'Вопросы к интервью


О.ЖУРАВЛЕВА: В Москве 14 часов и 7 минут. Меня зовут Ольга Журавлева. Ксению Ларину мы отпустили по важным обстоятельствам. Все остальное как обычно, Майя Пешкова. Добрый день, Майячка!

М.ПЕШКОВА: Добрый день.

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас в гостях сегодня издательство «Лениздат». Алексей Гордин, главный редактор издательства. Добрый день, Алексей.

А.ГОРДИН: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Наталья Соколовская, писатель, редактор издательства «Лениздат». Здравствуйте, Наталья.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Добрый день.

О.ЖУРАВЛЕВА: Один из главных руководителей проекта, о котором мы сегодня будем говорить, «Блокадные дневники ленинградцев», такая у нас сегодня тема. Майя нашла в настроение композицию Глиэра. Как она называется?

М.ПЕШКОВА: «Гимн великому городу».

О.ЖУРАВЛЕВА: Мы немного послушаем, чтобы войти в состояние и настроение.



Звучит композиция.



О.ЖУРАВЛЕВА: У нас сегодня будут вопросы, связанные с Ленинградом, Петербургом, Петроградом, темы и книги, все связанные с этим городом.

М.ПЕШКОВА: Я хочу сказать нашим слушателям, что «Лениздат» — одно из старейших отечественных издательств. Основано было после революции. Именно это издательство сейчас переродилось, у него второе рождение случилось 2 года назад. И главный редактор здесь не случайно, т.к. все издательство Гординых связано с отечественной литературой. Поэтому очень приятно, что сегодня Алексей у нас в эфире будет представлять книги этого издательства вместе с Натальей Соколовской.

О.ЖУРАВЛЕВА: Меня поразила одна книга, которая не только по объему и качеству шикарный альбом, но это альбом уникальный по содержанию – «Война: эффект присутствия. В фотореконструкциях Сергея Ларенкова».

М.ПЕШКОВА: Здесь помимо того, что приведены фотографии, на которых современность вплывает туда, совмещены фотографии 40-х гг., времен войны…

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Блокада, война, годы победы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Они совмещены с панорамами тех же самых улиц.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Не просто совмещены. Сережа ломам Балтийского морского пароходства. Он находит точку, когда все совпадает до миллиметра. И этот эффект вхождения в историю очень объемный, очень полный. И на людей это сильное впечатление производит.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как средневековые полотна религиозного содержания, почему все одеты в костюмы соответствующего времени? Потому что это здесь и сейчас происходит. Здесь такой же эффект, но еще присутствуют фрагменты из дневников.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Здесь мы очень долго думали: понятно, что нужен какой-то сопроводительный ряд словесный. Пробовали и так и сяк, потом решили так. По степени вхождения дневники и воспоминания оказались самым подходящим. И потом это билингва.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мало того, что это ценная вещь, это еще и отличный подарок для ваших друзей.

М.ПЕШКОВА: А теперь мне бы хотелось перейти к другим книгам. Алексей, пожалуйста, вы столько принесли книг, что у меня просто разбежались глаза.

А.ГОРДИН: Издательская группа «Лениздат» входят 2 издательские марки: взрослая «Лениздат» и детская «Акварель». Об «акварели» речь отдельно, сегодня «Лениздат». Мы выпускаем, наверно, порядка 10 разных серий. Такая базовая серия издательства «Лениздат-классика». Книги в мягкой обложке, классическая русская, переводная литература, современная, ставшая классикой. Здесь у нас Ирина Одоевцева, которую «Лениздат» издает целиком и полностью эксклюзивно, включая вещи, которые не выходили. Также в рамках этой серии, которую. Готовит наш редактор Елена Балакина, выходят целые отдельные направления в рамках серии. Так, у нас уникальна подборка мемуарной литературы, связанная с искусством.

М.ПЕШКОВА: М.ПЕШКОВА: Кого вы выпустили в этой серии?

А.ГОРДИН: Здесь, например, Головин. Вообще порядка 40 книг в этом направлении, включая людей и много издававшихся. Далее современная российская проза. Мы стараемся к ней подходить очень тщательно, ведет направление Павел Крусанов, такой петербургский известный писатель, редактор. Серия «Улица Чехова» состоит исключительно из русской прозы. Вообще, адрес нашего издательства улица Чехова, там мы начинали свою деятельность. Книги там очень разные. Начиналось там с 2 книг – Натальи Соколовской.

М.ПЕШКОВА: С автографом автора разыграем.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: О! Даже не знала, что это состоится.

А.ГОРДИН: Потом, наверно, многим знакомая книга Антона Понизовского «Обращение вслух», об этой книге много говорили, о ней продолжают говорить и писать. Она была в финале «Большой книги».

О.ЖУРАВЛЕВА: Это переиздание?

А.ГОРДИН: Нет. Она вышла в прошлом году.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: И вызвала резонанс.

А.ГОРДИН: Да 

М.ПЕШКОВА: Еще у вас была книга в премии «Большая книга».

А.ГОРДИН: Да, была книга Вадима Левинталя «Маша Регина». Недавно вышла книга Андрея Хуснутдинова «Господствующая высота», здесь одноименная повесть и несколько рассказов. Это очень интересная проза, такая…

О.ЖУРАВЛЕВА: Мужская?

А.ГОРДИН: Нет, она такая проза – для всех. Хотя эта повесть про Афганскую войну, но это очень необычная история с интересным переворот в конце, хотя основной сюжет такая очень хорошая военная проза.

М.ПЕШКОВА: А как вы находите авторов?

О.ЖУРАВЛЕВА: Или авторы находят вас?

А.ГОРДИН: Как всегда, как все издатели – по-разному. Иногда мы находим, иногда Павел, Наташа или я. Кто-то обращается к нам, после того как видят вышедшие книги, иногда предлагают агенты литературные как в случае с Хуснутдиновым.

М.ПЕШКОВА: А толстые журналы вам не предлагают питерские?

А.ГОРДИН: Питерские предлагают, и не только питерские. Относительно толстых журналов, перейдя от российской прозы к нероссийской, у нас в студии новая серия «Ближний круг». У нас сейчас, вообще, странная ситуация сложилась на книжном рынке – огромное количество российской литературы современный. Премиальный процесс очень оживил эту ситуацию, огромное количество переводной литературы со всех мыслимых языков. И практически нет книг стран, которые наиболее близки нам не только географически, но и ментально.

О.ЖУРАВЛЕВА: Т.е. бывшего СССР?

А.ГОРДИН: Да. Т.к. когда-то была гигантская литературная империя.

О.ЖУРАВЛЕВА: Сколько переводили поэтов народов Закавказья.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Я одна из них, грузинская литература – это часть моей жизни.

О.ЖУРАВЛЕВА: Прекрасные были переводы.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Это была индустрия, от которой ничего не осталось, но ее не возродить, пробуют…

Пробуют, сейчас в НРЗБ институте хотят организовать группу…

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Этих 20 лет стало достаточно, чтобы связь порвалась, культурный слой настолько тонок и хрупок, малейшее дуновение, и слой слетает моментально.

О.ЖУРАВЛЕВА: В свое время были переводы, поэты были на слуху.

А.ГОРДИН: Мы начали с НРЗБ, представителя азербайджанской литературы. Здесь в этой книге, которая называется «Не ко времени весна», его самый известный роман в России «Каменные сны», который в прошлом году прозвучал не только как литература, но и как политическое событие, поскольку это роман азербайджанского писателя о событиях конца 80-х гг. Это Баку.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: И здесь же проза 1 половины жизни, наверное, совершенно замечательно у нас читали молодые девушки в издательстве, и было так приятно, казалось бы, где современный человек 30-летний и где азербайджанская проза? Вообще эта кавказская история, кавказский меловой круг для нас необыкновенно родная история. Оказывается необычным все близкое и нужное. Не издавая, не читая, мы только сами себя обкрадываем.

О.ЖУРАВЛЕВА: Майя, нам нужно разыграть книги, уже слушатели нас забрасывают письмами, когда же это будет.

А.ГОРДИН: Но это именно не серия кавказской литературы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Давайте о вопросах, сначала на смс. Название 3 недописанной книги Ирины Одоевцевой на смс: +7-985-870-45-45. Вы уже много книг огласили, но топ лидеров продаж у нас оглашается, я хочу представить себе и вам вкусы потребителей литературы на данный момент. Топ составлен на основе данных о лидерах продаж, предоставленных тремя крупнейшими книжными магазинами Москвы: «Московский Дом книги», «Библио-глобус», «Москва». 1 место – Борис Акунин «Огненный перст», 2 место – Борис Акунин«История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия», 3 место – Дэн Браун «Инферно», 4 место – Евгений Водолазкин «Лавр. Роман», 5 место – Александр Мясников «О самом главном с доктором Мясниковым». Дальше идут разделившие 6-8 места «Рождественские рассказы зарубежных писателей», Александр Мясников «Как жить дольше 50 лет. Честный разговор с врачом о лекарствах и медицине». Людмила Третьякова «Сирень». Вот 1-е места, есть хиты, различного качества. Я про Дэна Брауна ничего плохого сказать не хочу, но у меня есть у нему пара вопросов.

А.ГОРДИН: Водолазкин на 3 месте это очень приятно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, между прочим. Литература разная, но приблизительно так она выглядит в рейтингах. Кстати, ответов правильных уже много. Так, какие вы еще не назвали?

А.ГОРДИН: Я бы о трех, а Наталья еще о двух.

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас 2 минуты, скажите про любимое.

А.ГОРДИН: Да. Мы все про прозу, хочется немного про поэзию. У нас есть такая серия «Поэт». В этой серии выходят книги лауреатов премии «Поэт», есть такая крупнейшая в мире премия. Вручается 8 лет, в этом году ее получил Е.А. Евтушенко, 9 лауреат. У нас вышло 8 книг. Первым был А. Кушнер.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так, я его здесь вижу.

А.ГОРДИН: Иногда это новые книги как в случае с Кушнером. Иногда это сборники. Готовит Наталья Евгеньевна.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Хочу сказать, что нефть и газ, на самом деле, но с поэзией у нас тоже хорошо. Жить на это мы не можем как страна, но самоощущения прибавляет.

А.ГОРДИН: Софья Федорченко «Народ на войне».

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, очень интересно. Я посмотрела ее 

А.ГОРДИН: Уникальная книга.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вернемся после Новостей.



НОВОСТИ



О.ЖУРАВЛЕВА: В Москве 14.35, продолжаем «Книжное казино». Сегодня одна из главных тем это блокадные дневники. Но мы еще не закончили с представлением других книг издательства. Кстати, на наш вопрос огромное количество правильных ответов: «На берегах Леты». Алексей, вы сказали про одну очень интересную книгу «Народ на войне».

А.ГОРДИН: Софья Федорченко «Народ на войне» — книга, которую почти никто не знает. При том, что это одна из чрезвычайно важных книг, не в силу того, что большими кусками текст из этой книги использовали в разное время разные советские писатели, причем нигде не указывая, что это Федорченко. Не специально, просто когда читаешь эту книгу, особенно первые 2 части, становится понятно, что будет следующие 70 лет происходить в этой стране.

О.ЖУРАВЛЕВА: Т.е. даже если это вымысел автора, а не документальные данные, они абсолютно точны?

А.ГОРДИН: У меня большие сомнения, что все это она написала сама, об этом есть в предисловии, там много записанного, мне кажется, и в какой-то момент автор заревновала к этому народу…

О.ЖУРАВЛЕВА: Т.е. комментарии автора были противоречивы и доподлинно она ничего не сказала?

А.ГОРДИН: Нет. Там сложная история, но, так или иначе, она провела много времени на мировой войне, потом в Гражданскую войне. Даже если какую-то часть текстов она смоделировала, опираясь на то, что слышала, фактически материал документальный. И она не мгла выдумать тот накал ненависти в т.ч., готовности к насилию, смести все, что связано с офицерами, богатыми и т.д. И эту книгу сейчас надо читать всем.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Мы сейчас пытаемся плавно перейти к блокаде. Это как раз то место, куда можно как в ледяную прорубь рухнуть. Передо мной лежат 2 книги. Одна Д. Гранина «Человек не отсюда», которая вышла у нас перед Новым годом и «Блокадная книга», которая вышла в прошло году с новыми материалами из архива Гранина. Сейчас мы подготовили следующий вариант «Блокадной книги», куда включен дневник Алеся Адамовича, который нам предоставила дочь Алеся Адамовича – Наталья Адамович, мы ей очень признательны, она его замечательно подготовила. И я потом прочитаю 2 цитаты из него, которые ключевые до сих пор для понимания блокады. 13 января весь Петербург был в большом зале филармонии, т.е. по-петербургски было отмечено 95-летие Даниила Гранина. Он почетный гражданин Санкт-Петербурга, там были другие почетные граждане, была необыкновенная теплая, сердечная, душевная атмосфера. Даниил Александрович вышел на сцену и разговаривал с залом. Там произошло то, что вынесено на лицевую сторонку этой книги, цитата: «Каждый человек имеет право считать себя необходимостью истории». Это чувство было 13 января в большом зале филармонии. На этом чувстве надо зафиксироваться всем. И осознать себя…

О.ЖУРАВЛЕВА: «Необходимостью истории».

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Да. И, может быть, тогда мы будем более ответственны к тому, что происходит, и сейчас, в эти дни в Петербурге в связи с 70-летием полного снятия блокады.

М.ПЕШКОВА: Это же третья книга Гранина, написанная в таком ключе. Это воспоминания, заметки, я была поражена читая, что он помнит стихи своих школьных друзей. Я даже подумала, а не пора ли издать максимы Гранина.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Здесь они присутствуют. Здесь цитата не помню с кого, о том, что человек смотрит на историю горизонтально, Бог смотрит на историю вертикально – одновременный. Вот эта толща времени, в которой мы существуем со всем остальным. Мы попадем в эту петлю времени, когда читаем блокадные дневники. Блокада не только наша история, это история необыкновенно важная для всего мира. Многие исследователи занимаются блокадой, хотя сама блокада известная крайне мала и не по тем документам, по которым следовало бы ее знать. Вся наша блокадная история создавалась под одним слоганом: «Блокада из первых уст». Это принципиально. Вот Гранин пишет о феномене памяти. Чем хороши эти дневники: это катастрофа онлайн. Во многих дневниках есть обращение к детям, потомкам. Никто не мыслил о том, что это будет издано когда-то. Это смешно было советскому человеку в 42 году думать это, но все понимали экстраординарность событий. Мы сейчас не можем представить книгу, она готова, она будет. Там гениальные страницы русской мемуарной прозы: это блокадные дневники трех женщин «Записки оставшейся в живых» Татьяны Великотной, Веры Берхман и Ирины Зеленской. У апостола Павла в 1 послании коринфянам есть такие слова: «Открою вам тайну: не все мы умрем, но все мы изменимся». Эта фраза долго со мной жила, но в этих дневниках я нашла парафраз этого высказывания. Т.к. люди, прошедшие блокаду, никогда не выходили из нее прежними. У нас в Ленинграде есть замечательные специалисты, историки блокады С. Яров «Блокадная повседневность», Н. Ломакин, Г. Соболев и др., но у нас нет блокадного центра. Может быть, это слух, но наконец-то ищется место музея блокады. Для такого, каким он и должен быть, т.к. у нас нет музей, который соответствовал бы уровню события. Эти дневники являются памятником той истории.

А.ГОРДИН: Дневники называются «Ленинградцы».

О.ЖУРАВЛЕВА: Это большая книга разных дневников разных людей.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Я хочу прочитать Алеся Адамовича, чтобы какой-то ключ дать к пониманию того, чем были, что двигало авторами «Блокадной книги»: «Человечеству грозит голод вселенский, обещают смерть 3-4 млрд. Демографическая Хиросима, какое же вырождение для тех, кто уцелеет. На чем? На каком мясе? Не говоря о муках миллиардов, урок Ленинграда для человечества, которое все еще живет по закону непосредственного опыта, не больше». Это действительно так. и за эти 30 лет были сделаны какие-то шаги? Отдельными учеными – да. Но опять же этим надо заниматься как музей катастрофы существуют. И вот еще очень важное, это обращено к нам (Адамович): «Человек несчастен и оттого, что сам себя не знает и потому вдруг враг себе в блокаду, себе, человеку. И оттого, что обнаруживаете в себе состояние, которое забыть потом не дано. А жить памятью о них и тревожно, и не хочется. Кто-то сказал, человек таков, насколько он способен услышать о себе, понести правды». Мне кажется, правды о блокаде мы не понесли, как и многой другой правды. И эти дневники в частности еще одна возможность нам этот путь пройти вместе с теми людьми, которые дожидались случая, чтобы их услышали.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот пишет нам безымянный автор из Санкт-Петербурга: «Кого ни спрашивал про блокаду, никто не рассказывал, сразу в слезы. Что там такое было, что люди не хотели рассказывать?»

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Читайте книгу. Город был страстотерпцем. Это был какой-то крестный путь. Просто взять бумагу и карандаш – это войти снова в человеческий облик. Когда ты от голода сходишь с ума там, то, через что прошли люди, хочется достойно память эту нести и дальше без каких-то нелепостей, которые сейчас сопутствуют.

А.ГОРДИН: Альбом Ларенкова это такая машина времени, возможность что-то понять, насколько это близко все. То, о чем Наташа говорит, это было недавно все, на самом деле. Это все рядом до сих пор.

О.ЖУРАВЛЕВА: Еще живы люди, которые не могут об этом рассказать.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Очень много блокадных детей, которые все знают по рассказам и по книгам, дай Бог, им всем здоровья. Но есть люди, которым 90-92…

О.ЖУРАВЛЕВА: Которые были достаточно взрослые.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Конечно! Которые рассказывают, но не дадут соврать, понимаете? Может, эти люди не состоят в каких-то блокадных обществах и не получаю преференций, но эти люди являются заслоном от домыслов. Но главное, конечно, дневники, т.к. по сокрушительности правды ничего мы лучшего не найдем.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот дневники бы власти почитать.

А.ГОРДИН: Они есть и генералов, и военачальников.

О.ЖУРАВЛЕВА: Есть у нас возможность еще разыграть суперприз. Майячка, вы скажет, что это будет?

А.ГОРДИН: Первым делом это фотоальбом. Я хочу, чтобы в суперприз попала ваша, Наташа, книга. Одна повесть, которая потрясает, которую читать равнодушно невозможно «О питерских детях и о старике».

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Читать о блокаде художественную литературу невероятно сложно. Может и не надо, раз есть эти дневники, но хочется попробовать как это можно.

М.ПЕШКОВА: Книга Д. Гранина тоже входит.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо, подробнее узнаете у нас по телефону редакции, отвечаете сейчас по телефону. Очень питерский вопрос. Между первой и второй – что? +7-495-363-36-59. Алло, мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Ольга.

О.ЖУРАВЛЕВА: Что находится?

СЛУШАТЕЛЬ: Третья.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет. Алло. Слушаем вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Перерыв.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Анна. Красноармейские улицы, может, это?

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет. Хотя вы на правильном пути. Алло, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей. Кадетская линия.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, что, дадим приз?

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Направление абсолютно правильное.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте дадим Андрею. Речь идет об улице.

Н.СОКОЛОВСКАЯ: Первая и вторая линия Васильевского острова.

О.ЖУРАВЛЕВА: И между ними улица Репина. Ваш телефон записан, вы в Москве или где?

СЛУШАТЕЛЬ: В Петербурге.

О.ЖУРАВЛЕВА: Получайте приз, большое спасибо. На этом заканчиваем. Всего доброго!

ВСЕ: Спасибо!





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире