'Вопросы к интервью
07 июня 2006
Z Школа инвестора Вадима Беляева Все выпуски

Что нас ждет в ближайшее время в изменении валютного законодательства? (запись)


Время выхода в эфир: 07 июня 2006, 12:08

7 июня 2006 года

12.05 – 12.30

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Константин Корищенко – заместитель председателя Центрального Банка РФ.

Эфир ведут – Вадим Беляев, генеральный директор инвестиционной группы «Открытие»; Бадри Гобечия, генеральный директор Брокерского дома «Открытие».

В. БЕЛЯЕВ – Итак, добрый день. Сегодня в студии я, Вадим Беляев, мой соведущий – директор Брокерского дома «Открытие» Бадри Гобечия, и наш сегодняшний гость — заместитель председателя Центрального Банка Константин Корищенко. Здравствуйте, Константин.

К. КОРИЩЕНКО – Добрый день.

В. БЕЛЯЕВ – Здравствуйте, Бадри.

Б. ГОБЕЧИЯ – Здравствуйте.

В. БЕЛЯЕВ – Итак, тема сегодняшней программы: что же нас ждет в ближайшее время в изменении валютного законодательства. Я думаю, что это одна из тех тем, которые касаются всех, поскольку не устаю повторять, что за последние 15 лет, на мой взгляд, наиболее старая надежная и проверенная ценная бумага, которая знакома всем российским гражданам – это американский доллар. И конечно, вопрос для частных инвесторов и для тех, кто еще не стал частными инвесторами, в первую очередь лежит в плоскости, что будет с долларом дальше, будет ли он оставаться этой ценной бумагой, или его качества меняются в ближайшее время. В том числе на это наверняка повлияет изменение законодательства, поскольку все-таки доллар не является конвертируемой валютой, и на сегодняшний день существует ряд ограничений.

Б. ГОБЕЧИЯ – Доллар-то как раз является конвертируемой валютой! Это с рублем у нас проблемы были.

В. БЕЛЯЕВ – Я, естественно, про рубль.

Б. ГОБЕЧИЯ – Оговорка очень характерная.

В. БЕЛЯЕВ – Согласен. По Фрейду. Константин, расскажите, пожалуйста, правильно ли я понимаю, что и на сегодня я могу открыть счет в западном банке или в финансовой компании?

К. КОРИЩЕНКО – В принципе то, что называется либерализацией валютного регулирования или отменой валютных ограничений – это действительно этапная мера, но если говорить о практической жизни, действиях тех, кто интересуется размещением своих денег за границей в иностранные активы, просто активно как-то работает со средствами за границей, то изменение вот этого валютного регулирования, оно несущественно поменяет ситуацию, поскольку и сейчас можно было открывать счета, сейчас можно было переводить деньги за границу, и сейчас можно было приобретать иностранные активы. Единственное, что существует сейчас, и что перестанет действовать с 1-го июля – это тот набор ограничений, который служил своего рода сдерживанием этого процесса. Причем большая направленность этих ограничений была на операции, связанные с притоком капитала в России, чем операции, связанные с оттоком капитала.

В. БЕЛЯЕВ – То есть это повлияет не столько на российских частных инвесторов, сколько на иностранных частных инвесторов? Я вас правильно понял.

К. КОРИЩЕНКО – Я думаю, да. Я думаю, что даже те люди, которые профессионально занимаются (я имею в виду российских инвесторов) инвестированием за границу, вряд ли они смогут в деталях сказать, поменялось то-то, то-то и то-то, они скажут, было хорошо, стало чуть лучше, и все.

В. БЕЛЯЕВ – Было хорошо, я попрошу заметить. А вот вообще Центральный банк ведет какую-то статистику? Известно, сколько сограждан, примерно хотя бы, порядок цифр, инвестируют в зарубежные ценные бумаги? Я имею в виду, сейчас инвестируют абсолютно легально, в открытую, без использования всевозможных технических оффшорных схем, потому что этим, я думаю, другое ведомство занимается.

К. КОРИЩЕНКО – Вы знаете, Центральный банк ведет статистику, связанную с открытием счетов, которые существуют в российских банках. Те счета, которые открываются за пределами Российской Федерации, информация о них должна скапливаться у налоговой службы. Те средства, которые инвестированы в ценные бумаги, по всем предварительным договоренностям, информация об этом должна был собираться у Федеральной службы по финансовым рынкам. Но, к сожалению, время, которое прошло с момента вступления в силу закона, прошло в дебатах, нужно ли действительно вводить такого рода отчетность и собирать такого рода статистику или нет. И как в той известной притче по поводу падишаха Насреддина, здесь случилось именно это.

В. БЕЛЯЕВ – Я не буду выяснять, кто из уважаемых… кто.

К. КОРИЩЕНКО – Я говорю о самом процессе. Поэтому, к сожалению, информация, которая, с моей точки зрения, представляет сегодня все более и более значимую составляющую и платежного баланса, и вообще вопроса движения капитала, а именно перемещения активов в форме ценных бумаг, эта статистика Центральному банку не доступна, по крайней мере, доступна только в той части, в которой эту информацию собирают банки и сдают ее в Центральный банк. Поскольку у нас, слава богу, есть большое количество участников финансового рынка, не являющего банками (слава богу – имею в виду, что рынок широкий), большая часть информации оказывается недоступной для этих целей.

В. БЕЛЯЕВ – А вот вообще интересно, насколько я понимаю, Центральный банк защищает интересы российской банковской системы, в том числе, последовательно занимая позицию по поводу возможности открытия филиалов западных банков. А вот открытие финансовых компаний филиалов, ведь на самом деле многие из них могут предложить целый спектр услуг российскому инвестору, который на сегодня для большинства российских компаний не доступны. То есть по сути «world wild», как говорят, — инвестиции по всему миру. И поскольку у крупных финансовых институтов, конечно, у них и в Японии есть точки, и в Англии, и где-нибудь на Филиппинах. С этой точки зрения какая защита российского рынка производится?

К. КОРИЩЕНКО – Вы знаете, здесь, как мне кажется, есть определенный естественный иммунитет или естественная защита, она заключается в том, что…

В. БЕЛЯЕВ – Сейчас вы скажете, в незнании языка, я чувствую, Константин, нет?

К. КОРИЩЕНКО – Почти, парафраз. Смотря что подразумевается по словом «язык». Связано с тем, что в начале (я просто как пример приведу) 90-х первые новые русские, заработавшие определенные деньги, в массе я имею в виду, а не конкретных представителей, подумали, что ну все в России сделали, надо что-то сделать на той стороне. В результате именно финансовое инвестирование, большая часть из них, или про крайней мере та статистика, которая доступна мне, в общем, скажем так мягко, больших денег не сделали. И пришли к выводу, в России вроде как получше.

В. БЕЛЯЕВ – То есть зарабатывать лучше здесь (действительно есть расхожая фраза), а хранить там.

К. КОРИЩЕНКО – Да, это я примерно к ней и вел. В связи с этим я могу сказать, что ситуация вряд ли поменялась сейчас. И это имеет две составляющих. Первое – это все-таки, что бы мы ни говорили, финансовая культура, имея в виду, доступность финансовых инструментов, знание этих финансовых инструментов, умение работать с ними и т.д. – все-таки на нашем рынке еще недостаточно развиты.

В. БЕЛЯЕВ – Это имеется в виду у наших граждан?

Б. ГОБЕЧИЯ – Да.

В. БЕЛЯЕВ – Потому что на нашем же рынке и зарубежные есть.

К. КОРИЩЕНКО – Да, я имею в виду нашего среднестатистического инвестора. Это первое. Но это дело наживное. А второе это то, что сегодня, в силу многих причин, об этом можно говорить долго, активы, которые существуют в Российской Федерации, будь то долговые, будь то акции, будь то недвижимость, они представляют значительно больший интерес, по крайней мере с точки зрения своей выгодности, чем большое количество активов, существующих за границей. Единственное и самое существенное преимущество, которое есть у иностранных активов – это высокая ликвидность. Но опять же, как мы знаем, высокая ликвидность нужна только тем, прежде всего тем, у кого большие ресурсы, большие деньги. Поэтому на сегодня для среднестатистического российского инвестора, с моей точки зрения, большого интереса для инвестирования, в то, что называется «word wild», нет.

В. БЕЛЯЕВ – Бадри, ты как директор российской финансовой компании согласен с высказанной точкой зрения?

Б. ГОБЕЧИЯ – Вообще, как показала практика, искусственные ограничения конкуренции ни к чему хорошему не приводят. Есть пример.

В. БЕЛЯЕВ – Я чувствую, Бадри готов к конкуренции с крупнейшими западными игроками.

Б. ГОБЕЧИЯ – В конечном итоге финансовые компании, в отличие от банков, где еще очень много вопросов, связанных с технологией и регулированием, в большинстве своей финансовые компании могут конкурировать, и это связано с людьми. Я думаю, что сегодня российские финансовые компании вышли на такой уровень, что они могут себе позволить покупать ведущих западных специалистов и интегрировать их в свой штат. И поэтому, если возникает потребность в массовом оказании услуг по инвестированию за рубеж, я думаю, что мы это достаточно быстро можем сделать. Просто действительно, пока этот спрос массовый характер не носит.

В. БЕЛЯЕВ – Тогда, поскольку мы выяснили, массового спроса нет на услуги западных финансовых институтов, те изменения, которые грядут в валютном законодательстве, в первую очередь касаются присутствия западных игроков здесь. А можно поподробее, Константин, а что все-таки меняется? О чем мы говорим?

К. КОРИЩЕНКО – Если ограничиться чисто формальной стороной этих изменений, то они заключаются (изменения) в отмене ряда инструкций, которые устанавливали требования по открытию специальных счетов по резервированию средств на этих счетах, и сами инструменты служили для определенного рода сдерживания потоков капитала как «из», так и «в». В принципе, уже сейчас на том уровне, на котором это установлено, сейчас пока еще это не очень тяжелые обременения, не очень большие препятствия.

В. БЕЛЯЕВ – Ну вот я правильно понимаю, например, речь идет о том, что если иностранный инвестор хочет купить рублевые облигации российские, то он должен, естественно, проконвертировать свою валюту в рубли и покупая должен…

Б. ГОБЕЧИЯ – …создать резервы в размере двух процентов на одни календарный год.

К. КОРИЩЕНКО – Скажем так, если перевести это на финансовый язык, то это определенное повышение издержек. Экономика, которая была – по-английски это «behind», по-русски даже не могу сказать – в связи с этим была связана с существовавшим в то время, когда вводились эти ограничения, с существенным дифференциалом в процентных ставках. За границей деньги были дешевые, в России, в принципе, доходности были относительно высокие.

В. БЕЛЯЕВ – Насколько знаю, это и сейчас в какой-то степени сохранилось.

Б. ГОБЕЧИЯ – Ну, не в размере 2 %, то есть сейчас намного ниже.

К. КОРИЩЕНКО – На сегодня «средняя» (в кавычках, если так можно выразиться) стоимость денег мировых измерена по трем крупнейшим источникам этих денег, я имею в виду Японию, Соединенные Штаты и Европы, составляет примерно 3,5 %. Если взять такую в кавычках корзину из трех валют…

В. БЕЛЯЕВ – То есть там евро, доллар и йена.

К. КОРИЩЕНКО – То есть, примерно стоимость денег может быть оценена как 3,5 %.

В. БЕЛЯЕВ – А можно пояснить все-таки радиослушателям стоимость денег?

К. КОРИЩЕНКО – В данном случае я говорю о краткосрочных деньгах. И в данном случае я апеллирую к основным ставкам, устанавливаемым Центральным банком соответствующих государств.

В. БЕЛЯЕВ – То есть это аналогия 3-месячных вкладов, да? Месячных, 3-месячных?

К. КОРИЩЕНКО – Даже самых коротких. В данном случае я говорю об овернайтных ставках, но в принципе, в Европе в Америке в Японии, ставки однодневные, 3-месячные почти не отличаются, в России есть разница. Так вот, стоимость этих денег, будем считать очень краткосрочных, составляет порядка 3,5 %.

В. БЕЛЯЕВ – Так, ну, секундочку. А в России все-таки в Сбербанк деньги можно под 7,5?

Б. ГОБЕЧИЯ – Нет, это на сроки. Но если говорить о нашем Межбанке, где деньги существуют на уровне овернайта, одного – двух дней, то ставка где-то колеблется, и она в этом же диапазоне примерно.

К. КОРИЩЕНКО – Средняя ставка за первые 4 -5 месяцев составляла эти же 2 – 4 %.

К. КОРИЩЕНКО – Но мы ведем речь о таком… то, что называется по-английски «carry trade» — то есть совершенно простом способе проведения финансовых операций. Тут взял, сконвертировал, сюда положил, подержал две недели, продал, сконвертировал, забрал – все.

В. БЕЛЯЕВ – Я напоминаю, инвесторам объясняет, как простым образом зарабатывать деньги Константин Корищенко — заместитель главы Центрального Банка России на волнах радиостанции «Эхо Москвы» (91,2 FM). Да, прошу продления, Константин.

К. КОРИЩЕНКО – Я могу только единственное, что к этому добавить, это не только возможность России – такого рода возможность…

В. БЕЛЯЕВ – Такого рода ограничение.

К. КОРИЩЕНКО – Я не об ограничениях говорю – я говорю о возможностях такого рода.

Б. ГОБЕЧИЯ – Зарабатывать на разнице в ставке.

К. КОРИЩЕНКО – Да. Это существовало повсеместно и, по большому счету, привело к очень большому количеству то, что называется на финансовом языке открытых позиций, отчасти это, с моей точки зрения, является объяснением последних событий, которые были примерно в 10-го по 21-е мая, когда все рынки падали. Я имею в виду, объяснение, что эти позиции в определенных секторах закрывались. Если возвращаться к валютным ограничениям, эти валютные ограничения некоторым образом снижали этот спрэд, поскольку два года назад средняя ставка была где-то в районе 1,5 %, сейчас средняя ставка уже 3,5…

В. БЕЛЯЕВ – Это мы говорим про среднюю ставку по иностранным деньгам. Напомню, она выросла во многом за счет того, что федеральная система американская (аналог центрального банка) поднимает ставки, сейчас уже там, по-моему, 5,5 – за счет этого конечно достаточно большой рост и, в том числе, изменение в инвестиционных потоках, поскольку для ряда инвесторов покупка государственных облигаций американского казначейства 30-летних с доходностью больше 5 % представляет значительный интерес.

К. КОРИЩЕНКО – Единственное, что в этой связи можно добавить, что ставки по американским облигациям почти не поменялись, по долгосрочным. Они-то остались как раз на уровне 5-ти с небольшим процента. Выросла стоимость коротких денег. Но тем не менее. Отмена валютных ограничений в условиях, когда внешние деньги иностранные дорожают, не является такой большой опасностью, как если бы это было сделано, пару лет назад.

В. БЕЛЯЕВ – А в чем опасность, я вот пытаюсь понять? Предположим, я как физическое лицо, как гражданин Российской Федерации я вообще-то могу открыть счет в зарубежном банке?

К. КОРИЩЕНКО – Да, конечно.

В. БЕЛЯЕВ – Я для этого должен получить предварительное разрешение?

К. КОРИЩЕНКО – Нет, ни в коем разе. Регистрационный принцип.

В. БЕЛЯЕВ – По факту?

К. КОРИЩЕНКО – Да, по факту. И то, извещается об этом Налоговая служба.

В. БЕЛЯЕВ – Налоговая служба, а не Центральный банк. Лучше бы Центральный банк, чем Налоговая служба .

К. КОРИЩЕНКО – Речь идет о доходах граждан, мы-то не занимаемся этим.

В. БЕЛЯЕВ – А то, куда будут направлены средства, направленные на мой (в кавычках) «иностранный счет», это кого-то интересует, какую-то службу? То есть я могу купить недвижимость на эти деньги?

К. КОРИЩЕНКО – Да, на самом деле, можно приобретать недвижимость. В принципе все нюансы, не куда можно, а что, рассматриваются как регулируемые или рассматривались.

В. БЕЛЯЕВ – То есть то, куда нельзя?

К. КОРИЩЕНКО – На самом деле, куда нельзя – такого в принципе нет. То есть закон устроен таким образом, что прямых запретов на проведение каких-то операций со средствами там нет. Там есть запреты на осуществление некоторого вида валютных операций здесь. Допустим, два человека не имеют права расплачиваться друг с другом иностранной валютой. Я думаю, что некоторых удивит, но на самом деле…

В. БЕЛЯЕВ – Я думаю, это очень многих удивит.

К. КОРИЩЕНКО – Но это противоречит закону. Нельзя в магазине расплачиваться, за исключением определенных случаев (магазин беспошлинной торговли), иностранной валютой. И еще целый ряд операций, которые запрещены внутри Российской Федерации. Люди, которые ездили за границу, прекрасно знают, что и во Франции вы не сможете рассчитаться долларами в магазине.

В. БЕЛЯЕВ – Рублями тоже не сможете, но долларами точно.

К. КОРИЩЕНКО – Поэтому те ограничения, которые есть, они скорее касаются вопросов, связанных с внутренним рынком. Что касается во вне, какой-то вид операций, определенный вид операций подлежал резервированию.

В. БЕЛЯЕВ – То есть резервирование, давайте поясним, это то, что часть средств нужно было перечислить на специальный счет, и они возвращались через определенный промежуток.

Б. ГОБЕЧИЯ – Раньше было 25 дней, сейчас 15 дней. И я как понимаю, это будет вообще снято.

К. КОРИЩЕНКО – Да, с 1-го июля это просто все снимается, причем снимается пока в форме отмены подзаконных актов, отмены нормативных актов и может породить некоторые спекуляции. Я читал одну или две статьи, что Центральный банк вдруг через месяц опять чего-нибудь введет. Но самых отъявленных скептиков могу успокоить, что закон, который существует по валютному регулированию, он вообще отменяет подобного рода ограничения с 1-го января.

Б. ГОБЕЧИЯ – Константин, правильно я понимаю, что все те шаги, которые сейчас предпринимаются, это в рамках пожелания президента, высказанного в послании Федеральному собранию о наступлении эры свободно конвертируемого рубля?

К. КОРИЩЕНКО – Вы знаете, есть какие-то стратегические вещи в жизни. С моей точки зрения, эти стратегические вещи воплощены в значительной части в законах. И понятно, что их нельзя менять каждый день, каждый месяц, а иногда даже каждый год, то есть надо, чтобы какое-то время прошло. И когда принимается закон, он устанавливает какой-то долгосрочный план. Есть вещи, связанные с тактикой, когда становится ясным, что что-то можно сделать чуть раньше или можно сделать чуть позже и т.д. В данном случае было сказано о том, что все условия для того, чтобы провести либерализацию, они уже созрели, поэтому, несмотря на то, что закон установил срок 1-го января, мы можем сделать это раньше…

В. БЕЛЯЕВ – На наши с Бадри вопросы отвечает зам. главы Центрального Банка Константин Корищенко. Бадри что-то хотел.

Б. ГОБЕЧИЯ – Я хотел побыть простым гражданином, и какие-то вещи, которые касаются большинства граждан, все-таки выяснить. Если я правильно помню, существовало ограничение на перевод средств гражданина из Российской Федерации за границу в размере 150 тысяч долларов в год. Это ограничение с 1-го июля тоже отменяется?

К. КОРИЩЕНКО – Наверное, одно из самых существенных то, что…

В. БЕЛЯЕВ – Константин, скажите, а что вообще даст потенциальная конвертируемость рубля? Ведь те, кто сейчас путешествуют в ближайшем зарубежье, они уже могут наблюдать, что во многих пунктах многих стран, особенно СНГ (сейчас уже и не только), стали появляться рубли в обменниках наряду со всеми основными мировыми валютами. Поменять деньги можно не только здесь, но и там уже. А что вообще еще вкладывается в понятие «конвертируемость»?

К. КОРИЩЕНКО – Понимаете, как таковая валюта или денежные знаки конкретной страны являются (или в целом деньги) инструментом, который обслуживает целый ряд деятельности, то есть используется как средство сбережения, средство расчетов, выражение цен и т.д., и т.д. И в зависимости оттого, насколько активно используется та или иная валюта, настолько же она и устойчива, стабильна и крепка. То есть в принципе ни резервы, ни бюджет, ни стабилизационный фонд, ни какие-то иные кубышки, они в принципе не являются достаточным условием для того, чтобы конкретная валюта рассматривалась как надежная стабильная и качественная. Прежде всего и главным элементом, позволяющим сказать, что да, эта валюта хороша, является спрос на нее, спрос на нее со стороны различных экономических субъектов, будь то компаний, банков, людей, рынков. И в этом смысле свободно конвертируемая валюта, если дословно пытаться переводить это сочетание – то свободно обращаемая, передаваемая, трансформируемая. Причем свобода в не в том смысле, что их запрещают, а в том смысле, что все готовы с этим работать. Прежде всего в моем понимании свободно конвертируемая валюта – это та, которая, в принципе, для значимого количества людей, стран, компаний интересна для осуществления ими своих операций.

В. БЕЛЯЕВ – Я понимаю, куда вы клоните. Рубль ей уже является?

К. КОРИЩЕНКО – В значительной степени является, но понимаете, если исторически валюты вырастали прежде всего от внешней торговли, то есть, скажем, золото стало мировой валютой, потому что была активная внешняя торговля, оно использовалось как средство расчетов. То следует учитывать, что за последние 20 – 30 лет соотношение между внешней торговлей и финансовым рынком или финансовыми активами, счетом текущим и счетом капитальным, оно резко поменялось. То есть финансовые рынки сейчас все больше и больше доминируют. Простой пример для сравнения. На «Наймиксе» — нью-йоркская биржа, на которой торгуют нефтью – реально исполняемых контрактов меньше 5 %, то есть 95 % — это виртуальная нефть, нефть в виде финансового актива.

В. БЕЛЯЕВ – Виртуальная нефть, я подозреваю, что это те самые фьючерсы и аукционы, о которых мы говорили не раз в предыдущих программах.

К. КОРИЩЕНКО – В частности. Так вот, я к чему веду. Что в этом смысле тот же доллар обслуживает на 5 % реальную нефть, на 95 – финансовые активы. И точно также рубль сегодня в значительно большей степени используется в целях обслуживания рынков финансовых активов, прежде всего российских акций, российских долгов, чем российской внешней торговли. Но, в принципе, если рубль будет вовлечен в обслуживание российской внешней торговли и не только российской, а, скажем, СНГ, какой-то региональной, это будет еще большее достижением.

В. БЕЛЯЕВ – Я думаю, конечно, Константин, вы сейчас напугали ряд радиослушателей, заявив, что доллар только на 5 % обслуживает реальные потоки, а 95 – некие такие… как вы сказали, я прошу прощения?

К. КОРИЩЕНКО – Я сказал, виртуальную нефть. В данном случае имел «Наймикс».

В. БЕЛЯЕВ – Понятно. и так надежность доллара вызывает сомнения периодически, проходят слухи о том, что он сейчас обвалится и будет стоить 6 рублей.

Б. ГОБЕЧИЯ – Ну не будем паниковать.

К. КОРИЩЕНКО – Да нет, здесь не то, что не будем паниковать, здесь нет никаких оснований для подобного рода рассуждений.

Б. ГОБЕЧИЯ – Константин, такой еще вопрос, скажите, а вот таможенные ограничения, которые существовали, на вывоз и на ввоз иностранной валюты, они сохраняются, или там тоже изменения происходят какие-то?

К. КОРИЩЕНКО – Таможенные ограничения, насколько я знаю, сохраняются, собственно ,их никто не предполагал менять, потому что таможенные ограничение существуют во всех странах и…

В. БЕЛЯЕВ – То есть они не связаны с понятием «свободно конвертируемая валюта»?

К. КОРИЩЕНКО – Они напрямую не связаны с понятием свободной конвертируемости. Больше, я добавлю, скажем, в законодательстве Европейского союза существует норма, она просто не задействована, но существует норма, которая позволяет вводить ограничения, от которых мы сейчас отказываемся, в частности, специальные счета и резервирование.

Б. ГОБЕЧИЯ – Скажите, пожалуйста, специальные счета будут отменены вообще? То есть иностранцы не будут вынуждены открывать те самые замечательные счета АОИС, или же это все-таки останутся как счета такие?

К. КОРИЩЕНКО – Нет, поскольку эти счета относятся к категории специальных, специальные счета открываются в соответствии с нормой закона, позволяющей устанавливать требования, а эта норма закона с 1-го января перестает действовать, а инструкция перестает действовать уже с 1-го июля., то и с 1-го июля и тем более с 1-го января никаких специальных счетов быть не может.

Б. ГОБЕЧИЯ – То есть, я правильно понимаю, что у нас повысится ликвидность всего рынка за счет этого? Объединение средств иностранцев и внутренних инвесторов произойдет на обычных счетах.

К. КОРИЩЕНКО – Скорее для них это будет больше удобства.

В. БЕЛЯЕВ – Итак, спасибо. Напоминаю, что на волнах радиостанции «Эхо Москвы» в программе «Школа инвестора» гостем был Константин Корищенко – заместитель главы. Центрального Банка. А программу вели как обычно Вадим Беляев и Бадри Гобечия. До свидания!

Б. ГОБЕЧИЯ – До свидания!



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире