'Вопросы к интервью
22 октября 2006
Z Книжное казино Все выпуски

Книги программы — альбомы «В.Спиваков. Мимолетности», — Вл.Федосеев «Репетиции с оркестром», «Русские военные марши», -Альбом «Виртуозы Москвы»,


Время выхода в эфир: 22 октября 2006, 12:10

22 октября 2006 года

12:00 – 13:00

В прямом эфире «Эхо Москвы» Маквала Касрашвили, народная артистка Советского Союза, заведующая оперной труппой Большого театра, Марк Зильберквит, директор издательства «Музыка».



К.ЛАРИНА – 12:16, мы начинаем «Книжное казино». У микрофона Ксения Ларина, у другого микрофона Майя Пешкова. Майечка, еще раз добрый день!

М.ПЕШКОВА – Добрый день, здравствуйте!

К.ЛАРИНА – Сегодня у нас в гостях издательство «Музыка». Марк Зильберквит, директор. Добрый день!

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Добрый день! Марк Зильберквист.

К.ЛАРИНА – Лишнюю букву мне приписали тут! Ну-ка, еще раз мы ее выкинем.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – В моей фамилии вполне достаточно букв, чтобы не приписывать больше.

К.ЛАРИНА – Зильберквит. Да. Видите, уже лучше звучит, кстати, без буквы «с»-то. Да, действительно. И Маквала Касрашвили, народная артистка Советского Союза, заведующая оперной труппой Большого театра. Здравствуйте, Маквала, добрый день!

М.КАСРАШВИЛИ – Здравствуйте!

К.ЛАРИНА – Ну, я добавлю, что не просто зав. труппой – действующая народная артистка, поющая, выходящая на сцену родного театра, да?

М.КАСРАШВИЛИ – Пока еще да.

К.ЛАРИНА – И поэтому пользуюсь случаем, поздравляю Вас с премьерой «Евгения Онегина»…

М.КАСРАШВИЛИ – Спасибо!

К.ЛАРИНА – Просто я сама еще спектакля не видела. Надеюсь, с Вашей помощью, надеюсь теперь его посмотреть.

М.КАСРАШВИЛИ – О, с удовольствием.

К.ЛАРИНА – Но слышала только восторженные отзывы о Вашей работе.

М.КАСРАШВИЛИ – Ну…

К.ЛАРИНА – Так что поздравляю Вас!

М.КАСРАШВИЛИ – Спасибо!

К.ЛАРИНА – Поздравляю. Ну, а сейчас давайте мы уже начнем нашу небольшую экскурсию по издательству «Музыка», для того, чтобы познакомиться все-таки поподробнее. Сколько лет-то все-таки существует?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Издательство «Музыка» в следующем году готовится отметить 150-летний юбилей.

К.ЛАРИНА – Боже мой! И все эти годы Вы его возглавляете? (смеется)

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Неужели я выгляжу больше, чем на 150 лет? Сначала Вы меняли согласные в моей фамилии, теперь Вы намекаете на мой возраст немолодой… На самом деле…

М.ПЕШКОВА – Это к Вам пришла в 17 году национализация?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Вот я как раз хотел об этом рассказать, что история этого издательства, она столь же протяженна, сколь и драматична. Значит, такой вот год для всей России важный, 1861, и последующие пару лет, когда были открыты Московская, а сначала Петербургская консерватория, в это же время энтузиаст музыкального дела Петр Иванович Юргенсон, сподвижник братьев Рубинштейнов, основателей Московской и Ленинградской консерватории… простите, Петербургской, конечно же – основал первую нотопечатню. И это дело начало развиваться – дело в буквальном смысле.

К.ЛАРИНА – Нотопечатня – как это красиво, да?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Нотопечатня, да. И как сейчас бы сказали, к 17 году у него образовался большой холдинг, выражаясь современным языком. А если говорить серьезно, к этому времени Юргенсон напечатал такое количество сочинений, что сейчас это просто невозможно представить.

М.ПЕШКОВА – У него была затоваренность?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – У него была большая победа, потому что он начинал все с нуля, а к 17 году это были сотни тысяч названий. Сотни тысяч. Включая людей, которых он, собственно, во многом сделал классиками. Почти все сочинения Чайковского напечатаны у Юргенсона. Ну, то, что произошло в 17 году, я думаю, многие слушатели знают. Так появилась «Музыка». Т.е. издательство было, как Вы, Майя, правильно сказали, национализировано, оно называлось «Музгиз», и потом, почти на 70 лет стало советским издательством «Музыка», которое снабжало всю страну музыкальной литературой.

М.ПЕШКОВА – Вот здесь у меня маленький вопрос: оно было национализировано и передано детям Юргенсона?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Про одного из наследников Юргенсона…

М.ПЕШКОВА – Это Интернет говорит.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – …я скажу, это не совсем так. Дело в том, что сам основатель этого дела, Петр Иванович, умер до революции, и его сын, Борис Петрович Юргенсон, продолжил дело, развил его, и когда в 17 году наступили, вот, известные события, он, как бы, стал возглавлять административно это издательство, но, разумеется, не как владелец. И никогда в жизни, включая сегодняшний день, ни одно нотное издание, ни одна реликвия – а такие остались от Юргенсона – семье переданы не были. Мы позже, может быть, поговорим о том, что существует другой Борис Петрович Юргенсон, с которым мы вместе сделали издательство сегодняшнее «Юргенсон». Ну, наверное, об этом чуть позже.

М.ПЕШКОВА – А нотный магазин «Юргенсона», в который мы бегали?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – А это еще одна, так сказать, драматическая история. Вы все знаете замечательное здание по адресу Неглинная, 14. Оно не только одно из самых красивых зданий в Москве… а может быть, и в мире – поверьте, это никакое не преувеличение. Это было одно из таких, самых главных, по-моему, московских мест. Вот туда сходились все, кто любил музыку, знали, что это важный московский музыкальный дом. Там было издательство «Музыка» вслед «Юргенсоном», там же был знаменитый, ну, вот, магазин. Сейчас в этом здании, очень красиво отреставрированном… на нем лежит такой, покров таинственности. Там находится загадочная организация под названием «Ратники России». На самом деле, в здании ничего не происходит, и это, вот, так сказать…

К.ЛАРИНА – А что это за «ратники» там такие?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Это боль, потому что, вот… может быть, кому-то покажется преувеличением, если я поставлю вот этот особый совершенно… особую такой… я даже не хочу назвать это учреждением, и это особое какое-то явление русской культуры – издательство «Юргенсон», «Музыка» и т.д. И магазин «Юргенсон». Для меня это примерно так же важно, как Большой театр, как Московская консерватория. Так вот, этого места теперь нету в Москве.

К.ЛАРИНА – Можно, я обращусь к «Ратникам России»? Можно? Товарищи, ратники, освободите, пожалуйста, помещение! (смеется) Верните, пожалуйста, а?

М.ПЕШКОВА – Верните нам «Юргенсона».

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Я обратился к «Ратникам России» месяц назад, когда с нами случилось большое несчастье. Давайте уже поговорим о несчастье, чтобы потом опять перейти к позитивным вещам. 26 августа сего года уже в другом помещении, которое мы занимали, по адресу Петровка, 26, произошел пожар. Сгорело все здание. Наше издательство располагалось на 3 этаже. 4 и 5 этаж выгорели, а все те массы воды, вот все хлынуло к нам на этаж. Рухнуло перекрытие, пропали тиражи, пропали бесценные архивные материалы, которые долгое время собирались, разумеется, все оборудование и т.д. И вот тогда я пустился во все тяжкие…

К.ЛАРИНА – Это вот сейчас произошло, этим летом, да?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Это произошло сейчас. Вот, через пару дней печальная, так сказать, дата – два месяца, как сгорело помещение издательства, и за это время мы не приобрели крыши над головой.

М.ПЕШКОВА – Т.е. вы теперь бездомные в буквальном смысле?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Мы бездомные и безкрышные, потому что крыша, как Вы знаете, теперь употребляется куда шире, чем физическое понятие.

К.ЛАРИНА – В двойном смысле, да.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – И оказалось, что вот этой нашей крышей… отсутствие крыши, вот, того понятия, которое сегодня бытует, оно еще важнее, чем физическая крыша. Вот, достаточно много сказал, и я хочу закончить с темой пожара, что несмотря на то, что написаны письма выдающимися музыкантами премьер-министру Фрадкову, Маквала Филимоновна Касрашвили была одной из тех, кто писал. Пожалуй, все видные музыканты подписали это письмо. Мною отосланы прошения во все инстанции – в агентство по культуре, министерство по культуре, агентство по имуществу. За два месяца мне показали одно помещение, которое буквально через 15 минут после моего просмотра, как оказалось, давным-давно занято какими-то арендо… получателями или взятелями?

К.ЛАРИНА – Ну понятно.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Арендаторами. Но я хочу сказать, что сгорело помещение издательства «Музыка», но не издательство «Музыка». Мы продолжаем работать, у нас большие планы. И мы работаем. И выживем.

К.ЛАРИНА – Из тех книг, которые сегодня у нас на передаче, мы разыгрываем последний экземпляр «Декабрьских вечеров». Это книга, которая тоже чуть-чуть пострадала от пожара – ее залили водой; здесь капли воды. И последний экземпляр книги Спивакова. Я тоже поняла, что это издание, последний экземпляр тиража, он тоже пострадал. Так что если вы где-то встретите эти книги, помните, что тиражи эти многострадальные.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Поскольку Вы начали с книги «Декабрьские вечера», я хочу закончить с исторической частью и, так сказать, смоделировать те вопросы рабочие, которые у нас могут с Вами возникнуть. Два года назад, чтобы как-то восстановить, хоть чуть-чуть, историческую справедливость, я основал издательство «Юргенсон», и моим партнером, как я уже сказал, выступает правнук Бориса Петровича Юргенсона, очень много делающий для того, чтобы это имя его семейное не было забыто. Возглавляет это издательство молодая, очень энергичная женщина Ольга Карпович, мы много работаем. И вот перед вами книги. В частности, книга «Декабрьские вечера», которую мы делали вместе с Антоновой Ириной Александровной – она сегодня, к сожалению, не смогла прийти, она с нами, как бы. Эта книга выпущена в издательстве «Юргенсон». Здесь и другие есть книжки, в частности, моя книжка, «Рождение фортепьяно», вышла здесь. Но хочу вам рассказать о наших очень больших и очень важных работах, которые мы планируем выпустить в этом году.

К.ЛАРИНА – А скажите мне, пожалуйста, Марк, а вот Маквала Касрашвили среди авторов числится издательства «Музыка»?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Маквала Касрашвили уговариеваема быть героиней одной из книжек в течение всех тех дней, лет и часов, что я нахожусь на посту директора.

К.ЛАРИНА – Так, и что?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Но вот это сочетание ее совершенно невероятной скромности и других качеств, о которых я здесь не буду говорить…

М.КАСРАШВИЛИ – Лени.

К.ЛАРИНА – Лени, да, добавляет Маквала. (смеется)

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – …не позволяет нам вот эту идею до конца реализовать. Но она неминуема и вряд ли стоит говорить, что Маквала – один из тех, кто заслуживает книг о себе.

К.ЛАРИНА – Просто давно уже обязана быть героиней книги, обязана. Ну как же так? Ну как же так?

М.КАСРАШВИЛИ – 40 лет все-таки на сцене Большого театра…

К.ЛАРИНА – Ой…

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Это будет обязательно. Обязательно.

К.ЛАРИНА – Кстати, можно, я сразу спрошу, Маквала, а кто бы мог написать, на Ваш взгляд?

М.КАСРАШВИЛИ – Ну, не знаю. Есть несколько человек, которые могли бы написать, которые меня знают с первого моего шага в моем творчестве, на сцене.

К.ЛАРИНА – Давайте, давайте.

М.КАСРАШВИЛИ – Надо будет решиться к этому, просто попросить.

К.ЛАРИНА – Давайте уже сделаем, ну…

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – У нас есть серия, как Вы видите…

К.ЛАРИНА – Да, да, да.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – И это очень востребованные книги, потому что здесь тут как-то оптимально, знаете, объем…

К.ЛАРИНА – Это творческие биографии такие, да?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Да. Ведь вот эти большие книги, которые сегодня получат Ваши слушатели, они хороши, и у них подчас сложная судьба. Они неминуемо дорогие. И еще, знаете, большая проблема: они тяжелые подчас. И сегодня так устроена жизнь, что человек несколько раз подумает, а купить ли сегодня тяжелую книгу?

К.ЛАРИНА – Тяжелая – в физическом…

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Физически тяжелую книжку, да. Если Вы не возражаете, я просто хотел бы закончить. Или, вернее, один параграф договорить до конца.

К.ЛАРИНА – Пожалуйста.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Было бы абсурдно сегодня говорить о том, что такое имя и творчество Чайковского для России, для мира и т.д. А тем не менее, издательство живет в такое тяжелое время, что, как я где-то уже говорил, когда нам вручали приз за какую-то книжку, при цене нефти 65 или 70 почти долларов за баррель, получить деньги на издание собрания сочинений Чайковского оказалось невыполнимой задачей.

М.ПЕШКОВА – Так что, Чайковский нам не нужен?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – 40 с лишним лет назад было издано полное собрание сочинений Чайковского, причем с такими произвольными… какой-то произвольной редактурой, что, например, в сочинение «1812 год» редакторы, ну, исходя из, так сказать, политической ситуации того времени вставили кусок из Глинки. Ну и много других там замечательных было новаций. Вот это вот проблема пока неразрешимая.

К.ЛАРИНА – Т.е. вы не можете сейчас издать полное собрание сочинений Петра Ильича Чайковского?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Это очень многотрудный и очень дорогой проект.

К.ЛАРИНА – Дорогой.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Но вот что мы сделали уже – это тоже выходит в издательстве «Юргенсон»: трое совершенно выдающихся женщин-автор – Рубцова, Корабельникова и Вайдман – сделали указатели по Чайковскому, который делается раз не в сто лет, не в тысячу, а один раз в цивилизацию. Музыканты знают, что когда речь идет о Моцарте, они говорят «Кюхель, номер такой-то». Вот теперь будет указатель Чайковского. Это будет книга свыше 1200 страниц, эта книга будет на двух языках. Уже в течение ближайших месяцев она поступит не только в российские магазины и библиотеки, но, как уже сейчас договорено, библиотеки разных стран мира. Это очень важная работа.

К.ЛАРИНА – Марк, я должна все-таки Вас прервать, поскольку у нас сейчас время новостей. Давайте мы остановимся, а потом продолжим.



НОВОСТИ



К.ЛАРИНА – Возвращаемся в программу «Книжное казино». Сегодня в гостях у нас издательство «Музыка»: директор издательства Марк Зильберквит и Маквала Касрашвили, народная артистка Советского Союза, заведующая оперной труппой Большого театра. Я сейчас хочу задать вопросы нашим слушателям. Ну, вопросы не сложные, хотя и музыкальные. Итак, первый вопрос: какой юбилей отмечал в прошлом году Большой симфонический оркестр под управлением Владимира Федосеева? Именно вот к этому юбилею книга издана, как я понимаю, да, которую мы сегодня представляем? Сколько балетов поставил на сцене Большого театра Юрий Григорович, 80-летний юбилей которого мы будем отмечать в январе следующего года? В какой стране появилось первое фортепьяно? Какой выдающийся русский пианист был основателем музыкального фестиваля «Декабрьские вечера», который проводится в музее изобразительных искусств имени Пушкина? Какой юбилей отмечал в прошлом году государственный камерный оркестр «Виртуозы Москвы» под управлением Владимира Спивакова? В каком году на четвертом международном конкурсе имени Чайковского золотую медаль получил пианист Владимир Крайнев? Ну, и наконец, последний вопрос: как фамилия режиссера, который поставил фильм о знаменитой певице Марии Калласс, где в главной роли снялась актриса Фанни Ардан. Ну, я думаю, что стоит тут добавить, что этот же режиссер является одним из лучших постановщиков фильм-опер в мировом кинематографе. А сейчас продолжим наш разговор с нашими гостями. Вот, мы все вспоминали – во-первых, напомню, что 150 лет издательству «Музыка» — что все-таки был перерыв в 70 лет. Впрочем, перерыв был везде, я так понимаю – большой такой перерыв. А вот я бы хотела спросить у Маквалы Касрашвили, которая, понятное дело, с детства увлекалась, конечно же, музыкой: в ту пору, как я понимаю, найти что-нибудь такое, интересное, связанное с историей музыки, особенно то, что касается истории мировой музыки, было невероятно сложно найти? Я уж не говорю… не говорю, там, о нотах. Вот как в советское время, вот, выходили из положения музыканты, юные музыканты, студенты? Где брали литературу?

М.КАСРАШВИЛИ – Вы знаете, в советское время – я вот, начну с периода, когда я оказалась в Москве уже, стала солисткой Большого театра. Вот, тот дом, о котором говорил Марк, на Неглинной, 14…

К.ЛАРИНА – Там можно было все найти?

М.КАСРАШВИЛИ – Там можно было все найти. Там были ноты, которые приносили…

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Букинистические.

М.КАСРАШВИЛИ – Букинистические ноты, можно было там перерыть, найти все. И были клавиры, и вот, я хочу сказать, что тогда как раз – это в конце 60-х – это можно было легко найти – клавиры и ноты всякие, которые, вот… то, что, допустим, меня интересовало, это которое относилось к оперному жанру и к вокальному, концертному, допустим. Но потом, когда, вот, перестройка началась, вот тогда…

К.ЛАРИНА – Все исчезло.

М.КАСРАШВИЛИ – Все исчезло, к сожалению. Мы не могли, у друг друга спрашивали: а где можно купить, какие классические, вот, ноты, классических произведений – вот, опер или, там, романсы? Это невозможно было. И слава Богу, что появился Марк, и как-то это было… начало появляться.

К.ЛАРИНА – А музыку? А можно, я еще спрошу – мне просто интересно.

М.КАСРАШВИЛИ – Да.

К.ЛАРИНА – А музыку где Вы доставали – что-то послушать? Вот великих оперных певиц.

М.КАСРАШВИЛИ – Вы знаете, вот, к счастью, я выезжала с театром или одна за границу и…

К.ЛАРИНА – А до этого?

М.КАСРАШВИЛИ – До этого были пластинки, в общем, «Мелодия» издавала записи опер. Я доставала здесь, в Москве.

К.ЛАРИНА – А кого слушали?

М.КАСРАШВИЛИ – Ну, слушала… я помню, когда я только начала думать о пении – это мне еще было 13 лет, я только начала профессионально учиться. Это была первая опера «Золушка» Россини в исполнении Зары Долухановой. Зары Долухановой. И я подражала и слушала, вот – в общем, это с детства еще, представляете? Все-таки глухой Кутаиси, в глухом городе, если можно так сказать, Грузии это можно было купить и слушать. И по радио, кстати, тогда передавали очень часто то, что можно… сейчас это редко происходит.

К.ЛАРИНА – Точно, да, да.

М.КАСРАШВИЛИ – …классические, вот, оперные произведения, вокальные произведения, классическую музыку. И…

К.ЛАРИНА – А мировые голоса где слушали?

М.КАСРАШВИЛИ – Тоже по радио.

К.ЛАРИНА – Тоже по радио? Давали тогда?

М.КАСРАШВИЛИ – Да, да, да.

К.ЛАРИНА – Серьезно? Вот, золотой фонд.

М.КАСРАШВИЛИ – Но я помню, когда я училась на пятом… в Консеватории – это было начало 60-х, и я купили пластинки, записи Тибальди, и слушала ее, подражала. И Калласс. Солисты тогда появились у нас, были записи.

К.ЛАРИНА – Вот сейчас, слава Богу, то, что касается записей, сейчас музыкальных, действительно, можно найти все, что угодно, и архивные, и новые – сейчас все-таки техника у нас развивается, похоже, быстрее, чем книгоиздание.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Ну, мы свою лепту как-то вносим. Мы начали издавать клавиры. Маквала правильно сказала: после длительного перерыва. И, конечно, они очень востребованы. Мы издали клавиры «Евгения Онегина», «Пиковой дамы», сейчас мы издаем «Кармен». Это звучит странно, но вот этого давно не было – вот те оперы, которые, казалось бы, всегда должны быть на прилавке, эти клавиры. Но, по мере возможности, это будет продолжаться, вот эта линия наша.

М.ПЕШКОВА – И тем не менее, у вас огромные планы – Вы мне говорили, что до конца этого года у вас столько всего выйдет.

К.ЛАРИНА – Вот, это мы приходим к мажору. Давайте.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Да, потому что, Ксения правильно отметила, наверное, у нас была слишком минорная первая половина нашей встречи. Я скажу вам так: издательство «Музыка» сейчас в основном настроено на главное… на то, чтобы быть главным учебным, так сказать, издательством страны – прежде всего. Как вы видите, у нас и другие литературы. Но большая часть хрестоматий, учебников по-прежнему выпускается «Музыкой». И вот такая специализация и будет. Нехватка учебников огромная. Есть же такой термин – «обеспеченность учебными пособиями». Это во всех областях. Что касается Юргенсона, здесь мы можем себе позволить более рискованные, более такие издания, которые могут окупаться не сразу. Здесь у нас выходят тоже уникальные совершенно издания. Это звучит, может быть, даже неправдоподобно, впервые будет издана партитура Петра Ильича Чайковского… балета Петра Ильича «Щелкунчик» с голосами. Ни при его жизни, ни позднее такого издания не было. Кроме того, я рад, что здесь присутствует мой друг и великая певица русская Маквала Касрашвили – она сегодня Большой театр представляет. Мы начали сотрудничество с Большим театром. Пока что мы приурочили выпуск первой книги из серии «Балеты Большого театра» к юбилею Григоровича предстоящему, и выйдет книга, которая называется «Щелкунчик», об истории создания этого балета, об истории создания музыкального произведения, а потом уже сценических постановок, включая постановку Юрия Николаевича Григоровича. Мы восстановили и переиздаем, например, такую серию, как «Все концерты Бетховена», «Все сонаты Бетховена» в редакции Ойстраха и Оборина. И много других очень важных изданий, которые должны быть сегодня.

К.ЛАРИНА – А популярную литературу какую-нибудь планируете?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Издаем, издаем. Да. Мы начали серию такую, в которой будут популярные романсы Козина. А сейчас мы готовим романсы ныне здравствующей певицы, которой по, так сказать, многим данным, свыше ста лет – певицы Баяновой. Мы тоже издаем.

К.ЛАРИНА – Как больше ста? Больше ста лет?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Больше ста лет.

К.ЛАРИНА – Не может быть. Да Вы что!

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Во всяком случае, так она утверждает, и это…

К.ЛАРИНА – Ну, она шутит. Я ее знаю, она к нам часто приходит. Она все время шутит.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Вы знаете, я готов принять это и за правду, и за шутку, но что остается фактом, что это издание через месяц появится в нотных магазинах.

К.ЛАРИНА – Действительно, выдающаяся певица…

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Да.

К.ЛАРИНА – Вот в этом жанре, безусловно.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Кроме того, в наших планах… я заставил другую мою любимую певицу, Нани Брегвадзе, усадил ее, и скоро мы будем иметь книгу.

К.ЛАРИНА – Воспоминаний?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Воспоминаний.

К.ЛАРИНА – А Маквала почему не напишет книгу воспоминаний?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Я вот я специально это сказал, чтобы устыдить ее раз.

М.КАСРАШВИЛИ – Ну, наверное, чуть попозже.

К.ЛАРИНА – Слушайте, ну, конечно, не могу не спросить я у Маквалы, как она смотрит на ситуацию, которая сложилась сегодня в отношениях между Россией и Грузией, поскольку совершенно какие-то болезненные вещи мы переживаем. Буквально, вот, недавно говорили, Софико Чаурели, которая просто, вот, до слез поражена, вот, тому, что происходит сегодня между нами, учитывая такую… не то, что, там, связь, как… у нас даже нет речи о том, что мы связаны. Мы просто, вот, как…

М.КАСРАШВИЛИ – Едины.

К.ЛАРИНА – …одна пуповина.

М.КАСРАШВИЛИ – Именно.

К.ЛАРИНА – Абсолютно. Если уж говорить, вообще, о культуре, то тут, вообще… Вот, говорит Марк: «выдающаяся русская певица Маквала Касрашвили», да? А кто-то другой скажет: «А почему это она русская? Она не русская. Она грузинская певица».

М.КАСРАШВИЛИ – Сейчас так скажут.

К.ЛАРИНА – Да.

М.КАСРАШВИЛИ – Но на Западе меня всегда называли русская певица.

К.ЛАРИНА – Ну вот что скажете по этому поводу? Для Вас что это? Как Вы это переносите, и что Вы можете сказать?

М.КАСРАШВИЛИ – Вы знаете, ужасно то, что сегодня происходит. Я думаю, что это все временно, и это все пройдет. Надеюсь, потому что нельзя рушить, в общем, веками… дружбу, которая, в общем, сплачивалась веками, и мы едины. И я больше всего живу в России. 40 лет я в России. Я гражданка России. Никогда себя не чувствовала, что я грузинка, понимаете. И никто, вот… и сейчас, когда это все происходит, и какие-то мои коллеги, может, имеют какие-то неудобства… я на себе это не почувствовала. Но, конечно, то, что я слышу, вижу – это ужасно и не может быть. Меня волнует то, что сегодняшнее поколение молодое, которое мало знает прошлое, историю нашей дружбы и нашего единения, наших народов, они могут как-то уже воспитываться на других взглядах, которые сегодня рекламируются, и говорится об этом, и говорится все против друг друга, между нашими народами. Но к сожалению… но думаю, что все-таки вовремя как-то должны люди очнуться, что это невозможно это разрушить, и мы всегда будем вместе. Потому что мы не можем без друг друга существовать – ни грузинский народ без России, и я знаю, как в России чтут, в общем, и культуру, и историю, и искусство Грузии.

К.ЛАРИНА – А вот скажите, у Вас наверняка есть родные и друзья в Грузии, с которыми Вы общаетесь?

М.КАСРАШВИЛИ – Да, конечно.

К.ЛАРИНА – Да. Вот как они смотрят на эту ситуацию, чем они объясняют?

М.КАСРАШВИЛИ – Ну, это все-таки… это… группа народа…

К.ЛАРИНА – Политика.

М.КАСРАШВИЛИ – Это политика. Это политики, которые должны, все-таки, мне кажется… я не могу сказать о России ничего, я говорю, прежде всего, то, что я вижу, что происходит и с Грузией. Что должны… молодые, перспективные максималисты пришли к власти. Они делают очень много для Грузии, да, но они должны все-таки как-то очень взвешенно говорить и выражаться, понимаете? Чтобы не было никаких личных оскорблений, оскорблений друг друга как народа, оскорблений народа. Они должны более цивильными взглядами и отношениями наладить все, что они натворили, в общем-то, можно сказать.

К.ЛАРИНА – Ну, мы оба хороши, что называется. Да?

М.КАСРАШВИЛИ – Ну, я не хочу… вообще, я не вмешиваюсь, но мне кажется, что все-таки надо как-то быть более сдержанными в таких оскорблениях друг друга, конечно.

К.ЛАРИНА – А к Вам за помощью не обращался никто из грузин московских? Сейчас вот, в этой ситуации?

М.КАСРАШВИЛИ – Нет, нет.

К.ЛАРИНА – Нет?

М.КАСРАШВИЛИ – Но, единственно, вот, два дня тому назад в большом зале Консерватории состоялся концерт, это было, значит, устроили, ну грузины, кстати, и это очень знаменательное было событие, потому что было 100 Андрею Баланчивадзе и 100 лет Шостаковичу. Оркестр Московский симфонический исполнял симфонию Баланчивадзе, и во втором отделении выдающийся грузинский пианист Корсантия играл концерт Шостаковича. И публика принимала восторженно, и вот это еще доказательство того, что все-таки нас нельзя как-то разлучить.

К.ЛАРИНА – Разрывать.

М.КАСРАШВИЛИ – Разрывать.

К.ЛАРИНА – Ни в коем случае.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Ксения, Вы позволите мне добавить?

К.ЛАРИНА – Конечно.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Здесь на столе лежит книжка о выдающемся композиторе современности Гие Канчели. Вышла она в прошлом году, к юбилею, Гие исполнилось тогда 70 лет. У нас была презентация, тогда еще все эти страсти не так накалились, но в общем, тема эта витала уже в воздухе. И я думаю, что – вот есть такое выражение, «рыть тоннель с обоих сторон». Вот этот тоннель засыпают с двух сторон тщательно. И получилось, что политические амбиции, буквально, каких-то единиц перевесили, так сказать, жизненные потребности и, так сказать, какие-то исторические совершенно неопровержимые такие вот какие-то положительные вещи миллионов людей. И я думаю, что вот этот концерт, о котором Маквала сказала, это очень важная такая первая ласточка. Я думаю, что люди, особенно, как всегда интеллигенция, должны быть более активны. Они сегодня, в то время, когда можно быть более активным – я уже не говорю о том, что существует такая площадка, как «Эхо Москвы», которое, кстати говоря, последовательно на эту тему выступает. Я сам обожаю слушать «Эхо Москвы» — едва попадаю в автомобиль, как у меня сразу… ну, сразу любимые голоса возникают. И я считаю, что этому можно противопоставить действие. Вот это действие было, они должны быть систематичны…

К.ЛАРИНА – Систематичны.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – И поверьте мне, все придет в свою норму, потому что все-таки я верю в победу здравого смысла над какой-то нелепицей, несуразностью и какими-то мелкотравчатыми интересами. Даже если это интересы…

К.ЛАРИНА – Не надо никого бояться.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Да. Политики.



РОЗЫГРЫШ ПРИЗОВ



К.ЛАРИНА – Маквала, Вы смотрели этот фильм?

М.КАСРАШВИЛИ – Да, конечно.

К.ЛАРИНА – Ну как Вам?

М.КАСРАШВИЛИ – Прекрасно.

К.ЛАРИНА – Скажите, вот это уникальное совершенно явление – я имею в виду не Калласс, в данном случае, а Дзефирелли.

М.КАСРАШВИЛИ – Дзефирелли.

К.ЛАРИНА – Да, вообще, я таких не знаю людей. К сожалению, может, я не права, но мне кажется, наш кинематограф такого человека не родил.

М.КАСРАШВИЛИ – Нет.

К.ЛАРИНА – Не полу… это нужно так чувствовать… Удивительно, удивительно. Я думаю, что многие артисты наши, русские, вот, завидуют такому явлению, потому что, вот, хотелось бы, наверняка, в такой работе сняться, с таким человеком поработать.

М.КАСРАШВИЛИ – Вы знаете, Образцова снялась в «Сельской чести», которую снимал…

К.ЛАРИНА – Дзефирелли.

М.КАСРАШВИЛИ – …Дзефирелли, да. И работала с ним.

К.ЛАРИНА – Ну, наверняка, у нее масса впечатлений, да?

М.КАСРАШВИЛИ – Да, они до сих пор дружат.

К.ЛАРИНА – А Вы могли бы назвать человека, вот, который, вот, остался в Вашей жизни главным режиссером, вот с кем Вам было интереснее всего?

М.КАСРАШВИЛИ – Это Борис Покровский.

К.ЛАРИНА – Все-таки Борис Покровский?

М.КАСРАШВИЛИ – Да. Да.

К.ЛАРИНА – Спасибо, давайте еще ответим на наши вопросы.



РОЗЫГРЫШ ПРИЗОВ



К.ЛАРИНА – Ну вот, Марк, наверное, поправит, да?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Я просто хотел сказать, что Вы назвали балеты, которые не ставил Юрий Николаевич Григорович, но забыли некоторые из них, которые он поставил.

К.ЛАРИНА – Ну, какие, например?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Но с целью некой экономии времени… Ну, «Лебединое озеро» он поставил, «Спящая красавица», «Спартак», «Иван Грозный». Всего восемь.

К.ЛАРИНА – Вообще, очень… Ну, мы уже ответили, все правильно.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Да. Да, да.

К.ЛАРИНА – Но в общем, мало, я как-то была поражена. Вроде… сколько он проработал, вот, главным балетмейстером? Сколько лет?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Вы знаете, что…

К.ЛАРИНА – Не помните?

М.КАСРАШВИЛИ – Точно не могу сказать, но…

К.ЛАРИНА – Много! Да, да.

М.КАСРАШВИЛИ – Много лет.

К.ЛАРИНА – Да. Всего восемь балетов.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Юрий Николаевич всегда ставил, даже будучи главным балетмейстером Большого театра, в других странах мира. И, наверное, любители балета знают, что он очень много сделал в Краснодаре, он ставил в Китае, и сейчас очень активен, несмотря на то, что, вот, он на пороге 80-летнего юбилея.

К.ЛАРИНА – Ну, какой это возраст! Ну, уже… А Борис Покровский? Смотрите, как работает замечательно. Ну что Вы, это не возраст для творческого человека. А Юрий Петрович Любимов? Ему вообще 90 будет, вот, в 7 году.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Покровскому, по-моему, больше 90, 93, кажется.

К.ЛАРИНА – Вот, что Вы, так что это нормально. Следующий звонок, пожалуйста!



РОЗЫГРЫШ ПРИЗОВ



К.ЛАРИНА – Ну, что мы успеваем? Мы успеваем что-нибудь сказать позитивное? Ну-ка давайте, придумаем.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Музыка, вечная музыка.

К.ЛАРИНА – Так, хорошо.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Музыка должна быть.

К.ЛАРИНА – Так.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Музыка классическая – это особая такая сфера, она требует очень бережного отношения, это никогда не коммерческая сфера. Ее надо любить, а любя, помогать ей. И я надеюсь, что это будет понято теми, от кого, во многом, это зависит. А даже если не будет большой помощи, все равно это, так сказать, будет жить, существовать и, так сказать, мы все для этого сделаем.

К.ЛАРИНА – Ну, у нас же там есть Попечительский совет в Большом театре, кстати. Вот пусть они каким-то образом поучаствуют в полном… в издании полного собрания сочинений Чайковского.

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Вы, Ксения, на прощание коснулись очень важной темы. Сегодня главный дирижер Большого театра – мой друг Александр Ведерников, который очень хотел тоже быть на этой передаче. К сожалению, у него очень важная репетиция как раз в это время, и у нас большие планы с ним, именно с Александром Ведерниковым как главным режиссером Большого театра. Думаю, что пройдет год-два, и Вы знаете.

К.ЛАРИНА – Кому, как не Большому театру, вообще, заниматься популяризацией искусства?

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Да. Да.

К.ЛАРИНА – И элитарного искусства, оперного, музыкального… Я не знаю, как Маквала к этому относится – мне кажется, что вот это искусство, оно все равно должно оставаться для избранных. Оно не может быть как масс-культура.

М.КАСРАШВИЛИ – Конечно.

К.ЛАРИНА – Правда же? Это такая вещь, штучная. Маквала, ну, жалко, что мы с Вами мало поговорили, но я так понимаю, что у нас сегодня такой больше повод поговорить так, о литературе, о книжках. Но, может быть, Вы согласитесь прийти к нам еще раз, чтобы мы поговорили о Вас?

М.КАСРАШВИЛИ – Спасибо, с удовольствием.

К.ЛАРИНА – О Вашей жизни, о Вашем творчестве, да, о Ваших каких-то симпатиях, да?

М.КАСРАШВИЛИ – Спасибо, с удовольствием.

К.ЛАРИНА – Придете?

М.КАСРАШВИЛИ – Да.

К.ЛАРИНА – И тогда уж точно уговорим Вас на книжку! Спасибо Вам огромное. Маквала Касрашвили, народная артистка Советского Союза, Марк Зильберквит, директор издательства «Музыка», и программа «Книжное казино». Всем спасибо!

М.ЗИЛЬБЕРКВИТ – Спасибо! Всего доброго!

М.КАСРАШВИЛИ – Спасибо!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире