'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 22 ноября 2015, 17:05

М.Веллер Добрый день, дорогие радиослушатели. Я должен сообщить, что, по моему разумению, все, что я говорю, это мое индивидуальное мнение, с которым иногда не согласен мой внутренний голос; и когда меня упрекают в безапелляционности – апеллировать может любой, кто угодно. Это не более, чем «я так думаю».

Так вот, по моему разумению, Третья мировая война началась. То есть она вышла из латентной фазы и сейчас переходит в фазу активную. Эта война не такая, как раньше. Видите ли, давно сказано: генералы всегда готовятся к прошлой войне. Люди, представляя себе войну, — которая, может быть, будет, весьма вероятно когда-нибудь будет, хотя лучше не надо, — представляют себе подобие войны прошлой. Но следующая война, как правило, на предыдущую непохожа. Это вот такая гибридная война.

Что для нее характерно? Вы уже слышали много раз, когда Хантингтон написал свое «Столкновение цивилизаций»…, ну, в общем, к этому скорее отнеслись как к теоретическому исследованию. Многие упрекали его в расизме, многие говорили, что это просто несерьезно. Однако сейчас мы видим, что все это совершенно естественно и, более того, оно ведь так было всегда.

Видите ли, если говорить о противостоянии религиозном, национальном и расовом – хотя сегодня слово «раса» вообще упоминать на Западе не политкорректно: есть расы, нет рас, но лучше об этом не говорить; кто говорит – расист по факту упоминания, но мы пока еще, слава богу, до этого не дожили – так вот, это началось на самом деле на уровне расовых столкновений одних и других, а, в частности, черный и белых или афроамериканцев и евроамериканцев в июле 1967 года в городе Детройте, когда полицейская проверка, самая обычная, ближе полуночи посетила одно место, которое было известно как бар типа «Слепая свинья». То есть там выпивают, а лицензии на спиртное не имеют. Оказалось, что вместо нескольких человек, которых они рассчитывали там застать, там имеется человек восемьдесят, и они празднуют возвращение двух своих ребят, вьетнамских ветеранов, на родину.

Далее нам уже никогда не удастся восстановить, как происходил контакт. Или они им сказали: «Ребята, в общем, здесь нельзя выпивать. Нельзя ли разойтись?» — но не надо подозревать американских полицейских 60-х годов в излишней мягкости и лояльности – или те им сказали: «Ну что же вы к нам пристаете, товарищи полицейские?», а может быть, наоборот, сказали: «Пошли вон, белые расистские свиньи!» Это тоже возможно.

Так или иначе, полицейские арестовали этих людей – это была ночь с субботы на воскресенье – и началось! Считается, что эти волнения уступают только тому, что было в 1863 году в Нью-Йорке, известному нам или многим из нас по блистательному знаменитому фильму «Банды Нью-Йорка». Там, действительно, было замешано много ирландцев. Все это было во время гражданской войны.

И второе – это, конечно, 92-й год, Лос-Анджелес. Это отдельная история. Но 67-й год, Детройт – это была очень важная отметка. Погибло 43 человека, ранено было около 500. Было сожжено, уничтожено, изуродовано около 2-х тысяч домов. Там участвовало, помнится, около 8 тысяч войск и еще около 5 тысяч десантников. Это была серьезная операция. Туда приезжал, понимаете ли, конгрессмен и с крыши машины, которая ехала по городу, кричал: «Ребята, да ну что вы! Мы с вами! Давайте разберемся…». Его закидывали кирпичами.

Там выступал любимец афроамериканской общины, звезда местной баскетбольной команды, который кричал точно то же самое, и его посылали так же далеко.

Дело в том, что Детройт – автомобильная столица Штатов и мира – отличался сравнительно высоким жизненным уровнем. И там было много рабочих мест. И он за два года до этого получил премию от американского союза архитекторов за хорошую современную удачную застройку. И, тем не менее, это произошло.

Это произошло не само по себе, потому что эти волнения были подготовлены не только тем, что в 62-м году Джеймс Мередит был первым чернокожим, который пошел в университет Миссисипи под охраной национальной гвардии под личным контролем Джона Кеннеди; не только потому, что вскоре убили Мартина Лютера Кинга, но, когда в 1952 году знаменитый борец за свободу, и я бы даже сказал, доминирование афроамериканцев, Малкольм Икc вышел из тюрьмы после отсидки за кражу со взломом, грабеж, проникновение в чужое жилище и так далее, он вышел оттуда мусульманином, он вышел членом лиги, название которой можно перевести как «Нация ислама» или «Национальный ислам». Он проповедовал абсолютную расовую нетерпимость. Он выступал категорически против интеграции. Он заявлял, что черные выше белых. Он заявлял, что евроамериканцы виноваты абсолютно во всем. Такой он был простой парень.

Когда к 40 годам он немного поменял свою позицию, оставаясь, однако мусульманином и всячески ратуя за ислам. Его убил член его бывшей организации «Нация ислама». В 40 лет его не стало. Но фигура была до крайности популярная, харизматичная и влиятельная. Это уже было не «Белые, уступите мне местечко рядом свами», это было: «Белые – свиньи! Мы лучше вас, умнее вас, заслуженнее вас. А, кроме того, вы перед нами виноваты». Вот тогда эта война и пошла в ход. Тогда и началось оно всё. Это с одной стороны.

С другой стороны, мой возраст, который лучше был бы поменьше, позволяет мне помнить разнообразные статьи в газетах «Правда», «Комсомольская правда» и «Известия», начиная годика этак с 63-го, 64-го. Хотя в школе у нас к политинформациям относились с прохладцей, но иногда все-таки нужно было проводить. Вот в середине 60-х уже сформировалась эта формула, что они, империалисты называют терроризмом то, что на самом деле называется национально-освободительным движением, и, разумеется, мы на стороне всех национально-освободительных движений.

М.Веллер:Можно считать подрыв опоры ЛЭПа диверсией,но теракт – это все-таки чересчур…

Время было простое. Деньги на каждого, кто объявлял себя сторонником социализма и врагом империализма – на этих деньги находились мгновенно. А потом, понимаете, 61-й, 62-й года – Африка сбросила «оковы колониализма». Но нам же не объясняли, что она потому их сбросила, что колонии стали экономически невыгодны. А выгодней была для стран, бывших колонизаторов зависимость экономическая: выкачивать оттуда добро, не тратясь на школы, дороги, больницы и так далее.

Мы мгновенно пытались засунуть туда руку и начать их направлять по пути социализма и коммунизма. Когда Фидель Кастро Рус, представитель весьма знатного рода совершил переворот на Кубе, он ни сном ни духом не знал, что он коммунист. Это уже произошло позднее. Мы ему объяснили, как выгодно быть коммунистом.

Это к тому, что к международному терроризму – постараемся выразиться как можно мягче – Советский Союз также имел некоторое отношение. Это отношение началось примерно года так с 61-го, 62-го, когда – надо помогать нашим братьям – мы принимали Фиделя в Москве.

Как мы любили молодую кубинскую революцию! Как мы любили Фиделя и «команданте Че». Хотя пока «команданте Че» был жив, все-таки Фидель был более рослый, более красивый, ну, и в конце концов более главный… Какие стихи писали наши поэты, которых посылали на Кубу! «Пальчики с маникюром гладят щечку нагана – такой я тебя увидела, юность земли, Гавана», — писала Юлия Друнина, которая, бедная, под конец Советского Союза покончила с собой.

Мы не называем кубинцев террористами, но бравые кубинцы преимущественно, как бы это сказать, внешности латинской и африканской, воевали в самых разных местах Африки, а также Ближнего Востока: в Анголе они воевали, в Мозамбике они воевали, в Сирии они воевали. Все это, конечно, под управлением братских советских советников.

После того, как в 1956 году произошел так называемый Суэцкий конфликт, она же Суэцкая война, когда Англия и Франция, с одной стороны, и примкнувший к ним Израиль; когда Египет и Советский Союз с другой стороны, когда Америка дистанцировалась от всего этого сражения, было поставлено конкретно на арабскую карту. Поскольку Израиль плюнул нам в трудовую мозолистую руку, хотя мы так поддержали его при голосовании в ООН, когда страна только образовывалась, значит, надо ставить на арабов. Стали ставить на арабов. Приложили руку к тому, что образовался арабский народ Палестины.

До 64-го народ Палестины не знал, что он именно палестинцы. Потому что, видите ли, до 1918 года все это была Османская империю. Кто может посмотреть в компьютере – элементарно: все пиратское, все бесплатно — блистательный фильм «Лоуренс Аравийский», где играет его Питер О’Тул – увидят, как примерно это делалось, как англичане поднимали арабские племена для того, чтобы размонтировать Турецкую империю – и размонтировали. Ну а потом все эти границы были нарезаны по линейке.

Ну а потом немного не получилось, потому что вся история войны Израиля не независимость — это отдельная история, но к 64-му году стали наблюдаться определенные подвижки, потому что, если есть наши советники, наши военные специалисты, наши комиссары — самое главное – в Африке, то почему же им, естественно, не быть на Ближнем Востоке? Пройдет еще немного времени и напишут чудесную песню — я сейчас не помню, Ошанин, не Ошанин – «Напиши мне, мама, в Египет, как там Волга моя течет» — ну, когда строили египтянам Асуанскую плотину. Но были, конечно, и другие стихи, не совсем приличные про Гамаля Абделя Насера – не будем сейчас углубляться в это народное творчество.

Факт только тот, что тут еще убежал – мерзавец! – в 78-м году заместитель начальника внешней разведки Румынии генерал Пачепа – и вот это вот гадина, предатель идеалов социализма пару лет назад опубликовал книгу, где вывалил якобы все секреты, что он знал. Нам с вами трудно проверить все эти секреты, но перевод на русский язык уже сделан. Выход книги ожидается. Это не факт, что она выйдет. Или не факт, что она выйдет в России. Трудно сказать. Но где-нибудь она, знаете, выйдет. Информация все-таки пронизывает всю нашу ноосферу. Так вот, он пишет, что два самолета амуниции, оборудования и вооружения в неделю он лично контролировал отправку только из Румынии туда, в Ливан для Организации освобождения Палестины, которая одно время базировалась на Египет, одно время на Иорданию. Но их оттуда безобразно выгнал король Иордании.

Был «Черный сентябрь», была потом эта организация. Не было большим секретом, что готовили борцов за национальную свободу в Советском Союзе. Было достаточно много полигонов, достаточно много курсов. И на высших артиллерийских «Выстрел» готовили и под Одессой, и под Симферополем, и под Баку, и под Ташкентом – много где были эти лагеря. Потом они отправлялись воевать за свободу и независимость. Но методы при этом использовали те, которые можно считать террористическими, они же национально-освободительные.

Вот партизан, он террорист или нет? Если наш, то нет. Если вражеский, то, безусловно, террорист. Берет и взрывает клуб, где сидят офицеры. Можно это считать терактом? Можно. Если это война. Но состояние войны на Ближнем Востоке имеет свои особенности. И вот сейчас эти особенности нас всех начали касаться.

Почему сейчас вся Европа плохо относится к Израилю, на мой взгляд? Потому что после 45-го года, после окончания Второй мировой войны, после широких уведомлений граждан о трагедии холокоста все бросились так отчаянно любить евреев и помогать им, что это не могло продолжаться бесконечно. Ну нельзя зацеловывать до потери сознания. Это продолжалось 10 лет, 20 лет, 30 лет, 40 лет. Но потом это стало надоедать, понимаете? Ну, потому что природа так устроена: колебательный контур из одной стороны в другую, он действует везде, в том числе, и в социальной материи, в том числе, и в отношениях между людьми. На надо пересаливать, не надо пересахаривать. Это с одной стороны.

С другой стороны, начала нарастать политкорректность, и, с точки зрения политкорректности – мы к этому что перейдем – Израиль недостаточно политкорректен, он чересчур применяет силу.

Надо сесть за стол переговоров. Почему трудно сесть за стол переговоров? Европе еще предстоят в печальном будущем все эти столы переговоров, еще премьеры будут садиться с народными мэрами районов, которые объявят свою автономию, и где будет совсем другая власть. Все это еще впереди. Они еще вспомнят всю украинскую историю, которая явилась своеобразным прологом к большой европейской войне за будущее цивилизации или не будущее ее.

Так вот, что касается этой политкорректности, что касается стола переговоров, то Палестина заявляет: «Никакого мира не будет, никакого признания государства Израиль не будет. Все должны быть вырезаны, сброшены в море. Уезжайте к чертовой матери в другие места, потому что это священная мусульманская земля. Всё! Никаких разговоров».

Вопрос: Ты садишься за стол переговоров – о чем ты переговариваешься? О том, что ты сдаешь какие-то территории. Сдал – что дальше? А дальше то же самое.

Сирия продолжает находиться с Израилем в состоянии войны. Хорошо, отдали Сирии Голландские высоты. Сирия подтащила туда артиллерию и корректировочные пункты и накрывает половину Израиля, потому что он крошечный. Смысл?

Так вот, как бы все это не стало предстоять нам всем. Потому что… ну было, конечно, поразительное недавно заявление – не буду называть фамилию — человека из МИДа, вполне высокопоставленной фигуры, который сказал: «А мы не считаем ХАМАС и Хезболлу террористическими организациями. Ну, кто-то считает: кто-то в ЕС, кто-то в Америке, кто-то в Австралии. Но мы не считаем, потому что они никак не занимаются террористической деятельностью на нашей территории.

Я думаю, это было необдуманное заявление. Должны были товарищи спичрайтеры, политтехнологи, аналитики заранее подготовить ему ответы, потому что вопрос-то понятный и неизбежный. Представьте себе, что есть убийца, но в вашем доме он никого не убивал, он убивает в соседнем районе. Можно ли его на этом основании не считать убийцей? Есть вор, который ворует только в соседнем городе. Мы не считаем его вором. Есть хулиган, который бьет морды только через дорогу, а вот на нашей стороне – никого. Для нас он не хулиган. Это, конечно, дикая точка зрения, потому что и убийца и хулиган могут переехать с одной стороны улицы на другую, а даже с одной стороны Средиземного моря – на другую. Но натуру свою они уже не изменят.

Так что раньше, чем во времена советско-афганской войны американцы стали воспитывать и вооружать моджахедов, Советский Союз внес свою лепту. И, вы знаете, вполне успешно внес, потому что в конце концов знаменитая, легендарная фигура — полковник Старинов, родоначальник всех школ диверсантов 20-го века, он свое дело знал хорошо, и по части диверсий мы могли много кому дать много очков вперед.

Но когда бы ты ни пустил шар, рано или поздно он к тебе вернется, потому что земля, понимаете ли, круглая. Вот, таким образом, этническая и расовая составляющие будущей войны столкнулись с террористической составляющей будущей войны, и одновременно столкнулась с идеологической составляющей.

Что касается европейских ценностей. Читаешь список – но они не договорились совершенно конкретно, чтобы был единый перечень, что мы считаем европейскими ценностями, остальные не считаем – ну, в общем, типа всем все понятно: это вроде как любовь или вроде как добро, в общем, всё понятно, хотя можно устраивать дискуссии о борьбе хорошего с лучшим. То есть это права человека, и в случае конфликта с государством права человека выше прав государства. Это свободы совести, печати, передвижения, религии. Это отсутствие какой бы то ни было дискриминации. Это терпимость к любым меньшинства и так далее. Всем всё понятно.

М.Веллер:Поскольку кормовая база съеживается как шагреневая кожа, то люди изобретают налоги

Это бы все неплохо, но это придумывали европейцы для европейцев, представляя себе действие этих уже аксиом внутри некоего сообщества единомышленников. А совсем не все люди вам единомышленники.

Меня совершенно поражало, как американцы были убеждены, что если они уберут Саддама Хусейна или Муаммара Каддафи и скажут: «Теперь у вас у всех избирательное право» — то начнется демократия. Об этом уже сто тысяч раз сказано. Банально повторять, не стоит пережевывать. Но они вроде бы разумные, грамотные люди были убеждены, что это действительно так. Им нужно было хорошо и долго промывать мозги, чтобы они так полагали. Потому что или будет диктатор или будет война всех против всех. И ведь они в университетах продолжают изучать Гоббса, вы понимаете…, они же знают, чья эта формулировка.

И вот идеологически сталкиваются представители двух сил. Все равны, все хорошие, все имеют равные права, безусловно. Никаких дискриминаций. Вот я — за, и все нормальные люди — за. Но одних, которые приезжают, учат: «Это будет твое, это будет наше, ты должен уметь вырывать свой кусок. Они, эти белые, они слабаки: ежели что – въезжай в рыло, ежели что – требуй, потому что они против нас ничего не могут. Мы их забрасываем кирпичами – они только закрываются. Мы пинаем их полицейские автомобили – они только закрываются. То есть, что они могут? Ничего они не могут! Мы же знаем, что мы имеем право на пособия ,мы имеем право на жилье. Сейчас мы все разнесем! Дайте!»

А вторым говорят: «Вы должны защищаться, вы должны быть терпимы, вы должны их понимать, вы должны их переубеждать. Вы должны немного потерпеть, и они станут лучше». И в результате одних воспитывают в духе… ну, по-простому – в духе агрессии, нападения, и «не надо ждать милостей от природы, вырывать их у нее – наша задача». А других воспитывают в таком христианском непротивлении, когда детишек учат петь, и вот они все поют: «Моя страна – твоя страна. Приезжай, живи с нами… Возьми все… Наша страна – ваша страна…».

«Ну, наша, так наша», — говорят приехавшие. Потому что ну нельзя же перескочить за несколько лет через десятки тысяч лет истории, которые не прошел народ. Нельзя же всех стричь под одну гребенку, нельзя же отрицать разницу в гормональном уровне, в работе каких-то групп внутренних органов и даже мышц, разницу в темпераменте, разницу в представлениях о жизни, нельзя ее отрицать. Нет, отрицается и говорится: «Кто считает, что все не одинаковые – тот фашист». При том, что на самом деле это все сами, я бы сказал, «фашисты в шоколаде», потому что дело они ведут к тому, что «не сметь сопротивляться, потому что мы не за что не поступимся нашими свободами, когда речь конкретно идет о свободах пускать к себе кого угодно и не препятствовать им делать то, что они хотят». Это уже не преувеличение — это уже горестная правда. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

М.Веллер Итак, новости пока кончились. И вот то, что у нас идет дальше – ваши вопросы, которые не все вопросы, иногда и ответы. Не могу устоять, чтобы не начать с конца. «Возможно, сочтете допустимым процитировать Пионтковского: «Русское общество – навозная куча с непропорционально огромным количеством жемчужных зерен»». Ну, можно поддерживать. Я Андрея Пионтковского на самом деле люблю и считаю человеком чрезвычайно умным с прекрасными аналитическими способностями.

Дальше вопросы делятся на несколько основных групп. Группа большая первая: относительно всей этой акции, операции, плана под названием «Платон» (который нам не друг), дальнобойщиков, их планов и высказываний и обращения депутата Федорова.

Ну, разные на грани приличного вопросы о депутате Федорове. Ничего неприличного мы говорить, безусловно, не будем. Но меня удивляет: а что, некому было написать текст депутату Федорову?

Речь депутата Федорова в основе своей имеет прием абсолютно обычный: перевести стрелки на внешнего врага. В советские времена делалось только так. Если где-то в соцлагере начинаются какие-то волнения, то есть немцам восточным не нравится, что происходит; венгры пытаются выйти, чехи пытаются выйти – мгновенного говорится, что это их извне мутят. Это американское влияние на американские деньги. А бронетанковые дивизии Бундесвера уже стоят у границ с прогретыми двигателями! Только так, никакой самодеятельности. Сами они все за нас, просто им промыли мозги.

А вот здесь немного сложнее. Здесь он заложил такой контрапункт, такую двойную, понимаете ли, конструкцию, а именно: «Вы товарищи, во-первых, попали под влияние боевиков Навального…». Так называемых боевиков Навального. Это, по-моему, довольно новая конструкция. Я не видел ни одного боевика Навального. Я не слышал, чтобы они кого-то вот… «боевиковали». Мне это было неизвестно.

Второе: «Но президент Владимир Владимирович Путин, он пообещал им еще год назад, что не будет никаких повышений налогов. А самые скрытые высокопоставленные члены «пятой колонны», враги, агенты Госдепа из рядов чиновников все-таки повышают». Ну, дальше напрашивается вопрос: Может быть, мы строго спросим с «пятой колонны» высокопоставленных агентов Госдепа, чиновников? Нет. Вот здесь депутат Федоров как-то скольжением на крыло уходит с этой темы и говорит, что «вы только сами не будьте агентами Госдепа вместе с Навальным». А чиновники… ну, как-то это все затушевывается. То есть «вы, товарищи, с чужого голоса поете, вы поете с голоса американского Госдепа». Хотя и налоги, значит, пытается ввести тоже этот американский Госдеп через «пятую колонну». С кем бороться будем? Отыщем боевиков Навального или отыщем чиновников из «пятой колонны»?

Я удивлен, что еще из рядов чиновников, которые придумали и задвинули эту инициативу, не последовал ответ товарищу депутату Федорову: «Нет, товарищ депутат, мы не «пятая колонна» и вы нас оклеветали. Да, мы пытаемся содрать полтора рубля за километр с каждого дальнобойщика, но нам Америка не приказывала, мы это придумали сами». Нет таких ответов. Может быть, депутат Федоров прав в этом плане? Очень интересно было бы разобраться. Но пока не разберешься, такое впечатление шизофрении, производит впечатление полностью утерянной какой-то основной мысли, основного посыла.

М.Веллер: Денег в стране делается меньше – воровать надо больше. Потому что процесс, он всегда идет по экспоненте

Теперь, почему это? Товарищи и господа, ничего непонятно. Денег в стране делается меньше – воровать надо больше. Потому что процесс, он всегда идет по экспоненте. Короче: чем больше имеешь, тем больше хочется. Я все никак не могу успокоиться, как выхожу из дома на почти уже родном проспекте Мира, как я вижу это место, откуда повыдергали все эти кованые чугунные решеточки, которые уже не поставят обратно. Они поставлены еще в сталинские времена и на инерции этих сталинских времен – в 50-е годы. Теперь больше этого не будет. Зачем их повыдергивали? Что привести все в единообразное состояние с бордюром и плиткой. Теперь вдоль каждого газона метровая вытоптанная полоса с окурками и прочим мусором, не всегда цензурным и прочее. Это отвлечение. Почему? Потому что нужно срочно осваивать все деньги, ну и отруливать от них, на чей надо, карман по возможности большую часть.

Это ведь только об этом писали, но цены на энергоносители упали. Совершенно понятно, что доходы добывающих энергокомпаний, кстати, все в мире, отнюдь не только российских – понятно же, что доходы упали, раз подешевело, понимаете, в два, а то и три раза. Но только у нас при этом зарплаты глав компаний выросли. То есть в процентном отношении к прибылям компаний – это просто скачок в три раза. Почему? Потому что надо.

Таким образом, поскольку кормовая база съеживается как шагреневая кожа, то люди изобретают налоги. В этом нет ничего нового, это было во все времена. Вот как только королю, маркграфу, очередному герцогу, который сам может формировать бюджет своего герцогства, нужны какие-то деньги, он придумывает новый налог – налог на количество окон в доме по фасаду, и появляются узенькие дома, которые на улицу выходят одним окном, а все идут туда, вдаль – вот обычная средневековая постройка. Вводят налог на муку, вводят налог огромный на соль, вводят налог буквально на медные деньги. Вводят любые налоги – ну, потому что надо пополнять казну. Что, мы будем олигархов раскулачивать, что ли? Понятно, что это невозможно. Олигархи вас самих раскулачат до последнего кулачка. Вот и вся причина повышения налогов.

Потому что, можно подумать, что десять лет назад дороги страдали меньше, или пять лет назад дороги страдали меньше, а вот теперь дороги резко застрадали. Так может, это не дороги застрадали, а вот те, из этих 40 миллиардов рублей, которые 10 миллиардов будут отруливаться на компанию дочки сына, чего надо, сына с чьей надо, понимаете, рукой.

Вот как-то и вся история с дальнобойщиками. Так что я полагаю, что трудящиеся имеют право отстаивать свои права. Везде записано – во всех конституциях, во всех философиях – что трудящиеся имеют право отстаивать свои права. А депутат Федоров хочет сказать, что это вы не свои права отстаиваете, а наемники американского Госдепа. Немедленно поднимите сиденье и покажите, где у вас печеньки от Госдепа, запрятанные под сиденьями. Вот, понимаете, и вся история.

Другая группа вопросов по Крыму: «То есть это что же, уже Украина отказалась от Крыма, если она его обесточивает?» Или: «Можно ли считать подрыв вышек, опор ЛЭП терактом?» И так далее.

Я думаю, это все-таки не теракт. Я думаю, что если ученики – ну все-таки не злодеи, хотя хулиганы, хулиганы – к двери прислонили швабру, а на нее поставили ведро водой; учительница вошла, а ей ведро с водой прямо ей на голову – это, конечно, безобразная шалость, которая на самом деле злое хулиганство, но это все-таки еще не теракт. Даже если у кого-то украсть машину дров – это тоже не теракт. Если кому-то перерезать телефонные провода или вообще вывернуть весь щиток в подъезде – это еще не теракт. Таким образом, Крыму вывернули щиток в подъезде. Это на уровне диверсий. Можно ли считать подрыв опоры диверсией? Ну, в общем, да, диверсия, потому что государство, его правоохранительные органы должны охранять. Но теракт – это все-таки чересчур.

М.Веллер: Речь депутата Федорова в основе своей имеет прием абсолютно обычный: перевести стрелки на внешнего врага

Кто это сделал? Я чего-то искал и не мог толком найти. Называется «Правый сектор»* — отдельные активисты – и называются из крымских татар – тоже отдельные активисты. Ни одной фамилии что-то пока не прозвучало. Прозвучало только, что…как это сказать…нанесли некоторые телесные повреждения нескольким полицейским, не подпуская их к опорам, чтобы облегчить ремонтникам работу по ремонту. Вот, что касается этого.

Масса информации – мы сейчас к ней перейдем, что успеем – по мусульманской Европе. Безусловно, вот геи ко мне не равнодушны. Может быть, в этот что-то есть, я уже стал задумываться. Простите, у меня тут в перерыве вода вылилась на листик, где распечатаны ваши эсэмэски.

И вот здесь почему-то некто Андрей пишет: «Вы так ловко в каждой передаче выруливаете на тему однополого секса… — ну, человек явно неравнодушен, — прямо, как один наш питерский депутат, — то есть, возможно, из Питера, — Правда, на последнем клейма ставить некуда, — смотря какие клейма, — Во времена старушки Старовойтовой он опробовал все виды секса». Андрей, откуда вам это известно. А сколько лет было этому депутату – по-моему, фамилия начинается на букву М – во времена Старовойтовой, которой судьба не дала дожить до возраста старушки? Откуда вы знаете, что он опробовал все виды? Вы с ним вместе это делали? – «А теперь учит нас не ковыряться пальцем в носу, — ну, лучше не ковыряться, — Вы-то никогда с парнями не пробовали, — это обращение ко мне, — может быть, лучше попробовать и успокоиться, наконец?» — Андрей.

Вы знаете, Андрей, я уж как-нибудь потреплю, вы знаете. Мое любопытство до таких пределов не простирается. Я это себе как-то очень живо представляю, и живость этого представления что-то меня останавливает от этих действий, честно вам скажу.

Эсэмэска: «Здравствуйте, Михаил Иосифович. Полыхнет ли Европа фашизмом из-за мигрантов-экстремистов. Глеб». Может. Вы знаете, может. Если так будет идти дальше, то, конечно, будут расти консервативные, ультраконсервативные, радикальные и прочие националистические настроения вне всякого момента. Потому что, как же иначе жить? Ведь как-то надо.

Здесь же был один вопрос по поводу Австрии. Попробуем найти на него время.

Здесь же: «А про еврейский террор в Палестине позабыли? Он пораньше 60-х был». Верно ,были теракты. В частности, взрыв отеля, помнится, «Кинг Дэвид», где погибло – не помню сейчас точно – около 40 британских офицеров. Речь был о том, что англичане очень ограничивали въезд евреев после войны в свою – еще до образования государства Израиль – свою подмандатную территорию Палестины, установили очень жесткую низкую квоту. И была создана своего рода подпольная боевая организация, которая добывалась только одного: чтобы перестали вводить эту квоту, и, может быть, англичане вообще сократили бы свое военное присутствие или вовсе его убрали и не мешали бы переезжать на эту территорию евреям из Европы, которых недожгли, недорезали во Вторую Мировую войну. Это было. Таких терактов было несколько. Они никогда не носили характер уничтожения мирного населения вообще. Потому что офицерское собрание нельзя считать мирным населением. Это все-таки немного разные вещи, согласитесь.

Теперь мы все-таки ответим на ряд вопросов, — потому что без этого, конечно же, нельзя, – более конкретно.

Так. Вот вдруг: «Майор Звягин – это ваш идеальный герой или воплощенный соблазн эффективного имморализма?» Ну, почему же имморализма, хотя эффективного? Видите ли, майор Звягин у меня был придуман еще в советские времена как категорически отрицательная реакция на интеллигентские стоны, что ничего нельзя сделать, ничего нельзя добиться, ни с чем нельзя бороться. Можно только опустить руки, стонать, плакать: Вот ни здесь ничего изменить, ни уехать — ничего…. Ну вот, как-то из злости на все на это у меня вдруг сформировался такой, несколько условный, прямо скажем, герой, который на самом деле все мог. Потому что, если ты разберешь все по полочкам, то, оказывается, что все можно.

М.Веллер: Меня поражало, как американцы были убеждены, что если они уберут Хусейна или Каддафи,то начнется демократия

Заметьте, что это было до того, как «Искусство заводить друзей и оказывать влияние на людей», знаменитого Дейла Карнеги было переведено в Советском Союзе. Нам приходилось работать по принципу деревянный велосипедов, вы знаете.

О расследовании Бориса Немцова: «Неужели шофер Мухутдинов является «устроителем», был способен провернуть организацию этого убийства?»

Тайна сия велика есть. Нам объясняют, что мы должны верить результатам следствия. Результатов следствия пока не очень есть. Если брать на веру – хотя такие вещи надо знать, а не верить – то не веру… не очень верится. И вообще, когда спрашивают: «Вы верите, что это убийство будет раскрыто?»… я думаю, что оно давно раскрыто – это вот моя такая фантазия сочинителя, писателя-фантаста в далеком прошлом – что оно давно раскрыто. Но вот то, что это будет доведено до всеобщего сведения – вот этого, я думаю, не будет никогда. Мне так кажется.

Прекрасный вопрос: «Что, по-вашему, почитать из современной литературы?» Вы знаете, если вы возьмете рейтинг продаж, допустим, верхние три десятка фамилий, то среди них вы найдете всех ведущих современных писателей. Вот кому на какой вкус… Потому что я не скажу ничего плохого ни про постмодернистов, ни про детективщиков, ни про бытовиков, потому что сегодня в России – повторяю это в который раз – (сегодня – это, начиная с конца 90-х) удивительно сильная литература. Просто, понимаете ли, все можно, и люди заняты другим, поэтому это мало ценят, не обращают внимание. Литература очень сильная. Вы знаете все эти фамилии. А если кому нужен широкий обзор, то я рекомендую прекрасные книги Дмитрия Быкова и по советской литературе и по современной, где есть прекрасные обзоры. Их можно принимать как руководство к действию для начала чтения. Чтобы я не перечислял сейчас эти десятки фамилий.

Я от себя обычно добавляю еще пару фамилий людей, которые не попадают ни в какие обоймы. Один из них давно умер… ну, давно – больше 10 лет назад, помнится – это Морис Симашко, который основную часть жизни прожил в Алма-Ате, автор блистательных романов «Маздак» и «Искупление дабира», совершенно гениальная повесть «Емшан» — рекомендую кому угодно. И чтение для мальчиков: Александр Покровский, книги рассказов «Расстрелять» и «Расстрелять-2». Это необыкновенно смешно, это стилистически просто прекрасно написано. Потому что, когда человек пишет: Адмирал повис на своем скелете, как шинель на вешалке, временно утеряв интерес к дальнейшему продвижению по службе» — ну, ты понимаешь, что этот человек умеет писать. Вот рекомендую. Все остальные вы легко совершенно найдете.

Интересный вопрос о том, о чем мы говорили: «Вы часто критикуете власть европейских стран за приток мигрантов, — ну, сколько говорю, столько и критикую, — А что людям-то обычным делать – посоветуйте – если они жить мешают?» Организовываться. Не позволять промывать себе мозги. Не позволять себя бить. Не позволять себе, своим друзьям, знакомым, окружающим быть овцами, которые дают собой помыкать. То есть, если над вами издеваются, ходите в секции, качайте мышцы, учитесь драться. Ходите компаниями, бейте. Приходит полиция – давайте ложные показания. Защищайте друг друга, говорите, что все было иначе. Это технология ребят, которые приезжают и вас бьют. Отвечать нужно точно таким же образом – действует просто отлично, я вас уверяю.

И вот интересно: «Как вы реагировали в молодости на советскую пропаганду и идею светлого коммунистического будущего: верили, сомневались, отвергали?»

Вы знаете, я не представлю себе офицерских детей, которые росли в 50-е годы и которые не верили в советские идеалы коммунизма. Но по целому ряду причин это было просто невозможно. Мы были врожденные атеисты, мы были врожденные коммунисты, мы были врожденные патриоты, и совершенно свято верили во все эти вещи. Потом наступал подростковый возраст, и вера давала определенные трещины. И, когда в 8-м классе мы сдавали экзамены по современной истории, то мы издевались на Никитой Сергеевичем Хрущевым, который пообещал, что через 20 лет будет коммунизм, говоря, что «он-то твердо знает, что 20 лет не проживет и позор не падет на его лысую голову», — говорили мы, смеясь и куря в туалете. Это было.

Но, когда во 2-м классе — октябрят еще не было, когда нас принимали в пионеры – нас принимали в пионеры – это было прекрасно. Хотя пионерские галстуки вне школы носили только в советских фильмах. Ну, это, если кому интересна деталь. Что касается комсомола, я вступил первым в классе, как только мне исполнилось 14 лет, дойдя до райкома со скандалом, что я хочу в комсомол.

Я занимался комсомольской деятельностью до 21-го года, до 3-го курса, пока на комсомольской конференции в честь 10-летия студенческих строительных отрядов Ленинградского университета нам не объяснили, что нечего верить, во что не надо, а нужно исполнять распоряжения обкома партии: куда отправят – туда поедите. Вот тут кончилась вся эта большая вера, вы знаете. Все по старой присказке: Кто не был коммунистом в двадцать, не имел сердца; кто остался им в тридцать, не имеет мозгов.

М.Веллер: Ты садишься за стол переговоров – о чем ты переговариваешься? О том, что ты сдаешь какие-то территории

Здесь очень длинный вопрос, который не могу читать весь. Это к тому, что, почему же, если у нас низкая производительность труда, чем оправдывают низкую зарплату у нас, то у нас топ-менеджеры и тому подобные получают однако зарплату равную или более высокую, чем на Западе? Как это может быть, что у работников производительность низкая, а у топ-менеджеров при этом производительность высокая? Рабочий получает маленькую зарплату, потому что производительность низкая, а топ-менеджеры – высокую. Почему?

Ну, потому. Потому что строй называется капитализм. И правящий класс что может, то и берет себе — вот и вся история. Не надо думать, что Маркс был вовсе на сто процентов не прав во всем, что касается классовой борьбы.

Да, вот еще. Это к тому, что мы говорили о мусульманах: «Почему никто не вспоминает о прелестях мусульманской оккупации Европы в средние века? 1009-й год. Халиф Аль-Хаким объявил иудеев, христиан вне закона. Вырезал всех в Иерусалиме, разрушил храм Гроба Господня. 1244-й: христиане в Иерусалиме вырезаны династией Айюбиды». И так далее.

Вы знаете, в общем и целом все хороши. Идеализировать никого не надо. Но вот, почему в Греции, в Болгарии, вообще на Балканах до сих пор скептически относятся к исламу? Они хорошо помнят, как их резали, как сажали на количество и так далее. Так что, конечно, бывает иногда… Видите ли, понятно, что террористов всегда единицы. «Но, — это пишет еще один слушатель, — практически все террористы – мусульманские мужчины в возрасте до 40 лет». Да, это так. «То есть, — пишет другой, — что ислам – это сегодня единственная религия, за которую убивают, и ради которой убивают». Да, это так.

И, когда говорят: «Нет, это не ислам, это совсем не ислам, они не мусульмане…» — ну, все это пустое. Когда террористы захватывают заложников и говорят: «А вот, кто прочитает две строки из Корана, кто прочитает первую строку молитвы – вот тех мы отпускаем, потому что мы правоверные мусульмане»… Ислам, он, знаете, разнообразный, и много в нем разного.

 — «Помните, как в конце 90-х в Австрии победили правые – какой поднялся крик? Ведь их лидер Йорг Хайдер говорил именно, что приезжие должны понимать, что приехали в чужой дом, должны вести себя подобающе. В 2008-м погиб в подозрительной катастрофе». Да вроде на сумасшедшей скорости, сам был за рулем – вылетел с дороги.

 — «Не считаете, что левые действуют не только политическими методами?» Боюсь, что да. Я вот думаю, что иногда всякие методы совершенно всеми принимаются.

Вот, в общем и целом, все, что мы с вами сегодня могли сказать, потому что в любой из этих тем масса подробностей. И как переписывали у нас биографию Ясеру Арафату, меняя ему место рождения. И фотография в сети прекрасная висит, где муфтий Иерусалима сидит в гостях у Гитлера визави.

Про Малкольма Икса, очень интересную фигуру, необычайно знаменитую в свое время. У мальчика была тяжелая наследственность: его отец был убит в драке, его мать была отправлена в дурдом. Так что тяжело, конечно, человеку с такими данными.

Если же говорит о том, какой вклад внесли мы, что было в Хезболле и ХАМАСе. Понимаете ли, народ может избирать организацию, строй, правление, лидеров, которые делают вещи вполне подпадающие под терроризм или еще хуже. Ну, притча во языцех, миллион раз повторяли – что германский народ абсолютно сознательно голосовал за национал-социалистов и Адольфа Гитлера, которые, действительно, в течение первых лет нахождения у власти сделали очень много для всех трудящихся немцев, что было потом всем совершенно известно.

Вот хотелось бы все-таки, чтобы эта военная ситуация как-то разрешилась. Но я думаю, что хочешь мира – готовься к войне. Это старая римская присказка сегодня наполняется новым содержанием. Всего доброго, до свидания!
*-деятельность организации запрещена на территории РФ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире