'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Ну что ж, мы начинаем. Сергей Бунтман, видеотрансляция, вы видите меня, я в студии, сейчас я поворачиваю на ваших глазах камеру и там глубоко задумавшийся Матвей Ганапольский. Привет, Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, привет, Серёжа, здравствуй.



С. БУНТМАН: Там будет задержка. Вы сначала будете слышать, вопреки всем законам физики, скорость звука выше скорости света. Задавайте вопросы, мы сегодня пойдём по вашим вопросам, по вашим смс-кам +7-985-970-45-45. И 363-36-59, мы будем включать телефон. Основные темы нам понятно, какие хотите вопросы там и задавайте. Сразу… «Скажите мне, — пишет инженер из Оренбурга Лазаррр, это он так с тремя «р» подписывается. Скажите, когда американцы делают что-нибудь гнусное, высылка приёмного ребёнка, как на защиту кидается «Эхо». Ну, понятно, одна задачь, стоящая перед «Эхом»… Задач пишется без «ь» знака, дорогой оренбуржец.

Ты что-нибудь читал по этой истории? Ты читал отклики в какой-нибудь прессе? Это очень мутная история какая-то с этой приёмной матерью-одиночкой вообще…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, удивление и возмущение, которое выразил посол Байерли, это наверное самое чёткая и понятная реакция.

С. БУНТМАН: У него просто глаза на лоб полезли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: да глаза полезли на лоб у многих, в частности, я посмотрел какие-то американские издания, там тоже об этом говорится. Но там говорится, что это совершенно невероятно и разговор идёт не столько об этих родителях, которыми будет заниматься суд очень серьёзный, и боюсь, что им светит тюрьма. И наверное так и надо. Там все обстоятельства… ребёнок маленький, там юридически ничего не было оформлено, но это неважно.

Почему авиакомпания посадила его в самолёт?

С. БУНТМАН: А говорят, что все формальности соблюдены. Ты знаешь, Матвей, когда я Женьку 15 лет назад, 15-летнего Женьку посылал на стажировку от школы тогда, но так получилось, что он догонял, поехал один. Я его посылал со стюардессой. Там семьсот бумаг каких-то! Разрешение папы, разрешение мамы, доверенность авиакомпании, стюардесса, которая приняла, ребёнка приняла, ребёнка сдала. Там Оля Северская встречала, в городе Париже. Там все трясутся над этим.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Неважно. Там его как бы все встретили. Встретили, доставили, ребёнок не потерялся.

С. БУНТМАН: Это слава богу ещё.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Там есть агоентство, кстати, деятельность его московского филиала прекращена, которая в США занималось как бы надсмотром, присмотром за тем, как этот Артём Савельев живёт. И вот эта мама-папа, они не нашли ничего лучшего, как сделать ровно такой вариант.

С. БУНТМАН: Там вроде одна мама-то. Там мама и бабушка.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Их 30 человек или один человек, неинтересно. Интересно другое, что совершён безумный акт. Акт безумия! Написано письмо, куплен билет, и внизу написано «С уважением». С этим должны разбираться не эмоциональные люди, а правоохранительные органы. Одно только вызывает сожаление, вот этот человек, который написал, что «Эхо» вступается, как его там зовут…

С. БУНТМАН: Да он не слушает наверное ничего.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Он не знает, что мы-то получаем деньги от ЦРУ и поэтому защищаем Америку.

С. БУНТМАН: А где они, эти деньги-то? Ну, это другой «Перехват».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть глава МИДа Сергей Лавров. И Сергей Лавров говорит такие слова, я цитирую: «Мы приняли решение и МИД будет на этом настаивать, чтобы были заморожены любые усыновления в американские семьи до тех пор, пока Россия и США не заключат межгосударственный договор…» и т.д. Американцы от этого уходят, и прочее, прочее, — он говорит. Читаю: «Сведения об Артёме более шести месяцев находились на учёте в государственном банке данных, однако передать ребенка на воспитание в семью граждан России не представилось возможным. Приоритет российских граждан в отношении усыновления Артема не нарушен» — сообщение ведомства, которое занимается этим делом.

Она обратилась, эта гражданка Хансен Тори Энн и из представленных заявительницей документов, которые оформлены в надлежащем порядке, усматривается, что она соответствует требованиям, предъявляемым к усыновителям законодательством России. Что я хочу сказать, чтобы долго не читать эти документы. У нас идёт параллельная, несоприкасающаяся жизнь. Первое – это политики и пропаганда, это выступление Лаврова, который говорит, что мы вообще…

С. БУНТМАН: Ну да!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А второе – это сумасшедшая мама и невменяемая бабушка, которые это сделали. То есть, выражение «вышвырнуть с водой ребёнка» — это абсолютно касается г-на Лаврова сейчас. Абсолютно!

С. БУНТМАН: Знаешь, сколько там детей, в Штатах! Вот сколько было случаев! Можно пересчитать, да? Они все известны, все громкие, все разбирались.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Корпорация получила разрешение на деятельность в РФ в 2007 году и за 2008 год отдала на усыновление 27 детей, а так же 32 ребёнка за этот год.

С. БУНТМАН: Там тысячи и тысячи!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: нет, я понимаю! Более того, я это видел!

С. БУНТМАН: О которых мы не слышим ,потому что всё нормально.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Гибель каждого ребёнка российского в США – это ужасная вещь. Эти люди приговариваются, которые такое допустили, приговариваются к огромным срокам. Мы знаем, что такое американская Фемида. Никто никого не жалеет. Смерть ребёнка по какой-то причине, побили… это не имеет значения! Всё! Это называется убийство первой или второй степени или издевательства, все же смотрят американские сериалы, это бездушно и формально. Могут и казнить. Это тяжёлая история. Но! Понимаете, одна сумасшедшая идиотка вышвырнула ребёнка и Министерство иностранных дел запрещает их усыновлять в ту страну, которая больше всего берёт больных детей. И окружает их заботой и вниманием.

Вот понимаете, как я на деньги ЦРУ извращаю суть событий! То есть, мне бы сейчас вместе с «Нашими», со знамёнами пойти к американскому посольству. У меня вопрос не к этой женщине, её судьба уже определена, она нарушила 250 американских законов. Вы не представляете, что с ней будет! Это ей конец!

С. БУНТМАН: Подводя итог, Матвей, потому что у нас ещё довольно много тем, тут смс-ки на +7-985-970-45-45. Увы, я должен вам сказать очень печальную вещь, дорогие друзья. Матвей это знает, а я скажу тем, кто сомневается. Что такое новость? Это из ряда вон выходящее дело. Новостями у нас становятся очень часто какие-нибудь проблемы, в финской семье с российскими детьми, когда там межнациональные, межгосударственные браки между странами, с усыновлёнными в США, это новости, это из ряда вон выходящее дело.

Мы же с вами, обернитесь на себя и обернитесь на нашу страну. Что становится новостями с усыновлениями детей у нас, когда их усыновляют. Понимаешь? Вот что становится новостями. И об этом мы с удовольствием говорим, когда кто-то усыновил троих детей, кто-то взял из детского дома ещё кого-то, парня, не совсем здорового. Мы готовы, но это всё равно остаётся новостями, потому что это не становится, несмотря на все чудесные, красивые, хорошие рекламы, которые идут по телевидению, которые идут везде, и на пропаганду, которая, слава богу, ведётся. Это не становится массовым явлением. Вот это, увы, увы и увы!

У нас время 22:22, такое фартовое время, красивое в Москве. И мы продолжаем. Это программа «Перехват», Матвей Ганапольский, Сергей Бунтман, +7-985-970-45-45. Вот. Юрий… У меня есть один чрезвычайно дорогой слушатель – Юрий. Это мой барометр, гигрометр, тахометр, спидометр и всякие прочие приборы, потому что по нему…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сколько слов ты знаешь!

С. БУНТМАН: Я ещё тебе расскажу, открою энциклопедию, только не 58-ой том. Юрий пишет, спасибо тебе, дорогой Юрий.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Можно одно слово я тебе скажу? Я нашёл одну вещь!

С. БУНТМАН: ну что ты нашёл?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит читаю: «За десять лет в США погибли 16 детей из России, за 15 лет в России погибли 1220 усыновлённых детей».

С. БУНТМАН: Так, всё.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: ещё раз! За 10 лет – 16, за 15 лет в России, это данные на 2006 год. За 15 лет в России погибли 1220 усыновлённых детей.

С. БУНТМАН: Ясно. Вот так. Это иллюстрация.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, нужно там навести порядок, с этой Америкой. Только желательно, чтобы кроме вот этого что Америка, чтобы эти несчастные 1220 усыновлённых детей, чтобы как-то вот… да, понятно. Надо с этим что-то делать. Всё.

С. БУНТМАН: Да. ну так вот, Юрий, мой любимец, с которым я просто перешёл на ты. «Путин унизился перед панами за газ, нефть и проч. Бабло маму родную продадут. Верный продолжатель дела Ельцина, такой же либерал, как и вы». Юрий! По Вашим словам я понимаю, что В.В. Путин в Катыни, на церемонии и в особенности на пресс-конференции потом, сказал что-то абсолютно верное, абсолютно правильное и долгожданное. Юрий! Вы только утвердили меня в своих соображениях по этому поводу.

Да! Сказано. Может быть поздно, может быть долго тянули, может быть с большой тяжестью к этому приходили. Но для меня это было огромным облегчением. Как 1 сентября на Вестер Плато, когда после правильных подходов тяжёлых, подходов к теме российско-польских отношений и всему прочему, Путин сорвался на пресс-конференции и начал попрекать громко всех поляков всем на свете, то здесь выдержал до конца и в конце-концов произнёс имя Сталина, как виновника. Понимаешь?

Всё сказано! И мне кажется, что это очень и очень важно. Будь то председатель правительства, будь то национальный лидер, будь то самая красивая на свете женщина, нельзя ожидать больше, чем могут дать тебе. И вот поэтому я считаю ,что предельно поступил, и для всей своей истории, для всей политике, которую Россия вела последние десять лет, предельно поступил Путин. Мне кажется, что это наибольшее, что можно было выжать из всей этой ситуации.

И слава тебе, Господи! Пора было кончать с этим делом. Но здесь должно было начинаться и должны быть поставлены точки над «и». Я считаю, в чём абсолютно прав мой оппонент яростный в «Клинче» Максим Шевченко, я тоже очень хочу, чтобы не просто сказали, что проведены экспертизы, а чтобы всё показали. Мало того, что издано на польском четыре тома, как сказал г-н Артизов, возглавляющий архивное агентство в России, он сказал: «Четыре тома на польском, два тома на русском изданы», но пускай будут изданы ещё и все остальные документы, и раскрыты 119 папок, плюс к 67 открытым по поводу Катынского дела. И вопросов не будет. Сказали – и всё!

И всё должно быть в доступе. Имеющий уши услышит, имеющий глаза это прочтёт. Тот, у кого веки зашиты суровыми нитками, он конечно не прочтёт и будет талдычить всегда про то, что это сделали нацисты в 1941 году. Так что это здесь так же, как про высадку американцев на Луну, про башни-близнецы будут всю жизнь писать что-нибудь ещё. Вот так вот. Всё. Как ты считаешь, под конец этого кусочка?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты знаешь, ты всё сказал. Можем идти дальше, потому что те, кто хотят видеть в марсианских каналах и холмах марсианских…

С. БУНТМАН: …китайские иероглифы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …человеческие лица и т.д., те будут видеть.

С. БУНТМАН: да… Ты знаешь, я однажды на орнаменте плитки увидел, что там написано «1927 год», а это были просто завитушки. Ты знаешь…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Фантазия хорошая.

С. БУНТМАН: Да не фантазия хорошая! Надо было диссертацию защищать, книгу писать «Тайна кафельной плитки», и из этого сделать, что такое 1927 год, это XVI съезд ВКП(б). Так… «Во времена СССР летал на самолёте в 10 лет без всяких формальностей внутри страны. Москва – Набережные Челны». Илья, Вы ещё вспомните, как можно было в 1927 году летать на Юнкерсах между городами Германии. Это всё ничего не стоит. Я считаю, что жестокие правила разрешений, доверенностей, которые даже если с одним из родителей отправляется, абсолютно нужны. Это никого не беспокоит, никого не утруждает, если нотариально заверенное разрешение даёт родитель, даже если он с семьёй не живёт.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Я просто хотел бы отойти от этой темы и поговорить о том, что меня заинтересовало на этой неделе. Потому что какие-то вещи можно уже проанализировать.

С. БУНТМАН: А можно мы это сделаем через три минуты?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай, давай, с удовольствием.

С. БУНТМАН: Пришла Марина Максимова и делает страшные знаки, чтобы мы закруглялись. Мы прерываемся. Программа «Перехват», все наши средства связи работают. +7-985-970-45-45 и мы последние минут 10, даже может быть чуть-чуть больше, будем отвечать на ваши запросы по телефону. Сейчас Новости.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН: +7-985-970-45-45, 363-36-59, Матвей Ганапольский, Сергей Бунтман. Что ты хотел? Что тебя так привлекло? Не Киргизстан, нет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, не Киргизстан, там понятно, будут разбираться, пусть разбираются! Я по поводу ритуальности нашей политики. Вот Латынина в одном из своих комментариев очень смешно написала, что в нашей жизни есть такие слова-феромоны. То есть, как-то говорим и сразу себе представляем. Америка, например. Сразу понятно. Чечня – значит убийства. Понятно, какие-то такие слова, которые рождают, даже не думая, одинаковую реакцию и даже не задумываемся, а сейчас так ли или может быть иначе. Вот сегодня реакция Лаврова на эту детскую историю. Это же абсолютно феромонная реакция.

Вот что-то там в Америке произошло, нет ни расследований, ничего, вообще прекратим Америке давать детей. Вот тебе другая история. Скажи мне ,пожалуйста, ответь на такой вопрос. Вот если, например ,идут какого-то преступника, очень важного преступника, злобного преступника, замешенного в убийстве, когда должен представитель следствия рассказать, кто этот человек и где его ищут? Вот как тебе кажется?

С. БУНТМАН: Не знаю, всё зависит от конкретных обстоятельств.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какие конкретные обстоятельства! Человек удрал за границу, он где-то скрывается.

С. БУНТМАН: От цели зависит. Иногда важно никому ничего не сказать, чтобы он не смылся и чтобы заказчики не знали. Когда-то важно сказать – такой-то такой-то, и фотографию показать, если шакал какой-нибудь, шакал в том смысле. Не шакал, который гавкает, а шакал, который назывался, убийца знаменитый, террорист. Это зависит. Но чаще всего надо скрывать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Вот как-то логика подсказывает.

С. БУНТМАН: Это наша логика.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, наша логика. Но ты знаешь, наша логика, она как бы оказывается иногда более правильной. Старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления СКП Петрос Гарибян сообщил, что заказчик убийства главы российского Forbes Пола Хлебникова жив и скрывается за границей. Следствие считает заказчиком убийства полевого командира Хож-Ахмеда Нухаева.

С. БУНТМАН: Так это заказчиком, а не исполнителем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понимаю! Заказчиком. Неважно, заказчиком, исполнителем, не имеет значения. Есть человек за границей. А теперь я пойду дальше по этой публикации. Рассказываю.

С. БУНТМАН: Да этот Гарибян у нас сегодня проходил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: По делу об убийстве проходили двое уроженцев Чечни — Муса Вахаев и Казбек Дукузов, а также московский нотариус Фаиль Садретдинов. Присяжные в мае 2006 года в Мосгорсуде полностью оправдали подсудимых. Сняли обвинение с Магомеда Эдильсултанова, обвинявшегося в убийствах главного редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова и бывшего вице-премьера Чечни Яна Сергунина. Он находился в розыске с 2005 года. Вот понимаешь, что-то давно ничего не слышно о расследовании с Полом Хлебниковым. Западная пресса об этом говорит. Вот есть ритуальное выступление, есть ритуальный запрет усыновлять американцам детей…

С. БУНТМАН: Почему ты считаешь, что выступление Гарибяна было… Я знаю, что интервью Гарибяна не ритуальное у нас. А потому что мы хотели узнать очень сильно, как что идёт. И это не то, что прислали нам Гарибяна выступать по громкому матюгальнику. А то, что действительно…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То, что следствие считает заказчиком убийства полевого командира Хожа-Ахмеда Нухаева?

С. БУНТМАН: Ну, что смог, то и рассказал! Не пинай ты человека… уж Гарибяна-то не надо пинать!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А почему это не надо? Это твой родственник?

С. БУНТМАН: нет, не родственник, если бы это был мой родственник, я бы тебе его выдал. Дело не в родственнике, дело в том ,что он один из немногих людей… а может и многих, которые занимаются…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: послушай меня, дорогой Серёжа Бунтман!

С. БУНТМАН: …не всё может сказать. Сказал ритуальные вещи… Но это не значит, что он не работает!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Послушай меня! Мы с тобой всё время добиваемся, чтобы общество информировалось без обмана.

С. БУНТМАН: Это не к Гарибяну вопрос.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И не информировалось наполовину. Любой человек, который выступает, начиная с отвратительнейшего секретаря Совбеза г-на Патрушева, который сказал ,что мы сильно продвинулись в расследовании, помнишь, да? Взрыва в метро. Здесь возможен грузинский след. Вот сейчас, по истечении времени я хочу спросить, а где этот грузинский след?

С. БУНТМАН: А там, где трава такая зелёная растёт! Такая зелёная трава может быть только в Грузии!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так ты о том говоришь… Вот эти слова «У нас может появиться версия», следующее выражение – «Мы запрещаем все усыновления». Следующее выражение – «Следствие считает заказчиком убийства…» Дело не в том, что Гарибян это сказал, а дело в том, что в совокупности то, что делает российская пропаганда, по частям, даже не обязательно по чьему-то указанию. Это выдавание желаемого за действительное. Нет ничего осуществлённого, но есть люди, которые на зарплате, и которые регулярно нам сообщают, что может появиться такая версия. И объявляют, что это продвинулось следствие. Понимаешь? Подменяется это одно другим.

С. БУНТМАН: Я с тобой согласен. Только бы я отсюда взял Петроса Гарибяна и вынул. Ладно?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот ты его и вынимай.

С. БУНТМАН: Вот я его вынул. Патрушев – пожалуйста, председатели комитетов следственных – пожалуйста, начальство всё – пожалуйста. Человек, который находится в самой гуще и связан массой вещей, массой!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Послушай меня! Они все были в самой гуще! Они были в самой гуще почти десять лет, когда расследовали дело «Трёх китов». Я не имею в виду Гарибяна. Ты помнишь, сколько было пресс-конференций, как это всё рассказывалось!

С. БУНТМАН: Помню.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И чем это всё чуть не закончилось. Вот только сейчас, чуть ли не через десять лет, наконец посадили. Но почитай, уже есть статьи, где рассказывается, например, в «Московском комсомольце» была публикация, во многих газетах, о том, как посадили хозяина и ещё кого-то посадили. Но те, кто помогали, те, кто осуществляли, те, кто крышевали – на свободе. И сейчас занимаются расследованиями! Они не потеряли своих должностей.

С. БУНТМАН: Опять же, вопрос не к важнякам, вопрос не к Гарибяну. Вопрос не к Гарибяну. Вопрос к системе.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Гарибян – это часть системы.

С. БУНТМАН: Я удивляюсь, как он там выплывает, в этой серной кислоте, и что-то к чему-то приходит в расследовании.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это мне напоминает товарища Путина, который сказал знаменитую фразу и есть знаменитый ответ Пархоменко по этому поводу. Помнишь, когда Путин дал интервью, когда он увидел, что Медведев с кем-то общается, он дал интервью журналу «Русский пионер», есть такое чудо, если кто-то знает, почитайте его. Он дал там интервью. И там была потрясающая у него… Если бы вы знали, сколько раз… когда Россия стояла на грани там чего-то… и мне пришлось… Вот у него такая фраза. Что ты думаешь, сказал по этому поводу замечательнейший Пархоменко?

С. БУНТМАН: Что сказал?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он сказал в своей программе: «А что Вы стесняетесь нам рассказал, Владимир Владимирович, когда эта страна стояла, что Вы её спасли и вытащили? Тем более столько раз!»

С. БУНТМАН: Ты сравнил! Абсолютно требования от человека, который стоит во главе государства или во главе правительства, который обязан отчитываться. И он принимает решение, что сказать, а не подневольный следователь, который, слава богу, делает свою работу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо.

С. БУНТМАН: Ладно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подожди, последнее на эту тему!

С. БУНТМАН: телефон-то надо включить…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас включишь. Знаешь, что такое вот эти же понты… Я не помню кто, ты, наверное, читал сегодня утром… А! Путин Владимир Владимирович, кто же это может быть! Чёрт побери! Как я могу забыть главное действующее лицо! Он сегодня заявил, что в России в аэропортах извлечено 50 тонн, я не ошибаюсь! Пятьдесят тонн взрывчатки. За год.

С. БУНТМАН: Пятьдесят тонн… Слушайте, пускай кто-нибудь из слушателей возьмёт калькулятор и посчитает…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, сколько же взрывчатки извлекалось каждый день?

С. БУНТМАН: И посчитайте, сколько нужно человек, если он несёт в среднем 3 кг. Слушайте… я не могу….

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он говорил о новых методах обнаружения этой взрывчатки. Вот! «В российских аэропортах за год изъяли 50 тонн взрывчатки» — рассказал Путин. По словам премьер-министра… и т.д. и т.д. В 15:45. Вот скажите, вы представляете, что такое 50 тонн взрывчатки? Вот вы это себе представляете? Тонн! Не килограмм, не 500 кг, не 5 тонн, а 50 тонн взрывчатки! В аэропортах!

С. БУНТМАН: Понятно. Пусть возьмут калькулятор, пересчитают. Я хочу телефон включить, ладно?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай, включай.

С. БУНТМАН: Алло! Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый вечер. Меня Арсен зовут, я из Махачкалы. Матвей говорил насчёт взрывчатки, я кое-что хотел сказать. Для начала я хотел бы принести соболезнования всем погибшим, мы, как дагестанцы, чувствуем беду, потому что отличились наши землячки, как это ни прискорбно. Я буквально неделю назад проделал путь тех же самых террористок. Я из Махачкалы поехал в Москву на автобусе. Билетов не было на самолёт, один самолёт и один поезд – для почти 3 млн. дагестанцев это ноль.

И как-то приготовился, что начнут по дороге шмонать, как говорится, начнут проверять документы, на видное место, в сумки расфасовал багаж. Мы проехали пять субъектов – Калмыкию, Волгоградскую область, Московскую область, нигде, ни на одном посту… Я вам говорю, автобус ехал из Махачкалы. Ни на одном посту ни один сотрудник не зашёл. Они всех водителям знали по именам, подходили к водителю: «Саид, как дела?»

Неужели простой российский гаишник интересуется семейным положением простого дагестанского водителя. А потом, присмотревшись, что в руке какие-то купюры. Чем ближе к Москве, тем крупнее купюры. Я доехал, ни одной проверки! До Лужников. Две тонны взрывчатки вези! Что там осталось – Комсомольский проспект, Остоженка – вот тебе и Кремль.

С. БУНТМАН: Вот так вот.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Самое обидное. Что эти люди, 40 человек. погибли зря. Никаких выводов не сделано! Я проехал до Москвы через пять дней после терактов спокойно из Махачкалы.

С. БУНТМАН: Вот это самое печальное.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо.

С. БУНТМАН: Спасибо. А между прочим, самого нашего слушателя наверняка бы где-нибудь остановили у метро и начали бы проверять документы и говорить: «А чего ты такой брюнет?»

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот смотри, что должно произойти. После этого рассказа власть должна произвести некоторые физические действия. Не объявить о клевете СМИ, а надо это проверить. И дать ответ, потому что если по «Эхо Москвы» это прозвучало, то как-то люди забеспокоятся. Ты увидишь – ничего не будет!

С. БУНТМАН: Абсолютно. Сейчас ещё один послушаем телефонный звонок. Алло! Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте. Алексей из Москвы. Предложили включить калькулятор. Я на телефоне его включил.

С. БУНТМАН: Да, ну и сколько?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Получается в день, если каждый день без изъятий, 365 дней в году, должны изымать по 136,9863 кг, это уже исключительно точно.

С. БУНТМАН: Ну да, 136 у всех получается.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): 137 кг, грубо говоря. И если каждый курьер везёт по 3 кг, получается, что 46 человек нужно.

С. БУНТМАН: Спасибо большое. 45,7 человека.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я бы хотел прокомментировать то, что сказал этот человек. Спасибо, что посчитали. Ещё раз. Я конечно же не сомневаюсь, что премьер-министра не обманули и он не сошёл с ума, чтобы лгать. Таким образом, в аэропортах, только в аэропортах, нашли за этот год 50 тысяч кг взрывчатки. Возникает вопрос, первое – откуда появилось такое количество взрывчатки. Не в аэропорте, а откуда оно было доставлено в аэропорт, доставлено! Вот если только попытаться ответить на этот вопрос, на этот вопрос! Сто тридцать шесть кг в день! Представляете, как это? Сто тридцать шесть кг в день каждый раз, каждый день!

И вот он сказал эти слова, Путин, и все сказали друг другу: «Ой-ой-ой! Ого! Вот это да! Путин, защити нас! Ты знаешь про эту взрывчатку!» А чтобы спросить, парень, это после десяти лет, как ты рулишь страной, 50 тонн взрывчатки в год ввозят? Ты же обещал выколупать и замочить! Где это всё?! А сейчас ты спокойно… Извини, последнее…

С. БУНТМАН: Я не успею сказать важную вещь про это! «Это один товарный вагон» — пишет Виктор из Москвы. Ты представляешь, за год могли где-то умыкнутый товарный вагон арестовать с взрывчаткой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он говорит это, Путин, не в своём заявлении об отставке, как причине. Поскольку 50 тонн, а я премьер-министр, позвольте мне уйти в отставку. А он объясняет на совещании, что там должны быть более лучшие меры! А что он сделал, чтобы эти меры появились?

С. БУНТМАН: Знак вопроса! Матвей Ганапольский, Сергей Бунтман. Это программа «Перехват». Всего вам хорошего. До свидания.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: До свидания, ребята.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире