23 апреля 2001
Z 25-й кадр Все выпуски

повторный выход на широкий экран фильма 1956 года А.Птушко «Илья Муромец»


Время выхода в эфир: 23 апреля 2001, 21:10

23 апреля 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «25-й кадр»
В гостях — киновед Сергей Кудрявцев, а также Наталья Птушко — дочь кинорежиссера Александра Птушко (по телефону).
Эфир ведут Антон Долин и Катя Митькина.

А. ДОЛИН — Сегодня наша кинопрограмма посвящена очень интересной теме. Мы мало внимания уделяем нашему кино и очень мало внимания уделяем кино старому. Сегодня мы этот пробел будем восполнять, потому что мы будем говорить о советских фильмах-сказках. Поводом для этого послужило то, о чем мы рассказывали в наших программах, в частности в «Арбатском Арсе», что в новой реставрированной версии на широкие экраны, хотя и немногочисленные, снова вышел фильм «Илья Муромец». Фильм Александра Птушко, знаменитая замечательная сказка или фильм-былина. И теперь новые поколения смогут увидеть этот фильм в кино, а не только по телевизору. Я сразу скажу, что фильм показывают сейчас только в одном кинотеатре, в «Ролане», ежедневно, если не ошибаюсь, сеансы в 11:00 и в 13:00, а с середины недели это будет 12:00 и 14:00. Поэтому мы вам рекомендуем пойти и пересмотреть это во всех отношениях замечательное кино.
Мы просим наших слушателей назвать ваш любимый советский фильм-сказку. А позже, после середины часа мы, может быть, немного поговорим об аналогах этого специфического жанра за рубежом. А теперь, Катя, назови, какие у нас сегодня призы, что мы будем разыгрывать.
К. МИТЬКИНА — Разыгрывать мы будем тоже сказки, советские, любимые, давно, наверное, уже просмотренные, но освежить в памяти, отреставрировать, будет, наверное, не лишним. «Золотые Рога», «Сказка о потерянном времени» и «Королевство кривых зеркал». Вот три сказки у нас сегодня, каждой по две, будет шесть вопросов, так что есть возможность выигрывать эти фильмы для себя, детей, внуков.
А. ДОЛИН — Для себя, в первую очередь. Сергей, мы начнем говорить с Вами. Тут уже наши слушатели присылают статистику. «В фильме «Илья Муромец» участвовали 106 тыс. солдат и 1100 лошадей» — написала нам Наташа.
К. МИТЬКИНА — Нет, больше.
А. ДОЛИН — Мне тоже кажется, что больше.
С. КУДРЯВЦЕВ — 11 тыс. лошадей.
А. ДОЛИН — Один «0», видимо, не пропечатался. Как Вам кажется, этот фильм действительно был вехой, действительно было что-то особенное?
С. КУДРЯВЦЕВ — Эти данные приведены официально в Книге рекордов Гиннеса. И до появления «Войны и мира» количество статистов в одной сцене — 106 тыс. — это действительно было рекордом. Потом «Война и мир» побил этот рекорд, там было 110 тыс. статистов занято в одной сцене. Почему мы сейчас вновь говорим об этом фильме? Не только потому, что его выпустили, отреставрировали, а потому что у нас была целая киноиндустрия, которая занималась сказками. И более того, это находилось на таком высочайшем техническом уровне, хотя все делали вручную, естественно, тогда никаких компьютеров в помине не было, но мы делали это на таком уровне, что нам завидовал даже Голливуд, и есть доказательства, примеры того, как западные американские продюсеры, в частности Роджер Корман скупал у нас эти сказки. Но не всегда они выпускали именно в таком виде, как они у нас покупали. Например, Корман практиковал следующее. У него была масса самых разных учеников, которые впоследствии затмили славой своего учителя. И в частности его учениками были такие в последующем метры режиссуры, как Фрэнсис Форд Коппола и Питер Богданович. Фрэнсис Форд Коппола в 23-летнем возрасте занимался тем, что перемонтировал наши советские фильмы, в частности из фильма «Садко» он сделал «Магическое путешествие Синдбада» в 62 году, и в том же 62-м он перемонтировал фильм «Небо зовет», наш фантастический фильм, из него он сделал фильм под названием «Битва выше солнца». А Питер Богданович несколько позже, в 66 году тоже воспользовался нашим известным фантастическим фильмом «Планета бурь», и досняв там некоторые сцены, сделал из него фильм «Путешествие на планету доисторических женщин».
А. ДОЛИН — Сереж, как Вам кажется, вообще, сказки были тут чем-то особенным, что привлекало, удивляло и заставляло завидовать Голливуд, или речь шла обо всей глобальной индустрии советского кино, на которое действительно пускалось огромное количество ресурсов, и денежных, и человеческих? Как Вам кажется, здесь жанр вообще, жанр сказки имеет значение?
С. КУДРЯВЦЕВ — Тут жанр имеет значение как именно не сказка, а былина. И это в какой-то степени можно сопоставлять, символически трактовать появление первого широкоэкранного советского фильма со стереофоническим звуком. Это для тех времен было новшество. А в символическом плане можно трактовать то, как Илья Муромец просидел до 33 лет, и только потом пошел, примерно в то же время, в 56 году, когда появился «Илья Муромец», у нас началось резкое обновление кинематографа. У нас резко увеличилось количество фильмов, оно было доведено примерно до 150 названий в год. Это была реакция на период «малокартинья». Если вы помните, в начале 50-х годов по воле Сталина количество фильмов было сокращено до 11 названий. Потом резкое обновление советского кинематографа способствовало тому, что наш кинематограф во второй раз в истории вышел на мировой уровень. Это было до этого, за 30 лет, в конце 20-х годов, в конце 50-х это повторилось. И был у нас шанс воспользоваться этим, но мы, к сожалению, не воспользовались, в конце 80-х годов, когда мы тоже могли выйти на мировой уровень. То есть повторяется своеобразный цикл, через 30 лет, видимо, следует ждать какого-то обновления нашего кинематографа в конце 10-х годов уже XXI века.
А. ДОЛИН — Здесь очень много присылают интересного на пейджер. Например, здесь в качестве любимой сказки Александр Васильевич назвал «Кубанских казаков».
С. КУДРЯВЦЕВ Что ж, это тоже сказка, только соцреалистическая.
А. ДОЛИН — А сказки Александра Роу, Александра Птушко нельзя считать соцреалистическими? Все-таки это было искусство, которое нравилось и Сталину, и это были фильмы и сказки, которые никоим образом не шли против течения, а наоборот, их течение в большой степени создавало.
С. КУДРЯВЦЕВ — Они были с довольно явными намеками. Допустим, если взять «Сказку о потерянном времени» Птушко, или «Королевство кривых зеркал» Роу, это, безусловно, сказки с большими намеками.
А. ДОЛИН — Но это уже достаточно сказки поздние.
С. КУДРЯВЦЕВ — Начала 60-х годов.
А. ДОЛИН — Прежде чем мы свяжемся по телефону с нашей еще одной гостьей сегодня мы надеемся услышать также в нашей программе дочь Александра Птушко, Наталью Птушко. Она сейчас ждет нашего звонка. Прежде чем мы это сделаем, наверное, надо напомнить, когда и как все это начиналось. Действительно, есть два патриарха, их всего двое, отечественного сказочного кино, Александр Роу и Александр Птушко, они начинали примерно в одно время. Да?
С. КУДРЯВЦЕВ — Это было примерно в середине 30-х годов. Тогда Птушко прославился новаторским фильмом «Новый Гулливер». Для тех времен это было просто невероятное зрелище, когда в одном кадре совмещалась игра реального актера и объемная кукольная мультипликация.
А. ДОЛИН — Этот фильм и сейчас очень впечатляет.
С. КУДРЯВЦЕВ — Александр Роу тоже начинал в конце 30-х годов, «Василиса Прекрасная», позже «Кощей Бессмертный».
А. ДОЛИН — Нет, первый фильм на самом деле, до этого всего
С. КУДРЯВЦЕВ — «Золотой ключик» Птушко.
А. ДОЛИН — Да, конечно. Если я правильно помню, первый большой сказочный фильм у Александра Роу — это «По щучьему велению». И это было тогда же, в середине 30-х.
С. КУДРЯВЦЕВ — Нет, это 39-й год.
А. ДОЛИН — Может быть, ближе к концу, во всяком случае, до войны. Потому что главная эта экспансия патриотических тем в жанр произошла во время войны. Это было связано уже и с такими фильмами, как «Конек-Горбунок».
С. КУДРЯВЦЕВ — «Кощей Бессмертный» однозначно воспринимался как намек на персону Гитлера.
А. ДОЛИН — Да, конечно же. И это уже была не чистая сказка. Но «Илья Муромец» тоже не чистая сказка. Это былина, это такой достаточно странный жанр. И любопытно, как сейчас могут воспринимать этот фильм зрители, что он дает. Этот вопрос мы попытаемся адресовать сейчас находящейся с нами уже на прямой телефонной связи Наталье Александровне Птушко. Наталья Александровна, добрый вечер.
Н. ПТУШКО — Добрый вечер.
А. ДОЛИН — Как Вам кажется, вообще это просто дань памяти замечательного режиссера, то, что такой фильм, как «Илья Муромец», выпущен повторно в прокат? Или этот фильм действительно может и должен восприниматься живо теперешней публикой? Если да, то почему?
Н. ПТУШКО — Я думаю, что это не только дань столетию моего отца, которое только что прошло, но это дань мощи русского человека, возможности русских людей сделать так, чтобы все это было замечательно. Поэтому все актеры — это прапра наших предков. Поэтому былина — это тема замечательная, она заставляет людей, которые видят, поверить не только в чудеса, но и в то, что действительно было на русской земле.
А. ДОЛИН — А как Вам кажется, с чем связано, что Ваш отец, который начинал с 30-х как западник, и снимал такие авангардистские сказки, как тот же самый «Золотой ключик» и «Новый Гулливер», обратился после войны уже к национальным мотивам, и фактически создал своими руками жанр кинобылины в фильмах «Садко» и «Илья Муромец»?
Н. ПТУШКО — Потому что, видимо, жизнь, и то, что он всю жизнь интересовался этим. У него была мечта сделать «Слово о полку Игореве». Но, к сожалению, после «Руслана и Людмилы» он тяжело заболел, и не смог это воплотить. А у него был готовый сценарий, и планы сходились к тому, чтобы этот фильм начинать делать. Он все время возвращался в наше прошлое, чтобы понять историю нашей России, и нрав и характер русского человека. Я работала с отцом как второй режиссер на картине «Сказка о потерянном времени», на «Сказке о царе Салтане», и подобрала весь актерский ансамбль по картине «Руслан и Людмила». Потом он надолго заболел, был перерыв, я ушла на другую картину. Так что все актеры, которых я приглашала, и все то, что он  задумал, я знала, и помогала ему.
А. ДОЛИН — Скажите пожалуйста, как Вам кажется, вообще эти типажи, которые появились, в частности главные герои тех же фильмов «Садко», «Илья Муромец», понятное дело, что 50 лет назад это были знаменитые актеры, для теперешней публики, наверное, это просто типажи, персонажи, герои. И сегодняшний молодой зритель вряд ли знает эти имена и фамилии, если только это не человек, который интересуется специально кино.
Н. ПТУШКО — Столяров же не только в «Садко» снимался. Он снимался во многих картинах, и в более поздних. Он снимался у Александрова в «Цирке». Поэтому люди помнят, и не может быть, чтобы не помнили. Столяров — это воплощение современного американского героя, как Рэдфорд. Мне один киноработник рассказывал, что когда посмотрел Спилберг картину «Илья Муромец», он сказал: «Господи, это в то время, не имея техники и не имея того, что я сделал, вообще фантастически. Я на каких-то вещах по этому фильму учусь». Когда посмотрел эту картину великий американский мультипликатор Уолт Дисней, он прислал ему письмо, с тем, что это великолепно, он никогда не думал, что у нас в России можно делать такое чудо.
А. ДОЛИН — Тут задает вопрос Ольга на пейджер. «Скажите пожалуйста, почему Александру Лукичу так поздно, только в 69 лет дали звание народного артиста СССР».
Н. ПТУШКО — Он был очень прямой человек, и он отстаивал когда Хрущев, посмотрев «Садко», увидел, как там танцуют, сцену на восточных рабах, он сказал, что этого не будет, отец его послал и ушел. И сказал, что «я тогда снимаю свою фамилию». И конечно, наши власти, такие как Хрущев, это не принимали, а потом приняли. Я удивляюсь. Сталин очень любил его фильмы и подписывал все темы, которые он задумывал, потому что он понимал, что эти картины прославляют могущество России и Союза.
А. ДОЛИН — Наталья Александровна, как Вы думаете, с чем связано то, что жанр фильма-сказки у нас исчез? Сейчас понятно, что у наших кинематографистов достаточно мало денег на это, нужно много денег и времени, но все же, в очень многих жанрах, в которых работало советское кино, редко, мало, но продолжают сниматься фильмы, а в этом жанре ничего практически больше нет.
Н. ПТУШКО — К сожалению. Был ученик у отца, он уехал в Америку. Я не знаю, потеряла с ним связь, Саша Захаров. Он с ним работал на «Руслане и Людмиле», он думал продолжать эту тему. Были несколько молодых режиссеров, которые начинали как сказочники. Но Ролан Быков такую современную сказку тоже делал, и прекрасно делал. Поэтому просто у нас, к сожалению, в таком загоне сейчас наш кинематограф, и я надеюсь, что я еще доживу до того момента, когда опять наша родная, моя любимая студия, которой я отдала 43 года жизни, заработает. Потому что я помимо сказок отца работала и на «Роднике» и на только что «Ермак» прошел, я вторым режиссером была, на «Криминальном квартете», на «По прозвищу зверь». Масса других фильмов. И я думаю, что наши режиссеры имеют массу сценариев и желания, только бы дали деньги, чтобы они не этими маленькими сериалами и видео занимались, а настоящим кинематографом.
А. ДОЛИН — Спасибо огромное, Наталья Александровна. Сейчас, Кать, давай разыграем один из наших призов.
К. МИТЬКИНА — С удовольствием. Первый приз пусть будет на выбор. Я напомню, что у нас от объединения «Крупный план» три видеокассеты с фильмами «Золотые рога», «Сказка о потерянном времени» и «Королевство кривых зеркал». Первый о фильме «Садко». Этот фильм удостоился престижнейшего приза на одном из крупных международных кинофестивалей. Какого приза? Очень простой вопрос. По телефону мы примем ответ.
А. ДОЛИН — Звоните нам по телефону прямого эфира и отвечайте на этот вопрос. Вот, уже начали появляться звонки.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА СВЕТЛАНА — Я думаю, это был фестиваль «Ника».
К. МИТЬКИНА «Ника» тогда еще и не родилась.
С. КУДРЯВЦЕВ — На этом фестивале, между прочим, никому не дали Гран-при.
К. МИТЬКИНА — Да, это такой был год, что приз был главный, но 
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАША — Приз был «Серебряный лев», в Венеции был фестиваль.
К. МИТЬКИНА — В Венеции, правильно.
А. ДОЛИН — Да. Катя запишет Ваш телефон, Вы получите в награду одну из кассет.
Сереж, давайте вот о чем
С. КУДРЯВЦЕВ — Кстати, я вспомнил, когда вы говорили про типажи, про персонажи, прошел такой слух несколько лет назад, но по-моему, на уровне слухов он остался, что американцы собираются снимать что-то типа «Три богатыря» или «Илья Муромец», и в главных ролях будут заняты Арнольд Шварценеггер, Сильвестр Сталлоне, а третий — то ли Брюс Уиллис, то ли еще кто-то.
А. ДОЛИН — Брюс Уиллис какой-то мелкий слишком для богатыря.
К. МИТЬКИНА — А на третий объявят конкурс дополнительный
А. ДОЛИН — Брюса Уиллиса можно на Соловья-разбойника максимум.
С. КУДРЯВЦЕВ — Понятно, что Шварценеггер, наверное, хотел Илью Муромца играть, Сталлоне Алешу Поповича
К. МИТЬКИНА — У них бы, наверное, были такие бороды и такой грим, что мало кто узнал бы Шварценеггера
А. ДОЛИН — Если бы Шварценеггер и Сталлоне стали играть этих героев, наверное, им необязательно было бы бороды, они могли бы быть совершенно преображенными, побритыми, свежевыбритыми
Сереж, как Вам кажется, с чем связано то, что очень многие фильмы наших режиссеров-сказочников получали награды на международных фестивалях? То, что эти фильмы это же не серьезный жанр, кажется, это детское кино. То, что они выдвигались на эти фестивали и получали награды. Ведь приз «Садко» — это не единственный приз.
К. МИТЬКИНА — Кстати, в той же Венеции, правда, это был детско-юношеский фестиваль, «Морозко» получил «Льва».
С. КУДРЯВЦЕВ — Да, но в том году, когда «Садко» получил, тогда же серебряный приз получил, если я не путаю, «Семь самураев» Акиро Куросавы. В традиции японской культуры самурайские картины — это тоже своеобразные сказки.
А. ДОЛИН — Ну а приз «Каменному цветку»
С. КУДРЯВЦЕВ — За свет в 46 году на Каннском фестивале.
А. ДОЛИН — С чем это связано, как Вам кажется? Там действительно было что-то новаторское, с точки зрения
С. КУДРЯВЦЕВ — С точки зрения художественной и операторской это действительно было новаторское. И тогда наша система света считалась уникальной.
А. ДОЛИН — Как Вам кажется, все-таки эти фильмы относились к пропагандистскому кино и к чисто идеологическому кинематографу? За счет сказки, за счет этой условности и некоторой схематичности, естественной для жанра, идеологическая составляющая там становилась более важной, или наоборот, она отходила на второй план?
С. КУДРЯВЦЕВ — Я думаю, для режиссеров это наоборот было своеобразное проявление бегства от действительности и возможность снимать то, что они хотят, без давления со стороны идеологических органов власти.
А. ДОЛИН — А с чем тогда связать то, что сначала снимались фильмы совершенно другого рода? Если сравнить тот же «Новый Гулливер» и «Золотой ключик», и поздние фильмы Птушко, это же два совершенно разных режиссера.
С. КУДРЯВЦЕВ — Вы забываете о том, что конец 40-х — начало 50-х годов наши режиссеры прошли через очень неприятную кампанию борьбы с космополитизмом. И они были вынуждены вообще чуть ли не отрекаться от любой западной тематики и обращаться к национальной российской действительности, мифам, сказаниям, былинам.
А. ДОЛИН — То есть это был вынужденный процесс?
С. КУДРЯВЦЕВ — В какой-то степени вынужденный.
А. ДОЛИН — Я зачту несколько названий фильмов, которые называют наши слушатели на пейджер, как их любимые фильмы-сказки. Дмитрий: «Снегурочка», Сюзанна: «Морозко». «Морозко», действительно, наверное, один из этапных, эпохальных фильмов. Артем называет и «Айболит 66» Ролана Быкова, и на первом месте «Золотой Ключик» того же Птушко. Кстати, я присоединюсь, мне кажется, что «Золотой ключик» — один из самых потрясающих фильмов.
К. МИТЬКИНА — Да, мы тут еще не затронули эту тему. Люди и куклы. Ведь именно в фильмах Птушко это было так развито, на такую высоту поднято, сообщество людей и кукол.
А. ДОЛИН — Практически больше нигде, потому что фильмы Птушко остались уникальными. Кстати, я могу сказать то, что некоторое время назад, когда я занимался этим, я купил себе много видеокассет со старыми фильмами, я их пересматривал, единственный фильм, который немедленно впечатлил моего 5 лет от роду младшего брата, который вообще на самом деле воспитан на американском кино, зрелищном, современном, и очень его любит, сейчас по телевизору, слава богу, это показывают очень много, он, тем не менее, увидев «Золотой ключик», хорошо зная сказку про Буратино, совершенно был потрясен тем, как все это выглядит. И, наверное, никак это объективно объяснить нельзя, но впечатление у него было огромное. Я зачту быстро несколько названий. Еще очень много называют «Золушку», это отдельный разговор, «Королевство кривых зеркал» назвал Евгений, «Каменный цветок» и «Руслан и Людмилу» называет Светлана, «Варвара-краса Длинная Коса» назвала Настя, «Марья искусница», Лена. Опять «Морозко», «Старая-старая Сказка» называет Ася, 6 лет. «Кощей Бессмертный», «Марья искусница», «Морозко», называет Алена. «Обыкновенное чудо» и «Город мастеров», Светлана и Александр. Но это уже сказки совсем другого рода и другой эпохи, о чем мы обязательно поговорим после новостей.

А. ДОЛИН — Прежде чем мы продолжим разговор, мы разыграем еще один приз. Катя задаст вопрос, а вы на него правильно ответите и получите кассету с одной из замечательных советских сказок.
К. МИТЬКИНА — Да, мы сейчас разыграем сказку «Золотые рога», это фильм Александра Роу. Вопрос будет такой. Какую роль сыграл Георгий Милляр в первой совместной работе с режиссером Роу? В фильме «Золотые рога» Георгий Милляр тоже играет, но какую роль он сыграл в первой совместной работе с этим режиссером.
А. ДОЛИН — Мы примем ответ по телефону прямого эфира тоже. Прежде чем вы начнете звонить, мы предложим вам еще на один вопрос, но уже без наград, звонить на пейджер. Назовите те сказки, снятые не в России, не в Советском Союзе, за пределами, и в Европе, и в Америке, которые могут являться достойными аналогами тех самых советских старых сказок. А мы посмотрим и рассудим. А сейчас ответы на наш вопрос о том, какую роль сыграл Георгий Милляр в первой совместной работе с режиссером Александром Роу.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛАРИСА — Это было в фильме «Василиса Прекрасная». Он сыграл роль отца, по-моему.
А. ДОЛИН — Он действительно там играл, но это не первая его работа. Ответ неправильный.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА — Может быть, Бабу Ягу?
А. ДОЛИН — Вы, к сожалению, не правы, и Вы не назвали фильм, увы.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА — Царя Гороха, «По щучьему велению».
А. ДОЛИН — Совершенно справедливо. Мы же называли, что это первый фильм Роу, и вы могли догадаться. Совершенно правильно. Сейчас Катя запишет Ваш телефон, и Вы получите в награду кассету с фильмом «Золотые рога».
Тут у нас уже ответы про Бабу Ягу. Почему-то Милляр исключительно с Бабой Ягой ассоциируется.
Олег написал нам на пейджер: «Мне кажется, для мальчишек самый интересный фильм-сказка «Город мастеров». Кроме того, в нем есть великая идея свободы». Сереж, как Вам кажется, с чем связано то, что появилось фактически две традиции, эта западническая традиция, начатая Птушко в 30-х, им же была оставлена. Вы рассказывали об этих историях борьбы с космополитизмом, это все понятно, но, тем не менее, именно в войну были написаны многие драматургические сказки, которые были несколько позже поставлены в  театре. Например, «Город мастеров», и сказки Евгения Шварца. И две из них были перенесены на экран несколько позже. Но все-таки это была тоже западническая традиция, тоже не национальная, не похожая на былинные русские народные сказки, совершенно другая.
С. КУДРЯВЦЕВ — Шварц, в частности, писал сценарии «Дон Кихота», фильма Козинцева.
А. ДОЛИН — Который тоже мы не можем прямо назвать сказкой. Но из фильмов Козинцева это самый сказочный, в большей степени, чем его шекспировские картины. И не только «Золушка», ведь это сказка, которую называют очень много, а она совсем не похожа на прекрасные фильмы Роу и Птушко. Как Вам кажется, эта традиция тоже могла быть по достоинству оценена за рубежом, где голливудские метры учились у наших, снимая сказочное кино?
С. КУДРЯВЦЕВ — Все-таки голливудские режиссеры из поколения беби-бум, то есть те, которые были мальчишками в 50-е годы, учились, прежде всего на т.н. малобюджетном американском кино, на самых разных фантастических фильмах. И потом, спустя 20 лет, они перенесли это на экран уже в суперзрелищное кино. А став немного взрослее, уже будучи студентами и приступив к непосредственной работе в качестве учеников, допустим, Роджера Кормана, они набивали руку на том, что перемонтировали наши советские сказки. И учились именно на этих сказках искусству суперзрелищности. Я думаю, очень многое они у нас позаимствовали. Мне кажется, может быть, эта моя мысль парадоксальна, что в настоящий момент наше кино переживает такой затяжной глобальный кризис именно потому, что у нас выросло поколение режиссеров, которым не на чем было учиться. То есть когда они были детьми, они по сути дела не восприняли никакие уроки, ни советских сказок, ни западных суперзрелищных фильмов. К сожалению, наше кино страдает от непомерных амбиций и от стремления каждого режиссера самовыразиться, вместо того, чтобы думать о зрителе и о том, чтобы снимать зрелищное кино. Современное американское кино, которое началось с появления «Звездных войн» в 77 году, прежде всего, обращено на зрителя и в первую очередь думает о зрителях. Именно поэтому оно имеет такой успех во всем мире.
А. ДОЛИН — Здесь уже присылают нам западные фильмы. Тут очень много фильмов Восточной Европы. «Три орешка для Золушки», Алена прислала также «Белоснежку». «Академия Пана Кляксы», «Арабелла» — Иван. «Златовласка».
С. КУДРЯВЦЕВ — Это то, что известно было по нашему прокату, и показывалось по телевидению.
А. ДОЛИН — Конечно. Александр прислал совсем другие фильмы, на мой взгляд, более адекватно. «Сердце дракона» и фильмы о Конане. Действительно дилогия про Конана-варвара и Конана-разрушителя с Шварценеггером — это несомненный аналог…
С. КУДРЯВЦЕВ — Да, хотя в советские времена у нас «Конана-варвара» считали фашистским произведением, человеконенавистническим, что, на мой взгляд, является полной глупостью.
А. ДОЛИН — Конечно.
С. КУДРЯВЦЕВ — Это типичная скандинавская сага.
А. ДОЛИН — На мой взгляд, это типичная сказка.
С. КУДРЯВЦЕВ — Нет, сказка все-таки более легкий жанр. Это или сага, или аналог былины.
А. ДОЛИН — Вот, былина. Я хотел сказать, что «Конан-варвар» и особенно «Конан-разрушитель» просто конкретно напоминает того же «Илью Муромца» или «Садко». Это похожая история. Тот же протокол наивного богатыря: у кого сила, у того и правда, или наоборот. И он побеждает всяких хитроумных колдунов именно таким образом. Артем в своей традиции прислал «Волшебника страны Оз» Флеминга и «Багси Мелоуна» Алана Паркера. Довольно мало называется американским фильмов. Видимо, несмотря на то, что мы весь вечер говорим о сходстве, все-таки идея антагонизма между нашим хорошим старым советским кино, к которым относятся сказки, и американским, слишком велика. Немецкий фильм 70-х годов «Король Дроздобород». Я помню этот фильм, очень хорошее было кино. Советско-американский фильм «Синяя птица» Светлана называет.
С. КУДРЯВЦЕВ — Сами американцы считали это недоразумением.
А. ДОЛИН — Наверное, зададим еще один вопрос, попытаемся принять ответ по телефону. Кать, давай последний зададим. Мне нравится, я его сам придумал.
К. МИТЬКИНА — Тогда и задавай. Хороший вопрос такой.
А. ДОЛИН — Про Илью Муромца. Как он питался в тюрьме, когда его туда посадили, помните, за неверность князю Владимиру Красное Солнышко? Еды-то ему бояре-предатели не приносили. Как он живой остался?
К. МИТЬКИНА — Как он кушал?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР — По-моему, ему подружка его носила.
К. МИТЬКИНА— Передачи
А. ДОЛИН — Нет, это неверно, хотя подружка действительно ему помогла косвенным образом.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА — По-моему, птичка ему приносила еду.
А. ДОЛИН — Нет, птичка не могла бы пролететь, он был в погребе.
К. МИТЬКИНА — Да Илье Муромцу не хватило бы того, что птичка приносила. Если только саму птичку, конечно…
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ РОМАН — Я думаю, ягодами.
А. ДОЛИН — Нет, какие ягоды там росли, в погребе? Вы что, это ужас…
К. МИТЬКИНА — Грибы…
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА СВЕТА — Может, ему птица как-нибудь?
А. ДОЛИН — Нет.
К. МИТЬКИНА — Нет, вариант с птицами уже рассматривался.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРИНА — Ему его мама дала какой-то узелок, и он там развязывал его и что-то оттуда брал и ел, какой-то нескончаемый узелок был у него…
А. ДОЛИН — Близко. Ладно, примем. Катя запишет Ваш телефон и Вы получите в подарок кассету. На самом деле это была скатерть-самобранка. Это гораздо проще, чем узелок, и это была не мать вовсе даже, а его жена. Но она ему действительно дала, и каким-то странным образом он ее разворачивал. Как ему удалось ее пронести с собой в погреб, неизвестно.
Я хочу задать еще один последний вопрос. Вы ответ дадите нам на пейджер, а мы в конце программы объявим победителей. Назовите имя и порядковый номер главы «Королевства кривых зеркал». Я сразу скажу, чтобы вы не отвечали неправильно, что в книжке Виталия Губарева короля звали «Топсед», то есть «Деспот» наоборот. Но в фильме его звали совершенно по-другому. Как же?
А мы будем сейчас подводить итоги. Сереж, скажите, как Вам кажется, с чем связано, что этот жанр исчез? Только ли с тем, что нет больше тех ресурсов, что были раньше?
С. КУДРЯВЦЕВ — В основном из-за того, что сказки дорогостоящие, требуется много денег, и уже утрачен, потерян тот отряд специалистов среднего звена, которые работали на фильмах. Просто уже никто не умеет это делать. Даже если кто-нибудь захотел снять сейчас подобную сказку и нашел бы деньги, то к сожалению, не оказалось бы специалистов, которые смогли бы это осуществить.
А. ДОЛИН — Кать, тебе как кажется?
К. МИТЬКИНА — Я не совсем согласна, что специалистов нет. Например, много талантов сейчас и в мультипликации работает, но в каких-то малых формах. Просто это ушло в какие-то малые формы.
С. КУДРЯВЦЕВ — Это мультипликация. А раньше-то это делали вручную.
К. МИТЬКИНА — Да, но мне кажется, кинематографический талант есть талант, и просто нужно время. Не столько деньги, сколько именно время, для того чтобы подросли, может быть, амбиции, может быть, общественная надобность в таких масштабных постановках.
С. КУДРЯВЦЕВ — Я дам прогноз, что до конца 10-х годов ничего хорошего ждать не стоит.
К. МИТЬКИНА — Это не так уж и долго. Я думаю, мы дождемся.
С. КУДРЯВЦЕВ — Недолго, еще лет 15.
А. ДОЛИН — Нам уже дают правильные ответы. Король Йагупоп 77-й, Лариса и Света первыми правильно ответили, получат по кассете. Йагупоп, то есть «попугай» 77-й, тут очень много номеров просто без названия. Еще несколько хороших сообщений на пейджер. Например, Ирина предположила постфактум, что Илья Муромец питался в погребе спиртным. Впрочем, непонятно, откуда именно у него это взялось.
К. МИТЬКИНА — Ключом било, наверное.
А. ДОЛИН — И вот вопрос. «Как Вы относитесь к экранизации Голливуда, трилогии Толкиена «Властелин колец», первый фильм которой появится в декабре?»
С. КУДРЯВЦЕВ — Он еще не появился.
К. МИТЬКИНА — Мы еще не видели. Мы пока никак не относимся. Настороженно пока.
А. ДОЛИН — Будем ждать. Вспомним о последней сказке, которая гремела в Голливуде. Сказка была, правда, не голливудская, про тигра и дракона. Мы тут много ее обсуждали.
С. КУДРЯВЦЕВ — Вообще-то была одна экранизация Толкиена, сделанная Ральфом Бакши еще в 77 году. Там самые интересные сцены были там было сочетание анимации и игрового действия. Мне показались наиболее интересными игровые сцены со всадниками. Это было необычно сделано.
А. ДОЛИН — Что ж. Будем ждать фильмов про «Властелина колец» и про Гарри Поттера, в течение года они должны выйти на экраны, и будем надеяться, что новые российские сказки тоже когда-нибудь выйдут на экраны.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире