'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 18 сентября 2016, 17:08

М.Веллер Воскресенье. 17-06. Михаил Веллер. Подумать только… над вопросами, которые нам задают. Итак, куст из нескольких вопросов на тему: «Есть ли у вас программа политики для партии?» — вот так и сформулирован один из вопросов. Сегодня день выборов. Разумеется, соблюдая закон, мы их никак не комментируем, мы не за кого не агитируем, мы имеем в виду, что они идут и близятся к концу, не так много времени до конца голосования осталось.

Итак, насчет программы для политики. Есть, разумеется. Есть и уже много лет. Ее очень нетрудно огласить. Я полагаю, что номером первым необходимо ввести закон об абсолютной свободе. Чтобы никто не мог воздействовать на независимые ветви власти, это: независимый ни от кого парламент, независимая ни от кого, кроме как от закона, исполнительная власть и независимая ни от кого пресса. Дело в том, что сейчас нарушения этой независимости не влекут за собой никаких наказаний, кар, репрессий и, в общем, даже порицаний. Но работает вот такое телефонное право.

Нет, это должно квалифицироваться как государственное преступление и тяжкое государственное преступление, потому что согласно конституции источником и сувереном власти является народ, и народ избирает руководящие государственные органы методом открытого свободного волеизъявления. Подменять своей волей волю народа – это означает, узурпировать власть в государстве, это означает маленький ползучий локальный государственный переворот. И это должно тянуть, я думаю как минимум лет на 10 строго режима с конфискацией имущества. Вот как-то примерно так.

Вопрос второй, разумеется — это, конечно, должна пройти реприватизация, потому что несправедливую грабительскую приватизацию никто никогда не признает. Это моральная сторона дела, а моральная сторона дела до чрезвычайности важна, потому что мораль – это сформировавшееся в группе, в социуме представление о том, что способствует выживанию, процветанию всего социума, а что не способствует. Аморально – это значит, вредно для жизни, популяции, группы, социума. Так что с моральной точки зрения это невозможно. А с точки зрения экономической они же не умеют управлять. Тот, кто поднялся сам, он за свое дело болеет. А тот, кто ухватил, ему нужно урвать как можно больший кусок, а там хоть трава не расти. Так что такой закон, разумеется, должен быть.

Кроме того, вне всякого сомнения, все деньги, которые лежат за бугром, прежде всего, государственные деньги, которые решением государственных людей определены греть американскую экономику (То есть людям мозги превращают в пюре. Им объясняют, что Америка — наш враг, наш враг Америка, Америка — враг наш – а в это время подкидывается еще несколько миллиардов долларов тех самых денег, тех самых денег, которых «нет, но вы держитесь», и они вкладываются в американские ценные бумаги. Так что вы не верьте лапше-то на ушах, вы смотрите на дела, не на слова) — все деньги должны быть возвращены в страну и не потрачены, — «потрачены» – это подлое лживое, лицемерное слово, — а вложены в свою экономику. Тогда говорят: Разворуют. Товарищи, вот рядом с нами когда-то лучший друг, братский народ китайский — что там делают с теми, которые разворовывают? Точную цифру не помню, но почему-то, мне кажется, не то 426, не то 456 тысяч долларов украдено у государства – к стенке. Вот это верхняя планка: больше – к стенке! Ну, у нас еще найдется каменщиков, чтобы построить такую стенку.

В связи с этим еще один вопрос, который будет задан позднее. «Вот в свете того, какова практика сегодняшнего российского правосудия, вы еще не пересмотрели ваше отношение к смертной казни?» — это такая в скобках вставочка. Отношение к смертной казни, как к любому вопросу, имеет аспект теоретический, принципиальный и практический прикладной. Вот, что касается теоретического и принципиального – нет, не пересмотрел.

Я считаю и всегда считал, и так считают, уверяю вас, большинство психически вменяемых людей, что есть преступления типа серийных убийств, типа убийств совершенных садистами и так далее. А, кроме того, торговля тяжелыми наркотиками, что есть умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору с другими лицами и совершенное же из корыстный побуждений. Это убийство. Вот ты толкнул 4 килограмма героина – это точно убийство: хоть один, да уже умер, на самом деле, несколько. Разумеется, расстрел.

М.Веллер:Номером первым необходимо ввести закон об абсолютной свободе

Теперь практика. Что касается практики, то, разумеется, сегодня, если у нас ввести смертную казнь, вернуть, снять мораторий, то расстреливать, наверное, будут не тех, кто убил, а тех, кто нужен для выполнения плана, чтобы по показателям все было хорошо. Это мы проходили. Хоть в 37-м году выполнение плана по репрессированным, по выявленным врагам народа, хоть при советской власти, хоть сейчас – план по «палкам». Но при советской власти закон действовал все-таки несколько объективнее. Но сейчас, если что надо, то объективности ждать не приходится. Так что у нас сегодня при нынешней полиции, нынешних судах, нынешней заткнутой прессе, разумеется, возвращать смертную казнь категорически невозможно, потому что эффект будет обратный. Сначала нужно сделать то, что я сказал до того как.

Кроме того, необходимо закон о свободных профсоюзах. Вот в школе учителя, зарплата которым выдается так: вот есть кусок денег на школу – 20 тысяч получают учителя и 300 тысяч получает директор. Или наоборот, 20 тысяч получают врачи, 300 тысяч получает главврач. Нет, так дело не пойдет, ну что вы, честное слово! Понятно, что это выгодно главврачам и тем, кому он откатывают. Должен быть закон о минимальной заработной плате. Эта минимальная заработная плата никак не может быть ниже прожиточного минимума. Этот бред сивой кобылы оставьте себе. Вот пусть те, которые создают эти законы, определят себе зарплату в размере прожиточного минимума и минимального живут – не хочут. Это первое.

А второе: собираются учителя и создают профсоюз, свой маленький профсоюз в своей школе. И закон о профсоюзах однозначно предписывает работодателю, деньгораспределителю заключать коллективный договор с этим профсоюзом, а иначе у него никто не будет работать. И он не может этот профсоюз увольнять. Он сначала должен переговорным путем решить все конфликты. Вот, что необходимо – о профсоюзах, а минимальных и зарплате.

Почему в Японии нет гастарбайтеров? Потому что в Японии минимальная заработная плата такова для всех, а кроме требования к любому работающему, который приехал – обеспечение жильем, медицинская страховка и так далее, что очень невыгодно брать гастарбайтера: он в два раза дороже обходится. Поэтому работают свои.

Так что, понимаете, даром что черты лица несколько разные, смеялись регулярно над Японцами – в 905-м, в 945-м… Нет-нет, есть чему поучиться у этой великой островной расы. Кстати, японцев сейчас ненамного меньше, чем русских. Сколько я помню по последней или по предпоследней переписи японцев на своих маленьких островах порядка 100-115 миллионов человек. Так что вот, понимаете, что необходимо сделать, чтобы разобраться с незаконными мигрантами. А что касается незаконных — товарищи девелоперы и прочие остальные – дружными колоннами на Колыму добывать золото для страны или еще что-нибудь.

М.Веллер: Под это дело убили массу людей, которые ни в чем были не виноваты

Вот примерно то, что необходимо сделать в первую очередь. Простите, тут у меня еще что-то было записано, по-моему. Да, разумеется, деньги на образование, на медицину и на науку должны хотя бы в процентном отношении от бюджета отпускаться никак не меньше, чем если мы суммируем средний процент из развитых европейский стран, ну, и заодно Австралия, США, Канада. Потому что у нас на медицину, на науку, на образование совершенно позорные копейки. То есть это могла бы сделать оккупационная власть, которая поставила себе задачей в течение двух поколений истребить грамотных людей и вырастить полуобразованное, я прошу прощения, быдло. Ну, что вы, мне представляется, что это преступное отношение к науке, к образованию и к медицине. Мне так кажется.

Кроме того, а что это за количество разнообразных полицейских, охранников и прочего на душу населения? Да вы что, с ума сошли? У нас что, оккупационный режим? Где в мире вы найдете столько охранников? Причем служба охраны короны или, простите, как она называется? – высших лиц государства; служба охраны разнообразных бизнесов, в том числе государственных так называемых. Да плюнуть же некуда. Вот что, товарищи, при этом у несчастных оперов, у несчастных следователей не хватает машин, не хватает бензина, не хватает квадратным метров в кабинетах, письменных столов, ничего у них не хватает. А вообще-то, народу чертова прорва. Такие вещи решаются только волюнтаристским путем.

И для всего этого, конечно, необходим достаточно жесткий переходный период. В общем, еще древние греки прекрасно знали, что обычно демократия проистекает из периода тирании, где тиран – это не кровавый царь, который собой подменяет закон, а это исполнительная должность типа римского диктатора. На какой-то срок, чтобы он с минимальной волокитой, вообще без волокиты исполнял нужные вещи. Вот, в общем и целом, что такое тирания в эллинском древнегреческом представлении. Я об этом писал, помнится, 12 лет назад в «Великом последнем шансе», и когда примерно полгода назад то же самое сказал Ходорковский, это было воспринято как откровение. Естественно, как сказал, не помню кто: Веллер же не начальник оппозиции. Нет, никогда не был ни оппозицией, ни начальником оппозиции. Я так, как говорил когда-то преступник Сафрон Ложкин в незабвенном фильме по книге «Дело Пестрых»: «Свободный художник-грабитель», — представлялся он. Вот я такой свободный художник-мыслитель. Вот и вся, понимаете, политическая программа. Все остальное утрясется.

Ну, разве что еще одно. Нечто вроде закон о кооперации. Не сам придумал, потому что это многолетняя выношенная, выстраданная, проверенная мысль Вадима Ивановича Туманова о том, что имелось уже на 20 лет назад, в 94-м, помнится, году в России на 30 триллионов долларов разведанных и подтвержденных – то есть уже лежат, это не то, что какие-то наметки – месторождений полезных ископаемых. И для того, чтобы начать разрабатывать, не нужно ничего от государства, ни одной копейки. Нужно ввести закон об артелях и в течение 6-8 месяцев люди начнут, работая по 24 часа в стуки беспрерывным циклом, как это было в артелях Туманова, зарабатывая деньги сумасшедшие, по представлению бездельников, бюрократов и неумех. Нет, ну взятки, конечно, мы сейчас не считаем. И все это будет идти на процветание страны. Но, конечно, чиновники не будут получать откаты, когда будут то же самое закупать за границей, поэтому для чиновников это вредно.

М.Веллер: Не весь мир сползает. Кое-кто еще понимает, что к чему

Вот законы, которые нужно ввести. И все остальное утрясется в течение полугода. Вот, как после Кронштадтского мятежа. А когда произошел Кронштадтский мятеж, еще толком, понимаете, Тамбовское восстание не было подавлено. И Владимир Ильич убедился, что не кончается гражданская война. Пока Тамбовское — ладно, это крестьяне, мелкобуржуазная стихия. А вот, когда рабочие северо-запада… Кронштадтский мятеж – это неточное называние. Работяги бастовали на заводах, на петроградских заводах, на окрестных, вы Выборге бастовали. И когда к ним присоединились матросы, да и не только матросы – краснфолотцы присоединились… ну, товарищ Ленин решил вводить НЭП. Ввел НЭП – кончилась гражданская война, потому что людям можно было жить. И через полгода откуда-то взялось все, потому что люди работали не на безумные все эти продразверстки, а работали на себя. Так что все можно сделать. Убрать всех бюрократов, чтобы они не мешали. Рабочему человеку от государства требуется только одно – вот не тому рабочему, которому подай работу, а тому, который работяга «сам все сделаю» — чтобы государство ему не мешало.

Вот государство должно обеспечить полицию, которая охраняет от хулиганов и бандитов; армию, которая охраняет от внешнего врага, ну, и какие-нибудь муниципальные сооружения типа вот стадион к чемпионату мира. Но как у нас строят стадионы — боже мой! Да на это можно построить 20 стадионов. Они воруют, воруют, а стадиона все нет.

Так что вот и все, что нужно сделать, думаю я. Вот моя политическая программа, которая я не уверен, что кому-нибудь нужна.

Теперь посмотрим следующий вопрос. В связи с сегодняшним днем чудесный ник такой KP.net: «Кто придумал выборы? Большая просьба ко всем, задающим вопросы. Вот вы владеете компьютером, он у вас есть. Вы идете на сайт, вы задаете вопрос. Это означает, что вам технически и умственно доступно зайти в Википедию и почитать про выборы. Ну, нельзя же быть такими ленивыми! То есть нам лень читать или нам это даже не пришло в голову? Расскажите нам, пожалуйста, куда впадает река Волга. Ну, что вы, честное слово!

Все это придумано, как совершенно понятно, не только в Афинах, но Эллада, но Афины прежде всего. Все это придумано в конце 6-го века до нашей эры, и все это выглядело не совсем так, как мы себе представляем. То есть понятно, что иногородние, непрописанные, так сказать, метеки, они не голосовали, рабы, разумеется, не голосовали. Женщины, конечно, не голосовали. Ну, дети – само собой. То есть голосовали свободные граждане – люди, которые первое: сами себя кормили, второе: которые в случае опасности обороняли свою страну, город, государство. Вот они голосовали.

М.Веллер: Рабочему человеку от государства требуется только одно

При этом, когда приходил какой-то богатый человек и пригонял в жертву богам на праздник целое стадо скота — ну, понимаете, не все же давалось богам, а значительная часть мяса и народу перепадало – то в результате он делался популярной фигурой: за него голосовали, его избирали. Это все, разумеется, было: все эти политические игры, заискивание перед народом и так далее. Но, тем не менее, вот тогда это и было.

Интересно, что в Греции такая демократия мужская, сексистская такая, да, конечно; демократия по имущественному цензу, по прописке, по полу, она кончилась тем (все когда-нибудь кончается), что после Пелопонесской войны — это, стало быть, ближе к концу 5-го века до нашей эры, а потом после Коринфской войны – это уже 4-й век до нашей эры – все это стало угасать. И где-то примерно около 190 года до нашей эры Рим, так сказать, взял Грецию под себя. Ну, мы еще пропустили Македонию, потому что Александр тоже, но в основном Филипп поставил под себя Грецию, Александр только продолжил. Ну, это была сплошная эллинская культура, эллинские идеалы, но, может быть, демократии было меньше, но все-таки культура была.

Однако демократия в общем и целом кончилась. Атрибутика какая-то была, а как таковая она, конечно, кончилась. А в Риме было еще интересней, показательней. Но про Рим несравненно больше написано, несравненно больший масштаб. То есть царство, которое было после Тарквиния Гордого, помнится, кончилось. В Риме настала республика. Эта республика существовала… ну, возьмем для простоты 500 лет, округлим немного. И эта республика ко времени великого Суллы, диктатора Суллы она приобрела характер гражданской войны. Гражданские войны бушевали десятилетия. Знатные сильные роды выдвигали лидеров, враждовали друг с другом. Страна растаскивалась на куски, и ей грозило что? Ей грозил распад на части.

Здесь не приходилось говорить о законе, не приходилось говорить о праве на жизнь, потому что, когда Сулла вел проскрипции – другое дело, что они ввел с благой целью, потому что раскрали римскую казну и проповедовали сепаратизм. Но под это дело убили массу людей, которые ни в чем были не виноваты, просто хорошо: принес, понимаете голову – получил половину имущества. Вторая половина – в казну.

Вот головы сыпались горохом и в результате, когда пришел Цезарь, и кое в чем Цезарь таки узурпировал власть, а потом он Августа сделал своим наследником — то есть Август был Октавиан. Августом он назвал себя позднее: цезарь Август, — то в руках императоров сосредоточилась гигантская власть, и все это (Светоний. «Жизнь двенадцати цезарей») вызвало колоссальные злоупотребления, разврат, мотовство, казнокрадство, что угодно. Но держава была единой и порядка в ней было все-таки больше, чем, если бы вконец проворовавшийся Сенат и кто не попадя тащил все в свою сторону. Вот так понимаете, пришел конец демократии. Вот это о выборах.

М.Веллер: Страна растаскивалась на куски, и ей грозил развал на части

Демократия не всегда хороша, я повторяю, всему свое место и время. Соломон вроде бы первый сказал, хотя поди говорили и до него.

Вот очень интересный вопрос. Что мы успеем, интересно, до перерыва. Здорово: «Как вы можете верить в телегонию, гомеопатию, парапсихологию и прочую чепуху?» Не буду говорить, кто спросил. Вы знаете, я имел счастье – я об этом уже говорил, а повторять не устану – учиться в группе русского отделения филфака ЛГУ, которой куратор был еще тогда не профессор, не завкафедрой, а доцент молодой 30 с каплей лет, 31-го он принял нашу группу, помнится — Владимир Викторович Колесов, который был хранителем и перелагателем старых демократических традиций петроградской университетской филологической школы. Это большое счастье.

Этот человек нам в несколько занятий между прочим, между другими науками, как бы походя, объяснил на всю жизнь, что такой культура и интеллигентность мышления. Это отсутствие категоричности, это невозможность рубить с плеча, это спокойный объективный подход, это возможность допустить что угодно, любой поворот, пока ты не владеешь материалом на сто процентов, вот пока он не изучен до конца. Это то самое отличие, о котором он нам говорил: «Чем, коллеги, отличается умный человек от интеллигентного? Вот умный что-то познает, делает, понимает, и, в конце концов, говорит: «О! Это вот так». А интеллигентный познает, старается, понимает, разбирает, говорит: О! Это так. И тут же говорит: «Но на самом деле, так ли это? Надо ведь еще подумать и покрутить»».

Так что вы бросайте с этими вашими — наотмашь, сплеча, — поскольку толком мы ничего не знаем ни про телепатию, ни про парапсихологические способности, ни про экстрасенсорику. Это означает, что есть некие вещи, которые наукой покуда практически не изучены. И притом, что они не совпадают с наукой, которая на сегодня является классической, некие возможности необходимо допускать, потому что так оно в истории всегда бывало.

Роза Кулешова, которая читала пальцами и не только пальцами. Они могла сесть на книгу и начать читать ее тем местом, которым сидела. Я в школе учил, записали о Розе Кулешовой. Много было таких историй. Сейчас перерыв на новости. Пару слов про Академика Спиркина скажу после перерыва.

НОВОСТИ

М.Веллер Так вот 1981 год на дворе. Брежнев слова выговаривает плохо, но выглядит бессмертным. И в большому белом актовом зале Союза писателей Ленинграда выступает академик Спиркин, тот самый автор многолетнего учебника философии для высших учебных заведений Советского Союза и рассказывает о том, как он много лет работал консультантом при одной организации под крышей Комитета государственной безопасности, каковая организация выискивала одаренных детей с паранормальными способностями по всей стране и собирала их в эту, условно говоря, лесную школу.

Одна девочка после удара молнии, который она пережила, стала видеть, «у кого в животике бутербродик, а у кого в животике яблоко». А второй мальчик умел еще что-то такое… А в США имеется аналогичная лаборатория, которая делает то же самое.

М.Веллер: Демократия не всегда хороша, всему свое место и врем

Опыты о передачи мысли на расстоянии ставились еще в 19-м веке. Серьезные оборонные ведомства – американское и советское — занимались этим. Делали опыт. Вот слой, который не пропускает радиоволны поверхностные в воде. Если на берегу в такой-то час будет выходить человек и смотреть картинки — время хронометрируется, заранее задано – а другой человек будет сидеть в закрытом помещении, в командирской каюте в подводной лодке вне связи. И этот человек должен угадывать, в каком порядке, сколько картинок тот увидит, который сидит на берегу за тысячу километров. То есть старались уж совсем по чистому ставить. Вы знаете, не то чтобы преуспели на сто процентов, но это превышало то, что получается в теории вероятности.

Серьезных агентов готовили давно уже на уровне экстрасенсорных способностей. То есть перед человеком кидаются карты рубашкой вверх, и он должен угадать 1, 2, 4 – что это за карты. Не крапленые, рубашку не выучишь. Как? А вот как хочешь. Вот пробуй чувствовать. И проходит несколько месяцев и человек начинает угадывать эти карты в количестве, которое в разы превышает теорию вероятностей.

Наука здесь не в курсе дела, вы понимаете, только и всего. Но согласно – я очень люблю этот пример – законам аэродинамики – аэродинамикой занимаются все-таки уже сто лет, все-таки можно считать, что аэродинамики, если по-хорошему заложили братья Райт, хотя разные опыты ставились до того, Отто Лилиенталь работал с аэродинамикой – так вот шмель летать не может, а шмель летает.

Более того, когда в конце 50-х американские разведчики U-2 стали летать над советской территории и локаторы их засекали, но самолеты – МиГи 17-е, 19-е – не могли подняться до этого 20-21 километра. И, в конце концов, опытный летчик, помнится, на 19-м еще с аэродинамической горкой он выскочил наверх, поднялся на расстояние, допустим, полутора километров до этого U-2 и потом его подробно описал, сфотографировать не удалось. Это описание передали экспертам.

А главным экспертом по таким вот делам считался Андрей Николаевич Туполев. К Туполеву относились в правительстве с огромным доверием. Туполевские самолеты были самыми надежными бомбардировщиками: и Ту-16, и Ту-95. Мясищевские 3м летчики не любили: они часто бились, они были ненадежны. Но мы сейчас не об этом, а о том, что Туполев, которому это рассказали, нарисовали и сообщили, что на высоте 20-22-х километров летит аппарат, похожий на планер с коротким фюзеляжем, с очень длинным прямым крылом, который может развивать скорость до 950 километров в час, и иногда он начинает буквально парить, идет на скорости километров 200, — Туполев, опытный, очень талантливый авиаконструктор сказал: «Чушь собачья. Пускай летчики меньше пьют. Это абсолютно невозможно. Что вы мне рассказываете?»

Но потом, как известно U-2 сбили, и оказалось, что так оно и есть. Так что нужно спокойно относиться к разным возможностям. Категорическое отрицание идет не от ума большого.

Итак, какие у нас следующие… Ах да! Разумеется, про расизм. Все рассуждения о расизме, которые выданы в вопросах –я не буду сейчас называть, кто их задавал – ну, как сказать… вызывают сочувствие, скажем так, к образовательному уровню задавателей вопросов. Простите за слово «задаватель», ну, считайте его неологизмом. Кстати, о книгах, которые меня регулярно просят называть – «каждую передачу называйте одну две книжки рекомендовать почитать» — стало быть не художественные книжки. Одна книжка Филиппа Раштона «Раса, эволюция и поведение». Вторая книга: Ричард Линн, «Эволюция, раса, интеллект». Вот раньше, чем рассуждать о расизме, в который верят или не верят; о равенстве рас, об одинаковости и неодинаковости рас, совершенно необходимо хотя бы ознакомиться с этими двумя капитальными трудами, которые стали уже классическими, которые знамениты уже необыкновенно в профессиональных кругах, у которых слава двоякая: с одной стороны, их невозможно опровергнуть, с другой стороны, они как-то не совсем вписываются в тренд политкорректности. Вот сначала почитайте, потому что, что ж я буду пересказывать, понимаете, эти книги.

М.Веллер: Никогда не был ни оппозицией, ни начальником оппозиции

Итак, переходим все-таки к вопросам более коротким, а то эти все такие глобальные. Вот прекрасно!.. Я опускаю обращение: такой-то, имя отчество, уважаемый и прочее. «Минкульт проверяет художественные фильмы на соответствие их исторической правде, — заявил Мединский. Непонятно, разве художественное произведение, фильм, литература должны соответствовать исторической правде? Тем более, что правда эта разная: у Мединского – одна, а у историка Сванидзе -другая. Как вы думаете?»

Я думаю, что когда у меня несколько лет назад, не помню, сколько, например, 6 или 7, был поставлен сериал «Баллада о бомбере» по повести, то повесть у меня состоит из двух частей. Я к ней никогда всерьез не относился, скажу честно. Одна из них беллетристическая – это то, что я, условно говоря, придумал, но там не было совершенно никаких прегрешений против истины. А вторая часть документальная — это то, что Николай Григорьевич Богданов, командир бомбардировочного полка рассказывал мне на самом деле. Кстати, большое спасибо нескольким читателям, которые заметили, что в 44-м году авиация дальнего действия была расформирована и, таким образом, в 45-м году, когда Богданов 30 апреля бомбил своим полком Берлин, он командовал просто бомбардировочным полком, а не полком авиации дальнего действия, всё правильно.

Так вот, знаете, этот сериал с каждым годом становится все лучше и лучше. Первый раз я его смотрел… ну, вот как-то экспериментаторски. Это был такой тестовый просмотр, то есть посмотрим, что они сделали. Прошло сколько-то лет – да сериал стал лучше раза в четыре! Я не знаю, как идет процесс, но фильмы становятся все с каждым годом все лучше и лучше. Нет, не новые, а старые становятся все лучше и лучше. И вот там они придумали такую вещь, что немцы решили привести на территорию Советского Союза ракету «Фау-2» — одну, one – чтобы запустить на Москву и посмотреть, что будет. Ну, простите, это как раз полная ахинея, потому что полторы тысячи – я не помню точно, но порядок цифр – примерно полторы тысячи были выпущены по Лондону. Но редко попадали. Разрушения были, но не такие огромные. Зачем им одну выпускать на Москву?

А уж этот бред как начальник гестапо по совместительству работает комендантом концлагеря, а у него место секретарши закреплено за советской разведкой. У него одна секретарша разоблачена: выбросилась в окно – он мгновенно берет на ее место другую и тоже разведчицу. Ну, кино, называется.

ак что, если мы возьмем исторические фильмы… Фильм «Александр Невский» не имеет отношения к истории. Фильм «Суворов» имеет очень косвенное отношение к истории. Вся историческая литература и весь исторический кинематограф, весь исторический театр имеют очень косвенное отношение к литературе… то есть, простите ради бога – надо же, какое подсознание вредное – к истории, хотел сказать я.

Кроме того у меня не идет из головы совершенно гениальная фраза Ришелье: «Дайте мне шесть строчек, написанных честнейшим человеком в стране, и я найду в них, за что его повесить». Ришелье понимал в этом толк. Так что, понимаете, если нужно найти где-то правду – это у нас автоматически… Ну, то есть для врага – правду, а для друга – более-менее все. Ну, это несерьезно, я думаю, на это не надо обращать внимания. Кроме того я очень люблю исторические книги Мединского из серии «Мифы о России». По-моему, они легко и интересно читаются, но к правде они относятся очень косвенно. Это такая народная мифология, патриотическая народная мифология, лестная для народного сознания, самосознания, но, в общем, конечно, к истории это имеет такое отношение… там, если выловить блох, то останется же одна обложка. Ну, что вы, товарищи, надо аккуратнее.

М.Веллер: У нас что, оккупационный режим? Где в мире вы найдете столько охранников?

Ага, вот вопрос о смертной казни – это то, о чем мы говорили. Вот: «Дайте, пжл, – это очевидно, пожалуйста, понятно, — р е цензию…». Вот о вопросах, которые задаются в такой форме. Есть один вопрошающий – я даже не помню как его ник или это настоящая фамилия – который делает минимум две ошибки или опечатки в одной строчке. Вот у него я однажды сосчитал: вопрос – 6 строк, 13 ошибок или опечаток. То есть или нет точки, или новое предложение с маленькой буквы или еще что-нибудь. Что это такое? Человек психически немножко болен, ну просто полечиться надо. Нельзя смеяться, ни в коем случае не призываю, не обвиняю. Это называется: синдром рассеянного внимания или рассеяности внимания, когда человек не может сосредоточиться даже настолько, чтобы, зная, что в конце предложения ставиться точка, а следующее – с большой буквы, он их все равно не может поставить. Так что, какие там могут быть вопросы.

И вот здесь тоже: «Дайте, пожалуйста, рецензию на новую книгу Владимира Маркина. Стоит почитать?» Вы знаете, попробуйте почитать новую книгу Владимира Маркина. Кстати, я не знаю, была бы старая, были ли у него книги до того, или это первый опыт генерала, но все-таки молодого писателя. Возраст писательский и паспортный, как вы знаете, часто не совпадают.

Разумеется, я эту книгу не читал и в мои рабочие планы это не входит, тем более, сам Маркин недавно признался, что он ее не писал, что он издательству дал общую концепцию, какие-то факты, а уже издательство само нашло или литобработчика, еще кого-то. Ну, помилуй бог, для чего это читать? Может быть, найдутся желающие такие. Так что я не знаю… Это на любителя, колбаса любительская, любительская-полицейская.

Вот гениально! «Как философ философа спрошу прямо и жестко, в лицо, по-стариковски, — то есть это привет от Евгения Шварца, — какую практическую пользу за все время существования принесла философия, кроме относительного благополучия нам, философам, кроме помощи нам, хитрой, ленивой и прожорливой интеллектуальной элите в уклонении от общественно полезного труда. Спасибо. Моисей Соломонович. Питер».

Моисей Соломонович, я понимаю, что мы, конечно, как философ философу прямо в лицо, грубо по-солдатски, по-стариковски… «Ваше величество, вы великий человек» — я понимаю. Теперь про философию. Тяга к познанию и объяснению мира есть аспект инстинкта существования любого живого существа. Живое существо, чтобы жить, оно должно получать информацию из окружающей среды, эту информацию отфильтровывать, классифицировать, принимать к сведению и совершать какие-то действия в зависимости от этой информации. Это относится к подсолнуху, который поворачивается следом за солнцем, он воспринимает информацию – солнечные лучи – и правильно реагирует; и заканчивается человеком — ничего более сложного мы пока еще просто не знаем – каковой человек объясняет мир. Философия – это самый обобщенный самый абстрактный уровень постижения, понимания и объяснения мира. Вот какая история.

Так что, понимаете ли, когда еще в Древней Греции… Доставьте себе удовольствие как философ, почитайте древних греков; отрывочков-то осталось там немного: и от Гераклита мало, и от Демокрита мало. И вот читаешь ты эти две фразы и не понимаешь, откуда гений этот две с половиной тысячи лет назад пылал в этих воспаленных мозгах. Фантастически гениальный был народ! Это народ, который предвидел будущее. А дальше по этому пути и двигалось человечество. Потому что речь шла об объяснении феномена человека: что он может и не может, как он должен жить и как он не должен жить, что такое счастье и что такое добродетель, как быть счастливым и как достигать добродетели и держаться в ней.

В этом можно находить свои недостатки, обвинять древнегреческих философов в излишнем и даже наивном рационализме, но это был путь постижения человека в мире, мира в человеке и вот этого всего. И мне неизвестен ни одни философ, который бы материально процветал – вот так вот – раз! Вы знаете, ни одного не могу называть. Одни были нищие, вторые жили приживалами. Даже блестящий Декарт был приживалом, понял, понимаете ли, от простуды: у королевы крестины во дворце, где сквозняки были. Так что подумайте немного, понимаете. Тоже мне, «хитрая прожорливая»… Это кто, Сократ хитрый и прожорливый уклонялся от общественно полезного труда. Ну, что вы, честное слово! Ну, подумайте сами, подумайте… Может быть, не все тут философы.

— «Володин сказал: «Есть Путин – есть Россия. Нет Путина – нет России». Это значит, что Россия по его оценкам протянет еще максимум лет сорок, — да-да-да, — отсюда ли стратегия поведения верхушки: Воруй, грабь, вывози – все равно страна рухнет».

Ну, последняя фраза, она, конечно, такая, немного метафорическая. Можно подумать, что при Ельцине не воровали или при Николае I не воровали, или, понимаете ли, при Александре Невском не воровали. Но это интересная мысль в самом деле. Предположим Владимир Владимирович Путин проживет 120 лет. Видит бог, 120 лет — это сколько там осталось еще? – ну, уже меньше 60-ти. А потом что, конец страны, что ли? Так что, когда метафора такая – метафора, которая должна выражать верноподданность, восторженную верноподданность – вот в переводе НРЗБ ряд, то получается сапоги всмятку. Ну, зачем же ставите людей в неудобное положение, в самом деле?

М.Веллер: Они воруют, воруют, а стадиона все нет

Очень интересно: «Я с ужасом понимаю, что написанный вами, — это мной, — «Великий последний шанс» является фактически сценарием развития современно мира, — да, а что? – И самое обидное, что после публикации книги пошел уже второй десяток лет, — а что же обидного? Лучше бы мы все накрылись медным тазом раньше, что ли? Да нет, ничего. – И наши лидеры, если сказать помягче, профукали этот последний шанс». Да, но заметьте, вместе с нами. Это народ породил их из своего лона. Они не с Марса. Это персонифицированные мы. Вот это самое печальное, самое горестное. – «…И весь мир потихоньку сползает к полнейшей деградации и упадку». Вы знаете, весь не весь, а вот мужик, которого зовут Родриго Дутерте, который сообщил, что наркоманов мы будем расстреливать. А этот самый начальник ООН, не хочу даже называть, как его зовут, — он просто дурак. Я согласен с Родриго Дутерте. Так что не весь мир сползает. Кое-кто еще понимает, что к чему.

– «…Может быть, у вас найдется сценарий повеселее?» Так я же не могу, понимаете, выдумать из головы. Это как прекрасно приводят Ильф и Петров голливудскую историю о делании чудесного фильма «На западном фронте без перемен», как продюсер говорит режиссеру: «Что-то у вас фильм получается мрачноватый. Зрителю это не нравится. Ну что, в конце главного героя убивают, все погибают. Как-то оптимистичней надо». И совершенно осатаневший от этих придирок денежного мешка режиссер говорит: «Вы знаете, как-то исторически… Германия проиграла войну. Но если вы настаиваете, я могу снять такое кино, что Германия войну выиграла. Так что я, конечно, могу написать сценарий, но что там будет на самом деле… Как же я буду за это отвечать?

— «Вы согласны с тем, что Илларионов пишет о Гайдаре». Имеется в виду, очевидно, пост Андрей Илларионова, который сегодня или вчера появился на сайте «Эхо Москвы». Да, я согласен, более того, давно согласен. Давно – это лет, наверное, уже 15. Я помню, как я, приезжая в Москву, останавливался в замечательной, глубоко интеллигентной профессорской семье, где отец семейства, профессор математики, причем серьезный, выдающийся математик, всю жизнь преподававший на заметных кафедрах; а мать – филолог, русист, преподаватель университета и МГИМО и прочее – и вдруг все их накопления превратились в пыль, как у всех; их зарплаты превратились в ничто, как у всех. И уже в стране жрать простым людям абсолютно нечего, уже сплошной разор, уже.. что же это такое! А они продолжают говорить, что нет-нет Гайдар – молодец, Чубайс – молодец, все идет правильно, Ельцин ведет по верному пути, то есть они верят.

Потом я их гриппом заразил, который с поезда принес, так что они бедолаги лежали, всем семейством лежали – убийца просто я. А я утром шел в аптеку, булочную и прочее. А там какие-то несчастные старушки считают какие-то рваные рубли – это же сердце болит смотреть!

Так что все эти разговоры, знаете… Ну, не верю я в ребят, которые при одной власти устраиваются работать в редакцию журнала «Коммунист», а при другой говорят, что они сейчас спасут страну с другого конца. Я думаю, что Илларионов дал совершенно прекрасный анализ происшедшего.

Тут еще сообщения из новостей А то как же – где-то там, на Западе есть Запад… В Нью-Йорке произошел взрыв вчера в полвосьмого вечером, в субботу по местному времени. Прямо на Манхеттене – шарах! – где-то в районе 23-й улицы. Такая вспышка из мусорного бака. 30 раненых, но, слава богу, кажется, ни одного тяжелораненного. При этом еще одну бомбу нашли там же. Мэр Де Блазио сказал: «Нет, это не теракт». Ну, конечно, не теракт. Это фейерверк! Ну, мало ли что – ну взорвали.

Да, тут в Нью-Джерси совсем недавно аналогичная история произошла. Отменили марафон — помнят Бостонский. Это тоже не теракт. Это случайно что-то там взорвалось. В Канаде, понимаете… Где там в Канаде? В Калгари. Пришел парень с ножик с медцентр, порезал пару человек – ну, бывает.

В Миннесоте в США еще один 8 человек порезал, но его же застрелили. Вы знаете, этническое происхождение и религия мужчин не указываются, так что будем надеяться, что нечто такое, безличностно среднее. Вот, понимаете, что у нас сейчас происходит на гнилом Западе. Так что я не знаю, кого в Америку пускать, а кого нет, тем более, в Россия-то кого пускать, а кого не пускать? Как писал классик: А я бы некоторым паспорта нипочем бы не выдавал и всего остального. Жаль, что время кончилось. У нас еще было столько вопросов и ответов – вы не представляете. Но, видимо, следующий раз. Счастливо, хорошей всем недели, самого доброго. До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире