'Вопросы к интервью
10 февраля 2013
Z Книжное казино Все выпуски

»...Вряд ли найдется в мире хоть один человек, который бы предъявил властям образец сатиры дозволенной" (М.Булгаков «Жинь господина де Мольера»)


Время выхода в эфир: 10 февраля 2013, 14:05



К. ЛАРИНА: Начинаем программу «Книжное казино». Здесь в студии ведущие передачи Ксения Ларина и Майя Пешкова. Майя, приветствую тебя.

М. ПЕШКОВА: Добрый день.

К. ЛАРИНА: Сегодня у нас в гостях «Книжный клуб 36,6» — так называется издательство, главный редактор — Виталий Бабенко, он же писатель-фантаст и переводчик. Добрый день, Виталий.

В. БАБЕНКО: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Здесь же Вадим Гусейнов — художник, составитель и дизайнер альбома «Искры», иллюстрированного художественно-литературного и юмористического журнала с карикатурами, год 1901-й. Эта книга у нас присутствует сегодня как главная книга передачи. Вы обязательно ее получите в подарок. Сразу могу сказать, что мы сократили количество вопросов до минимума, то есть до одного. Я предлагаю сразу вопросы, на которые будут отвечать наши слушатели на смс. Инженеры Петр Иванович Балинский и Евгений Карлович Кнорре в 1902 году представили Московской Думе проект нового для Москвы городского транспорта. Какого? Пожалуйста, на смс +7-985-970-4545.

Начать нашу передачу мы бы хотели не со знакомства с книжкой, которую мы представляем, а с теми книжками, которые читают наши москвичи. Мы решили завести с сегодняшней передачи такой рейтинг продаж, небольшой топовый список. Возьмем первую пятерку. Передо мной этот список по результатам, которые нам предоставили Московский дом книги, «Библио-глобус» и магазин «Москва», такие центральные магазины.

Итак, на 5-м месте – «50 оттенков свободы». На 4-м месте – «Иосиф Сталин. Последняя загадка», это Эдвард Радзинский. На 3-м месте — опять та же автор Джеймс, «50 оттенков серого». На 2-м месте — Александра Маринина «Оборванные нити», ее новый роман. А 1-е место занимает последняя по времени книга Бориса Акунина «Черный город». Итак, что мы имеем здесь? Два эротических романа для женщин, поскольку «50 оттенков свободы» — это книга, которая взорвала всё европейское читательское сообщество, все ее читают как подорванные.

М. ПЕШКОВА: И не только европейское, но и американское.

К. ЛАРИНА: И, конечно, Эдвард Радзинский. «Иосиф Сталин» — это такой герой последних дней, он не уступает никому пальму первенства. Про Сталина у нас читают всегда. Александра Маринина – известный писатель-детективщик. Насколько я понимаю, она всё пытается перейти в разряд беллетристов типа Шелдона, всё пытается поговорить с более широким кругом читателей и доказать, что она не только детективы может писать. Борис Акунин – тут сомнений нет, каждая его новая книга вызывает невероятный интерес у публики. Я бы хотела спросить у гостей. Эта пятерка о чем говорит, если говорить о читательском интересе? И насколько заслуженно все эти книжки попадают в первые строчки топ-списков.

В. БАБЕНКО: Абсолютно заслуженно, абсолютно предсказуемый состав: один детектив, два женских романа, историческая проза Радзинского и Акунин.

К. ЛАРИНА: Это массовое чтение? Для массовой аудитории?

В. БАБЕНКО: Я бы не сказал что «Иосиф Сталин» Радзинского – это для массового читателя, все-таки это серьезная историческая, хорошо написанная книга. Наверное, ее читают все-таки многие. Остальные – да, конечно, массовые книги, безусловно.

К. ЛАРИНА: Вы читали «50 оттенков серого»?

В. БАБЕНКО: Да.

К. ЛАРИНА: И что это такое?

В. БАБЕНКО: На мой взгляд, ничего особенного.

К. ЛАРИНА: А почему такой ажиотаж? В чем причина невероятного интереса?

В. БАБЕНКО: Каждый год, даже чаще, чем раз в год, появляется некая книга, которая играет на тех или иных читательских чувствах, женских в основном. Женщины – основные читательницы и главные покупательницы книг во всем мире. На этом рынке всегда есть что-то новенькое, такое, что обязательно привлекает внимание. Небольшая доля мастерства, небольшая изворотливость в сюжете, немножко эротики, немножко чувств, слез – и всё хорошо.

К. ЛАРИНА: Т.е. такая литература для отпуска, пляжная литература.

В. БАБЕНКО: Думаю, что да.

К. ЛАРИНА: Я хочу этот вопрос задать и Вадиму Гусейнову. Как вам такой список? Чем вы объясняете популярность этих авторов?

В. ГУСЕЙНОВ: Мне даже неловко повторяться.

К. ЛАРИНА: Т.е. всё предсказуемое.

В. ГУСЕЙНОВ: Конечно. Тем более что историческая проза, она свойственна и Акунину. Как видите, историческая тематика стоит я бы даже сказал на первом месте.

В. БАБЕНКО: Историческая и женская проза.

К. ЛАРИНА: Я вам еще обязательно задам вопросы, связанные с появлением различных новостей на книжном рынке. Давайте мы уже представим нашу книжку. Не знаю, займет ли она первые строчки в рейтингах продаж. Это «Искры».

В. ГУСЕЙНОВ: Очень хотелось бы.

К. ЛАРИНА: Это fiction или non-fiction?

В. ГУСЕЙНОВ: Это скорее non-fiction.

К. ЛАРИНА: Это такое репринтное издание. Мне жалко, что мы по радио. Но зрители Сетевизора, может быть, эту книжку видят. Это репринтное издание.

В. ГУСЕЙНОВ: Не совсем репринтное, оно составлено, выбрано самое лучшее и самое интересное из того, что было напечатано в 1901 году в «Искрах».

К. ЛАРИНА: Что такое «Искры», давайте расскажем тогда.

М. ПЕШКОВА: Это не та самая «из искры возгорится пламя»?

В. ГУСЕЙНОВ: Это абсолютно другое. Газета «Искра» не имеет к этому изданию никакого отношения, даже, быть может, из конспиративных соображений маскировалась отчасти под это популярное издание. Но это предположение. «Искры» — был такой юмористический журнал, созданный известным издателем Иваном Дмитриевичем Сытиным, выходивший параллельно с очень популярной в России газетой «Русское слово». И вот в 1901 году, в первый год 20 столетия вышли первые номера, которые тут же стали очень популярными в Москве, а впоследствии и в России. Тиражи с 1901 до 1918 года выросли просто в несколько раз. Это был самый массовый тираж журнала уже к 17-му году, приближающийся к миллиону экземпляров, что для России той поры было удивительно. Журнал «Искры», в нем пытались ответить на те животрепещущие вопросы, которые в то время стояли перед москвичами и которые их волновали. Поэтому здесь собрано то, что было по темам самым интересным, самым значимым.

К. ЛАРИНА: Юмористическое издание… Это похоже на последнюю полосу «Литературной газеты», я имею в виду не сегодняшней, а в советское время. Здесь и набор смешных афоризмов, и рисунков, и карикатур, и эпиграмм, и анекдотов.

В. БАБЕНКО: Это и так, и не совсем так. Если посмотреть внимательно и эту книгу — здесь есть очень интересные вкрапления, она очень интересно составлена Вадимом Владимировичем, очень точно составлена, — то можно понять, что это журнал не только карикатуры, не только юмористический. Там была судебная хроника, светская хроника, исторические факты, историческая хроника, исторические анекдоты в том числе. Т.е. он был предназначен для широкого пользования, не только для тех, кто хотел бы посмеяться, похихикать над какими-то сатирическими уколами этого издания. Он предназначался для чтения и рассматривания, разумеется. Поэтому там много всего. Там о спорте много, о велосипедистах, автомобилистах.

М. ПЕШКОВА: Там даже Чехов печатался.

В. ГУСЕЙНОВ: Антон Павлович Чехов инициировал это издание, он, по сути дела, заставил Сытина издавать самую дешевую народную газету и вот этот юмористический журнал. Он сам в нем не участвовал, но в создании этого журнала принял очень важное участие.

М. ПЕШКОВА: То, что называется член редколлегии? Или только инициатор?

В. ГУСЕЙНОВ: Поскольку журнал создавался, когда человек был уже не совсем здоров, то он был скорее инициатором. Из известных и популярных авторов сотрудничали и много писали Владимир Гиляровский, Дорошевич, такие имена.

В. БАБЕНКО: Журнал «Искры» выходил как приложение к газете «Русское слово». А газета была тоже издаваема Сытиным, но не сразу он к ней приступил. Он колебался, было много препон, было много трудностей. А Антон Павлович Чехов его все время подзуживал – издавай газету. И как он сам пишет в воспоминаниях – кстати, фрагменты воспоминаний есть в этой книге, что тоже очень интересно сделано составителем и автором этого проекта, этой книги, – там написано, что наконец-то он просто подчинился воле Чехова.

К. ЛАРИНА: Мы вопрос заболтали. Я по поводу политической сатиры. Она здесь присутствует?

В. ГУСЕЙНОВ: Конечно.

К. ЛАРИНА: Или сатира на отдельные недостатки. Что там проклятый царизм, он как это всё переживал, не цензурировал?

В. ГУСЕЙНОВ: Цензура была, безусловно, но, поскольку это все-таки 1901 год, то еще революционные веяния были не сильные. А вот те недостатки власти, которые были в то время, это бюрократизм, это бытовые стороны вопроса, правовые, конечно, здесь критикуются, и есть несколько карикатур, например, про непроходимый лес всяких инстанций, через которые вынуждены были проходить как предприниматели, так и чиновники, о бюрократических циркулярах, которых было огромное количество. Это и высмеивалось в карикатурах.

В. БАБЕНКО: Объект сатиры – Дума, Московская городская дума, конечно же, и вообще Дума.

К. ЛАРИНА: Здесь на банкиров очень много карикатур.

В. БАБЕНКО: На нефтепромышленников. Что это, как не политика?

К. ЛАРИНА: Кстати, а кому адресован журнал? Кто основной читатель? Так называемый средний класс?

В. ГУСЕЙНОВ: Массовый тираж. Да, средний класс. Утро практически каждого москвича, а чуть позже, когда тиражи выросли, и россиянина начиналось с газеты «Русское слово» и журнала «Искры».

К. ЛАРИНА: Вот о чем на кухнях говорят, выражаясь нашим советским языком, то здесь и отражается, о чем разговаривает обыватель, чем он недоволен, над чем он смеется, что его достало, что требует срочного вмешательства.

В. ГУСЕЙНОВ: Абсолютно справедливо.

К. ЛАРИНА: Юмор, конечно, странный. «Кто что любит. Поэты – рубить дрова, чиновники – полировать мебель». Понимаю. «Франты — натирать полы». Понимаю. И страшная шутка – «Доктора – резать мясо. Драматурги – кроить и сшивать. Адвокаты – играть на шарманке». Не понимаю. «Праздношатаи – утрамбовывать улицы». Тоже понятно. А почему адвокаты – играть на шарманке?

В. БАБЕНКО: Не любили адвокатов.

К. ЛАРИНА: Никогда. И сейчас не очень жалуют.

В. БАБЕНКО: Я тоже процитирую из тех же «Искр»: «Московские болезни. Чахотка карманная, слепота рецензентская, хромота стихотворная, горячка биржевая, умопомешательство спортивное, тошнота беллетристическая, лихорадка строительная». Это не о нас ли сегодняшних?

К. ЛАРИНА: О нас, да. А вот фантастическая сцена у деревни Рублёво. Очень актуально для нас. Здесь стоит женщина в кокошнике с надписью «Дума». А в грязной воде в Рублёво стоит грязный мужичок с голыми ногами. Это такой водяной, Нептун с трезубцем. Вот – москворецкий водяной обращается к этой Думе в кокошнике: «Матушка, Думушка голубушка, ведь вот ты какая старуха ехидная. Копался я в своей грязи сколько лет спокойно, а ты теперь надумала своим водопроводом всю мою грязь в Москву тащить да за чистую водицу выдавать». Видите, тоже всё достаточно знакомо. Не сказать, что слишком острые шутки, поскольку свирепствовала цензура. А каким образом это происходило, Вадим, расскажите. Как цензурировали? Любое печатное издание должно было проходить через цензуру.

В. ГУСЕЙНОВ: Обязательно. В то время это проходило именно печатном виде. Какое-то время подвали материал в цензуру. Потом, когда возникали моменты, что в наборе их заменяли во время печати, то стали журналы в итоге подавать уже в печатном виде, фактически в виде гранок. И если цензура не выходила, то в те времена выходили иногда журналы в белыми страницами. И всем было абсолютно понятно.

К. ЛАРИНА: Т.е. это не считалось вызовом таким со стороны журналистов – вот мы выходим с белыми листами, чтобы вы видели, как нас тут режут и уничтожают?

В. БАБЕНКО: Просто деваться некуда: выкинула материал цензура, заново не заверстаешь, времени нет, поэтому белые страницы. Т.е. вызова нет, есть просто производственная необходимость.

К. ЛАРИНА: А что выкидывали из «Искр»?

В. ГУСЕЙНОВ: Из «Искр» ничего не выкидывали, потому что они были лояльны, шутили аккуратно.

К. ЛАРИНА: Сами понимали. Внутренний цензор работал.

В. ГУСЕЙНОВ: Они были профессиональными в этом плане людьми.

В. БАБЕНКО: В этом издании есть еще один интересный оттенок. Это 1901 год, это первый год 20 века. Как всегда, с новым веком связываются надежды, мечтания. Поэтому настроения у людей были приподнятые. И журнал старался отвечать этому. Открытие нового века, может быть, даже мира. И не только этот журнал, вообще, это было рассеяно в СМИ, в сознании людей. Поэтому то, что мы порой связываем это время с декадентством, это совсем не так. И декадентство очень интересно высмеивается в «Искрах». Например: «Объясните мне, пожалуйста, что такое декадентство. Слышим везде – декадент, декадент. Я решительно не понимаю. Как бы вам объяснить? Декадент – это такой писатель, который стихи прозой пишет, а прозу – стихами».

К. ЛАРИНА: А сколько просуществовал этот журнал?

В. ГУСЕЙНОВ: До 1917 года. Он был закрыт в самом начале 18-го. Он был очень популярен, где-то с 15-го по 17-й год тиражи были гигантские для России.

К. ЛАРИНА: В вашей книжке вы сделали такой дайджест.

В. ГУСЕЙНОВ: В этой книжке только за 1901 год. Когда тиражи начали расти и журнал стал популярный, то до нас дошло достаточно большое количество подшивок. Уникальное собрание, которое находится в этом альбоме, оно заключается в том, что в 1901 году тираж был очень маленький, это был первый год издания, до нас, может быть, чудом дошла буквально одна подборка. И не показать людям этот сохранившийся материал, чтобы он не потерялся в веках, мы сочли недопустимым.

К. ЛАРИНА: Это первый опыт такого рода издания вашим издательством?

В. БАБЕНКО: Это издательство «Бослен».

К. ЛАРИНА: Не «36,6»?

В. БАБЕНКО: Нет. Это очень интересное, новое издательство «Бослен». Опыт издания такого рода книг у них первый. Да и вообще такого рода первый опыт. Книга очень хорошо издана, она полиграфически четко сделана, прекрасно составлена. Она в футляре, футляр с очень хорошей обложкой. Вообще, вид этой книги таков, что ее приятно держать в руках, приятно листать и рассматривать.

К. ЛАРИНА: Мы говорили про авторов, сказали про Дорошевича, Гиляровского. А если говорить о художниках, есть ли тут имена, которые стоит помнить?

В. ГУСЕЙНОВ: У Сытина работали замечательные художники. Здесь есть достаточно известные имена Кланга, Ренара. Здесь имена замечательных московских фотографов. Ренар, кстати, это известный фотограф, который здесь, в журнале представлен в том числе своей графикой, не только своими фотографическими работами. Думаю, для многих это будет открытие, что он еще и рисовал карикатуры, и хорошо рисовал.

В. БАБЕНКО: Мухин.

В. ГУСЕЙНОВ: Мухин, Кланг.

В. БАБЕНКО: Для большинства эти имена ничего не говорят. Это незаслуженно забытые имена. Это поразительные фотографы и художники. Если смотреть внимательно эту подборку в альбоме «Искры», видно разнообразие графики, очень разные манеры и очень интересные манеры. Тут много самых разных стилей – и карикатурных, и рисовальных.

К. ЛАРИНА: А будут следующие выпуски до 1917 года?

В. ГУСЕЙНОВ: Планируются. Очень хотелось бы.

К. ЛАРИНА: Вы наверняка изучили все эти оставшиеся подшивки. Там каким-то образом революционная ситуация отражается, предреволюционная? Там 1905 год должен пройти.

В. ГУСЕЙНОВ: Совершенно верно. И сделан один проект по 1917 году. Будем надеяться, что он когда-нибудь увидит свет.

К. ЛАРИНА: Как раз к 17-му году пусть и увидит свет.

В. ГУСЕЙНОВ: Хотелось бы пораньше.

К. ЛАРИНА: Давайте скажем еще о книгах, которые мы будем отдавать нашим слушателям. Юз Алешковский «Книжка трех моих муз», с рисунками Андрея Макаревича. Туве Янссон «Дочь скульптора». Это что такое, Майя, скажи нам. Туве Янссон, она же про Мумий— троллей писала.

М. ПЕШКОВА: Сюда вошли повести Туве Янссон для взрослых.

К. ЛАРИНА: Татьяна Бронзова «Матильда. Любовь и танец». Я так понимаю, это история Матильды Кшесинской, я вижу ее на обложке. И как раз «Искры», о которых мы и говорим. Давайте мы сейчас прервемся на новости. На наш вопрос наши слушатели уже ответили, у нас 15 победителей. Вам позвонят. Правильный ответ – это метрополитен. Метро могло возникнуть аж тогда – в 1902 году.

В. БАБЕНКО: С главной станцией на Васильевском спуске.

К. ЛАРИНА: Новости, потом продолжим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Возвращаемся в «Книжное казино». Напомню, что сегодня в гостях у нас Виталий Бабенко — главный редактор издательства «Книжный клуб 36,6», Вадим Гусейнов — художник, составитель и дизайнер альбома «Искры». Художником в смысле дизайнером, поскольку про художников мы говорили. Это 1901 год, выпуск иллюстрированного, художественного, литературного, юмористического журнала «Искры», который мы сегодня вам представляем.

В. БАБЕНКО: Вадим еще автор предисловия и комментариев.

К. ЛАРИНА: Мы еще разыграем целый комплект сегодняшних призов в качестве суперприза по телефону прямого эфира 8-495-363-36-59, чуть позже вопрос задам. Мы начали с рейтинга лидеров продаж. Я хочу вторую часть нашей программы начать с новостей, которые мне хотелось бы обсудить с нашими гостями. Альманах фантастики «Полдень. XXI век» закрыт – сообщается на сайте издательского дома «Вокруг света». Последний номер журнала вышел в феврале 2013 года. Основатель и бессменный главный редактор журнала — Борис Стругацкий. Я так понимаю, что вам хорошо знакомо и имя этого писателя, и, конечно, самого альманаха. Можно ли сказать, что мы многое теряем с закрытием этого альманаха?

В. БАБЕНКО: Конечно, мы много теряем. Но еще больше мы потеряли с уходом самого Бориса Натановича Стругацкого. Это был великий мастер, это был учитель, для меня тоже, для очень многих. Мой старший товарищ. Мы с ним очень много лет были знакомы, так же как и с Аркадием Натановичем. Когда-то мы даже много чего вместе делали, если вспомнить конец 80-х, издательство «Текст». Конечно, он был не просто душой альманаха «Полдень». Он был главным в этом альманахе, делал колоссальную работу. Ведь для того чтобы выпускать журнал на хорошем уровне, надо делать невероятное – надо читать огромное количество рукописей, надо отсеивать, надо осуществлять тот самый жесткий выбор. Всё это делал он. И без него, конечно, журнал не может существовать.

К. ЛАРИНА: А это единственный альманах, который объединял писателей-фантастов?

В. БАБЕНКО: Да. Не один журнал ничего не объединяет, в моем понимании. Это был журнал фантастики, альманах фантастики, в том виде, в котором его понимал Борис Натанович и в котором он приветствовал. Он существовал как его детище довольно много лет. С его уходом, конечно, этот альманах тоже умер.

К. ЛАРИНА: Он не так много существовал. Мы сегодня говорим про 1901 год. А «Полдень. XXI век» выходил с мая 2002 года. Десять лет он просуществовал.

В. БАБЕНКО: Да.

К. ЛАРИНА: А сегодняшний рынок фантастической литературы, он из кого состоит? Есть авторы, коллеги по цеху, которые вам лично интересны, из нового поколения? Вообще, насколько этот жанр развивается сегодня?

В. БАБЕНКО: Развивается плохо.

К. ЛАРИНА: Задам еще более конкретный вопрос. Фэнтези и фантастика – это одно и то же?

В. БАБЕНКО: Вы сейчас выпускаете джина из некой бутылки. Я на эту тему могу говорить много, но много не буду. На самом деле и фэнтези, и фантастика, и научная фантастика – это всё слова. Это всё термины, придуманные для некого разграничения, для некого определения. Может быть, для того чтобы книжки было удобнее расставлять в книжных магазинах – вот отдел фэнтези, вот отдел научной фантастики. На самом деле это большого смысла не имеет, потому что если большая литература, если настоящая литература, то ее уже и фантастикой не назовешь. А в великой, мировой литературе фантастическая проза занимает важнейшее, если не главное место. Свифт, Рабле, Булгаков, Салтыков-Щедрин, Гоголь – ну что, мы назовем это сейчас фантастикой? Наверное, нет.

К. ЛАРИНА: Но Брэдбери – это же фантастика.

В. БАБЕНКО: Это великий мастер.

К. ЛАРИНА: Лем. Те же Стругацкие.

В. БАБЕНКО: Стругацкие – большие писатели. Их можно рубрицировать, поставить на полочку – вот это фантастика. А можно и не ставить, потому что она читается безотносительно жанровых или областных (будем называть это областью литературы) определений. Поэтому для меня эти слова особого смысла давно уже не имеют, сами слова. Просто некие категории. Но есть, которые любят категории, которые защищают эти категории, которые тусуются внутри этих категорий.

К. ЛАРИНА: В начале вашего монолога вы сказали, что плохо развивается жанр фантастики. Докажите, что плохо.

В. БАБЕНКО: Потому что у нас практически исчезла та часть фантастики, которая называется научная фантастика. Она практически исчезла.

К. ЛАРИНА: Как раз фэнтези и заменило всё.

В. БАБЕНКО: То, что называется фэнтези, на самом деле это сказка.

К. ЛАРИНА: Вампиры всякие.

В. БАБЕНКО: Всякие вампиры, зомби. А научная фантастика, та литература (подчеркиваю – литература), которая использовала науку, ее достижения, которая говорила всерьез о сути человеческой, о сути человечества, о будущем человечества, используя при этом серьезный научный материал, вот она практически исчезла. Сейчас авторов таких и нет.

К. ЛАРИНА: Лукьяненко, Глуховский – это как раз про темные и светлые силы в основном. Мы, кстати, не назвали Кира Булычева.

В. БАБЕНКО: Покойного, к сожалению. Мастера ушли, к великому сожалению.

К. ЛАРИНА: А что же вы никого не учите?

В. БАБЕНКО: Я учу.

К. ЛАРИНА: И что, есть?

В. БАБЕНКО: Есть.

К. ЛАРИНА: Значит, есть все-таки наследники.

В. БАБЕНКО: Поскольку я преподаю в Институте журналисте литературное творчество, веду там как раз мастер-класс фантастики, то у меня есть надежды. Есть очень интересные авторы из молодых.

К. ЛАРИНА: Давайте я задам вопрос по телефону, для того чтобы вы получили сегодня целый комплект книг. Альбом «Искры», который мы представляем. Книга «Матильда» Татьяны Бронзовой. Туве Янссон «Дочь скульптора». Юз Алешковский «Книжка трех моих муз». Там не написано – осторожно, в книжке есть ненормативная лексика. А должно быть предупреждение, между прочим. Сейчас к этому вернемся.

В. БАБЕНКО: 25+.

К. ЛАРИНА: Вопрос. В «Искрах» много карикатур на Московскую Городскую думу. Что располагалось в здании Московской Городской думы после революции. Наш телефон 8-495-363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. С 1935 года по август 1991-го или чуть позже – Музей Ленина.

К. ЛАРИНА: Прекрасно. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Валерий.

К. ЛАРИНА: Валерий, получаете всю кучу сегодняшних книг. Всё для вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

К. ЛАРИНА: Ответ совершенно верный – Музей Ленина, Площадь революции, дом 2/3. Теперь по поводу предупреждения на Юзе Алешковском. Вот у меня к вам еще одна новость. Она не первая, не последняя, таких новостей у нас, к сожалению, много. «Сотрудники общественного фонда «Уральский родительский комитет» требуют от прокуратуры проверить детскую книгу, которая была обнаружена на прилавках книжных магазинов в Екатеринбурге». Что же это за книжка такая? Это книжка известного и достойного, популярного, уважаемого автора Ксении Драгунской «Целоваться запрещено». «Содержание книги, – пишут в жалобе, — нас шокировало. В ней рассказывается о том, какие способы существуют для самоубийства и убийств. В частности, в книге сказано, что можно из автомата открыть огонь по мирным гражданам. Нас шокировало и то, что автор говорит мальчикам, что быть альфонсом, когда тебе исполнилось 16 лет, неплохо. Главное – найти старуху Шапокляк 36-летнего возраста, которая не только обеспечит роскошную жизнь, но и откроет юноше все прелести взрослой любви».

К. ЛАРИНА: Я эту книжку читала. И этот рассказ «Старух Шапокляк» тоже читала. Это очень ироничная, веселая проза, которую блестяще воспроизводит Ксения Драгунская, человек с прекрасными традициями, из прекрасной семьи.

В. БАБЕНКО: С наследственностью.

К. ЛАРИНА: Да. С замечательным чувством юмора. Уж точно она никогда никого не растлевала и не развращала. Но, тем не менее, это прецедент, и он уже не один, когда из любой книжки можно извлечь топор и старушку и сказать, что она учит убивать старух. Вот каким образом себя обезопасить? Я обращаюсь к вам и как к авторам, и как к издателям.

В. БАБЕНКО: Ксения, от глупости никак нельзя обезопасить. Никак. Ну давайте мы подумаем над «Тремя мушкетерами». Что это за мужская компания такая подозрительная? «Три товарища» Ремарка – тоже странно. А «Маленький принц» Сент-Экзюпери? Уж не педофилия ли там все-таки? Летчик и вот этот маленький принц. От глупости нет спасения. Ну что делать, возникают такие казусы. И будут возникать.

К. ЛАРИНА: А вот законы, которые принимаются, они не могут стать инструментом в руках таких оголтелых товарищей, которые пишут на стене музея Набокова то самое слово «педофил», обвиняя его в педофилии, другие требуют запретить его повесть «Лолита» и так далее.

В. ГУСЕЙНОВ: В последнее время гримасы нашего общества принимают такой странный вид. Хотелось, чтобы всё было разумно и целесообразно, чтобы не было таких перегибов в разные странные стороны, чтобы это всё не принимало агрессивного характера.

К. ЛАРИНА: Будет принимать агрессивный, потому что когда есть возможность, есть сигналы, есть способ борьбы, в прокуратуру можно написать что угодно про любую книжку. Но мы с вами знаем, как у нас изымались книги, не только связанные с обвинением в экстремизме или в пропаганде секса, жестокости и насилия, а вот Наркоконтроль, у них уже есть целый список литературы, которую они запрещают.

Возвращаюсь к Юзу Алешковскому. Действительно, она без целлофана. И здесь не написано никакого предупреждения. А в книжке, тем не менее, предупреждаю я товарищей, есть ненормативная лексика. И учитывая имя автора, мы могли бы предположить, что она там присутствует. Нужно каким-то образом упреждать?

В. ГУСЕЙНОВ: Автор делает это сам, и это уже хорошо.

В. БАБЕНКО: На обложке всё написано – Юз Алешковский.

К. ЛАРИНА: Этого достаточно? Не надо писать – осторожно, ненормативная лексика?

В. БАБЕНКО: Понятно.

К. ЛАРИНА: Это вам понятно. А ребенок возьмет – тут рыбка нарисована, — он открывает и читает. Я даже боюсь это вслух произнести. Я не могу прочитать это по радио.

В. БАБЕНКО: Я лично против того, чтобы дети в раннем возрасте узнавали мат. Я против этого, конечно. Может быть, детям такую книжку и не надо бы читать, пусть немножко подрастут. Какие могут быть запретительные меры, мне даже в голову придти не может. Книгоиздание до сих пор развивалось достаточно свободно, слава богу. Я имею в виду с 1988 года, с закона о кооперации и возникновения первых издательств, в том числе и мое первое издательство «Текст». Но запреты, какие-то знаки, ненормативная лексика… Знаете, тогда «Чапаева» Фурманова нельзя, там тоже есть ненормативная лексика.

К. ЛАРИНА: И у Толстого встречается.

В. БАБЕНКО: Да.

К. ЛАРИНА: В советское время вымарывали многие слова. Поскольку мы в ханжеское время жили, достаточно лицемерное, не гнушались вымарывать целые куски из произведений, классики в том числе.

В. БАБЕНКО: Может быть, единственный ответ на эти вопросы – как раз в тех цифрах, которые сейчас в последнее время появляются в радиопередачах, в телепередачах, на книгах, – это ограничение по возрасту. И больше и не надо. Ну, поставить на эту книжку 25+ и всё. А кто моложе – тебя предупредили, не надо было в руки брать.

К. ЛАРИНА: Настолько тонкая эта грань между эротикой и порнографией. И так можно относительно всего – и содержания, и рисунков.

В. БАБЕНКО: А потом – кто решил, с какого возраста можно, с какого нельзя? Тоже не очень понятно. Законов тоже на этот счет нет никаких.

К. ЛАРИНА: Кстати, по поводу детей у меня к вам еще один вопрос, тоже связанный с широким обсуждением школьной программы по литературе. Все выясняют, что туда брать, что оттуда выкидывать. На ваш взгляд, по каким принципам должно строиться обучение школьника, обучение чтению в широком смысле этого слова? Не учиться читать, а учиться понимать и воспринимать литературу.

В. ГУСЕЙНОВ: Я воспитан на классической литературе 19 века, как и все люди моего возраста. Считаю, что это прекрасная база для понимания как литературы, жизни, так и нашей истории.

К. ЛАРИНА: А советская литература должна присутствовать сегодня в школьной программе?

В. ГУСЕЙНОВ: Да, конечно. Даже очень хорошо, что у нас появился Булгаков.

К. ЛАРИНА: Это антисоветская, это не советская.

В. ГУСЕЙНОВ: Я бы не сказал, что «Мастер и Маргарита» — антисоветская.

К. ЛАРИНА: Трудно назвать его советским писателем. Это русский писатель советского периода. А я имею в виду именно советскую, которую мы в школе изучали. Что бы вы оставили?

В. ГУСЕЙНОВ: Я бы оставил Шолохова «Тихий Дон» вместо «Поднятой целины». Я бы оставил Твардовского и многие другие произведения, связанные с Отечественной войной, которые изучаются. Потому что как-то мало уделяется этому внимания в последнее время. У нас вообще с историей сложно. Если возвращаться к «Искрам», здесь как раз и была попытка. В такого рода изданиях, в них отсутствует корректировка истории. Вот то, что было в 1901 году, то и напечатано, без всяких купюр.

К. ЛАРИНА: Мы закольцевали нашу историю. Ваша история сегодня – «Искры», иллюстрированный, художественно-литературный, юмористический журнал с карикатурами, год 1901-й. Ищите, покупайте и рассматривайте. Здесь никакого вранья нет, всё правда. Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире