на Нобелевскую премию?

И.АЛЮКОВ – Ну, это довольно простой вопрос для нас…

К.ЛАРИНА – Стивен Фрай!

И.АЛЮКОВ – Ну, насчет Стивена Фрая я не знаю, но у нас есть израильский автор Дэвид Гроссман, который, собственно, традиционно пребывает в шорт-листах Нобелевской премии.

К.ЛАРИНА – И когда-нибудь-таки получит ее.

И.АЛЮКОВ – Я думаю, да.

А.ШТЕЙМАН – Мы очень надеемся. Кстати, в Израиле – я, вот, узнала об этом вчера – фильм снят по этой книге, которую мы издали.

К.ЛАРИНА – Ну, давайте мы сейчас разыграем наши подарки.



РОЗЫГРЫШ ПРИЗОВ





К.ЛАРИНА – У нас остается несколько минут для того, чтобы поделиться, конечно, секретами портфеля редакционного. Что нас там ждет впереди?

А.ШТЕЙМАН – Впереди у нас много всяких планов. Ну, естественно, мы будем издавать нового Стивена Фрая, и, вот как я говорила, Деса Диллона. Ну, у нас еще планируется много интересных книг для серии «Горький шоколад». Ну, возможно, это, там, будет под другим названием, но книги, в общем, такого же наполнения, книги, ориентированные для интеллигентных женщин, ну, так, немножко за 30. Там, соответственно, уже от 30 и далее.

К.ЛАРИНА – Это что? А, «Горький шоколад».

А.ШТЕЙМАН – Да, вот похоже на эти книжки. Ну, может быть, чуть-чуть немножко как-то переоденем.

И.АЛЮКОВ – Переделаем оформление.

К.ЛАРИНА – «Для тех, кому за 30».

А.ШТЕЙМАН – Ну, подальше, на самом деле.

И.АЛЮКОВ – Для тех, кто думает.

А.ШТЕЙМАН – Это не… сразу хочу сказать, что это не гламурные книги, это не женские романы, это именно литература, ориентированная на думающих, читающих интеллигентных женщин, которым просто интересна история.

К.ЛАРИНА – Т.е. для тех, кто, например, любит Франсуазу Саган? Может быть?

А.ШТЕЙМАН – Да, да, да, конечно.

И.АЛЮКОВ – Очень близко.

А.ШТЕЙМАН – Очень близко.

К.ЛАРИНА – Или Ремарка.

А.ШТЕЙМАН – Я, вообще, пыталась, вот, как-нибудь понять, на самом деле, чем объединить эти книжки, и вот чем это отличается, например, от многого другого. И у меня такая простая формулировка – чистые, искренние эмоции. Вот то, что так вот мало встречается сейчас в кино. Вот я последние, вот, месяца два-три по кино хожу, и как-то меня такое отчаяние взяло. Ну, либо, вот, чернуха совсем такая, крутая, после которой спать тяжело, вот, мрачняк.

К.ЛАРИНА – Да, да, да. Беспросветная.

А.ШТЕЙМАН – Беспросветная. Либо такой жизнерадостный гламур, от которого, вот, тоже… тоже тошнит уже…

И.АЛЮКОВ – Тоже беспросветный.

А.ШТЕЙМАН – Беспросветный.

К.ЛАРИНА – А вот что у нас с французской литературой?

А.ШТЕЙМАН – Вот французская – мы сейчас планируем очень активно ей заниматься, да, да, да.

К.ЛАРИНА – Как-то, мне кажется, вам пойдет это.

А.ШТЕЙМАН – У нас сейчас планируется несколько французских книг.

И.АЛЮКОВ – У нас несколько книг, вот, в этом направлении, о котором Алла говорила – именно французских писательниц. Имена, к сожалению, ничего не скажут русскому читателю, поэтому даже называть не буду.

А.ШТЕЙМАН – Ну, можно фамилию сказать – Ариэль Бюто.

И.АЛЮКОВ – Ариэль Бюто, да, например. Первая из…

А.ШТЕЙМАН – У нас будет – уже запланировано – пять французских книг, которые выйдут, вот, в следующем году.

И.АЛЮКОВ – А что касается другого, то, конечно, вот, Сергей переводит автобиографию Стивена Фрая. Он же перевел…

К.ЛАРИНА – Тоже, небось, там все сплошная мистификация, да, Сергей?

И.АЛЮКОВ – Нет, там все правда.

С.ИЛЬИН – Нет, нет, там как раз чистая правда, да.

К.ЛАРИНА – Там все правда, да?

И.АЛЮКОВ – Новые романы Джонатана Коу…

А.ШТЕЙМАН – Который, кстати, Сережа тоже переводит.

И.АЛЮКОВ – …тоже переводил Сергей. Но, Джонатан Коу – на мой взгляд, это самый интересный, самый лучший английский автор, очень такой, серьезный, очень традиционный и просто очень хороший. Это будет дилогия – выходит первая книга, очень большая, очень серьезная. Называется «Клуб Рокалий». В принципе, Коу, он в стране у нас уже известен, и у него есть своя, очень конкретная аудитория, очень такая, любящая его.

К.ЛАРИНА – И на этом мы завершаем программу «Книжное казино». Благодарим издательство «Фантом Пресс». Алла Штейман, директор, Игорь Алюков, главный редактор, и переводчик Стивена Фрая Сергей Ильин. Спасибо Вам огромное и до встречи!

А.ШТЕЙМАН – Спасибо Вам!

И.АЛЮКОВ – Спасибо, до свидания!

С.ИЛЬИН – Всего доброго!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире