'Вопросы к интервью
14 июня 2006 года

12.08 – 12.30

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Белла Златкис, заместитель председателя правления Сбербанка РФ; Бадри Гобечия, генеральный директор Брокерского дома «Открытие».

Эфир ведет – Вадим Беляев, генеральный директор Инвестиционной группы «Открытие».

В. БЕЛЯЕВ – Итак, добрый день. Сегодня в эфире «Эха Москвы» я, Вадим Беляев, мой постоянный гость и помощник – Бадри Гобечия, генеральный директор Брокерского дома «Открытие». А тема, которую мы сегодня будем обсуждать – это предстоящее IPO компании «Роснефть». Бадри, у нас на прямой связи находится заместитель председателя правления «Сбербанка» Российской Федерации, насколько я понимаю. Алло.

Б. ЗЛАТКИС – Да, слушаю.

В. БЕЛЯЕВ – Белла Ильинична, добрый день.

Б. ЗЛАТКИС – Добрый день.

В. БЕЛЯЕВ – Вот у Бадри, как у профессионального инвестора, накопился ряд вопросов по поводу IPO «Роснефти», он бы хотел их задать.

Б. ГОБЕЧИЯ – Здравствуйте, Белла Ильинична.

Б. ЗЛАТКИС – Здравствуйте, Бадри.

Б. ГОБЕЧИЯ – Белла Ильинична, ну, понятно, что «Сбербанк» объявлен координирующим ведущим менеджером размещения акций «Роснефти» Российской Федерации.

Б. ЗЛАТКИС – Верно.

Б. ГОБЕЧИЯ – Я правильно понимаю, что… такой сложный термин, как «бук-кипер» — банком, ведущим книгу заявок, является «Сбербанк России»?

Б. ЗЛАТКИС – Бук-киперов несколько. Четыре из них — это западные инвестиционные баки, а пятый – это российский банк, «Сберегательный банк». Книга одна, она находится в Лондоне, где переиздаются все заявки.

Б. ГОБЕЧИЯ – Белла Ильинична, для того, чтобы гражданам было более-менее понятно, как это все будет происходить? Даже возникают вопросы, сколько раз они должны прийти в «Сбербанк» где, что и как. Я вот просто по порядку попробую. В принципе, приходя в Сбербанк, подавая заявку в том диапазоне, который указан, что это, если я правильно помню, где-то с 26-го по 10-е июля, да?

Б. ЗЛАТКИС – Верно.

Б. ГОБЕЧИЯ – Вот в этот промежуток времени человек, приходя в банк и подавая заявку, он просто подает заявку или он, в общем-то, депонирует деньги под эту заявку?

Б. ЗЛАТКИС – Прежде чем прийти в «Сбербанк», я думаю, что гражданин должен подумать о том, что акции – это высокорисковые инвестиции, и нужно подумать о том, нужно ли это гражданину, но если он принял такое решении, то он приходит в «Сберегательный банк» и абсолютно бесплатно открывает счет ДПО и заключает брокерский договор. После этого он должен сделать заявку, это можно сделать сразу, можно подумать – это желание гражданина. Он должен сделать заявку и перечислить деньги. Все можно сделать в один день, можно сделать в течение всего периода размещения.

Б. ГОБЕЧИЯ – Белла Ильинична, я правильно понимаю, что таким образом получается, что к 26-му числу цена будет определена и зафиксирована?

Б. ЗЛАТКИС – Нет, зафиксирована она конечно не будет, будет объявлен диапазон цены. Это делает «Роснефть» совместно с глобальными координаторами по их совету, тем не менее, «Роснефть» объявляет диапазон цены, а цена будет объявлена 13-го июля, когда будут собраны все заявки.

В. БЕЛЯЕВ – Я прошу прощения, Белла Ильинична, а вот вы говорите, диапазон цены – это какой разброс? Так от 10 до 100 рублей возможен диапазон?

Б. ЗЛАТКИС – Думаю, что нет. Обычный разброс бывает в районе 50 %. Вот скорее возможен разброс, если пользоваться вашей терминологией, вашими примерами — от 10 до 15, от 10 до 100 – нет.

В. БЕЛЯЕВ – То есть я как инвестор, приходя в «Сбербанк», какие у меня варианты? Я могу оставить заявку купить по любой цене заявлено?

Б. ЗЛАТКИС – Для физического лица инвестора – это единственный путь.

В. БЕЛЯЕВ – А, даже так!

Б. ЗЛАТКИС – Да, такое решение принято глобальными координаторами и главное, что такое решение принято «Роснефтью». Гражданин оставит заявку купить на такую-то сумму, а цена будет складываться, исходя из тех заявок, которые будут поступать в книгу. Что касается юридического лица, он может указать диапазон цены и может оставить конкурентную заявку.

В. БЕЛЯЕВ – А почему такая несправедливость? Почему я как физическое лицо…

Б. ЗЛАТКИС – Похоже на то, что это скорее справедливость, чем несправедливость. Инвесторы по западной практике (а это все-таки размещение одновременно у нас и на Западе), по-видимому, разделили на квалифицированных и квалифицированных, как я думаю.

В. БЕЛЯЕВ – И все физические лица попали в неквалифицированные?

Б. ЗЛАТКИС – Да. Поэтому если вы себе представляете, по какой бы цене вы купили, то вам лучше подавать заявку от юридического лица.

Б. ГОБЕЧИЯ – Белла Ильинична, скажите, пожалуйста, полученные акции будут храниться в реестре или в депозитарии?

Б. ЗЛАТКИС – Они могут храниться и в реестре, и в депозитарии. Когда гражданин купит эти акции, они попадут на его счет в депозитарий «Сбербанка», дальше это его решение: оставить на хранение в депозитарии «Сбербанка», перевести в другой депозитарий, вернуться в реестр – это уже решение гражданина по ходу вторичного обращения.

В. БЕЛЯЕВ – А физически их можно будет получить?

Б. ЗЛАТКИС – Физически их просто не существует, как известно, акции – это запись по счету. И физически существует выписка из реестра или выписка со счета ДПО.

В. БЕЛЯЕВ – Я повторю для радиослушателей, выписка со счета ДПО, как и из реестра, не является ценной бумагой и сама по себе не может быть продана или заложена, она лишь подтверждает ваше право на владение этими ценными бумагами. Белла Ильинична, а какой вообще примерно наплыв ожидается? Анализировалось, сколько народу может прийти за акциями?

Б. ЗЛАТКИС – Мы готовы принять 150 тысяч заявок.

В. БЕЛЯЕВ – Это оценка сверху?

Б. ЗЛАТКИС – Это оценка спроса, который вы провели. Но если их будет 250, мы их естественно всех примем. Причем заявку совершенно не обязательно подавать в центральном офисе «Сберегательного банка» или же на территориях – в центральных офисах территориальных банков. В любой «Сбербанк», в который вы придете, где вы платите коммунальные услуги, вы можете задать вопрос, где ближайшее отделение, где можно сделать заявку. В Москве таких отделений 100, а всего их 750, и они доходят до самых крайних точек нашей родины.

Б. ГОБЕЧИЯ – Спасибо большое.

В. БЕЛЯЕВ – Большое спасибо, Белла Ильинична.

Б. ЗЛАТКИС – Пожалуйста.

В. БЕЛЯЕВ – До свидания.

Б. ЗЛАТКИС – До свидания.

В. БЕЛЯЕВ – Итак, Бадри, что мы сегодня узнали с тобой? Мы узнали, что предстоит IPO «Роснефти». IPO – это первичное размещение акций. Еще раз даты давай уточним.

Б. ГОБЕЧИЯ – С 26-го по 10-е.

В. БЕЛЯЕВ – 26-е – это июня.

Б. ГОБЕЧИЯ – То есть это буквально через 10 дней открывается подписка здесь в России. И до 10-го июля…

В. БЕЛЯЕВ – Она будет происходить не только в России, но и в Лондоне. А примерно пропорции известны?

Б. ГОБЕЧИЯ – Вообще планировалось, что 70 % будет размещаться за границей, 30 % будет размещаться в России. Но, исходя из сегодняшнего интервью с господином Богданчиковым, которое опубликовал «Коммерсант»… напомню слушателям, кто не знает, господин Богданчиков является генеральным директором «Роснефти».

В. БЕЛЯЕВ – Кто же это не знает?

Б. ГОБЕЧИЯ – Нет, некоторые могут и не знать. Он заявил о том, что они рассматривают возможность серьезного увеличения доли размещаемой в российском рынке.

В. БЕЛЯЕВ – Итак, я напомню для радиослушателей «Эха Москвы» номер пейджера – 725-66-33, куда вы можете присылать свои вопросы и замечания. Вот первое замечание от Валерия из Москвы уже есть: «Зная принципы первичных размещений, можно предположить, что в течение месяца акции «Роснефти» упадут примерно на 15 – 20 %». Бадри, можешь прокомментировать?

Б. ГОБЕЧИЯ – Могу. Нет таких принципов. К сожалению, принципов на рынке акций очень мало.

В. БЕЛЯЕВ – Беспринципный.

Б. ГОБЕЧИЯ – Да, рынок беспринципный абсолютно. В большинстве случаев, кстати, после IPO, по крайней мере IPO крупных компаний из развивающихся стран (наиболее ближайшие серьезные IPO проводились китайскими компаниями), стоимость акций возрастала на те же самые 15 – 20 %.

В. БЕЛЯЕВ – Но могла бы и упасть?

Б. ГОБЕЧИЯ – Безусловно.

В. БЕЛЯЕВ – Понятно. Рынок акций – рынок рисков.

Б. ГОБЕЧИЯ – В большинстве случаев инвестиционные банки заинтересованы при размещении выбрать такой диапазон цен, который первичным инвесторам, которые на IPO приобретают, бумаги позволяют на определенном достаточно коротком участке заработать прибыль хотя бы в размере 10 %.

В. БЕЛЯЕВ – Вопрос от Юрия тоже из Москвы: «Какова справедливая цена акций «Роснефти», на ваш взгляд?» Это сложный вопрос, согласен. Бадри мотает головой. Сегодня, по-моему, «Кредит Свиис» опубликовал свое исследование, где он оценил компанию где-то в 91…

Б. ГОБЕЧИЯ – 91,3.

В. БЕЛЯЕВ – …миллиарда долларов. Но, к сожалению, мы не помним, в моменте сколько всего акций.

Б. ГОБЕЧИЯ – Речь идет о том, что на сегодняшний день существует, что «Роснефть» планирует привлечь в диапазоне от 8-ми до 15-ти миллиардов за счет размещения примерно 20-ти % своих акций. Отсюда можно легко пересчитать, что если мы 15 миллиардов умножим на 5, то мы получаем цифру 75.

В. БЕЛЯЕВ – То есть те самые 15 – 20 % роста получается, еще присутствуют, да?

Б. ГОБЕЧИЯ – Да. То есть, в общем и целом, судя по всему, это действительно так.

В. БЕЛЯЕВ – Бадри, скажи, пожалуйста, а можно ли утверждать, что причина падения на российском рынке (одна из причин) – это то, что квалифицированные инвесторы (словами Белли Ильиничны Златкис выскажусь) заранее освобождают деньги для участия в IPO?

Б. ГОБЕЧИЯ – Ни в коем разе. Падение на российском рынке абсолютно такое же, как падение на всех мировых рынках. Очень интересное исследование проводили специалисты Брокерского дома «Открытие», и вчера мы как раз первый раз смотрели, что на участке за последние 5 лет, с 2001 года если смотреть, очень большое количество рынков, причем не только развивающихся типа Индии, Китая, Бразилии, но и развитых в виде Австрии, Норвегии – все эти рынки выросли примерно в 5 раз, так же, как и российский тоже вырос в 5 раз. На сегодняшний день (вчерашний день) на закрытие дня падение по всем этим рынкам тоже было примерно одинаковое – примерно 50 % роста. Вопрос: мы просто коррельируем точно так же, как и весь мировой рынок.

В. БЕЛЯЕВ – Здесь вот прекрасный вопрос от Надежды из Москвы пришел, пока ты рассказывал: «Почему размещение акций «Роснефти» происходит в период падения всех рынков, включая российский?» Видимо, ответ обратный, да?

Б. ГОБЕЧИЯ – Тут самое простое – не повезло.

В. БЕЛЯЕВ – Или повезло, кстати?

Б. ГОБЕЧИЯ – Инвесторам – скорее всего да, а эмитенту – скорее всего нет.

В. БЕЛЯЕВ – Вот вопрос от Галины Николаевны, Москва: «В какие сроки после размещения IPO можно будет продать акции?» Вообще размещение и IPO – это синонимы в данном случае. Речь идет о физическом лице.

Б. ГОБЕЧИЯ – Понятно. я думаю, что все-таки какое-то время потребуется. 13-го числа будет само размещение, соответственно какое-то время потребуется на то, чтобы банки подвели итоги, его разнесли по счетам, люди могли получить выписки, и думаю, что все-таки это не меньше недели до вступления в права. Будет ли бумага к этому моменту расторгована на рынке, тоже не факт. На мой взгляд, наиболее разумным механизмом выхода из бумаги, приобретенной в рамках первичного размещения – это 3-месячный срок, это разумный с точки зрения инвестирования. Обычно так и бывает, что через 3-месячный срок начинается смена первичных инвесторов.

В. БЕЛЯЕВ – Сейчас я бы уточнил все-таки. Речь идет об инвесторах или о спекулянтах? Иначе вопрос, кто через 3 месяца будет покупать, если все идут с прицелом, что они продадут через 3 месяца? То через 3 месяца компания не будет стоить ничего. Так не бывает.

Б. ГОБЕЧИЯ – Понятно. Ну вообще-то говорят, что инвестор – это неудавшийся спекулянт.

В. БЕЛЯЕВ – Да, есть такая шутка.

Б. ГОБЕЧИЯ – Но я думаю, что не все даже спекулянты продают все одновременно.

В. БЕЛЯЕВ – Ну вот все-таки я бы уточнил, ты считаешь, на следующий день после размещения акции продать будет нельзя?

Б. ГОБЕЧИЯ – Я думаю, что технически банки не смогут обеспечить…

В. БЕЛЯЕВ – Банки – в данном случае «Сбербанк», я правильно понимаю?

Б. ГОБЕЧИЯ – Ну не только «Сбербанк», потому что все-таки в качестве менеджеров на российском рынке участвует и «Альфа-банк», и «Атон», и «Газпромбанк», и «Ренессанс-капитал», и «Тройка-диалог», «Дойче ЮФГ» и «Уралсиб». Если я не ошибаюсь, еще ВБРР – это дочерний банк «Роснефти».

В. БЕЛЯЕВ – «Всероссийский банк развития регионов».

Б. ГОБЕЧИЯ – А на западной рынке это «Бен Амра», это «Дрезден Кляйворд»…

В. БЕЛЯЕВ – Ну, западный рынок, как говорится, и ладно.

Б. ГОБЕЧИЯ – Ну почему? Может быть кто-то решит приобрести айгиары «Роснефти», что возможно на сегодняшний день, и ограничений для российских граждан в этом смысле тоже нет.

В. БЕЛЯЕВ – Тут вот вопрос немножко не по фондовому рынку: «Почему в слове «Роснефти» делаете ударение на «и», это слушать невозможно». Я извиняюсь, это сленг нефтяников. Я в свое время немного поработал в этой области, они говорят «нефтИ», отсюда и прилипло. Конечно, «РоснЕфти».

Б. ГОБЕЧИЯ – При этом есть еще и вторая вещь – они говорят не «добЫча», а «дОбыча».

В. БЕЛЯЕВ – Да-да. Ну, у них много специфики. Это, наверное, сейчас все вопросы, которые пришли в данный момент. Напоминаю номер пейджера «Эха Москвы» — 725-66-33. Бадри, вопрос к тебе как к специалисту и как к частному инвестору одновременно. А вот ты лично и твоя компания (напомню, Бадри у нас генеральный директор Брокерского дома «Открытие») собираетесь участвовать в этом IPO?

Б. ГОБЕЧИЯ – Сложный вопрос. Мы пока свою точку зрения на это не выработали, мы надеемся, что до конца недели у нас появится свое собственное мнение. Пока его сформировать очень сложно. Существуют некоторые вопросы, на которые пока ответы мы не смогли получить. Они лежат не в плане того, хорошая это компания или нет; в той конфигурации, в которой она на сегодняшний день представлена – хорошая, безусловно. Существуют вопросы, связанные с теми рисками, которые возможны юридически, хотя вроде бы руководство «Роснефти» попыталась…

В. БЕЛЯЕВ – «РоснЕфти», Бадри!

Б. ГОБЕЧИЯ – …в сегодняшнем интервью часть из этих вопросов снять.

В. БЕЛЯЕВ – Речь идет об интервью господина Богданчикова в газете «Коммерсант», да?

Б. ГОБЕЧИЯ – Да, это самое.

В. БЕЛЯЕВ – Интервью, собственно, на тему было о том, что проблема с «ЮКОСом» уже… тема приобретения «Юганскнефтегаза» закрыта. Понятно. здесь вопрос: «Какова минимальная сумма брокерского договора для физического лица?» — от Ольги Павловны из Москвы. Я так понимаю, что можно разделить на два, да? То есть во-первых, просто чтобы открыть брокерский счет в компании.

Б. ГОБЕЧИЯ – Если вы говорите о Брокерском доме «Открытие», для этого не нужна никакая минимальная сумма…

В. БЕЛЯЕВ – То есть можно с тысячи рублей открыть?

Б. ГОБЕЧИЯ – Да хоть со 100.

В. БЕЛЯЕВ – Я думаю, что не очень выгодно для брокерского дома.

Б. ГОБЕЧИЯ – Вы же счет открываете, не торговать начинаете. Поэтому счет можно открыть даже не имея денег, мы с удовольствием вам откроем счет, а просто его открытие без денег бессмысленно. Это другой разговор. Но я думаю, что в данном случае речь шла как раз о той минимальной сумме, которая будет нужна физическому лицу для покупки акций «Роснефти». В комментарии господина Богданчикова сказано, что эта сумма пока не определена, но она будет определена в ближайшие дни, по-моему, 16-го числа.

В. БЕЛЯЕВ – Сбербанк, по-моему, заявил изначально, что это 20 тысяч рублей, потом его кто-то, чуть ли не президент поправил.

Б. ГОБЕЧИЯ – Там ситуация следующая. Определять эту сумму будет эмитент, и она будет известна…

В. БЕЛЯЕВ – То есть «Роснефть».

Б. ГОБЕЧИЯ – И она будет известна 16-го числа.

В. БЕЛЯЕВ – Вот здесь от Валентины Александровны из Москвы: «Могу ли я, физическое лицо, пенсионер с маленькой суммой (400 долларов) через вашу компанию купить эти акции?»

Б. ГОБЕЧИЯ – Ответ простой – да, с маленькой суммой через нашу компанию эти акции купить можно.

В. БЕЛЯЕВ – Но я специально не дочитал вопрос. Конец вопроса звучит так: «Мне необходимо прирастить эти деньги через 2 месяца».

Б. ГОБЕЧИЯ – Вот именно, на этот вопрос мне больше хотелось ответить. Я повторю то, что сказала Белла Ильинична, рынок акций – это рынок высокорисковых инструментов, и гарантировать, что через 2 месяца эти акции будут стоить больше намного или не намного…

В. БЕЛЯЕВ – А не меньше.

Б. ГОБЕЧИЯ – …мы не можем. Мы можем только предполагать, что да, на определенном временном участке, скорее всего эти акции будут стоить больше.

В. БЕЛЯЕВ – Но этот временной участок может затянуться на годы.

Б. ГОБЕЧИЯ – Да, может. Вопрос заключается в том, сроки, которые потребуются для того, чтобы они выросли.

В. БЕЛЯЕВ – То есть, на самом деле, очевидный ответ, что если у вас коротенький срок, вам деньги нужны в определенный промежуток скорости, в этом IPO лучше не участвовать, лучше вообще не вкладывать деньги в акции.

Б. ГОБЕЧИЯ – Если у вас очень короткие деньги, то лучше этого не делать.

В. БЕЛЯЕВ – Понятно. Ориентировочная стоимость акций – будет ли разница в цене для физических и юридических лиц?

Б. ГОБЕЧИЯ – Ни в коем разе. Просто это невозможно, это запрещено законом – цена акций для юридических и для физических лиц будет абсолютно одинаковой.

В. БЕЛЯЕВ – Секундочку! Но Белла Ильинична, насколько я понял, сказала, что физические лица могут ставить так называемые цены по отсечению, да? По-моему так это в терминологии звучит. Я не знаю, какая ориентировочная цена. Но положим, она 100 рублей. Речь шла о том, что она может колебаться от 125 до 75 – в этом где-то промежутке. Вот физические лица могут подать, насколько я понял, только так называемую неконкурентную заявку.

Б. ГОБЕЧИЯ – Безусловно.

В. БЕЛЯЕВ – То есть они не могут выбрать цену, да?

Б. ГОБЕЧИЯ – Не могут.

В. БЕЛЯЕВ – Они приносят 10 тысяч рублей и говорят, вот на все эти 10 тысяч по той цене, как вы определите, нагрузите мне, пожалуйста, этих акций. Правильно? А юридическое лицо может сказать, я готов купить столько-то акций по, например, 76 рублей, а по 77 уже не готов.

Б. ГОБЕЧИЯ – В данном случае я сошлюсь на руководство эмитента. Это публично опубликовано интервью генерального директора, где четко совершенно написано, стоимость одной акции и для населения, и для юридических лиц в России и за рубежом будет одной и той же. И в общем-то действительно так, цена отсечения — это и есть та цена, по которой все акции будут размещены между физическими и юридическими лицами. У нас не аукционный принцип размещения. Аукционный принцип размещения существует пока в России, к сожалению, только на рынке государственных обязательств и то не на всех размещениях, а только на части. Поэтому скорее всего цена будет просто одинаковая для всех инвесторов, которые на первичном размещении приобретут данные бумаги.

В. БЕЛЯЕВ – Понятно. наверное, последний вопрос от Сергея из Москвы: «Варварская добыча «ЮКОСом» нефти путем гидроразрывов скажется ли на дальнейшей стоимости акций «Роснефти»?»

Б. ГОБЕЧИЯ – Сложный вопрос. Во-первых, он чисто инженерный технический, мне трудно отвечать на него, потому что я не знаю конкретики по…

В. БЕЛЯЕВ – Как они там добывают, да? Я думаю, что если вопрос правильно сформулирован, и она действительно варварская, то наверняка скажется, вопрос – в какой перспективе. Это может произойти и через два года, и через пять лет.

Б. ГОБЕЧИЯ – Вопрос: в чем варварство – в экологии или в технологии добычи нефти. Если это в экологии – тогда, когда начнут штрафовать…

В. БЕЛЯЕВ – Главное, чтобы не в технологии размещения акций.

Б. ГОБЕЧИЯ – Это точно.

В. БЕЛЯЕВ – Итак, мы с Бадри прощаемся с вами. На следующей неделе, я думаю, что надо продолжить эту тему, судя по количеству вопросов, которые пришли. А на сегодня до свидания.

Б. ГОБЕЧИЯ – До свидания.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире