'Вопросы к интервью
14 ноября 2012
Z Фактор риска Все выпуски

Зачем стране нужна стратегия развития страхового рынка


Время выхода в эфир: 14 ноября 2012, 11:14

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – 11 часов, 15 минут в столице. Добрый день! Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Алексей Дыховичный. Александр Григорьев – генеральныйдиректор компании «Ингосстрах» у нас в гостях.Здравствуйте, Александр!

А.ГРИГОРЬЕВ – Здравствуйте!

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Стратегия развития страхового рынкадо 2020 года – об этом мы говорим. Я поздравлю, во-первых, вас, потому что через два дня, по-моему, Александр Григорьев – генеральныйдиректор компании «Ингосстрах»исполняется 65 лет. Я вас поздравляю!

А.ГРИГОРЬЕВ – Спасибо.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Но, не могу не заметить, что «Ингосстрах»— 65 лет. Современной России,развитию ее страхового рынка – 20 лет.

А.ГРИГОРЬЕВ – 21.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – 21 уже. Стратегий за это время было несколько штук. Это -какая?

А.ГРИГОРЬЕВ – 3-я по большому счету.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – И, в общем-то, очередная какая-то бумажка, громкая, серьезная, но – так ли к ней относиться или нет?

А.ГРИГОРЬЕВ – Вы знаете, в вашем провокационном вопросе во многом содержится как раз та проблематика, которая была связана с пониманием, что такое реальная стратегия развития финансового рынка, в том числе, и его страхового сегмента и зачем и кому это нужно. Не могу не скрыть своего отношения, что предыдущие стратегии носили такой вполне чиновничий утилитарный характер, когда для рынка что-то написали, отчитались наверх, что у нас стратегия есть – бумажка; галочку поставили, на этом все и закончилось. Мы же это говорим не другдля друга, да, Алексей? Мы говорим это для слушателей. Слушатель, нормальный российский человек должен задать вопрос: а мне это зачем. То есть, зачем сидят какие-то страховщики, какие-то чиновники, тратят мои деньги и пишут какую-то стратегию – вот, мне-то что до этого?

Собственно, последнее начинание страховщиков – я хочу еще раз подчеркнуть, что в 2012 году мы имеем твердую позицию самого страхового сообщества — мы хотим написать стратегию, документ, который мы пишем для страны, для населения; и мы хотим, чтобы эта стратегия была рабочим документом, по которому страна будет развиваться. Мы понимаем, что это наше мнение – мнение рыночных участников. Мы хотим отразить в этой стратегии, что нужно государству для развития страховой отрасли. Что нужно государству – это не какому-то министру, не какому-то замминистра, ни какому-то чиновнику более низкого ранга. Это то, что нужно населению страны в развитии страховой отрасли, чтобы людям стало жить хорошо.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Насколько значима для населения сама отрасль, потому что это все не единственное…. Почему вы не говорите о стратегии развития металлургов или каких-нибудь представителей детских игрушек или еще чего-нибудь.

А.ГРИГОРЬЕВ – Наверное, нельзя воровать из контекста, что люди живут разными потребностями: хлеб, масло, крупа, алюминиевая банка, путешествие, страхование и так далее.Поэтому, вообще, когда мы говорим о развитии макроэкономики, развития страны— знаете, такие большие высокие слова — это нужно всем, потому что по известному крылатому выражению: «Нельзя жить свободно и быть свободным от своего государства». Вы живете, мы живем в той стране, где мы думаем о себе, о своих детях, о своих внуках. Что с этим будет? Мы хотим больше зарабатывать, больше получать доходов, больше их тратить, жить в более комфортных квартирах, домах, ездить на более красивых автомобилях – это естественные потребности населения. Люди желают быть здоровыми, иметь здоровые семьи и так далее. Разные направление экономики решают эти вопросы.

Мы работаем в страховой отрасли, финансовой, поэтому мы будем говорить о страховой отрасли. Но я всегда говорю эту фразу – и в вашей передаче неоднократно говорил: страховая деятельность – этоединственная гуманитарная деятельность человека, которая начинается до вашего рождения, заканчивается, к сожалению, после смерти субъекта, но сопровождает любую семью, любого человека 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. Другой такой деятельности, к счастью или к сожалению, нет. Поэтому, когда мы говорим о страховании и стратегии страхования, мы говорим о стратегии защиты интересов, прежде всего, населения. Там, где защита интересов населения – там защита интересов государства и неизвестно, на мой взгляд, что важнее: иметь правильную, профессиональную стратегию защиты государствав виде страхования, в виде финансового рынка или в виде танков и пушек. И то и другое, очевидно, государству нужно, если говорить откровенно. Есть проблемы в стратегии и обороноспособности – то военная доктрина. А есть страховая стратегия, которая непосредственно всегда направлена в сторону человека, в сторону населения.

Проблема документов, которые были у нас в страховом сообществе до сих пор – это были формальные бумажки. По ним реально мало, что делалось, и самое главное, что эти бумажки были больше – ну, если хотите – инструкциями по регулированию рынка. Они не были направлены на развитие. У нас сейчас идет достаточно острая дискуссия между двумя проектами, который опубликованы, обсуждаются. Между тем, который готовится страховщиками в рамках ВСС — и проектом стратегии, которую готовит Минфин. Так вот, основная проблема и основная цель, которую мы видим, как страховщики: стратегия должна быть стратегией отрасли. Она должна отвечать на вопросы: как население будет жить лучше. И здесь есть три очень важных момента. Эту стратегию нельзя написать на три или пять лет. Это страхование. Писать можно лет на 15-20, 25— это первое.

Второе: на основании этого документа нужно писать четкий государственный план мероприятий, то есть: принятие законов, принятие подзаконных актов, последовательность осуществления мероприятий. Если хотите – совершенствование действующих законов, исходя из тех целей, которые поставлены стратегией и так далее…. Формирование структуры рынка.

Очень важен третий аспект: приняв стратегию, по ней нельзя на пятом или четвертом году, когда какой-нибудь министр будет новый и скажет: «А вот, мне не нравится эта стратегия, давайте ее поменяем». Нужно понять государственным высшим государственным деятелям страны, что приняв ее – нужно идти по этому пути. По-другому страховой рынок не сформируется.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я напомню, что у нас в гостях Александр Григорьев – генеральныйдиректор компании «Ингосстрах». Если позволите, предельно просто: любой бизнес – он существует для того, чтобы зарабатывать деньги для своих акционеров, для того, чтобы получать прибыль. Согласны? Постулат – спорить не будем. Но, законы в обществе, в котором функционирует этот бизнес,должен быть построены так, чтобы этот бизнес, генерируя прибыль, был полезен для всего общества. Согласны?

А.ГРИГОРЬЕВ – Согласен. Просто здесь есть две очень интересные ремарки относительно страхования. Во-первых, страхование всегда зарабатывает прибыль на клиенте, либо на компании, либо на государстве, либо на физическом лице. И, если вот, то самое лицо не будет довольно – как вы сейчас сформулировали – прибыль не заработаешь, потому что в страховании вам клиент деньги отдает вперед, в отличие, скажем, от банковской деятельности, в отличие от продажи автомобилей и так далее. Там – «товар – деньги». В страховании вы сначала страховщику отдаете деньги, а потом что-то случается.

И второе, что очень важно: страхование само по себе, вид деятельности – это то, о котором я только что сказал – вынужден по своему характеру быть всегда социально ответственным. Просто потому, что то, что мы продаем – это урегулирование убытка. Что такое убыток? Это всегда какое-то экстраординарное, катастрофическое или очень нехорошее событие: будь то здоровье, будь то ДДП, будь то пожар, будь то засуха, будьто падение спутника – неважно. Но страхование, продавая себя, продавая премии и получая прибыль от клиентов, вынуждено все время сталкиваться с понятием социальная и материальная ответственность, так как суть продукта: защита интересов и здоровья клиента.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Возвращаясь к двум моим постулатам, с учетом ваших поправок, на сегодняшний день, с вашей точки зрения, в общем, страховой рынок – он больше работает для себя, то есть, для генерации прибыли и только. Или же он, в общем-то, работает и для людей тоже. Сегодня, в данный момент?

А.ГРИГОРЬЕВ – Как любой рынок, которыйразвивающийся – а российский рынок, несмотря на то, что ему номинально 21 года, начался примерно с 2000 — 2001 года – то, как любой развивающийся рынок, он противоречив. И у нас много, если хотите, методологически-конфликтных ситуаций, исходя из постановки вашего вопроса: на кого работает страховой рынок. Я могу привести свои любимые примеры. Агрострахование – это рынок, который работает на себя, на извлечение прибыли. Он не работает на государство и на клиентов. Мы устали говорить по этому поводу. И, как раз в стратегии, мы, как страховое общество, должны твердо…, мы отразили свое мнение: как должен работать, например, рынок агрострахования. Есть рынок ОСАГО. Кто бы что ни говорил, какие бы, действительно, нехорошие вещи – а это, действительно, существует: недостатки в работе страховщиков – как бы не было много судов и так далее, но рынок ОСАГО уже работает на клиента – это неоспоримый факт. И его, кстати, признали высшие должностные лица государства в ходе обсуждения разных видов. Например: только что введенный рынок ОПОпоканепонятно, на кого работает…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Страхование особо опасных объектов.

А.ГРИГОРЬЕВ – Страхование особо опасных объектов. Мы, как страховщики, пытаемся доказать, что это нужно государству, самим предприятиям, и главное – населению, которое защищено страховыми выплатами будет, наши клиенты – предприятия говорят, что им это не нужно. Точно так же, как сейчас дискуссия вокруг страхования ответственности перевозчика. Поэтому, как любой развивающийся рынок, он противоречив.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – По десятибалльной шкале на сегодняшний день – вот, 0 – это только на себя, 10 – это…

А.ГРИГОРЬЕВ – Нет, мы в районе пока троечки. Имеется в виду, по 5-балльной системе.По школьной — мы в районе оценки -4-5.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – 4-5?

А.ГРИГОРЬЕВ – По 10-балльной.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ -А! По десятибалльной.

А.ГРИГОРЬЕВ – Да, троечники мы. На самом деле нужно критически на это смотреть. Во многом, отсутствие правильной стратегии, отсутствие государственного мышления в этом направлении, отсутствие – то, что я писал недавно в статье – понимания государством страховой отрасли, как таковой – во многом влияет на это. Ну, и второй – временной фактор. Не надо думать, что в Европе после второй мировой войны сразу все поняли страхование – отнюдь нет! Европа шла 50 лет к нынешнему страховому статусу. Точно также временной фактор влияет, что пока мы троечники, к сожалению.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Стратегия развития страхового рынка до 2020…

А.ГРИГОРЬЕВ – Вот, стратегия -это контрольная работа. Надо написать контрольную работу, ее отработать; и тогда, может быть, мы начнем становиться «хорошистами».

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – За счет чего, что там в этой стратегии такого, чтобы из троечников в хорошисты…

А.ГРИГОРЬЕВ – Ну, я повторяю: главное, на что нацелена страховое сообщество в этом документа – это по пунктам четыре основных пункта. Первый – это развитие рынка, то есть, государству рынок страховой – мы страховщики считаем – нужен другой. Степень проникновения страховых услуг, степень покрытия — то есть, защиты интересов предприятий и людей должна быть в государстве качественно другая. Я напомню, несколько лет назад, мы достаточно подробно обсуждалитакую цифру, как 2 миллиона – цена человеческой жизни. У нас ни в одном законе нигде не было и выплаты по разным страховым полисам пострадавшим составляли 2-3 тысячи рублей, 5 тысяч рублей, 30 тысяч рублей…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – В авиации было 2 миллиона.

А.ГРИГОРЬЕВ – Это международная конвенция – там больше даже. Но, в рамках российского законодательства— не было. Мы развиваемся, возникли какие-то понимания, возникли первые законы, когда сейчас, после того, как ОПО, где цифры 2 миллиона – теперь рабочая цифра. Это движение от троечников к хорошистам – идет. Очень важно, чтобы стратегия четко прописала: мы идем к реальной защите человека, семьи, здоровья, обязательств. Развитие рынка – это виды страхование, которые должны развиваться

. Отдельная тема, второй блок – это страхование жизни и долгосрочная пенсионная модель. Нет решения в государстве пока этого вопроса. При этом есть глубочайший, — который недавно был признан премьер-министром Медведевым – кризис пенсионного фонда. Кризис этой модели – она не работает, она не отвечает интересам страны. В этом смысле, модель страховая и модель страхового развития должны ответить на вопрос: что мы будем, как страна развиваться вот-так — в направлении долгосрочного страхования жизни, но я не могу здесь не перебросить мостик к долгосрочным инвестициям. Когда речь идет о том, что государство стимулирует страхование жизни, начинаются долгосрочные инвестиции, потому что начинаются инвестиции страховщиков и пенсионных фондов.

Третье. Очень важный вопрос, какой рынок мы хотим. Это важнейшая вещь, что рынок должен быть надежный. Ненадежныйрынок не может отвечать задачам государства, отвечать потребностям населения. Это значит, что и допуск на рынок и уставный фонд и капитализация и надежность и регулирование и самое главное: принципы формирования страховых продуктов должны отвечать требованиям надежности. И здесь, кстати, не нужно выдумывать велосипед – мировое сообщество уже все выдумало. Ну, и четвертый важнейший аспект, который должен быть в стратегии – это, как хотите называйте, – дорожная карта. То есть, как мы это будем делать. Обязательно должен быть документ, по которому потом чиновники должны жить. Сегодня: встал утром – в 10 часов подвиг. То есть, подготовил закон такой-то…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ — Вот, на этом прервемся. В десять утра – подвиг. Я напомню, что вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы» и у нас в гостях Александр Григорьев – генеральныйдиректор компании «Ингосстрах». Новости на «Эхо Москвы», через пять минут продолжим.

НОВОСТИ.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – 11-35 в столице. Александр Григорьев – генеральныйдиректор компании «Ингосстрах» у нас в гостях. Мы говорим о стратегии развития страхового рынка 2020. Жаль, вы не видели Александра Григорьева во время новостей, когда Варфоломеев читал новости, буквально каждую новость, вы очень бурно реагировали…

А.ГРИГОРЬЕВ – Вы знаете, мы обсуждаем вроде бы теоретический вопрос: стратегия страховых рынков, но здесь пришел ведущий и читает новости. Каждая новость: трагический уход из жизни замечательного человека и актера, налог на имущество – повышение, налог на автомобили— повышение, переезд судов. И вот, в каждом из этих событий встает вопрос, а эти события, как отражены в жизни семьи, общества с точки зрения интересов семьи человека ушедшего из жизни? Человека, который начинает платить государствубольше налогов, то есть, выполняет свои обязанности гражданина – а как защищены его интересы при том, что он больше начинает платить? Защищены ли они адекватно? Человек, который ездит на машине и платит, соответственно больше налог – защищены ли его интересы? Дороги, по которым он ездит – они отвечают требованиям безопасностии не приведет ли это к трагическим событиям? И так далее.

Очень важно, для понимания в дискуссии с рядом чиновников и с Минфином очень важно, что мы, как страховщики – мы не хотим документ, который опять будет документом для галочки. МЫ хотим документ, по которому мы хотим, как страна развивать страховой рынок, как форму защиты интересов граждан.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – И вот тут-то я ничего не понял, потому что, по-моему, мы разные какие-то бумаги с вами читали.

А.ГРИГОРЬЕВ – Нет, они просто два разных проекта. Который сейчас находится в стадии обсуждения…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – То, о чем вы говорили в первой части нашего эфира, о том, что новая стратегия 2020 по страховому рынку – она будет способствовать развитию страхового рынка…

А.ГРИГОРЬЕВ – Мы хотим сделать такую стратегию. Потом, мы как страховщики сделаем ее, мы должны будем убедить чиновников принять ее.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Так чиновники уже свою написали. Про пенсионную реформу, про пенсионную систему страховую – вы сказали – это есть в минфиновской стратегии?

А.ГРИГОРЬЕВ – Минфиновский проект – это не стратегия, пока не утвержден. Это проект, который мы сейчас читаем, обсуждаем и так далее. На самом деле проект Минфина – это проект по-прежнему регулирования и контроля за рынком и по сути, он достаточно хорошо – вот, тут я хочу сделать комплимент – достаточно хорошо и четко прописывает требования…. Это, как раз, третий пункт, о котором я говорил, что рынок должен быть надежный капитализированный и так далее. Отдельные детали, которые не описаны – это детали, я считаю – вопрос доработки. Но, в целом позиция Минфина идеологическая, стратегическая, что рынок должен быть такой, такой и такой: чистый прозрачный и надежный – это прописано в стратегии Минфина достаточно четко.

Вопрос в том, что дальше, когда мы говорим о этой дорожной карте, то есть, как это будет реализовано – опять начинаются вопросы: актуарный аудит, МСФО, СРО страхового рынка, капитализация, схемный бизнес и так далее – эти вещи, которые, практически уже становятся, после того, как стратегию надо реализовывать – они вызывают вопросы. Но, когда мы говорим о развитие рынка, ну, единственное, что мне в проекте Минфина достаточно четко понравилось – это отражение факта, что мир технологически идет дальше и что ужедавно пора переходить к электронным полисам. Хватит тратить бумагу – это неудобно всем: Минфину, страховщикам, клиентам, государству и так далее. Давно пора идти к электронным полисам. И это в проекте Минфина четко, понятно с разъяснениями, какие законодательные вещи надо сделать – это прописано.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Как-то это маловато и слабовато для бумаги, которая называется стратегия 2020.

А.ГРИГОРЬЕВ – Я не буду специально давать такую оценку. Но, когда мы только говорим: ну, какая у нас будет стратегия, какой страховой рынок, стратегия развития рынка. Документ подготовленный, который мы видим из Минфина, об этом ничего не говорит. Страхование жизни, пенсионное страхование, развитие обязательных видов и самое главное: какое это будет страхование. Вот, сейчас идет очень острая дискуссия по закону страхования ответственности перевозчиков. Минфин, например, занимает очень профессиональную позицию, с точки зрения… Мы говорим, что государство берет в лице страховщиков новую ответственность перед населением. Как раз там, другие выплаты, нормальные выплаты пострадавшим, прописаны все случаи и так далее. Но, дискуссия в обществе идет, включая совещание у президента, что «это дорого», «а давайте это социальный сделаем тариф» и так далее. По сути, закон дезавуируется.

Вот, в стратегии Минфина ни слова не сказано, что тарифы должны быть обоснованные, а не социальные. Более того, в стратегии Минфина записан тезис, который вызывает большое изумление у меня, например. Там написано, что социальная ответственность страховщика, как цель работы страховщика, должна быть выше, чем прибыль. Это просто экономическая, если хотите неграмотность, не говоря о более жестких словах. Не будет капиталист работать, если нет прибыли. Это написано на первой странице учебника первого класса капиталистической теории экономики. Капиталист работает ради прибыли. Если вы хотите делать другую модель,— а в стратегии Минфина масса интересных тезисов об огосударствлении страховой отрасли изложено — тогда конечно!Государство – оно и так является социальным. Тогда надо написать: мы не хотим коммерческих страховщиков, мы хотим социально-ответственную государственную страховую компанию. Ну, типа Росгосстрах, который был. А зачем тогда его приватизировали? Непонятно, если такая стратегия Минфина.

Поэтому, эти тезисы в стратегии Минфина не вяжутся с лозунгом страховой рынок. Развивать надо на основании прибыли. Но, ни в коем случае прибыль – я уже сказал, что в страховом деле прибыль без социальной ответственности не бывает, а для этого он должен быть обоснованным. Для того, чтобы платить много людям, надо иметь обоснованный тариф.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Черт – в деталях. Вопрос в цене. В стоимости. Просто для примера, чтобы понимать: сегодняшний осаговскийтариф – о чем все знают; все знают, сколько платят ты или твой сосед…

А.ГРИГОРЬЕВ – Да, три или четыре, пять-шесть тысяч рублей, условно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Это обоснованный тариф или это социальный?

А.ГРИГОРЬЕВ – Это остатки социального тарифа. Причем, по отдельным регионам – это обоснованный тариф, а по отдельным регионам – это необоснованный тариф. Я о том, что базовый тариф не менялся 10 лет ОСАГО – мы все знаем. Даже посчитайте инфляцию. Я вам о другом скажу. Я привожуэтот пример: ОСАГО 4,5,6 тысяч рублей – это, извините меня, два или три бака бензина по нынешним ценам.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – У меня четыре.

А.ГРИГОРЬЕВ – Ну, у вас четыре. Вы заправляетесь, извините меня, на 52 недели. Без отпуска 45 недель – пожалуйста – вы заправляетесь на 20-30 ОСАГО в год. И повышение цен на бензин, которое произошло и так далее. Почему-то никого не беспокоит. У всех денег на бензин хватает. А повышение ОСАГО на тысячу рублей вызывает масштабную всемирную дискуссию в обществе, что «жиреют страховщики». При этом страховщики, когда говорят о повышении тарифов, они говорят о повышении выплат. Сейчас очень важно, что выплаты недостаточны по «железу», а уж тем более по жизни и здоровью человека. И страховщики, будучи социально ответственны, говорят, что «мы понимаем, что повышение невозможно без повышения выплат. Мы должны начать платить людям обоснованно. Для того, чтобы, не дай бог, при трагедии, пострадавшая семья, могла бы жить потом» Вот, эти вещи, почему-то не…. Этот вопрос, как раз, стратегии. Если в стратегии будет написано: тариф обоснованный, выплаты полные и для этого меняем такие-то законы – это дорожная карта. Если ненаписано – продолжается непрофессиональное отношение к страхованию.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ — Александр Григорьев – генеральныйдиректор компании «Ингосстрах» был у нас в гостях. Александр, спасибо!

А.ГРИГОРЬЕВ – Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире