'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Сейчас я покажу. Вот этот самый человек, представитель народа Нави, синенького цвета, это Матвей Ганапольский. Аватар.



М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Посинел от новостей.

С. БУНТМАН: От какой новости ты больше посинел? Прежде всего посинел?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты знаешь, есть такой знаменитый анекдот – что такое смешанное чувство? Я его всегда люблю говорить, рассказывать. Смешанное чувство – это когда твоя тёща в твоей машине летит в пропасть. Подобное смешанное чувство, это всегда контрапункт. И вот я просто смотрю, что происходит вокруг меня и диву даюсь. Ты знаешь, что «Единая Россия» занимается нравственностью, это уже новость не самая свежая. Мне необходимо напомнить одну цитату, чтобы пояснить тебе, что говорится одной чудесной женщиной из «Единой России» и тем, что мы видим на телеэкране, и тогда станет понятно, как рождается это смешанное чувство.

С. БУНТМАН: Кто есть чудесная женщина?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Чудесная женщина – это координатор государственно-патриотического клуба «Единой России», оказывается есть и такой, Ирина Яровая. Она сказала такую фразу, когда у них была тусовка, посвящённая тому, как сделать более нравственной жизнь России. И там она сказала такую вещь: «Лишь идеология «Единой России» имеет в своей основе высоконравственные ориентиры, которые складывались в нашей культуре. Мы видим, что все идеологические и политические тезисы оппозиции с точки зрения общепризнанных нравственных категорий настраивают людей на безнравственное поведение, побуждают их к ненависти, злости».

С. БУНТМАН: Очаровательно!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Замечу, что я не хочу комментировать этот бред, который она сказала, все уже оттянулись по этому поводу. Я хочу рассказать о другом событии, которое прошло почти незамеченным. Ты знаешь такого замечательного гостя нашей радиостанции, замечательную телеведущую, светскую диву Ксению Собчак.

С. БУНТМАН: да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И Ксения Анатольевна купила немножко «Евросети», на 1 млн. долларов.

С. БУНТМАН: Ну, заработала и купила.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Она заработала, у меня нет никаких претензий к Ксении. Она купила 0,1% акций, она стала миноритарным акционером, всё в этом смысле у неё все абсолютно нормально. Почему? Я напомню, она сама этого не скрывает. Потому что… дай точные цифры сказать… за выступление на корпоративе её гонорар выше 30 тыс. от 30 тыс. долларов. За работу на телевидении – 400 тыс. долларов в год. За съёмке в рекламе – около 226 тыс. долларов. Очень хорошие деньги. Я напомню, что такое корпоративы, это когда выступают артисты. И как бы роль Ксении, она конферансье. Конечно, ей платят деньги не за то, что она говорит, а за то, что она приехала.

Потому что она Собчак. Она сама себя сделала.

С. БУНТМАН: Ну так что? В чём амораль Вашей истории?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А я тебе рассажу. Дело в том, что по этому поводу была созвана пресс-конференция. Рядом с ней сидел г-н Малис, это генеральный директор «Евросети», и это дело показали по телевизору по всем каналам. И мы об этом все узнали. А теперь о Яровой. Вот представь себе, что какой-то молодой человек, перед которым вся жизнь открыта, он выбирает свой жизненный путь, он это дело смотрит.

Какой для него нравственный урок, я понимаю, что «Евросеть» решала свои дела, т.е. им нужно после Чичваркина, как-то имидж поправлять. Понятно скоро мы увидим на всех коробках телефонов «Евросети» лицо Ксении Анатольевны. Понятно, что Ксения Анатольевна делает эпатирующие шаги. И вот она всем рассказала, что она на миллион купила немножко «Евросети». Тоже нет вопросов, имеет право. Но проблема в том, что любой молодой человек, посмотрев на Ксению Анатольевну и на то, что это показывают госканалы, они скажут: «На фига нам работать! Вот образец успешности» Потому что надо пробиться на корпоративы, где люди, которые распределяют нефть и газ, сталь и прочие энергоносители, платят от 30 тысяч.

А с другой стороны телевидение решает свои проблемы, оно показывает – посмотрите, в России всё возможно! Правда, она немножко знакома с Владимиром Путиным, Ксения Анатольевна, и это тоже она не скрывает, потому что он помогал её отцу, был его помощник, она очень хорошего о нём мнения и имеет на это право. Но по отдельности все эти части, вроде бы, не имеют значение.

С. БУНТМАН: Ну и что скажет этот молодой человек? Что значит – не хочу работать! Ладно! Давай отбросим всевозможные нравственности… Она же наработала за свою жизнь краткую, но яркую…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты пойми, что это возможно только для Ксении Собчак, но не для другого какого-то человека.

С. БУНТМАН: А разве кто-то говорил, что каждый может?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как это???

С. БУНТМАН: Кто это говорит?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что, не делается такой вывод? Разве провинции тысячи людей не едут сюда, в Москву, для того, чтобы здесь быть Ксенией Собчак?

С. БУНТМАН: А сколько ездило, чтобы стать артистками? Что к нам, что в Голливуд.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот в массовом сознании что такое деньги?

С. БУНТМАН: Я не знаю…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что такое работа? Кем хочется пойти работать? Я категорически против совковых фильмов про рабочий класс. Но нельзя так!

С. БУНТМАН: Что нельзя, я не понимаю? А что должно быть? Ведь понимаешь, это даже не большее фуфло, чем фотография Дуси Виноградовой, условной, которой делали рекордные всевозможные работы. И сказать – каждый может стать. «И вот я стою перед вами, простая баба, в Верховном Совете» — это ложь. Здесь ничуть не большая ложь, а может быть даже и совсем не ложь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да не об этом я говорю! Я говорю о том, что есть город Тольятти, там работают люди. И ты знаешь, что там происходит. И я задаю вопрос – люди из Тольятти могут себе купить немножко «Евросети»? Так что такое единица работы?

С. БУНТМАН: Я не понимаю. Ты хочешь единую тарифную сетку для всех работ? Что ты хочешь? Я не понимаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу, чтобы государство понимало, что оно показывает по телевизору. Чтобы государство, которое одним ртом кричит о том, что нравственность есть только у нас, а не у оппозиции, чтобы это государство показывало примеры истинной работы и истинной оплаты за эту работу. А эти люди пусть тихонько получают свои 30 тысяч. Их никто не осуждает. Пусть они имеют своё бабло и покупают, что хотят.

Но популяризировать это, поддерживать это, показывать это, на мой взгляд, безнравственно.

С. БУНТМАН: А ты зачем это говоришь? Ты популяризируешь среди сотен тысяч слушателей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Серёжа! Ну что ты! Я просто говорю, что это плохо! Я говорю, чтобы на это обратили внимание. Я говорю, чтобы родители, когда увидели это по телевидению и увидели, как их дети с открытым ртом сидят перед телевизором и смотрят это, чтобы они сказали: «Сын, дочь, это фуфло, то, что ты сейчас видишь. Это пропаганда».

С. БУНТМАН: Так мало ли фуфла по телевизору?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это безнравственно.

С. БУНТМАН: Вот то, о чём ты говоришь, телевидение в данном случае…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так что, на новое фуфло не обращать внимания?

С. БУНТМАН: Можно я один вещь скажу, только ты не обижайся.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай…

С. БУНТМАН: В данном случае, передав то, что говорит Яровая и передав то, что делает, например, «Евросеть», которая рекламирует своего акционера Ксению Собчак. Она поступила абсолютно нейтрально и абсолютно правильно. Другое дело, когда идёт долбёжка – миру мир, а Грузии соответствующий орган, когда идёт изобретение Российской Федерации – порнография без секса в каждом выпуске Новостей, это другое дело. А то, что ты приводишь – это ах, это может повлиять на наших детей! На наших детей может открытая форточка повлиять. Это ханжеские разговоры о том, что можно и что нельзя показывать по телеку. У нас только что такой в «Клинче» был разговор. Это неправильно. Ты не про то говоришь, мне кажется.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А про что я должен говорить?

С. БУНТМАН: Ты можешь говорить, про что хочешь. Но у тебя какое-то короткое замыкание получилось. Короткое замыкание, что вот показали. Вот Ксения Собчак купила. Что плохо? Что Ксения Собчак купила. Что телевидение показало или что «Евросеть» раскручивается с помощью популярной фигуры. Или то, что надо прославлять труд? Как ты будешь прославлять труд? Я не понимаю, Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Серёжа, я за то, чтобы в нравственной стране купить немножко «Евросети» могли все.

С. БУНТМАН: Да не бывает такой нравственной страны, где все могут купить немножко «Евросети» за миллион долларов! Не бывает! Другое дело, что бывают условия, на которых люди получают достаточно надёжные акции, которые срывают, но акции покупает не всякий.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай не будем долго на этом сидеть. Скажи мне, ты считаешь, что это абсолютно нормально?

С. БУНТМАН: Что именно из всего тобою перечисленного?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Широкий показ по телевидению покупки Ксении Анатольевны Собчак акций «Евросети» на 1 млн. долларов.

С. БУНТМАН: Во-первых, о широком показе я узнал от тебя. Я вообще узнал об этом от тебя. Вот я, например, это не смотрел. Как информационный повод, для меня совершенно не существовал он. То, что показывает телевидение – это беда телевидения или его заслуга. Надо отказаться от того, что телевидение – это некий дельфийский оракул, который вещает, а все, как зайчики, следуют, потому что это настоящее прорицание и совет жизни. От этого надо отказаться. И будет гораздо меньше этого телевидения, тогда будет понятнее, что делают на телевидении журналисты, даже на самом супер-государственном.

Как журналисты, о чём я знаю, достоверно бьются за то, чтобы первой новостью была первая новость самая важная, и шаг за шагом бьются, там тоже не идиоты работают. Это тяжёлая работа за свою профессию. А считать соглашаться с тем, что телевидение – это автоматически рупор какой-то пропаганды или какой-то политики, и это навсегда, и это каждый день, и это 24 часа в сутки, мне кажется, это играть на той балалайке, которую, может быть, нам кто-то в администрациях президентах и прочих идеологических органах нам предлагает.

Я считаю, что показали – и показали. Ваши проблемы, ребята! Ваши проблемы! Меня гораздо больше волнует то, когда телевидение всеми силами не показывает жизнь, скрывает новости.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это ты говоришь про другую историю. Я сказал о том, о чём я сказал. Причём меня, знаешь что радует? Я читаю сообщения. «Матвея занесло. Быть дивой не стыдно. Дивы всякие нужны, всякие важны» — Лазарь из Томска. «Ганапольский заделался коммунистом или инквизитором, что ли?» «Матвей Юрьевич, в Вас говорит совковый менталитет. Вы рассуждаете как типичный совок» — пишет Андрей. «Какую пургу несёт Ганапольский! Тысячи людей собираются вести корпоративы!» «Нашли о чём говорить! Кто это – Ксения Собчак? Великий учёный, писатель, спортсмен?»

И вот ещё: «Подался в поборники морали в своей Италии…» Парень! Портянка! Я не в Италии давно! Меня уже полгода нет в Италии или даже больше.

С. БУНТМАН: Не будем говорить про «давно».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Ну, нашли о чём говорить! Кто это – Ксения Собчак?» ребята, вы можете по поводу меня стебаться, говорить, что я в Италии, писать, что я совок и прочее. Я вам всем, которые там сидят у себя дома на этих кухнях в 9 кв.м., я хочу сказать, что либо мы будем жить в стране, где работа, т.е. какое-то увеличение национального продукта страны, будет оплачиваться нормально и тогда будет понятно, что мы живём в нормальной стране, или мы будем гордиться Ксенией Анатольевной и истошно её защищать за то, что на корпоративах она получает от 30 штук.

Я не задаю вопросы – платит она с этого налоги или нет, это не мой вопрос. Этим пусть налоговая инспекция занимается. Я ей желаю богатства, красоты и т.д. Но просто, если вас устраивает, что равно показываются, а может быть даже в меньшей степени показывается по нашему замечательному телевидению те же учителя, которые работают за известные вам деньги, и после этого, как торт с выносом, Ксения Анатольевна, которая за миллион покупает акции эти…

С. БУНТМАН: Слушаю и диву даюсь…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …я полагаю, что у вас, у радиослушателей, будут большие проблемы. Потому что чтобы Россия была нормальной страной – это не только забота Ганапольского, и оттого, что вы лишний раз стебанёте меня в своих сообщениях, вам от этого лучше не будет, потому что немножко «Евросети» купит только Собчак, но не вы. При том, что к Ксении я отношусь с большим уважением.

С. БУНТМАН: Я прочитаю другое, ваши смс-ки. «Конечно, чужая работа – не работа. Так каждый про другого». Матвей, слушай! «… не говоря о дармоедах управляющих, тем более художниках с писателями». Вот что говорят. Мне объясняют теперь: «Матвей Юрьевич говорит об обществе равных возможностей. Не так?» Я думаю, что Матвей Юрьевич говорил об обществе уравненных достижений, а не возможностей. Мы будем скрывать то, что наработала Ксения Собчак? Если платят 30 тысяч, это проблема тех, кто платит, кому интересно на своём корпоративе присутствие Ксении Собчак. Так устроен мир.

Вот смотри, на красивую жизнь теннисистов многие смотрят, посылают своих детей заниматься теннисом. Набивают пару шишек и уходят. Десяток людей начинают понимать, что это огромная работа и они становятся миллионерами, потому что они становятся очень большими спортсменами.

Извините, пожалуйста, сейчас мы прервёмся и через три минуты продолжим наши перехваты.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН: продолжаем «Перехват». Матвей, перехвати тему.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. да, продолжаем, конечно.

С. БУНТМАН: Я хочу кинуть тему. Я знаю, ты выступал, это не тайная позиция, это позиция убеждённого человека, высказанная много раз эмоционально. Я имею в виду… как бы это назвать… защита, песнь, защитительная речь контрафактной продукции. Так вот, страшные дела творятся здесь, пока тебя нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это потому что меня нет, они творятся.

С. БУНТМАН: Приезжай – разбирайся. В пространстве реала Царицынский рынок окружён и выявляют контрафактную продукцию, даже выявлены некоторые продукты с элементами порнографии.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: О! Это серьёзно.

С. БУНТМАН: Закрыли торренты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, не все торренты, один конкретный сайт, все остальные чувствуют себя хорошо.

С. БУНТМАН: Я смотрю, ты изучил. Тебя это встревожило?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Братья мои. Меня встревожило другое. У нас сегодня с тобой передача однотемная. Знаешь почему?

С. БУНТМАН: Почему? О нравственности Ганапольского и безнравственности меня.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ещё раз повторяю цитату: «…имеет в своей основе высоконравственные ориентиры, которые веками складывались в нашей культуре» — это Яровая. Смотри, что происходит с торрентами. Все прекрасно понимают, что контрафакт был, есть и будет. И страна, в которой больше контрафакта от страны, в которой меньше контрафакта, отличается только в одном – сколько отстёгивают наверх.

Ты же понимаешь, что контрафакт закрыть можно ровно в одну секунду.

С. БУНТМАН: как?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну как! Они же все продают на рынках, все друг друга знаю, милиционеры рядом ходят. Просто это важная часть отстёжки до самого верха. Какого верха – пусть выясняют… Это я тебе просто авторитетно говорю. И об этом знает каждый россиянин. Любое безобразие, которое происходит в Российской Федерации, постоянно и долго, происходит только с согласия властей, которым от этого безобразия идёт отстёжка.

Предположим фильм «Аватар» или какой-то другой. Как это делается? Есть телефонный звонок… в общем, начинают договариваться. «Ребята, вы до такого числа ничего не выкладывайте». «Хорошо. Мы ничего не будем выкладывать. Но мы должны что-то выложить» «Хорошо. Выложите экранную скрин-копию». Знаешь, да? Это когда камера ставится в зал.

С. БУНТМАН: Да, это чудовищная пакость есть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, и выкладывают ее. А потом уже, когда фильм отбил деньги, то ты можешь в торрентах его найти, уже DVD, копии с нормальным звуком и изображением. Полюбуйся, посмотри на торрентах, фильма «Аватар» в хорошем качестве нет. Как это нет фильма «Аватар»! какая проблема взять и выложить его, если он у них лежит в кармане? Потому что договорились. А почему нельзя недоговориться, Серёжа? Ты тоже этого не знаешь, а я тебе расскажу.

С. БУНТМАН: Ужасы какие…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потому что если с ними не договориться, то они выложат фильм и обрушат многомиллионные доходы компаний, которые показывают кино. Поэтому договариваться приходится.

С. БУНТМАН: Так это же нормально, что договариваются.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: С кем? С людьми, которые нарушают? С позиции обычной логики – это идиотизм.

С. БУНТМАН: Хорошо. Предлагай. Нужно рушить эту мафиозную систему?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, многое надо, наверное, рушить. Надо рушить мафиозную систему. Это с одной стороны. С другой стороны, и это почти уже сделано, стоимость на лицензионные носители не должна быть задрана, и слава богу, компании это уже поняли. Они поняли, что сто рублей за новый фильм человек может заплатить, а 12, 13, 15 или 20 долларов не может. Потому что это большие деньги сейчас в кризис. Поэтому цены на лицензию снижают.

Но показательные акции по этому поводу, когда приезжают американцы…

С. БУНТМАН: А! Ты думаешь это насчет ай-ти-делегации?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это вообще главное требование США в отношении России – прекратить пиратство.

С. БУНТМАН: Уберите торрентсы!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, вообще-то, торрентсы – прекрасная технология. И проблема с торрентсами заключается в том, что торрентсы, они бесплатные! Это не то, что кто-то продаёт диск. Это ты скачал – и всё! Некому платить. Вот почему большая для тех, кто с этого кормиться – это проблема, и вот почему нужно, чтобы были контрафактные диски, потому что с них по копейке получают все, до самого верха. А торрентсы не должны быть, потому что с них нет никакой прибыли определённым людям.

Поэтому, наверное, госпожа Яровая, ведь она знает про высоконравственное общество, наверное она может показать, что делать. А я не буду и тебе не советую вместо Государственной Думы выполнять их обязанности.

С. БУНТМАН: Это ты меня осудил. Завтра прекращаю покупать лицензионные диски. Да?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

С. БУНТМАН: Я и так не покупаю нелицензионные диски.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, ты покупаешь правильные?

С. БУНТМАН: Я покупаю правильные. Иногда они застревают у меня, но я всё равно покупаю правильные.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да… Да… Не учитывается ничего, например зарубежный опыт, где у всех уже там айфоны, все знают, что есть магазин, где можно купить не весь диск, а одну песню. Нет! Надо заработать ровно все деньги. Поэтому диски стоят столько, сколько они стоят. Но как верно говорит, такой замечательный философ Юрий Магаршак, который когда-то написал в одной из своих статей, что мир так устроен, что когда кто-то становится сильно большим, сразу ему появляется конкуренция.

Вот почему есть странная закономерность, что какой бы империя большой не была, обязательно она умирает. И чем больше империя – тем она быстрее умирает. Чем агрессивнее империя, тем она быстрее умирает. Причём, часто от правильной агрессии своих соседей.

С. БУНТМАН: Это ты про кого, про Майкрософт?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А Майкрософт разве не отполз на достаточно дальние позиции от удара, который нанёс г-н Джобс, директор и руководитель фирмы «Эппл» со своими этими айфонами? Но уже поджимают и его. Мир так устроен. Помнишь, я тебе когда-то говорил, что сейчас невозможно никого победить, это в политике. И сейчас никто не может окончательно ничего выиграть, потому что конкуренция. Они сидели и выпускали вечно диски и думали, что их доходы будут вечными, а вдруг появился Интернет, и написали технологию торрентов.

И сейчас кто угодно, где угодно может скачать что угодно! Закройте российские сайты, будут скачивать из иностранных, там вы ничего не сделаете. Поэтому надо навстречу идти. Но это же великая Россия, тут не принято идти навстречу.

С. БУНТМАН: Я только хочу одно сказать. Тебя опровергают. Но в одном из твоих тезисов. Потому что «Аватар» качает народ просто помпой в хорошем качестве уже месяц. Так что ж ты про «Аватара» говорил!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, на тех уважаемых сайтах, услугами которых я пользуюсь, на них в хорошем качестве нет.

С. БУНТМАН: Значит, у тебя разделение есть – уважаемые и неуважаемые сайты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

С. БУНТМАН: У тебя есть какая-то яровая градация.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Послушай меня! Я тебе расскажу, что делают люди.

С. БУНТМАН: Только ты не побуждай людей к безнравственности.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, но ведь любое начинание самоорганизуется. Они сами переводят с английского на русский, они сами озвучивают, некоторые сайты предлагают пользователям, писать рецензии и на сайтах уже рецензии. То есть, не отзывы, отзывы – это само собой, каждый может оставить. А рецензии! И люди пишут прекрасные искусствоведческие рецензии на это всё. На эти фильмы, на эту музыку. А торрентс.ру, который закрыли, это же по сути образцово-показательный сайт в том смысле…

С. БУНТМАН: Вот здесь я с тобой согласен абсолютно. У меня куча всевозможных посланий, подтверждающих это. Во-первых, это обменник, насколько я знаю, ты поправишь меня, я не такой продвинутый здесь человек, но мне все говорят в один голос, что у них есть необычайное уважение к авторским правам, даже в их экстремистских проявлениях.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, у них, когда заходишь на первую страницу, там есть раздел, где написаны названия фильмов, которые они убрали с раздачи. То есть, как только правообладатель обращается и говорит убрать фильм, они тут же его убирают. Но дело даже не в этом. Когда ты заходил на ныне закрытый торрентс.ру, то ты видел там миллион разделов. Ты хочешь, например, какие-то первые записи, которые ещё были сделаны с восковых валиков? Они выложены. То есть, каждый человек что-то свое выкладывает. А ведь это бесплатно!

Люди не зарабатывают на этом деньги. Я понимаю, что существуют авторские права, но внимательно послушай, о чём я говорю. Итак, люди находят удивительные записи, которые считались исчезнувшими. Нашёл бабушкину пластинку – выложил. И это невероятно то, что там можно найти. А теперь внимание! Есть вещи, которые можно найти только там! Поэтому, казалось бы, те, кто грохают торрентс.ру, вместо того, чтобы грохать, должны позвать этих людей, как зовёт Майкрософт известных хакеров, и сказать им: «Ребята! Вы делаете важное государственное дело. Вы объединяете на бесплатной основе огромный слой культуры. Причём не только зарубежной, российской! Это в чем-то похоже на «Википедию». Давайте с вами поговорим, как это ввести в правовое поле, но чтобы ваш ресурс продолжал существовать, чтобы каждый человек мог поделиться тем, что он нашёл, с миллионами или найти, то что он всю жизнь искал!»

Нет! Бабла нет – разговора нет! И грохается торрентс.ру.

С. БУНТМАН: Ну, да. Скажи мне одно важное понимание только есть. Ты говоришь… твоя перспектива отличная, ты правильную перспективу закольцевал и сейчас ты к ещё правильному выводу пришёл. Ты говоришь «бабушкина пластинка», но не бабушка написала песню. Представь себе, если бы книжка, которую ты написал или которую ты пишешь, была основным источником твоего существования, как последний фильм о Льве Толстом, как раз та проблема, хотели сразу его в публичный домен перевести, все произведения Толстого, толстовцы хотели, а Софья Андреевна оставалась бы ни с чем. И дети были бы голыми и босыми. И внуки тоже.

Кто-то вложил свой труд. И авторские права – это способ освободить автора от бесконечных подработок, писатель, который может существовать своим трудом. И его права надо обсуждать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты абсолютно прав! Но мы с тобой много раз говорили в этой передаче – жизнь компромиссна. Надо не грохать и не мочить в сортире, а идти навстречу друг другу. Технология торрентов сделала самое главное, что не делало государство и вообще не мы это продумали. Появилась технология, чтобы каждый человек нашёл абсолютно всё, что он хочет. Так теперь сделайте второй шаг – не уничтожайте это! Вы не тратили, вы не вкладывали деньги в технологию торрентов, вы не платили каждому человеку, который лазил на чердак собственного дома и находил забытую пластинку с Лидией Руслановой, имя которой уже забыли.

А он нашёл одну уникальную пластинку и выложил её. Придумайте, как это ввести в правовое поле, потому что вы государство, это ваша обязанность нелегитимные вещи делать легитимные с помощью вашего могучего аппарата. Вот, Ирина Яровая, пусть она это вводит в законодательное поле, чтобы это было нравственно.

С. БУНТМАН: Давай мы под псевдонимом Озимые будем печатать какие-то безнравственные проекты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: ой…

С. БУНТМАН: Матвей знает, что торрентс переехал, хотя по всяким дублям бегают с сачками и ловят, как бабочек. Но всё равно план намечен, Матвей Юрьевич. Ты, как говорит мой папа, ты правее моего правого уха.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Выполнен не будет. Я знаю, что будет дальше. Будет как було! Как говорят на Украине. Американцы уедут, торрентс со старого названия переедет на новое… А бабло с рынков будет течь на самый верх, потому что это золотая жила.

С. БУНТМАН: Время наше закончилось. Если ты говоришь о демонстрациях, то ты прав. Но ты говорил о гораздо более серьёзных вещах, принципиальных. Это был Матвей Ганапольский, всего доброго, до следующей пятницы.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире