'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Добрый вечер! Матвей, ты меня слышишь?



М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слышу, вижу…

С. БУНТМАН: А что ты так растеряно?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я растерян?!

С. БУНТМАН: Нет, посмотрите на него, кстати говоря, в нашей видео-трансляции. У нас сегодня как в стране недавних выборов, кольорове называется?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кольорове зображення называется. Цветное изображение.

С. БУНТМАН: Это я понимаю. Прекрасно! Я знаю, почему мне показалось, что ты растерянный. Потому что нет больше указов Ющенко, понимаешь? Вот нет больше!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: если бы я жил и ты жил, если бы мы жили только одной этой темой! Но слава богу, замечу тебе, каждый день нам дают какие-то поводы удивляться. Ведь журналисты, если ты заметил, в последнее время не столько описывают события, потому что таких событий явных нет. Посмотри на новости. Есть какие-то ожидаемые новости. Вот есть сейчас одна новость – это то, что «Северный поток» подписали, это ожидалось. Там выйдет это в крупную монету, порядка 10 млрд. долларов, может быть 7 млрд., когда политическая цель прижать Украину и окончательно поставить её на место, то можно любые деньги потратить. Ну и заодно…

С. БУНТМАН: А ты думаешь, это самая главная цель «Северного потока»?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Знаешь, Путин, либо в качестве президента, либо премьера, он достаточно последовательный человек. В данном случае я не осуждаю его. Здесь в «Северном потоке» соединилась политика и экономика. И они просто получили один вектор. То есть как… если и выполняя экономическую задачу, можно решить и политические какие-то вопросы, актуальные, то почему бы и нет! Другое дело, что Путин по-хорошему маниакален. Я бы пожелал ему, у него будет, наверное, очень длинная политическая карьера, я бы пожелал ему, чтобы и в других вопросах, потому что очень много вопросов в России…

С. БУНТМАН: Чтобы он был так же настойчив.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет! Не настойчив.

С. БУНТМАН: А! Маниакален.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Маниакален. Построить за 10 млрд. газопровод, получить разрешение от всех стран — сделал, Ходорковский должен сидеть, пока не истлеет – сделал, где-то там должен быть наведён порядок – наводится порядок, например, с помощью Кадырова. Я горячо это поддерживаю, это замечательное свойство для лидера. Просто круг вопросов, которыми должен заниматься премьер, он чуть шире. И вот этого я бы ему пожелал.

С. БУНТМАН: Понимаешь, на тебя не угодишь! Потому что неужели ты не понимаешь, что «Северный поток», сегодня в Омске, слушатель из Омска, 17-летний, спрашивал, почему так мало был президент в Омске, что, ему наплевать на регион? Да нет! Там занимались серьёзнейшими делами, дорогой 17-летний слушатель из Омска. Потому что там Вексельберг, например, докладывает, что теперь газ будут гнать из всего! Из сланцев добывать, чуть ли не из кизяка, представляешь! И это всё на зло нам на самом деле.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извини, что я тебя беспокою, чуть-чуть перевожу разговор. Здесь есть сообщение, что меня не слышно. Где меня не слышно?

С. БУНТМАН: Я тебя слышу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот тоже…

С. БУНТМАН: Да что ты читаешь!?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, мне интересно… А! Это меня не слышат, когда смотрят видео-трансляцию.

С. БУНТМАН: «Ганапольского не слышно в веб». Николай, сделайте нам громкого Ганапольского, чтобы его было слышно в этот микрофон.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так что ты говорил по поводу того, что кто-то куда-то поехал? Что?

С. БУНТМАН: Поехал президент Медведев, знаешь, да? Поехал в Омск и так было совещание по всевозможной энергетике, газо-и прочей промышленности. Вексельберг долго рассказывал, из чего только ни будут теперь враги России, всевозможные страны добывать альтернативный газ. Из всего, насколько я понял! Понимаешь? Так что «Северный поток» — это вовсе здесь не убить Украину. Получается Путин с Медведевым кушать не могут, только дай угробить Украину, получается. Наверное, всё-таки, не так, наверное, первая цель – деньги, выгода, экономика, напрямую в Европу, без всего! Без Украины, без батьки, без всего абсолютно! Представляешь?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, знаешь, я хочу тебе сказать, что мы это всё увидим очень скоро. Ты знаешь, что президент, будущий президент Янукович предложил делать консорциум газовый. Я посмотрел внимательно, что по этому поводу думают сами украинцы, там его по этому поводу сильно критикуют и говорят, что его может постичь судьба Лукашенко в том смысле, что Россия заберёт при вхождении в этот консорциум украинские газовые сети.

Но я предложил бы поступить так. Мы просто с тобой посмотрим… ты, кстати, знаешь про последнее интервью Януковича, которое он дал РИА НОВОСТИ, что он полностью повернёт взаимоотношения Украины и России. Знаешь по поводу этого интервью, могу напомнить. Он там говорит про то, что это будет новый шаг, открываются двери, походя он вспоминает о торговле, говорит, что там с 40 до 14 снизился уровень взаимной торговли, в общем, человек сделал первый шаг. Вот посмотри, какой шаг будет повторный, ответный. Посмотри, какой он будет.

С. БУНТМАН: Ну какой?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Посмотри, какой ответ будет, например, на предложение о консорциуме. И тебе сразу всё станет ясно.

С. БУНТМАН: А ты думаешь какой будет ответ?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: ну, я думаю, что главная задача – держать на коротком поводке.

С. БУНТМАН: Да ладно! Ты так думаешь действительно? Не получится держать на коротком поводке. Ни у кого не получится! И ни у кого нет иллюзий, что Виктора Фёдоровича можно держать… Спасибо! Что у меня здесь появилось? «Привет! Пожалуйста, добавьте меня…» Господи!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кого-то хотят куда-то добавить.

С. БУНТМАН: Это у тебя там…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: нет, у меня абсолютно всё в порядке.

С. БУНТМАН: не будем отвлекаться, мы работаем на радио, всё-таки. Почему ты думаешь, что кто-то питает иллюзии в России, что можно держать того же Януковича, президента Украины, который будет украинским президентом, будет может быть другая политика, естественно, другая, не такая, как у Ющенко .Может быть всё другое ,может быть Тигипко будет премьер-министром, а может быть и не будет. Будут какие-то движения. То есть, Украина стала на правильные демократические качели.

Помнишь, как было в Литве, как было в Польше, это правильные демократические качели. Слышишь меня, да?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я слышу тебя очень хорошо. И что?

С. БУНТМАН: И ничего не будет. Какие бы ни были ответные шаги, если существовал Ющенко, как для тебя он такая красная тряпка по одному, для других — по-другому был Ющенко, в России, здесь, красная тряпка.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так…

С. БУНТМАН: Но не будет удобного Ющенко! Будет Янукович, который якобы пророссийский президент. А он просто другой украинский президент. Для украинцев же, живущий как может, как сможет. Вот и всё. Какие иллюзии могут быть!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мой папа покойный говорил мне такую фразу: «Зачем агитировать меня за советскую власть?» Так вот зачем ты меня агитируешь, что он украинский президент. Просто я точно так же, как он украинский президент, понимаю и то, что Россия обязана просто, все страны так делают, когда у тебя есть сосед и этот сосед не маленький, просто топнуть на него ногой не получается, то набирается некий набор средств, будем так говорить, для давления на эту страну.

С. БУНТМАН: Это всегда так бывает?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: да. Всегда так бывает.

С. БУНТМАН: а кто на кого сейчас давит на соседей, кроме России с Украиной, России с Грузией и остальными странами. Иран на кого-то? Или такие вот страны, Северная Корея…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: ещё раз. Южная Корея давит на Северную Корею своей притягательностью, поэтому люди массово убегают из Северной Кореи и перебегают в Южную. США тоже давят своей притягательностью. Страны, у которых нет притягательности, они давят тем, чем могут. Потому что ты же не будешь забывать, что есть вопрос транзита газа через Украину. И они могут назначать на это разную стоимость. Поэтому делается альтернатива. Если будет спор, то можно газ перекрыть. Ну для чего делается этот «Северный поток». Это же диверсификация. Давай вещи называть своими именами.

С. БУНТМАН: А ты считал…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Просто мы долго сидим на этой теме.

С. БУНТМАН: Мы не будем больше сидеть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я поздравляю Путина с тем, что ему удалось. Удалось! Пробил, победил, сделал и будет теперь поток этот, сколько бы он ни стоил! Струя попадёт туда, куда не обходимо. Всё!

С. БУНТМАН: Всё равно это не отнимет никакого транзита у Украины. Потому что это очень и очень малая часть по сравнению с тем, что идёт через Украину по суше. Не отнимет!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: ну, ты знаешь, есть украинская поговорка: «не з'їм, то хоч понадкушую» В этом смысле будет так. не забывай, что есть «Северный поток», есть ещё «Южный поток», а есть ещё «Голубой поток», через Чёрное море, российско-итальянский. Как-то пройдёт оно всё. Если вдруг кто-то будет ерепениться. Вот смотри, тут сегодня интервью дал замечательный Михаил Суходольский.

С. БУНТМАН: Вот прямо ты вырвал! Перехватил у меня.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А сейчас ты перехватишь у меня. Мне понравилась одна конкретная вещь. Вот он говорит, что милиция должна готовиться к росту числа акций протеста в России в связи с текущей экономической ситуацией в стране. Вот он сказал эту фразу. Я тебе говорил, что когда-то я для «Ежа» написал такую заметку, которая называлась «Время откровенных». Вот я считаю, что в России время откровенных, т.е. никто не стыдится своих язв. Помнишь, как в 80-е годы, когда вылились на улицу эти все нищие, помнишь, в подземном переходе сидела женщина, которая вот так протягивала руки, они были бинтами у неё окручены и сверху она марганцовку сделала, вроде у неё такие стигматы, кровавые пятна. В основном не стигматы, а кровавые пятна, язвы у неё какие-то, и просила у всех дать рубль.

Так вот, все сейчас делают ровно так. Выходят на трибуны и говорят про недостатки. В основном специализируется по этому поводу Нургалиев, который выходит и говорит: «У нас огромные недостатки! Чудовищные недостатки! Рост преступности. Арестовано столько-то милиционеров». Только никто не уходит .Это время откровенных. Так делают все. Медведев признаёт недостатки, все признают. Только после этого ничего не происходит.

Но понимаешь, какая гласность невероятная! И вот я читаю этого первого заместителя Министра Внутренних Дел. Он всякое говори, и дальше я неожиданно читаю следующее: «К сегодняшнему заседанию пресс-центр ведомства подготовил справку, в которой говорится, что в прошлом году в России было проведено около тридцати тысяч публичных мероприятий. Более 2,5 тысяч из них проходили с выдвижением политических требований».

С. БУНТМАН: Умереть можно!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я задаю вопрос всем радиослушателям. Дорогие друзья! В нашей стране в прошлом одном году прошло 2,5 тысячи мероприятий с выдвижением политических требований. Я вам задаю вопрос. Вы знаете об этих мероприятиях? Вы знаете, что в вашей стране, гражданами которой вы являетесь, такое было?

С. БУНТМАН: Ну а почему ж не знают-то?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так не знают! Они только знают, как известный тебе Каспаров, сотоварищи, Лимонов, сотоварищи, несчастная Алексеева в костюме Снегурочки, как они выходят в какое-то определённое место и там их бьют. И пишут в блогах, что надоело это всё уже! Конечно надоело! Когда выходят одни и те же, как Алексеева однажды сказала, когда она была в эфире на «Эхо Москвы», то кто-то позвонил и сказал: «А почему Вы не…», она сказала в ответ на это: «Знаете, я уже преклонного возраста. Может быть вы что-нибудь сделаете?»

Друзья! Я хочу сказать, что наш замечательный путинвизор, или медведевизор или ящик, как вы там его назовёте, скрыл от вас, что не просто было 2,5 тысячи каких-то выступлений, но эти выступления были с политическими требования. А что такое выступления с политическими требованиями? Это значит, что люди уже доведены. Но если бы показали эти выступления, то понятно бы было, что власти нужно вести себя некоторым образом иначе. Вот какое государственное преступление делают государственные СМИ.

Вот когда я пишу в блоге своём, что не сообщать правду гражданам – это государственное преступление, многие смеются. Но ландшафт-то оказывается не волеизъявление, выражение мнения в России несколько иначе. Правда, Серёж? Перехвати.

С. БУНТМАН: Перехвачу. Только после Новостей.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН: Мы продолжаем. Я надеюсь, технические для тех, кто нас смотрит по веб-трансляции, будет голос Ганапольского. Понимаешь, государственное преступление – утаивать голос Ганапольского от посетителей веб-сайта.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну вот… На шутку переводишь. Ну что ты…

С. БУНТМАН: А что! Ты знаешь, когда мы будем мрачно смотреть даже на г-на Суходольского, тогда всё, кранты!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мрачно…

С. БУНТМАН: Он на нас так смотрит мрачно. Тридцать тысяч выступлений, из них 2 тыс. с политическими требованиями! Читает по бумажке, крупно напечатанной для него. Дело не в этом. Ты заметил, на что жалуются теперь? Перевожу тебе на русский язык то, что сказал г-н Суходольский. Это называется милиция нужна не для того, чтобы какие-то никому не нужные ограбления, избиения, приставания, убийства какие-то чёртовы, с которыми нужно голову себе морочить сотрудникам милиции, бытовуху всевозможную, безопасность граждан. А нужно… вы не понимаете, что нужно нам охранять вот это всё от политических требований, я не знаю, которые в одном случае из миллиона переходят в хулиганство. Да и то, как пикеты проходят?

Помнишь, одиночные пикеты чудесные, когда Гарик сидел на Петровке? Когда ещё чего-то было. Подходит какой-т о чувачок, такой, квази-милицейского вида, в курточке с капюшончиком. Подходит, становится рядом с пикетирующим. Тут же это объявляется пикет не одиночным. Чувачок этот уходит

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: нет! Он транспарант сзади развернул.

С. БУНТМАН: Да он даже может…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Помнишь охранка?

С. БУНТМАН: Охранка – это дети просто по сравнению с этими провокациями, штучками. Уже начальство милицейское в отдельных регионах, включая столичное, говорит: «Убью, если увижу подкинутые кем-то… что это за случай, что это за отчётность, когда пять патронов в мешочке у таджика, да ещё какой-то белый зубной порошок, которым он кеды чистит». И это всё наркотиками объявляется. Вот, это маленькая жизнь.

А у нас жизнь большая! Большая! Большая жизнь – это становиться в оцепление, это для ГИБДД изображать собой жёлтую сплошную линию вдоль Нового Арбата, потому что если ты помнишь, что она обозначает, что остановка запрещена. Не стоянка, а остановка. Вот они её живой цепью изображают. Они изображают это оцепление, сидит ОМОН в автобусах, во всех переулках. Там сто тысяч ОМОНа и три Алексеев, Каспаров и Милов. И Немцов, которого вяжут, и дежурный Лимонов, которого вяжут не там, где надо, а его разыскивают где-то на подходах, в СМИ верстах от этого места, стоит ему выйти из подъезда, метро, подземного перехода, как тут же его надо вязать.

Так здесь Суходольский говорит о большой жизни милиции, и наша небдительность на этих массовых мероприятиях не может оправдываться никакими реформами, которые якобы там проходят. Он говорит: «Всем собраться и исполнять наше главное государственное дело – стоять стоймя, теснить толпу» Вот это главное дело милиции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, может быть. Знаешь, каждое ведомство, как ты знаешь, оно ждёт только удобного случая для того, чтобы напомнить о своей важности, о своих чудесных функциях, которые оно исполняет. И вот периодически эти ребята выходят и об этом говорят. Но знаешь, наверное там у тебя ещё будет тема, и у меня есть тема, я просто хочу тебе сказать. Чем меня поразила эта цифра… Две с половины тысячи массовых выступлений, больших или маленьких с политическими требованиями. Раздели это на 365. И получится даже как бы несколько выступлений в день, включая выходные, праздничные и т.д. понимаешь?

С. БУНТМАН: ну да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И кто-то после этого говорит о том, что в России умерло гражданское общество! Кто-то говорит о его вялости, о его неактивности. Вот тебе товарищ Суходольский нам показал активность гражданского общества. Оно может быть не осознаёт себя гражданским обществом, так не называется, ни в какие партии не входит, большинство, никак не организовано, просто люди хотят живой страны, а не грызловской мертвечины и зубчиков красных стен Кремля.

И государственные преступники, которые не показывают гражданам страны, что это есть, уже при президенте Медведеве.

С. БУНТМАН: Тоже мне сказал! А что изменилось-то?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: ну, это продолжение нашего с тобой разговора. Понимаешь, как-то на фоне Путина мне хочется видеть кого-то другого. Поэтому, может быть, по меткому выражению Шендеровича, у него есть такое выражение, что мы натираем политиков. Они безликие, а мы их натираем своими ожиданиями.

С. БУНТМАН: Мы их наполняем нашей кровью. Они такие маленькие. А потом через телевизор, по которому мы их смотрим, они наполняются нашей кровью, приобретают значительность. Страшнее. Вечерняя передача.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но лучше жить, всё-таки, с надеждой, чем вообще без надежды. Человеку свойственно! Он говорит – поеду в столицу и там мне будет хорошо. Или наоборот, столичный говорит – рвану в провинцию, и там мне будет хорошо. А говорят, что от перемены географии ничего не меняется.

С. БУНТМАН: конечно не меняется.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Другое дело, что т от же Медведев… трудно сказать, насколько он понимает, что от него что-то ожидают. Наверное, он это понимает. Наверное. Но это будет продолжение бессмысленного разговора, насколько он способен к каким-то серьёзным изменениям. Скучно на эту тему говорить.

С. БУНТМАН: Для меня самое главное не то, что он понимает, чего от него ждут люди, чего он-то сам хочет? Каждый человек, которого выбирают, он понимает ,что от него чего-то ждут. Как Обама, Янукович тот же самый, да?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

С. БУНТМАН: Да. Получается, что здесь есть дрожание, которое выражается в этих трёх несчастных процентах, которые отделяют Виктора Фёдоровича от Юлии Тимошенко. Вот в этих трёх процентах! Там есть ещё какой-то процент против всех, что естественно. Но эти три процента, которые на каждый нормальных президентских выборах существуют, это хихикать могут только записные наши лейб-гвардии его величества политологи. Ой, какой тут может быть зазорчик, 3% ,всё равно половина населения за этого, половина за того.

В том-то весь и смысл, что человек понимает, что он этот самый волосочек преодолел, выборы все проверили и ещё проверят. И правильно кричит Юлия, что надо проверять. Всё надо проверять. Проверили. Стал президентом и тогда надо что-то делать и каждый день оправдывать. И эти рейтинги гуляющие, что у Обамы, что они будут гулять у любого президента, у любой партии, та же Меркель, тот же самый Браун, которого скоро не будет, а будет Кэмерон, например. Вот это взвешивание и контроль, вот в этом смысл вообще весь.

А здесь один президент назначает другого, потом они говорят ,что они договорятся или не договорятся, кто будет президентом, кинут монетку, с одной стороны одно, с другой тоже самое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, ты прав. Помнишь знаменитую историю ,когда был бардак очередной в украинской Раде, помнишь, там был такой случай, по-моему, это сделала даже Юлина фракции, они покинули зал заседания и знамя Украины на все свои места положили. Путину задали подставной вопрос, он перед кем-то выступал, как он относится к тому, что происходит? И он со своей ухмылочкой замечательной сказал, что избави нас бог от такой демократии.

Так вот я хочу напомнить ему, что благодаря этой «плохой» демократии сейчас «плохой» Ющенко ушёл на взгляд Путина и пришёл «хороший» Янукович. И вот уже Янукович даёт интервью и говорит: «Мир, дружба, фестиваль». Бог не избавил, но в результате Путин выиграл, благодаря такой демократии. Вот удивительная такая история. Свобода лучше, чем несвобода, да? Как сказал г-н Медведев. И я думаю ,что они это хорошо понимают .И то, что они всячески противятся любым проявлениям свободы…

Вернее, что значит свободы? Чтобы не путать свободу и волю. Простая история. Альтернативное мнение должно быть выслушано, оно должно иметь право быть услышанным. Нет единого плана построения России. Тот, кто скажет, что у него есть чёткий план и что он знает, как построить великую Россию, того нужно срочно в психушку. Это получается тогда его Россия, Россия одного человека. А Россия должна быть Россией 140 млн.

С. БУНТМАН: естественно! Всё проверяют. Как здесь Артём пишет: «Когда 50:50, то воровать невозможно народные деньги!». Можно, но стрёмно, Артём. Можно, но стрёмно! А сказать, что свобода лучше несвободы, можно всё, что угодно сказать! Можно сказать: «Долой противников империализма», любую ерунду, понимаешь? Можно крикнуть: «Волга впадает в Волго-Донской канал», куда она и впадает, кстати говоря. Можно что угодно сказать.

Когда потом тебя выбирают практически безальтернативно, и можно сколько угодно говорить, смотреть на бюллетени, пробовать их на вкус, нюхать и жевать, всё равно такие выборы безальтернативны. Когда противники официального кандидата/преемника, это только или люди, которые попытались и прошли через всё, если их не завернули на ранних стадиях регистрации или же просто мальчики, спарринг-партнёры для смешного битья, как этот главдемократ, помнишь? Он же главмасон. Что это такое?

Это позор для великой страны. Ты знаешь, уж яснее людям, просто для самоощущения, яснее какая-нибудь, не дай бог, но диктатура. Когда объявляется, что всё, диктатура пролетариата, олигархата, нефтегазата, чего угодно! Но когда вот эти, не советские, почему это хуже, чем советское время? В советское время устоявшаяся эта дрянь. Всё это враньё, сто миллионов раз описанное. А здесь всё-таки увидели, что могло вырасти, чахленький цветочек, фикус, кактус, пальма, ёлка, но что-то растёт, нет, укатаем в асфальт и ёлку нарисуем на асфальте. Вот что получилось!

И как можно всерьёз говорить о каких-то избранных президентах, о каких-то предвыборных, к чёрту, лозунгах. Свобода лучше несвободы! Это здорово! Как слова. Но они не значат абсолютно ничего! Да, может куда-то вывернет Медведев, что-то он сделает, но всё Медведев и Медведев, Медведев или Путин. Ой, Миронов сказал… взбунтовался Миронов, да? Помнишь?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Взбунтовался. Ну что значит взбунтовался? Высказывание своего мнения выглядит как бунт.

С. БУНТМАН: Это просто бредятина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Если позволишь, два слова я скажу. Меня что огорчает и что радует. У меня есть две новости. Одна плохая, одна хорошая. Можно я начну с плохой?

С. БУНТМАН: конечно. С её и надо начинать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не меняется ничего. И Дмитрий Анатольевич Медведев, может с печалью, я не знаю, кто там его окружает, но говорят, что он читает Интернет, поэтому можно смело сказать. Дмитрий Анатольевич, не меняется ничего. Принципиальные вещи не меняются. По нюансам и деталям, там и без вас могут поменять. Что хорошо? Они сами себя уже дискредитируют до такой степени, что можно сойти с ума. «Единая Россия», вся эта история с оскорблениями Миронова. Меня здесь не Миронов интересует. С оскорблениями Познера. Познер правильно сказал, что надо в больницу идти.

Просто «Единая Россия» дошла до ручки. И этот скандал с водяным фильтром с логотипом «Единая Россия»…

С. БУНТМАН: Шойгу уже сказал, что он ничего не давал, не говорил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: дело не в Шойгу. Он меня меньше интересует. У Ильи Ильфа есть гениальная фраза в «Записных книжках». «В квартире, густоунавоженной бытом, сами собой завелись тараканы». Если существует водка «Путинка», если существует пять-десять торговых марок, которые паразитируют на этом, не удивляйтесь, если появится презерватив «Единорос». Очень может быть, почему бы этого не сделать! Логотип. И хорошо будет продаваться. Почему бы это не сделать?

Ведь это логическое продолжение роли этой партии.

С. БУНТМАН: Это не партия!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В том-то и дело

С. БУНТМАН: Это хрень собачья, простите меня.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это хозяйствующий субъект.

С. БУНТМАН: Да какой хозяйствующий субъект!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Можно себе представить, чтобы был водяной фильтр «Лейборист»? Ну, как-то невозможно представить себе. «Лейборист». Или там что-то такое – «Республиканец». Невозможно. Потому что они политикой занимаются, серьёзные люди. А когда деньги и «едро», говорим партия – подразумеваем бабки, говорим бабки – подразумеваем партия, подчёркиваю – это моё личное мнение, это не мнение радиостанции «Эхо Москвы», то как-то само собой рождается, что это можно сделать.

Ведь этот Петрик, он же не дурак! Этот, который с Грызловым, какой-то учёный, про которого разное говорят. Я не про это. Просто, они же сидели и думали. Представь себе, они сидят, думают и принимают решение. Один говорит: «Слушайте, ребята, может не надо, всё-таки лейбак этот ставить сюда?» А остальные говорят: «Да давай, ставь, пройдёт!» Потому что в воздухе оно витает, «в квартире, густоунавоженной бытом». Только не бытом унавожена Россия, а первым, что означает первое слово. И это тревожный сигнал. Над этим можно посмеяться. Шойгу я в этом случае не имею в виду. Грызлов может что-то грозно по этому поводу сказать. Но это им приговор. Они сами этого не понимают. Они же, вроде, серьёзные люди!

Я знаю, что они скажут: «Это какой-то малозначимый бизнесмен. Мы подадим в суд!» Не поменяет это роли. Если продаётся водка «Путинка», которая сознательно названа именем, по фамилии президента.

С. БУНТМАН: тебе будут все доказывать, что это не так.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да всё равно! Да пусть доказывают! Это они пусть себе доказывают. Мне это абсолютно неинтересно. Для меня это понятно. Водяной фильтр с лейбаком «Единой России». Это не стоимость фильтра, это стоимость «Единой России». «Единая Россия» стоит 1200 рублей.

С. БУНТМАН: Мне кажется, что эти все сложности сейчас – а давайте здесь попробуем сделать то-то в политической жизни, давайте как-нибудь оживим, положим кнопку на стул и сразу оживится жизнь, что-нибудь ещё придумаем. Давайте придумаем шутейную оппозицию, выдумаем, как это сделать. Сами себя завели в тупик, товарищи. Сами! Сами завели себя в тупик. Завели нашу страну в страшнейший тупик, в страшнейший бардак, я тебе скажу. И называют это экономической, политической и другой стабильностью.

Никакая это не стабильность. Чем больше такой стабильности, тем больше риска, что это всё взорвётся к чёртовой бабушке. Тут говорят – что за темы! Милиция и Украина – всё про это сказали. А вся российская жизнь – это вот эта милиция такая, несмотря на усилия отдельных руководителей, которые пытаются хоть что-то сделать. И мечты или обливание грязью Украины. Это получается, что Россия умственно несамостоятельна, сама для себя. В огромном своём большинстве.

Всё время надо или в пику кому-то, или в каку.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я знаешь…

С. БУНТМАН: Всё, дорогой мой. Мы должны прекратить наши дозволенные речи, сказать друг другу до свидания и нашим слушателям, зрителям, посетителям веб-сайту. Обращаемся к «Ну и денёк», потому что у нас на каникулах пребывает программа «Радиодетали», а потом будет «Футбольный клуб».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я тебе желаю хорошего футбольного эфира.

С. БУНТМАН: Спасибо. Я очень тебе благодарен. Пока!




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире