'Вопросы к интервью


К. ЛАРИНА – Ну что, начинаем программу «Книжное казино». Здесь в студии ведущие передачи Ксения Ларина, Майя Пешкова. Майя, приветствую тебя.

М. ПЕШКОВА – Здравствуйте.

К. ЛАРИНА – А в гостях у нас сегодня издательство «Время». Генеральный директор Борис Пастернак. Боря, приветствую тебя, здравствуй.

Б. ПАСТЕРНАК – Меня три дня называли генеральным редактором, за что вам отдельное спасибо. Я всегда подозревал, что есть такая должность – генеральный редактор. И наконец я достиг её.

К. ЛАРИНА – Мне даже понравилось. Я когда это увидела тоже у себя, вот, в сетке, думаю – надо же, как интересно, красиво. Это что-то из Войновича.

Здесь же в студии Михаил Дегтярь, тележурналист, наш коллега. Миш, приветствую, здравствуй.

М. ДЕГТЯРЬ – Добрый день.

К. ЛАРИНА – Который с этой минуты писатель Дегтярь.

М. ДЕГТЯРЬ – Всё, я вступаю в Союз писателей, начинаю новую жизнь, получаю дачу в Переделкино. Хватит вообще телевизионные все эти штучки.

К. ЛАРИНА – И у нас есть доказательство, что Дегтярь писатель, поскольку он написал книгу. И книгу эту, как в понимаете, издал Борис Пастернак. Книга называется «Репортёр». Сегодня это главный номер нашей книжной программы. Но есть ещё книги, о которых, я надеюсь, мы успеем сказать.

Впрочем, я задам сейчас вопрос для наших слушателей, вы будете на СМС отвечать. Напомню номер: +79859704545. А вопрос очень смешной и актуальный. Только что на кинофестивале «Кинотавр» получил главный приз фильм режиссёра Александра Велединского «Географ глобус пропил», снятый по роману Алексея Иванова. Хабенский сыграл главную роль, говорят – блестяще, получил тоже приз за исполнение лучшей роли.

Я тоже не видела, но мне кажется, что это хорошая работа, потому что Велединский замечательный режиссёр, он умеет работать с прозой, что большая редкость.

М. ДЕГТЯРЬ – Роман прекрасный.

К. ЛАРИНА – И роман прекрасный. А вопрос такой. Что же на самом деле случилось с глобусом? Вспоминайте повесть Иванова «Географ глобус пропил». Что же на самом деле случилось с глобусом? На СМС, опять же напомню номер: +79859704545. Что мы сегодня предлагаем вам, кроме основного блюда – книги Михаила Дегтяря? Давай, Борь, может быть, ты скажешь про книги, и по два слова…

Б. ПАСТЕРНАК – Которые разыгрываются или которые вышли?

К. ЛАРИНА – Которые разыгрываются.

Б. ПАСТЕРНАК – Которые разыгрываются, отлично. Вот, у нас идёт Ирина Роднина «Слеза чемпионки». Мы про неё уже в эфире рассказывали, но она пользуется повышенным спросом, поэтому опять предлагаем в качестве премии. Замечательные мемуары.

У нас идёт книжка Евгения Клюева из его такой авторской серии «Сто и одна сказка». Это очередная книжка «От клубка до праздничного марша». Замечательный…

К. ЛАРИНА – Это детская книжка, да?

Б. ПАСТЕРНАК – Ну, она семейного чтения, я бы так сказал. Клюев детский-детский, да взрослый такой Андерсен, тем более что ещё и живёт в Дании.

Далее. Юлий Ким. Очередная книжка Юлия Черсановича Ким под названием «Светло, синё, разнообразно». Ценители литературы узнают грибоедовскую строчку. А кто не узнает, тот подумает, что так это видится Киму. Прекрасная тоже книжка. Стихи, проза, драматургия. Мне он очень нравится не только как исполнитель, но и как писатель.

К. ЛАРИНА – Публицист.

Б. ПАСТЕРНАК – И наконец книжка, о которой я бы вообще хотел подольше поговорить, но, я думаю, у вас к ней проснётся интерес. Это «Рыбы молчат по-испански» Надежды Беленькой. Она написала эту книгу чуть раньше, чем у наших законодателей проявился интерес к усыновлению международному. И как я же и писал в аннотации, «Роман о прибыльном, опасном и противозаконном российском бизнесе международной торговли детьми». Он, конечно, полон таких подробностей, которые хочется знать. И, конечно, на мой взгляд, это потенциальный бестселлер.

К. ЛАРИНА – Но это художественная литература?

Б. ПАСТЕРНАК – Да, конечно. Это чистый роман. Но дело в том, что два слова тогда о Надежде Беленькой. Она переводчик с испанского. И в течение нескольких лет была посредником-переводчиком при усыновлении российских детей из детдомов испанскими семьями. И она была внутри просто этой процедуры. И роман начинается такой необычной, как я считаю, строчкой «Эти события происходили на самом деле», хотя…

К. ЛАРИНА – Обычно пишут ровно наоборот – «Всякие совпадения случайны».

Б. ПАСТЕРНАК – Да. Надя в этом смысле оказалась очень честна. Эта книга будет ещё иметь последствия, я бы так сказал. Вот эти книжки идут в розыгрыш.

К. ЛАРИНА – Ну а про остальные мы отдельно скажем.

Б. ПАСТЕРНАК – Хорошо.

К. ЛАРИНА – Теперь внимание. Дальше у нас по программе. У нас много нового в передаче, между прочим. Дальше у нас по программе рейтинг продаж. Я не буду называть двадцатку. Мы обычно останавливаемся на первой пятёрке-шестёрке, поскольку там плавающие места. Напомню, что этот рейтинг мы составляем по результатам продаж трёх магазинов – «Московский дом книги», «Библиоглобус» и «Москва».

Следим за тем, как меняются места и какие книжки появляются новые. Вот совсем уже уехал на 6 место Борис Акунин и его роман «Чёрный город», поскольку все уже прочитали. Чуть выше по ступенькам стоит Фаина Раневская, бессмертная во всех смыслах. Новая книга Виктории Токаревой появилась в первой пятёрке, вот, на 4-5 месте Виктория Токарева «Так плохо, как сегодня». Ну и дальше, собственно, призовые места.

Александр Мясников «Как жить дольше 50 лет». Слушайте, 13 недель стоит, 13 недель стоит в первой пятёрке. Вы не понимаете вообще. Это что-то уникальное.

Б. ПАСТЕРНАК – Мы так скептически посматриваем друг на друга.

К. ЛАРИНА – А что? Вам ещё меньше 50?

Б. ПАСТЕРНАК – Да нам просто намного больше, поэтому…

К. ЛАРИНА – Дальше «Великий Гэтсби» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, конечно же.

Б. ПАСТЕРНАК – Вот он живёт дольше 50.

К. ЛАРИНА – На втором месте Татьяна Устинова «Где-то на краю света». А вот на первом месте уже третью неделю возглавляет список Павел Санаев «Хроники раздолбая. Похороните меня за плинтусом-2». Кто-нибудь читал что-нибудь из того, что я перечислила?

Б. ПАСТЕРНАК – Ну, «Похороните меня за плинтусом».

К. ЛАРИНА – 1 или 2?

Б. ПАСТЕРНАК – 1. Эту ещё не читал. Что там ещё было? А, ну Акунин.

К. ЛАРИНА – «Великий Гэтсби» тоже понятно.

Б. ПАСТЕРНАК – «Великий Гэтсби» я прочитал давно.

К. ЛАРИНА – Миш, а ты?

М. ДЕГТЯРЬ – «Великий Гэтсби», конечно, первый «Плинтус», безусловно. Но второй… я смотрю, в книжных магазинах эта книжка лежит… по-моему, целые горы её лежат.

К. ЛАРИНА – Санаева?

М. ДЕГТЯРЬ – Санаева. Как будто издательство специально понимает, что эта книга будет пользоваться успехом. Прямо просто горы…

К. ЛАРИНА – Шумный успех после первой книги.

М. ДЕГТЯРЬ – А сколько? После первой книжки уже лет 10 прошло, наверное?

К. ЛАРИНА – Я думаю, что да.

М. ДЕГТЯРЬ – Не меньше. Больше даже.

К. ЛАРИНА – Уже кино сняли и спектакль. Мне кажется, даже больше. Собственно, мы проговорили уже то, что надеемся, что на следующей неделе появится книга Михаила Дегтяря «Репортёр». А теперь, собственно, приступаем…

Б. ПАСТЕРНАК – Горы этой книги сложат на входах.

К. ЛАРИНА – Михаил Дегтярь человек серьёзный. Он шутить не любит. Эта книга основана на реальных событиях.

М. ДЕГТЯРЬ – Я этого не заявил с самого начала, но и так понятно.

К. ЛАРИНА – Это мемуар?

М. ДЕГТЯРЬ – Само издательство определило это как документальный роман.

Б. ПАСТЕРНАК – Это просто серия так у нас называется.

М. ДЕГТЯРЬ – Я думаю, что художественно-документальный роман, может быть, с элементами авантюрного романа.

К. ЛАРИНА – Потому что сам по себе человек абсолютно авантюрный. Я много интересного узнала о личности Михаила Дегтяря. Я раньше к нему относилась лучше, скажу честно.

М. ДЕГТЯРЬ – До прочтения этой книги.

К. ЛАРИНА – До прочтения этой книги. А он оказался просто невероятный человек, начиная буквально с первых минут своей жизни репортёрской. Я не знала всех этих подробностей, что в принципе он в журналистику попал совершенно наглым, совершенно беспардонным образом, всех обманув.

М. ДЕГТЯРЬ – Просто авантюризм, я считаю, это одно из самых важных качеств репортёра. И у меня есть точная совершенно уверенность в том, что у репортёра должны быть три врожденных качества, в книжке о них я подробно описал. Без них человек репортёром стать не может. А всему остальному я научу любого репортёра за неделю буквально, если у него есть три эти качества врождённые.

Авантюризм – это одно из них. И надо уметь репортёру попадать в те места, куда никого не пускают. Я этим умением владею и могу научить даже этому. Но всё равно это должно быть, конечно, врождённое.

А первое – это детский интерес к жизни, я считаю, то есть любопытство. Без любопытства быть ничего не может. Вообще я прихожу, часто читаю лекции в МГУ или в других каких-то… я вёл три месяца в РГГУ спецкурс по спецрепортажу. Я вижу, что у людей в глазах пустота и нету вот этого блеска, который сразу показывает мне, что человек чем-то интересуется вообще.

И, конечно, ещё одно важное качество – это умение рассказывать истории. Казалось бы, это ерунда. На самом деле я вижу, что если человек не умеет рассказать, не понимает, как правильно рассказать историю так, чтобы она была построена с завязкой, с развязкой, с кульминацией, с финалом и так далее, если он этого не умеет делать, то научить этому тоже невозможно.

К. ЛАРИНА – Это всё приобретённые качества?

М. ДЕГТЯРЬ – Нет, они врождённые, конечно.

К. ЛАРИНА – Потому что, как я понимаю, всё-таки был такой период становления Миши Дегтяря, это бесконечная борьба с собой, что называется, борьба с собственной застенчивостью, борьба с физическим недостатком, который вообще невозможен. Я вообще ничего этого не знала.

М. ДЕГТЯРЬ – Этого никто не знал.

К. ЛАРИНА – Если Миша так об этом откровенно пишет, мы можем об этом сказать, что Миша с детства страдал страшной формой заикания, да?

М. ДЕГТЯРЬ – Да. Не просто страшной. Я просто не мог вообще разговаривать. Это была одна из самых тяжёлых форм заикания. И что только мои родители ни делали, чтобы меня вылечить. Но не могли. И был такой выдающийся институт в Харькове, которым руководил Казимир Дубровский, где лечили заикание впервые в СССР с помощью гипноза. И мой папа туда поехал, устроил меня. В итоге выяснилось, что меня там не могу вылечить. Я не медиум. Есть такое понятие. Медиум и не медиум. То есть на меня действует гипноз или нет. И выяснилось, что вообще… всё, я понял, что никаких шансов вылечиться нет.

И до 22 лет примерно я не говорил практически, молчал только, мычал, хрюкал.

К. ЛАРИНА – И в итоге сам себе…

М. ДЕГТЯРЬ – В итоге сам себя вылечил. Я знаешь, я привожу фразу Юлика Гусмана, который сказал – когда я начал в Баку, страшно заикаясь, работать корреспондентом на радио, а в Азербайджане был корреспондент центрального телевидения, такой Маис Мамедов, у которого один глаз не видел. И Юлий сказал – что у нас за республика: корреспондент телевидения слепой, корреспондент радио заика?!

К. ЛАРИНА – Вообще эта дружба с Юлием Гусманом, да, то, что сказал сейчас Миша. Потом невероятное для меня пересечение, хотя об этом я знала давно, но то, что мне лично это очень приятно, это дружба с Гришей Гурвичем, человеком, который тоже в моей жизни совсем не случайный. Царствие ему небесное. Миша с ним дружил тоже с бакинских времён.

М. ДЕГТЯРЬ – Гришка был самым любимым другом моим, безусловно. Он умер уже давно, 14 лет назад. В 1999 году он умер. Конечно, это страшная смерть, несправедливая. Да, я посвятил ему целую главу в книге, потому что это был действительно мой самый близкий друг.

К. ЛАРИНА – Миш, поскольку у нас нет времени, что мы не можем идти страница за страницей по всей жизни, мне бы хотелось поближе, конечно, к сегодняшнему времени, поскольку это всегда волнует больше всех, потому что ничего так чаще и страстнее, извините за это ужасное слово, не обсуждается, как телевизор. Мы это знаем как ведущие программы «Человек из телевизора». Телевизор – это всё в нашей жизни. Так вот, телевизор советский, в который ты попал сначала, потом в российский телевизор. Всё-таки можно этот опыт обобщить для тебя сегодня, тем более ты днём остаёшься уже в своём же качестве репортёрском. Но, тем не менее, что это за машина такая? По времени чем они друг от друга отличаются?

М. ДЕГТЯРЬ – Это хороший вопрос – чем они друг от друга отличаются по времени? Так получилось, что я начал заниматься телевидением на сломе страны, когда Советский Союз начал разваливаться уже, и мы это понимали, как ни странно, понимали уже, что что-то происходит, что обязательно что-то будет меняться. И это, конечно, самое удачное было то, что я попал на этом сломе.

К. ЛАРИНА – Это золотое время?

М. ДЕГТЯРЬ – Это было золотое время. Потому что блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые. И так оно и было. Потому что действительно мы, когда понимали, что нельзя снимать так, как до нас это делали. Но как нужно снимать, мы не знали тоже. И это было волшебное время, когда было много энергии, много креатива, как сейчас бы сказали, было много желания, сил физических и моральных, и мы делали невероятные совершенно репортажи, невероятные. Я думаю, даже сейчас их показать, они вызовут невероятную бурю.

То есть мы первыми сняли материал женской колонии. В женской тюрьме я снимал просто первый. Это было в Можайской колонии в 1989 году.

Б. ПАСТЕРНАК – Сегодня только ленивый, по-моему…

М. ДЕГТЯРЬ – Сегодня в Можайской колонии протоптано… там даже в полу есть уже такие отверстия для штативов, знаешь? А вот эти дырки мы пробивали для штатива первыми. Мы сняли женскую баню в тюрьме, лесбиянок, полный процесс. То есть всё. Это было золотое время, потому что журналист был главный человек тогда. Боялись его. Потому что всё, что сказал журналист, всё выполнялось.

К. ЛАРИНА – А купить можно было тогда журналиста?

М. ДЕГТЯРЬ – Можно, конечно, можно. И покупали. Мне рассказывал Саша Невзоров, как он ещё бился на баррикадах в своей программе «600 секунд», а его коллеги, которые у него же работали в программе, благодаря его популярности зарабатывали деньги. Он это рассказывал. Он говорит – когда я это узнал, обалдел. То есть, понимаешь, он создал для своей программы вот этот невероятный имидж, а эти ребята брали деньги. Конечно.

Журналисты продавались всегда.

К. ЛАРИНА – Это Михаил Дегтярь. Мы на этой фразе закончим пока первую часть. Журналисты продавались всегда. И точно. А дальше будем говорить о современной журналистике. Сейчас у нас новости.



НОВОСТИ



К. ЛАРИНА – Восторженных отзывов о книге Дегтяря уже полно и без меня, да? Мне тут рассказывали, что Юрий Кобаладзе в полном восторге, не говоря уже о Гусмане, который, собственно, один из фигурантов этой книжки. Напомню, что сегодня мы представляем книгу Михаила Дегтяря «Репортёр», вышла она в издательстве «Время». Издательство здесь присутствие в виде генерального «редактора» — генерального директора Бориса Пастернака. Вы отвечаете на вопрос, на который уже можно дать ответ, поскольку ответили правильно. Глобус украли, который как бы «Географ его пропил» по названию книжки, на самом деле этот глобус спёрли просто.

И наши слушатели об этом знают. Так вот, возвращаясь к книге Михаила Дегтяря, конечно же, мне бы хотелось Мише задать вопрос про сегодняшнюю журналистику, тележурналистику прежде всего, вот, как бы ты её сегодня определил, и в чём, собственно говоря, причины, учитывая последнюю фразу предыдущей части, что журналисты продавались всегда? В чём же тогда сегодня, почему сегодня такой масштаб кошмара?

М. ДЕГТЯРЬ – То, что сегодня происходит с телевидением – это, конечно, катастрофа. Это такое большое человеческое горе.

К. ЛАРИНА – С точки зрения профессии.

М. ДЕГТЯРЬ – С точки зрения профессии, конечно. Потому что…

Б. ПАСТЕРНАК – Потому что это просто профессиональная зависть говорит.

М. ДЕГТЯРЬ – Да какая у меня может быть профессиональная зависть? К кому?

К. ЛАРИНА – В Facebook’е обычно говорят: «Да вы завидуете Мамонтову! Вы все ему завидуете!».

М. ДЕГТЯРЬ – Ну к кому у меня может быть зависть? Если говорить формально с точки зрения репортёра, я 8 раз был в тройке на Тэфи и 4 раза получил. Ну, кому мне завидовать? Что за бред. Никому я не завидую, конечно.

К. ЛАРИНА – Просто у Миши планка другая, другой уровень, другая точка отсчёта.

М. ДЕГТЯРЬ – Понимаешь, просто журналист, особенно на ВГТРК, я очень много лет проработал, почти 12 лет на ВГТРК, с 1991 года. И я вижу, как они менялись со временем. Они перестали быть журналистами. Они стали чиновниками. Там нет никакой журналистики. Вот эта Скобеева, о ней так много пишут, ну какой она журналист? Она чиновник просто. Ходит в костюме, как раньше ходили женщины со значком депутатским.

К. ЛАРИНА – Или ромбик о высшем образовании.

М. ДЕГТЯРЬ – Или с ромбиком. Вот это её место, понимаете? Это не журналистика никакая. Во-первых, эти тексты. Всё, что они делают, и с точки зрения профессии это ужасно, и с точки зрения морали это безобразно. Я просто не завидую. Я знаю нескольких людей, кто работают в «Вестях», с ними разговариваю, они в шоке все, конечно, тоже. Но там так всё закручено, так все болты завёрнуты, что там не пикнуть.

К. ЛАРИНА – Объясни тогда этот феномен странный. Тот же Олег Борисович Добродеев, который был в своё время гордостью отечественной журналистики, поскольку лучшие силы, которые когда мы этот телевизор полюбили по-настоящему, это так называемое старое НТВ, такой бренд, это были такие репортёры, такие были мастера! И это всё был Добродеев.

М. ДЕГТЯРЬ – Правильно. Люди, которые были, как ты говоришь, нашими… мы им пели гимны, вдруг стали вот так вот…

А возьми Таню Миткову. Она плакала в эфире, помнишь, когда танки вошли в Вильнюс. Плакала, что-то такое это было. Отказалась читать новости. Сейчас она не заплачет, хоть сто танков войдёт, хоть миллион танков. Понимаешь? Потому что блестящая зарплата, квартира, всё устроено. Ну куда? Понимаешь? Он знал, что вертится земля, но у него была семья. Всё.

Вот эту тему надо закрыть. Ведь эти люди… Добродеев прошёл много этапов разных. И Добродеев привёл на наши экраны вообще Шамиля Басаева, между прочим, что было преступлением, потому что это было на том самом НТВ Гусинского. Потому что тогда, вы знаете…

К. ЛАРИНА – Когда Елена Масюк.

М. ДЕГТЯРЬ – Да, Масюк брала интервью у Басаева. Гусинский боролся с Путиным, тогда даже известно, что он сказал – Путин не будет президентом, я всё для этого сделаю. И Добродеев, который был мозгом, он понял, что нужно делать – он начал приводить на экран Басаева, которого нельзя было ни в коем случае приводить, потому что есть правила, закон – террористам нельзя давать в эфире слово. Он его нарушил. А потом Добродеев был перекуплен Путиным, это нормально, перевербован, я бы так сказал. Но Владимир Владимирович, наверное, знает как прекрасный разведчик, что людей, которых перевербовывают, их можно ещё раз перевербовать. Если его купили за деньги, то в следующий раз его купят за власть или за женщину. Там много у них есть вариантов, как это делать.

Мне очень жаль. Я с Олегом дружил, у нас были очень хорошие отношения. То, что сейчас происходит, это, конечно, катастрофа.

К. ЛАРИНА – Но всё равно Олег не является как бы причиной и всем на свете, да? Самой главной болевой точкой сегодняшних проблем в профессии. Это же происходило постепенно. Вот, я знаю, что есть такое мнение в журналистской среде, что 1996 год очень сильно подкосил и подпортил репутацию журналистской профессии, что тот договор, который заключили между собой различные средства массовой информации по выборам Ельцина – это была точка отсчёта, начало падения. Ты согласен с этим?

М. ДЕГТЯРЬ – Да. Я знаю, конечно, об этом. Ну, есть такая версия. Мне трудно, понимаешь, сейчас говорить о том, что всё началось это тогда в 1996 году, хотя мы все понимали, что происходит, и как тогда тащили Бориса Николаевича, всё это было понятно.

К. ЛАРИНА – Конечно. Других вариантов не было.

Б. ПАСТЕРНАК – Можно вопрос, Миш? Вот, ты же не политический журналист.

М. ДЕГТЯРЬ – Я был несколько лет политическим обозревателем ВГТРК.

Б. ПАСТЕРНАК – И тем не менее я прекрасно помню те репортажи, которые мне очень нравятся, мне их интересно смотреть, они, как правило, про кобру, про змеиный яд, про производство коньяка, про пустыню, про Арктику, Антарктику, объехал 110 стран мира, везде снимал, я бы сказал, познавательные репортажи.

М. ДЕГТЯРЬ – Да, это была моя позиция всегда.

Б. ПАСТЕРНАК – А почему тогда такая конфликтность? Почему именно по поводу таких репортажей такие…

М. ДЕГТЯРЬ – Понимаешь, во-первых, меня всегда заставляли делать политические репортажи. Я всегда уходил от этого. Говорят, что нельзя ничего сделать журналисту, ему приказали – он должен делать. Неправда. Вот, я всегда находил возможность не делать.

К. ЛАРИНА – Если не хочешь.

М. ДЕГТЯРЬ – Не хочу. Я заболевал. У меня много было… я говорю, что есть такой принцип дзюдо – поддаться и победить. Вот, наш президент Владимир Владимирович прекрасно знает этот принцип. Это, знаете, когда великий изобретатель дзюдо увидел, когда ёлка стоит, на неё падает снег, она ёлка наклоняется, сбрасывает этот снег, и опять выпрямилась, он сказал – вот принцип дзюдо – поддаться и победить. Вот, надо так же поддаваться. Конечно, так долго не могло продолжаться, но тем не менее. Я в 2000 году, когда получил очередной свой приз ТЭФИ, я со сцены сказал, в принципе я говорил Добродееву, всем тем, кто тогда со мной работал; что вы заставляете меня стоять на фоне пожарища, а я всё равно буду снимать фильмы про валенки. Это было сказано мною, прямо есть запись. То есть это была моя позиция такая, которую я высказывал. Да, тем не менее, меня пытались заставить снимать вот эти политические репортажи, я всегда отказывался от этого, потому что я понимал, что политика – это всегда грязь, это всегда вступишь туда, куда потом от этого не отмоешься.

Б. ПАСТЕРНАК – Пардон. А кто-то должен же об этом рассказывать и показывать.

М. ДЕГТЯРЬ – Ну, кто-то должен, но не я. Пожалуйста, пусть это делают…

Б. ПАСТЕРНАК – А после этого ты начинаешь обвинять коллег в том, что они, видишь ли, то продаются, то поддаются.

М. ДЕГТЯРЬ – В любом случае я считаю вот ещё что. Что можно делать и политические репортажи с достоинством. Вот, то, как сегодня журналисты обслуживают власть на государственном телевидении – это недостойно ни для журналистов, ни для президента. Они его выставляют по-дурацки. Но он даже этого не понимает, может. Я не знаю. Ну нельзя так вылизывать. Надо всё-таки ещё… надо делать… у нас всё телевидение государственное. Оно принадлежит государству. Естественно, что государство имеет право заказывать…

К. ЛАРИНА – Да не имеет оно права ничего заказывать. Ну как?

М. ДЕГТЯРЬ – Это кому зарплату платят.

К. ЛАРИНА – Это то же самое, как говорит Мединский, что если государство платит деньги за кино, то уж будьте добры, снимайте то, что мы вам скажем. Что за чушь? Это чушь собачья. Перестаньте. Где такое видано.

М. ДЕГТЯРЬ – «Мы платим деньги, вы будете нас обслуживать».

К. ЛАРИНА – Это государственный бюджет, это наши деньги, это деньги, которые платят налогоплательщики. Что это за ерунда такая?

М. ДЕГТЯРЬ – Ну, понятно. Я просто здесь пытаюсь найти…

К. ЛАРИНА – Государственное телевидение не должно обслуживать государство. Государственное телевидение должно заниматься тем же, чем занимается и другое частное телевидение, если оно существует – давать информацию. Всё.

М. ДЕГТЯРЬ – Давать просто информацию без всяких оценок.

Б. ПАСТЕРНАК – Телевидение никогда не ограничивалось информацией. Ну это всегда было…

К. ЛАРИНА – А у репортёра есть право на комментарий?

М. ДЕГТЯРЬ – Ты знаешь, это очень сложный вопрос на самом деле. Потому что вообще это очень много мы об этом спорили. Вот, скажем, ведущая новостей имеет право на комментарий или нет? Или она должна просто сказать – произошло то-то и то-то, и всё.

Но у нас всегда было принято на российском телевидении, особенно начиная со Светланы Сорокиной, которая первой начала давать свои оценки.

К. ЛАРИНА – Прощалки свои.

М. ДЕГТЯРЬ – Прощалки свои знаменитые в конце, когда она «Вести» вела. Вообще я считаю, что это было её золотое время. Конечно, ни НТВ… я считаю, что когда она работала в «Вестях», её последний особенно год, когда она работала в «Вестях» перед уходом уже на НТВ – это, конечно, было золотое время, безусловно. Вот эти прощалки, конечно, перевернули немножко журналистику, потому что вдруг мы поняли, что люди, работающие в информации, могут ещё давать оценки.

К. ЛАРИНА – То есть имеют право на позицию, да?

М. ДЕГТЯРЬ – Я до сих пор не знаю, правильно это или нет. Потому что вообще по уму, наверное, не правильно. Потому что всё-таки наша задача – сообщать новости, да? И делать это желательно очень холодно, отстранённо, чтобы читатель, зритель сам уже решал, как там на самом деле. Но, видно, не получается. Наверное, всё-таки, как ты ни пытаешься рассказывать или вести тот или иной репортаж, ты всё равно своё отношение высказываешь.

Б. ПАСТЕРНАК – А я тебе могу такое меню составить, таких новостей набрать, что никаких комментариев не потребуется.

М. ДЕГТЯРЬ – Конечно. Вопрос вёрстки очень важен. Поэтому, если мы раньше, помнишь, особенно смотрели, как отверстали новости НТВ, как Первый канал, как Россия, что они поставили первой новостью, что второй. Это было очень важно всегда, потому что это и было отношение канала к тому, что происходит в стране.

К. ЛАРИНА – А есть граница между позицией и пропагандой?

М. ДЕГТЯРЬ – Между позицией и пропагандой?

К. ЛАРИНА – Когда кончается моя позиция как автора, как журналиста, и начинается моя пропаганда.

М. ДЕГТЯРЬ – Это невозможно разделить. Можно так эмоционально, ярко высказывать свою позицию, но на самом деле это будет откровенная пропаганда того или иного. То есть всё зависит от таланта человека. Я могу так талантливо свою позицию тебе рассказывать, а потом выясняется, что я пропагандирую своё политическое движение. А ты не поймёшь никогда.

Б. ПАСТЕРНАК – А как ты относишься к такому самопальному телевидению, телевидению на коленке, которое устраивает Шац.

К. ЛАРИНА – Это от отчаяния. Но при этом они блестящие…

М. ДЕГТЯРЬ – Недавно подарил Мише Шацу в бане свою книгу, кстати.

К. ЛАРИНА – Там же он её и читал.

М. ДЕГТЯРЬ – Мы с ним случайно встретились в Сандунах.

К. ЛАРИНА – Миша Шац, привет тебе. Как там в бане?

М. ДЕГТЯРЬ – Нет, ну молодцы они. Они оказались без эфира и решили таким образом так всё-таки…

Б. ПАСТЕРНАК – Я беру предельный случай. Вообще-то я имею в виду даже канал «Дождь*», хотя он высокопрофессионален.

К. ЛАРИНА – Всё-таки там профессиональные ребята работают.

Б. ПАСТЕРНАК – Как быть с этими телеканалами, которые уже начали появляться? То есть я понимаю, что мы никуда не денемся. У нас в интернете скоро каналы появятся такие, которые перешибут.

М. ДЕГТЯРЬ – То есть, видишь, они сделали канал фактически из кухни своей.

К. ЛАРИНА – Невозможно же во вранье всё время находиться. Это же само по себе возникает, когда понятно, что больше так нельзя.

М. ДЕГТЯРЬ – Самое главное, мне кажется, что власть уже не может этому препятствовать. Перекрыть это невозможно, мне кажется.

К. ЛАРИНА – Господа, у нас ещё одна рубрика в нашей передаче, которая называется «Книжные новости». Это действительно «Книжные новости». Я предлагаю послушать их внимательно. Илья Эш делает эту рубрику для нас, а потом мы услышим книжные новости от издательства «Время».



«КНИЖНЫЕ НОВОСТИ»



К. ЛАРИНА – И внимание, я задаю следующий вопрос для наших слушателей. Телефон уже не будем включать, у нас не так много времени. Тоже на СМС отвечайте. Это будет суперприз за правильный ответ на этот вопрос. «Долой павильоны, долой актёров, Этих апологетов мещанства! Долой бутафорию, долой надуманную жизнь, Гниющую под светом юпитеров! Мне нужна жизнь, как она есть!». Этот монолог – пародия на творческий манифест великого кинорепортёра. Кто прототип этого литературного героя, кто автор произведения? Хотя бы ответите на один из этих вопросов – уже будет хорошо. Пожалуйста.

Б. ПАСТЕРНАК – Неужели Дегтярь?

К. ЛАРИНА — +79859704545.

М. ДЕГТЯРЬ – Я знаю ответ на этот вопрос, но я не буду говорить.

К. ЛАРИНА – Боречка, тебе слово. «Книжные новости» от «Времени». Поскольку здесь новинки совсем.

Б. ПАСТЕРНАК – Мне жалко отрывать время от Миши, я заслушался, а сначала зачитался. Поэтому очень быстро.

Прекрасная книжка, долгожданная, я считаю, Владимир Яковлевича Лакшина «Театральное эхо». Ксения, дарю.

К. ЛАРИНА – Спасибо. Ждала этого момента.

Б. ПАСТЕРНАК – Да. И новый роман Бориса Евсеева «Пламенеющий воздух». Как всегда очень интересно и неожиданно.

К. ЛАРИНА – Это, кстати, ваш автор? Он постоянный.

Б. ПАСТЕРНАК – Да. Лауреат Бунинской премии.

М. ПЕШКОВА – «Маленький романчик» у вас выходил его.

Б. ПАСТЕРНАК – «Романчик». Ой, ладно. Я обещал Дегтярю…

К. ЛАРИНА – Ну, подожди, а вот там про эти книжки.

Б. ПАСТЕРНАК – А, виноват!

К. ЛАРИНА – Дегтярь закрыл всё. Успокойся. Сейчас твой выход.

М. ДЕГТЯРЬ – Могу выйти.

К. ЛАРИНА – Сейчас выход Пастернака.

Б. ПАСТЕРНАК – Прекрасный двухтомник Евгения Войскунского. Евгения Войскунского знают все – и старшее, наверное, поколение в особенности, это наш патриарх фантастики, советской ещё фантастики. А здесь двухтомник немножко неожиданный. Он его совершенно с другой стороны представляет. В одном томе реалистический Войскунский, а в другом томе фантастический. Страшно интересно сравнивать. Он вообще-то говоря на флоте служил. И его какие-то флотские романы тоже очень любопытны.

К. ЛАРИНА – Но книг, видишь, никто не читает, судя по тем новостям, которые сейчас рассказал…

Б. ПАСТЕРНАК – Это глупости какие-то рассказывает ваш корреспондент.

К. ЛАРИНА – Это же не он опрос проводил. Мы этот опрос обсуждали в нашей студии.

Б. ПАСТЕРНАК – И опросам я этим не верю. И, извините, я верю книжному магазину, собственной книжной полке и общению с читателем.

К. ЛАРИНА – А ты не видел, есть такие семьи, в которых вообще нет книжных полок.

Б. ПАСТЕРНАК – Есть. Ну и что?

К. ЛАРИНА – Их всё больше и больше.

Б. ПАСТЕРНАК – Как будто раньше читали больше. Сейчас читают ничуть не меньше, чем в золотые времена советской власти, я бы так сказал. Просто тогда это всё в бумажном виде стояло на полках, а сейчас тот же ребёнок за день хватает из интернета столько текстов, что его предшественникам не снилось. Вообще всё это лукавые цифры. Есть такое знаменитое утверждение, я считаю, что заблуждение о том, что в связи с появлением электронных книг падают книжные продажи. Ерунда. На нашем опыте могу сказать. Чем больше электронных продаж нашей книжки, которая есть и в бумажном варианте, и в электронном виде, тем больше продаётся бумажных экземпляров. Я прочёл хорошую книжку в интернете – пошёл и купил её в магазине, чтобы подарить её товарищу.

«Книга – лучший подарок», знаете, это остаётся верным. Всё зависит от того, что это за книги, каких книг стало меньше продаваться, надо смотреть. Да, всякой детективной фигни, прошу прощения, стало продаваться меньше. Почему? Потому что я купил себе электронную книжку, закачал себе 100 романов известной писательницы. И зачем мне скупать это всё в бумажном виде?

Но есть такие книги, которые не надо закачивать в свои электронные книжки, которые нужно иметь в виде бумажки перед собой. Одну такую книжку могу легко назвать. Она вышла у нас. Это Александр Павлович Чудаков «Ложится мгла на старые ступени». Вот уже много лет из месяца в месяц она продаётся и продаётся тираж за тиражом, тираж за тиражом.

К. ЛАРИНА – Кстати, по поводу Чудаковых. Я знаю, что у вас готовится выходу как раз по этой теме, которую я сейчас затронула, книга Марии Тамаровы «Литература в школе. Проходим или читаем». Она уже вышла?

Б. ПАСТЕРНАК – Нет, она ещё не вышла. Но уже ушла в типографию.

К. ЛАРИНА – Значит, человек не зря озаботился этой проблемой? Значит, есть что-то, какая-то проблема существует? Что-то не так?

Б. ПАСТЕРНАК – Разумеется. Как будто её раньше не существовало. Как будто вы не проходили…

К. ЛАРИНА – Миш, как ты сына заставлял читать книжки?

М. ДЕГТЯРЬ – Это очень сложный вопрос, конечно, с моим сыном. Я никак не мог, допустим, заставить его прочитать любимый свой роман детства «Два капитана» Каверина. Вот, все попытки мои ни к чему не привели. Но это не значит, что…

К. ЛАРИНА – А как ты, прям заставлял?

М. ДЕГТЯРЬ – Купил книгу, принёс ему, положил, спрашиваю – ты начал читать? Ну как, я не буду его бить палкой по ушам, понимаешь? Он так её и не прочитал. А я её перечитывал в детстве 150 раз.

Б. ПАСТЕРНАК – А сейчас не пробовал?

М. ДЕГТЯРЬ – Попробуй вместе с ним.

К. ЛАРИНА – Удивишься.

М. ДЕГТЯРЬ – Я, кстати, пишу в книге о своей встрече с Кавериным, у нас с ним была встреча в Переделкино.

Б. ПАСТЕРНАК – Печально закончившаяся.

М. ДЕГТЯРЬ – Да, он через некоторое время после этого умер. Но он уже был пожилой человек. Но тем не менее он был… Дело в том, что я написал один сценарий по одной из его сказок и принёс ему этот сценарий прочитать. Он прочитал и сказал – вы это будете ставить? Я чуть не обалдел. Я был студентом ВГИКа, и, конечно, это было очень неожиданно.

К. ЛАРИНА – Ну так возвращаясь к «Как научить читать?», вот к этому вопросу, вот, очень часто мы говорим на эту тему, про литературу в школе, что всё равно… сейчас тем более литература исключена из обязательных экзаменов итоговых. Поэтому вообще уже никто не читает. Это каким-то образом всё-таки обедняет жизнь человеческую, или, может, действительно это не имеет никакого значения?

М. ДЕГТЯРЬ – Ксюш, чёрт его знает. На самом деле сейчас в связи с интернетом люди столько на самом деле, я согласен с Борей, читают так много, мы не можем сравнить сейчас наше время.

К. ЛАРИНА – Объём информации, да?

М. ДЕГТЯРЬ – И с тем объёмом, который они сейчас получают. Что лучше, что хуже? Только время рассудит. Я не думаю, что кто-то может дать внятный ответ на этот вопрос.

Б. ПАСТЕРНАК – Я точно знаю, что ни человечество вообще, ни человек не становится хуже и проще. Вот, в эти сказки я не верю. Я думаю, что всё будет нормально. Я верю в такое чувство самосохранения человечества. Оно всегда, по крайней мере, побеждало.

К. ЛАРИНА – У нас жизнеутверждающий финал программы. Правильный ответ – Дзига Вертов, кинооператор. И даже угадали, что это «Золотой телёнок». Конечно. Насколько я поняла из вопроса, этот фрагмент не вошёл роман, да?

Б. ПАСТЕРНАК – Он был в первоначальном тексте, потом выпал, да.

К. ЛАРИНА – Дорогие друзья, мы на этом должны завершать нашу передачу. Ещё раз повторю, что главным героем сегодняшней программы был Миша Дегтярь. И его книга «Репортёр», мимо которой вы не пройдёте, потому что эти глаза вас настигнут везде. Не пройдёте мимо совершенно точно. Обложка гениальная абсолютно, просто супер. Молодцы.

Издательство «Время», Борис Пастернак. Михаил Дегтярь. Майя Пешкова, Ксения Ларина. Светлана Ростовцева звукорежиссёр. Всем спасибо
* Телеканал Дождь - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире