'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА – Ну что же, добрый день ещё раз. У микрофона Ксения Ларина и вместе со мной здесь же в студии Майя Пешкова. Майечка, еще раз добрый день.

М.ПЕШКОВА – Добрый день.

К.ЛАРИНА – И начинается наше «Книжное казино». Сегодня у нас главная книжка в розыгрыше называется так «Михаил Ходорковский. Узник тишины» и, как вы понимаете, в студии присутствует автор этой книги журналист Валерий Панюшкин. Здравствуйте, Валерий.

В.ПАНЮШКИН – Добрый день.

К.ЛАРИНА – Вы работаете в «Коммерсанте»?

В.ПАНЮШКИН – Да, я работаю в «Коммерсанте».

К.ЛАРИНА – Колонистом, обозревателем?

В.ПАНЮШКИН – Я работаю в «Коммерсанте» специальным корреспондентом.

К.ЛАРИНА – А колонистом, наверное, в какой-то…

В.ПАНЮШКИН – Колонки я пишу в www.gazeta.ru и еще в журнале «Esquire».

К.ЛАРИНА – На все руки мастер. Я вас называю журналистом-лириком. Поскольку мне кажется, и образование само за себя говорит, и я тут с удивлением узнала, я чувствовала, я знала это, что Валерий Панюшкин закончил Государственный театральный институт имени Луначарского. Какой факультет?

В.ПАНЮШКИН – Театроведения.

К.ЛАРИНА — То есть начинали как театральный критик? Не успели поработать?

В.ПАНЮШКИН – На самом деле у меня в дипломе написано театровед-исследователь, и я занимался историей флорентийских праздников XV века – парады, балы и все такое, а потом я понял, что я, видимо, единственный человек в России, который интересуется флорентийскими праздниками.

К.ЛАРИНА – И закрыли тему, да?

В.ПАНЮШКИН – Просто очень интересно, но совсем никому не нужно.

М.ПЕШКОВА – А что вас побудило пойти в ГИТИС?

В.ПАНЮШКИН – Вы знаете, была какая-то такая компания школьная, которая очень любила театр, ставила спектакли всё время и, в общем-то, довольно странно было бы заниматься помимо этого.

К.ЛАРИНА – А почему не на режиссерский, допустим?

В.ПАНЮШКИН – По этому поводу мы были абсолютно убеждены, что режиссер – это очень серьезная профессия, которой в 18 лет нельзя заниматься и надо что-то другое выбирать.

К.ЛАРИНА – То есть, нужен жизненный опыт и желательно ещё первое высшее образование.

В.ПАНЮШКИН – Да, какие-то такие глупости.

К.ЛАРИНА – Вы в каком году закончили?

В.ПАНЮШКИН – Спросите что-нибудь полегче. Я не помню.

К.ЛАРИНА – 85? 86?87?

В.ПАНЮШКИН – Где-то так.

К.ЛАРИНА — Я почему спрашиваю, я просто тоже училась в ГИТИСЕ на актерском факультете, мне кажется, мы в одно время с Вами учились.

В.ПАНЮШКИН – Наверно, да.

К.ЛАРИНА — Вы не первый журналист, который занимается политикой, но политику эту принес из театра. У нас есть примеры в лице Андрея Караулова, который тоже по первому своему образованию театральный критик и немало на этой ниве сделал, Александр Минкин, кстати, тоже как театральный критик начинал и очень много статей по этому поводу написал.

В.ПАНЮШКИН – Вот в какую прекрасную я попал компанию.

К.ЛАРИНА – Какая замечательная компания, да. Я напомню, что книгу мы сегодня обязательно подарим нашим радиослушателям. Книга называется «Михаил Ходорковский. Узник тишины» и эту книжку вы получите, если поучаствуете, скажем так, в нашей конференции, поскольку мы сегодня решили не задавать вам вопросов, а воспользоваться возможностью прямого эфира для того, чтобы вы могли задать свои вопросы Валерию Панюшкину. Я напомню пейджер 725-66-33 и телефоны прямого эфира 783-90-25 для москвичей и 725-90-26 для тех, кто живет не в Москве. Во второй части нашей программы мы будем принимать ваши вопросы. Здесь пришло очень много вопросов на Интернет-сайт. Валерий, как выдумаете, какой самый популярный вопрос, связанный с вашей книжкой?

В.ПАНЮШКИН – Какого хрена ты, собака, ее написал?

К.ЛАРИНА — Нет. Плохо о нас думаете. Такой простой, элементарный вопрос.

В.ПАНЮШКИН – Сколько Вам заплатил Ходорковский?

К.ЛАРИНА — Нет. Третья попытка.

В.ПАНЮШКИН – Нет, не знаю.

К.ЛАРИНА – А читал ли книгу герой?

В.ПАНЮШКИН – Герой книгу не читал. Там как-то думают адвокаты о том, как бы ему передать, если вы знаете, там всякие сложности, он сломал пишущую машинку, совершенно не исключено, что если он получит книгу, перекусит ей колючую проволоку. Во всяком случае, я знаю, что он ее пока не читал, и что можно привести и передать ему книгу Льва Николаевича Толстого «Война и мир», а книгу Валерия Панюшкина передать нельзя, или с этим есть какие-то сложности. С другой стороны, я успокаиваю себя тем, что я не Толстой; лучше Толстого, конечно, читать.

М.ПЕШКОВА – А что сказала жена Ходорковского?

В.ПАНЮШКИН – По прочтении книги? Про готовый текст мы с ней не разговаривали. Единственное, что она сказала, она прислала смску, поздравляющую меня с Новым Годом. Я не знаю даже, читала ли она её.

К.ЛАРИНА – Вы с ним-то знакомы лично?

В.ПАНЮШКИН – Нет. То есть я с ним познакомился, когда уже писал этот текст. Это довольно странное ощущение, когда знакомишься с человеком заочно по письмам, и совершенно непонятно с кем ты общаешься, и действительно ли Михаил Борисович Ходорковский существует.

К.ЛАРИНА – То есть все-таки общались виртуально?

В.ПАНЮШКИН – Да. Там же большая часть текста состоит собственно из моих вопросов, которые я отправляю ему письмом, и его ответов, который он отсылает, и довольно странное ощущение, когда ты не знаешь точно, кто это пишет, потому что вдруг это какой-нибудь офицер в тюрьме сидит и пишет эти ответы, очень странное чувство и когда был уже суд, и когда я пришел на заседание суда, тут мы стали, что называется, махать друг другу ручкой. Он из этой стеклянной клетки, а я… мы как-то узнали друг друга. Похоже, он был рад видеть меня, но я не знаю.

К.ЛАРИНА — Можно ли говорить о какой-то поколенческой связи? Для Вас это важно или не имеет значения?

В.ПАНЮШКИН – Я не понимаю, что такое поколенческая связь.

К.ЛАРИНА – Какие-то общие точки соприкосновения есть с этим персонажем?

В.ПАНЮШКИН – Да, у нас у обоих день рождения 26 июня, при этом я родился в тот год, в который родилась его жена, а он родился в тот год, когда родилась моя жена. Такие милые, ни к чему не обязывающие совпадения, на самом деле.

К.ЛАРИНА — А если серьезно? Есть какие-то совпадения в мировоззрении, в понимании жизни?

В.ПАНЮШКИН – Абсолютно нет. На каком-то этапе мы, видимо, приходим к сходным мыслям, но если смотреть жизнь, и об этом есть в тексте книги, я с детства комсомол, комсомольцев ненавидел, он был активным комсомольцем, я никогда в жизни ничего успешно не продал, а он умеет это делать, из лучших моих достижений в области бизнеса было, когда я купил машину за 5 тысяч, вложил в нее 2, после чего продал за 2, 5, такой из меня бизнесмен.

К.ЛАРИНА — Это же 2 мира.

В.ПАНЮШКИН – 2 мира, абсолютно. Это же интересно, ты пытаешься понять, как устроен другой человек, такая типичная работа автора с персонажем, какой-нибудь Уильям Шекспир точно не является 14-летней девушкой, однако же, когда он пишет «Ромео и Джульетту», он пытается представить, что происходит у 14-летней девушки в голове. И здесь эта же самая работа, когда ты пытаешься представить себе, что случилось с таким человеком, про которого у тебя есть некоторые исходные данные, и у которого ты можешь спрашивать о чем-то. И собственно говоря, главный вопрос, на который я пытался ответить из 1 главы, из истории про то, как Ходорковский был арестован, мне совершенно ясно, что он сел в тюрьму сознательно, то есть мог уехать, была масса способов не сесть, и вот он совершенно сознательно сел. Зачем? Вопрос, на который я и пытался отыскать ответ.

М.ПЕШКОВА – В главе, которая посвящена «Открытой России», вы пишете немного и о своем опыте преподавательства. Вам нравилось преподавать журналистом? Не видите ли Вы себя будущим преподавателем?

К.ЛАРИНА – Бог знает, как сложится судьба.

В.ПАНЮШКИН – Я действительно очень люблю преподавать, у меня есть лекция на 1, 5 часа.

М.ПЕШКОВА – Записанная на магнитофон?

В.ПАНЮШКИН – Практически. Я знаю ее наизусть. В течение которой я могу особенно объяснить всё, что я знаю про журналистику. Я считаю, что журналистика – это очень простая профессия, то есть все, что надо знать, можно объяснить за 1, 5 часа. Это похоже на управление автомобилем. То есть объяснить, как управлять автомобилем можно типа в течение часа. Люди, которые хорошо водят автомобиль, отличаются от людей, которые плохо его водят, исключительно опытом. То есть налетом часов. Такая же история происходит с журналистикой. И я, в общем-то, плохо знаю, что там дальше можно рассказывать. Я за эти 1, 5 часа все рассказываю, все, что знаю.

К.ЛАРИНА— Перед тем, как выйти на пер6ерыв, я хочу несколько телеграмм прочитать с нашего Интернет-сайта, которые пришли на нашу программу сегодняшнюю. «Валерий, добрый день, – пишет Надя Шахова – книга мне очень понравилась, но есть один вопрос. Почему нет списка использованной литературы и документов? Хотелось подчеркнуть, что это не традиционная биографическая литература, а публицистика? – спрашивает Надя. – Или по каким-то причинам нельзя было точно указать все письменные источники?»

В.ПАНЮШКИН – Там довольно много каких-то статей в газетах, интервью. Я не знаю, по-моему, вот уж чем не является эта книжка, так каким-нибудь научным исследованием и совершенно непонятно, зачем там нужен научный аппарат. Это такие, в общем, скорее стихи. Не просим же мы какого-нибудь поэта, Иосифа Бродского, у него в тексте встречаются Одиссей и Телемах немедленно давать ссылку на то, как именно был издан Гомер и откуда он узнал об Одиссее и Телемахе. По-моему, это совершенно не нужно в этом издании. Оно не достаточно строгое для этого

К.ЛАРИНА – Остальные телеграммы я прочту после перерыва. Сейчас у нас новости.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА – Сегодня мы представляем книжку «Михаил Ходорковский. Узник тишины» Валерия Панюшкина. Я обещала прочесть еще несколько телеграмм, мне кажется, что автору это услышать будет приятно. Татьяна с Урала пишет нам: «Ваш «Узник тишины» очень умная, добрая, честная книга, позволяющая самим людям делать выводы, читаю, узнаю много нового, спасибо. Дать бы ее почитать главному герою, интересно было бы знать его мнение». Аня из Москвы, студентка МГУ: «Валерий, спасибо вам за книгу, она замечательная, как и все ваши статьи. Одно пожелание, пишите больше книг и не только о Ходорковском и вообще о политике, а например, о вашей изумительной дочери. Ваши статьи заставляют людей, например, меня думать, плакать, а главное делать по-настоящему хорошие вещи, вы настоящий философ, тонкий психолог, а главное добрый искренний человек, спасибо». Максим пишет из Америки: «Валерий, огромное спасибо вам за вашего «Узника». И P.S.: огромное спасибо за колонку на www.gazeta.ru». Вот только 3 телеграммы из многочисленных других, вообще. Если говорить об отзывах, каких больше?

В.ПАНЮШКИН – Понимаете как, поскольку средства массовой информации по своему большинству принадлежат врагам Михаила Борисовича Ходорковского, то, конечно, в СМИ, у них какой-то такой вой, типа там, всячески называют меня земляным червяком, ну, и слава богу. Люди, с которыми я общаюсь довольно, много разных добрых слов говорят, но с другого бока, знакомые, друзья, довольно глупо звать в гости, например, какого-нибудь неприятного мне человека, соответственно плохих отзывов…

К.ЛАРИНА – Ну это понятно, знакомые, друзья. Но у вас же там есть форумы свои, на сайтах.

В.ПАНЮШКИН – Ну, послушайте, ну, не буду же я это читать, у меня и так печень больная.

К.ЛАРИНА – Какой вы сильный человек. Да, Майечка.

М.ПЕШКОВА – Ну, ведь вы же не мечтали написать такую книгу, наверное, вы задумывали, если писать книгу, она будет веселой, жизнерадостной, ну, не такая же грустная книга.

В.ПАНЮШКИН – Нет, вы понимаете, я к жизни отношусь весьма трагически, поэтому, собственно говоря, ничего плохого не вижу в том, что книга печальная, потому что, в общем, жизнь такая печальная штука.

М.ПЕШКОВА — А кто кого нашел, издательство вас нашло или наоборот?

К.ЛАРИНА – Кстати, мы издательство даже не назвали. Кто книжку-то издал?

В.ПАНЮШКИН – Издательство «Секрет Фирмы» и это действительно меня нашло издательство, вот, это они предложили издать книжку и, в общем, так.

М.ПЕШКОВА – Они перед вами поставили задачу.

В.ПАНЮШКИН – Они спросили у меня, не хочу ли я написать книжку про Ходорковского. Я, естественно, ответил нет, потому что это совершенно невозможно. Ну, невозможно работать специальным корреспондентом «Коммерсанта», невозможно сесть и несколько месяцев заниматься такой большой работой. Главное, что сделало издательство «Секрет фирмы», оно заплатило мне аванс равный моей трех месячной зарплате в издательском доме «Коммерсант», в результате чего я все лето не работал в «Коммерсанте», ушел в отпуск за свой счет, а писал книжку.

К.ЛАРИНА – Вот вам яркий пример продажного журналиста.

В.ПАНЮШКИН – Конечно. Потому что, будучи журналистом, 2, 3, 4 командировки в месяц, вот это постоянная история, невозможно писать большой оригинальный текст.

К.ЛАРИНА – Хорошо. Давайте будем телефон слушать, как и обещали. Не Москва. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Тамара, я из Екатеринбурга. У меня вопрос в связи с публикацией книги, на стадии подготовки какие-то угрозы Валерию поступали?

В.ПАНЮШКИН – Никаких абсолютно угроз не было, все было ужасно тихо, мило.

К.ЛАРИНА – Может быть, никто не знал, что вы ее пишете?

В.ПАНЮШКИН – Да нет, я не делал из этого никакой тайны, и вообще, ну вот, рассказывали, что заправочные станции «British Petroleum» не захотели продавать ее, и больше ничего плохого по этому поводу не происходило. Если не считать каких-то злобных рецензий, которые, видимо, возвышают продажи, ничего не случилось, что, на мой взгляд, довольно мудро, потому что если бы случилось, то это еще больше бы повысило продажи.

К.ЛАРИНА – Теперь московский звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Это Абдул из Махачкалы. А вы еще будите про олигархов, про кого-то печатать книги?

В.ПАНЮШКИН – Вы знаете, совсем задача не была написать книжку про олигарха, потому что, если вы обратили внимание, к тому времени, как я писал книжку, Михаил Борисович Ходорковский уже не был никаким олигархом, а был узником. Мне совершенно неинтересно писать книги про богатых людей. Интересно другое, то, что случается с человеком, который вчера был могущественен и богат, и который сегодня потерял все, собственно говоря, многое, это такой вечный сюжет, называется «Король Лир».

К.ЛАРИНА – Или Наполеон.

В.ПАНЮШКИН – Да, вот это интересно, в этом смысле было бы очень интересно написать книгу про Владимира Путина, когда сменится власть, вот это было бы действительно интересно. Человек, который имел такую популярность, рулил всем, чем мог, а потом, вот что с ним происходит, когда все это закончится. Вот это интересно.

К.ЛАРИНА – Валер, а вот экономическая составляющая этой истории, насколько она сложна, вы же все-таки не экономист по образованию?

В.ПАНЮШКИН – Ну, экономическая история, конечно, сложна. И конечно, то, как она объясняется в книжке, это довольно схематичное объяснение, правда, я считаю, есть у меня любимая подруга, которая как-то раз сказала мне, что экономика это же не наука про то, как зарабатывать деньги, а про то, как принимаются решения, и в этом смысле, то есть, если ее рассматривать как историю про то, как принимались решения, то она становится вполне гуманитарной дисциплиной, и таким образом попадает в поле моих гуманитарных интересов.

К.ЛАРИНА – Следующий звонок, не москвичи. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Андриан, город Ижевск. Вопрос Валерию, получается, что вашим героем станет человек, только после того, как сядет в тюрьму?

В.ПАНЮШКИН – Нет, получается не так. Героем может стать человек, попавший в ситуацию, когда с ним случилось что-то судьбоносное. Понимаете, как я думаю, что с человеком ничего существенного не случается, если он там заработал, ну, миллиард долларов, ничего с ним существенного не случается. А вот если он там, сел в тюрьму, пошел на войну, влюбился, родил ребенка, потерял кого-то, вот тогда он сталкивается лицом к лицу с промыслом божьем, с судьбой, с жизнью, со смертью и тогда, с ним происходит что-то интересное. Дело не в том, что обязательно в тюрьму, но важно, чтобы с человеком обязательно случилось что-то такое, что заставило бы его думать о чем-то кроме покупки нового мобильного телефона или новой нефтяной компании, между этим никакой разницы нет.

К.ЛАРИНА – Кстати, если вообще говорить о серии таких героев, можно было бы, чтобы расширить немного географию нашего разговора, действительно же, дело не в олигархах, не в степени богатства. Вот вы сейчас говорили, я вспомнила такого персонажа, как Эдуард Аркадьевич Воробьев, которого сейчас уже мало кто помнит, хотя он действующий по сею пору и, по-моему, в политике активно работает, но давайте вспомним, что в 1994 году, он был первым военным в советской России, который легально отказался возглавить группу российских войск для похода в Чечню. Это было в его жизни, человек принимал решение. И после этого можно было целую книгу написать о том, какие мысли его снедали, каким образом это отразилось на его судьбе и на его семье.

В.ПАНЮШКИН – Знаете, например, историю про отца нового президента Чили, я забыл, как ее зовут. Так вот ее отец был военным летчиком, он первый из большинства чилийских военных, которые не успели присягнуть Сальвадору Альенде, он успел, и когда начался военный путч, человек был поставлен в некую сложную ситуацию. Он, может быть, сочувствовал военным, потому что был военным и, видимо, ни одному чилийскому военному тогда не нравился президент Сальвадор Альенде, но он принес ему присягу, и ему ничего не оставалось, кроме, как защищать президента, быть арестованным и погибнуть в тюрьме. Вот это интересная история, про то как человек, следуя просто своим представлениям о чести, просто взял и умер, сознательно абсолютно.

К.ЛАРИНА – Так что героев для такой истории найти можно.

В.ПАНЮШКИН – Они не олигархи. Я, в общем, знаю лично некоторых олигархов, они очень скучные люди, там не о чем разговаривать, денег мне от них не надо, а общаться, в общем…

К.ЛАРИНА – Как в «Маленьком принце» помните «Я человек серьезный, я человек серьезный…» Я вот, что еще хотела сказать уважаемые друзья, не первый Панюшкин, кто пишет про Ходорковского книгу. Есть еще такая писательница Татьяна Устинова, которая написала книгу «Олигарх с большой медведицы» это художественная литература, сюжетная и там как раз у главного героя, по-моему, просто реальные черты сегодняшнего героя Михаила Ходорковского, и там она рассказала практически судьбу, по-моему, еще до суда все это происходило, он там уже возвращается из мест не столь отдаленных.

М.ПЕШКОВА — Я хочу добавить, что наш гость лауреат премии «Золотое перо России» и совсем недавно, буквально на днях, он получил еще одну премию, награду от попечительского комитета.

В.ПАНЮШКИН – Да, она называется…

К.ЛАРИНА – За это еще и награждают?

В.ПАНЮШКИН – Нет, не за это, за другую книгу. Называется «Незаметная вещь», такой сборник эссе и рассказов, поэтому там была прекрасная девушка из университета, которая попросила меня писать еще, вот это вот, ровно книжка о простых вещах, про любовь, смерть, про все такое.

М.ПЕШКОВА – Хорошая книжка, я ее держу в руках, не могу оторваться.

В.ПАНЮШКИН – Я был очень благодарен федеральному агентству по печати, которое в такой тяжелый для родины час…

К.ЛАРИНА – Поддержало молодого автора.

М.ПЕШКОВА – Мечтаете о Нобелевской премии?

В.ПАНЮШКИН – Конечно я мечтаю о Нобелевской премии, во-первых, это довольно много денег, во-вторых, в каком –то интервью Иосифа Броцкого прочел такую фразу: «Очень здорово, что нобелевку дали, вот теперь-то, наконец, родители поверят, что я хороший поэт».

К.ЛАРИНА – У нас мало времени остается, давайте еще несколько звонков примем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Людмила, я из Москвы. Я бы хотела спросить у автора, выйдет ли Михаил Борисович из тюрьмы не сломленным?

В.ПАНЮШКИН – Судя по тому, как развиваются события, мне не хочется говорить так, но я вообще не очень уверен, что он оттуда выйдет.

К.ЛАРИНА – Да вы что.

В.ПАНЮШКИН – Смотрите, пожалуйста, правде в глаза, во всяком случае, пока не сменится власть, есть 756 способов продолжать держать его в тюрьме, можно предъявить новые обвинения, мы знаем с какой легкостью, они буквально высасываются из пальца. Мы знаем, что то, в чем общественное мнение обвиняет Ходорковского, то, собственно говоря, какие претензии к нему есть, не совпадает с теми обвинениями, за которые он был осужден абсолютно, но однако общественное мнение соглашается с виновностью Ходорковского не вникая в проблему, а «потому что он украл всю нефть», ему не вменяют в вину то, что он украл всю нефть, ему вменяют какую-то чудовищную тарабарщину. Я думаю, что шансов выйти сейчас у него очень мало.

К.ЛАРИНА – Звонок еще, пожалуйста, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Марина из Владикавказа. Знаете, как в детстве спрашивали: о ваших творческих планах, что вы собираетесь писать, об интересных личностях или о чем-нибудь еще?

В.ПАНЮШКИН – Ну, у меня есть творческие планы, их очень сложно воплощать ровно потому, что трудно работать в ежедневном издании корреспондентом и одновременно писать. Я очень хочу написать книгу про свою подругу живущую с ВИЧ, ну, такая совершенно невероятная судьба человека, но очень типическая, которая приводит человека к тому, что он получает вирус иммунодефицита. Очень хочется написать книгу про Центр детской онкогематологии, а еще я придумал книгу про выдуманный легион, где происходит война, любовь и все такое, «Война и мир лайт», но это совершенно такая выдуманная, все это очень хочется написать, не очень понимаю, как это сделать технически. Издательства, которые бы обратились ко мне: «Вот тебе Панюшкин аванс, для того, чтобы ты мог кормить семью, пока пишешь книжку», такого издательства нет, пока что, бог его знает, вдруг оно появится, в противном же случае, стану что-либо делать в качестве хобби, но это очень долго.

К.ЛАРИНА – Успеваем принять последний звонок. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, меня зовут Тина, я хотела бы высказать Валерию благодарность за то, что он есть, Валерий, я хочу сказать, что я восхищаюсь вами и вашим творчеством и вообще по отзыву моих коллег, я вообще сама учусь на факультете журналистики, и очень много знакомых так или иначе проходили практику и, в общем, работали в «Коммерсанте» и по их отзывам, они вами очень сильно восхищаются. Я бы хотела у вас спросить, как вам писалась книга, насколько вам пришлось поменять свой стиль журналистский, пришлось ли менять свой язык, или вы писали привычно, так же, как вы пишите обычно свои журналистские тексты?

В.ПАНЮШКИН – Знаете, это очень странное ощущение, не знаю, насколько там изменяется стиль, но на самом деле, что касается языка, я не очень доволен, потому что книга, конечно, писалась очень быстро, и была бы моя воля, я писал бы ее год и потом бы исправлял что-то, спокойно бы работал, но, к сожалению, опять же говорю, это невозможно чисто экономически. Изменяется скорее не стиль, изменяется скорее ритм дыхания, как если с равнины попадаешь в горы, очень сильно изменяется стиль жизни, потому что обычно я куда-то еду и что-то такое, а тут я все время сидел на даче в беседке с утра до вечера и долго-долго складывал слова, и они действительно складываются как-то иначе. Ну, вот, более внятно, чем изменение дыхания, я это объяснить не могу, что-то случается.

К.ЛАРИНА – Вообще, я так понимаю, что это увлекательное занятие.

В.ПАНЮШКИН – Увлекательное, если бы не было таким быстрым, то есть окончилось это все какими-то сорока чашками кофе в день, пятью пачками сигарет в день, ну, вот так много, так быстро писать очень сложно.

К.ЛАРИНА – Ну, что же, к сожалению, время наше истекло. Спасибо вам и удачи.

В.ПАНЮШКИН – Всего доброго.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире