'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 февраля 2016, 17:05

М.Веллер Итак, добрый вечер! В эфире программа «Подумать только…» — в конце многоточие. Ведет ее Михаил Веллер. Сегодня было получено необыкновенное количество вопросов удивительно высокого в среднем качества. Вот просто огромная благодарность всем слушателям, приславшим вопросы. На все ответить не сумею, тем более, что идут нарекания, почему так быстро и так много. Но все-таки исключительно на них сосредоточимся. Итак, начинаем.

Свет-77 (ник): «Путин предложил сделать патриотизм национальной идеей России. Ремчуков предложил сделать национальной идеей России создание независимой судебной системы. Как думаете, какая идея более нужна населению сегодняшней России?»

Нет более бессмертного и более востребованного русского классика в литературе, нежели Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, который сказал – еще 150 лет не прошло: «Когда в России часто начинают произносить слово «патриотизм», знай: где-то что-то еще украли». Это очень как-то на многое ложится.

Видите ли, патриотизм – это нормальное состояние нормального человека, хотя есть и другая точка зрения весьма космополитическая, которая свойственна толерантной нынешней либеральной западной идеологии. Но в общем и целом, мы говорили: любовь к родным людям, к своей семье, к своему очагу, и шире — к своему городу, народу, к месту где родился и вырос – чувство естественное, потому что человек не молекула сама по себе, но часть всей среды. Любя среду, он любит себя, потому что надо о себе ведь заботиться, о потомках и так далее.

Может ли это быть национальной идеей? Нет, не может. Это может быть национальной идеей, когда патриотизм взывает к всенародному действию: национально-освободительное движение, борьба землян против марсиан или что-нибудь в таком духе, борьба с голодом на Волге, борьба с эпидемией черной оспы (национальная идея – победить черную оспу, заодно написать еще «Декамерон»). Но вообще, в общем и целом – нет.

Когда, если я не ошибаюсь, в конце сентября 2011 года я имел честь также присутствовать на встрече узкого круга литераторов на встрече с кандидатом в президенты Путиным, то я сказал среди прочего, честь имел доложить, что по факту национальная идея в России давно существует и заключается она в делании денег и состояния любым способом с последующей защитой или укрыванием этих денег и капитала, состояния. Разумеется, слова остались без последствий пока и слава богу. Но это не должно быть национальной идеей.

М.Веллер:По факту национальная идея в России давно существует и заключается она в делании денег

Объявление необходимым искать национальную идею означает, что существующее положение вещей не устраивает государство, и значит, государство не хочет иначе действовать. Оно хочет делать то же самое, но чтобы люди иначе думали, чтобы при этом у них была иная идея. Я думаю, что практически это невозможно. Это разговоры такие же в пользу бедных, как предсказывать мировой кризис капитализма или приход коммунизма. Это работа навсегда.

Следующая группа вопросов. Все-таки надо по группам. — «Как думаете, кого представлял патриарх Кирилл на встрече с папой Франциском: свою паству или Путина?» По-моему уже всё что можно сказано про эту историческую встречу тысячелетия. А кроме того все помнят, наверное, как Володин справедливо заявил, что Путин – это Россия, а Россия – это Путин. Таким образом, патриарх мог одновременно представлять и Путина и свою паству, которая есть народ и Россия.

Да, уже смеялись, что «мы говорим партия, подразумеваем — Ленин, мы говорим Ленин, подразумеваем — партия» — и вот так все 50, 60 или 70 лет, потому что анекдот при советской власти – ну цитата из Маяковского — рассказывали очень долго. Так что, кого надо, того и представлял.

Положительная сторона всем несомненна: наконец-то встретились. Причем еще Павел Иоанн II, которого приглашал, помниться, еще Горбачев и Ельцин приглашал, излагал всяческие планы. Взгляды у него были самые положительные на эту встречу. Но вот Московская патриархия была против. А теперь она была — за. Таким образом, папа Франциск совершает давно запланированную поездку в Мексику, куда-там еще, а патриарх Кирилл совершает тоже в четыре страны, вот остановился на Кубе. Папа Франциск сделал остановку на Кубе. Все всё знают. Кирилл подъехал к нему в аэропорт. Прямо в аэропорту они поговорили, подписали соответствующие заявления, декларацию. И еще была негласная часть. О чем негласная часть, я знать не могу так же, как практически все слушатели.

Вот никогда не устану жалеть – давно бы уже выучил, – не знаю французского языка, ибо изречение типа наполеоновского «Когда будет нужно, вас позовут», они необычайно уместны в целом ряде положений. Если не позовут, значит и не нужно, чтобы мы знали. Понятно, что решались серьезные вопросы, потому что Россия должна выйти из изоляции, в которую ее пытаются загнать западные страны-враги. Вот, видимо, речь шла о том, чтобы в той или иной форме – духовной, идеологической, а может быть, в чем-то и материально (Ватикан – государство маленькое, но очень влиятельное и очень небедное) – вот навести какие-то мосты. Какие мосты? В чем дело? Ну вы знаете, церковь никогда не посвящала паству во все тайны своих дворов.

Далее. Касьянов. Целая группа по Касьянову – что ему устроили обструкцию с пусканием газа в Петербурге, что у него срывается встреча в Новгороде, бросили тортом – ну об этом все написали – в Москве; и «как вы думаете, кто руководит беспрерывными падениями на него?» Здесь не надо думать, здесь надо знать. Это не предмет для размышления, это предмет для получения информации. Об этом также писали, что оказалось, что это были лица чеченской национальности, которые выражали свое возмущение раскольнической, антироссийской деятельностью Касьянова. То есть они так думали. То есть они выкрикивали всё совершенно искренне. Ну что же, они совершенно не скрывались, они не надевали масок, они не натягивала балаклавы, не надевали каких-то белых париков на черные волосы или еще что-нибудь.

Дальше. Вот был недавно грандиозный совершенно митинг поддержки Кадырова, патриота России в Грозном. И не приходится сомневаться, что чеченский народ любит, уважает своего лидера, слушается его и очень считается с его мнением. Так что вряд ли это сделано с целью досадить Кадырову или против его желания. Я думаю, что имелось в ввиду как минимум его снисходительное отношение к этому; я говорю, как минимум, ну а как максимум, не могу даже предположить. Но, поскольку Кадыров, как он говорил, Путин его идеал, — говорил он публично и искренне, — что он пехотинец Путина, «и все мы пехотинцы Путина», и он готов исполнить любой приказ, самый сложный. То есть получается, в результате этой политики – хорошо, что тортом. Так что, в общем, здесь всем всё ясно. Вообще, мы приближаемся к той ситуации, когда можно раздавать вместо листовок чистые листы бумаги. Что, в самом деле, за детские вопросы?

Мы переходим к следующим вопросам. Вот вместе с этим: «Что происходит в годовщину убийства Бориса Немцова, которая приближается?..» Все вот эти попытки – это то, о чем мы сейчас говорили.

Вот вопрос большой важности от, я бы сказал, известного постоянного и матерого комментатора по нику: Комбайнер – фигура такая из «Трактористов» в рваной тельняшке. Вопрос простой: «Почему Запад со времен царя Гороха враждебно относится к России?». Это важный, кардинальный, это основной вопрос.

Итак, Россия стала сталкиваться с Западом – еще Русь – со времен каких? – приблизительно смутного времени, когда поляки были в Кремле, когда, заметьте, Русь называлась еще Московией. Не могу сейчас читать лекцию по русской истории того периода, по времени все-таки никак не хватит, а вопросов много. Тогда столкновение было конкретное абсолютно российско-польское. Но не будем вникать, что на польской стороне были смоленские полки, все это не важно абсолютно, вот в основном.

М.Веллер:Мы приближаемся к той ситуации, когда можно раздавать вместо листовок чистые листы бумаги

А в общем и целом Россия входит в мировую политику когда? Со времен… нет, пожалуй, Алексея Михайловича. При Алексее Михайловиче была скорее экспансионистская политика России, потому что она отвоевывала в Московию территории Смоленского княжества и далее. Она прорубала выходы к Азову, то есть это был напор на врага. Так что это был конфликт, который Россия создавала и провоцировала. России нужны были выходы к морю, большая жизнь, и вообще, она объединяла все русские народы. Вот так оно было.

А дальше… А дальше царь Петр I. Что же было при Петре I? Воевали со Швецией. В конечном итоге успешно: кончилось Полтавой. Что там наших было больше, чем шведов, не важно. Карл XII был фигурой известной. Швеция была державой с блестящей военной репутацией.

Но при Петре I немцы были лепшими друзьями. Из немцев состояла академия наук. Немцы заложили и то и сё… Немцы работали исследователями и преподавателями. На немецкий манер было сделано платье, реформирована грамматика. Россия и Германия были лучшие друзья. Ну если Германия — в широком смысле, объединяем германские княжества.

Далее Голландия. Да Петр I обожал Голландию! Да флаг это голландский, только три полосы в другом порядке. С Англией – отличные были отношения с Англией. Англичане — известные корабелы. Когда же было военное столкновение? Во время Семилетней войны. Во время Семилетней войны Россия воевала с Пруссией, а за спиной Пруссии стояла Англия, верно. При этом Россия была союзницей Франции и союзницей Австро-Венгерской империи. То есть с двумя державами против других двух держав. При этом французов и австрийцев с венгерцами было суммарно заметно больше — ну там силезцы и так далее; семилетняя война большая, жутко интересная история, — чем каких-то пруссаков. Англичане помогали только деньгами, ну а разборки на морях России не касались. Так что здесь мы были скорее союзниками европейских государств, нежели врагами.

Потом началась французская эпопея. Потом пришел Наполеон. Воевали с Наполеоном. Героический переход Суворова через Альпы. Известная фраза: «Широко шагает. Пора бы унять молодца!» А чего унять-то? Европа ополчилась на Наполеона. А потому что декларация Конвента от начала 92-го: Земля, на которую ступает сапог солдата революционной армии Франции, навсегда переходит под власть народа, как единственного суверена, а короны всех монархов должны пасть к их ногам вместе с головами.

Ну, монархам это не понравилось, вы знаете! Монархи решили, что надо бы Наполеона укоротить. Хотя между Францией и Россией лежало немало держав больших и сильных. Как Италия угрожала России? Как Франция из Италии угрожала России? Да, конечно, любое государство ведет экспансионистскую политику настолько, насколько может. Что делал корпус Чернышева в Швейцарии. О чем вы говорите?

Николай Ростов едет воевать с Наполеоном. Куда он едет? Под Аустерлиц он едет. Аустерлиц – это не в России. Не было и нету. То есть в трех военных кампаниях Россия воевала против Франции в союзе с Австро-Венгрией, могучей империей; в союзе с Пруссией, которая была сильна до поры до времени; в союзе то с Сардинским герцогством, королевством, то еще с чем-нибудь. Был период, что даже с турками были союзники, понимаете, на Средиземном море. Вот вам и вражда с Западом.

Если мы возьмем Первую мировую войну, то Антанта это была: Англия, Великая Британская империя; Франция – также хватало колоний, и Россия – союзники были. Против кого? Против Германии и Австро-Венгрии.

Вторая мировая война. Нас учили, что Гитлер вместе со всей Европой против России… Если вы посмотрите на карту, силы, территории союзников и силы, территории гитлеровской Германии, союзников ее, то вместе с Россией была вся Америка, то есть все Соединенные Штаты с их экономическим и людским потенциалом; все страны Британской империи и Британского содружества; Китай, так или иначе, вел политику… ну там коммунистическая партия, 8-я Народно-освободительная армия председателя Мао – мы ей помогали – отдельная история. Заодно Франция, а все французские колонии, а это какие-то ресурсы. А каучук, а металл, а лес, руда железная – это же все нужно было где-то брать. Третий рейх, он задыхался от нехватки сырья. Так что союзники были гораздо мощнее вместе с Советским Союзом. Так что это мифология — что они нас на Западе всегда душили.

Дорогие мои, вы знаете, «1984» Оруэлла в прошлом 2015 году был чемпионом книжных продаж. Ее было продано 85 тысяч. Ну тиражи, знаете, падают бумажной литературы больше всех. Вот когда Оруэлл писал «1984», в Англии строили социализм. Это когда Черчилль, которого прокатили на выборах, когда пришел его министр Эттли, сказал, что «для того, чтобы провести социалистические преобразования, этим ребятам придется в Англии устроить гестапо», — сказал Черчилль в начале этих реформ. Когда были национализированы шахты, национализированы железные дороги, национализирован в конце концов Банк Англии, — так вот в Англии пища была по карточкам вся вплоть до начала 50-х годов. Такого голода, как кое-где в Советском Союзе, не было. Но вы знаете, что в 50-м году… по карточкам… Так что англичане жили весьма трудно и что касается социализма, Англия чуть было этого всего не хлебнуло. Это к тому, что не надо рассказывать, что они нас все душат. Ну о чем вы говорите. Это все, как говорил мой любимый чистильщик и скорохват старший лейтенант Таманцев, «байки для дефективных детишек». Перечитывайте все «В августе 44-го» замечательного писателя Владимира Богомолова.

Мы переходим к следующему вопросу. Дринкер, чудесный вопрос: «Почему Касьянов такой тупой?» Ну Дринкер, очевидно, очень умный. Возможно, имеется в виду, что Касьянов вместо того, чтобы давно замолчать, уйти из политики, ничего не делать, а еще лучше – уехать в Швейцарию или в Мексику – до нее дальше – не понимает, что лучше ему уехать вместо того, чтобы нарываться на возможные неприятности. Интересно, Дринкер за 11.80 или он от природы такой, с особенностями умственного развития, как выражаются сейчас толерантным языком.

Вот очень интересный вопрос от Воблина. Хороший ник: Воблин – вызывает массу ассоциаций и исторических примеров. Вопрос: «Есть ли успешные исторические примеры клептократических государств с устойчивой сменой лидеров?» Ответ: я не знаю таких примеров. Но клептократические государства, в общем, они и не существовали, потому что, когда элита воровала, то есть присваивала все себе, она себе присваивала по законам писаным, неписаным, но это оставалось в стране. Из смердов, холопов, рабов могли выжимать все соки, но храмы и пирамиды возводили в своей стране, каналы рыли в своей стране, корабли строили в своей стране. Исключение составляют только мелкие, полудикарские африканские деспотии, где клептократия работает на вывоз, то есть народ нищ, но зато сколько-то десяток или даже пара сотен человек аристократии, клептократии, она живет в цивилизованных странах, ездит на Роллс-Ройсах, носит часы Ролекс. Нет, там нет никакой устойчивой смены лидеров, потому что как только тебя сменят — тебя экспроприируют и пристрелят, чтобы легче было отобрать все. О чем вы говорите!

Вот удивительный вопрос: «Какие неразрешимые разногласия могут быть между православием и католицизмом, когда все зиждется на недостоверных фактах и недоказанной наукой реальности?» Видите ли, социум имеет тенденцию к самоусложнению и дальнейшему структурированию. Если выразиться для совсем широкой аудитории, это означает, что если вы соберете в одну загородку 10 тысяч человек, устроите им там нормальную жизнь, начнете их там учить элементарным вещам – таблице умножения, основам астрономии – у вас всегда найдутся несколько человек, которые в силу загадочных причин, некоего генетического нонконформизма, некоего кретинского упрямства заявят, что дважды два – это не четыре, а пять, и что не Земля вращается вокруг Солнца, а Солнце – вокруг Земли.

Людям свойственно спорить. Ну идеальный пример из анекдота: два человека – три мнения. Это говорится: два интеллигента – три мнения, или два еврея – три мнения, или два русских – три мнения. Это многие народы о себе говорят. Вот это и называется самоусложнение, то есть люди находят любые поводы, чтобы отличаться друг от друга взглядами, оценками и мировоззрениями. Вот из этой разности – кто в лес, кто по дрова – иногда рождается какая-то истина, которая и есть залог дальнейшего развития. Вот они и спорят. Если бы они не спорили на эту тему, они бы спорили о чем-нибудь другом. Это не принципиально.

М.Веллер:Только суд, который работает от государства имеет право называть человека преступником

— «Кто сегодня в России властители дум? Нужны ли они? Рады, что интеллигенция в том виде, как она была прежде в царской России, СССР таковой уже не является?»

Вы знаете, радоваться тут, конечно, нечему. Таковой не является. Властитель дум – это означает, то же самое – духовный или моральный авторитет. Человек в формальной табели о рангах, в формальной структуре, иерархии социальной не значит ничего, но зато то, что он говорит и как говорит – заставляет людей к нему тянуться. Разнообразные праведники, пророки, которые побиваются камнями, живут в бочках, носят рубища – вот они являются духовными вождями и авторитетами, ибо идеальное для них выше, чем материальные радости. А идеальное означает, что им нужно материальное более высокого порядка не для себя, а для всех – вот счастье для всего народа. А, поскольку его нет, то свой личный пирог с клубникой его мало интересует.

Есть ли сегодня такие моральные авторитеты? Так вот так задумаешься поневоле, что эта рыночная экономика, эта идеология консюмеризма, этот полный либерализм, моральный релятивизм; все хорошо: можно жить как угодно, с кем угодно, работать, не работать, уезжать, приезжать и прочее. И он совершенно размывает разницу между грешником и праведником, между хорошим и плохим, и плохо сейчас товарищи с моральными авторитетами. Здесь рынок в оголтелом прямом, фундаменталистском понимании, он, конечно, человека уродует.

Прекрасный пример – это, как его называли, самый скверный, самый вредный, самый презираемый человек Америки Мартин Шкрели. Этот чудесный 32-летний миллионер, бизнесмен за 50 миллионов долларов – все-таки не нищий пацан, все-таки 50 миллионов долларов, которые, видимо, он не украл, потому что там украдешь – сядешь, там гораздо сложнее – заплатил за патент на препарат, который используется против ВИЧ, новый, до конца не разработанный. Он называется, помнится, Daraprim. Да, совершенно верно. Он заявил, что ему нужны деньги на дальнейшую разработку, и вообще, он теперь как бы монополист. И он взвинтил цену на одну таблетку с 13,5 долларов до 750 долларов за одну таблетку – в 55 раз! Таким образом, поскольку это лекарство нужно принимать долго, годичный курс стал стоить порядка 670 тысяч долларов.

Понятно, что мало кому из ВИЧ-инфицированных это по карману. Его вызывали на слушания в Конгресс. Он не нарушил ни одного закона. Он издевается над конгрессменами, над журналистами. У него все в порядка с юридическим обеспечением. Я не знаю, как там антимонопольные законы действуют, но что можно сказать о моральном облике этого прекрасного молодого рыночника? А я думаю, что лучше его повесить. Но это мое частное нетолерантное мнение. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

М.Веллер Итак, мы продолжаем. Мы остановились на милом мальчике 32-х лет Мартине Шкрели. И с этом связан другой вопрос, подпись Дориан Грей, ниже – Дмитрий Мезенцев: «Чем вы объясните, что понятие «репутация» перестает быт мерилом ценностей для интеллигентного человека? Почему она так стремительно падает у некоторых людей, — да уж, у некоторых, — Насколько вам важна ваша репутация, что она для вас означает?»

Если вы помните ту главу из «Трех мушкетеров» — очень хорошая книга «Три мушкетера», — где впервые Ришелье предлагает д’Артаньяну вместо всех рисков не сносить головы на плечах перейти к нему на службу, и патент лейтенантов гвардейцев кардинала, всемогущего кардинала, который реально правит Францией. И д’Артаньян, чувствуя, что, может быть, он упускает единственный золотой неповторим шанс своей жизни, отказывается, не совсем понимая себя. Потому что он хочет славы, он хочет карьеры, он любит жизнь, у него брызжет энергия. И когда он уже, выйдя из замка, спускается по крыльцу, его вдруг пронзает: Атос не подал бы ему руки. И он сразу успокаивается. Он не может сделать та, после чего Атос не подаст ему руки. Вот это относится к репутации.

Репутация – это своего рода знак качества. Репутация – это знак доверия. Репутация имеет кроме прочего, выражаясь рыночным языком, огромный материальный эквивалент. Если у человека репутация того, который никогда не обманул никого ни на одну копейку, рискуя всем на свете, этому человеку дадут без всяких гарантий с его стороны любые деньги, если он попросит. Этому человеку доверят все, за что он поручится своим честным именем, потому что оно открывает любые кредиты. Репутация означает: он принадлежит к социальной знати, вот в неформальной, в неписаной табели о рангах. Вот он из тех аристократов духа, из которых и праведники и пророки, и шуты королей, к которым ходят за советом. Репутация стоит, в общем, иногда и всего остального.

Почему в наше время слово «репутация» исчезает. Ну оно есть иногда, но скорее как синоним слова «характеристика». Оно исчезло – слово «репутация» – вместе со словами: «честь», «совесть» и «благородство».

Потому что если все знают, что вот эта мразь – преступник, он только что убил человека, зарезал ни за что, вот эта мразь только что изнасиловал ребенка, его надо вздернуть на дереве здесь. Вот собраться, сначала побить камнями, а потом вздернуть. А нам говорят: ничего подобного; только суд, который работает от государства имеет право называть человека преступником. Человек плюет вам в глаза и говорит: «Понял, да? Я не преступник!» В таких условиях, в таком социальном театре репутация невольно исчезает, что очень плохо.

М.Веллер:Люди прибегали к диктатуре не чтобы себе грести добро, а чтобы протащить страну через период смуты

Заметьте, одно из основных течений голливудской продукции – это благородный одинокий мститель. Это вечный герой искусства – благородный одинокий мститель, который вершит справедливость и правосудие собственной рукой. Закон за ним охотится. Но мы все знаем, что правда на его стороне и страшно сочувствуем этому герою. И Голливуд продолжает делать такие кино, но иногда набрасывает легкий флер, что хороший полицейский говорит: «Так нельзя…». Так что, понимаете, какая в наше время репутация! Читайте сонеты Шекспира. Ничего нового: «и добродетель в рабстве у порока, и сила пресмыкается перед слабостью». Сколько лет прошло: 400, больше? Так что вы хотите? Это тоже одна из черт мирового устройства.

А вот! Ну, конечно, то, на чем все оттоптались: «Вы не обойдете вниманием «ковровый» погром ларьков. А как вам такая версия: Собянин тонко помогает тем нам, кто жаждет перемен. Он – чиновник, встроенный в системе, он не может действовать открыто. И вот изощренным методом он создает еще одну новую группу недовольных».

Я никак не могу найти все-таки и запомнить, кто самый первый сказал: «Не следует искать злого умысла в том, для объяснения чего достаточно глупости». Вот глубже в истории Наполеона пока никого не нарыл. Так что не ищите злого умысла. Это был свой простой расчет. У нас есть дальнобойщики, ипотечники-валютчики и так далее, вот теперь ларечники. И так из разных гаек мы соткем пестрое одеяльце перемен… Как бы не удушили кого не надо этим одеяльцем.

Видите ли, вот у меня вырезка, вернее вырвовка, выдерка из газеты «Коммерсант», по-моему, за пятницу или за четверг. Здесь Минэкономики объясняет рекордный спад торговли тягой граждан к сбережениям. Вкратце: за 2015 год розничная торговля упала на 10%, что является самым большим годовым падением, начиная с 1970 года. Ну, правда, в 92-м было большое, но говорится, что поскольку там неучтенные челноки, с рук без касс, то реально там было всего 7%. Трудно сказать, 92 год был, конечно, совершенно ужасен. Но падение торговли необыкновенное. Что из этого следует? Первое: страшно задрана аренда на торговые площади по принципу: «кисонька-лапонька – сдохла уже! – но дай, я выдавлю из тебя еще полстаканчика портвешку». По этому принципу сдирают аренду. Это называется не с паршивой овцы, а с подыхающей овцы – хоть шерсти клок. Я лично считают, что это антигосударственная, антиэкономическая деятельность – во время кризиса задирать цены на аренду. Но поэтому я не миллиардер.

Так нужно же перенаправить потоки. Поскольку люди идут туда, где товары дешевле – а дешевле они в ларьках, вдобавок ларьки расположены на удобных, нахоженных тропках у остановок транспорта, у метро, в переходах они когда-то были – если это ликвидировать, то те, кто желает торговать, начнут арендовать пустующие площади и прибыль потечет в чьи надо карманы. И граждане будут потреблять меньше – плевать! – зато за потребляемое платить больше, норма прибыли вырастет. Но это то, что и требуется: или ты будешь платить мне или можешь подыхать, меня это не интересует. Так что, конечно, это, с точки зрения экономической и государственной, деятельность, на мой взгляд, скорее разрушительная.

Когда вам говорят, что это для того, чтобы Москва была красивая… Я вот все никак не успокоюсь, что в районе метро Алексеевская (бывшая Щербаковская) в сторону ВДНХ вокруг скверов, сквериков, посреди улиц и бульваров везде стояли очень красивые решеточки высотой насколько повыше колена, вот до нижней трети бедра, скажем так, человека среднего роста. Они напоминали решеточки набережной, вот такие, чугунные, кованые, покрашенные в черное, ажурные – они были симпатичные, они создавали впечатление мини-парков, мини-садиков. Они радовали глаз. Прямо скажем, в Москве не так много что радует глаз, и когда Москву называют красавицей – это называется люди лукавят. У нас много эвфемизмов. Вот, когда человек нагло лжет или нагло лжет в глаза, или нагло лжет за глаза и несет черт знает что, так сказать, нехорошо, невежливо, некорректно, и говорят: «Лукавите». Лукавите! Что, с ума сошел? Такую чушь нести мне в лицо?

Так вот, насчет красоты, конечно же, лукавят. Так что снос торговых точек никакого отношения к улучшению города, разумеется, не умеет. Потому что те маленькие, крошечные торговые городки в подземных переходах, которые были яркие, чистенькие по договору. Те, кто там работал, мыли пол в этом переходе, и там всегда было как-то ничего… Там можно было купить зонтик дешевый, обувь дешевую, очки, какие-то пирожки и так далее. Сейчас там подтеки мочи, иногда, когда не так холодно, бомжи ночуют. Спасибо за такую красоту.

Вот ларьки снесли, потому что упала резко прибыль от торговли, и стали пустовать торговые площади, а эти площади – кого надо площади. Ну что вам, честное слово, не понятно?! Как мышь из анекдота про мышеловку. Ну как дети, честное слово!

Ингвар-60 спрашивает наконец-то об изящном: «Делите ли вы литературу на мужскую и женскую? – ну, традиционный, конечно, вопрос, — или подобное разделение, как говорил Иван Дыховичный, касается только общественного туалета?» — красивое сравнение. Вы знаете, если говорить о том, есть ли литература, ориентированная в первую очередь специально для женщин – но здесь речь идет прежде всего о коммерческой литературе – то, конечно, есть. Потому что большие тиражи и Иоанны Хмелевской, но лично я – но лично я и не проводил статистических опросов – не встречал ни одного мужчины, который читал бы Иоанну Хмелевскую, а женщин – много. Так же – Дарья Донцова, которой пытаются ставить в упрек, что она не Лев Толстой. Мне это нравится. Она пишет, скорее все-таки, для женщин. Я читал когда-то две ее книги. Но, понимаете, это какой-то не мой ключ, не мой код, не мое и так далее. Но у нее очень много читательниц. Кроме того, учтите, что основная читательская и покупательская – покупают книги – аудитория, это женщины 50 плюс, как это называется. Это, конечно, женская литература.

Дина Рубина – это уже, наверное, больше чем женская литература, потому что хотя видно, что это написано женщиной, но масса мужчин – вот ее последнюю трилогию «Русская канарейка», где три томика – знаете, масса мужчин это также прочла и читает.

М.Веллер:Снос торговых точек отношения к улучшению города, разумеется, не имеет
Один из лучших новеллистов мировой литературы писатель гениальный Фланери О’Коннор была женщина. Вы знаете, дай бог любому писать новеллы так, как делала Фланери.

О’Коннор. То есть делить — это женская, мужская – это совершеннейший бред. Это все равно что столовая ложка или еще что-нибудь… тарелка – это мужская или женская. Вот котлета – мужская или женская? Примерно то же самое. Я не знаю, можно ли отнести к женской литературе Джейн Остин. Это, конечно, для людей сравнительно образованных и интеллигентных. Но речь идет… традиционный роман, старая Англия, изящные чувства, поместное дворянство. Может быть, это все-таки скорее женское. Иногда бывает. Но если взять Сьюзен Хилл или Кэрол Оутс – вы знаете, это просто очень хорошая литература, где деление на мужскую и женскую абсолютно неуместно. И вообще, мне страшно нравится одна фраза… мне нравится много фраз из замечательной совершенно вещи Булгакова «Мольер», она же иногда: «Жизнь господина де Мольера», где идет уже в финале: «Кто же пишет трогательней, чем дамы? Разве что иные мужчины». Так что деление иногда есть, но по большому счету, в общем, конечно, нет.

Дальше у нас идет вопрос, которые примыкает к тому: как вот, клептократические режимы уходят сами от власти? «Известны ли вам случаи, когда авторитарный режим сменялся был демократическими формами…» Простите, несогласованность в вопросе, то есть сменялось бы мирно, а не в результате каких бы то ни было реформ. Подпись: Павел.

Да, 20-й век знал пару удивительных примеров. Это генералиссимус Франко, который задавил Испанскую республику, правда, в это время в Испанской республике партия ПОУМ левая троцкистская пролила массу крови, уничтожала буржуазию, приписывая к ней всех, кого называли когда-то кулаками в Советской России, уничтожая священников как класс и сословия. Анархисты были вообще неуправляемые ребята: человека можно расстрелять или доверить все, а лишать свободы нельзя.

В общем, там и без Франко была кровавая анархия, но так или иначе, он зажал это все в кулак. Он поставил памятник, павшим с обеих сторон – этот гигантский крест. Он взял фактически на воспитание наследника престола. Он в результате завещал власть законному королю, и завещал выборы в законный парламент. После его смерти стала Испания совершенно нормальной демократической страной с конституционным монархом. Такие случаю бывают.

Аналогичная история была с Пиночетом. Чудеснейшей души человек доктор Сальвадор Альенде совершенно искренне исповедывал левые социалистические взгляды и в результате его деятельности, которая была продиктована только стремлением к благу народа, в стране начался голод, экономика начала упадать и запахло разрухой. И кроме того, нужно было начинать репрессии, потому что людям не нравится разруха, дальнобойщики сказали, что они никуда не поедут. А Чили – это полоска длиной 4 тысячи километров под Андами вдоль океана, а если дальнобойщики встанут, значит, нечего будет жрать, значит, их надо заставить работать и так далее.

Вот Пиночет произвел известный переворот, и было уничтожено без суда и следствия несколько тысяч человек. Но в результате он передал власть совершенно законным и демократически избираемым органам. В ответ эти органы, конечно, попытались его экстрадировать, вытащить из Испании, где он на тот момент находился, подачей в суд и розыск, судить. Но он был уже дряхлый старик и все-таки умер своей смертью.

Так что мы знаем такие случаи, когда люди прибегали к диктатуре не для того, чтобы себе под зад грести все добро и оделять им лучших друзей, а для того, чтобы протащить страну через период смуты, кровавых анархий скорее, быстрее, с минимальными жертвами и начать строить какую-то нормальную, приличную жизнь, где у всех будет право голоса и шанс на подъем, на жизнь, на счастье, на карьеру. Бывает. Но не всегда и не везде, знаете. «Наука умеет много гитик».

— «Кого, по-вашему, будут громить после ларьков?» Трудно сказать, очень трудно сказать. Вы понимаете, когда нужны деньги… Вот возьмем средние века, когда вводились налоги на количество окон по фасаду дома, выходящему на улице – и стали строить дома шириной в три метра в одно окно, а все остальное уходила туда, вглубь во дворы, хоть 15 метров – пожалуйста! Вводили подушный налог, то есть с каждого человека по факту существования в королевстве. У тебя ребенок родился – плати. Так что налоги возможны очень разные как косвенные, так и прямые. Кто там следующий будет, сказать очень трудно.

Вот очень интересно, я и не знал: «Полиция Санкт-Петербурга изъяла в типографии весь тираж книги польского писателя Яна Новака-Езераньского «Восточные размышления», — ну, я уже начинаю размышлять, о чем мог размышлять на восточную тему – к востоку от Польши Россия находится; нет, сначала Белоруссия, Украина, потом Россия по большому счету, — Что, полиция может изымать тираж? Ведь в стране нет цензуры. Кто принимает такие решения?» Во-первых, в стране есть Роскомнадзор, который принимает решение, что после каждого произношения аббревиатуры ИГИЛ необходимо добавлять: В России организация запрещена. Хотя уже все знают. Напоминает это только одно. Вилор Струганов, более известный как Паша Цветомузыка. 10 тысяч повторений и Вилор Струганов по кличе Паша Цветомузыка вчеканился в мозги населения больше, наверное, чем все боссы серьезных бандитских группировок 90-х. Так что ИГИЛ, он тоже вчеканился. Роскомнадзор.

Кроме того существует охрана военной и государственной тайн в печати. Вот не как советский Главлит, но все-таки она существует. Что она там пишет. Может быть, эта литература была призвана подрывной, экстремистской, призывающей к национальной розни, к насильственным формам свержения власти. Трудно сказать. Если этот так, то, значит, по этим причинам изъяли тираж. А, может быть, она к этому не призывала, но ее в этом обвинили. Я не знаю, чего в этой книге, но механика, видимо, такова.

М.Веллер:Антиэкономическая деятельность – во время кризиса задирать цены на аренду
Так, очень интересный вопрос, а время наше кончается – из чего выбирать? Так, сначала коротенький: «На этой неделе Дмитрий Быков сказал, что самое постыдное – в 92-м годы было находится над схваткой. Вы же отказываетесь делать выбор в случае кровавых столкновений будущей осенью. — А что, уже назначено? – Вы согласны с Быковым? Или ситуация другая?».

Видите ли, со временем разница в возрасте нивелируется, но в 92-м году Быкову было 24 года – замечательный возраст, а мне 44— тоже замечательный, но в чем-то менее замечательный. В 92-м году люди, которые воспринимались всем образованным, чего-то хотящим, стремящимся к улучшениям и прочим, большинством страны – вот эти «младореформаторы» — воспринимались как люди, делающие совершенно правильно дело. Я так думал до глубокой осени 92-го года, пока не приехал в Москву, и когда я увидел всю эту нищету и разруху, я сказал, что ребята делают что-то категорически не то, потому что происходит тихий ужас и прочее.

Но, когда пошли столкновения, где, с одной стороны, лидерами были Хасбулатов, Макашов, примкнувший к ним Руцкой, а, с другой стороны… я сейчас забыл, как его фамилия, а лицо как стоит… вот: «Раздавите гадину!» — я не знал, к кому примкнуть. Потому что формально парламент был абсолютно прав в 93-м году. Но, если посмотреть и подумать, что он сделает, если уберет президента, реформаторов и прочее и всё это восстановит – эти ребята вам устроят. Большевики уже однажды брали власть. Получается такая удивительная картина.

Как говорил недавно один друг, профессиональный арабист, прекрасно знающий материал, регионы Сирии, в частности, как ни проводи на Среднем, Ближнем Востоке демократические выборы, демократическим путем к власти приходят «Братья Мусульман». Так что вот и здесь я категорически не мог понять, какую сторону надо принимать. Шекспир кроме сонетов, он еще и трагедии писал и комедии. Это он написал: «Чума на ваши оба дома». Так что, я думаю, что иногда читайте Проспера Мориме «Хроника времен Карла IX» в гениальном переводе Михаила Кузьмине. А капитан Жорж говорил: «Уедемте лучше в Англию. Там, по крайней мере, ни мы не должны будем никого резать, ни нас никто не будет резать» — это когда католики и гугеноты резали во Франции друг друга. Так что ситуации бывают разные — вот, что я вам скажу.

Так, что у нас еще? Ну вот осталось буквально пара минут. – «Разъясните, пожалуйста, Ясир Арафат, который был террористом международного классом, лидером ООП, ФАТХ, в какой-то степени замешанный в резне христиан в Дамуре, следствием чего позднее явилась резня христианами палестинцев выше лагеря Шатила; дававший приказы, в результате исполнения которых погибли тысячи людей, десятки тысяч, большинство мирных жителей, также сыграл значительную роль при урегулировании палестинско-израильского конфликта, — ну который он же все время подогревал. – Неужели человек с такой биографией заслуженно стает… — ну «стает», ну простите ради бога, дорогой, Локи-1996, — «становится» лауреатом премии мира. Это признак шизофрении и разложение морали европейцев или все-таки, возможно, доброй деятельностью смыть кровь с рук?»

Вот, когда бывший злодей кается, питается корочками и водой и уходит в отшельники – это он пытается замолить грех. Что касается Арафату и Рабину Нобелевская премия – это все профанация, это все цинизм, это все бредятина. Это надежда помирить два народа в этом региона, деть им заранее все что угодно, пришить им белые крылья из голубиных перьев – может быть, после этого они перестанут воевать. После этого Нобелевская премия мира потеряла какой бы то ни было престиж. На сегодня у нас все, всего самого доброго. Счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире