'Вопросы к интервью

К.ЛАРИНА: Начинаем программу «Книжное казино». Здесь в студии ведущие программы Ксения Ларина, Майя Пешкова.

М.ПЕШКОВА: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: В нашей студии Екатерина Гениева, гендиректор Всероссийской библиотеки иностранной литературы им. Рудомино. Здравствуйте, Катя.

Е.ГЕНИЕВА: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Гарри Бардин, режиссер-мультипликатор. К черту режиссер! Писатель!

Г.БАРДИН: Вот да. В этом качестве я никогда не был на «Эхе Москвы». Здравствуйте.

Е.ГЕНИЕВА: Надо привыкать.

Г.БАРДИН: Мне кажется, я одноразовый писатель.

К.ЛАРИНА: Каждый человек, конечно, имеет шанс написать одну книгу в своей жизни о своей жизни. Сегодня мы представляем книгу Гарри Бардина «И вот наступило потом». Надо еще сказать, какие книги у нас получат победители.

М.ПЕШКОВА: «Малый мир. Дон Камилло» Джованнино Гуарески. Книга «Дон Кихот в России». Такие книги мы очень часто получаем из издательства «Рудомино» об иностранных авторах и их книгах в России. «История любви полосатого Кота и сеньориты Ласточки» Жоржи Амаду на 2 языках. Э. Гофман «Щелкунчик и Мышиный Король», «Золотой горшок». Ч.Диккенс «Рождественская песнь в прозе».

К.ЛАРИНА: Для тех, кто будет отвечать на смс: +7-985-970-45-45. Вопрос. После выхода какой известной сказки А. Пушкин сказал: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить»?
Я хочу по традиции начать с рейтинга продаж. Напомню, что этот рейтинг, который каждую неделю вывешивается на сайте радиостанции «Эхо Москвы», составлен по 3 магазинам «Московский дом книги», «Библиоглобус» и «Москва». Мы называем 1-ую шестерку. Напомню, что этот рейтинг, который каждую неделю вывешивается на сайте радиостанции «Эхо Москвы», составлен по 3 магазинам «Московский дом книги», «Библиоглобус» и «Москва». На 6 месте «Так говорила Ф. Раневская». На 5 месте В. Полозкова «Осточертение». На 4 месте Александр Мясников «Как жить дольше 50 лет. Честный разговор с врачом о лекарствах и медицине». На 3 месте Макс Фрай «Тубурская игра. История, рассказанная Нумминорихом Кутой». На 2 месте Б. Акунин «Черный город». На 1 месте В. Пелевин со своим новым романом «Бэтман Аполло».
А что из этих книг читали наши гости?

Г.БАРДИН: «Раневскую» я многократно в разных изданиях читал.

К.ЛАРИНА: А вы, Екатерина?

Е.ГЕНИЕВА: «Раневскую», конечно. Макса Фрая, эта книга могла бы на 2, даже на 1 месте находиться. Я очень хорошо отношусь к Пелевину, но это не мой автор.

Г.БАРДИН: И не мой.

Е.ГЕНИЕВА: Из этого списка мой автор это Акунин. Я долго приспосабливалась к его прозе, но это мой автор.

К.ЛАРИНА: Давайте теперь про книжку «И вот наступило потом».

Е.ГЕНИЕВА: Книжка эта рождалась из сопротивления. Посмотрев «Гадкий утенок» раз 50, я спросила Гарри Яковлевича, а не хочет ли он написать о своих встречах, опытах. Он сказал, как я могу это написать, я не писатель. Но книжка была написана довольно быстро. Я прочитала ее сначала, когда Гарри сбросил мне ее на компьютер, это было поздно вечером. Я обрывалась, хотя многие сюжеты знала в непосредственном пересказе.

К.ЛАРИНА: А почему все рыдают над этой книгой?

Е.ГЕНИЕВА: Она настолько искренняя и написанная очень просто. это такая Пушкинская простота. Такой язык нельзя подделать, если не умеешь так писать. И действительно есть истории, которые тебя берут за живое и кроме слез, таки искренних, не вызывают ничего. У меня есть еще одна история. Гари пришел в библиотеку, когда «Гадкий утенок» только снимался и пересказывал один из эпизодов, и по мере того, как Гарри рассказывал это, я все вытирала и вытирала свои глаза. Это такие высокие диккенские чувства.

Г.БАРДИН: Я пришел, у меня уже был диск, записанной музыки, и я под музыку рассказывал. А Катина дочь стояла с коробкой бумажных салфеток и подавала одну салфетку за другой по мере промокания. Я был очень благодарен. Во-первых, что значит библиотека? Библиотека та, которой руководит Екатерина Юрьевна, это такая штучная человеческая коллекция, которую собрала Екатерина Юрьевна. Это интеллигентная атмосфера, особые отношения внутри коллектива. Когда-то Володя Спиваков сформулировал свое отношение к музыке: мы все любим друг друга в оркестре и все вместе любим музыку. Когда такое применимо на студии, в библиотеке это замечательно.

Е.ГЕНИЕВА: Вообще эту любовь заложила М.И. Рудомино. Она замечательно принимала людей на работу, у нее были большие голубые глаза как у Н. Ростовой, она спрашивала: а вы не скучный? Это ее традиции были заложены.

Г.БАРДИН: Очень давно в твоей библиотеке работала бабушка моей жены – Р.Л. Наглер. Она знала 13 языков.

К.ЛАРИНА: Какие здесь герои в этой книге, кроме Гарри Бардина? Про кого не забыть?

Г.БАРДИН: Там целый набор людей. Я горжусь своей дружбой, своим знакомством. Это и Э. Рязанов, П. Тодоровский и В. Меньшов, Ю. Ким, В. Спиваков. Это люди, которые составляют цвет нашей культуры. Многие, с кем я на ты, к счастью.

К.ЛАРИНА: А из близких?

Г.БАРДИН: Родители, все, что связано с моим детством.

Е.ГЕНИЕВА: Расскажи мой любимый эпизод.

Г.БАРДИН: Когда я предложил В. Спивакову написать музыку. И когда я сказал, что это будет аранжировка Чайковского, он сказал, если покорежишь Чайковского, я писать не буду, я Чайковского люблю. Я сказал, что Чайковского люблю не менее. У меня есть замечательный аранжировщик Сережа Анашкин, он человек высокой культуры, он сделал такую партитуру, что Володя, полистав ее, сказал, что это талантливо, я буду писать. И он прилетел из Парижа. И до этого разминал оркестр другой дирижер. Я выходил перед оркестром, рассказывал содержание эпизода. И когда они уже записывали, то они записывали не как музыканты, а как артисты. После записи коды всего фильма, один из музыкантов подошел к Спивакову и сказал: мы эту хрень столько раз играли, но никогда так! Это «никогда так» я считаю своей заслугой, что я заразил их своим видением, и они сыграли. Володя, когда прилетел, все думали, он будет пока разминаться, он до трех часов ночи читал партитуру, в неглиже не позволил себе выйти к оркестру. Когда вышел, рассказал анекдот, и дальше мы начинаем писать, и пишем целый день. Я Ю. Киму заказал стихи. Он написал, когда я читал, он заглядывая мне через плечо, говорил: если что не так – не вопрос, перепишу. Для меня было трогательно это, абсолютное отношение первоклашки, впервые вступающего в профессию поэта. Вот эта требовательность к себе, что у него, что у Спивакова. Идет время, они остаются такими же детьми. Потом в перерыве кто-то из оркестра говорит: Владимир Теодорович, перерыв надо делать. А это такой жесткий человек, который следит за соблюдением всех правил поведения оркестра. Ему говорят: час сорок, а он: не в Америке, пади, час хватит. Я зашел к нему в кабинет и та же интонация Кима: ты, скажи, тебе нравится? Я говорю: очень! Если что, мы перепишем – не вопрос. Пишем дальше, доходим до последнего номера. Я нажимаю на кнопку, чтобы поблагодарить оркестр и дирижера. И вдруг он говорит: надо переписать 1 номер. И я понимаю, что он написал 26 номеров, а занозой сидело в голове, что можно написать лучше, а раз можно, значит, нужно. Записали великолепно, и единственно: виолончелист ударил по деке, он говорит: надо переписывать. Я говорю, не надо. А что ты можешь сделать? Муравей упадет! И он упал на этот звук. А потом он подходит ко мне и говорит: а у тебя есть, кого озвучить. Я говорю, что у меня все занято. Он говорит, мне нужно кого-то доброго. Я говорю: добрых нет, остался злой петух. Он сказал с неохотой: ну, давай. А потом доставал меня звонками когда же. Потом он звонит мне и говорит: ты записал без меня, я видел растяжку на дорогах «Гадкий Я»! это не наш фильм, успокойся!

К.ЛАРИНА: Продолжим после Новостей.


НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Возвращаемся в программу. На вопрос ответили: «Конек-Горбунок» Ершова.
Название «И вот наступило потом» в контексте нашей эпохи имеет многослойный смысл. Т.к. действительно потом наступило. И в этом потом автор, возможно, снова будет назван врагом народа, а издатель иностранным агентом. И это потом существует в вечной борьбе. Вот как в этом потом выживать? Можем ли мы в нем писать книги и обливаться слезами? И есть ли перспектива у этого потом?

Е.ГЕНИЕВА: Делай, что можешь, делай, как можешь. А уж если суждено за это отвечать, смотря перед кем – главное, отвечать перед собой. Я тоже понимаю, что это название можно легко перекодировать в нашу действительность. Если мне кто-то задаст вопрос, будем ли мы расширять диалог с иностранными партнерами, я твердо отвечу – да. Один разумный политический деятель, поздравляя в этом году нашу библиотеку с 90-летием, сказал, что нигде нельзя найти такую территорию, где одновременно находится иранский культурный центр и еврейский, а рядом – американский. Институт толерантности дал нам возможности с Гарри Бардиным странствовать по городам и весям, где мы открывали эти институты.

Г.БАРДИН: Да, пропагандируя мои фильмы, а особенно «Адажио», она сделал визитной карточкой «Адажио»

К.ЛАРИНА: А про потом, которое всех накрыло?

Г.БАРДИН: Я понимаю, что уныние это грех, но я иногда грешу. Я являюсь членом общественной комиссии по «болотному делу». Все эти документы я читал, смотрел фотографии, я понимаю идиотизм сложившейся ситуации, и которой я не вижу выхода. Молодые люди с высшим образованиям сидят уже год не за что. Это все провокативно, провокация для того, чтобы показать свои мускулы и обезлюдить Москву 7 мая. И вот в этом движении, которое то вспыхивает, то угасает, нет лидера, за которым можно было бы пойти с закрытыми глазами. Там расслоение внутри.

К.ЛАРИНА: Зато это гражданское общество, оно существует.

Г.БАРДИН: Да, все удивляются, что я был этого 6 числа там. Ты хочешь послушать, что К. Собчак говорит? Нет, но должен там быть «Я была со своим народом там, где он, к несчастью, был» — по Ахматовой. И количество незапуганных людей было огромно.

К.ЛАРИНА: А ведь те замечательные люди, которые являются героями книги и друзьями Гарри Бардина, они ведь тоже по-разному оценивают это потом? А вообще разводила жизнь с талантливыми людьми, товарищами именно по идеологическим соображениям?

Г.БАРДИН: Разводила и разводит. У нас всегда есть право выбора и когда человек выбирает не ту дорогу мне с ним не о чем разговаривать.

Е.ГЕНИЕВА: Я приехала сюда на «Эхо», собрание «Гражданской платформы», мне нравится, как говорит М.Д. Прохоров. Главное впечатление это переполненный зал в основном молодыми лицами со всех регионов страны, они формулируют то, что будут делать без злобы, без агитации. Это утешающая мысль в этом наступающем потом.

К.ЛАРИНА: Сейчас послушаем Книжные Новости, которые для нас готовит Илья Эш.


КНИЖНЫЕ НОВОСТИ


К.ЛАРИНА: Екатерина Юрьевна, вам слово, т.к. вы хотели кое-что добавить к Новостям.

Е.ГЕНИЕВА: Я не знаю, какие законы собирается принимать Украина, но я на личном опыте в течение последних 5 лет, мы имеем проблемы, когда на каждую библиотечную конференцию под Судаком, это Украина, мы везем книги наших издателей российских, это страшный сон то, что происходит на границе. И если они сейчас закон примут, то, наверно, вообще ничего не будет. А теперь хорошая новость. Есть такая неожиданная инициатива Министерства культуры РФ создать в некоторых гуманитарных центрах, к которым относится и наша библиотека, вот в такие международные образовательные культуры привлекать зарубежную гуманитарную элиту и наших специалистов-гуманитариев из других городов. В это трудно поверить, т.к. это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но на это выделяется финансирование. Есть проект привлечения наших испанских коллег, шотландских, американских. Это уже можно потрогать.

К.ЛАРИНА: А у вас Гарри какие новости?

Г.БАРДИН: Снимается фильм, надеюсь, месяца через 3 закончат снимать картину. И на свою беду я уже придумал следующую идею. На беду, т.к. нужно искать деньги.

К.ЛАРИНА: А заканчиваете что?

Г.БАРДИН: «Три мелодии», три философских притчи, соединенные одним названием.

К.ЛАРИНА: Вопрос нашим слушателям, времени нет – ответьте на смс. Где Сервантес написал большую часть романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»?

Г.БАРДИН: Мы были с Катей в городе Сатка под Челябинском, и там огромное предприятие «Магнезит», и нас возил на машине человек с очень простым лицом, я думал, он водила, но, оказалось, что он хозяин этого «Магнезита», Сергей. И я рассказывал ему, не ведая, что он хозяин, что мне нужны деньги. Он проникся ко мне и перечислил не счет студии. И когда я ему позвонил и сказал спасибо, он ответил то, от чего у меня дыхание перехватило: Гарри Яковлевич, это вам спасибо, что вы приняли. Ну, я такое не встречал. Ну, если есть такое, то потом будет.

К.ЛАРИНА: Огромное спасибо нашим гостям!

ВСЕ: Спасибо вам!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире